Аутизм от акдс

После прививки против коклюша у двухлетнего Ильи развился аутизм

Благодаря занятиям по методике днепропетровского профессора Вагифа Рахманова мальчик снова разговаривает

— В два года сыну сделали прививку АКДС — против коклюша, дифтерии и столбняка, — вспоминает мама мальчика Татьяна, жительница города Бровары Киевской области. — Вскоре я заметила, что ребенок перестал интересоваться мультфильмами. На просьбы рассказать стишок не реагировал, предпочитал играть один — мог часами возить на одном месте паровозик, вместо слов издавал странные звуки. Иногда с ним случались приступы злости — кусал себе руки до синяков, а иногда на него нападал немотивированный смех. Илья замкнулся в себе. Если ему что-то не нравилось, начинал махать руками, падал на пол, кричал. Мы заподозрили, что сын нас не слышит, но проблем со слухом врачи у него не обнаружили. Доктора успокаивали: «Не паникуйте! Ребенок еще маленький, разовьется, заговорит. А пока — все в пределах нормы». Один из психологов поощрял Илью за хорошее поведение на занятиях сладостями, мальчик сильно к этому привык. На прогулке мы останавливались у каждого киоска и магазина — сын требовал конфеты, а если не получал желаемого, то закатывал истерику.

Когда Татьяна отдала ребенка в обычный садик, то на фоне других деток Илюшины странности стали очевидными.

— Я продолжала искать специалистов, которые могли бы нам помочь, — говорит женщина. — Когда сыну исполнилось четыре с половиной года, я повезла его на консультацию к столичному профессору, который, глядя на Илью, сказал: «Где же вы раньше были, мамочка?! У ребенка ранний детский аутизм. Момент упущен, поэтому без медикаментозного лечения не обойтись». Но таблетки и уколы ничего не давали. Напротив, в один из дней у Ильи после приема лекарств случился приступ — сын начал сильно кричать, рыдал не переставая, в глазах застыл какой-то ужас, а изо рта обильно текла слюна. «Скорая» отказалась приехать, услышав наш диагноз. Чтобы хоть как-то ребенка успокоить и отвлечь, мы набрали ванну с теплой водой, усадили его туда и стали пускать мыльные пузыри, рассказывать стишки, шутить, напевать считалочки, молиться. После случившегося все препараты я выбросила. Узнав, что в Днепропетровске есть центр Вагифа Рахманова, где детей-аутистов лечат без приема медикаментов, мы поехали вместе с Ильей на прием к доктору.

*«За полгода мы прошли четыре курса лечения, — говорит Татьяна Макеева. — Успехи просто отличные: сын с удовольствием рисует, любит фотографировать людей и предметы, интересуется окружающим миром». Фото из семейного альбома

— Мальчик был абсолютно неконтактный, — рассказывает руководитель Украинского психотерапевтического реабилитационного центра (г. Днепропетровск), член Европейской ассоциации психотерапевтов доктор медицинских наук, профессор Вагиф Рахманов. — В кабинете он все время прятался за маму, плакал. Ребенок не отвечал на вопросы, не мог усидеть на месте (ходил кругами), а вместо слов издавал невнятные звуки. Я согласился помочь этой семье. Уже после нескольких курсов лечения у Ильи заметно улучшилась речь, ушли приступы агрессии, он научился находиться в коллективе и перестал бояться людей.

«Раньше упросить Илью попробовать что-то, кроме макарон, было невозможно, а сейчас он ест все, что я готовлю»

По официальным данным, в нашей стране только за последние пять лет количество детей с диагнозом «ранний детский аутизм» выросло в три раза. Уже сейчас на 250-300 новорожденных в среднем приходится один случай аутизма: это чаще, чем глухота и слепота вместе взятые, синдром Дауна или сахарный диабет. Большинство специалистов сходятся во мнении, что избавиться раз и навсегда от этого заболевания невозможно. Но чем раньше его выявить, тем больше шансов у ребенка адаптироваться к социальной среде, освоить элементарные бытовые навыки. В днепропетровский центр к профессору Вагифу Рахманову приезжают пациенты из разных городов. Здесь новички знакомятся и общаются с семьями, которые проходят лечение. И видя успехи тех, кто обратился к профессору с подобными проблемами раньше, начинают понимать, что их случай не безнадежный.

*Профессор Вагиф Рахманов разработал методику, позволяющую возвращать маленьким пациентам слух, речь, налаживать контакт с внешним миром. Фото автора

— За последние полгода мы с сыном четыре раза ездили на лечение в клинику доктора Рахманова, — рассказывает Татьяна. — В начале первого курса (он длился месяц) Илья нервничал, но спустя пару дней понял, что ему никто не хочет причинить боль, и стал спокойнее реагировать на процедуры. Когда перед отъездом домой сынок сам съел борщ с мясом и котлету, я от неожиданности даже растерялась. Раньше упросить его попробовать что-то, кроме макарон, было невозможно. Вдобавок ко всему из-за лекарств (которые мы принимали до того, как обратились к Вагифу Рахманову) у Ильи были проблемы с пищеварением, от некоторых продуктов начиналась рвота. Сейчас он ест все, что я готовлю.

— Как проходит лечение в центре?

— Прежде всего доктор старается подружиться с ребенком. Знаете, детей не обманешь, они чувствуют, кто их любит, а кто просто терпит. Так вот, к Вагифу Мамедовичу детвора бежит со всех ног, как только видит его в коридоре центра или в столовой. Во время лечения мы с Ильей посещали психотерапевтические занятия, сыну делали массаж и проводили рефлексотерапию. После нескольких сеансов сынок перестал бояться иголок, которые ему ставил врач. Для каждого ребенка у доктора Рахманова своя схема иглоукалывания. Ежедневно он проводит ряд процедур: стимулирует разные биологически активные точки, делает массаж головы и ушных раковин. Кстати, сеансы рефлексотерапии и психотерапии (для укрепления нервной системы) обязательно проходят и родители. Во второй половине дня мы посещали музыкальные занятия.

В центре несколько раз в неделю папы и мамы собираются вместе с доктором, и Вагиф Мамедович отвечает на возникающие в ходе лечения вопросы, помогает лучше понять своих детей, учит, как вести себя с ребенком дома между курсами терапии. С Ильей регулярно занимался дефектолог. А потом я водила сына на улице в светонепроницаемой маске (эта процедура — часть сложной запатентованной методики, которая позволяет активизировать всю систему восприятия окружающего мира). После такого комплекса процедур речевые навыки начинают развиваться быстрее. А еще родители ведут дневники, в которые ежедневно записывают даже малейшие достижения своего крохи.

— Получается, что в клинике не только у детей, но и у их мам и пап практически нет свободного времени.

— Верно, мы ежедневно выполняем упражнения с ребятишками: рисуем, лепим, читаем, учим малышей произносить новые слова. Каждый раз, приезжая в клинику, я за месяц теряю до пяти килограммов веса, потому что приходится постоянно двигаться. Это нелегкий труд, но какое удовольствие видеть, что твой ребенок делает успехи. Помню, по приезде в центр Илья не выпускал из рук поезд и никаких других игрушек не воспринимал. А к концу первого курса лечения я увидела, что сынок играет в ролевую игру: катает в трамвае солдатиков, усаживает медвежонка на мотоцикл, а других зверушек кормит с ложечки.

«Родителям нужно насторожиться, если у малыша плохо развивается речь, он не смотрит в глаза другим людям и не просится на руки»

— Конечно, поведение ребенка-аутиста поддается коррекции, — говорит Вагиф Рахманов. — Но родители должны знать, что при этом заболевании медикаментозная терапия не всегда бывает эффективна. Я убежден, что неизлечимых болезней нет. Ведь никто не знает, каковы скрытые резервы организма. И когда мамы и папы подключаются к работе вместе со мной, начинают верить в свои силы, настраиваются на положительный результат, то аутизм медленно идет на убыль. Один из моих пациентов как-то сравнил лечение с уборкой урожая: когда дерево старое, его трясти тяжелее. А когда оно молодое, можно натрусить много плодов. У нас в клинике больные проходят курсы и циклы лечения (один курс — это три цикла). Упавшие на землю спелые плоды — это улучшения. На втором этапе мы начинаем отбирать их и сортировать. А потом развиваем и улучшаем то, что получили.

— На что следует обратить внимание родителям, чтобы вовремя обнаружить у ребенка симптомы аутизма? Ведь зачастую многие мамы даже не знают, когда нужно начинать волноваться.

— Аутизм — это нарушение психического развития, — поясняет Вагиф Мамедович. — Такие дети не проявляют интереса к происходящему вокруг, с ними сложно найти контакт. Часто у них встречается сочетание нескольких патологий: нарушение слуха, отставание в речевом и психомоторном развитии, расстройство сна, наблюдаются недержание мочи и кала. Обычно они метеозависимые. Родителям нужно насторожиться, если у малыша плохо развивается речь, он не смотрит в глаза другим людям и не просится на руки. Обращайте внимание и на то, как развивается моторика ребенка, нет ли в ней цикличности: часто аутисты любят повторять одно и то же слово или движение. Кроме того, у детей с симптоматикой аутизма бывают нарушения поведения (они могут постоянно капризничать или плакать). Педиатры это объясняют тем, что ребенок еще маленький, или путают с умственной отсталостью. Из-за этого диагноз ставится с опозданием, а коррекция аутизма после семи лет уже малоэффективна.

*Илья с первой попытки научился держать равновесие на льду и с радостью сейчас продолжает тренировки

— У Ильи было много страхов, которые нам приходилось преодолевать, — вспоминает Татьяна. — Сынок приходил в ужас от громких звуков, очень боялся большого скопления людей. К примеру, в детском саду все утренники и музыкальные занятия мы с ним стояли в коридоре. Илья не включался в игру, не слушал воспитателей, начинал метаться между малышами, выкрикивал разные звуки, высоко подпрыгивал, мешая проводить мероприятие и пугая детвору. Сейчас я замечаю, что у него прошли эти страхи и появляется интерес к окружающему миру. К примеру, уже после первого курса лечения Илья с радостью согласился посмотреть на игру хоккейной команды, где тренируется его двоюродный старший брат Даня. Удивительно, но сынок спокойно высидел весь матч, с интересом наблюдая за игроками на льду. И захотел сам попробовать покататься. На то, чтобы его переобуть, обычно у нас уходило полчаса (все это время Илья сопротивлялся и кричал, будто его пытают), а в этот раз без слез дал надеть на себя коньки. С первой попытки он научился держать равновесие на льду, повторяя движения за старшим братом Даней. Было видно, что ему это очень нравится. Страх куда-то исчез, сынок улыбался, а я смотрела и не могла сдержать слез счастья. Сейчас Илья, кроме тренировок по хоккею, умеет кататься и на роликовых коньках.

В Украине не существует комплексной программы помощи аутистам. Специальных центров развития для таких детей до сих пор единицы (большинство из них создано по инициативе родителей). Врачи не занимаются выявлением болезни в раннем возрасте, а государство не оказывает социальной поддержки родителям больных. За рубежом все иначе. На Западе давно поняли масштаб проблемы, то, что количество аутистов растет, и создали медицинские проекты, которые финансирует государство. Там практикуется инклюзивное (совместно со здоровыми) образование. У нас же аутистов отправляют в школы для умственно отсталых. А когда им исполняется 18 лет, то диагноз «детский аутизм» снимается, вместо него в медицинской карточке врачи пишут — «шизофрения» и дают «путевку» на лечение в психоневрологический интернат.

— Это серьезная проблема, — говорит главный врач Киевской городской клинической психоневрологической больницы № 1, профессор доктор медицинских наук Вячеслав Мишиев. — В классификаторе болезней взрослых людей аутизма нет. Но как-то нужно выходить из этой ситуации. Поэтому, желая помочь пациенту (чтобы он получал пенсию по инвалидности), врач указывает в медицинской карточке «расстройство личности по шизоидному типу», или «шизофрения».

— Какое лечение назначается таким больным в психоневрологических интернатах?

— Если случай действительно тяжелый, то на 99 процентов — медикаментозное. Разнообразные психотерапевтические групповые и индивидуальные методики обычно применяются для больных с более легкими расстройствами. К тому же не в каждом интернате есть специально обученные психологи и арт-терапевты. Это еще одна серьезная проблема, которую без государственной поддержки силами энтузиастов не решить.

По словам Татьяны Матвеевой, благодаря лечению в центре Вагифа Рахманова ее сына теперь просто не узнать: улыбается, не боится находиться в помещении с чужими людьми, с интересом играет со сверстниками. У Ильи улучшилась моторика рук, мальчик научился пользоваться ножницами. Теперь в детском садике пробует наравне с другими детьми вырезать фигурки, лепить шарики из пластилина, рисует.

— Я не буду называть имена врачей, говоривших, что Илья не сможет обходиться без посторонней помощи, не будет разговаривать, — рассказывет Татьяна. — Скажу только, что они ошиблись.

Этим летом у мальчика появилось новое хобби — фотографировать людей и разные предметы. Причем декорации он выстраивает сам, пробует делать снимки при выключенном и включенном свете. Получаются интересные работы.

— Я очень признательна профессору Рахманову, благодаря его лечению у нас появилась надежда, — признается Татьяна. — К сожалению, многие мамы и папы, попробовав на своем малыше разные методики и не получив ожидаемого результата, опускают руки. Но этого делать ни в коем случае нельзя. За то время, что мы с сыном провели в клинике, я видела многих детей и была удивлена, как быстро они меняются: из замкнутых превращаются в общительных, из агрессивных и угрюмых — в веселых и подвижных. И мой ребенок не стал исключением. Сын даже шутки начал понимать, с удовольствием смотрит мультфильмы и стал сочувственно относиться к детям. Раньше, увидев на игровой площадке плачущего ребенка, мог подбежать к нему и громко рассмеяться. Честно говоря, в эти мгновения я чувствовала себя так неловко, что готова была сквозь землю провалиться. Теперь Илюша подходит к расплакавшемуся малышу и, успокаивая, говорит: «Не плачь». Недавно даже заступился за старшего брата, который напроказничал. Видя, что Даню ругают, Илья закрыл его собой и сам вышел на «линию огня».

fakty.ua

Аутизм и прививки — это преступление!

В моей детской психологической практике время от времени встречаются дети с аутизмом (РДА). Письмо меня зацепило. Я просто физически чувствую и понимаю всю боль автора этого крика души. Что-то надо делать с противопоказаниями к прививкам у детей.

В моей диссертации был проведён эксперимент на кроликах (слава Богу, на кроликах!). У кроликов мы вызывали аллергическую реакцию и затем вводили «абсолютно безвредную и безобидную» вакцину БЦЖ (BCG)»!! В результате, мы в 100% получили доказанный туберкулёз. И … 100% бедных животных погибло на фоне лечения!

Угадайте, почему эти результаты так и не были опубликованы?

Кандидат медицинских наук, доцент Владимир Пỳгач (Москва).

Я полностью отвечаю за эту информацию юридически. (Конечно, немного страшно это утверждать, но всё это доказуемо любым другим исследователем в любой другой стране).

Письмо из Канады

5 лет назад мы переехали в Канаду с полной уверенностью в том, что здесь о нас наших будущих детях позаботятся намного лучше, чем там, где мы жили раньше. Сейчас я могу сказать, что именно эта моя вера в канадскую заботу о людях и стала причиной серьезной, неизлечимой болезни моего ребенка. Мое письмо к вам о той опасности, от которой уже пострадал мой ребенок, и которая сейчас нависла над детьми СНГ.

Мой сын родился здесь, в Канаде. 2.5 года назад, когда ему исполнилось 2 года, ему был поставлен диагноз «регрессивный глобальный аутизм». Это страшное заболевание, не оставляющее родителям никаких надежд на выздоровление ребенка. Детей с таким диагнозом приходится потом сдавать в интернат, потому что они становятся просто опасны для окружающих.

После того, как ребенку был поставлен этот диагноз, я прожила еще год с верой в здешнюю медицину и ее возможности помочь моему ребенку. Но ситуация становилась все хуже и хуже, ребенок взрослел, при этом его развитие двигалось назад, а не вперед. Когда же местные специалисты попросту сказали, что помочь мне ничто не может, и я должна смириться с ситуацией, я начала изучать проблему аутизма самостоятельно.

Результаты этих поисков меня просто шокировали:

— аутизма не существовало вообще всего 60 лет назад, именно тогда в детских вакцинах начали использовать тимеросал (ртутное соединение, используемое в качестве консерванта);

— существует множество исследований, показывающих четкую взаимосвязь между

вакцинами, содержащими тимеросал, и уровнем аутизма в данной стране, отдельно взятом штате или просто в выбранной группе людей;

— уровень аутизма падает в десятки раз в течении нескольких лет в тех странах, которые перестают использовать вакцины с тимеросалом хотя бы для детей до 3-х лет — это тот возраст, когда отравление тяжелыми металлами может привести к развитию аутизма; позднее это просто будут уже другие проблемы, но они все равно будут;

— существует уже довольно большой процент успешно вылеченных (до 90%) аутистов с помощью специальной терапии, позволяющей очистить организм от

тяжелых металлов (у аутистов всегда находят высокое содержание ртути в организме). Успех терапии тем выше, чем раньше начато это лечение;

— все эти исследования и вся эта информация об опасности вакцин, не доходит до нас только потому, что фармацевтические компании прилагают громадные усилия к этому. Они зарабатывают деньги на вакцинах с тимеросалом.

Когда я только столкнулась с этим потоком информации, с одной стороны мне не

верилось, что наши канадские врачи используют такие опасные вакцины для детей. С другой стороны, мне ничего больше не оставалось, как поверить в нее и попробовать помочь ребенку — от него же все равно отказались, сказав, что ситуация безнадежна. Я нашла материалы о том, что «Autism Research Institute» , организация, которая почти 40 лет занимается проблемой аутизма, несколько лет назад начала проводить конференции для врачей и исследователей, где обсуждаются результаты исследований в этой области и результаты применения этих исследований. В результате ими был разработан DAN! (Defeat Autism Now) протокол, по которому уже сегодня можно проводить лечение детей больных аутизмом. Врачи, подписавшие этот протокол, есть уже во всем мире. Но их практически нет ни в одной стране СНГ (я знаю только об одном таком враче на сегодняшний день). Принципы, положенные в основу этого лечения сводятся к следующему — убрать от ребенка все вредное, дать ему полезное, и он сам восстановится. Основная часть лечения, без которой невозможно полное восстановление ребенка — вывод ртути из организма. Той самой, которая осела у него в тканях после вакцинации. Аутизм развивается не всегда, потому что часть детей может вывести ртуть из организма полностью или частично, а часть не может. Дети из последней категории становятся аутистами, если это отравление произошло до 3-х лет. Исследования показывают, что в последние годы увеличилось число детей, которые развивались нормально до какого-то возраста, а потом теряли навыки и регрессировали.

Именно это и произошло с моим ребенком, он регрессировал в возрасте 2-х лет. Сейчас ему 4.5 года, он не говорит, не имеет навыков самообслуживания, его развитие соответствует возрасту 1.5 годичного ребенка. В течении последних полутора лет и до настоящего момента наша жизнь превратилась в постоянную борьбу за ребенка. Мы неплохо продвинулись вперед, ребенок больше не регрессирует, он развивается, но до окончательной победы нам еще очень далеко. Но я до сих пор не знаю, удастся ли нам вылечить ребенка до конца и

сколько времени и средств на это уйдет.

Поверьте мне, намного проще не допустить эту проблему, чем ее потом решать, даже если уже известно, чем она вызвана и как с ней можно бороться. На сегодняшний день статистика по заболеваемости аутизмом уже приблизилась в Соединенных Штатах к 1 случаю на 160 детей, а в некоторых штатах это 1 случай на 130 детей. Число диагностируемых детей растет год от года, хотя еще 10 лет назад это было довольно редко встречающееся заболевание 3-4 случая на 10000 детей. Статистика по Канаде лучше — 1 случай аутизма на 500 детей. Ситуация в Штатах намного хуже ситуации в Канаде, потому что там в первые часы жизни делается вакцинация против гепатила В. Используемая при этом вакцина содержит громадное количество ртути. Но полтора года назад эта вакцина вошла в план обязательной вакцинации и в Канаде. Мне уже страшно смотреть на местных малышей сейчас и видеть все те признаки, которые я наблюдала в этом возрасте у своего ребенка. Эти дети все еще не диагностированы; вы увидите как изменятся данные по Канаде в ближайшие год-два из-за начала использования этой страшной вакцины для всех (раньше мы за нее платили дополнительно, поэтому делали ее далеко не все). Большинство родителей этих детей, как и я когда-то, верят, что это всего лишь возрастные проблемы. Но это не так, аутизм не исчезает сам по себе.

Почему я обращаюсь сейчас именно к жителям стран СНГ в первую очередь. Потому что именно они оказались в самом ужасном положении, какое только можно себе представить. Эти страны совершенно не подготовлены к эпидемии аутизма. Чем хороши используемые в СНГ вакцины? Прежде всего, они очень дешевы и могут дольше храниться. Но вспомните, вы видели аутистов, когда вы росли? Я уверена, что почти никто из вас, как и я раньше, даже не слышал раньше об этой проблеме. А в Канаде и Штатах о ней знает каждый.

Теперь немного цифр. Чтобы вырастить аутичного ребенка, наше правительство

тратит около $3 млн.; при этом все равно только 5% аутистов затем способны самостоятельно жить и работать. Все остальные до конца дней остаются в специальных интернатах, в случае такого диагноза, как у нас, или же на попечении родителей, в случае более легкой формы аутизма. Часто как минимум один из родителей такого ребенка не может работать, потому что он требует постоянного надзора. Кроме того, более 50% этих детей умственно отсталые. Но даже дети с высоким IQ для развития интеллекта требуют специальной формы обучения. Обучение аутистов — эта специальная терапия АВА, проводящаяся по индивидуальным программам, которая обходится примерно в $30 000 в год, у нас эта программа финансируется правительством провинции. Этим детям требуется помощь и других специалистов: специалиста по развитию речи, специалиста по развитию моторики и т.д. Этих специалистов нам в Канаде, как и в Штатах тоже оплачивает правительственная программа.

Теперь посмотрите, что происходит сегодня. Сейчас в США и других странах полным ходом идет кампания за полное запрещение вакцин, содержащих ртутный консервант. Статьи об этом печатают уже на первых полосах самых известных печатных изданий, многие люди требуют от своих врачей использования чистых от тимеросала вакцин. Они уже есть в Северной Америке, только нужно поставить доктора в известность о том, что вы не хотите травить вашего ребенка тимеросалом. Но фармацевтические компании не хотят сдаваться и платить бешеные штрафы, поэтому они до сих пор официально не признают свою вину в трагедии миллионов детей — аутистов. Более того, они хотят успеть продать уже выпущенный товар. Именно поэтому они не признают опасности присутствия ртути в детских вакцинах, хотя уже доказано что тимеросал не прошел нужных испытаний, когда начиналось его использование 60 лет назад в детских вакцинах. Им все равно, сколько еще детей от него пострадает, им важно не упустить свою прибыль. Один из их последних маневров — сбывать вакцины с тимеросалом в страны, где такие вакцины пока не запрещены. Мне сейчас пишут люди с Украины и России об этом — вакцинация обязательна, но вакцин без тимеросала найти там уже невозможно! Они все с ртутью! Проверьте вакцины, которыми колют ваших детей, вы увидите, что тимеросал сейчас везде.

Исследования показывают, что 3 укола с этим консервантом, сделанные до 3-х лет приводят к тому, что аутизм у таких детей развивается в 27 раз чаще, чем у других детей. Здесь речь идет о детях, получивших менее 3- вакцинаций. Практически не известны случаи аутизма среди невакцинированных детей, хотя потенциально возможны и другие источники получения критической дозы ртути: амальгамовые пломбы у мамы и в результате питания мамы в беременность морской рыбой.

Есть еще одна огромная проблема в странах СНГ — невозможность там провести терапию очистки ребенка от тяжелых металлов, т.н. терапию хелатирования. Даже если отвлечься от проблемы аутизма и от того, что эта терапия — единственный реальный шанс вылечить такого ребенка, при современной экологической ситуации, просто немыслимо, что нигде в СНГ такая терапия не проводится!

Основная причина написания этого письма — развернувшаяся сейчас в России агитационная кампания за вакцинацию детей против гриппа. Оставляю на совести

тех, кто лжет вам, доказывая эффективность такой вакцинации, но не поленитесь, посмотрите состав вакцины: ВСЕ ВАКЦИНЫ ОТ ГРИППА СОДЕРЖАТ ТИМЕРОСАЛ! Если еще можно где-то найти в мире чистые детские вакцины, то вакцин от гриппа без тимеросала просто не существует! И когда я говорю об опасности этого яда для маленьких детей, это не означает, что для других он безопасен.

Посмотрите на список проблем, которые вы или ваши дети могут получить благодаря этой очень сомнительной защите:

Отравление тяжелыми металлами и проблемы, связанные с ним

В заключении хочу дать ссылку на раздел моего сайта, посвященному аутизму

Вы найдете там много полезной информации от ранней симптоматики этой проблемы до протоколов хелатирования детей и методик их обучения. Вот ссылки на материалы, изучение которых я бы рекомендовала каждому из вас:

Что такое аутизм? — общее описание проблемы и ранняя симптоматика аутизма.

Отравление тяжелыми металлами и проблемы, связанные с ним — сравнение симптомов аутизма и отравления ртутью; поведенческие структурные и функциональные аномалии, ассоциирующиеся с различными токсичными тяжелыми

Оценочная шкала раннего детского аутизма — это основной тест, который проводят при диагностировании детей с подозрением на диагноз аутизм в Северной Америке

Для тех, кто хочет разобраться в этой проблеме досконально и родителей детей — аутистов, очень рекомендую изучить документ с описанием последней инициативы от Autism Research Institute, напечатанный в 2005 году. — Виды лечения при отравлении ртутью и другими тяжелыми металлами аутизма и родственных ему расстройств: согласованная позиция.

Небольшие отрывки оттуда :

«В течение последних нескольких лет увеличивалось число научных и клинических свидетельств того, что большая часть детей с аутизмом пострадала от отравления ртутью и другими тяжелыми металлами».

«Существует огромная разница в восприимчивости к ртути у разных людей — наследственность, возраст, пол и состояние здоровья — все это влияет на восприимчивость. У взрослых известно 78-fold вариантов, а у новорожденных этих вариантов может быть до 10,000 fold. Метаболизм и процессы выделения также широко варьируются. В опытах с животными стало ясно, что новорожденные не выводят ртуть, пока находятся на грудном вскармливании, молочная диета повышает всасывание металлов в желудочно-кишечном тракте. Для выведения тяжелых металлов необходимо определенное количество желчи, а у новорожденных зачастую этого недостаточно. Кишечная флора также играет определенную роль в выводе ртути из организма, таким образом, использование антибиотиков снижает способность организма к выводу ртути. Стресс и болезни — факторы, понижающие уровень глутатиона, что в свою очередь ведет к снижению способности организма выводить тяжелые металлы».

«Три главных источника заражения ртутью для детей в США это: содержание ртути в морской рыбе, которую ест мать, материнские пломбы и детские вакцины. Тимеросал — это консервант, используемый в производстве многих лекарств, включая вакцины для новорожденных и препараты иммуноглобулина, содержащие 49.6% этилена ртути (ethyl mercury). История применения тимеросала в вакцинах достаточно запутанная. Впервые его начали использовать в конце 1930-х годов, и как только количество прививок для новорожденных возросло, возросло и число детей, привитых вакциной с тимеросалом. . Как часть текущего обзора биологических продуктов FDA объявила в 1999 году, что новорожденные, получившие сложную прививку с ртути — содержащим консервантом, могли получить уровень ртути в крови, превышающий федеральные нормы безопасности. В 1999 году Американская Ассоциация Педиатров (ААР) рекомендовала прекратить использование тимеросала в детских вакцинах, в 2001 FDA попросила (а не потребовала) производителей вакцин исключить тимеросал из детских вакцин. На сегодняшний день тимеросал исключен из состава большинства детских вакцин, но все-таки не из всех».

«Тимеросал как ртутный консервант (состоящий на 50% из ртути) до недавнего времени постоянно использовался в большинстве детских вакцин. Вот некоторые примеры содержания тимеросала в вакцинах — Гепатит В (12.5 mcg), ), DTaP (25 mcg), HiB (25 mcg), and PCV (25 mcg). Прививка Гепатит В делается при рождении, и считается, что при весе ребенка 3.4 кг. (7.5 фунтов), «безопасный уровень наличия ртути по нормам EPA — 0.34 мг; таким образом при

введении вакцины Гепатита В превышается рекомендованный «безопасный» уровень в 36 раз; дети с меньшим весом подвергаются большему риску, потому что вакцины — это такой редкий тип лекарств, доза которых не зависит от возраста

или веса (одна и та же доза обычно дается и взрослому, и недоношенному младенцу). Если ребенок получил полный перечень прививок в 1990-х годах, значит он получил примерно 237.5 mcg ртути в первые 15 месяцев жизни.»

«. исследования Бернардена и др. показывают, что симптомы, описанные в литературе об аутизме, точно такие же, как симптомы, описанные в литературе о токсичности ртути, и наоборот. Поэтому очень возможно, что дети, пострадавшие от отравления ртутью, в дальнейшем будут диагностированы как «аутисты», что зачастую является просто констатацией факта, что они имеют проблемы общения/поведения/социальной адаптации, причины которых неизвестны. Отравление ртутью скорее всего становится причиной многих случаев возникновения «аутизма».

«. младенцы имеют ограниченную способность выводить ртуть, а у детей с аутизмом эта способность еще ниже, в силу низкого уровня глутатиона и активного использования оральных антибиотиков. Более того, антибиотики повышают ядовитость ртути. «

«Многие DAN врачи утверждают, что проведение долгосрочных мероприятий по детоксикации у детей-аутистов приводит к высокому уровню выведения токсичных металлов, содержание которых в организме заметно снижается после нескольких месяцев терапии. Из организма выводятся часто несколько видов тяжелых металлов, поэтому не надо забывать, что время выведения разных металлов не одно и то же. Долгосрочная терапия по детоксикации в результате приводит к различного рода улучшениям, а если это проводится с маленькими детьми, то самый главный результат заключается в снятии диагноза аутизм.

На своем форуме я отвечаю на вопросы, связанные с биомедицинскими и учебными терапиями для аутистов. Я хочу чтобы все люди, дети которых уже пострадали от вакцинации, знали — аутизм не генетическое заболевание, ваши дети просто были отравлены, следовательно, ваших детей можно вылечить!

Если у вас возникли вопросы лично ко мне после прочтения этого письма, вы можете написать мне на мэйл.

Если же у вас есть вопросы тематике вакцинации, вы можете задать их на специализированном форуме автора книги «Беспощадная иммунизация» Александра Котка: http://www.1796kotok.com/forum/

Я очень надеюсь, что благодаря этому письму хотя бы несколько детей смогут избежать этой страшной болезни. Профилактика аутизма очень проста — всего лишь не травите детей ртутью. Здоровья вам и вашим детям.

С уважением, Elina Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

www.rusmontessori.ru