Обучение коррекции аутизма

10 методов коррекции аутизма

Аутизм возникает из-за генетических предпосылок, из-за факторов связанных с окружающей средой и других обстоятельств. Но вне зависимости от причины в большинстве случаев это — пожизненное состояние. Очень часто можно услышать фразу «аутизм — это не приговор», и это действительно не приговор: современные средства помощи позволяют людям с аутизмом нормально учиться и жить максимально полноценной жизнью. О том, как рассказать здоровому ребенку об аутизме и аутистах (это особенно нужно, когда ребенок с этим состоянием появляется в его классе или группе детского сада, читайте в материале проекта «Дети Mail.Ru».

Диагноз «аутизм» в России ставится все чаще, поэтому все больше родителей отчаянно ищут способ помочь своим детям. Если посмотреть в любом поисковике, в стране огромное число клиник и частных специалистов, предлагающих «лечение аутизма». Но к сожалению и в Рунете, и в англоязычном сегменте Интернета большинство рекламируемых услуг не основаны на данных научных исследований, а часто и вовсе являются шарлатанством и попыткой заработать на отчаянии родителей.
Тем не менее, ребенку с аутизмом нужно помогать. И родителям, выбирая способ помощи, в первую очередь нужно не торопиться, узнавать мнение разных специалистов и быть в курсе последних исследований,. Без погружения в тему, к сожалению, не выйдет. Потому что многие методики, которые якобы помогают, на самом деле «работают» из-за эффекта плацебо, изменений в ожиданиях родителей или случайного прогресса в развитии ребенка.

В этой статье приводятся лишь некоторые подходы к помощи при аутизме, которые доказали свою эффективность по результатам научных испытаний. Для этого использовались данные Ассоциации за науку в лечении аутизма (ASAT) и Национального центра профессионального развития в области расстройств аутистического спектра США. Обе организации проводят систематическую оценку эффективности тех или иных подходов, и дают рекомендации, только если несколько достаточно крупных исследований подтверждают их эффективность. Не все ниже приведенные методы доступны в нашей стране, но в любом случае важно знать об их существовании.

1. Прикладной анализ поведения (латинская аббревиатура ABA)

Этот пункт не даром стоит первым, и о нем стоит поговорить подробнее. Это не столько один метод, сколько целая научная область, в рамках которой было разработано несколько методик для помощи детям с аутизмом. Этот подход был разработан в США еще в 1970-х годах и на данный момент самое большое количество научных исследований говорят именно об эффективности АВА. По сути, АВА позволяет обучать ребенка с аутизмом или другими проблемами любым навыкам, с которыми у него возникают сложности, в том числе учить обслуживать себя, развивать устную речь, формировать социальные навыки или готовить к школе.

АВА также используется для коррекции так называемого нежелательного поведения, которое часто сопровождает аутизм и мешает социализации и учебе ребенка (например, агрессия, крики, жевание несъедобных предметов и так далее). АВА очень индивидуальный метод – он ориентируется не на диагноз, а на конкретные проблемы и способности каждого ребенка, поэтому, при правильной и квалифицированной практике этот подход помогает каждому, ведь каждый способен учиться и менять свое привычное поведение в той или иной степени.

Специалисты по прикладному анализу поведения называются поведенческими аналитиками, они должны получить специальное образование в этой области, как правило, у них также есть образование в области психологии или педагогики. К сожалению, АВА лишь недавно начал применяться в России, но этот подход уверенно набирает популярность, все больше специалистов становятся сертифицированным поведенческими аналитиками. Подробнее об этом методе можно узнать в двух недавно вышедших в России книгах: Мэри Барбера «Детский аутизм и вербально-поведенческих подход» и Юлия Эрц «Особые дети. Введение в прикладной анализ поведения (ABA)».

2. Когнитивно-поведенческая психотерапия

Эта разновидность психотерапии доказала свою эффективность при самых разных проблемах. Ее суть в том, чтобы учить человека постепенно менять свое привычное поведение, а также учить его контролировать свои представления о тех или иных ситуациях, исправляя заблуждения, которые вызывают тревожность или другие негативные чувства. Краткосрочные индивидуальные сеансы такой терапии доказали свою эффективность для подростков и взрослых с аутизмом, правда, это относится только высокофункциональному аутизму – когда у человека более-менее нормальный уровень интеллекта и хорошо развита речь.

3. Альтернативная коммуникация

Большинство людей с аутизмом имеют задержку речи, а некоторые так и не начинают говорить во взрослом возрасте. Альтернативная коммуникация – это замена устной речи. Она может принимать самые различные формы – упрощенный язык жестов, символические картинки, а также различные электронные устройства и приложения, которые озвучивают слово или фразу при нажатии на то или иное изображение. Формы альтернативной коммуникации подбираются индивидуально. Этот подход позволяет неговорящему или плохо говорящему человеку сообщать о своих потребностях, желаниях, эмоциях, отвечать на вопросы и так далее. Многие родители боятся обучать ребенка альтернативной коммуникации, опасаясь, что в этом случае он так никогда и не заговорит. Однако все существующие исследования указывают на то, что альтернативная коммуникация не мешает развитию речи, напротив, чем чаще ребенок общается с другими людьми любым способом, тем выше вероятность, что он освоит и устную речь.

4. Система коммуникации обменом изображениями (PECS)

Этот метод – один из видов альтернативной коммуникации, однако он настолько эффективен для детей с аутизмом, что его следует указать отдельно. PECS – это целая система обучения коммуникации, когда ребенка с социальными нарушениями учат выбирать и давать изображение желаемого объекта или занятия. Система состоит из нескольких фаз, во время которых ребенка учат как вступить в коммуникацию, как быть настойчивым в общении, как выбрать нужное изображение, как составить предложение, как ответить на вопрос и как комментировать – и все это с помощью изображений. Более того, сами родители могут освоить и использовать этот подход дома. Он очень подробно описан в книге Лори Фрост и Энди Бонди «Система альтернативной коммуникации с помощью карточек (PECS)».

5. Физкультура и спорт

Не все методы помощи при аутизме должны быть необычными или малодоступными. Научные исследования показывают, что интенсивные физические упражнения могут уменьшить проблемное поведение, например, агрессивность, а также повышают общую адаптацию ребенка с аутизмом.

6. Визуальная поддержка

Большинству детей с аутизмом сложно воспринимать информацию на слух, а значит и трудно учиться по устным инструкциям. Кроме того, им бывает сложно планировать и выстраивать в цепочку свои действия. А вот зрительное восприятие информации у многих из них на высоте. Именно поэтому визуальные материалы помогают детям и взрослым с аутизмом учиться социально приемлемому поведению и повышают их самостоятельность. Существует множество видов визуальной поддержки, облегчающей жизнь при аутизме – письменные инструкции, визуальные границы в помещении, изображения-подсказки, расписание дня из картинок, пошаговые инструкции в картинках или на видео и многое другое.

7. Социальные истории

Это важная разновидность визуальной поддержки, которая помогает детям с аутизмом лучше понимать социальные ситуации и улучшать свое поведение в них. Социальные истории – это короткие рассказы-описания тех или иных ситуаций, которые пишутся от имени конкретного ребенка и сопровождаются иллюстрациями. В них описываются важные факты, возможные реакции и мысли других людей, а также примеры уместного поведения. Такие истории очень индивидуальны, они составляются по специальным правилам и читаются ребенку каждый день.

8. Тренинг социальных навыков.

Все дети с аутизмом испытывают проблемы с социальными навыками, что осложняет и другие аспекты их жизни. Специальный тренинг социальных навыков, который проводится индивидуально или в группе помогает детям учиться адекватному и уместному поведению. Как правило, такое обучение включает проигрыши по ролям и практику, что позволяет отработать конкретное поведение в конкретной ситуации.

9. Социализация с ровесниками

Научные исследования показывают, что простое нахождение рядом со сверстниками – это «лечение» для детей с аутизмом. Инклюзивное образование в школе или детском саду, социальные мероприятия вместе с другими детьми, возможность принять участие в кружках или секциях – все это крайне важно для дальнейшего развития ребенка с аутизмом, и потому так важно, чтобы государственные учреждения действительно обеспечивали такую возможность.

10. Время

Все дети растут и развиваются, у них появляются новые навыки и способности, в том числе, связанные с общением и речью. Хорошие новости в том, что это относится и к детям с аутизмом в той же мере, что и к обычным детям. Часто при аутизме происходят так называемые «спурты» — резкие скачки в развитии, когда у ребенка быстро развиваются те или иные навыки. Дети с аутизмом меняются, а взрослые аутисты очень часто совсем не похожи на тех маленьких детей, которыми они когда-то были. Например, долгое время бытовал миф, что если ребенок не начнет говорить к пяти годам, то речи у него уже не будет. Однако недавнее исследование среди более чем 500 детей, у которых в четыре года отсутствовала речь, показало, что почти половина из них начали свободно говорить впоследствии, а 70% из них могли объясняться простыми фразами. Именно поэтому так важны научные исследования по эффективности тех или иных видов лечения. Ведь в противном случае невозможно будет сказать, стали ли улучшения результатом вмешательства специалистов, или это просто естественный этап в развитии ребенка, который бы произошел в любом случае.

Конечно, полагаться только на время не стоит, и необходимо максимально использовать все доступные методы лечения. Можно надеяться, что через некоторое время еще больше существующих методов помощи докажут свою эффективность, пока же родителям стоит проявлять разумную осторожность и при принятии решения о коррекции обязательно включать научно-обоснованные методы настолько, насколько это возможно.

health.mail.ru

Игра в коррекции детского аутизма

Хорошо известно, насколько важна игра для нормального развития ребенка. Именно в игре ребенок исследует окружающий мир, моделирует его, осваивает житейские правила, человеческие отношения, «примеряет» на себя социальные роли.

Детская игра всегда являлась предметом интереса исследователей самых разных научных отраслей: биологов, этнографов, физиологов, психологов и педагогов. Известный возрастной физиолог академик И.А. Аршавский называл игру «инстинктом глубочайшего физиологического смысла». Он отмечал, что потребность играть для ребенка так же естественна и жизненно важна, как потребность есть, дышать, спать. Конечно, лишенный игры ребенок не погибнет. Но подавленный инстинкт игры очень скоро заявит о себе физиологической незрелостью, отставанием в росте, весе, в физическом и интеллектуальном развитии (1).

Игра изначально являлась важнейшим предметом исследования отечественной психологии, один из основателей которой — П.П. Блонский, называя игру «великой учительницей», видел в ней естественную форму активной деятельности, в которой ребенок упражняет свои силы, расширяет ориентировку, усваивает социальный опыт, воспроизводя и творчески комбинируя явления окружающей жизни (6).

Отечественная психологическая традиция рассматривает игру как ведущую деятельность в дошкольном возрасте (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин, Л.А. Венгер, В.С. Мухина, Л.Ф. Обухова). Классическими являются утверждения Л.С. Выготского о том, что именно игра – источник развития личности ребенка и создает зону его ближайшего развития: «…по существу через игровую деятельность и движется ребенок. Только в этом смысле игра может быть названа деятельностью ведущей, т.е. определяющей развитие ребенка» (Выготский Л.С. Игра и ее роль в психическом развитии ребенка // Вопросы психологии. – 1966. — №6. – С. 75). По А.Н. Леонтьеву «ведущей мы называем такую деятельность, в связи с которой происходят главнейшие изменения в психике ребенка и внутри которой развиваются психические процессы, подготовляющие переход ребенка к новой, высшей ступени его развития» (Леонтьев А.Н. Психологические основы дошкольной игры // Избр. психол. соч.: В 2 т. – М., 1983. – Т. 1. – С. 306).

Д.Б. Эльконин определяет детскую игру как деятельность, в которой воссоздаются социальные отношения между людьми вне условий непосредственной утилитарной направленности (26).

Эти классические положения отечественной психологии и педагогики являются ориентирами не только при выборе занятий с обычными детьми, но и в той ситуации, когда речь идет о форме и содержании коррекционной помощи дошкольникам с нарушениями развития. И при таком сложном варианте дизонтогенеза, как детский аутизм, игровые занятия представляются наиболее эффективным средством специальной помощи ребенку раннего и дошкольного возраста.

Игровые занятия или отработка навыков?

Наиболее распространенным подходом к коррекции аутизма в настоящее время является бихевиоральный. Независимо от направлений (программа ТЕАСНН, метод Ловааса или другие, более «мягкие» варианты поведенческой терапии) бихевиоральные программы предполагают, в первую очередь, отработку у аутичных детей бытовых и социальных навыков. К игре с дошкольником бихевиористы относятся не как к целостной деятельности, а как к отработке конкретных игровых навыков, которые формируются с помощью системы позитивных подкреплений и, при необходимости, ограничительных воздействий.

Соглашаясь, в принципе, с необходимостью обучения аутичного ребенка навыкам, зададимся вопросом о том, являются ли подобные занятия наиболее важными в работе с детьми дошкольного возраста? Адекватны ли они задачам развития и возрасту ребенка?

Как мы уже упоминали, общепризнанным в отечественной психологии является тот факт, что игра — ведущая деятельность дошкольного возраста. Следовательно, именно на игру «настроена» в наибольшей степени психика ребенка-дошкольника, именно игра максимально будет содействовать его эмоциональному и когнитивному развитию.

Обучение навыкам, как любое обучение, требует произвольной концентрации внимания, возможности произвольного самоконтроля (хотя бы в небольшой степени). У любого ребенка в дошкольном возрасте эти возможности минимальны, точнее, они постепенно формируются на протяжении всего раннего и дошкольного возраста. В итоге к шести-семи годам обычный малыш бывает готов к ограниченному, дозированному пребыванию в обучающей ситуации. Различия между игровой и учебной деятельностью определены в классических работах Л.И. Божович: структура учебной деятельности, по ее мнению, «целенаправленна, результативна, обязательна, произвольна» (Божович Л.И. Проблемы формирования личности // Избр. психол. труды / Под ред. Д.И. Фельдштейна. – М., 1995. – С. 108)

И предпосылки для обучения обычных детей, для того, чтобы учебная деятельность стала ведущей у ребенка школьного возраста, формируются на всем протяжении раннего и дошкольного возрастов.

Все приведенные здесь «азбучные истины» являются базовыми для отечественной психологии и педагогики. Есть ли основания полагать, что на аутичного ребенка не распространяются данные закономерности? Что дошкольник с аутизмом имеет больший, чем обычный ребенок, ресурс произвольности? Что пребывание в учебной ситуации не менее 30 часов в неделю, как того требуют бихевиоральные программы, именно ему, в отличие от обычного ребенка, будет по силам и пойдет на пользу? Абсурдность подобных предположений очевидна.

Есть и другая причина, убеждающая нас в преимуществах игровых занятий при коррекции аутизма в дошкольном возрасте.

Мы не отрицаем важность формирования навыков. Но любые навыки должны формироваться таким образом, чтобы ребенок понимал, зачем это нужно, осознавал, чем и как это помогает в жизни и, соответственно, имел осмысленную мотивацию для использования навыка в дальнейшем. Иначе возникает известная проблема с «переносом навыка»: ограничением возможности его использования в других ситуациях, а не только в той, в которой он вырабатывался. Данная проблема, обсуждаемая в специальной литературе, приписывается особой «когнитивной недостаточности», стереотипности детей с аутизмом. На самом деле, эта проблема является исчерпывающей характеристикой той системы воспитания, которая исходно не заботится об осмысленности усвоения навыков, о создании у детей мотивации для их использования, и, в целом, о формировании у ребенка целостной, осмысленной картины мира.

Обучение навыкам логично встраивается в воспитание обычного ребенка, который и непосредственно и опосредованно, через общение с близкими людьми, в том числе и с помощью игры, формирует собственное представление о том, каким образом устроена его собственная жизнь, как и почему надо в связи с этим самостоятельно есть, убирать игрушки, выражать собственные желания, здороваться и прощаться и т.п. Таким образом, первична здесь – эмоциональная связь с близкими людьми, возможность общения, и, в том числе – игрового взаимодействия, которое помогает ребенку-дошкольнику осмыслять события его собственной жизни, социальные правила и человеческие отношения. В этих условиях формирование бытовых и социальных навыков является естественным элементом воспитания, и, независимо от того, насколько охотно ребенок приучается, например, самостоятельно есть, мы не сомневаемся в том, что овладев данным навыком, он будет использовать его и дома, и в гостях, и в детском саду.

Еще раз подчеркнем, что эмоциональная связь с близкими, общение, игровое взаимодействие – те условия, в которых происходит развитие ребенка в норме. Соответственно, нашей исходной и наиболее важной задачей является воссоздание, формирование подобных условий для развития аутичного ребенка.

Защитное стереотипное поведение, обусловленное врожденной биологической дефицитарностью, мешает формированию подобных естественных условий для воспитания аутичного ребенка. Однако, если создание таких условий развития сделать ведущими задачами коррекционной работы при детском аутизме, то, по крайней мере, мы можем быть уверены в том, что любые навыки, сформированные у ребенка, будут использоваться им осмысленно, что проблема «переноса навыков» не возникнет.

Еще важнее, с нашей точки зрения, что в подобных условиях речь может идти не только и не столько о выработке навыков, сколько о развитии интереса ребенка к окружающему миру и к близким людям, о формировании возможностей взаимодействия с другими людьми, подражании, проявлении инициативы в контакте. Фактически, создавая подобные условия, мы стремимся воспроизвести или максимально приблизить к норме естественный контекст психического развития ребенка.

Игровые занятия являются, по нашему мнению, наиболее адекватным инструментом достижения этой цели, если речь идет об аутичном ребенке раннего или дошкольного возраста.

Какими бывают игры детей при нормальном онтогенезе?

Чтобы оценить терапевтическую и развивающую роль игровых занятий при детском аутизме, рассмотрим вначале различные виды детской игры, характерные для нормального онтогенеза.

Существует множество классификаций и периодизаций детской игры, предложенных различными исследователями. Мы, со своей стороны, предлагаем довольно схематичное и условное деление, помогающее лишь заострить внимание на тех свойствах игры, которые важны в занятиях с аутичным ребенком.

Опишем три вида детских игр, важных, на наш взгляд, для понимания наших методов и логики игровой коррекционной работы.

1. Игры с сенсорными свойствами предметов

К данному виду игр мы относим такие игры с предметами, в которых ребенок не использует их по функциональному назначению, а исследует различные свойства этих предметов. Например, малыш может просто стучать ложкой, чтобы извлечь определенный звук, или выкладывать ложки в ряд, а не пытаться покормить этими ложками игрушечных зверей. Или ребенок не возит игрушечную машину по полу, а переворачивает ее и крутит колеса, чтобы посмотреть, как они вертятся.

Часто кубики или конструктор дети используют не для того, чтобы «построить дом», а раскладывают их по цвету или по форме, выкладывают из них орнаменты. Маленькие дети (до 2-х лет) могут подолгу возиться с неигровыми предметами: крышками от кастрюль, баночками, пакетами, веревочками, бумагой. Им нравится играть с водой, песком, различными мелкими предметами. Дети стучат крышками от кастрюль, шуршат бумагой и рвут ее на кусочки, переливают воду и пересыпают песок, завязывают веревочки и нитки узелками и крутят их в руках.

Очевидно, что ребенок получает большое удовольствие от подобных «бессмысленных» занятий. Что привлекает его в такой игре? Безусловно, ощущения, которые он испытывает, играя с сенсорными свойствами предметов. Более того, массу интересных ощущений ребенок может получать от движений собственного тела, когда качается на качелях, кувыркается или кружится вокруг собственной оси, просто бежит по дорожке или быстро-быстро моргает.

Таким образом, одними из первых игр, которые появляются у детей в раннем возрасте – это игры с ощущениями, которые ребенок извлекает из окружающих предметов, исследуя их сенсорные свойства, и из собственного тела.

Ясно, что такая игра не только доставляет ребенку удовольствие, но и работает на его развитие, помогая почувствовать, сравнить и оценить (вначале только в собственном ощущении, на невербальном уровне) что теплое, а что холодное, что шершавое, а что гладкое, что большое, а что маленькое, какие звуки издают разные предметы, насколько эти предметы плотные, тяжелые или легкие, какой они могут быть формы и какого цвета, каковы они на вкус и т.п. Кроме того, важно, что подобные игры связаны с приятными ощущениями и влияют на психический тонус: так, игры с водой, мыльными пузырями, верчение и кружение радуют и возбуждают малыша, а пересыпание песка, мелких предметов, выкладывание узоров из конструктора или мозаики – успокаивают, сосредотачивают.

В процессе игровых занятий мы можем ориентироваться на эти свойства сенсорных игр, используя их как для сенсорного развития ребенка, так и, в большей степени, для регуляции его психического тонуса, дозировано включая такие игры в наше взаимодействие, в зависимости от ситуации и состояния ребенка.

alldef.ru

Обучение коррекции аутизма

ОЧНЫЕ КУРСЫ
ПО ABA
УРОВНЯ BCBA

ДИСТАНЦИОННЫЕ
КУРСЫ ПО ABA
УРОВНЯ BCaBA

Регистрация на 1 курс

Регистрация на 2 курс

Регистрация на 3 курс

Регистрация на 4 курс

Регистрация на 5 курс

Расписание на весь год

Практика и супервизии

дистанционные курсы по aba для родителей >
ответы на часто задаваемые вопросы

  1. Какое свидетельство/сертификат я получу по окончании обучения?

После завершения каждого дистанционного курса выдается свидетельство об окончании курса c отметкой о прохождении аттестационного экзамена. Данные свидетельства выпускаются в электронной форме и высылаются электронной почтой.

Сколько часов в день нужно учиться?

Доступ к материалам курса открыт 24 часа в сутки. Можно изучать материал в свободное время. Средний объем изучения материала в неделю — 5 -10 академических часов.

Происходит ли обучение в режиме он-лайн?

Материалы курса расположены на сайте дистанционного обучения. Доступ к материалам есть в любое время суток. Однако, в рамках обучающей программы проводятся также он-лайн встречи. Встречи проводятся в определенное время, раз в неделю. Участие в он-лайн встрече является важным компонентом обучения, способствует приобретению навыков обучающегося и предоставляет возможность напрямую общаться с преподавателем.

Сколько курсов нужно пройти для того, чтобы работать?

Проводить занятия по АВА можно уже в процессе обучения. Однако, чтобы обучение производилось правильно и этично, как в процессе обучения, так и по окончанию обучения требуется сопровождение (супервизия) опытного специалиста.

Какую программу обучения выбрать?

Если вы планируете ознакомиться с методом АВА и применять АВА на практике, то вы можете выбрать «Образовательную программу для родителей и специалистов». Если вы планируете стать поведенческим консультантом и сдать международный экзамен ВСаВА или ВСВА, то вам следует выбрать одну из сертификационных программ.

Проходит ли обучение через Скайп?

Нет. Обучение проходит посредством сайта дистанционного обучения. Все материалы курса расположены на сайте дистанционного обучения. Доступ к материалам есть в любое время суток. Однако, в рамках обучающей программы проводятся также он-лайн встречи. Встречи проводятся в определенное время, раз в неделю. Участие в он-лайн встрече является важным компонентом обучения, способствует приобретению навыков обучающегося и предоставляет возможность напрямую общаться с преподавателем. Он-лайн встречи проводятся через веб-сервис для проведеия вебинаров. Для подключения, каждому из участников высылается ссылка для подключения.

Смогу ли я учиться параллельно с моей основной работой/учебой в университете?

Да. Методы АВА применяются для развития отсутствующих навыков и для коррекции нежелательного поведения. Разумеется, что применение этих методов требует индивидуального подхода к каждому ребенку, и построение индивидуальной программы коррекции исходя из его нужд и потребностей. Но диагноз ребенка не имеет решающей роли при построении программы и обучении с помощью АВА методик. Решающим фактором является оценка навыков ребенка и выбор функциональных целей для обучения.

Подходят ли методы ABA для работы с взрослыми людьми с аутизмом?

Да. Методы АВА применяются для развития отсутствующих навыков и для коррекции нежелательного поведения. АВА , как коррекционный подход является одним из научно-доказанных методов лечения аутизма при раннем вмешательстве. Но и для взрослых людей с аутизмом можно применять обучающие методики, разумеется, в соответствии с их возрастом, индивидуальными характеристиками и нуждами.

Можно ли получить материалы курса на диске?

Нет. Материалы курса находятся на сайте дистанционного обучения. Во избежание копирования и нарушения авторских прав материалы курса не распространяются на дисках или других электронных хранителях.

Если у меня нет интернета, смогу ли я учиться?

Нет. Для обучения на курсе требуется высокоскоростной интернет. При отсутствии интернета невозможно получить доступ к материалам курса. Низкоскоростной интернет также делает обучение на курсе невозможным, т.к. видеоматериалы курса не будут загружаться.

Обязательно ли проходить практику в процессе обучения на курсе?

Нет, это необязательно. Можно только теоретически изучать АВА. Однако, одно лишь теоретическое изучение материалов не дает возможности применять АВА. Для применения АВА необходимо хорошо знать теоретические основы и в обязательном порядке применять методы на практике, под супервизией опытного специалиста.

Могу ли я построить программу?

Обучающую программу может построить специалист, который умеет проводить оценку развития навыков ребенка, который умеет интерпретировать результаты оценки, наблюдать за ребенком и анализировать его поведение, а также выбирать функциональные цели для обучения, и эффективные методы для достижения этих целей. По окончанию второго модуля «Анализ Вербального Поведения и тестирование VB-MAPP» участники обучающей программы научатся проводить оценку навыков и писать программу, но и в данном случае, им потребуется супервизия опытного специалиста, который сможет утвердить эту программу.

В чем различие между очными и дистанционными курсами?

Очные сертифицированные курсы проводятся по расширенной программе, утвержденной Международной комиссией ВАСВ для обучения специалистов уровня ВСВА. Очная программа курсов включает больше академических часов (270 часов обучения), обязательную практику и обязательное участие в практических тренингах. Подробное описание очной программы курсов можно найти здесь: http://www.aba-kurs.com/ochnye-kursy.html

Как проходит экзамен на дистанционном курсе?

Экзамен проходит он лаин. В экзамене около 40-ка вопросов. Время на экзамен — 1,5 часа. После истечении 1,5 часов экзамен закрывается автоматически. Существуют две версии экзамена, если студент получает оценку ниже 80, то у него есть возможность пересдать экзамен использовав вторую версию экзамена.

Смогу ли я работать со своим ребенком?

Да. Но вам понадобится сопровождение и поддержка опытного специалиста.

Смогу ли я работать с другими детьми?

Нужно ли приезжать в Израиль для прохождения практики?

Нет. Родители детей с аутизмом могут применять методы АВА в обучении собственного ребенка. В любом случае, прохождение практики должно происходить в условиях, позволяющих применять поведенческие методы обучения, а также осуществлять измерения и запись данных, построение графиков прогресса, и т.д. Например, применение интенсивной обучающей программы для детей с аутизмом и другими расстройствами развития, коррекция нежелательного поведения, введение и применение поведенческих методов обучения в рамках системы образования (дет. сад, школа), и др. Практикующие специалисты, условия работы которых позволяют применять принципы Прикладного Анализа Поведения (АВА) в работе с детьми с аутизмом и другими расстройствами развития, могут получить зачет практических часов на своем рабочем месте, после начала обучения на сертифицированных курсах и при условии получения супервизии.

Нужно ли мне знать английский язык для обучения на курсах? На каком языке проходит обучение?

Нет. Курсы проходят на русском языке. Нет необходимости знать английский язык, чтобы обучаться на этих курсах.

aba-kurs.com