Период негативизма

Как пережить кризис трех лет. Часть 1: Негативизм у детей.

Многие родители, у которых есть дети в возрасте от 2 до 3 лет, часто сталкиваются с похожей проблемой: ребенок вдруг становится ужасно вредным. Вредность ребенка проявляется в частых капризах, бунте, упрямстве, отрицании всего. Ребенок может отказываться даже от любимых занятий.

Подобными действиями у ребенка проявляется негативизм — один из признаков кризиса 3-х лет. Детский негативизм — это такое поведение ребенка, которое противоречит просьбам и ожиданиям родителей. Негативизм у ребенка — это его сопротивление взрослому, лишенное разумных оснований.

В чем может проявляться сопротивление? Да практически во всем. Некоторое время назад я не знала, как выйти погулять с ребенком. Сборы превращались в бесконечные истерики: не пойду, не буду одеваться, снимай шапку. Доходило и до того, что сын просто ложился поперек порога и все. А если мы все-таки выходим на улицу, то после прогулки начинается все наоборот: не пойду домой, я хочу еще гулять и пр.

Ребенок начинает стремиться проявлять свою волю, отказывается, даже если очень чего-то хочется. Ребенок не может по-другому. Для него согласиться с родителем равносильно проигрышу. Сам, понимая, что отказавшись, он не получит чего-то, он все равно говорит: «нет». Нам, родителям, это кажется странным и не совсем нормальным. Хотя на самом деле все наоборот. С ребенком все в порядке, он просто взрослеет.

Детский негативизм — это один из признаков кризиса трех лет. Отрицая и проявляя свою волю, бунтуя, ребенок показывает, что он тоже человек и с хочет, чтобы с ним считались.

Первые годы жизни желания ребенка были неотделимы от желаний мамы. Со временем ребенок начинает осознавать себя, как отдельную личность. Если мы говорим ему «нет», то почему бы и ребенку не начать отвечать так же? Осознание этого и порождает у ребенка отказы.

Часто негативизм у детей провоцирует очень строгое воспитание с большим количеством запретов. Негативизм ребенка может быть направлен только на одного члена семьи (чаще всего не везет маме) или на всех родственников в целом. Так или иначе ребенок стремится выделить себя среди окружающих.

Проявляться негативизм начинает в возрасте 2,5 — 3 лет. У кого-то раньше, у кого-то позже. 3 года — не являются точной границей для наступления кризиса.

www.maminblog.com

Период негативизма

Негативизм – специфическое поведение, когда человек высказывается или ведет себя демонстративно противоположно ожидаемому. Негативизм может быть ситуативным или чертой личности. Психологическим основанием проявления паттерна негативизма является субъективная установка на отрицание и несогласие с определенными ожиданиями, требованиями, мировоззрениями отдельных индивидуумов, социальных групп. Негативизм может демонстрироваться или иметь скрытые формы проявления. Дети проявляют подобное поведение в упрямстве, конфликтности, сопротивлении авторитетам, девиантном поведении.

Изначально, негативизм – термин психиатрический. Активный негативизм выражается в намеренно противоречащих просьбах действиям, при пассивном отсутствии реакции вообще. Относят к симптомам шизофрении, возможно как проявление аутизма.

Негативизм в психологии это особенность поведения.

Что такое негативизм?

Негативизм в психологии это сопротивление воздействию. От лат. «negativus» – отрицание – изначально употреблялся для обозначения патологических психиатрических состояний, постепенно термин перешёл в контекст поведенческих особенностей при нормальном психиатрическом статусе, так же используется в педагогическом контексте.

Негативизм является симптомом кризиса. Характерной чертой данного явления называют неразумность и необоснованность, отсутствие явных причин. Повседневно негативизм проявляется при столкновении с воздействием (вербальным, невербальным, физическим, контекстным) противоречащим субъекту. В некоторых ситуациях это защитное поведение с целью избегания прямой конфронтации.

По аналогии с изначальным использованием негативизм представляют в двух формах – активной и пассивной.

Активная форма негативизма выражается в действиях противоположных ожидаемым, пассивная – отказ в выполнении действия вообще. Обычно негативизм считают ситуативным проявлением, носящим эпизодический характер, но при подкреплении этой формы поведения она может приобрести устойчивый характер и стать чертой личности. Тогда говорят об отрицательном отношении к миру, негативной оценке людей, событий, постоянной конфронтации даже с ущербом личных интересов.

Негативизм может быть признаком возрастных кризисов, депрессии, начала психических заболеваний, возрастных изменений, аддикций.

Как проявление негативной установки может транслироваться на вербальном, поведенческом или внутриличностном уровнях. Коммуникативно – вербальное выражение агрессии и несогласия, отказ делать требуемое или демонстративное делание противоположного, в случае поведенческой формы. В глубинном варианте имеет место не транслируемое вовне сопротивление, когда по объективным или субъективным причинам протест ограничивается внутренними переживаниями, например, если человек зависим от объекта оказывающего воздействие. Эта форма иногда, может выражаться в демонстративном молчании. Проявления могут относиться к социуму в общем, отдельной группе или личностям. Человеку представляется, что они подавляют индивидуальность и возникает стремление поступать противоположно.

Негативизм возможен и в отношении восприятия жизни. Личность воспринимает саму жизнь, её организацию как таковую, как заставляющую индивидуальность подчинится её законам, стать «типичным представителем». Само существование характеризуется как проблема, конфликт, недостаток. Это проявляется как постоянная критика мироустройства на разных уровнях от глобального до бытовых ситуаций. В крайнем выражении возможен полный отказ от социальной реализации, как способ сопротивления подавлению.

Причины негативизма

Основой для появления негативизма могут быть дефекты воспитания, в том числе семейный сценарий отношения к жизни, сформированные акцентуации характера, кризисные периоды, психотравмирующие ситуации. Общим для всех факторов есть внутриличностная инфантильность, когда ресурсов для решения проблемы, умений выйти из конфликта, аргументировать свою позицию или проигнорировать попытку вмешательства в свои границы человек создаёт иллюзию отрицания потребности в этом. Если данная форма восприятия имеет эпизодический характер, то это может быть этапом узнавания и преодоления нового, неизвестного и пугающего. Но если подобный паттерн поведения приобретает постоянное течение, то может идти речь о формировании характера, поведенческого сценария. Это форма патологической защиты эго, отрицание фактора, который привлекает внимание. Причинами можно назвать ощущение внутренней неуверенности, беспомощности, недостаток необходимых знаний и умений для преодоления проблемной ситуации.

В периоды кризисов, негативизм как частый признак, это реакция на изменение социальной ситуации, в результате которой личность не может опираться на предыдущий опыт и требует новых знаний. Поскольку их ещё нет, страх не справиться вызывает реакцию сопротивления. В норме, получив необходимые знания и опыт, личность переходит на новый уровень саморазвития. Развитие предполагает определённый труд, период осваивания и преодоления. Если человек избегает этого процесса, то он застареет на этапе сопротивления, отказываясь от развития и акцент, который он не может преодолеть декларируется как нежелательный. В периоды ранних детских кризисов причиной может быть сценарий воспитания гиперопека и родители не дают ребенку самостоятельно пройти этап преодоления, пытаясь снизить его фрустрацию (на самом деле, свою) от неизвестности.

Признаки негативизма

Признаками негативизма можно назвать упрямство, грубость, замкнутость, демонстративное игнорирование коммуникативного контакта или отдельных просьб. Вербально это выражается в постоянно угнетённых, страдальческих, жалостливых разговорах, агрессивных высказываниях по отношению к различным вещам, особенно ценным для социума в общем или собеседника в частности. Критика в отношении людей, которые высказываются положительно или нейтрально по отношению к акценту негативизма. Размышления о негативном устройстве мира, ссылки на подтверждающие данную мысль труды, часто искажая смысл или игнорируя противоположные мнение аналогичного авторитета.

Зачастую предположение у человека негативизма вызывает бурное отрицание и декларируется реалистичный, незашоренный, незаангажированный взгляд на окружающую действительность. Подобная позиция отличается от осознаваемо пессимистичной позиции тем, что негативизм не осознаётся. Целью негативистического восприятия обычно становится желаемая, но субъективно недоступная сфера, или аспект, который необходим человеку, но он не хочет или боится сделать неправильно, получить осуждение за ошибку. Потому вместо признания своего несовершенства в нём обвиняется внешний объект.

Признаком есть необоснованно агрессивная реакция сопротивления, эмоционально заряженная и достаточно резкая, неожиданно быстро набирающая развитие. Спокойно воспринимать, игнорировать или разумно дискутировать на тему просьбы, темы, ситуации человек не может. Иногда реакция может быть с целью вызвать жалость, во избежание дальнейшего давления, тогда упорство может сочетаться со слезливостью, угнетённым состоянием. В детском возрасте это капризность и отказ выполнять просьбы, в старшем к этому прибавляется попытка обосновать свой отказ неразумностью или неправильностью происходящего.

Негативизм у детей

Впервые кризис негативизма относят к возрасту трёх лет, вторым считают подростковый негативизм 11-15 лет. Кризис трёхлетнего возраста подразумевает яркое желание ребёнка проявить самостоятельность. К этому возрасту формируется самоосознание, возникает понимание Я и в вербальном выражении это проявляется в появлении конструкции «я сам\а».

Негативизм в данном возрасте связан с изменением мировосприятия. Ранее, ребёнок воспринимал себя более неотделимо от значимого взрослого. Теперь же осознание собственной автономности и физической отдельности вызывает интерес узнать окружающее в новом формате, самостоятельно. Эта новость осознания и субъективный шок от различия нынешнего ощущения и прежних впечатлений, а так же некоторую тревогу, сопровождающую каждое новое познавание, вызывает несколько резкую реакцию, в восприятии взрослого. Зачастую, этот период более психотравматичен именно для родителей, они шокированы, по их восприятию резким отторжением ребёнка и в страхе потерять с ним связь пытаются вернуть прежний, взаимозависимый, формат взаимодействия. На первом этапе это провоцирует повышение сопротивления, затем он снижается за счёт подавления личностью ребёнка своей активности и, в дальнейшем, может привести к пассивности, слабой воле, несамостоятельности и зависимому поведению.

Подростковый период так же является сенситивным в формировании личности. Дополнительно кризис негативизма усугубляется гормональной перестройкой, отражающейся на общем восприятии и поведении ребёнка. У девушек он может совпасть с менархе и больше относиться к формированию половой идентификации, её соотношению с социальной ролью. У парней этот период больше связан с обозначением своей позиции в социальной иерархии, появляется стремление к группированию и выстраиванию взаимоотношений внутри коллектива.

Если кризис 3-х лет связан с отделением Я от родительских фигур, то подростковый негативизм связан с дифференциацией Я и социума и, одновременно, понимание необходимости адекватного включения в социум, здорового слияния с ним для дальнейшего развития. Если этот период пройдёт патологически для личности, то сопротивление социальным нормам может стать жизненным сценарием.

psihomed.com

Негативизм у детей и подросков

В общественных местах мы можем услышать недоброжелательные реплики: » Не садитесь со мной: от вас воняет», «Вы такой толстый, что и двух мест вам мало», «Это не ваш случай!», «Вот чмо!». Все это произносится без сочувствия и сопереживания — это последствия недоброго, дурного поведения и даже грубости.
Да, мы часто слышим от других недоброжелательные реплики во время речи, выступления, беседы. Нужно понять для себя их причину, а это подскажет правильные речевые действия. Они могут быть по причине хулиганства, принципиального несогласия. Можно попытаться преодолеть это удачной шуткой. Не сбиваться на ответную недоброжелательность тона и высказываний. При очень интенсивном и долгом проявлении недоброжелательства целесообразно молча уйти.
Посмотрим синонимы к слову недоброжелательность: неприязнь, вражда, холодность, агрессивность, нелюбовь, недоброжелательство, злобность, нерасположение, недружелюбие, неприязненность, злопыхательство, неблагосклонность, недоброхотство, нерасположенность, неблагожелательность, натянутые отношения. Все эти синонимы выражают не доброе, подчас наглое поведение человека.

Негативизм — противодействующее или оппозиционное поведение или отношение. Активный или командный негативизм, выражающийся в совершении действий, противоположных требуемым или ожидаемым.
В книге «Управление персоналом. Энциклопедический словарь» записано: «Негативизм (лат. egatio — отрицание) — негативное, отрицательное отношение к действительности. Негативизм обусловлен потребностью субъекта в самоутверждении, является следствием эгоистичности человека, его безразличия к интересам других людей[4,c.196].
В большим психологическом словаре дается различие негативизма вообще и детского негативизма.
«Негативизм детский — форма протеста ребенка против реально существующего (или воспринимаемого как реальное) неблагоприятного отношения к нему со стороны сверстников или взрослых. Негативизм детский может проявляться по-разному: в повышенной грубости, упрямстве, в замкнутости, отчужденности.
Психологической основой негативных реакций во всех случаях является неудовлетворение каких-то чрезвычайно существенных для ребенка потребностей социального характера: потребности в общении, в одобрении, в уважении, потребности в эмоциональном контакте — эмоциональном созвучии со значимым другим (сверстником или близким взрослым).
Блокирование потребности (фрустрация) становится источником глубоких переживаний, которые по мере их осознания ребенком всё более способствуют возникновению у него негативных тенденций в поведении.
Как реакция на неуспех (в достижении желаемого) негативная реакция является компенсаторной, защитной. Она помогает ребенку выстоять в трудной, конфликтной для него жизненной ситуации: в одних случаях за счет внешнего обеспечения существенной для него потребности, в другом — путем утверждения себя «любой ценой» — нарочитой недисциплинированностью, шутовством и т.п.
Негативные реакции при длительном эмоциональном неблагополучии ребенка могут стать качествами его личности[1,c.330].
Очень интересно осветил проблему негативизма Лев Семенович Выготский, который дал развернутый анализ негативизма у подростков девочек и подростков мальчиков.
«Отмечая далее, что период негативизма у девочек обычно имеет место перед первой менструацией и заканчивается вместе с ее наступлением, Ш. Бюлер склонна рассматривать весь комплекс отрицательных симптомов как прямое наступление полового созревания. Начало фазы Ш. Бюлер характеризует совершенно отчетливым снижением продуктивности и способности к деятельности даже в области специальной одаренности и интересов. (Заметим, что в данном случае мы имеем одну из прекрасных иллюстраций того, насколько развитие механизмов поведения, навыков и способностей не идет параллельно с развитием интересов и какое глубокое расхождение между одним и другим процессом мы наблюдаем в негативной фазе.) Далее, вместе с этим снижением наблюдаются внутреннее недовольство, беспокойство, стремление к одиночеству, самоизоляция, иногда сопровождающиеся враждебной установкой по отношению к окружающим. Падение продуктивности деятельности, отмирание интересов, общее беспокойство составляют главную отличительную черту фазы в целом. Подросток как бы отталкивается от среды, у него проявляется негативная установка по отношению к окружающему, к тому, что еще недавно составляло предмет его интереса; иногда негативизм протекает более мягко, иногда проявляется в форме разрушительной активности. Наряду с субъективными переживаниями (угнетенным состоянием, подавленностью, тоской, которая проявляется в записях в дневниках и других документах, обнаруживающих внутреннюю, интимную жизнь подростка) эту фазу характеризуют враждебность, склонность к ссорам, нарушения дисциплины.
Всю фазу можно было бы назвать фазой второго негативизма, так как такая негативная установка впервые проявляется обычно в раннем детском возрасте, около 3 лет. Это дает повод Ш. Бюлер проводить, как мы уже отмечали, далеко идущую аналогию между первой и второй фазой отрицания. Но это сходство, разумеется, ограничивается чисто формальным подобием одного и другого периода; по-видимому, негативная установка характеризует всякую смену, всякий перелом, всякий переход ребенка от одной стадии к другой, являясь необходимым мостом, по которому ребенок поднимается на новую ступень развития. По данным Ш. Бюлер, эта фаза встречается у девочек в среднем в 13 лет 2 мес. и длится несколько месяцев.
Аналогичные наблюдения сделаны и другими исследователями. Например, О. Штерцингер обратил внимание на то, что учителя издавна жаловались на понижение успеваемости и продуктивности учащихся, на трудности, которые встречаются в школьной работе обычно в V классе, у подростков 14 и 15 лет. Это же обстоятельство отмечает и О. Кро: в первой фазе полового созревания наблюдается как бы снижение способности и продуктивности в умственной работе учащегося. Кро указывает, что поразительно плохая школьная успеваемость, которую в средней школе обычно наблюдают в V классе даже у хороших до этого учеников, объясняется тем, что здесь изменяется установка от наглядности и знания к пониманию и дедукции. Переход к новой, высшей форме интеллектуальной деятельности сопровождается временным снижением работоспособности.
С полным основанием Кро характеризует всю стадию как стадию дезориентировки во внутреннем и внешнем отношениях. В момент перехода, когда в личности подростка смешаны черты отмирающего прошлого и начинающегося будущего, происходит некоторое изменение в основных линиях, направленности, некоторое временное состояние дезориентировки. Именно в этот период наблюдается некоторое расхождение между ребенком и окружающей его средой. Кто считает, что в течение всего процесса развития едва ли когда-нибудь человеческое «я» и мир бывают более разделены, чем в этот период.
Сходную характеристику этой фазе в развитии интересов дает и О. Тумлирц (1931). Для него период полового созревания также начинается с фазы, центральным моментом которой является ломка прежде установившихся интересов. Это период столкновения различных психологических установок, период беспокойства, внутреннего и внешнего отрицания и протеста. Оппозиционная, негативная установка характеризует этот период отсутствия положительных и устойчивых интересов. Первая фаза отрицании сменяется другой, положительной фазой, которую Тумлирц называет временем культурных интересов.
Мы видим, что самые различные исследователи, несмотря на расхождение в отдельных определениях, согласно устанавливают наличие негативной фазы в начале переходного возраста. Со стороны фактической ценное дополнение к этому положению мы находим у различных авторов.
Так. А. Буземан, исследовавший проблему отражения основных черт юности в собственных суждениях юношества, отмечает, особенно у девочек, наступление симптома недовольства около 13, у мальчиков около 16 лет.
Е. Ляу. исследование которого привлекает наше внимание прежде всего потому, что оно посвящено рабочему подростку, отмечает около 15-16 лет падение интересов подростка к своей работе, часто внезапно наступающую негативную установку по отношению к профессии. Эта установка обычно скоро проходит, уступая место позитивной.
Исследования других авторов помогли уточнить различия в протекании фазы у мальчиков и девочек и выяснить отдельные симптомы этой фазы. Так, исследование К. Рейнингера показало, что негативная фаза наблюдалась у девочек обычно в период между 11 годами 8 мес и 13 годами. Фаза продолжается от 8 до 9 мес.
Рейнингер приходит к выводу, что негативная фаза — нормальный и необходимый период, через который должен пройти подросток. Отсутствие этой фазы, по мнению Рейнингера, наблюдается только тогда, когда развитие подростка отклоняется от нормы в том или ином отношении или когда наступает преждевременно ранняя зрелость.
Окончание фазы характеризуется основным симптомом — повышением успеваемости и продуктивности умственной деятельности. Среди симптомов, характеризующих эту стадию, исследователь отмечает неустойчивость, беспокойство и понижение настроения, его отрицательную окраску, пассивность и спад интересов. У девочек необеспеченных классов наблюдается та же самая фаза, протекающая в основном так же, но наступающая несколько позже — около 13-14 лет.
Сходное исследование данной фазы у девочек произведено и Л. Вечерка, которая изучала развитие социальных отношений между подростками, их отношения к взрослым, различные формы детской общественной жизни. Согласно ее данным, эволюция социальных отношений и связанных с ними интересов ясно обнаруживает две полярные фазы, из которых первая характеризуется распадом коллективных связей, разрывом сложившихся прежде отношений между детьми, резким изменением отношений к другим людям, а вторая, которую исследовательница называет фазой союзов, характеризуется противоположными чертами, расширением и укреплением прежде всего общественных связей.
Г. Гетцер наблюдала протекание той же самой фазы у мальчиков. Фаза наступала обычно несколько позднее, чем у девочек, — между 14 и 16 годами. Симптомы отмечаются те же, что и у девочек: упадок продуктивности, пессимистическое настроение. Существенно отличной чертой является более бурное и длительное протекание негативной фазы и более активный характер негативизма, некоторое уменьшение апатичности и пассивности по сравнению с девочками в той же фазе, несколько большее проявление разрушительной активности в самых различных формах.
П. Л. Загоровский считает первой особенностью, которая наблюдается у подростков негативной фазы, пониженную успеваемость и работоспособность. После периода нормальной успеваемости и работоспособности вдруг встречается невыполнение заданий, пропуски занятий; учащиеся, с увлечением проводившие известную работу, вдруг теряют к ней интерес; на вопросы педагога, почему не приготовлена та или другая работа, нередки ответы: нет охоты заниматься. Успеваемость снижается, в отдельных случаях особенно заметно. У подростков замечаются нарушения дисциплины (причем это относится главным образом к мальчикам); противодействие товарищеской среде, «речевой негативизм» и негативизм в поступках, разрыв дружественных связей, пренебрежение правилами, установленными коллективом, стремление к одиночеству — вот наиболее часто сочетающиеся особенности поведения подростков в этой фазе. У девочек чаще наблюдается пассивное, апатичное, сонливое состояние.
В отдельных случаях (у 8 подростков) отмечен острый интерес к чтению, причем подростки переходят к книгам иного содержания, именно к произведениям, где имеется эротический момент. В ряде случаев можно предполагать наличие острого сексуального интереса, но наблюдения Загоровского не могли осветить отчетливо эту сторону жизни подростка.
Понижение работоспособности и успеваемости одинаково характеризует как мальчиков, так и девочек в негативной фазе. Особенно, говорит Загоровский, понижается работоспособность при заданиях творческого характера (сочинение, решение задач). Между тем в работах механических ухудшение иногда и не отмечается.
Существенно новым в этом исследовании Загоровского является описание поведения подростков, находящихся в негативной фазе развития, в семье. Общий вывод, который можно сделать на основе этих данных, гласит: негативизм подростка проявляется в семье не столь отчетливо, как в школе, и, наоборот, у отдельных подростков негативные явления резко обнаруживаются в семье, будучи почти незаметными в обстановке школы.
Таким образом, два момента обращают наше внимание в этом исследовании: во-первых, понижение работоспособности преимущественно в задачах творческого характера, что становится понятным в связи с переходом подростка к новым, еще не окрепшим формам интеллектуальной деятельности, а также в связи с тем, что эти работы больше, чем работы механического характера, должны опираться на творческие интересы подростка и больше страдают в эпоху ломки интересов; во-вторых, теснейшую зависимость негативных установок от условий среды (негативные установки проявлялись далеко не у всех детей в одинаковой степени и обнаруживали различные формы протекания в семье и школе).
Второе исследование, охватившее 104 подростков, вступивших в период полового созревания, позволило автору уточнить ряд вопросов, связанных с этой проблемой, и дать в высшей степени ценный и важный качественный анализ наблюдающихся явлений. Средний возраст девочек, охваченных исследованием, — 13 лет 3 мес (от 12 лет до 13 лет 9 мес), средний возраст мальчиков — 14 лет 4 мес (от 13 лет 6 мес до 15 лет 8 мес).
Полученные данные были подвергнуты качественному анализу, который позволил выделить типы школьников в отношении переживания ими негативной фазы развития. Автор предлагает вместо «типы» называть «формы поведения советского школьника», так как понятие «тип» предполагает нечто устойчивое, неизменяемое, чего нельзя сказать о детях по полученным Загоровским данным. Формы протекания негативной фазы у подростков сводятся к трем основным вариантам: в первом случае ярко выраженный негативизм проявляется во всех областях жизни ребенка, старые интересы школьника резко падают, принимают новую направленность, например на вопросы половой жизни; поведение подростка в отдельных случаях изменяется в какие-нибудь несколько недель.
В ряде случаев негативизм поразительно устойчив. Школьник совсем выпадает из семьи, он недоступен уговорам старших, в школе повышенно возбудим или, наоборот, туп, т. е. у него легко можно установить черты шизоидного характера. Таких детей отмечено 16 (9 мальчиков и 7 девочек), среди них 4 — из рабочих семей. У девочек смягчение резких негативных черт обозначилось рачительно раньше, чем у мальчиков. Характеризуя этих детей, автор
говорит, что начальный период полового созревания протекает у них трудно и остро.
Второй вариант протекания негативной фазы отличается более смягченными чертами отрицания. Подросток, по выражению Загоровского, — потенциальный негативист, о нем можно сказать, что негативная установка проявляется у него лишь в определенных жизненных ситуациях, в определенных условиях среды, его негативизм возникает главным образом как реакция на отрицательные влияния среды (угнетающие действия школьной обстановки, семейные конфликты), но эти реакции неустойчивы и недлительны. Именно для данных детей характерно, что они по-разному ведут себя в разных социальных ситуациях, например в школе и семье. К этому типу принадлежит значительное большинство исследованных школьников (68 из 104).
Наконец, в третьем варианте протекания первой фазы полового созревания негативных явлений не удается установить вовсе. Здесь совершенно не отмечается упадка успеваемости, разрыва дружеских связей, выпадения из коллектива, изменения отношений к педагогу и семье. Между тем, констатирует Загоровский, изменение интересов бросается в глаза: обнаруживается интерес к другому полу, проявляются иные книжные интересы, но ослабевает интерес к школьной общественности. Данная группа охватывает около 20% наблюдавшихся детей. У всей группы отмечается определенная положительная направленность на жизненные ситуации, между тем дети проходят те же биологические фазы развития, что и дети — явные негативисты. У третьей группы детей, по выражению автора, негативной фазы как будто совсем нет, положительная эмоциональность не ослабевает у них на протяжении долгого периода. Большинство детей без негативной фазы принадлежат к рабочим семьям (11 из 20).
На основании своих исследований Загоровский приходит к выводу, что в положения авторов, описывающих негативную фазу, должна быть внесена существенная поправка. По его мнению, не подлежит сомнению, что негативизм как известная фаза в развитии интересов подростка, характеризующаяся отталкиванием подростка от среды, имеет место в развитии человека. Но, полагает Загоровский, нужно отвергнуть чисто биологическую формулу, выдвигаемую Ш. Бюлер. Несостоятельность этой формулы заключается, по мысли автора, в том, что отрицательные рефлексы по отношению к среде, наблюдаемые у высших млекопитающих животных, в социальной человеческой среде могут тормозиться, модифицироваться, принимать своеобразные формы выражения. Далее, негативизм может выявляться по отношению не ко всем жизненным ситуациям. В значительной степени резкое проявление этих симптомов может обусловливаться недостатками педагогического подхода.
Мы плохо знаем педагогику подростничества, считает Загоровский, еще не выработали определенных воздействий на подростков- негативистов, но факт, отмеченный всеми исследователями, что негативная фаза у нормального подростка не столь долга, что она может выявляться в различных формах поведения, т. е. подвергаться воздействиям, говорит о выводе в пользу педагогического оптимизма.
Нам думается, что в описании негативной фазы наряду с правильно подмеченными симптомами, характеризующими раннее начало полового созревания, большинство авторов чрезвычайно упрощают вопрос, благодаря чему и возникает противоречивая картина различных форм выявления негативной стадии в различных условиях социальной среды и воспитания.

Анализ этой фазы невозможно ограничить одними биологическими формами, на что правильно указывает Загоровский. Однако и его возражение не охватывает, думается нам, всего вопроса в целом: так, и он склонен отводить среде в развитии интересов подростка лишь роль фактора, который может тормозить, умерять, давать различное внешнее выражение, но не заново созидать и формировать интересы подростка. Между тем самая существенная черта этого периода та, что эпоха полового созревания является вместе с тем и эпохой социального созревания личности. Наряду с пробуждением новых влечений, создающих биологическую почву для перестройки всей системы интересов, происходит перестройка и формирование интересов сверху, со стороны созревающей личности и мировоззрения подростка.
То, что человеческий подросток есть не только биологическое, естественное, но и историческое, социальное существо, упускается обычно авторами-биологизаторами из виду, равно как и то, что вместе с социальным созреванием и врастанием подростка в окружающую общественную жизнь его интересы не вливаются механически, как жидкость в пустой сосуд, в биологические формы его влечений, но сами, в процессе внутреннего развития и перестройки личности, перестраивают самые формы влечений, поднимая их на высшую ступень и превращая в человеческие интересы, сами становятся внутренними составными моментами личности.
Идеи, окружающие подростка и находящиеся в начале его созревания вне его, становятся его внутренним достоянием, неотъемлемой частью его личности.
Вторая поправка, которая должна быть внесена в учение о негативной фазе, заключается в том, что и с биологической, и с социально-психологической стороны одинаково неправильно рисовать этот период как однородный этап, представлять себе всю мелодию критической стадии складывающейся из одной ноты. На самом деле процессы развития вообще и данный процесс в частности отличаются неизмеримо более сложным строением, неизмеримо более тонкой структурой.
А. Б. Залкинд говорит о глубоком педагогическом заблуждении, которое является
источником ряда нелепостей в приемах воспитательного подхода к критическому периоду. Заблуждение обусловлено главным образом тем, что критический этап представляют себе как однородный этап, в котором будто бы имеются лишь процессы возбуждения, брожения, взрывов, — одним словом, такие явления, с которыми справиться неимоверно трудно. На самом же деле критический период, несмотря на всю сложность и трудность, вовсе не отличается тем трагизмом, который ему обычно приписывали в старой педологии, он совсем неоднороден, в нем одновременно протекают три типа процессов и каждый из этих типов требует своевременного и целостного учета в связи со всеми другими при проработке методов воспитания.
Эти три типа процессов, из которых складывается критический период в развитии подростка, по Залкинду, следующие: 1) нарастающие стабилизационные процессы, закрепляющие прежние приобретения организма, делающие их все более фундаментальными, все более стабильными; 2) процессы действительно критические, совершенно новые; притом очень быстро, бурно растущие изменения и 3) процессы, приводящие к оформлению зарождающихся элементов взрослого человека, которые являются основой для дальнейшей творческой деятельности растущего человека. Внутренняя разнородность и единство критической стадии охватываются, по мысли Залкинда, в следующей формуле: эта стадия оканчивает и закрепляет собой детство, она создает совершенно новое, и она же несет в себе элементы вызревания в полном смысле слова.
Нам думается, что именно учет неоднородности критической фазы наряду с учетом превращения влечений в интересы, т. е. культурного оформления влечений, представляет в действительно верном свете проблему негативной фазы.
Центральным моментом, определяющим структуру и динамику каждой фазы, являются интересы подростка.
А. Б. Залкинд говорит, что в переходном возрасте чрезвычайно осложняется проблема интересов. Совершенно ясно, что если мы не создадим у подростков ярких установок на определенные, интересующие их впечатления, то мы не сумеем охватить педагогическим воздействием главную часть тех биологических ценностей, которые заключены в переходном возрасте. Можно совершенно твердо указать на то, что проблема воспитания и обучения переходном возрасте — это проблема правильного построения возрастных интересов, возрастных доминант, по мысли автора».
[Выготский Л. С.: Том IV. , S. 7862 (vgl. Выготский: Собр. соч. Т. 4, S. 0)].
С.Л.Рубинштейн о негативизме подростков пишет:

«Негативизм проявляется в немотивированном волевом противодействии всему тому, что исходит от других. За негативизмом скрывается не сила, а слабость воли, когда субъект не в состоянии сохранить по отношению к желаниям окружающих достаточной внутренней свободы, чтобы взвесить их по существу и на этом основании принять их или отвергнуть. Как при внушаемости субъект принимает, так при негативизме он отвергает, безотносительно к объективному содержанию, обосновывающему решение. Явления негативизма наблюдаются, так же как внушение, у истерических субъектов.
О негативизме говорят также как о характерном явлении волевой сферы ребенка. Но генетическая обусловленность этих явлений в обоих случаях различна. Еще не окрепшая воля создает себе иногда в явлениях негативизма защитный барьер. Однако и в процессе развития негативизм является обычно симптомом ненормально складывающихся отношений ребенка или подростка с его окружением. То, что трактуется у подростка как негативизм, является иногда проявлением того разлада между отцами и детьми, который особенно сказывался в периоды более или менее значительных общественных сдвигов в истории общества.
В этой связи поучительно и другое явление характерологического порядка — упрямство. Хотя в упрямстве как будто проявляются упорство и настойчивость, все же упрямство и сила воли не тождественные явления. При упрямстве субъект упорствует в своем решении только потому, что это решение исходит от него. Упрямство от настойчивости отличается своей объективной необоснованностью. Решение при упрямстве носит формальный характер, поскольку оно совершается безотносительно к существу или объективному содержанию принятого решения.
Внушаемость, негативизм и упрямство ярко вскрывают значение для полноценного волевого акта объективного, его обосновывающего содержания. Отношение к другим людям и к самому себе играет существенную роль в каждом нормальном волевом акте; при внушении, негативизме и упрямстве они приобретают патологические формы потому, что не опосредованы объективным содержанием принимаемого решения».
[Рубинштейн С. Л.: Часть пятая. , S. 24681 (vgl. Рубинштейн: Основы общей психологии, S. 0).
Ему вторит Узнадзе: «Таким образом, в период полового созревания повторно проявляются негативизм и упрямство. Подросток чувствует неуклонную тенденцию суверенной самостоятельности и беспощадного отрицания всего до сих пор существовавшего.
Эта вторая пора упрямства тоже быстро заканчивается и уступает место новой, теперь уже высшей ступени развития человеческого поведения. Фантазия и интеллект подрастающего человека уже достаточно развиты для того, чтобы он мог взять на себя регуляцию собственного поведения. Его окрепшее самосознание, постоянное подчеркивание своего собственного «я» и своих идеалов достаточно подготавливают его для того, чтобы именно это «я» стало субъектом его поведения. Итак, подрастающий человек уже окончательно достигает ступени волевой активности».
[Узнадзе Д. Н.: Психология деятельности. Импульсивное поведение. , S. 29971 (vgl. Узнадзе Д. Н. Психологические исследования, S. 424)]

Л.И. Божович считает, что внешне негативизм проявляется в, казалось бы, беспричинных капризах ребенка, упрямстве, постоянном отказе от выполнения требований взрослых, стремлении во что бы то ни стало настоять на своем. Дети фактически становятся неуправляемыми: ни требования, ни угрозы, ни даже просьбы на них не действуют. Они стойко отказываются делать то, что еще недавно выполняли беспрекословно.
Дело здесь не в том, что детям не хочется делать то, что предлагает взрослый, а в том, что им не хочется выполнять требования, исходящие от взрослого. Мать говорит ребенку, что надо идти гулять, но ребенок категорически отказывается. Его начинают одевать, он сопротивляется. Но через некоторое время после того, как его оставили в покое, он вдруг заявляет: «Я хочу гулять».
Причина такого поведения заключается в том, что у ребенка накапливается эмоционально отрицательное отношение к требованиям взрослых, препятствующим удовлетворению потребности детей в самостоятельности. А потребность в самостоятельности возникает в связи с появлением мотивирующих представлений.
Некоторые родители как-то интуитивно улавливают начало этого нового этапа в психическом развитии ребенка и изменяют свой подход к нему. Они начинают понимать, что с ребенком старше одного года нельзя обращаться так же, как с младенцем, теперь уже надо считаться с его желанием действовать в соответствии со своими собственными побуждениями. У тех же родителей, которые этого не поняли, конфликт с детьми неизбежно будет усугубляться. Отмечены случаи, когда дети отказывались делать даже то, что им очень хотелось, если видели, что того же самого хотят от них и родители.
Таким образом, негативизм — это результат неправильного воспитания, следствие протеста ребенка против насилия, совершаемого над ним взрослыми. И не следует смешивать его с проявлением настойчивости. Настойчивое стремление ребенка к достижению цели, в противоположность негативизму, явление положительное, это — важнейшая характеристика волевого поведения. Ведь при негативизме мотивом поведения ребенка является исключительно упрямое желание настоять на своем, а настойчивость определяется подлинной заинтересованностью ребенка в достижении цели.
Из всего сказанного очевидно, что появление негативизма приносит огромный ущерб процессу развития и воспитания ребенка. Во-первых, нарушается контакт между ребенком и взрослым, без чего воспитание вообще становится невозможным. Во-вторых, тот факт, что взрослые постоянно препятствуют исполнению собственных решений и желаний ребенка, постепенно приводит к ослаблению самих этих желаний, то есть к ослаблению его стремления к самостоятельности. Если у родителей не хватает терпения дать детям возможность своевременно проявить самостоятельность, то через некоторое время дети перестают стремиться проявить самостоятельность и требуют, чтобы их одевали, кормили взрослые.
Следовательно, насилие над ребенком, навязывание ему поведения, не соответствующего его внутренним потребностям, уродует психику маленького человека. Необходимо избегать такого насилия, всячески поощрять стремление ребенка к самостоятельности.
Точно так же, как в раннем детстве, воспитание в дошкольном возрасте заключается не столько в каких-то особых приемах, сколько в правильной организации всей жизни и деятельности ребенка. Ведь нельзя ожидать проявления воли от лишенного самостоятельности человека, у которого отсутствуют определенные цели, рождающие стремление к их достижению. Вот почему, говоря о воспитании воли, следует говорить о правильной организации всей жизни и деятельности ребенка, формирующих его личность.
[Божович Л. И.: Развитие воли в онтогенезе. , S. 4531 (vgl. Божович: Проблемы формирования личности, S. 312)].
А.В.Брушлинский, считает, что в ходе саморазвития ребенок весьма по-разному восприимчив к различным влияниям извне и потому не беззащитен. В таком смысле даже детский и подростковый негативизм — при всех его отрицательных свойствах — может иметь и некоторое положительное значение, обеспечивая в необходимых случаях временную защиту от нежелательных внешних воздействий, в частности, от помощи со стороны взрослых и сверстников.
Педагогическая, морально-психологическая и т. д. помощь всегда необходима и полезна ребенку, но она может способствовать его саморазвитию лишь при строго определенных условиях. Для того, чтобы полнее раскрыть это общее положение, целесообразно сопоставить друг с другом именно в данном контексте вышеупомянутый принцип детерминизма «внешнее только через внутреннее» и понятие зоны ближайшего развития, идущее от Л. С. Выготского и сейчас широко используемое его последователями.
[Брушлинский А. В.: § 3. Целостность субъекта – основание для системности всех его психических качеств. , S. 4689 (vgl. Брушлинский: Проблемы психологии субъекта, S. 43)]

М.Борба предлагает четыре шага к избавлению от недоброжелательности.

Вот четыре шага, которые помогут ребенку избавиться от недоброжелательности и развить способность к сочувствию.

Шаг 1. Критикуйте грубое поведение, а не ребенка

Как только вы заметите, что ребенок допускает грубость, немедленно обратите его внимание на такое поведение. Не загоняйте себя в ловушку, пускаясь в долгие проповеди о Золотом Правиле поведения (нотации, как правило, отталкивают детей). Вместо этого не пожалейте времени, чтобы обозначить и описать недоброжелательные поступки ребенка. Вы должны сконцентрироваться только на недобром поведении ребенка, а не на самом ребенке. Ваша задача — добиться, чтобы ребенок понял, против какого именно поведения вы возражаете и почему не одобряете такое поведение. Вот несколько примеров, как сделать недоброе поведение объектом борьбы.
«Нехорошо обзывать двоюродного брата «четырехглазым». Обзываться плохо, так как это унижает людей. Я просто не могу позволить тебе делать это».
«Как нехорошо рассказывать сестре анекдоты про толстых и называть ее толстухой. Ты ведь смеешься над ней, а не вместе с ней. Нельзя дразнить человека, это ранит его чувства».
«Ты проявил невнимательность, не спросив приятеля, какую передачу он хочет посмотреть. Ты смотришь только то, что хочешь сам, даже не поинтересовавшись его желаниями. Я хочу, чтобы ты был более внимательным хозяином».

Шаг 2. Помогите ребенку научиться понимать чувства того, кого он обидел

В воспитании ребенка, демонстрирующего в своем поведении недоброжелательность, важно помочь ему понять, насколько его поступки ранят человека. Вот несколько вопросов, которые заставят ребенка задуматься, как действует его грубость на чувства того, кого он обидел.
«Ты видишь, как огорчился твой брат? Каково ему из-за твоего поступка?»
«Она расплакалась из-за тебя. Как ты думаешь, что она чувствует?»
«Ты заметил, как подействовала на нее твоя грубость? Что бы ты почувствовал, если бы кто-то поступил так с тобой?»

Шаг 3. Научите ребенка избегать грубости

Теперь задайте ребенку один очень важный вопрос: «А что ты сделаешь иначе в следующий раз?» Мы очень часто упускаем этот шаг, потому что полагаем, что ребенок знает, как вести себя иначе. Не делайте подобного предположения! Я наблюдала, как многие дети становились закоренелыми грубиянами, поскольку никто не удосужился побеседовать с ними о поведении, замещающем грубость. В конце концов, самое эффективное воспитание — это то, которое учит детей поступать правильно. Поэтому научите ребенка вести себя по-новому, доброжелательно, Чтобы заменить грубые поступки, например, научите его хвалить друга, извиняться, делиться или высказывать восхищение. Затем помогите ребенку потренироваться в новом поведении, чтобы оно вошло в привычку.

Шаг 4. Давайте ребенку возможность исправить сделанное

Заключительная часть воспитания — помочь ребенку научиться брать на себя ответственность за грубость, исправляя то, что было сделано. В результате исследования, проведенного Мартином Хоффманом, было установлено, что если родители привлекают внимание ребенка к пагубным последствиям его поступков, побуждая искупить свою вину, это способствует развитию у него вежливости и предупредительности. Очень важно, чтобы ребенок понял, что допущенный грубый поступок нельзя отменить, однако можно смягчить неловкость и сгладить чувство обиды у того, которого оскорбили, извинившись, заменив поврежденные вещи, уступив дорогу или сделав что-то доброе по отношению к нему. Потребуйте, чтобы ребенок сам составил план действий по исправлению последствий. Более того, позаботьтесь о том, чтобы в этом вопросе не оставалось неясностей, чтобы ребенок понял — вы не потерпите недоброжелательности.

План поэтапного изменения проблемного поведения ребенка

Данные исследований свидетельствуют, что количество недоброжелательно настроенных детей возрастает. Что, по вашему мнению, способствует росту этой тенденции? Специалисты утверждают, что недоброжелательными не рождаются — этому учатся. Где дети учатся недоброжелательности? А вы сами проявляли когда-либо недоброжелательность по отношению к ним? Наблюдали ли ваши дети проявления вашей недоброжелательности по отношению к супругу (супруге), членам семьи или друзьям? Как родители могут сократить количество факторов, способствующих развитию недоброжелательности? Как вы можете воспитать у ребенка сочувствие? Запишите свои мысли и выберите одну, чтобы воплотить ее в жизнь.
Теперь настало время действий по изменению поведения вашего ребенка. Используйте Дневник поэтапного изменения проблемного поведения ребенка для записи своих мыслей и составления плана изменений.
1. Подумайте, что может способствовать проявлениям недоброжелательности у вашего ребенка? Когда вы впервые заметили недоброжелательное поведение? Что обеспокоило вас? Теперь определите, на кого подобное поведение направлено (например, на вас, ваших родителей, братьев и сестер, друзей, взрослых, малышей, животных, соседских детей)? Поговорите с другими взрослыми, которые занимаются вашим ребенком, хорошо знают его и могли бы наблюдать подобное поведение в другой обстановке. Сделайте заметки.
2. Просмотрите список основных причин проявления недоброжелательности у детей. Может быть, по каким-то из этих причин и ваш ребенок ведет себя недоброжелательно? Определив причину недоброжелательного поведения ребенка, составьте план поэтапного изменения проблемного поведения.
Общие причины проявления недоброжелательности у детей:

• Отсутствие эмпатии. Ребенок может не вполне понимать, что чувствует человек, к которому отнеслись недоброжелательно.
• Отсутствие самоуважения. Ребенок чувствует свою несостоятельность, поэтому хочет унизить другого человека.
• Потребность отомстить. К нему самому приставали и его дразнили; он хочет «отыграться».
• Желание быть принятым в группе. Ребенок, желая быть принятым в какой-либо группе, подавляет ее аутсайдеров.
• Отсутствие навыков решения проблем. Не зная, как разрешить конфликт, ребенок обижает и обзывается.
• Зависть. Ребенок кому-то завидует, поэтому унижает его, чтобы почувствовать себя лучше.
• Недоброжелательность, проявляемая по отношению к самому ребенку. С ребенком обращаются недоброжелательно, поэтому он копирует такое поведение.
• Желание властвовать. Ребенок чувствует свое превосходство, когда дразнится.
• Невостребованность доброжелательности. Никто не объясняет ребенку, что недоброжелательность — это плохо.
• Неразвитые навыки общения. Ребенок не обладает такими навыками общения с другими детьми, как совместные занятия, улаживание споров, выполнение обещаний, поддержка, умение выслушать, поэтому он прибегает к подавлению другого ребенка.
3. Перечитайте четыре шага к изменению недоброжелательного поведения. Припомните последний случай, когда ребенок проявил такое поведение. Как бы вы использовали эти шаги для исправления поведения ребенка?
4. Подумайте, что вы сделаете и скажете, когда ребенок в следующий раз проявит недоброжелательность. Как вы примените эти шаги, чтобы изменить поведение ребенка? Сделайте несколько записей, которые помогают вам запомнить, как более эффективно воспитывать ребенка, чтобы искоренить недоброжелательность[3,c.191-197]

Литература:
1. Большой психологический словарь /под ред. Б.Г. Мещерякова,В.П.Зинческо./ СПб.: Прайм-Еврознак, 2006.
2. Божович Л.И.Проблемы формирования личности, S. 312
3. Борба М. «Нет плохому поведению. 38 моделей проблемного поведения ребенка и как с ними бороться». М.:Вильямс, 2005.
4. Управление персоналом. Энциклопедический словарь./под ред А.Я. Кибанова/ М.: Инфра-М, 1998.

Негативизм
Материал http://www.psychologos.ru/articles/search/?header.
Автор: Н.И. Козлов
Негативизм – отношение к человеку, людям, а иногда к жизни и миру в целом с негативным предубеждением. Противоположность негативизма – понимание, сотрудничество, поддержка.
Чаще всего под негативизмом имеют в виду поведенческий негативизм — склонность отказать или сделать всё в пику, сделать наоборот, наперекор просьбам и требованиям. Пассивный негативизм – игнорирование просьб и требований. Активный негативизм (протестное поведение) – человек делает всё наоборот, о чём бы его ни попросили.
Негативизм у детей: «Ты засиделся надолго. Пойди погуляй!» – «Не хочу, я читаю!». «Ты сегодня ещё не читал. Пора заняться чтением!» – «Не хочу, пойду гулять!» – при этом, скорее всего, его желания будут прямо противоположны предложенному.
Негативизм более характерен для детей в период возрастных кризисов. Типичен для подростков (подростковый негативизм) и для пожилых (старых) людей (смотри об этом Шкала эмоциональных тонов и Возрастной негативизм).
Шкала эмоциональных тонов
Автор: Н.И. Козлов
Мир прекрасен
Мир хорош
Мир обычен
Мир враждебен
Шкала эмоциональных тонов — используемый в синтон-подходе наглядный и интуитивно-понятный инструмент характеристики мировосприятия человека. Изображается в виде вертикальной оси, на которой отложены различные эмоциональные состояния (эмоциональные тона). Вся шкала Жизненные миры и оси шкалы тонов′>разделена на пять разделов, пять миров:
• «Прекрасный и любящий нас мир»
• «Мир хорош — дружественный и светлый мир»
• «Мир обычен, мир обыденности»
• «Мир враждебен»
• «Мир страшен».
Прямого соответствия между той или иной эмоцией (чувством, состоянием) и типом такого мировосприятия — нет, многие эмоции и эмоциональные состояния могут быть смешанными, относиться одновременно к разным мирам. Похоже, что человек сам решает, в каком мире он находится, а его эмоции и чувства — только одно из обстоятельств. Люди — как дети, и относятся к миру, как в детстве к своим родителям. Они склонны обзывать мир враждебным, если он у них что-то отнял, а если привыкли бояться и не привыкли преодолевать трудности, начинают плакать, что мир страшен.
Шкала тонов используется для оценки эмоционального состояния и сравнения степени душевной благополучности человека. Чем выше тон, тем более выражены у человека душевное благополучие и успешность. Чем ниже тон, тем более человек неуверен в себе и подвержен фобиям.
Если у вас есть выбор, едва ли стоит связываться с людьми, у которых тон существенно ниже вашего. Если для вас мир дружественен, мир хорош, не надо выходить замуж за мужчину (жениться на девушке) с мировосприятием «мир враждебен». Если вы руководитель, вы скорее всего не будете брать на работу сотрудников с низким тоном, которые везде видят врагов, не доверяют, оправдываются и боятся.
Все дети рождаются на ярком фоне позитива: вокруг столько всего нового, классного, непознанного! Большинство пожилых людей воспринимают мир как враждебный, а то и страшный. Можно ли изменить эту закономерность и поддерживать высокий эмоциональный тон в течение всей жизни? Да, можно.
Можно ли поднимать окружающих людей по этой шкале? — Если люди хотят или хотя бы не сопротивляются, это бывает возможно. Самый простой способ — поместить человека в окружение светлых и бодрых людей, например пригласить в Синтон. Однако нужно учесть, что для человека с установкой «мир враждебен» компании с активным дружественным и светлым настроем воспринимаются тяжело, ему это внутренне не близко, и подобные отношения ему могут Шкала эмоциональных тонов и искренность′>казаться не искренними. Есть определенные правила, как поднимать людей с низким эмоциональным тоном — вверх. Главное правило — маленькими шажками, постепенно.
Шкала эмоциональных тонов и романтизм
По шкале эмоциональных тонов, романтическое состояние — неустойчивое биение между Мир прекрасен и Мир обычен с выпадами совсем вниз.
Я помню, я знаю, что мир может быть прекрасен, но я вижу, что мир сер и обычен. Я буду враждовать с этим, но если это всегда, я могу даже впасть в апатию. Смотри Романтизм и шкала эмоциональных тонов

Негативизм обычно обостряется в периоды личных неудач.
Когда негативизм связан с общим плохим самочувствием или настроением, он носит чаще тотальный характер, проявляясь и в поведении, и в стиле общения, и во взглядах на жизнь. В других случаях, возможно в связи с особенностями воспитания, негативизм может носить очень избирательный характер. Например, словами человек ругается, возражает и обвиняет, а на деле в это же самое время — любит и заботится. Напротив того, вежливый и воспитанный человек с вполне позитивным словарем на деле может быть асоциальной личностью с негативными человеконенавистническими установками.
Негативизм может проявляться в отношении к определенным людям или группе людей. Например, человеку кажется, что в этом обществе подавляется его индивидуальность, и тогда он старается всё сделать «не как другие». Негативщику трудно жить самому, еще более трудно жить рядом с ним. Трудно вести с человеком какие-либо дела, если человеку присуще негативное мировосприятие — привычка установка видеть в жизни негатив: ошибки — а не удачи, проблемы — а не возможности, недостатки — а не достоинства. Впрочем, негативщики вполне могут дружить друг с другом, вместе поливая окружающих грязью. Нередко они также дурно отзываются друг о друге, но поскольку для них привычно видеть в мире негатив, то и гадости в их адрес для них вполне понятны. Они к этому привыкли.
Более сложно заметить в человеке глубинный негативизм. Бывает, что внешне вроде бы позитивно относясь к людям, внутри себя он относится к людям с негативным предубеждением, не доверяя людям, видя умысел и вредительство, обвиняя и подозревая людей, провоцируя негативизм у окружающих.
Причины негативизма разнообразны, нельзя отрицать и генетические обстоятельства, и влияние гормонального фона, и общекультурное окружение. К сожалению, негативизм — одна их характерных черт российского менталитета. В связи с этим большинство россиян чаще видят в себе недостатки, а не достоинства. За рубежом, если человек на улице случайно задел другого человека, шаблонная реакция практически любого: «Sorry», извинение и улыбка. Они так воспитаны. Печально, что в России такие шаблоны — более негативные, тут можно услышать и «Ну ты, куда смотришь?», и нечто более резкое.
Что касается психологических причин, то это в первую очередь:
1) беспомощность, недостаток умений и знания, как справиться с проблемой;
2) борьба за власть, самоутверждение;
3) недостаток внимания, привлечение внимания;
4) выражение неприязни, месть.Иногда это – болезненный вариант негативного мировосприятия.
Как бороться с негативизмом?
Бороться с негативизмом — задача творческая. Указывать на симптомы негативизма у других – опасно, обычно люди с развивающимся негативизмом на это реагируют защитой, только укрепляя себя в своем негативизме. Если же вы будете следить сами за собой или попросите окружающих вам подсказывать, когда вы «сваливаетесь в негативизм», успехи вполне реальны.
А как самому не сваливаться в негативизм? — Не очень мудро бороться с негативизмом, поскольку борьба против — уже проявление негативизма. Продуктивнее и веселее вырабатывать у себя позитивное мировоззрение и позитивное отношение к людям. Это — реально. Итак, убираем позицию Жертвы, склонность поныть и попереживать «Ах, как все ужасно!», развиваем позицию Автора, уверенность в себе и привычку к бодрой поддержке окружающих. Учимся видеть свои успехи и удачи, учимся говорить людям комплименты, учимся благодарить людей и учимся благодарности жизни в целом.
Внимательные люди заботятся, что негативизм ими не овладевал. Проще всего попросить друзей и членов семьи, чтобы они следили за вами, тем более что такая игра полезна для всех. Самостоятельно можно отслеживать свой позитивный словарь и отдельно выписать свои типовые выражения, в которых вы выплескиваете свой негатив. Мат, естественно, из нормального общения исключается.
Шкала эмоциональных тонов и возраст
Все дети рождаются на ярком фоне позитива: вокруг столько всего нового, классного, непознанного! Все надо исследовать, увидеть, попробовать! Дети живо реагируют даже на самую мелочь: «Мама, радуга!», «Мама, мама, смотри какой листик!» — что взрослые уже давно разучились замечать. Ребенок живет ожиданием чуда, верой в чудо, для него каждый день — свершение большого чуда!
Смотри: Прекрасный, сияющий, любящий нас мир
Дети часто дерутся, но с Враждебным миром знакомы мало. Ситуативные состояния и переживания враждебности возможны в любом возрасте, но как базовое мировосприятие, «Мир враждебен» очень характерен для подросткового возраста, после в благополучном варианте сменяется более высоким тоном, однако снова приходит к большинству людей во взрослом или пожилом возрасте.
Это происходит — постепенно.
Для взрослого человека — каждый день — это норма. Солнце встает и садится, сказок на свете не живет, чудеса — о чем вы? И часто в таком своем ограниченном мире он теряет множество моментов, которые могли бы делать его счастливым и довольным. И эмоциональный фон его снижается.
Ну не дети же мы, в самом дели — нам не пристало… Мир из волшебного становится обычным, обыденным — и даже сероватым, скучноватым…
Старики любят быть рядом с детьми, потому что дети хоть ненадолго, но возвращают их в состояние радостного счастья.
Дальше — больше. Разучившись замечать маленькие радости волшебного мира, человек концентрируется на том плохом, с чем он сталкивается. А виноват в этом кто? Правильно — мир. Мир — ты плохой. Так мир из разряда скучного и обыденного — переходит в разряд плохого, который вынуждает сражаться, биться за место под солнцем, в это непрекращающейся войне урывая свой кусок. «Никому не верь, никто не обманет…»
Далее накатывает возраст. Когда сил воевать становится меньше, мир кажется настолько ужасным, что начинает уже не злить — он начинает пугать. С ним, с таким разве повоюешь? Ни сил, ни здоровья… Мир стал страшным. А чем дальше — тем страшней и последняя ступень утомления этим миром — апатия, уныние — мир никакой. Не злой. И не страшный. Просто — никакой. Безразличный. Вот так вот: был мир волшебным — а стал мертвым. Вот и всё. Смотри Мир страшен
Всё?
Детский негативизм
Автор статьи Н.В. Жутикова
Для подлинного homo sapiens характерно постоянное стремление стать еще более человеком. А для этого ему нужно не только вобрать в себя все то, что даст ему органическая связь с родившим его. Ему нужны многие новые связи за пределами узкого круга семьи. И в них он должен чувствовать себя не щепкой, плывущей по течению, не организмом, реагирующим на раздражители, не функционером, а личностью!
Наиболее интенсивно личность утверждает себя в подростковый период. А пока ребенку предстоит еще познакомиться с собой, со своим «я», выделить его из окружающей среды, отделить себя от нее, удивиться этому, пережить это и освоиться на этом новом этапе. Но еще до этого, перед этим, идет своеобразная подготовка: неожиданные для взрослых, спонтанные пробы самостоятельности чаще всего приобретают негативные формы (детский негативизм), т. е. формы отказа от ожидаемых действий.
Часто они приобретают оттенок игры, когда ребенок как бы поддразнивает взрослых, демонстративно и лукаво делая то, что они запрещали. Эти психологически нормальные негативные формы поведения чаще наблюдаются в периоды возрастных кризисов, когда у ребенка возникает устойчивая потребность в самостоятельности и в самоутверждении. Он говорит «нет», если от него ждут «да», нарушает запреты, протестует против излишней опеки («я сам!») и вообще делает все наперекор. Жесткой возрастной периодичности искать не стоит: и в полтора года, и даже раньше, и в двух-трехлетнем возрасте такая потребность уже дает себя знать продолжительными периодами протеста и своеволия. Чем энергичнее, активнее и самолюбивее ребенок, тем активнее и его протест!
Как же себя вести в этих случаях? Помните: от того, как мы будем реагировать на детский негативизм, зависит самое важное — будущая личность, сфера ее отношений, в том числе к людям и к себе.
В каком бы возрасте ни был малыш, впервые не подчинившийся нашей воле, это должно послужить сигналом для нас о необходимости кое-что изменить в своем прежнем отношении к нему. В какую сторону? В сторону укрепления и развития его самостоятельности!
Вот здесь у многих молодых воспитателей сразу возникают неприятные ассоциации под отталкивающей шапкой: «баловать», «потакать» и т. д. Ни то ни другое! Везде, где возможно, пусть ребенок делает что-то для себя сам и по своему усмотрению. Везде, где возможно, следует дать ему реализовать свое предпочтение! Пусть делает как хочет! Не следует устраивать скандалы из-за того, что ребенок не повинуется вам. Не спешите «принимать меры», выждите! Если нет острой необходимости, не настаивайте на своем! А если вы вынуждены настаивать (допустим, собрать игрушки, одеться, чтобы идти куда-то, или, напротив, раздеться, чтобы ложиться спать, и т. п.), то не акцентируйте внимания на его отказе повиноваться. Выждать минуту-другую можно почти всегда.

Если мы не оказываем сопротивления или, точнее, не оправдываем ожидания младшего нашим сопротивлением, то контрпозиция слабеет. Выждав, мы можем сделать вид, что никакого «негативизма» и не было! Приведем цитату, взятую из дневника одной молодой мамы:
«А сын меня озадачил. Даю сегодня ему лекарство. Растерла таблетку ложечкой в ложке, смочила, чтобы этот порошок не разлетелся, и протягиваю сыну. Он сначала, как обычно, открыл рот, а потом вдруг закрыл (перед самой ложкой) и отвернулся. Стою перед ним с этой ложечкой, как дура, и не знаю, как это понимать и что делать. Молчу. Посидел он этак, отвернувшись, потом на меня смотрит. Я опять ему — ложечку и сама свой рот открываю, чтобы он сделал так же. А он, наоборот, свой рот плотнее закрыл, губки сжал и раза два-три мотнул головой в обе стороны, как обычно делают, когда не согласны с чем-то («нет»). И опять я стою в полной растерянности.
И что-то мне вдруг неспокойно на душе сделалось: ну вот, уже и не слушается. Сколько мечтала о сыне, представляла, какой он будет. И какие были мысли: ох, скорей бы побежал, скорее бы заговорил, шалить бы начал. А вот сейчас не по себе стало: что же мне делать, если не будет слушаться? Жаловаться папке, а тот его — ремешком. Ремнем?! Ну уж — нет! Стою и смотрю на него, а у самой вот такие беспокойные мысли. А он опять помотал головой, потом посмотрел на меня и вдруг преспокойненько так открыл рот! И так же спокойно из моих рук запил из чашечки. Поморщился (горьковатое лекарство), но не заплакал. Интересно, почему он то заупрямился, то вдруг согласился, открыл рот, хотя я в это время не настаивала. »

В приведенном примере мама от растерянности стояла перед сыном молча, но именно это как раз и было нужно! Малыш сам открыл рот!
Другой пример: малыш может методично поднимать ручонку к открытой болячке после каждого запрещающего движения взрослых. Вот он — самый безобидный пример реагирования на запрет! И эти же эпизоды служат уроком «как быть?».
Здесь симпатична модель игрового разрешения протеста! Почему бы не поиграть минуту в ту игру, которая насытила бы притязания малыша.
Слышу такое знакомое, привычное ворчание: «Играть. Так наиграешься за день на работе. »
И все-таки дороже вашего ребенка у вас ничего нет! Если он болен физически, вы же без возражений бросаетесь ему на помощь! Там опасность для вас очевидна. Зачем же вы ворчите, если речь идет о развитии его личности? Если вы будете подавлять, пресекать все попытки самостоятельности у вашего малыша (то, что вам кажется упрямством), это неизбежно задержит своевременное развитие самостоятельности, может вообще блокировать ее полное развитие (человек так и останется несамостоятельным). Но при этом может развиться негативизм, совсем не похожий на пробы и попытки самостоятельности. Это уже такой негативизм, в котором отчетливо дает себя знать эмоциональное неблагополучие, вызванное подавлением. Это будет уже болезненная форма протеста! Иногда с плачем и криком, иногда с тупой неподвижностью — по-разному. Но нет здесь выражения свободы, уверенности, внутренней независимости, как при «нормальном» негативизме. Даже если иногда и отмечается что-то похожее на игру, то игра эта — «болевая», в ней налицо стремление причинить нам боль! Но как бы ни проявлялся такой негативизм, он служит способом защиты и утверждения своего «я», своего права на самостоятельность. Способ весьма неприятный для нас и безрадостный, болезненный для ребенка, но единственно доступный ему.
Попытки взрослых «исправить» малыша грубым подавлением его своеволия и наказаниями закрепляют у него негативные формы поведения. Их закрепляет даже простое привлечение к ним внимания! И с этого начинается формирование негативизма как черты характера. Это уже отклонение от нормального развития самостоятельности. Вот здесь и проявится истинное упрямство — привычное немотивированное сопротивление воздействиям извне — сначала своим значимым старшим, а потом и любому воздействию.
У детей менее активных и выносливых подавление самостоятельности может не вызвать внешне выраженных негативных форм поведения. Но рано или поздно скажется острый дефицит самостоятельности, который перейдет в черту, которая так и называется — личностной зависимостью. Но и «зависимые» нередко обнаруживают запоздалые проявления того самого негативизма, который является закрепленной реакцией протеста против посягательства на их право на самостоятельность.
Есть тяжелая закономерность: то, что не получило возможности проявиться в свое время, в соответствующем возрасте, обязательно проявится позднее и в очень неприятной форме. И будет держаться много дольше, чем могло бы в свое время. А может и сохраниться на всю жизнь — как одна из тенденций незрелой личности. И она будет давать о себе знать прежде всего в контакте со старшими, с теми самыми значимыми, которые задержали это развитие.

Но вчерашний младший не остается только младшим на всю жизнь. Это его положение сохраняется лишь относительно его старших. Бывшие подростки получают паспорта, служат в армии, женятся и выходят замуж. И обзаводятся своими собственными младшими!
Обратите внимание: если к этому времени сохранились незрелые тенденции личности, они не проходят сами по себе, автоматически, с рождением детей. И они неизбежно проявятся — при первом же столкновении с попытками самостоятельности у новых младших! Незрелые способы самоутверждения молодых родителей теперь будут давать вспышки негативизма в общении со своими старшими и подавлять самостоятельность у новых младших, порождая в конечном итоге ту же консервацию незрелых тенденций уже в третьем поколении. И так — до «седьмого колена».
Когда вы нетерпеливо теребите книгу в поисках прямых указаний, как сделать вашего трудного подростка «хорошим», когда осаждаете психологов с требованиями конкретных рекомендаций и радикальнейших мер («вплоть до гипноза!»), попытайтесь понять следующее. До тех пор, пока мы, старшие, не захотим улучшить самих себя, мы не сможем сделать наших детей лучше, чем они получаются. Даже если кто-то со стороны вдруг сделал «чудо», смог что-то дельное пробудить в вашем сыне (дочери), а вы себя не измените, улучшение будет нестойким, неглубоким и мало затронет его отношение к вам.
Мой друг рассказал мне о своей бывшей сокурснице по университету. Знал он ее беспечной, бесшабашной, бездумной, склонной к нескромным шуткам. Всерьез ее никто не принимал. На встрече выпускников через 15 лет он был поражен переменой: вместо прежней пустельги и болтушки перед ним был умный и красивый человек, с манерами сдержанными и мягкими, с тем чувством собственного достоинства, которое внушает уважение еще до первых сказанных слов. И речь ее также была прекрасна, проста и умна. В чем же причина такой разительной перемены? Еще студенткой она вышла замуж и стала матерью. Но после окончания вуза семья распалась. Оставшись с маленьким сыном, пережив драму, она осознала всю меру ответственности за его будущее. И ради сына стала заново сознательно строить самое себя — изо дня в день! И потому к юношескому возрасту сына сделала его своим другом.
Мне известны многие семьи и одинокие матери, которые смогли пересмотреть свой образ жизни, себя, свое отношение к детям — даже в зрелом возрасте! И перемены, происшедшие с родителями, благотворно повлияли и на подростков, и на уже взрослых или почти взрослых детей. Вот это и есть тот единственно верный способ самоутверждения старшего перед своим младшим: постоянная, пожизненная работа над собой. Здесь выигрывают обе стороны! Это — творческий путь! До конца дней своих вы не перестанете расти, а значит, не утратите значения для своих детей как личность. Но это трудный путь. По крайней мере он труден вначале.
Чаще избирают путь полегче, но он и порождает «трудных» детей: старший утверждается за счет своего младшего. Так и продолжается упомянутая выше цепь передачи из поколения в поколение незрелых способов самоутверждения. Пора прервать ее! И если вы уже решились на это, надо узнать, что же изменить в себе, в своих отношениях.
Клипарт с сайта LENAGOLD
Детский негативизм. Советы родителям
Важно понимать: ребенок отказывается выполнить просьбу не потому, что ему этого не хочется. Гораздо важнее для него проявить самостоятельность, не подчиниться воле взрослого. Если вы будете придерживаться гибкой тактики, то поможете ребенку не только избежать ненужных конфликтов сегодня, но и стать более самостоятельным и независимым в его будущей взрослой жизни.
Детский негативизм. Советы родителям
Клипарт с сайта LENAGOLD — коллекция фонов и клипарт
Многим родителям знакома такая картина: ребенок буквально все говорит и делает наоборот. Причем создается впечатление, что он специально поступает назло. С этим можно столкнуться и в поведении дошкольника и уж тем более подростка.
Малышу предлагают гулять, а он плачет, кричит, что хочет играть дома. Может в момент раздражения бросать игрушки, предметы в человека, куда попало. Может капризничать, грубить, что-то разрушать, а может замкнуться в себе. Причем часто причины этого сопротивления непонятны окружающим. Такое поведение принято называть негативизмом.
Почему ребенок протестует?
Негативизм — это лишенное разумных оснований сопротивление ребенка оказываемым на него воздействиям (Педагогический энциклопедический словарь).
Так ребенок протестует против обстоятельств жизни, против отношения к нему разных людей: близких, сверстников, других взрослых. Объективно эти обстоятельства или отношения могут и не быть неблагоприятными. Главное, какими их воспринимает ребенок или подросток.
Нередко причины такого поведения неявны для окружающих, потому что сам ребенок их тщательно маскирует. Например, тревога и страх: «Не справлюсь, лучше вообще отказаться» или «Буду выглядеть смешно». Иногда дети протестуют против каких-то жизненных обстоятельств. Это может быть рождение младшего брата или сестры, развод родителей, вынужденный переезд, смена школы и т.д.
По сути негативизм — это реакция на какую-то неудовлетворенную потребность. Например, в понимании, одобрении, уважении, самостоятельности. Это один из способов преодоления трудной ситуации, хотя и не самый конструктивный.
О пассивном негативизме говорят, когда ребенок просто пропускает мимо ушей наши просьбы и требования. Активный негативист старается сделать что-нибудь противоположное тому, что от него просят.
Родители нередко говорят о том, что ребенок упрямый. Можно сказать, что упрямство — это слабая форма негативизма. И по проявлениям в поведении они похожи. Но причины похожего поведения все-таки разные. Упрямец стремится к самоутверждению. А негативист протестует против неблагоприятной для себя ситуации.
Говорят еще о такой черте, как настойчивость — это желание добиться своего вопреки препятствиям.
Ребенок может проявлять негативизм в отношениях с кем-то одним из близких или со всей семьей, только в семье или практически везде, где появляется.
Можно ли что-то с этим поделать?
Самое универсальное средство — учитывать детские потребности, желания, возможности, способности.
Не выдавать свои желания за желания ребенка или подростка. Стараться понимать его состояние, настроение.
Чаще детский негативизм — преходящее явление. Но он может закрепиться и стать устойчивой чертой личности — если взрослые ведут себя слишком жестко и ребенок постоянно испытывает эмоциональное напряжение.
Как помочь негативисту?
Практически у всех детей родители отмечают протестные реакции в определенные периоды. Есть так называемые кризисные периоды детства — один год, три года, шесть-семь лет и 13-16 лет. Ребенок (или подросток) в эти моменты старается перейти на новую ступень своего развития, сделать еще один шаг к самостоятельности, независимости, утвердиться в своих глазах и глазах окружающих.
Здесь важно понимать: ребенок отказывается выполнить просьбу не потому, что ему этого не хочется. Гораздо важнее для него проявить самостоятельность, не подчиниться воле взрослого. Если вы будете придерживаться гибкой тактики, то поможете ребенку не только избежать ненужных конфликтов сегодня, но и стать более самостоятельным и независимым в его будущей взрослой жизни.
При воспитании негативиста старайтесь учитывать следующие моменты
Правила должны быть понятны детям.
• У ребенка должны быть не только обязанности, но и права.
• Требования и напоминания сообщайте спокойно, но твердо. Раздражение взрослого только усилит негативную реакцию ребенка на запрет.
• При любых проблемах в поведении ребенка помогает ведение дневника. Во-первых, наблюдение помогает взрослому как бы отстраниться, посмотреть на ситуацию более объективно, снизить эмоциональный накал. Во-вторых, понять, что именно вызывает у ребенка протест. Редко бывает так, чтобы негативизм длился с утра до поздней ночи.
• Ребенку необходимо иметь выбор. Предоставляйте ему эту возможность. Например: «Ты сегодня будешь мыться под душем или примешь ванну?»
• Не следует наказывать ребенка только за то, что он говорит слово «нет». Ребенок, который не имеет права возражать, в будущем не сумеет отстаивать свою точку зрения.
• Стоит обратить внимание, не слишком ли часто в общении с ребенком звучит слово «нельзя». Попробуйте сократить количество запретов — возможно, среди них есть и ненужные. Пускай чаще звучит слово «можно», обозначающее желательные формы поведения. Например: «На обоях рисовать нельзя, а на бумаге можно».
• Призывайте на помощь чувство юмора и игру. В общении с упрямым малышом бывает эффективным метод от противного: «Ты только не вздумай сегодня лечь в 8 часов». Или игра в мальчика-девочку-«наоборот»: «Ты сегодня все делаешь наоборот, когда я попрошу тебя о чем-нибудь. А завтра я стану «мамой-наоборот»». Не сработают одни приемы — придумайте что-нибудь другое. Главное, испытывать как можно больше положительных эмоций от взаимного общения.
• Поощряйте активность, поиск нового, самостоятельность. Вы ведь не хотите, чтобы ваши сын или дочь выросли пассивными, зависящими от других людей, не умеющими принять решение?
Запаситесь терпением и не ждите немедленных результатов. Помните только, что это очень важный период в жизни ребенка.
Подростковый негативизм
Склонность возражать — одно из проявлений негативизма, и его можно использовать. Девочка-подросток осваивает туфли на высоких каблуках. «Тебе наверное трудно ходить на таких высоких каблуках?» — Естественно, она возразит: «Нет, нормально!» — Ну и хорошо, дала сама себе правильное оперативное внушение.
Оперативное внушение
Оперативное внушение — внушение, которое вставляется в общение под задачи непосредственной ситуации. Может быть осознанным и нет, произвольным, непроизвольным и послепроизвольным. Оперативное внушение — вид психологического влияния. Как психологическое воздействие, вызывающее у человека нужные чувства и намерения помимо его сознательного контроля. оперативное внушение является распространенной манипуляцией.

Хозяйка — исключительная! И умная, и характер — золотой!
Формы оперативного внушения
Оперативные внушения производятся и текстом. и интонациями, и выражением лица.
Когда слушает воспитанный человек, его лицо не застывшее, не мертвое, а внимательное, отражающее состояние партнера и вовремя выражающее те эмоции, которые служат партнеру поддержкой и оперативным внушением.
Непедагогичные внушения
«Ну почему ты так ненавидишь своего брата?» — глядя прямо в глаза, спрашивает бабушка пятилетнего мальчика. Трудно сказать, что понимает себя мальчик, но можно быть уверенным — рано или поздно он начнет относиться к брату когда-то и с ненавистью. Внушение работает.
Знаменитая фраза родителей, устраивающих пьянку на день рождения ребенка «А тебе рано пить спиртное, тебе — лимонад» — понимается ребенком, что надо только немного подрасти и можно принимать алкоголь.
Оперативное (само)внушение
Сильнее всего оперативное самовнушение работает, когда оно идет неосознанно (то есть без протеста) и от самого человека.
Например, склонность возражать — одно из проявлений негативизма, и его можно использовать. Девочка-подросток осваивает туфли на высоких каблуках. «Тебе наверное трудно ходить на таких высоких каблуках?» — Естественно, она возразит: «Нет, нормально!» — Ну и хорошо, дала сама себе правильное оперативное (само)внушение.
Дети. Запреты и ограничения
Есть несколько правил, которые помогают наладить и поддерживать в семье бесконфликтную дисциплину. Своего рода правила о правилах.
Правило первое
Правила (ограничения, требования, запреты) обязательно должны быть в жизни каждого ребенка. Если они отсутствуют, ребенок чувствует себя забытым и ненужным («никому до меня нет дела»).
Правило второе
Правил не должно быть слишком много, и они должны быть гибкими.
Как сбалансировать эти запреты и разрешения, как найти золотую середину между подавляющим стилем воспитания и попустительским стилем?
Психолог Ю. Б. Гиппенрейтер в книге «Общаться с ребенком – Как?» предложила идею: мы делим все поле, регламентирующее поведение ребенка, на четыре зоны. Обозначаем их цветом: зеленая, желтая, оранжевая, красная.
Зеленая зона
— В зеленую зону помещаем то, что ребенок может делать по собственному разумению или желанию. Например, выбрать, какую книгу почитать, в какие игры поиграть, кого пригласить к себе на день рождения и т.д. При определении этой зоны очень интересно бывает задуматься: а многое ли наш ребенок действительно может выбирать самостоятельно?
Желтая зона
— Желтая зона включает те действия, в которых ребенку предоставляется относительная свобода. То есть он может выбирать, что ему делать, но в определенных границах. Например, ему разрешается каждый день смотреть телевизор, но не более 1 часа и не позднее 9 часов вечера. Или самому решить, когда приступить к домашним заданиям, но работа должна быть закончена к 20 часам.
Важно, чтобы ребенок понимал, чем вызвано то или иное ограничение. Он вполне способен принять ваше спокойное, но твердое объяснение. Подчеркните при этом, что именно остается ребенку для его свободного выбора. Когда дети чувствуют уважение к их чувству свободы и самостоятельности, они легче воспринимают родительские ограничения.
Оранжевая зона
— Жизнь есть жизнь, в ней встречаются ситуации, которые заставляют нас иногда попадать в оранжевую зону. Она очерчивает те действия, которые разрешаются в случае особых обстоятельств. Например, отец возвращается после долгой командировки поздно вечером. Можно разрешить ребенку позже лечь спать и даже не пойти наутро в детский сад или (страшно сказать!) в школу. Или: ребенок оказывается в стрессовой ситуации, связанной с переездом, болезнью или смертью кого-то из близких. Здесь важно подчеркнуть ребенку, что разрешение оправдано только исключительными обстоятельствами. Обычно дети хорошо понимают подобные ограничения и больше готовы соблюдать правила в обычных ситуациях.
Красная зона
— Последняя, красная зона включает в себя действия, которые не являются приемлемыми никогда и ни при каких обстоятельствах. Здесь не может быть никаких исключений из правил. Нельзя выбегать на дорогу, баловаться с огнем, обижать слабых, предавать друзей. От элементарных правил безопасности к моральным нормам и социальным запретам.
Правило третье
Говорит о том, что родительские требования не должны вступать в явное противоречие с важнейшими потребностями ребенка.
Мы не должны ограничивать потребность ребенка в движении, общении или его исследовательские интересы только потому, что не выносим шума или боимся, чтобы он не сунул нос куда не следует. Лучше создать безопасные условия, чтобы он мог эти свои потребности осуществить. Исследовать лужи можно, но только в высоких сапогах. Даже бросать камни в цель можно, если позаботиться при этом, чтобы никто не пострадал.
Правило четвертое
Правила (ограничения, требования, запреты) должны быть согласованы взрослыми между собой. Согласованность систематически поддерживается.
Бывают в семье такие ситуации, когда мама говорит или разрешает одно, папа — другое, а бабушка предлагает свой вариант. Представьте себя на месте ребенка в такой ситуации. Попробуй разобраться, чьи правила и ограничения нужно соблюдать! К тому же можно воспользоваться случаем и добиваться своего, внося раскол в ряды взрослых.
Взрослым лучше предусмотреть возможность таких ситуаций и заранее договориться, чего требовать от ребенка.
Правило пятое
Тон, которым сообщается требование или запрет, должен быть скорее дружественно-разъяснительным, чем повелительным.
Закономерно: запрет, данный в сердитой или властной манере, воспринимается вдвойне тяжелее.
На вопрос: «Почему нельзя?» — не стоит отвечать: «Потому что я так велю!», «Нельзя, и все!». Нужно коротко пояснить: «Уже поздно», «Это опасно», «Может разбиться» и т.д.
Объяснение должно быть коротким и даваться один раз. Причем лучше давать его в безличной форме. Например: «Конфеты едят после обеда» вместо «Положи конфету сейчас же назад!». Или: «Спичками не играют, это опасно» вместо «Не смей трогать спички!».
А если ребенок не подчиняется? Что ж, последовательно применяйте все пять правил, и постепенно нежелательного поведения станет меньше. Не исключено, что оно и вообще прекратится.
Правило шестое
Лучше наказывать ребенка, лишая его хорошего, чем делая ему плохо. Чтобы это правило можно было применять, старайтесь создать в своей семье запас хороших традиций, семейных праздников и т. д. Тогда ребенку будет о чем жалеть в случае проступка.
Модели воспитания: запреты и предписания
Автор: Н.И. Козлов
Модели воспитания — это стабильные отношения между старшими и младшими, где активная воспитывающая роль принадлежит старшим. Модели воспитания иногда осознаны, иногда не вполне. В каких-то случаях бывает, что родители на словах декларируют одну модель воспитания, а на деле реализуют другую. Достаточно распространены случаи, когда родители используют в своей практике несколько моделей одновременно.
Идеальной модели, наилучшим образом подходящей любым родителям и любому ребенку — нет, но есть модели более проблемные, есть спорные, а есть достаточно удачные. Перечислим и откомментируем основные модели:
Педагогическая шизофрения

Ежик в тумане.
Модель «Педагогическая шизофрения» — это большое количество как будто строгих запретов, но запретов таких, которые на самом деле можно нарушать. Когда за это будешь наказан — неизвестно.
Мама кричит: «Здесь нельзя бегать, не бегай!», но ребенок после этого продолжает бегать, а мама только вздыхает.
Образно — ребенок в тумане, где его со всех сторон окружают стесняющие вещи и стены, но через которые можно прорываться. Они кажутся, что есть, они пугают — но если протянуть руку или пройти сквозь них — их нет.
Активные и сообразительные дети используют это как поле для маневров и учатся активно хитрить. У менее сообразительных детей — полная дезориентация, что можно и что нельзя, формируется низкая самооценка и воспитывается неуважение к запретам.
Тесный дом, или Железные рукавицы
Ребенка окружает большое количество запретов, ему все нельзя, а за нарушения сразу следует наказание. Из сильного ребенка справедливые родители в такой модели могут воспитать воина — строгого к себе и дисциплинированного. Впрочем, в руках обычных родителей эта модель чаще воспитывает в детях страх и бездеятельность. Нужно учесть, что запреты могут быть не явными, а скрытыми, а наказание — через формирование чувства вины, как в варианте «Пожалуйста, не серди маму». Так или иначе, это модель спорная. В локальных трудных ситуациях она может быть единственно верным решением, как основная модель для нормальной жизни — не рекомендуется.
Поле свободы
В этой модели родители избегают искусственных запретов, ребенок воспитывается по принципу «Чем меньше запретов, тем лучше». Понятно, что родители все равно учат ребенка тому, что жизненно необходимо, что сохранит жизнь ребенку и окружающим («со спичками, ножом и топорами дети не балуются»), однако в идеале все социальные запреты в этой модели должны быть убраны. При этом, в отличие от попустительства, где воспитательные воздействия отсутствуют как таковые, в этой модели воспитательный процесс осуществляется через столкновение ребенка с естественными, природными ограничениями. Более того, эти природные ограничения иногда создаются искусственно, чтобы ребенок умел справляться с жизненными трудностями. Главное в этой модели, чтобы ребенок не почувствовал давления со стороны родителей. Модель имеет свои проблемы и ограничения, однако в умелых руках иногда дает отличные результаты.
Просторный дом
В этой модели родители не боятся ребенку что-то запретить, но стремятся к тому, чтобы запреты были понятными, обоснованными и только самыми необходимыми, вынужденными. Запретов мало, но они четко обозначается и соблюдаются жестко. Нельзя — значит нельзя всегда, однако жесткость запрета реализуется разнообразно, не обязательно только наказаниями, тем более наказаниями скорыми. Соблюдению запрета помогают личный пример, предупреждения, разъяснения, добрые разговоры, формирование тотального общественного мнения: «Вот это точно нельзя». Что-то может быть и прощено, но направление воспитательной политики определенно: то, что нельзя, то нельзя действительно. Как стены в доме. Стена не пускает не потому что она злая, а просто потому что она тут стоит. Такой порядок. При этом пространство свободы — большое, стены запретов не душат, есть возможности играть, пробовать, баловаться.
Просторный дом с линией развития
Эта модель рождается, когда к модели «Просторный дом» добавляется прием «Короткий поводок». Повторим, в этой модели родители не боятся ребенку что-то запретить, но стремятся к тому, чтобы запреты были понятными, обоснованными и только самыми необходимыми, вынужденными. Запретов мало, но они четко обозначается и соблюдаются жестко. Соблюдению запрета помогают личный пример, предупреждения, разъяснения, добрые разговоры. В таких отношениях родители ведут детей по пространству свободы, показывая лучшие маршруты. Без родительского контроля дети живут и играют в атмосфере свободы, зная редкие, но обязательные запреты, однако родители заботятся о том, чтобы по возможности большее количество времени быть рядом с детьми и вести их по жизни наилучшим образом, воспитывая в них смелость, уверенность в себе, честность, трудолюбие и другие социально достойные качества. Реализуется установка «Воспитание — это привычно, естественно и скорее приятно». Отличная модель, однако требует высокой активности родителей и достаточно серьезных временных затрат.

Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

www.chitalnya.ru