Полный аутизм

Что такое аутизм?

Аутизмом называют расстройство индивидуального развития человека, проявляющее себя как комплекс нарушений со стороны его социальных взаимодействий, коммуникаций, а также как определённое своеобразие и ограниченность его собственной деятельности и интересов, настойчивая зависимость от рутины.

Впервые аутизм как самостоятельное расстройство был описан почти одновременно двумя психиатрами — Л. Каннером (Leo Kanner) в 1943 году и Г. Аспергером (Hans Asperger) в 1944 году, — на основании их многолетних наблюдений за несколькими детьми, особенности развития которых заставили родителей обратиться к детскому психиатру. Описание детей в этих статьях включало: стереотипные движения, отсутствие улыбки, не направленность речи (у тех, у кого она есть) на общение, неспособность включиться в игру сверстников, предпочтение взаимодействия с объектами взаимодействию с людьми и т. д. Уже тогда было отмечено, что все 15 детей, совокупно описанных Каннером и Аспергером, сильно отличались друг от друга, не образуя никаких типологических групп.

Современное состояние исследования аутизма позволяет утверждать, что основным признаком РАС является его гетерогенность. Это означает, что практически каждый человек с РАС является носителем уникального аутизма, все варианты аутизма – разные, не похожие друг на друга. Объясняется это тем, что РАС, как уже доказано, — этиологически двоякая система нарушений развития, включающая в себя как чисто генетические поломки (причём не специфические мутации, а дисрегуляцию генома в целом), так и эпигенетические, то есть связанные с воздействием факторов среды обитания. То есть благодаря большому количеству вариантов разнообразных нарушений в геноме, приводящих к формированию у человека аутизма, количество их сочетаний, приводящее к развитию разных форм аутизма, бесконечно велико.

DSM V, принятый в мае 2013 года, выделяет так называемые сопровождающие аутизм расстройства: неспособность к установлению и поддержанию социальных связей, атипичность вербального развития, реакция на нарушения рутины, специфические интересы, дефицит и особенности моторного развития, концентрация на незначимых деталях.

Для РАС характерна асинхрония развития: отдельные психические функции могут развиваться замедленно в сравнении с нейротипичным вариантом, тогда как другие – развиваться в то же самое время патологически ускоренно. Аутизм относят к первазивным, то есть всепроникающим, всеохватывающим расстройствам. Зачастую РАС сопутствуют: СДВГ (в 30% случаев), нервные тики (в 30% случаев), речевые нарушения, умственная отсталость (45%), моторные расстройства (80%), нарушения деятельности желудочно-кишечного тракта (до 70%), иммунные нарушения (до 40%), эпилепсия (до 30%), расстройства сна (до 80%), а также навязчивые поведения, депрессия, тревожность. Согласно современным исследованиям, РАС сопряжено с интеллектуальной неспособностью в 45% случаев и с выраженной регрессией индивидуального развития человека в 32% случаев.

В большинстве случаев симптомы аутизма становятся заметны до трёхлетнего возраста. Первые признаки РАС можно диагностировать у ребёнка в возрасте 6-12 месяцев. К ним относят нарушения формирования: разделённого внимания, детской игры, осознания присутствия позиции «другого», реципрокного аффективного поведения, имитации, начальных коммуникативных элементов (например, реакции на своё имя).

В настоящее время не известно методов излечения от аутизма. Некоторые лекарства могут смягчать нарушения поведения, часто наблюдающиеся при аутизме (например, раздражительность или гиперактивность), но они не вносят радикальных устойчивых изменений в клиническую картину. Существенное улучшение текущего состояния и прогноза ребёнка дают специальные коррекционные занятия, начатые как можно в более раннем возрасте. В этой связи особенно важно как раннее выявление аутизма, так и незамедлительное предоставление ребёнку поведенческой терапии. От качества вмешательства, полученного человеком с РАС в детском возрасте, колоссально зависит качество его взрослой жизни – это утверждение является результатом научных исследований, полученным уже в 21 веке. Основными факторами, влияющими на прогноз, кроме раннего начала помощи, являются достаточные интеллектуальные возможности ребёнка и использование эффективных методов вмешательства.

Сложная этиология, гетерогенность РАС привели к тому, что в современном мире существует огромное количество методов коррекции, терапии. Известный эксперт С.А. Морозов утверждает, что их более 100 (Морозов, 2010). Каждый из методов следует оценивать с точки зрения безопасности и эффективности. Доказательством являются опубликованные результаты научных исследований, клинических испытаний. Доказанной эффективностью для помощи людям с РАС отличается от многих методик прикладной анализ поведения (АВА). Для его успешного использования необходимо строгое соблюдение следующих условий: высокая квалификация специалистов, осуществляющих вмешательство; высокая интенсивность вмешательства («интервенции») – не менее 30 часов в неделю; непрерывность занятий – 7 дней в неделю, 12 месяцев в году; обучение родителей и их участие в работе с ребёнком.

aba.nsu.ru

Аутизм или не аутизм?

В книге под редакцией доктора психологических наук Н.Л. Белопольской аутизм определён как полный или частичный отказ от общения с окружающими.

Как не спутать аутизм с другими видами нарушения психического развития? Давайте пройдёмся по понятиям.

Задержка психического развития – это отставание от уровня развития, который принято считать нормативным. При задержке психического развития можно наблюдать отставание интеллекта, сопровождающееся нарушением эмоционально-волевой сферы и психомоторики. Норматив – это некий стандарт, разработанный на основе диагностики детей, отобранных по схожести признаков (языком обывателя – «средняя температура по больнице»).

Задержка развития считается временным явлением, которое компенсируется к концу начальной школы (примерно к 4-му классу, но может сохраняться вплоть до подросткового возраста – 12, 13 лет).

Задержка психического развития — это обобщённое определение комплекса нарушений высших психических функций: восприятия, мышления, внимания, памяти, речи. ЗПР может развиваться на фоне гиперактивности (неспособность ребёнка к концентрации, гипервозбудимость замедляет процесс его обучения и развития), так и выражаться в замедленности реакций ребёнка, апатичности, вялости мимики и реакций на внешние раздражители.

Диагноз «умственная отсталость» могут поставить ребёнку на ПМПК по окончании начальной школы, если уровень развития его психических функций не достиг нормативных показателей.

До окончания начальной школы ни специалисты ПМПК, ни администрация и педагоги школы не имеют права настаивать на диагнозе «умственная отсталость» или «аутизм» (если, конечно,изначально мы не имеем дело с тяжёлым случаем, как, например, психическое расстройство, полная социальная беспомощность, непонимание происходящего). Ранняя постановка диагноза имеет место быть, если родители планируют оформить инвалидность для получения социальных льгот, пенсионного обеспечения.

Более того, такие дети имеют все права обучаться в обычной школе по индивидуальному учебному плану (для этого не требуется какой-то специальной справки, смены диагноза или перевода на домашнее обучение). В данном случае ребёнок обучается в классе с другими ребятами, но по индивидуальному образовательному маршруту, какой-то процент школьных дисциплин преподаётся ребёнку в индивидуальном формате. Это установлено ФГОС и федеральным законом «Об образовании в РФ».

Аутичные черты в виде частичного отказа от общения, ритуальности, фобичности могут проявляться и у ребёнка с задержкой психического развития, гиперактивностью и умственной отсталостью, но при этом нельзя назвать их аутистами.

Например, СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности) можно спутать с синдром Аспергера (лёгкая форма аутизма).

Вот их общие черты:

  • сложность установления продолжительного контакта с детьми и взрослыми;
  • неумение понимать чувства других людей;
  • длительное повторение некоторых действий;
  • психологические проблемы, возникающие при любом изменении графика или режима;
  • частое повторение одних и тех же слов или целых фраз (эхолалия);
  • дословное понимание любых идиоматических выражений;
  • неуклюжесть движений;
  • беспокойный сон, повышенная тревожность;
  • страх новизны;
  • моторная недостаточность;
  • задержка развития коммуникативной речи;
  • интеллект близкий к среднему, средний или выше среднего;
  • данный синдром встречается только у мальчиков (у девочек отмечается дефицит внимания, но без гиперактивности).
  • Гиперактивность относят к минимальным мозговым дисфункциям (ММД).

    ММД характеризуются нарушениями поведения от лёгкой до выраженной степени, сочетающимися с минимальными отклонениями в ЦНС, которые могут характеризоваться различными нарушениями восприятия, речи, внимания, памяти, двигательных функций.

    Учёные выявили, что сочетание сахара с углеводами приводит к усилению активности ребёнка с СДВГ.

    Гиперактивного ребёнка можно отличить от ребёнка с синдромом Аспергера по избыточной активности – даже если такой ребёнок сидит спокойно на стуле (насколько это может быть спокойным), его всё равно как будто изнутри дёргает током, он до предела напряжён и то и дело, его энергия не выдерживает и как гейзер вырывается наружу, сопровождаемая мышечными тиками, криком и даже смехом. Любое, даже интересное занятие, надоедает им через 10 минут (в отличие от аутиста, который может часами заниматься однотипной деятельностью).

    Гиперактивные дети очень впечатлительны, с богатым воображением (считается, что дети с синдромом Аспергера не умеют фантазировать и испытывают проблемы с абстрактным мышлением (с возрастом это компенсируется). В голове у «гиперов» всё время возникают разные образы, которые им не терпится изобразить звуком или на бумаге, что-то построить и т.д. Я знакома с ребёнком, который, например, идеально копирует разговор китов и дельфинов.

    У таких детей очень развиты актёрские способности, развитая мимика, артикуляционный аппарат. У аутиста мимика слабо выражена.

    Гиперактивные дети могут обожать чтение или математику. Как правило, раньше сверстников начинают читать или писать, причём писать могут без ошибок слова любой сложности, но, вследствие проблем с мелкой моторикой, почерк получается небрежным и нуждается в коррекции. Кстати многие гении имеют плохой почерк и равнодушны к порядку, как и гиперактивные ребята. Хаос для них – это родная стихия. Гиперактивный ребёнок управляем словом «хочу». Если он что-то хочет – это становится центром его Вселенной и всё другое отходит на задний план. Вот почему у них часто большие проблемы с учёбой.

    Дети с синдромом Аспергера талантливы по-своему. Они обладают удивительной наблюдательностью и могут подмечать детали, невидимые взору обычного человека, у них феноменальная память. Из таких детей получаются отличные программисты, художники, картографы, конструкторы. Будучи талантливыми в каких-то узких областях, в других они могут проявлять безграмотность (кто-то и в зрелом возрасте не умеет хорошо писать, испытывает трудности с чтением, могут обучаться лишь с помощью видео, картинок, знаков).

    Часто такие дети воспринимаются окружающими как чудаки из-за своего странного поведения. У них много блестящих идей, но им сложно реализовать их без сторонней поддержки, они беспомощны в житейском плане и до конца жизни остаются интровертами, имея лишь узкий круг контактов и интересов.

    Существуют различные теории в определении причин возникновения СДВГ:

  • Сторонники нейробиологических теорий считают, что у таких детей существует проблема в выработке гормона серотонина, влияющего на нарушение поведения, нарушение обмена веществ;
  • Сторонники нейропсихологических теорий полагают, что всё дело в нарушении механизма торможения в головном мозге;
  • Нейроанатомическая теория придерживается гипотезы о дисфункции лобной доли, чему нет достаточного подтверждения, так же, как и…
  • теории токсических веществ (влияние пищевых добавок, салицилатов, сахаров, свинца). Данные теории нуждаются в дополнительных исследованиях.
  • На формирование гиперактивности или задержки психического развития могут повлиять такие факторы, как недоношенность, гипоксия во время беременности или родов (обвитие пуповиной), наследственность, экологическое неблагополучие, факторы окружающей среды, в том числе и воспитание.

    Подробнее о лечении детей с СДВГ в моей статье https://www.b17.ru/article/72836/

    Чем отличен аутизм от вышепредставленных психологических дисфункций? Приведу некоторые черты:

    • одержимая ритуальность и зацикленность на каком-то действии. Ребёнок всегда ходит в школу одной и той же дорогой, может часами совершать одно и то же действие, например, переставлять с места на место предметы, переливать воду из одной ёмкости в другую (в отличие от «гипера», которому всё быстро надоедает из-за нарушенной функции внимания и концентрации);
    • бедность мимики: чаще пустой, ничего не выражающий взгляд;
    • панический страх всего нового (перестановка мебели в комнате ребёнка с аутизмом может вызвать у него настоящий ужас и яркий протест);
    • отсутствие проявления эмоциональной реакции к членам семьи и даже протест при попытке родителя обнять его. Гиперактивный ребёнок тоже может плохо идти на контакт с другими людьми, но больше из неумения завязать общение, однако он любит играть с родителями, с братьями и сёстрами, проявляет к ним внимание и ласку;
    • стремление к схематизму (понимание предмета происходит в основном через схемы, рисунки);
    • невысокий интеллектуальный уровень или интеллектуальная недостаточность. В 15-20% случаев интеллект у аутистов сохранен, но всё же страдает вследствие особенностей поведения;
    • аутизм может встречаться чаще у мальчиков, но бывает и у девочек.

    По мнению H. Asperger основная причина психических и поведенческих нарушений – первичная слабость инстинктов, недоразвитие внутренней речи, «центральное нарушение переработки слуховых впечатлений», что приводит к блокаде потребности в контактах. Причину расстройства системы организации и планирования поведения у аутистов Д.Н. Исаев и В.Е. Каган видят в нарушении лобно-лимбических функциональных связей головного мозга.

    В определении причин формирования аутизма также есть ряд научных теорий:

  • Эмоциональная депривация в раннем детском возрасте (психогенное происхождение аутизма);
  • Поражения головного мозга (органическое происхождение аутизма);
  • Генетическая предрасположенность.
  • Влияние определённых видов пищевых продуктов, добавок, свинца также остаётся под вопросом и нуждается в дополнительных исследованиях.

    Как помочь детям, имеющим эмоционально-волевые нарушения?

    1. Медикаментозная терапия (назначается психиатром);
    2. Поведенческая терапия (научение детей социальным навыкам и навыкам самообслуживания);
    3. Арт-терапия;
    4. Благотворное воздействие оказывают прогулки на свежем воздухе, массаж, ЛФК, плавание, релаксационные техники, продолжительное пребывание в состоянии радости и счастья. К сожалению, некоторые виды терапии могут быть недоступны ребёнку в виду его особенностей (фобий). Но всегда можно подобрать вид терапии, комфортный для него.

      Родителям необходимо несмотря ни на что сохранять оптимизм и хорошее настроение, т.к. плохое настроение окружающих очень вредит психологическому развитию ребёнка.

      Родители, помните – в каждой трудности кроется возможность! Возможность вопреки всему доказать себе и окружающим, что вы способны сделать своего ребёнка полноценным членом общества.

      Самостоятельно продиагностировать нарушения психического развития в раннем возрасте можно, воспользовавшись индикаторами в моей заметке https://www.b17.ru/blog/59158/

      Скрининг-тест на диагностику раннего детского аутизма (с 16 до 30 месяцев) можно пройти, кликнув на ссылку:

      Но не спешите делать выводы, лучше для начала обратитесь к специалисту!

      Запрос отправляйте личным сообщением!

      www.b17.ru

      Аутизм у детей: истинный и ложный

      Ваш ребенок странно себя ведет, всегда играет один и, казалось бы, не испытывает потребности в общении? Уж не болен ли он аутизмом? О том, как определить есть ли у малыша патология «Правде.Ру» рассказала детский психолог Наталья Антонова.

      — Как выявить аутизм у детей?

      — На самом деле далеко не каждый ребенок, у которого возникают трудности в общении и адаптации, является аутистом. Очень часто никакой патологии нет, просто в силу каких-то психологических причин ребенок ведет себя замкнуто, не «вписывается» в коллектив. При этом он может абсолютно нормально развиваться. Таких детей нужно приучать к коллективу, стараться, чтобы они постоянно общались, играли с другими детьми.

      — А как определить, есть ли реальная патология?

      — Прежде всего — понаблюдать за поведением и реакциями ребенка. Если к трем годам он не говорит, отказывается от тактильного контакта с родителями, не проявляет интереса к окружающему миру – это весьма тревожный симптом.

      Такой ребенок может играть только в полном одиночестве, при этом он всегда расставляет игрушки в одном и том же порядке – например, по цвету. Внешние симптомы: у малыша неподвижное выражение лица, он не смотрит в глаза, вы не понимаете его жестов…

      Речь детей-аутистов, если они умеют говорить, обычно монотонна, словно они повторяют заученный текст. Часто такие дети склонны, как эхо, повторять чужие слова, не вдумываясь в их смысл. Они могут многократно повторять одно и то же действие. Одним словом, ребенок-аутист напоминает маленького робота…

      — Аутизм – это форма умственной отсталости? Правда ли, что аутисты могут быть очень способными, талантливыми и даже гениальными?

      — На мой взгляд, это все выдумки создателей фильмов и книг. Мне лично ни разу не приходилось встречать суперталантливого ребенка с подобной патологией. Другое дело, что очень сложно провести грань между патологией и нормой.

      Существует легкая форма аутизма, когда можно говорить не о патологии, а скорее, о психической особенности. Такой ребенок в раннем детстве может вести себя замкнуто, застенчиво, но, попав в детский коллектив, постепенно приспосабливается к нему и становится более коммуникабельным.

      Истинные же аутисты не чувствуют потребности в адаптации. Они не могут ни нормально общаться с другими детьми, ни учиться. Некоторые даже не в состоянии обслуживать себя и пережевывать пищу. Тут, безусловно, речь идет об умственной отсталости.

      — Что же делать, если оказалось, что ваш ребенок страдает аутизмом?

      — Прежде всего, пока ребенок маленький, позвольте ему жить по собственному расписанию: пусть он сам решает, когда ему гулять, есть, спать или играть. Если вы навяжете ему свой «правильный» режим, это может усилить отклонения в поведении. Если ребенок успешно справился с каким-либо заданием, хвалите его. Поощряйте любой «нормальный» поступок.

      Ребенку-аутисту необходимы индивидуальные коррекционные занятия со специалистами. Если присутствуют явные признаки аутизма, не пытайтесь отдавать ребенка в обычный детский сад или школу: адаптироваться там он не сможет. Зато в учреждении, специализирующемся на воспитании и обучении детей со схожими проблемами, ему помогут хоть немного приспособиться к нормальной жизни.

      Справка:

      Термин «аутизм» был впервые упомянут в 1912 г. швейцарским психиатром Юджином Блойлером. Это заболевание нервной системы проявляется обычно у детей в возрасте до 3 лет и характеризуется в первую очередь задержкой развития и нежеланием идти на контакт с окружающими.

      Патология встречается примерно у 1-6 детей на тысячу. Причины аутизма до конца не выявлены. Одни специалисты (и их большинство) полагают, что аутизм имеет генетические корни, другие среди возможных факторов развития болезни называют неблагоприятное окружение, условия жизни и отношение родителей к ребенку.

      www.pravda.ru

      Личный опыт. «Аутизм не помешал мне подняться по карьерной лестнице»

      Несмотря на множество проблем, аутисты из Великобритании все чаще находят подходящую работу

      Джонатан Янг имеет грандиозные планы насчет своей карьеры. Однако у этого бизнес-аналитика в международном банке Goldman Sachs диагностировано расстройство аутистического спектра. Впрочем, по его словам, он не позволяет аутизму мешать его планам.

      «Я тот, к кому обращаются из всех отделений компании за информацией как для внутренних, так и для внешних презентаций, – говорит он. – Каждый год я поднимаюсь по карьерной лестнице, получая повышения или новые сферы ответственности. Моя цель – сохранить такое положение дел. Через десять лет я хочу занять довольно высокое положение».

      Янг – представитель нового и наиболее заметного поколения молодых людей с аутизмом. Поколения, которого еще не знало наше общество. Эти люди получили диагноз в раннем детстве, у них есть образование, и после учебы они рассчитывают не просто на работу, но на карьеру наравне с «нейротипичными» ровесниками.

      Уверенность в себе и целеустремленность этих выпускников, некоторые из которых получают докторские степени, привели к изменениям во многих организациях, которые ранее были недоступны для людей с аутизмом. Различные компании, начиная от юридических фирм в центре Лондона до банков и страховых агентств начали открывать свои двери молодым специалистам, которых когда-то считали пригодными только для самой неквалифицированной работы.

      Первоначально Янг начал работать в Goldman Sachs в рамках бесплатной стажировки, которую организовала программа трудоустройства «Перспективы» при Национальном обществе аутизма Великобритании. Его стажировка в отделе инвестиций банка оказалась настолько успешной, что два месяца спустя ему предложили постоянное место с полной занятостью.

      «Когда я туда пришел, это была должность на неполный рабочий день, но я расширил свою сферу деятельности, а потом занял эту должность как постоянный сотрудник, – говорит он. – Аутизм не мешал мне, потому что у меня была правильная поддержка с самого раннего возраста. Главное – иметь такую поддержку, как в учебе, так и на месте работы, но ничего такого уж сложного мне не требуется: люди просто должны понять, что я отличаюсь от них».

      Несмотря на уверенность в себе Янг признает, что он считает себя счастливчиком. «Я никогда не забываю о том, как мне повезло, что у меня есть работа, которая позволяет мне использовать свой интеллект и развивать свой потенциал», – говорит он.

      Программа «Перспективы» устраивала молодых людей с аутизмом на работу в такие престижные компании как Thomson Reuters, юридические фирмы, такие как Clifford Chance и Ashurst, а также технологические и консалтинговые фирмы, такие как Cartesian и John Lewis.

      Пенни Эндрюс устроилась на должность библиотекаря-стажера в Университете Лидс Метрополитен в августе прошлого года без какой-либо дополнительной помощи благотворительных организаций или кадровых агентств. Поскольку ее выбрали из 200 других соискателей на эту работу, она уверена, что была наилучшим кандидатом.

      «Мне кажется, некоторые считают, что я должна быть благодарна, что меня взяли на работу, но ведь я выполняю полезные задачи и хорошо с ними справляюсь, так что это они должны быть мне благодарны, – считает она. – В конце концов, они настолько хотели нанять меня, что приняли меня на работу за месяц до того, как я получила диплом по ИТ и коммуникационным технологиям в Открытом университете».

      Эндрюс не считает, что диагностированный у нее синдром Аспергера – это что-то, что нужно «преодолеть». Она уверена, что именно ее диагноз предоставил ей преимущество по сравнению с другими кандидатами. «Я сразу открыто сказала о своем аутизме во время собеседования, и тут же попросила о нескольких особых условиях, которые позволят мне работать с моим синдромом Аспергера. Например, рабочий день с 8.30 до 16.30, чтобы избежать давки в автобусе по дороге домой, небольшие дополнительные перерывы в специальной тихой комнате, и возможность не отвечать на телефонные звонки».

      По ее словам, это совсем небольшие уступки со стороны работодателя, по сравнению с выгодой, которую приносит ее синдром Аспергера. «Я больше сосредоточена, увлечена работой и честнее, чем нейротипичный человек, – говорит она. – Я делаю все очень тщательно и уделяю много внимания деталям. Я всегда в рабочем состоянии: даже после рабочего дня я готова заняться важными делами. Библиотеки – это один из моих аутичных специальных интересов, и я использую его для работы».

      Возможно, отношение работодателей и меняется, но еще предстоит многое наверстать. Согласно исследованию Национального общества аутизма, в Великобритании лишь 15% людей с аутизмом работают полный рабочий день, и лишь 9% работают неполный рабочий день. Это меньше, чем занятость среди всех людей с инвалидностью в Великобритании – из них 31% работают полный рабочий день. Более четверти выпускников вузов с аутизмом являются безработными – это больше, чем среди людей с любым другим типом инвалидности.

      Тем не менее, работодатели все чаще прислушиваются к аргументам защитников прав людей с инвалидностью о том, что найм людей с аутизмом – это не просто благотворительность или социальная ответственность, это прагматическая возможность использовать их уникальные навыки.

      Том Мэддерс – глава общественных кампаний в Национальном обществе аутизма, и он координирует кампанию «Неиспользованный трудовой ресурс». Цель кампании – увеличить занятость среди молодых людей с аутизмом. Мэддерс считает, что среди людей с этим диагнозом можно найти «залежи неиспользуемых талантов».

      «Когда люди с высокими интеллектуальными способностями оказываются на работе в супермаркете, это разбивает сердце. Это пустая трата талантов, потому что, хотя все люди с аутизмом разные, они дополняют нас, привнося высокий уровень концентрации, внимание к деталям, аналитические способности, которые позволяют им прекрасно анализировать данные или выявлять аномалии в папках заумных документов, – считает он. – Разве работодателям хочется упускать эти навыки? Кроме того, у многих людей с аутизмом есть узкоспециальные области интересов, которые занимают все их мысли, и если эти интересы совпадут с работой, результаты не заставят себя ждать. Они гораздо более надежны, не прогуливают и очень преданы своему месту работы. Очень часто они совершенно счастливы на работе, которая кажется скучной всем остальным людям».

      Уильям Тхан имеет настолько тяжелую форму аутизма, что совсем не может говорить – он общается только с помощью своего планшета iPad. Однако он тоже работает – в пекарне Пола в Лондоне. И работа его столь высокого качества, что менеджер, Салина Гани, уже планирует увеличить его рабочие часы.

      «Когда мы решили нанять трех молодых людей с аутизмом в прошлом году, то мы считали, что их достижения будут ограничены, – говорит Гани. – Однако эти молодые люди доказали нам, что нельзя ничего предполагать о человеке только из-за его аутизма. Да, их работа должна быть хорошо структурированной и рутинной, но в сфере обслуживания такой работы полно. Мы бы с радостью наняли их на полный рабочий день, и мы готовы увеличить число людей с аутизмом, работающих в наших филиалах».

      В двух лондонских больницах два года назад была открыта инициатива – людям с аутизмом в возрасте от 18 до 30 лет предоставлялась возможность получить опыт работы. Всего в этой схеме приняли участие более 20 стажеров, четверо из них теперь работают в больницах. В этом году к стажировке приступит уже третий поток, в который записались 16 молодых людей – в два раза больше, чем в первый год.

      Стайнтон Браун, заместитель директора по качеству работы и разнообразию больницы, отвергает предположения о том, что инициатива является благотворительной. «Это не подачка, – говорит он. – Мы хотим гарантировать, что у нас работает самый квалифицированный персонал. Это в наших же интересах по многим причинам. Во-первых, эта больница обслуживает очень разных людей, и мы хотим делать это наилучшим образом, а для этого необходимо, чтобы наши сотрудники привыкли работать рядом с очень разными коллегами. Когда мы обеспечивали подходящие условия для людей с аутизмом, эти изменения оказывались благотворными для всех. Например, мы постарались сделать информацию, предоставляемую стажерам, более конкретной и ясной, и это улучшило коммуникацию для всех, а это, в свою очередь, улучшает уход за пациентами».

      Уильям Эллиот, управляющий директор в Goldman Sachs, с этим согласен: «Работодатели стали придерживаться более широких взглядов на свои кадры, потому что они хотят заполучить максимум талантливых сотрудников. Мы все чаще понимаем, что такие таланты можно обнаружить в группе, которая исторически была плохо представлена на рынке труда. Интегрировать человека с аутизмом на работе гораздо проще, чем кажется. Просто нужен хороший менеджер, который готов уделить время этому человеку и сориентировать его, но такой же подход поможет любому новому сотруднику».

      Проект «Поиск» – это программа, поддержанная государственным Офисом по вопросам инвалидности. Она помогает людям с аутизмом найти (и сохранить) постоянную работу в таких компаниях как фармацевтическая компания ГлаксоСмитКляйн или охранная фирма G4S. Примерно 30% выпускников проекта «Поиск» остаются работать в компаниях, в которых они проходили стажировку. Еще 30% начинают работать у других работодателей.

      «Участников проекта «Поиск» рекрутируют еще до окончания программы, потому что программу не воспринимают как благотворительность – этих молодых людей по заслугам считают потенциальными талантами, например, в качестве младшего медицинского персонала», – говорит Энн О’Брайан, которая управляет европейским отделением этой программы.

      Частично эти улучшения объясняются государственной политикой. В 2009 году в Великобритании был принят Акт об аутизме, который стал ответом на низкий уровень занятости среди людей с аутизмом. Это первый закон о конкретном виде инвалидности, который был принят британским правительством.

      В 2011 году Департамент занятости и пенсий и Национальное общество аутизма опубликовали руководство для работодателей – «Нераскрытый талант». Однако Дэвид Перкинс, менеджер «Перспектив» в Национальном обществе аутизма, считает, что вмешательство правительства принесло столько же вреда, сколько и пользы. «К сожалению, реальных улучшений в занятости людей с аутизмом и синдромом Аспергера за последние несколько лет не произошло», – говорит он.

      «Перспективы» нашли работу для 30% своих клиентов – 18 человек в 2012 году и 15 человек в 2011 году. Однако эти данные, говорит Перкинс, ниже, чем три года назад. Он обвиняет в этом государственную программу трудоустройства.

      «Она негативно сказалась на помощи людям с аутизмом в поиске работы, потому что она не отражает специфических потребностей и трудностей людей с этими расстройствами на рынке труда», – говорит он, отмечая, что государственные программы трудоустройства находят работу лишь для 3,5% людей с аутизмом.

      «Не хватает финансирования для обучающих курсов, таких как наши, которые в десять раз эффективнее. А люди с аутизмом, которые хотят работать, продолжают попытки найти поддержку, которая позволит им этого добиться, – говорит он. – На настоящий момент помощи для одного человека из 100 явно недостаточно, и поиск достойной работы для людей с аутизмом остается постоянной битвой».

      Однако Пета Троук из организации «Аутизм плюс» настроена более оптимистично: «Рынок труда открывается для людей с аутизмом так, как никогда прежде. Все чаще по умолчанию считается, что люди с аутизмом хорошо справятся с работой. Есть луч надежды».

      Нераскрытый потенциал

      – Только 15% взрослых с аутизмом в Великобритании имеют оплачиваемую работу на полный рабочий день, и только 9% работают неполный рабочий день.

      – 26% выпускников вузов с аутизмом безработные, это самый высокий уровень по сравнению с другими группами людей с инвалидностью.

      – Из тех, кто не имеет работы в данный момент, 59% не верят, что смогут когда-либо устроиться на работу.

      – Согласно Национальному обществу аутизма, большинство из 300 000 взрослых с аутизмом в Великобритании смогли бы работать, но им мешает непонимание аутизма со стороны работодателей и нехватка специальной помощи при трудоустройстве.

      – Служба трудоустройства «Перспективы» при Национальном обществе аутизма помогает найти работу 70% взрослых с аутизмом.

      – Только 10% взрослых с аутизмом имеют возможность получить помощь в поиске работы, при этом 53% хотели получить такую помощь.

      – 79% взрослых с аутизмом, которые получают пособие по безработице, говорят, что они хотели бы работать.

      – 37% взрослых с аутизмом никогда не имели оплачиваемой работы после возраста 16 лет, и 41% людей старше 55 лет были без работы в течение периода более 10 лет.

      – В жизни 51% взрослых с аутизмом в Великобритании был период, когда у них не было ни работы, ни возможности получать пособие. Из них 10% находились в таком положении десять лет или более.

      – Среди людей с аутизмом, у которых был опыт работы, каждый третий сообщал, что подвергался травле на рабочем месте, несправедливому обращению или дискриминации из-за своей инвалидности.

      – Подача резюме и собеседование при приеме на работу могут быть наиболее сложными для людей с аутизмом, так как это расстройство влияет на способность к коммуникации. Очень часто в вакансии среди обязательных требований указывают «хорошие социальные навыки», даже если сами обязанности этого совершенно не требуют. В результате люди с аутизмом могут не отвечать на подходящие для них вакансии.

      outfund.ru