Правительства шизофрении

Признак шизофрении Запада

«Я в свое время попушествовал по Европе, пожил в семьях и знаю западную культуру не по курортам, а изнутри. Всегда поражался количеству людей в России, которые с наивным восторгом относятся к Западу. При этом они обычно очень пренебрежительно относятся к своей культуре. Как говорится, что имеем, то и не ценим. Это статья действует очень отрезвляющие и по-другому заставляет взглянуть на то что имеем.

Европейская модель уничтожения семьи…

Недавно мой друг приехал из Германии, он ездил туда с сыном. Юноша несколько дней посмотрел на жизнь немцев и спросил у папы: «А это у них норма так себя вести, или мы попали не в то время и не в то место?»

Я не буду перечислять всё то, что мне рассказал друг, но суть в том, что находиться в Германии, да и вообще в Европе, ему стало неприятно, а иногда и противно.

Что произошло? Кризис так подкосил Запад, что русские стали ощущать себя за кордоном не «совками» а гражданами великой страны? Или западное общество потребления, потребив всё что можно и нельзя, потеряло здоровье, совесть и рассудок и это стало бросаться в глаза нашим туристам?

Старинная русская поговорка «с милым рай и в шалаше», в большинстве стран мира сегодня трактуется так: «Будет шалаш, будет и милый, а рай нам не нужен». Кстати, в англоязычном варианте наша поговорка звучит пошленько: «Love in a cottage», дословно — любовь в коттедже. Западные умы уже не могут вместить слово «шалаш», а «рай» для них это секс, еда и выпивка, но в бесконечном виде.

Чтобы почувствовать себя гражданином великой страны, надо просто любить свою Родину и совсем не обязательно сравнивать Россию с другими странами. Возможно, за границей есть чему поучиться, но прежде, чем принимать за образец замыленные западные шаблоны, полезно знать, чем сегодня на самом деле является «цивилизованная» Европа.

1.ГЕРМАНИЯ

В епископстве Хильдесхайм в Нижней Саксонии решено было «сократить церковную сеть» на 53 «единицы». Первоначально хотели на 80 — но все же согласились уменьшить число закрываемых Домов Божьих на треть. В целом в ФРГ собираются закрыть еще сеть сотен храмов, и не только католических, но и лютеранских. Формальная причина одна — число верующих указанных конфессий сокращается ударными темпами.

В Германии половые извращения стали нормой. Здесь относятся к гомосексуализму практически как к нормальному виду половых отношений. Бывший мэр Гамбурга и мэр Берлина — открытые гомосексуалисты.

Большинство родителей в Германии переживают не о том, что их дети 14-15 лет занимаются сексом, а тем, что они не имеют понятия о контрацепции и о венерических болезнях. В школах Германии практикуется сексуальное просвещение детей, где гомосексуализм стоит в одном ряду с нормальными половыми отношениями.

В немецком городе Сальцкоттен восемь семей русского происхождения отказались посылать своих детей на обязательные в начальной школе уроки полового воспитания. За это они были подвергнуты крупному денежному штрафу. А после того, как и эта мера на них не подействовала – отцы этих семейств были приговорены к тюремному заключению.

Количество страдающих булимией, то есть обжорством в Германии достигло миллиона человек. Рост ожирения в Германии вызвал проблемы с безопасностью в местных крематориях. Кремация слишком больших тел приводит к неконтролируемым пожарам в этих заведениях и увеличению загрязнения окружающей среды.

2.ГОЛЛАНДИЯ

В 2002 году Нидерланды стали первой страной, легализовавшей эвтаназию. С тех пор ежегодно более 3 тыс. человек воспользовались этим правом. С весны 2012 года в Нидерландах начали работать специальные команды во главе с профессиональными докторами, которые делают эвтаназию на дому по вызову.

В крупных городах Нидерландов, таких как Амстердам, Роттердам, Гаага, Утрехт и других, открыты кофешопы, имеющие официальное разрешение на продажу марихуаны, галлюциногенных грибов и прочих легких наркотиков. Организация лицензированных кофешопов была призвана оградить потребителей «легких» наркотиков от наркоманов, зависимых от тяжелых наркотиков. Но работники реабилитационных центров утверждают, что более 90% из числа проходивших лечение потребителей героина развили свои пагубные привычки, начав с обычного курения травки.

В 2011 году на голландском телеканале BNN в телешоу под названием «Proefkonijnen» ведущие Денис Сторм и Валерио Зено съели мясо друг друга. До передачи им была сделана операция, в ходе которой у них был вырезан небольшой кусочек мяса (мышечной ткани), которое, затем, уже на передаче они приготовили и съели.

В Голландии зарегистрирована политическая партия, отстаивающая права и свободы педофилов, сообщает BBC News. Партия под названием «Милосердие, свобода и разнообразие» (Charity, Freedom and Diversity, NVD) намерена бороться за снижение возраста, с которого можно вступать в сексуальные отношения, с 16 до 12 лет, а также за легализацию секса с животными (зоофилии) и детской порнографии.

3.БРИТАНИЯ

В Великобритании так же закрываются церковные приходы. И там, где недавно верующие обращались к Богу, открываются шопинг-центры и даже бары.

Правительство Соединенного Королевства поддержало запрет для рабочих и служащих британских компаний открыто носить нательные крестики, оправдав увольнение за подобное деяние. Зато это же правительство разрешило к продаже изобретённые в Швейцарии детские презервативы. В Британии также позаботились и о здоровье юных девушек. Ученицы Оксфордшира получили возможность. делать заказ средств экстренной контрацепции при помощи смс-сообщений. Таблетки девочкам выдают школьные медсестры. Воспользоваться столь современной услугой могут школьницы, достигшие 11 лет. Данная программа была разработана местной администрацией и региональным отделением Фонда первой медицинской помощи.

4.НОРВЕГИЯ

В Норвегии уровень нравственности опустился ниже всех возможных границ. На парадах половых извращенцев присутствуют дети, которые держат в руках транспаранты, пропагандирующие гомосексуализм и однополые союзы. Парады содомитов в этой стране стали общественными, общегородскими праздниками.

Органы ювенальной юстиции полностью контролируют поведение родителей и детей. Главный тезис властей — биологические родители больше не должны иметь приоритета в воспитании своих собственных детей. Родителей могут наказать вплоть до изъятия ребёнка даже за угощение детей конфетами. Количество сладкого должно строго контролироваться.

В Норвегии законодательно запрещено плакать, слёзы — признак эмоциональной нестабильности. Слёзы матери лишившихся детей из-за ювенальной юстиции, в суде будут являться доказательством того, что она нестабильная или сумасшедшая, и лишь усугубят «вину».

5.ШВЕЦИЯ

В шведской столице Стокгольме 90% умерших кремируют, 45% урн родственники не забирают. В подавляющем большинстве похороны проходят «без церемоний». Работники крематория не знают, чьи останки конкретно сжигают, ибо на урнах — лишь идентификационный номер. Из экономических соображений энергию, полученную от сожженных урн, по выбору включают в обогрев собственного дома или в систему обогрева города.

В 2010 году в Содермальме, районе Стокгольма, сотрудники учреждения заменили в обращении к детям «он» и «она», по-шведски, соответственно, «han» и «hon», на бесполое слово «hen», которого нет в классическом языке, но есть в обиходе у гомосексуалистов. По данным шведской Ассоциации сексуального равенства (RFSL), в Швеции более 40 тыс. детей имеют родителей (или одного родителя) — гомосексуалистов.

В 1998 году в Швеции сенсацией стала выставка фотографа Элизабет Ольсон, изобразившей Христа и его апостолов гомосексуалистами. Выставка пользовалась огромной популярностью, естественно, прежде всего, среди педерастов. Одним из мест, где она проходила, была кафедра Лютеранской церкви.

В 2004 году после выступления пастора Оке Грина, который в своей проповеди осудил гомосексуальные связи, называя их грешными, за «неуважение к сексуальному меньшинству» пастор был осужден Судом первой инстанции на месяц заключения.

В 2009 году открытая лесбиянка Эва Брунне, была избрана на должность епископа Стокгольмской епархии.

Ювенальная система в Западной Европе стала карательным органом разрушающим семьи. К примеру, в Швеции ежегодно у родителей забирают в среднем 12 тыс. детей. Предлогом могут быть «ошибки в воспитании», «умственная неразвитость родителей» и даже «чрезмерная опека».

С 1979 года здесь существует абсолютный запрет на телесное наказание детей. Родители не могут безнаказанно дать ребенку подзатыльник, потянуть за ухо или повысить на него голос. За наказание ребенка грозит 10 лет тюрьмы. Еще с детского сада дети в подробностях проинформированы о своих правах и необходимости сообщать полиции о такого рода происшествиях. И они этим пользуются. В конфликте между интересом ребенка и интересом родителя государство принимает сторону ребенка.

6.ДАНИЯ

Малоимущих датчанок заставляют делать аборты под угрозой изъятия уже имеющегося ребенка. «мой соцработник сказал мне, что если я хочу, чтобы дочь, которая у меня уже есть, осталась со мной, я должна сделать аборт», — сказала молодая женщина в интервью «Copenhagen Post». Петер Брюгге, руководитель социальной службы убеждён, что его подчинённый имел право упомянуть об аборте: «…они должны осознавать возможные последствия, если вдруг решатся родить еще одного ребёнка.»

В Дании, наряду с обычными публичными домами, где каждый желающий может удовлетворить свои сексуальные фантазии, есть публичные дома с животными, где люди платят за секс с лошадьми и другими животными.

Такой вид услуг также получил широкое распространение в таких странах, как Норвегия, Германия, Голландия и Швеция. До тех пор, пока не произойдет каких-либо эксцессов, и пока ни люди, ни животные от этого не пострадают, правительства этих стран не будут вводить запрет на оказание такого рода услуг.

Преподобный Антоний Великий сказал: «Приходит время, когда люди будут безумствовать, и если увидят кого не безумствующим, восстанут на него и будут говорить: «Ты безумствуешь», — потому что он не подобен им».

Ад — это отсутствие любви. Тогда как назвать те места, города и страны, где люди отапливают своё жильё прахом родственников, из храмов делают бордели, легализуют половые извращения и отнимают детей у родителей?

Духовная деградация западного общества результат отречения людей от Бога и обращение их к идолам с названиями «богатство», «похоть» и «благополучие».

РОССИЯ

Сегодня в России нам пытаются навязать различные формы безумия, которые уже давно считаются нормой в западных странах. Но наша страна остаётся великой именно потому, что мы не можем принять очевидное зло как норму. Мы не можем грех назвать праведностью, даже если грех разрешён законодательно. Те, кто поступают так в нашей стране, либо агенты, либо предатели, либо забыли снять «зелёные очки» купленные в 90-х на распродаже где-нибудь на окраине Финляндии.

«Отсутствие интимного стыда — признак шизофрении»

Мы живем в обществе, в котором грубые психиатрические симптомы — именно те симптомы, которые принадлежат настоящей психиатрии, выдаются за эталоны моды и поведения, считает Ирина Медведева, директор Общественного института демографической безопасности.

Психиатрические поражения ведут к нарушению нравственности, а нравственные искажения обязательно влекут за собой психические деформации.

По убеждению Медведевой, происходит искусственное психическое заражение российского народа, в особенности молодого поколения, и даже детей. Иногда это называется «сексуальным просвещением», иногда предлагается что-то иное, при этом всякие гадости, ядовитые для нравственности человека, для его психики подаются в очень красивых «гуманистических уловках”.

«Обратите внимание, — говорит психиатр, — сейчас активно пропагандируется неряшество — грязные засаленные волосы, рваные чулки, драные джинсы, полы пальто или рубашки разной длины или застегнуты не на те пуговицы. В психиатрических больницах знают, что в истории болезни есть такая графа: опрятность больного. Если больной не опрятен, это показатель очень тяжелого психиатрического расстройства. Когда человек постоянно носит рваные носки или чулки, не моет волосы или неправильно застегивает рубашку, это есть психиатрический симптом, который сегодня, к сожалению, существует в качестве признака молодежной моды».

«Или возьмём героев многих боевиков и триллеров — это сверхсильные люди, которые решают свои проблемы, круша и уничтожая все живое и неживое на своем пути. Этот эффект в психиатрии называется гипоидная шизофрения, в которой сочетается юношеская патологическая жестокость с патологическим отупением сердца, то есть патологическим бесчувствием», — замечает Медведева.

Другое качество человека — излишний рационализм, который сегодня навязывается как прагматизм. Это тоже признак шизофрении. Обыватель часто думает, что шизофреник иррационален. Это не так. Шизофреник излишне рационален, но при этом бесчувственен. Собственно к этому — «меньше эмоций, больше прагматизма” — и призывают сегодня молодых людей идеологи новой моды, но это очень тяжелый симптом.

А что такое разрушение интимного стыда с точки зрения психиатрии? По мнению Ирины Медведевой, «это не просто навязывание разного рода извращений, типа вуайеризма (когда по телевизору показывают то, что происходит в чужих спальнях), но и популяризация сексопатологических отклонений. А сексопатология — часть психопатологии».

Но самое главное в разрушении интимного стыда то, что, рассказывая молодым людям о безопасном сексе, их подталкивают к удовлетворению сексуального интереса, принижая ценность семейно-брачных отношений, которые являются важнейшим элементом в строительстве нормальной психики. При их отсутствии неизбежны различные нарушения, весьма болезненные для психики. Это ведет, в частности, к умственной деградации всего общества.»

SAPHRIS (asenapine) – лечение шизофрении.

pda.segodnia.ru

Правительства шизофрении

Резкий рост цен на бензин стал результатом действий правительства по регулированию сферы энергетики. Об этом заявил президент России Владимир Путин в ходе прямой линии. Трансляцию ведет телеканал «Россия 24» в YouTube. «Это недопустимо, это неправильно, но надо признать, что это — результат неточного, мягко говоря, регулирования в сфере энергетики», — сказал глава государства, отвечая на вопрос Алексея Караваева из Санкт-Петербурга.

Он пояснил, что «маневр» правительства по пересмотру некоторых налоговых мер стимулировал вывоз сырой нефти на экспорт, что способствовало росту цен на внутреннем рынке. Президент добавил, что ряд мер по стабилизации ситуации уже был принят. «Что было сделано: во-первых, снижен акциз, принято решение отменить планировавшееся ранее с 1 июля дальнейшее повышение акцизов, к осени текущего года должны быть приняты дополнительные меры к стабилизации ситуации на рынке», — рассказал Путин.

От редакции: Ну вот как же тут не сделаться шизофреником? Один и тот же Путин — читаю заголовки, — ругает правительство за взлетевшие цены на бензин, и тут же заявляет что состав правительства оптимальный. Это заголовки, оказывающиеся у миллионов пользователей Яндекса рядом! Так всё же — крестик снять или трусы надеть? Или бессменное правительство, в котором лишь была совершена «перестановка кроватей в публичном доме» — хорошее, или — цены на бензин тоже хорошие? Что-то всё же одно. Да и кто это правительство переназначил, кто рассказывал электорату, как они там все нужны?

«Глава государства в ходе «Прямой линии» с гражданами объяснил, чем руководствовался, утверждая действующий кабинет министров. «Тот план развития, о необходимости реализации которого мы говорим на протяжении последних лет, он готовился прежним составом правительства минимум последние полтора года», — подчеркнул он. Если бы правительство обновили полностью, то потребовалось бы минимум два года, чтобы сформулировать новые или имеющиеся задачи. «Мы бы потеряли два года. У нас нет этих двух лет», — заявил Путин.»

Снижение акцизов — явная игра Кремля в пользу олигархата, с которым «крепкие связи» у Путина (хвастается, гордый — наладил-таки!). Ещё бы! При каком ещё президенте могли бы так сказочно обогащаться Вагит Алекперов, его потомки и прочие «лучшие люди России», фактически приватизировавшие всенародную нефть, но ещё и три шкуры с него за бензин дерущие?!

forum-msk.org

Научно-
образовательный
портал IQ

О шизофрении
(Небольшие вводные замечания)

Все смешалось в доме Облонских… С традиционно легкой руки Алексея Саватюгина, с недавних пор высокопоставленного правительственного чиновника, пошла гулять фразочка о «шизофрении в голове Правительства». Что же вызвало такое суждение экономиста на медицинские темы? О, это ещё более интересно — причиной стало выступление Президента РФ на IX Петербургском международном экономическом форуме.

Напомню, выступая на экономическом форуме, Президент сказал, что «одна из ключевых тем форума — анализ и оценка эффективности разных экономических моделей… В разное время, в разные исторические периоды и патернализм, и либерализм были более и менее эффективны… Казалось бы, все точки над i в этой теме уже давно расставлены. Однако дискуссия продолжается».

Сам Президент, безусловно, человек экономически не очень грамотный. Это ему особенно и не нужно. Давайте вспомним абсолютно неграмотного в экономике Рональда Рейгана, именем которого вполне заслуженно назвали весьма грамотную экономическую политику, определившую пути развития всей мировой экономики на целые десятилетия.

Но вот люди, которые разрабатывают для Президента тексты выступлений, особенно на экономических форумах, обязаны быть экономически грамотными. Вот именно для их обучения экономической грамоте и написал я нижеследующий текст. Я не претендую на абсолютную истину, но это мое субъективное видение может быть полезно для отдельных советников и спич-райтеров, которые имеют весьма своеобразные — точнее, упрощенные — представления о либерализме и патернализме.

Собственно, я выдвигаю лишь два элементарных тезиса, с которыми, кажется, во всем цивилизованном мире давно согласились, а у нас предлагается «продолжать дискуссии».

О диалектике.
(История взаимного обогащения экономического либерализма и патернализма)

Итак, первое, что я утверждаю, это то, что вся история развития представлений об экономической политике, равно как и история смены либеральной и патерналистской моделей экономической политики, отличается ярко выраженной диалектикой. Поэтому не следует абсолютизировать противостояние либерализма и патернализма, нужно рассматривать противоречие между ними как диалектическое, развивающееся во времени.

В словах Президента, однако, никакой диалектики нет. Вот это, наверное, самое удивительное. Ведь всех нас диалектике худо-бедно учили. Гоголя от Гегеля отличаем, про отрицание отрицания и развитие по спирали слышали. А на гора выдается тезис о том, что в разное время больше подходит либо либерализм, либо патернализм. Более того, они друг другу противопоставляются и как бы намекается, что нам нужно сделать выбор исключительно в пользу одного из этих направлений в соответствии с теми проблемами, по-видимому, как всегда уникальными и неповторимыми, с которыми столкнулось нынче наше многострадальное общество.

«Нет, ребята, все не так» (В.С.Высоцкий). История экономической политики в последние лет 200 — это история взаимного обогащения либерализма и патернализма, когда они, последовательно отвергая друг друга, тем не менее, заимствовали друг у друга наиболее ценные элементы.

Началось все, пожалуй, со Смита. Адам Смит и его последователи исходили из предположения о внутренне присущей свободному рынку эффективности. По его мнению, любое ограничение стихийного хода событий и конкуренции сдерживает экономическое развитие. Главная функция государства, цель его экономической политики в таких условиях — обеспечить «естественную свободу», основанную на экономической свободе. Отсюда пошла и характеристика государства как «ночного сторожа» рыночной экономики. Именно выполнение государством этих ограниченных функций и является, по мнению классиков, эффективной государственной политикой в области экономики. Идея о том, что государство должно выполнять функцию «ночного сторожа» является логичным продолжением другой основополагающей идеи Смита о «невидимой руке» рынка.

В дальнейшем эти воззрения были развиты в новых экономических условиях неоклассической школой. Неоклассики впервые сформулировали идею о том, что рыночная экономика является саморазвивающейся системой, и, следовательно, функцией государства, целью экономической политики должно стать создание условий для самоорганизации рыночного механизма.

Однако те же неоклассики также выявили ряд нарушений рыночного механизма, которые, по их мнению, требовали прямого государственного вмешательства. А. Маршаллом были выделены некоторые явления, которые не подпадали под модель совершенной конкуренции — монополии, внешние эффекты, публичные блага. Созданная им и последователями теория несовершенной конкуренции утверждала, что монополия разрушает рыночный механизм на основе появления у монополий возможностей контроля над ценами. Неоклассическая школа стала своеобразным мостиком между двумя альтернативными парадигмами государственной экономической политики, мостиком между либерализмом и дирижизмом в форме кейнсианства. Маршалл и его последователи придерживались тезиса о достаточности в целом рыночных механизмов, ограничивая возможность государственного вмешательства достаточно узкими рамками. Однако выводы, сделанные этими учеными, одновременно явились основой для построения в последующем теоретических концепций, в которых государству придавалась существенно большая роль. В конце 20-х годов XX века усложнение рынка как макроэкономической системы привело к усилению тех процессов, которые приходят в противоречие с эффективностью рынка. Возникли устойчивые ситуации, когда рынок самостоятельно не мог преодолеть неэффективность, не обеспечивал оптимальность экономических процессов. Такие ситуации получили название «провалы рынка», которое подчеркивает неспособность рыночных механизмов без вмешательства государства обеспечить эффективное функционирование экономических агентов. Наличие таких ситуаций и их разрушительность подтолкнули к смене парадигмы экономической политики: на смену представлению о рынке как естественном механизме оптимизации хозяйственной деятельности пришло представление о необходимости активного государственного вмешательства в экономику.

Дж. М. Кейнсом был осуществлен переход к новой парадигме экономической политики. Это был переход от представления об эффективном регулировании, основанном на идее государства, как «ночного сторожа», к представлению об эффективном государственном регулировании как активно действующем институте, необходимом для рыночной экономики. Возникает система постоянного и активного участия государства в управлении рыночной экономикой. Развиваются формы антициклического регулирования, а также элементы планирования. Растет государственная собственность, наряду с бюджетно-налоговой политикой активная роль придается и денежно-кредитной политике. Свое логическое завершение эта ветвь экономической теории (называемая иногда институционально-социологическим течением) получила в трудах Ф. Перру, Дж. Гэлбрейта, В. Леонтьева и других.

Восстановление экономики Европы после Второй мировой войны и, позднее, кризис начала 70-х годов XX века показали, что избыточное государственное вмешательство в экономику не менее вредно, чем свободная игра рыночных стихий. Наметился возврат к идее приоритетности рыночных сил, наиболее ярко проявившейся в рамках неолиберализма и неоконсерватизма.

Идеальная модель неолиберализма состоит в следующем: свободное ценообразование на базе спроса и предложения экономики самостоятельных частных собственников плюс активная государственная социальная политика с целью сглаживания недостатков рыночного распределения доходов. Задача государства в этих условиях — поддержание существующих форм, а не непосредственное руководство экономическим процессом. Государство должно выполнять роль «футбольного арбитра», который не придумывает правил игры, но следит за их исполнением.

Развитие неоконсервативных взглядов на экономическую политику в первую очередь связано с идеями Фридриха Хайека. Он доказывал, что свобода деятельности индивидов не только не противоречит возникновению «порядка» в обществе, но сама является его источником. Реализация этого принципа ведет к неограниченным ресурсам развития общества и экономики. С этой точки зрения эффективным будет признано такое вмешательство государства в экономику, которое обеспечивает свободу рынка, и, следовательно, его эффективность.

Хайек максимально близко подошел к формулировке критериев эффективности государственного регулирования. Он указывал, что государственное регулирование должно быть направлено на максимальное освобождение сил рынка, которые максимизируют общественную полезность. Наиболее эффективным государственным регулированием, с точки зрения Хайека, будет такое регулирование, которое заставит сам рынок исправлять диспропорции, связанные с нерациональным поведением отдельных индивидуумов, т.е. отдельных участников рынка.

Неоконсерваторы и неолибералы победили, и снова парадигма либерализма стала господствовать в воззрениях на экономическую политику. Спиралька завершила круг. Но это господство не абсолютное, это не отрицание одной из парадигм, а их «сотрудничество».

И вот здесь возник вопрос о том, а что же такое эффективная экономическая политика? Возник вопрос не столько о доказательстве правоты той или иной парадигмы, сколько об их «степени участия» в выработке экономической политики. На фоне попеременного господства двух альтернативных парадигм государственного регулирования (одна из которых ставила на первое место рыночные силы, а вторая опиралась на идею об усилении государственного вмешательства), возникает новое направление экономической мысли, «третья сила», которая в какой-то мере примиряет антагонистов. В последние 40 лет активно развиваются научные течения, которые ставят задачу определить эффективность государственного регулирования вне зависимости от конкретных форм и целей экономической политики. Таких теорий и даже отдельных наук достаточно много. Это теория экономической политики, теория экономического регулирования, экономическая кибернетика, теория оптимального функционирования экономики и другие. В той или иной мере все эти теории направлены на выявление признаков и критериев эффективности государственного регулирования экономики, государственного вмешательства в рыночное хозяйство. И самое главное — на определение тех пропорций, в которых допустимо использование выводов и рекомендаций альтернативных парадигм, для формирования эффективной экономической политики. Прежде чем перейти к описанию третьей парадигмы, прервемся — я должен заявить свой второй тезис.

О либерализме
(И о месте государства)

Второе, что я утверждаю — это то, что глупо в настоящее время делать вид, что еще предстоит что-то выбрать правильное. Мир сделал свой выбор. Сейчас господствующая экономическая политика — экономический либерализм. Обогащенный многочисленными полезными заимствованиями из патернализма (а также из теорий эффективного государственного регулирования), но все-таки, по своей фундаментальной основе — либерализм. И выбирать что-то другое, нелиберальное — это значит принимать решения не в интересах России, а в интересах своего кармана, в интересах (может быть) иностранных государств и народов. Ибо это ведет к падению конкурентоспособности России, к созданию угроз для ее суверенитета. И тот тезис (скажем именно так — мягко, ибо другие слова плохо стыкуются с высоким статусом говорившего), который с подачи своих спич-райтеров озвучил Президент РФ на экономическом форуме, лишь еще раз показал всему миру, что Россия — особенная. Особенная потому, что не хочет учиться, не хочет учитывать опыт других стран. «Мы пойдем другим путем!» (В.И.Ленин). Мы еще выберем, что правильно — то, что выбрал весь остальной мир, развивающийся более успешно, чем мы, или выберем чего-нибудь еще (как выбрали в 1917 году). Только уже ведь и собственная история учит, что выбор чего-то особенного — путь в никуда, к банкротству самого пути и страны, его выбравшей.

Вообще требование выбирать из двух что-то только одно — это заявка на будущую безальтернативность, тоталитарность одной парадигмы. Даже если будет выбран либерализм, это будет прямолинейный либерализм, приводящий к негативным результатам с воспроизведением всех болячек середины 90-х годов. Если же будет выбран патернализм, это будет скачок на 70 — 80 лет назад и уже бесповоротная утрата Россией остатков конкурентоспособности.

Очень странно делать такой выбор, когда уже существует «третья парадигма». Теории, которые я объединяю в третью парадигму, отличаются тем, что занимались вопросами эффективности экономической политики, и с этой точки зрения оценивали верность тезисов той или иной парадигмы. Они сформулировали большое количество определений и признаков эффективной экономической политики государства.

Теория экономической политики Тинбергена утверждала, что оптимизация экономической политики состоит в минимизации функции социальных потерь, определяющей общественные издержки в результате отклонения целевых показателей от их оптимальных значений. Поэтому государство должно выбрать такие точки воздействия, использование которых обеспечит наименьшие потери.

Теория экономического регулирования Джорджа Стиглера исследовала «провалы государства», по аналогии с провалами рынка. «Провалы государства» — это ошибочные действия государства, как регулятора, нарушающие свободу конкуренции и искажающие ценовые ориентиры аналогично тому, как эти нарушения возникают на стихийном рынке вследствие действия нерыночных сил. Критерием эффективности государственного регулирования выступает отсутствие таких провалов.

Пределами вмешательства государства, с точки зрения теории экономического регулирования, является более успешное решение им тех же экономических проблем, что и фирмами или рыночным механизмом в целом. Стиглер утверждал, что экономическое регулирование государства эффективно до тех пор, пока оно позволяет экономическим субъектам сокращать свои транзакционные издержки.

Свой вклад внесли и кибернетики. Под оптимальным управлением они понимают такое управление (регулирование), которое совместимо с наложенными на управляемую систему ограничениями и удовлетворяет критерию оптимальности (Кобринский Н.Е., Майминас Е.З., Смирнов А.Д. 1975). Определив, что рыночная экономика в целом и все ее структурные элементы являются самоорганизующимися системами, кибернетики сформулировали требования к регулированию таких систем. Так как самоорганизующимся системам свойственен хаотический режим собственного поведения (такие системы оказывают на окружающую среду хаотическое воздействие, и при определенных условиях это приводит к разрушению окружающей среды), то для предотвращения негативного воздействия на внешнюю среду таким системам требуется внешнее регулирование, использующее внутренние каналы самоорганизации системы. Так как развитие самоорганизующихся систем в принципе осуществляется через неустойчивость, бифуркации, случайность, то, как утверждал И. Пригожин, регулирование призвано воздействовать на преобразование хаоса в порядок.

Такое регулирование должно осуществляться в соответствии с природой системы. Применительно к экономике это означает, что государство как внешний регулятор таких систем должен быть не командиром, а культиватором системы, обеспечивая необходимыми регулятивными воздействиями движение системы в заданном регулятором направлении.

Таким образом, теории эффективности государственного регулирования подошли к выводу о необходимости использования системного подхода в государственном регулировании экономики. Тот факт, что рыночная экономика является сложной системой, предъявляет особые требования к ее регулированию. Регулирование рынка должно быть системным. Системность предполагает такие признаки, как целостность, наличие цели, наличие взаимосвязи элементов (структура). Следовательно, для того, чтобы можно было говорить о системности государственного регулирования экономики, оно должно отвечать этим признакам. Обеспечить системность можно, лишь воздействуя на ключевые «точки входа» управляемой системы, исключив вмешательство в другие части этой системы, чтобы не создавать искажений. И такое воздействие государства на эти самые ключевые точки должно быть максимально мощным и максимально эффективным. Именно этим характеризуется сила современного, эффективного государства. Назовем эти точки воздействия государства:

  • 1. Создание и поддержание эффективных «правил игры» в целях обеспечения максимальной свободы для максимального количества экономических агентов.
    В первую очередь, это, безусловно, создание эффективно действующей системы законов. Закон должен быть законом, вызывающим уважение и одобрение у подавляющего большинства членов общества. Но не менее важна вторая составляющая — правоприменение. Эффективное правоприменение означает наличие независимой судебной системы, эффективных систем принуждения агентов к исполнению своих обязательств, эффективных систем защиты прав агентов.
  • 2. Макроэкономическое регулирование и разработка стратегий развития общества.
  • 3. Решение отдельных социальных проблем.
  • 4. Обеспечение безопасности.
  • 5. Минимальное государственное предпринимательство, ограниченное теми сферами, в которых транзакционные издержки бизнеса слишком велики для достаточного его присутствия в данных сферах. Какие это сферы? Их немного: малая часть оборонной промышленности, часть социальной инфраструктуры, очень малая часть производственной инфраструктуры, малая часть науки (фундаментальная наука). Для эффективной экономической политики необходимо, чтобы государство минимизировало количество точек воздействия (одновременно минимизируя, по Тинбергену, общественные издержки), концентрируя свое воздействие на действительно ключевых точках, тем самым максимизируя силу воздействия в этих точках. Но максимизация силы воздействия ни в коем случае не означает, особенно применительно к государственному предпринимательству, максимизации использования государственных ресурсов, в том числе бюджетных. Это означает максимизацию общественного эффекта, в том числе за счет максимизации (при известных заранее ограничениях) доходов бизнеса (чьи деньги привлекаются в основном для финансирования общественно-значимых проектов) и граждан (в том числе в виде зарплат, получаемых на вновь созданных рабочих местах).

    Третья парадигма смогла определить допустимость, с одной стороны, либерализма, а с другой стороны, государственного вмешательства в эффективной экономической политике.

    В основе экономической политики в рамках рыночного хозяйства должен лежать либерализм. Только в этом случае возможна реализация действительно эффективной экономической политики. Эффективная экономическая политика по определению либеральна.

    Экономическая политика должна обеспечивать максимальную свободу экономическим агентам до того предела, когда эта свобода начинает приводить к росту совокупных транзакционных издержек, т.е. когда наблюдается ситуация провала рынка. На этом пределе вступает в действие государство, но его усилия также ограничены — оно уместно до тех пор, пока, как уже говорилось, помогает экономическим агентам сокращать транзакционные издержки, т.е. пока не наступает ситуации провала государства. Выступая в качестве своеобразного третейского судьи, третья парадигма рассудила либерализм и патернализм. Из приведенных выше описаний основных выводов третьей парадигмы видно, что так или иначе предполагается первичность свободного рынка, его внутреннюю более высокую эффективность по сравнению с государством.

    Это, так скажем, вертикальное распределение между свободой и государством — первична свобода, государственное вмешательство вторично, оно регулируется степенью эффективности свободной экономики и государственного вмешательства.

    Необходимо сказать и о распределении, а точнее взаимодействии либерализма и патернализма в другом измерении. Что такое современный либерализм? Это течение, которое вобрало в себя все лучшие достижения альтернативной парадигмы, встроив в свою внутреннюю логику.

    Хорошим примером в данном случае могут служить так высоко почитаемого в России Милтона Фридмана. Обсуждая роль монетарной политики, Фридман дискутирует с Кейнсом, опровергает некоторые его не подтвердившиеся тезисы (и его последователей). Но именно Кейнса он называет первым, кто провел «строгий умозрительный анализ» монетарной политики. Ведь именно в рамках кейнсианства был обоснован тезис об усилении роли кредитно-денежной политики. И только на этой основе стал возможен монетаризм Фридмана, во многом отвергающий кейнсианство.

    И снова о шизофрении
    (Вместо заключения)

    Фридман, кстати, решая задачу об оптимальном количестве денег, тоже был вынужден сопроводить этот анализ «заключительными шизофреническими заметками». Вернемся, однако, к отечественной шизофрении. Если вдуматься, ситуация аховая. Напомню — этот диагноз Правительству поставил высокопоставленный правительственный чиновник. С точки зрения формальной логики получается, что некто сам себе ставит диагноз «шизофрения» и предлагает пути лечения этой самой шизофрении. Итак, еще раз вдумаемся: шизофреники обсуждают вопрос о том, как лечить шизофрению. Как назвать эту ситуацию, эту болезнь? Как назвать состояние, когда сами шизофреники начинают обсуждать проблемы шизофрении? «Не ту страну назвали Гондурасом» (В. Вишневский).

    Лечение шизофрении — удел, как мне кажется, врачей. Поэтому оставим право ставить медицинские диагнозы специалистам в области медицины, тем более, что у них расширилось поле деятельности — возник новый повод для медицинских дискуссий. Ну, действительно, как же определить болезнь, когда некто, называя себя шизофреником, пытается обсуждать проблему лечения шизофрении.

    Роль экономистов я вижу в другом. Мы должны лечить экономическую неграмотность приближенных (помощников, советников, теневых нашёптывателей и т.д.) наших правителей. Слишком уж большую роль стали играть малограмотные «специалисты», преимущественно вышедшие из «спецучреждений», в то время как экономически грамотные специалисты все больше выдавливаются из верхних сфер.

    «Беда стране, где раб и льстец
    Одни приближены к престолу.
    А Богом избранный певец молчит,
    Потупив очи долу» (А.С.Пушкин)

    Я «уцепился» за выступление Президента РФ на IX Петербургском международном экономическом форуме, которое, собственно, и привело, в конечном счете, Алексея Саватюгина к диагнозу «шизофрения». Но это далеко не единственный момент, к которому можно «прицепиться».

    Я сам в своих научных изысканиях прихожу к выводу о росте вероятности кризиса перепроизводства в России. Кстати, задумаемся о парадоксе: кризиса перепроизводства — на фоне нищеты большинства населения! Безусловно, для организации такого кризиса нужно быть не менее «одаренным», чем для организации одновременно долгового и валютного кризиса 1998 года. Многие другие эксперты также все чаще используют в лексиконе слово «кризис» применительно к тому или иному аспекту экономического развития.

    Так что лечить надо, причем срочно. Ведь неграмотные действия властей в последнее время уже привели к обострению многочисленных социально-экономических проблем. Народ безмолвствует? Но вот сообщение о падении рейтинга Президента до рекордно низкого уровня. Вот все больше порядочных людей с жаром говорят о революции, считая ее благом в нынешней ситуации. Действительно, революция — это наиболее действенный способ лечения шизофрении властителей. Но всякая революция — это большой шаг назад, когда потерь несоизмеримо больше, чем выигрышей. Лучше совершенствовать существующую, законную (по крайней мере, пока еще) власть. Транзакционных издержек меньше.

    iq.hse.ru