Развиваю свою шизофрению

Шизофрения и эндогенная депрессия

Способность поставить под вопрос общепринятые нормы и жить на краю действительности

Определение
Эндогенными психозами принято считать следующие заболевания:
1. маниакально-депрессивный психоз;
2. шизофрения.

В то время как маниакально-депрессивный психоз представляет собой относительно гомогенное заболевание с маниакальной симптоматикой, шизофрению подразделяют на следующие формы:
1. кататония (моторное возбуждение или кататонический ступор);
2. гебефрения (преобладает непредсказуемое дурашливое поведение);
3. параноидная шизофрения (с галлюцинациями и бредовыми идеями);
4. Schizophrenia simplex (затяжное течение; надлом в линии жизни).
Что значит «эндогенный»? Понятие эндогенности не содержит никакой информации о симптоме или этиологии. Интерпретации соответственно тоже различны. Одни считают, что эндогенный — значит идиопатический, т.е. изнутри возникающая болезнь; другие называют эндогенное наследственным. Есть и иные мнения: эти заболевания имеют еще неизвестную соматическую причину. И, наконец, эндогенный воспринимается иногда как криптогенный, т.е. обладающий неизвестной этиологией. Таким образом, слово «эндогенный» всего лишь вспомогательное.

Такие исследователи шизофрении, как Bleuler (1972), Jan-zarik (1959) и Sullwold (1975, неопубликованная рукопись), основывались на следующей формуле: в возникновении и симптоматике психозов следует учитывать три категории:
1. предрасполагающие факторы;
2. соматические факторы;
3. психореактивные факторы.
Спор в настоящее время идет скорее о том, какой вес имеют отдельные факторы. Этот вопрос имеет не только научное значение: от его решения зависит, как будут лечить пациента. При этом возможны три крайних терапевтических подхода:
1. изоляция больного;
2. медикаментозное лечение;
3. психотерапия и социотерапия.

Симптоматика
Маниакально-депрессивный психоз: маниакально-депрессивный психоз, называемый иначе циркулярным, или аффективным, психозом, характеризуется относительно однотипной клинической картиной: при депрессии преобладает тоскливое, подавленное настроение, замедленность движений, заторможенность мышления. Этому могут сопутствовать другие симптомы: дневные колебания настроения, потеря массы тела с отсутствием аппетита, запоры, бессонница, аменорея, снижение либидо, суицидальные идеи и деперсонализация. Наивысшая опасность суицида наблюдается при выходе из депрессии, когда исчезает двигательная заторможенность.
При мании господствует повышенное настроение, общая расторможенность и повышенная активность, ускоренное мышление и речь.

Наконец, встречается смешанное состояние, в котором можно выделить депрессивные и маниакальные элементы, отчасти они могут чередоваться во времени. Типичным признаком маниакально-депрессивного психоза является отсутствие дефекта личности по излечению каждой его фазы.

Шизофрения: шизофрения может иметь различную клиническую картину. Крепелин (1883) считал признаком шизофрении раннее слабоумие. Понятие «шизофрения», что означает расщепленное сознание, было введено Bleuler (1983). Шизофрения считается типичным личностным нарушением. Сферы памяти, интеллекта, а также мышления никогда не нарушаются первично. Психоз приводит, согласно существующим описаниям, к потере контакта с окружающим миром (контакты) и погружению в неестественный психотический мир. Появляются следующие первичные симптомы: эмоциональные расстройства, нарушения мышления и патология личности. Вторичными симптомами считаются кататонические явления (двигательные нарушения), галлюцинации (нарушения восприятия) и бредовые идеи.

Транскультурный аспект и эпидемиология
Так называемые эндогенные психозы относятся к той сфере, в которой духовные отцы психиатрии расходятся во мнении. Психиатрия разделилась на два лагеря: одно направление называется биологической психиатрией, другое — социальной психиатрией. Оба они занимаются проблемой психозов, однако каждое исходит из своих абсолютно несхожих с другим принципов. Такое разделение на фракции поддерживается уже тем, что условия возникновения психозов прояснены так же, как развитие рака или ревматизма.

Это научная сторона дела. То, что касается пациентов в целом, выглядит куда хуже. Душевнобольной человек в связи
со своим аномальным поведением всегда бросается в глаза. Но реакция на это необычное поведение различна в зависимости от исторической и этнологической ситуации. Душевнобольной человек по-разному воспринимался в различных общественных группах. Можно выделить различные модели установок к психозам: обожествление, демонизация, прегрешения; генетическая модель, модель влияния окружающей среды. Таким образом, больной то воспринимается как взятый демоном, духами, дьяволом, то считается избранным и особо одаренным; то больной может бичевать себя за содеянные грехи, то винить своих предков; то он приговорен к своей болезни генетической, т.е. унаследованной, программой, то, согласно последней модели, во всем следует винить исключительно окружающий мир. Вместе с изменением понимания душевных болезней менялось и отношение социального окружения к больным. Для примера: если при модели обожествления больного он был неприкосновенен, то при демонической модели из больного любыми способами пытались выгнать демонов: клизмами, побоями, отвратительными запахами, неблагозвучной музыкой, пытками и истязаниями. В новейшую историю перешло понемногу от каждой из этих моделей. Свирепые методы в прежних психиатрических клиниках свидетельствуют об этом: больных часами держали в горячих или холодных ваннах, в центрифугах. Вероятно, частое применение шоковых методов, начиная с введения инсулина и кардиозола до электрошока, следует рассматривать с этой же точки зрения.

Беспомощность ведет к насилию не только в воспитании, но и в психиатрии. В сравнении с теми временами положение пациентов сегодня намного улучшилось. Существенный вклад в это, несомненно, внесла разработка специализированных лекарственных препаратов. Однако с одной проблемой пациентам еще приходится бороться: их болезнь стоит на последнем месте в шкале престижности и разделяет его с венерическими заболеваниями. В соответствии с этим общественное мнение в отношении психиатрических пациентов обычно выражается негативно. Слова «душевнобольной», «шизофрения» или «дом для душевнобольных», даже «психиатрический» употребляются нередко как ругательства. Порог терпимости к душевнобольным людям, которые ведут себя иначе, чем большинство, потрясающе низок.

В восточных странах эта проблематика представляется несколько иначе. Здесь пациенты, которые живут в тесных связях с большой семьей, как можно дольше остаются в лоне семьи. Это часто препятствует выделению больного члена семьи. Окружающие бывают сильно озабочены болезнью, постоянно приходят с предложениями помощи, подарками и тому подобное. Но это в свою очередь тоже таит в себе опасность, что методы народной психотерапии окажутся менее объективными, а их эмоциональность окажется обременительной, стесняющей и пугающей больного. Так может получиться не потому, что общение оказывает патогенное влияние, а потому, что народная психотерапия менее дифференцирована и не удовлетворяет всех потребностей больного.
Pfeifer (1967) сделал наблюдение, что душевнобольные в различных культурных кругах более похожи, чем здоровые индивидуумы. Транскультурные психиатрические исследования могут отличить, согласно Hinterhuber (1987), существенное и универсальное от краевых феноменов и неважного.

Обзор литературы
Именно больным шизофренией раньше, как, впрочем, и сегодня, приписывали особенные способности. Так, сильно впечатляли патетика, высокий стиль и глубокий смысл их высказываний. Ясперс (1948) наделял их сублимированным пониманием и духовным прозрением.

Вопросы об угрозе развития шизофрении и указывающих на это заболевание симптомах и сигналах были изучены Sullwold (1975). Особенно отчетливо эти исследования указывают на нарушения в процессе мышления и особенности речи говорящего, также часто встречаются жалобы на моторику. Больные не справляются с обыденными заботами, запускают домашнее хозяйство, перестают следить за собой и т.д. Распорядок дня перестраивается, так как привычки оказываются утраченными и все следует продумывать заново. Это начинается незадолго до разгара болезни. Amman (1987) обсуждает феноменологию, генез и лечение шизофрении на базе модели личности динамической психиатрии, которая рассматривает человека в совокупности с его групповой динамикой, социально-энергетическими и структурными аспектами.

Пословицы и народная мудрость
Вести двойную политику; каждому человеку свойственно заблуждаться; как в сумасшедшем доме; у тебя «не все дома»; ты сводишь меня с ума; «Многие не теряют разума, так как у них его нет» (Шопенгауэр)> «Как только открываешь рот, так сразу начинаешь ошибаться» (Гете)’, «Заблуждения человека делают его только любезнее» (Гете).

Притча: «Вылеченный бред»
Аспекты самопомощи: развитие шизофрении с точки зрения позитивной психотерапии
Поскольку мы выше изложили симптомы различных форм психоза, может сложиться впечатление, что мы здесь имеем дело с той же нозологией, что и в терапии или хирургии: боли в правой подвздошной области, тошнота и доскообразный живот относительно четко указывают на аппендицит. Нет, психозы как раз в меньшей степени можно диагностировать однозначно. В психиатрической клинике Бюргера-Принца в Гамбурге в большинстве случаев устанавливают диагноз маниакально-депрессивного психоза, в то время как недалеко от Цюриха, резиденция Блейлера и место рождения самого понятия шизофрения, чаще диагностируют шизофрению.

Само правило, согласно которому сочетание болезни с дефектом личности указывает на шизофрению, а отсутствие дефекта личности — на маниакально-депрессивный психоз, больше не подтверждается специалистами. И на течение шизофрении тоже, как установил Блейлер (1983), можно повлиять. Таким образом, заключение об окончательности диагноза также оказывается недопустимым.

По нашим наблюдениям, очень многое подтверждает преимущество модели влияния особых факторов при развитии шизофрении и так называемых эндогенных депрессий. Это означает, что мы должны учитывать как наследственные факторы, так и соматические условия, и психосоциальную среду в качестве возможных причин заболевания. Правда, последний аспект в психиатрической практике обычно упускают из виду. Это дает нам повод уделить ему особое внимание в психотерапии.
Все клинические варианты, которые протекают с явлениями дереализации, диагностически превращают в Schisophrenia simplex. Провоцирующие ситуации типа профессиональных перегрузок, семейных конфликтов или проблем, связанных с будущим, при этом легко игнорируются. Подобные происшествия расцениваются лишь как разрешающие факторы, благодаря которым текущая по своим законам болезнь у предрасположенной к ней личности становится заметной.

Heinrich (1984) указывал на то, что тяжесть шизофренического заболевания и вместе с тем необходимость содержания больного в стационаре, помимо других факторов, определяется образовательным уровнем пациента и его социальным статусом. Schuettler и соавт. (1979) установили, что одинокие пациенты, в отличие от состоящих в браке, значительно труднее достигают ремиссии. У большого числа обследованных больных с шизофренией в анамнезе присутствовали один или несколько следующих факторов: внебрачное рождение родителей, развод родителей, воспитание в приютах и детских домах, чрезмерная строгость и жесткость в воспитании, алкоголизм и криминальное поведение родителей. Все эти данные указывают на влияние социальных факторов на развитие и степень тяжести заболевания.
На этом основывается и психотерапевтический подход. Разумеется, следует считаться с особыми условиями психоза. Говоря языком позитивной психотерапии, при неврозе затронуты одна или несколько актуальных способностей, при психозе, по-видимому, страдают базовые способности. Процесс психотерапии при психозах ориентируется на представленные результаты.
Это означает: не только больной нуждается в психотерапии, но и его семейное, а иногда и служебное окружение.
Стратегия вырастает из трех отправных моментов:
1. Непосредственно страдание преодолевается лекарственными препаратами.
2. Близкие больного подготавливаются к своей особой роли в его судьбе.
3. Лечение проводится в русле подхода позитивной психотерапии.

Так называемая деперсонализация, например, выражается в том, что больной пренебрегает своими собственными интересами: он не умывается (чистоплотность), замыкается в себе (контакты), оставляет вокруг себя невероятный беспорядок (некоторые больные, напротив, стремятся к идеальному порядку), формы обхождения с окружающими становятся своевольными и грубыми (учтивость), он не отвечает за свои обязанности (деятельность/пунктуальность). Эти симптомы чаще всего имеют общественную значимость и становятся критериями того, как социальная группа принимает или отвергает больного.

Позитивную психотерапию можно применять особенно успешно для лечения шизофрении, так как лечение может быть ориентировано на типичные симптомы шизофрении и нацелено на ресоциализацию больного. При этом учитываются наряду с жизненными событиями и ситуативными данными прежде всего такие высказывания, которые воспроизводят установки пациента и его окружения к актуальным способностям и сферам жизни. Собираются не просто чистые факты и даты, а еще и установки как носители концепций пациента и его близких. Таким образом, могут быть учтены как факторы, отвечавшие за возникновение симптоматики, так и в известной мере провоцирующие условия окружающей среды. В то время как психиатрические методы в соответствии с моделями шизофрении систематически разбирают картины симптомов, мы систематически рассматриваем актуальные способности и сферы способностей к любви и познанию. Тем самым мы завоевываем понимание пациента, которое в некотором отношении отличается от психиатрического подхода, что раскрывает перед нами новые терапевтические возможности. Есть существенная разница в том, говорю ли я о нелепом поведении или вместо этого дифференцирую, какое поведение является нелепым и какие концепции оправдывают такое поведение больного.

Лекарственные препараты следует назначать в соответствии с картиной болезни. При депрессиях оправдано назначение прежде всего антидепрессивных препаратов. Применение седативных и транквилизаторов, наоборот, представляется сомнительным, так как тревога и страхи могут заостриться, от чего возрастает опасность суицида. Таким образом, при неуверенности всегда следует назначать антидепрессанты. Прежде всего необходимо учитывать тот момент времени, когда медикаменты отменяются. В случае преждевременной отмены могут возникнуть серьезные осложнения. Пациент в такой ситуации может совершить суицидальную попытку.
При шизофрении прежде всего, следует назначать нейролептики. Применение медикаментозной терапии может уменьшить страдания больных. Чего не могут сделать лекарства, так это изменить внутренние условия конфликтов и внешний, межличностный конфликтный очаг.

В моих транскультурных исследованиях я обнаружил у больных шизофренией значительно большую чувствительность по отношению к конфликтам, в то время как члены их семей при этом часто оставались к ним равнодушными. При параноической форме: акцентирование фантазии и традиции (например, в форме бреда справедливости, религиозного бреда, бреда верности, бреда учтивости и пр.). При гебефренических формах: способность избегать требования деятельности (актуальные способности), ставить их под сомнение. При кататонии: склонность двигательно ограничивать себя или, наоборот, впадать в некоординируемое возбуждение. Эти наблюдения еще можно пересмотреть: каково содержание бреда? Какие актуальные способности еще относительно стабильны (дифференциально-аналитический опросник — ДАО; Peseschkian, 1977)? Какие сферы затрагивает симптоматика? Прежде чем выносить больному приговор об «эндогенности» или «врожденности», нужно выяснить, что же до этого с ним произошло. Следует подключать к этому семью и социальную среду в качестве терапевтов.

Терапевтический аспект: пятиступенчатый процесс позитивной психотерапии при шизофрении и эндогенной депрессии
Описание случая: «Аффективный психоз»?

«У меня сильная депрессия и страхи. В течение трех лет я нахожусь на лекарственном лечении, 6 нед. провела в психиатрической клинике. Сильно страдает моя способность концентрироваться. У меня плохое взаимопонимание с моим другом. Он делает такие вещи, которые сводят меня с ума, он делает такие вещи, о каких не прочтешь ни в одном романе. (Вопрос терапевта: «Что Вы имеете в виду?») Можете Вы себе представить, вместо того чтобы выдавливать зубную пасту снизу из тюбика, он давит в середине. свое бритвенное лезвие он оставляет в том же виде, как когда он им попользовался, а я должна его за ним мыть. Если он сходит в туалет, то обязательно оставит после себя капли мочи на унитазе. Если у него понос, и не все смывается водой, он так это и оставит. Щетку для унитаза он вообще не использует. Меня воротит от этого, меня это убивает! Я думаю об этом каждый раз, когда вижу его. И что просто безумно: чтобы туалет был чистым, он не заботится. Но ему недостаточно, чтобы раковина была просто чистой, ему нужно, чтобы она была сухой и блестящей. Я иногда думаю, почему я должна это делать, ну сделай же сам! Но каждый раз, когда я вижу это безобразное лезвие или грязный туалет, мне становится не по себе, и, в конце концов, я все это мою!» (медсестра 32 лет, имеет дочь от первого брака, клинический диагноз: аффективный психоз).

Все эти высказывания указывают на сенсибилизированные сферы и свидетельствуют о том, что один или несколько социальных партнеров постоянно раздражают эти сферы в форме микротравм. Для многих больных в противоположность их партнерам факторы, вызывающие конфликты, уже не являются просто мелочами.
Актуальные способности могут стать содержанием фантазий. Так, представления о вере, сексуальности или трудолюбии/успехе могут прогрессивно заполнять все интуитивное мышление человека. Это превращает своеобразные предположения в бредовые идеи, в которых переживаются и конструируются фантастические взаимосвязи, которые, как правило, относятся к определенным сферам и актуальным способностям.
С этой точки зрения можно рассматривать также классические картины бредовых идей:
Бред ревности: фантазии в сфере сексуальности, верности, доверия и сфере ощущений.
Бред величия: фантазии в связи с религией, деятельностью/успехом, престижем, бережливостью, общением и в сфере разума.
Бред преследования: фантазии, справедливость, послушание (уклонение и подчинение в отношении мнимых всемогущих авторитетов) и сфера разума.
Своеволие содержания бредовых представлений затрудняет наше понимание больного с бредом, а также того, что он думает. Вследствие этого углубляется социальная изоляция больного и его внутреннего мира. Поэтому еще важнее становится для терапевтического процесса идентификация с чужими переживаниями и образом мыслей пациента. Поскольку полная идентификация представляется затруднительной и несколько опасной для терапевта, то наиболее подходящей можно считать частичную идентификацию (Peseschkian, 1977а).

Пациентка очень интенсивно среагировала на притчу «Вылеченный бред». Для нее оказалось несложным идентифицироваться с героем этой притчи:
Эта история очень импонирует мне, хотя я даже не знаю точно, почему. Я теперь пытаюсь понять: это корова, готовая принести себя в жертву, чтобы прокормить людей? Или это стремление к смерти? Или и то, и другое? — Когда я мысленно возвращаюсь к тому моменту, когда я впервые прочитала притчу, то тогда мне больше всего понравились мудрость и отвага Авиценны, его необычный способ решения проблемы. Да, это меня очень впечатлило.
При переносе всего этого на себя у меня снова всплывают воспоминания о тех сказках, которые я больше всего любила в детстве, например «Девушка, которая спасла принца». Теперь я спрашиваю себя, хочу я быть спасателем или спасенной? Здесь мне вспоминается один мой сон, который приснился мне около года назад и по сей день очень четко стоит перед моими глазами: я все преодолела без волнения — закрытая могила — моя дочь Улла довольно улыбается, полулежа в кресле, окруженная игрушками — фигура из картона, о которой голос сказал мне, что это воплощение моих мыслей о самоубийстве:
— я должна войти в холодную воду, но когда я уже там, я осознаю, что вода приятно теплая. По этой воде вброд (она достигала моих колен) я иду к большим воротам, за которыми, я знаю, лучшая жизнь. Ворота открылись внутрь — против течения воды, что меня очень удивило. Теперь я вижу, что за воротами находятся зеленый луг, деревья, голубое небо и солнце. Но перед этими воротами стоит человек. Он стоит совершенно тихо и спокойно, протягивая ко мне руки. Тут я замечаю, что у него нет правой руки. Я замечаю, что он этим жестом что-то хочет мне сказать, и поэтому я не могу идти дальше в ворота. Я раздумываю над тем, почему у него нет правой руки и какое значение это может иметь. На этом я просыпаюсь.

Потом я прочитала у Перлза в книге о гештальт-терапии: «Правая рука это обычно мужская часть человека, а левая — его женская часть. Правая сторона — это агрессивная, активная и выдающаяся часть, а левая — восприимчивая, чувствительная, открытая часть».

Следовательно, у меня не хватает мужества, чтобы вырваться! Поэтому я поражаюсь мудрости и мужеству Авиценны, потому что я хотела бы так же, как он, или мне бы хотелось, чтобы пришел такой Авиценна и помог мне, вылечил меня, как в той притче о вылеченном бреде?

Я хочу иметь свою правую руку, чтобы суметь пойти дальше. Но как заставить подобное вырасти? Здесь я не вижу просвета!

Были проанализированы актуальные способности аккуратность, контакты, а также единство. Лечение было проведено в форме 15 сеансов партнерской терапии.
ДАО и в других случаях облегчает понимание сильно дифференцированной самооценки, что, казалось бы, невозможно при бредовых расстройствах. Вот один хороший пример (Peseschkian, 1979): речь шла о 51-летней пациентке, чье заболевание характеризовалось специалистами сначала как параноидно-галлюцинаторный психоз, затем как хроническое бредовое заболевание. У нее ведущей темой была справедливость, которая основывалась на множестве пережитых ситуаций справедливости и несправедливости. Казалось, будто у нее срабатывала какая-то особая «программа справедливости», которая время от времени приводила ее к потере контроля над реальностью. В описанном выше случае болезни медсестры 32 лет, как и в большинстве случаев шизофрении, можно выделить три терапевтические возможности, взаимосвязанные, как звенья одной цепи:

1) Учитывать позитивные способности: в терапевтический процесс вовлекаются конфликтные актуальные способности и корреспондирующие с ними стабильные способности. При этом речь идет о том, что пациент, с одной стороны, на базе способностей, которыми он обладает, достигает известной стабильности, с другой — он в процессе тренинга прорабатывает негативную симптоматику других актуальных способностей. У пациентки с аффективным психозом мы обсуждали в русле позитивной психотерапии аккуратность и там, где она вела себя в соответствии с реальностью, не скупились на похвалу и признание. Целью было восстановить утраченную уверенность в себе и достичь той выносливости, которая позволила бы выдержать хотя бы последующий поведенческий тренинг. В таком же ключе были проработаны и другие актуальные способности.

2) Бережно относиться к пациенту: именно больные с шизофренией, чей мир переживаний кажется таким лабильным и опасным, лучше отвечают на те терапевтические методы, которые не являются прямолинейными, а позволяют щадить пациента. Такими медиаторами в позитивной психотерапии являются концепции и контрконцепции, мифы и притчи. При этом срабатывает способность, которая обычно очень сильно развита у больного с шизофренией,— это фантазия и воображение. Пациента, который и без того уже ограниченно контролирует свою реальность, не заставляют при этом преждевременно контролировать ее, но он может внутри сферы фантазии попробовать решить свои конфликты.

3) Семья как терапевт: для возникновения шизофрении и ее течения большую роль играет реакция окружающих на больного. Отношение к выздоровлению или улучшению или реабилитации также тесно связано с реакцией окружения на больного и его симптоматику. Schuetter и соавт. (1979) установили, что минимальные улучшения обнаруживались в группе тех больных с шизофренией, близкие которых были готовы помочь, но относились к заболеванию необъективно. В этой группе были, прежде всего, чрезмерно заботливые родители и супруги. Самый лучший результат наблюдался в группе с отзывчиво-объективным поведением близких. Поразительно, что отвержение больных оказалось менее вредным, чем отзывчиво-необъективное отношение к ним. Позитивная психотерапия считает близких людей существенными носителями терапии. Именно там, где непосредственного терапевтического влияния на больного не оказывается, может быть, как нельзя лучше выполнена терапевтическая задача. Этот метод необходим хотя бы потому, что пациент с шизофренией нуждается в длительном объективном внимании. У терапевта он бывает 1 — 2 раза в неделю, а его близкие проводят рядом с ним ежедневно от 8 до 24 часов. Уже в связи со значительными временными возможностями и более частыми контактами они могут намного интенсивнее влиять терапевтически или патогенно. Именно терапевтические мощности следует использовать при лечении пациента с шизофренией. С близкими больного в процессе пятиэтапного плана лечения проводится:
• обучение дистанцированию от конфликтных форм общенияс пациентом;
• прорабатываются разногласия (прежде всего, анализируется относительность ценностей и неповторимость);
• проводится селективная поддержка в отношении отдельных актуальных способностей и поведенческих программ в связи с этим;
• вербальное общение с больным, например, попытка при помощи обсуждения в семье найти решения конфликтов и в рамках расширения системы целей, облегчая самореализацию пациента, не становясь, однако, у него на пути.

Прежде всего, из моих наблюдений следует, что близкие больного очень сенсибилизированы к разногласиям, которые связаны с взаимодействиями с больным на стадиях привязанности, дифференциации и отделения. Особенно часто мы сталкиваемся с ситуациями, когда изоляция пациента осложняется большой привязанностью близкого человека к нему или когда больной, испытывавший прежде зависимость от близких и привязанность к ним, вдруг отвергается ими или чувствует себя отверженным. Как правило, в жизни таких пациентов практически не происходило дифференциации. Чтобы было возможно в принципе нормальное взаимодействие, при котором, как в случае привязанности, так и обособления, не возникало чувства вины, полезно указать близким на лежащие в основе разногласия.

В процессе моей психиатрической и психотерапевтической деятельности я смог установить, что пребывание в психиатрической больнице обычно имеет преходящий эффект, причем пациенты после выписки менее восприимчивы к психотерапии, чем до госпитализации. Возможно, при помещении больного в стационар наступает кризис доверия, так как предпринимаемые меры в большинстве случаев сводятся лишь к медикаментозному лечению и изоляции больного. При этом срабатывает легко обнаруживаемый эффект госпитализации. Возможно, существовавшие еще более или менее стабильные сферы рассыпаются в прах и поглощаются негативным болезненным сознанием, что часто характеризуется поразительной безнадежностью. Если говорить о мало-мальски обнадеживающих результатах, следует, прежде всего, спросить: что же происходит с больным? И в этом случае речь меньше всего идет о дилемме между злым роком и известной долей халатности. Многократно беседуя с коллегами, я постоянно получаю подтверждение их неудовлетворенности психиатрическими методами лечения шизофрении, которые больше похожи на отказ от помощи больному. Вероятно, проблема заключается все же в предлагаемой больному модели болезни и видении человека вообще, причем даже в этом главенствует общественная норма бережливости, которая скорее позволит смириться с расходами вследствие постоянных рецидивов заболевания, нежели с попытками при помощи интенсивного разнонаправленного процесса достигнуть постепенной реабилитации больного.

Психиатрические больницы следует преобразовать в консультации, терапевтические центры и дневные стационары, где и сами пациенты и их родственники будут обучаться своим терапевтическим функциям и настраиваться на совместную работу.

www.cpprussia.ru

Познавайка

Детский развивающий центр

Я вылечил шизофрению

Можно ли вылечить шизофрению?

Александр Омкар, врач-психотерапевт, духовный педагог, Украина, Винница

Обзор: Ответ на вопросы: «Можно ли вылечить шизофрению?», «Лечится ли шизофрения?» однозначный и категоричный — нет! Потому что никто толком не понимает, что такое шизофрения. Поэтому психиатры лечать «непонятно что» «непонятно чем» и «непонятно как». В чём основная ошибка психиатрии? Она два совершенно различных контингента людей (с глубоким кризисом духовного развития и с его крахом) «свалила в одну кучу», нарекла эту «кучу» шизофренией, продекларировала её неизлечимость и на государственном уровне узурпировала и монополизировала право оказывать помощь лицам, оказавшимся в духовном тупике. Лица, оказавшиеся в состоянии хронического декомпенсированного духовного кризиса (глубокого духовного кризиса) нуждаются не в психиатрической, а в духовной помощи. Большинством, так называемых, шизофреников должны заниматься не врачи-психиатры, а духовные педагоги. Подробно о том, что такое шизофрения, и как преодолеть глубокий духовный кризис можно прочитать в трактате о шизофрении «Полёт бабочки:системный подход к решению проблемы шизофрении»

Вещи нужно называть своими именами. Тогда для достижения желаемого результата нужны всего два фактора — целенаправленные усилия и время.

Почему уже более ста лет психиатрия, как рыба об лёд, бьётся над проблемой шизофрении, а она так и не решена? Мало того, можно с уверенностью сказать, что, если не изменить взгляд на эту проблему, и через тысячу лет она будет оставаться нерешённой и нерешаемой.

Ответ всегда лежит на поверхности. Оказывается, под понятием «шизофрения» на протяжении целого столетия подразумевались два совершенно разных состояния: духовный крах (полная личностная деградация), тяжелейшее неизлечимое психическое расстройство, обусловленное первичными органическими изменениями головного мозга и описанное Эмилем Крепелиным, как раннее слабоумие (Dementia Praecox [Kraepelin E., 1898]), и глубокий духовный кризис, состояние временной паузы в личностном развитии, которое заболеванием не является. Таким образом, сегодня среди лиц, которым ставят диагноз шизофрения, большинство имеют так называемую «мнимую» шизофрению, которую не только не нужно лечить, но, напротив, лечить категорически нельзя, так как длительный приём высокотоксичных медицинских препаратов на фоне глубокого духовного кризиса может привести к органическим нарушением и к развитию крепелинской, истинной шизофрении.

Основной фактор, который привёл индивидуума к состоянию внутренней дезинтеграции и внешней декомпенсации — неверно сформированное мировоззрение. «Замена» мировоззрения, поражённого общественными аберрациями, — вот средство выбора для преодоления глубокого духовного кризиса, она очень напоминает переустановку операционной системы на компьютере, повреждённой вирусными программами. Но, чтобы произвести эту «переустановку», нужно чтобы хозяин «компьютера» дал добровольное на это согласие и предоставил свой «жёсткий диск» в полное распоряжение «системного программиста».

Ответ на вопросы: «Можно ли вылечить шизофрению?», «Лечится ли шизофрения?» категоричен и однозначен. Нет, нет и ещё раз нет.

Глубокий духовный кризис (мнимая шизофрения) — это не болезнь. Духовный кризис тем меньше оставляет после себя негативных последствий, чем он быстрее преодолён. Однако, если пытаться духовный кризис лечить, то ожидаемого результата не будет.

Невозможно посадить в землю камешек и, считая его косточкой, вырастить из него сверхпрочное дерево. Невозможно, считая глубокий духовный кризис шизофренией, вылечить её с помощью психотропных средств.

Психические расстройства при мнимой шизофрении — следствие глубоких духовных проблем. Конечно, можно рассматривать мнимую шизофрению как болезнь, тогда следует к её лечению подходить как к тяжелейшей форме истерии, симулирующей психическое расстройство. Однако по настоящему правильный подход к решению проблемы шизофрении — считать мнимую шизофрению глубоким духовным кризисом и заниматься преодолением духовного кризиса с помощью духовных средств и методов.

Давно пора навести порядок в диагностических критериях шизофрении, отделить органическую патологию от функциональной, но этого мало. Нужно перестать рассматривать шизофрению только в плоскости медицины. Глубокий духовный кризис — это не душевное страдание, а духовное, обусловленное социальными причинами и представляющее собой эволюционно-обусловленную паузу в развитии личности. Из-за смешения понятий происходит путаница и полная неразбериха. Следует лиц с глубоким духовным кризисом «вырвать» из рук психиатров и передать на попечительство духовным педагогам.

Что будет, если медики возьмутся лечить экономические кризисы? Абсурд. Лечение глубокого духовного кризиса — это такой же абсурд. Кризис, обусловленный экономическими проблемами, следует решать экономическими средствами. Кризис развития личности, обусловленный духовными проблемами, следует решать духовными средствами.

Как же быть каждого сотому жителю планеты, которому психиатры предлагают свои услуги по лечению шизофрении? Категорически отказываться от этих услуг, так же, как мы категорически отказываемся от услуг аферистов. Шизофрения неизлечима! Психиатр, который утверждает обратное, либо не обладает достаточной компетентностью, либо преследует какие-то скрытые и непонятные цели.

В действительности большинство психиатров убеждены в том, что шизофрения неизлечима, что реально помочь страдающему шизофренией невозможно, но они вынуждены создавать иллюзию своей необходимости (нужности). Это — их хлеб. Мало того, имеются случаи, когда, лицу, пребывающему в состоянии глубокого духовного кризиса, несмотря на психиатрическое лечение, удавалось преодолеть кризис и «вылечиться от шизофрении». Такие случаи вводят психиатров в глубокое замешательство, а иногда даже приводят к ложным выводам об излечимости шизофрении. Шизофрения неизлечима!

Лицу, которое в своём духовном развитии застряло и пребывает в кризисном состоянии, следует обратиться в духовную школу, в монастырь, к духовному Учителю. Тогда, прилагая целенаправленные усилия, направленные на преодоление духовного кризиса, можно со временем ожидать, что выход из состояния, которое казалось тупиковым, произойдёт.

Злободневность данной статьи обусловлена тем, что средний уровень грамотности населения вырос настолько, что грубые заблуждения человечества становятся настолько явными и очевидными, что продолжать опираться на них становится никому не выгодно. Сотни, тысячи потенциальных учёных, композиторов, поэтов, общественных деятелей не смогли реализоваться только из-за того, что психиатры решили им «помочь» и стали лечить от шизофрении. Те, кто могли бы стать цветом нации, благодаря усилиям медиков стали шизофрениками. Пришло время создания специализированных духовных приютов, куда каждый индивидуум, споткнувшийся о жизненные проблемы, мог бы обратиться для поднятия своего духовного уровня и преодоления временно возникшего кризисного состояния. Шизофрения — надуманное понятие, существование которого ОЧЕНЬ выгодно психиатрам. Психиатры мира уже давно должны были поставить профессору Блейлеру за термин «шизофрения» золотой памятник в полный рост.

Как вылечить шизофрению?

Шизофрения — одно из самых распространенных и, в тоже время, одно из самых загадочных заболеваний психики. Оно связано с расщеплением сознания, может сопровождаться галлюцинациями и бредом.

Ученые пока не смогли до конца выяснить причины этого заболевания. В настоящее время неизвестно, как излечиться от шизофрении и полностью победить болезнь.

Однако существуют методы терапии, которые дают возможность добиться длительной ремиссии и снизить интенсивность приступов.

Поэтому, несмотря на то, что врачи пока не знают, как вылечить шизофрению и избавиться от нее навсегда, пациенты могут рассчитывать на эффективную помощь в вопросах жизни с шизофренией, реабилитации после приступов, социальной адаптации и т.д.

Где и как лечить шизофрению и можно ли ее вылечить

При первичных или повторных приступах, сопровождаемых галлюцинациями или бредом, необходимо лечение в условиях стационара. Современные препараты, применяемые для лечения шизофрении, эффективно купируют проявления болезни и помогают добиться ремиссии. Однако человеку с диагнозом шизофрения нужно быть готовым к постоянному приему медикаментов и регулярному наблюдению лечащего врача. Кроме того, по окончании лечения пациенту крайне желательно пройти курс психотерапевтической реабилитации, который поможет ему быстрее вернуться к нормальной жизни.

Медицина пока дает отрицательный ответ на вопрос «можно ли вылечиться от шизофрении». Тем не менее, люди с этим диагнозом зачастую могут вести обычный образ жизни (конечно, при соблюдении всех рекомендаций врача).

Чем поможет психотерапевт

Невозможно полностью вылечить шизофрению, однако можно добиться длительной ремиссии и обеспечить стабильность состояния пациента. И в решении этой задачи огромную роль играет профессиональная психотерапевтическая поддержка.

Психотерапевт разъясняет пациентам, в чем суть болезни, рассказывает, какие факторы могут спровоцировать новые приступы и каким образом нужно себя вести, чтобы снизить риск развития рецидивов.

Специалист проводит работу и с родственниками, ведь для адаптации к новым условиям жизни и успешной интеграции в общество больным необходима поддержка и понимание близких людей. И если излечиться от шизофрении невозможно, это совсем не означает, что человек должен вести изолированный образ жизни, лишать себя работы, учебы и радости общения. Наоборот, чем быстрее и успешнее проходит его адаптация, тем благоприятнее прогноз и тем меньше риск возникновения обострений.

Очень часто в рамках психотерапии проводятся групповые занятия, где люди рассказывают о том, как они учатся жить со своей болезнью, делятся своими победами и оказывают друг другу взаимную поддержку. Такая практика помогает пациентам если и не полностью излечиться от шизофрении, то, по крайней мере, не бояться своего заболевания, не чувствовать себя виноватыми в своей болезни и изолированными от других людей.

Несмотря на то, что на данный момент шизофрения неизлечима и вылечить ее, то есть полностью исключить риск развития рецидивов пока невозможно, современные медикаментозные препараты и качественная психотерапевтическая поддержка помогают пациентам жить полноценной жизнью.

Записаться на прием Вы можете по телефону: (495) 231-85-59 или через online форму, а также задать интересующий Вас вопрос.

Шизофрения: можно ли от неё излечиться?

При шизофрении важно своевременно и точно распознать начало шизофрении, что позволит врачу назначить комплексное и адекватное лечение, построить продуманную систему реабилитации больного.

Задать вопрос врачу

Приобрести эффективные лекарства для лечения этого заболевания

Обсудить в сообществах раздела Психиатрия

Материалы по теме

Шизофрения: можно ли от неё излечиться? 13 комментариев

я того же мнения, живем в глуши, толком врач не может назначить лечение, медсестра подсказывает , что выписать, больной на прием к врачу не идет, лечится не хочет, жизнь кошмар. Не мешало бы с психологом поработать, так дорого и ехать далеко.

Интерсно,если медсестра лекарства назначает,дак может диагноз не тот.

Я думала, что только в нашем городе такое отношение к психически больным людям, оказывается это повсеместно. Псих.заболевания во всем мире считаются самыми сложными и там уделяется особое внимание к состоянию таких больных, но только не в России. У нас как при фашизме, чем больше загнется таких людей, тем лучше. Лечить их не хотят, все трудности ложаться на плечи родных людей. Как переломить эту ситуацию? Как обратить внимание общественности на проблемы псих. клиник? Может у кого-то есть идеи? Может есть какие-то механизмы воздействия о которых мы не знаем?

Моя история схожа с вами можете мне написать пообщаться, ведь поддержать то по сути нас и некому.

Здравствуйте. Уменя сын тоже болен около 3 лет. Получается , что с годами только хуже.В чем это выражается?А сейчас он пропал уже нет 2недели. У вас было такое?Все остальное похоже, от врачей помощи никакой.До всего дохожу сама. Больница- тюрьма.Сколько вашему сыну лет?И что теперь он живет в интернате? А какая у него группа? А у нас он один.

Читаешь и начинаешь верить, но есть за плечами и понимаешь это развод.

Мой муж лечился в государственной городской психиатрической больнице. Условия как на зоне, отношение персонала скотское — дают мочегонные лекарства, а в туалет не пускают, на унижения одних пациентов над другими мед.персонал не реагирует, могут и избить и что хочешь сделать. Одежду выдают такую, как будто ее с бомжей сняли. И это только небольшой перечень всех бесчинств которые там творятся и при этом говорят, что лечение добровольное. Захочет ли человек добровольно еще раз подвергаться такому «лечению»? При этом лечения, как такового, так и не увидела. Два месяца продержали, и вышел так и недолеченный, еще долгое время клопиксол-депо кололи, будучи уже дома.

Согласна со всеми людьми кто комментировал эту статью. Лечить в России такие заболевания невозможно и очень дорого. Самый настоящий фашизм. Я трагически потеряла свою маму, которая тоже к сожалению,заболела этой страшной болезнью. Мама была в тяжелейшей депрессии и мы с братом пытались помочь ей. Положили в больницу на обследование. Диагноз был шизофрения. Годы мучений для матери и её детей, помощи не от кого нет, родственники отвернулись, соседи смотрели , как на прокаженных. Врачи не помогали, отношение как к биологическому мусору. Когда я в 25 лет приезжала в больницу и беседовала с врачом психиатром, мужчиной, он сказал, что мне лучше не иметь детей, большая вероятность, что они будут больны. Это был большой удар для меня, приговор. Я так и не родила. Последний раз, когда мама попала в больницу, я приехала и увидела ужасные условия, просто не человеческие. Это психиатрическая больница в Яхроме. Средневековье. Мама плакала, хотела пить, а ей наливали воду в 40 гр пластмассовую чашечку, не обращали внимания, она была после операции по удалению камней из желчного пузыря. Когда брат провожал её в эту больницу, персоналу было известно, что нужно снять швы. Спустя неделю, швы и скобки металлические загноились. врач сказал, что только через неделю или две приедет хирург, разговаривал со мной, как с преступницей и что эти больные его достали. Я его спросила зачем он выбрал эту профессию, он разорался. Мне показалось, что он сам больной, странный тип с золотой цепью на шее, как из 90-х. После я устроила маму в частную клинику, за 90000 в месяц. Было не большое улучшение. Но через 3 месяца, депрессия опять началась. Мама ушла в лес и больше не вернулась. Мы сами её искали месяц, милиция не искала вообще. Мама нашлась в лесу через 3 месяца, уже мертвая. Это очень страшно, поверьте, пройти все эти испытания. Видеть все это своими глазами и чувствовать всю эту боль. Так что все эти статьи просто обнадеживающий развод на деньги. Я глубоко сочувствую и понимаю тех людей, чьи близкие так же больны.

Как вылечить шизофрению

Шизофрения – что это такое, возможно ли ее лечение, есть ли альтернативные способы одолеть шизофрению? В данной статье я постараюсь в свете Библии прояснить этот вопрос по мере благодати, дарованной мне Господом.

Что такое шизофрения?

Шизофрения — это болезнь головного мозга, которая нарушает способность человека правильно мыслить, контролировать свои эмоции, принимать решения и общаться с другими людьми. По статистике в России шизофрении в наше время подвержено около 2 миллионов граждан.

К счастью, это заболевание поддается современным методам лечения, хотя без гарантии полного выздоровления, так как причина шизофрении до сих пор не известна. Есть надежда, что новые открытия науки дадут более продуктивные результаты.

Известно из научных исследований, что каждое полушарие головного мозга несет на себе определенную функцию. Так, левое полушарие отвечает за способность человека логически мыслить, адекватно воспринимать окружение, принимать рациональные решения в соответствии с жизненными ситуациями.

Правое полушарие – это область подсознательного, интуитивного, эмоционального, творческого характера.

Должен существовать определенный баланс между обоими полушариями.

В случае с шизофренией явно имеется дисбаланс работы обоих полушарий: активность правого завышена, а левого занижена. Другими словами, человек с доминирующим правым полушарием больше живет своим внутренним миром, зачастую соприкасаясь с областями, не досягаемыми для обычного «нормального» человека. Отсюда внутренние голоса и все другое.

В Библии нет прямых указаний, конкретно указывающих на шизофрению, но есть нечто общее, что объединяет людей, страдающих различными психическими расстройствами естественного происхождения – это душевные болезни. Не привязывать к этому одержимость бесами.

Мысли человека зависят от характера информации, которую принимает его мозг. Поэтому когда дурные мысли или нечистые мысленные образы вдруг приходят в голову, какого бы происхождения они ни были, от человека зависит принять, отвергнуть или заменить их праведными мыслями и образами.

Известно, что чувство вины является причиной практически всех душевных болезней. Это чувство говорит о наличии какого-то навязчивого греха в жизни больного. Освободить от чувства вины может только Сын Божий. Но для этого необходимо, чтобы нуждающийся в этом принял Христа в свое сердце с искренним покаянием о грехе. Это должно быть осознанным решением. К сожалению, люди, связанные шизофренией, как и другими душевными болезнями, не всегда осознают необходимость покаяния. Они, как правило, считают себя вполне здоровыми и не видят проблемы в своей жизни.

Такие люди крайне нуждаются в молитвенной поддержке со стороны верующих, сильных духом христиан.

Из Библии известно, что у любой болезни есть имя, а имя всегда предполагает чей-то дух. Таким образом, есть дух депрессии, шизофрении, уныния и тому подобное.

Можно ли вылечить шизофрению с помощью молитв? Да, однозначно, при содействии Божьем.

Какую молитву применять при лечении шизофрении, как душевного недуга?

Я постараюсь дать примерный костяк такой практической молитвы, но перед этим скажу следующее:

Если вы приняли решение молиться во исцеление от шизофрении своего близкого, то сами должны быть верующим человеком, крещенным Духом Святым, полностью доверяющим Слову Божьему, записанному в Библии.

Во-вторых, Ваша молитва должна быть последовательной и постоянной.

В-третьих, Вы должны обладать терпением и долготерпением, не ожидая сиюминутного изменения.

В-четвертых, Вы должны использовать любой благоприятный момент для подведения Вашего страждущего близкого к покаянию и спасению его души.

Для Бога очень дорога любая душа, и Его воля – сохранить человека для вечной жизни, неважно, в каком он состоянии находится сейчас. Иногда, Бог попускает некоторым болезням иметь место в жизни человека только с одной целью – спасти душу этого человека. И в этом любовь Бога к нам.

«Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Иоанна 8:36).

Помните всегда – не человек освобождает человека от духов болезней, не врач, не целитель, а только Сын Божий, Иисус Христос. Человек, молящийся за другого человека – только инструмент в руках Божьих для осуществления Его благой воли.

Исцеляющая молитва при лечении от шизофрении

На руках молитвы я приношу к Тебе моего сына (дочь, отца, мать…по имени)

Я знаю как Ты любишь его (ее) и дорожишь им.

Я верю, что Ты, Иисус, умер на кресте за моего сына (дочь…), чтобы он жил.

Я верю, что Ты понес на Себе всякую болезнь и всякую немощь моего сына (дочери. ).

Ранами Твоими он (она) исцелен (а). Так говорит Слово Твое, и Оно истинно и пребудет вовек.

Ему (ей) нет необходимости страдать от шизофрении, так как Ты забрал эту болезнь на себя.

Именем Господа Иисуса Христа и силой Духа Святого я связываю тебя, дух шизофрении, и повелеваю оставить навсегда моего сына (дочь…).

Дух Святой, коснись сердца и разума моего сына (дочери…), наполни Своим Божественным миром и покоем во имя Иисуса Христа.

Очисти его (ее) разум от всяких негативных мыслей. Обнови ум и наполни Своим содержанием.

Господь, освободи его (ее) от чувства вины и наполни Своей свободой.

Реки воды живой да потекут прямо сейчас через него (нее).

Головной мозг, восстановись! Да придет полный баланс левого и правого полушарий во имя Иисуса.

Да придет полный баланс в каждую клеточку его (ее) естества.

От темени до подошвы ног наполни светом Своим, Господь.

Твой свет – есть жизнь.

Иисус, ты есть Путь и Истина и Жизнь.

Направь моего сына (дочь…) на путь истины и даруй ему (ей) жизнь и жизнь с избытком.

Открой сердце моего сына (дочери. ) для искреннего покаяния и спасения.

Благодарю тебя, мой дорогой Авва Отче, за освобождение моего сына (дочери. ) от духа шизофрении и полное излечение от этого недуга. Во имя Иисуса.

Тебе, мой Бог, слава, хвала и поклонение, во имя Иисуса. Аминь.

Дорогой человек, знай, что самое главное в этой молитве – твоя материнская или отцовская вера. Вера в то, что Бог всемогущ. Что Он может в любой момент развязать путы болезни, связывающие до сих пор твоего дорогого и близкого человека.

Стой в вере, никогда не отчаивайся, никогда не опускай рук своих. Доверь полностью своего сына (дочь…) в руки Божьи, потому что у Бога есть план на каждого человека, и только Он знает, что полезно или вредно для человека. Читай Библию вслух своему сыну (дочери. ), когда позволяет ситуация. Говори ему чаще о любви Божьей. Старайся приблизить его (ее) к Иисусу.

Аудиозапись молитвы за исцеление от шизофрении

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

На этом я прощаюсь с вами, дорогие друзья. Мир дому вашему во имя Иисуса Христа.

До встречи на страницах моего сайта.

Если Вам понравилась эта статья, поделитесь, пожалуйста, ею со своими друзьями в социальных сетях – нажмите кнопочки, расположенные ниже. И не забудьте подписаться на обновления сайта, чтобы получать новые статьи на Email

Шизофрению предложили лечить без таблеток

Исследование ученых из Манчестерского университета показало, что психологический подход к лечению шизофрении может стать альтернативой для пациентов, по каким-либо причинам не принимающих лекарства, которые, хотя и являются терапией первой линии, но имеют серьезные побочные эффекты. Результаты проведенной работы опубликованы в журнале The Lancet.

Шизофрения, сопровождающаяся галлюцинациями, бредом, маниями, параноей, эмоциональными проблемами или трудностями с фокусированием на ежедневных делах, поражает около 60 миллионов человек во всем мире. В настоящее время существует более 20 антипсихотических препаратов, таких как рисперидон, галоперидол и клозапин, которые эффективны против многих симптомов заболевания, однако длительный прием таких препаратов способен вызвать неконтролируемые мышечные движения, значительное увеличение веса или спровоцировать сердечный приступ.

В последние годы все больше психиатров и психологов поддерживают психологический подход к лечению ментальных расстройств, включая когнитивно-поведенческую психотерапию (КПП), уже показавшую свою эффективность в лечении депрессии и тревожных расстройств, в качестве дополнения к лечению антипсихотическими препаратами. В основе когнитивной терапии лежит предпосылка о том, что причиной ментальных расстройств являются дисфункциональные убеждения и установки. Этот метод работает с сознательным содержанием и ставит перед собой задачу прямо воздействовать на когниции пациента (его мысли, установки и ожидания). Терапия заключается в поиске искажений в мышлении и в обучении альтернативному, более реалистичному способу восприятия своей жизни.

При шизофрении пациенты иногда начинают вести мысленные диалоги с воображаемыми образами людей или потусторонних существ (так называемыми «голосами»). Задача специалиста в данном случае состоит в объяснении больному, страдающему шизофренией, что тот беседует не с реальными людьми или существами, а с созданными им образами этих существ, думая по очереди то за себя, то за данного персонажа. Чтобы ободрить пациента, психолог доносит до него мысль, что разговоры с придуманными персонажами иногда ведут и психически здоровые люди, но сознательно, например, с целью предугадать реакцию другого человека на определенное событие.

Страдающий шизофренией человек может в мыслях многократно прокручивать фантазийный образ или сюжет; постепенно такие фантазии глубоко записываются в память, обогащаются реалистичными деталями и становятся очень правдоподобными. При этом существует опасность того, что человек начнёт путать свои фантазии с реальностью и может из-за этого начать вести себя неадекватно, поэтому психолог может попытаться восстановить в сознании пациента реальные факты или события с помощью внешних достоверных источников — документов, людей, которым больной доверяет, научной литературы, разговора со свидетелями, фотографий, видеозаписей или построения эксперимента для проверки суждения.

За последние несколько лет ученые провели несколько десятков клинических исследований лечения шизофрении с помощью КПП, большинство из которых обнаружило ее умеренный успех в сокращении симптомов заболевания. В новом исследовании, проведенном группой ученых под руководством клинического психолога Энтони Моррисона (Anthony Morrison), действие когнитивной терапии было изучено на 74 добровольцах с диагнозом «шизофрения» или расстройство шизофренического спектра в возрасте от 16 до 65 лет. Участников рандомизированного контролируемого исследования поделили на две группы: в первой из них было назначено стандартное лечение, во второй — стандартное лечение вместе с курсом когнитивной терапии в течение 18 месяцев. Каждые три месяца испытуемые проходили стандартный набор тестов для определения уровня их эмоциональных переживаний и социальных взаимодействий.

Как показали результаты исследований, у группы испытуемых, которые проходили сеансы когнитивной терапии, было меньше психотических симптомов, чем в в контрольной группе. Общий размер эффекта (статистический показатель различий между группами) составил 0,46 единиц по шкале, в которой 0,2 единицы считается низким размером эффекта, 0,5 — умеренным, а 0,8 — высоким показателем. По словам ученых, выявленный размер эффекта эквивалентен показателю большинства антипсихотических препаратов по сравнению с действием плацебо.

Авторы работы предупреждают, что несмотря на обнадеживающие результаты, это не означает, что люди, страдающие шизофренией, могут прекратить принимать лекарственные препараты, так как участвовавших в исследовании пациентов не было необходимости госпитализировать и они не представляли опасности для себя и своего окружения. Однако, согласно статистическим данным, до 50 % лиц, страдающих шизофренией, так или иначе не принимает антипсихотические средства в течение длительного времени. «По возможности предоставить людям выбор — принимать лекарства или нет, по-видимому, является разумным шагом», — процитировал Science слова профессора Моррисона.

poznavayka3-103.ru