Алкогольная зависимость ремиссия

Больные алкоголизмом, бросившие пить после противоалкогольного лечения, делятся на две категории: довольные, их значительно больше, и недовольные. Отличить их легко по поведению и высказываниям. Первые уравновешенные, жизнерадостные, активные, поведение и высказывания их окрашены здоровым оптимизмом. Вторые угрюмые, мрачные, вспыльчивые, несговорчивые, придирчивые, иногда они открыто заявляют, что жизнь без спиртного им не по нутру. Недовольные с нетерпением ждут окончания срока действия лечения, чтобы вновь начать пить горькую.

Как видим, формально состояние у довольных и недовольных квалифицируется одинаково – терапевтическая ремиссия, только у первых ремиссия высокого качества, а у вторых низкого.

Откуда берутся недовольные? Не секрет, что на противоалкогольное лечение пьющие нередко соглашаются под давлением родственников или обстоятельств, без достаточной внутренней заинтересованности. Часть из них, к счастью, успешно адаптируется к трезвеннической жизни и в итоге попадает в категорию довольных. Другие мысленно застревают в прошлой алкоголезависимой жизни, не перестраиваются на новый лад, поэтому трезвость не радует, все плохо, все не так, все раздражает. Свое недовольство некоторым пациентам удается более или менее успешно скрывать от окружающих, внешне кажется, что человек доволен, а на самом деле его трезвость можно считать вынужденной.

Если у вас в настоящее время терапевтическая ремиссия, ответьте себе откровенно, довольны вы или нет. Предположим, нет. В этом случае первейшая задача – перестроиться и перейти в категорию довольных. Скорее всего причина недовольства в том, что прошло слишком мало времени с того момента, как вы исключили алкоголь из своего рациона. Даже если вас не покидает ощущение, что ваша трезвость носит вынужденный характер, и вы чувствуете себя в определенном смысле, ущербным, не спешите с преждевременными выводами. Одни люди входят в новую жизнь быстро и легко, другие – медленнее и не так гладко. Трезвость, особенно длительную, бывает непросто найти, но так легко потерять. Не упускайте свой шанс избавиться от алкоголизма. Время сейчас ваш верный союзник, воздержитесь от алкоголя для начала хотя бы лет пять, и ваше мнение изменится на противоположное. Вы не просто будете довольны, но начнете по-настоящему дорожить трезвостью.

Переход в трезвую жизнь может сопровождаться ощущением собственной неловкости вследствие утраты социальных навыков. Трезвый человек иногда с удивлением начинает осознавать, что он разучился общаться с людьми, не умеет знакомиться и поддержать разговор, не знает, как выходить из конфликтных ситуаций, как решать повседневные житейские проблемы. Не следует пугаться подобных явлений. Описываемые затруднения носят временный характер. Вспомним, что на протяжении многих лет мы существовали в состоянии алкогольного наркоза, поэтому отстали от жизни. Теперь приходится наверстывать упущенное и учиться жить заново.

Затрудняют адаптацию в переходном периоде неоправданно завышенные ожидания комфортности трезвой жизни. Бесспорно, что алкогольный кошмар прошлого – это действительно ад, но трезвая жизнь – не обязательно рай. Это достойная нормальная хорошая жизнь. И в наших силах сделать ее полноценной, насыщенной, ответственной и осмысленной.

Если вы довольны нынешним здоровым образом жизни, то давайте подумаем о будущем. Предположим, через несколько месяцев у вас заканчивается срок действия противоалкогольного лечения. Как быть дальше? Одни пациенты считают, что предпринимать ничего больше не нужно, трезвость будет продолжаться дальше по инерции, поскольку никакого влечения к алкоголю сейчас нет, значит, и в дальнейшем не появится. Другие пациенты надеются, что после продолжительного периода трезвости организм у них окреп и отдохнул, и они смогут выпивать аккуратно. Им очень хочется проверить себя. После такой проверки на них жалко смотреть. Жестоко заблуждаются и те и другие. Статистика свидетельствует: у большинства пациентов после окончания срока действия противоалкогольного лечения рано или поздно происходит срыв. Что нужно делать, чтобы наверняка сохранить трезвость? Нужно подстраховаться – заблаговременно продлить срок действия лечения, сделать это еще за 1 – 2 месяца до окончания срока предыдущего лечения. А уже после этого очень важно оценить свою жизнь глобально и поставить задачу бросить пить навсегда. Выражаясь медицинским языком, с которым мы, я надеюсь, освоились, мы плавно переводим терапевтическую ремиссию в мотивационную. Это лучшее, что можно сделать для себя в подобной ситуации.

Хочу специально обратиться к моим пациентам. Вы сделали правильный, но пока только первый шаг в трезвенническую жизнь. Нельзя останавливаться на полпути. О будущем следует думать уже сейчас. Нельзя допустить возврата к прошлому. Нужно сделать трезвость необратимой. Ставьте перед собой максимальные задачи. Не ограничивайтесь полумерами, не повторяйте бесчисленные чужие ошибки. Постарайтесь как можно быстрее перековать себя в убежденного трезвенника, только тогда вы в полной мере оцените новые возможности и преимущества жизни без наркотика. Помните, что в зачет ваших успехов идет только непрерывная трезвость, и на этой позиции нужно стоять на смерть. В противном случае все ваши достижения могут пойти коту под хвост.

В отличие от терапевтической, при мотивационной ремиссии недовольных не бывает, поскольку человек делает самостоятельный осознанный выбор не пить, полностью отсутствует даже элемент вынужденной трезвости. Мотивационную ремиссию отличает самое высокое качество.

Любые длительные ремиссии чаще всего характеризуются очень высоким качеством. Это убедительно показала Энн Флетчер в своей книге «Трезвые навсегда» [1] . Ей удалось обобщить успешный опыт людей, победивших алкогольную зависимость. С помощью подробного анкетирования была собрана информация о выздоровлении более 200 человек. Минимальный срок трезвости людей, включенных в исследование, составил 5 лет. Две трети опрошенных жили без алкоголя больше 10 лет, средняя продолжительность трезвости равнялась 13 годам. Мужчины и женщины были представлены почти поровну, мужчин было лишь на несколько процентов больше.

Выяснилось, что к трезвой жизни все эти люди пришли самыми разными путями: одни – с помощью сообщества анонимных алкоголиков или иных групп взаимопомощи, другие – самостоятельно, третьи – благодаря различным курсам терапии или консультирования. Вместе с тем, сам процесс выздоровления имел много общего. Во-первых, все лица, победившие болезнь, смогли осознать, что главной причиной их проблем в жизни является алкоголь. Во-вторых, мотивы к отказу от спиртного были сходными: крайняя усталость от алкоголя и от борьбы с ним, опасения за свое здоровье, беспокойство за семью и детей. В-третьих, большинство выздоровевших добровольно взяли на себя обязательство не пить до конца жизни и сообщили об этом родственникам. Они хорошо понимали, что просто передышка ничего не даст и что восстановление контроля для них – непосильная задача. В-четвертых, сохранять многие годы высокую мотивацию трезвости лучше всего помогали свежая память о прошлом со страхом возврата к пьянству и умение наслаждаться трезвой жизнью. В-пятых, для многих выздоровевших основными источниками получения удовольствия в жизни стали общение с близкими и регулярные оздоровительные спортивные занятия. В-шестых, подавляющее большинство вместе с отказом от алкоголя отметили резкие перемены в жизни к лучшему и по-настоящему оценили преимущества трезвой жизни.

Вот мнение по этому поводу участника опроса Кэрри Г.: «Трезвая жизнь – это подарок. Сегодня я счастливый человек. Я был бы последним придурком, если бы променял трезвую жизнь на муки пьянства. Буду откровенен: мне нравится в свои 36 лет иметь за плечами 15 лет трезвости. Я горжусь этим и ни за что не откажусь от трезвой жизни. Когда я пил, я не жил. Раньше я сидел за стойкой бара и лишь мечтал о разных делах. Сегодня я ими занимаюсь. Когда я бросил пить, я нашел себя».

Не менее восторженно отзывается о трезвости Мариса С. «Трезвость – это мое сокровище. Я хорошо помню те дни, когда приняла решение отказаться от алкоголя и помню, почему я это сделала. Я благодарна трезвости, потому что она дает мне большие возможности, дает жизнь, дает счастье, дает радость общения с людьми. Трезвость позволила сохранить мужа, семью, друзей. Для меня все это очень важно. Я убеждена, что в трезвой жизни можно добиться всего, чего хочешь. Я могу быть тем человеком, кем хочу быть, могу жить так, как хочу, могу делать то, что считаю нужным».

Под этими словами могут подписаться многие выздоровевшие люди. Мой пациент Алексей В. (11 лет трезвости) давным-давно все понял: «Я люблю трезвую жизнь. Это так здорово – не пить! Просто не пить и все! Это неописуемо!».

Сообщество анонимных алкоголиков утверждает, что алкоголики – это самые несчастные люди на земле. С этим трудно спорить. Но также справедливо будет добавить, что трезвость – это самое большое счастье для алкоголика. Жаль, что мало кто из них способен это понять. Алкоголики – это люди, не понимающие своего счастья. Пьющие люди задавлены страхами, что без спиртного они не смогут полноценно общаться в компании, что перестанут получать удовольствие, что не смогут без бутылки справляться со стрессами и проблемами. Это самый губительный самообман. На самом деле именно алкоголь не дает возможности нормально общаться (пьяный трезвому не товарищ), именно алкоголь вызывает стрессы и создает проблемы, и никогда их не решает. Правильно говорится, что нет такой проблемы, которую не может утяжелить алкоголь. А «удовольствие» заключается в том, чтобы слегка оглупиться или даже потерять человеческий образ и источать зловонный запах.

Будучи истерзанными, измученными и раздавленными наркотическим ядом, алкоголики думают о самоубийстве, но упорно не хотят видеть простой выход из положения. Простой до смешного. Не прикасайся к яду и никогда не будешь самым несчастным человеком на земле! И никакая сила воли для этого не требуется.

Алкоголь не нужен человеку, причем любому, а не только пьющему. Нет никаких причин употреблять спиртное даже изредка. Легкое опьянение – это легкое отравление. Ради чего подтравливать себя? Меньше всего следует завидовать пьющим умеренно. Это неоднородная группа людей. Одни не пьют, а притворяются. У них единственная рюмка остается недопитой. Они не хотят привлекать к себе внимание, и только делают вид, что пьют. Ни малейшего удовольствия им это притворство не доставляет. Хуже обстоят дела с теми, кто попивает. Они обязательно придумывают оправдания, например, что им нравится вкус спиртного, что таким образом они утоляют жажду, расслабляются и т.п. Классический самообман. Все знают, что у алкоголя противный вкус и запах, что спиртное не утоляет жажду, а, наоборот, вызывает обезвоживание организма. А вместо расслабления, только напрягает во всех смыслах. Вы полагаете, что у умеренно пьющих никогда головка не болит? Что никогда не бывает переборов? Что с утра по понедельникам у них всегда жизнерадостное настроение? И не забывайте, что умеренно пьющие пополняют ряды алкоголиков. Чему завидовать? Тому, что человек попал в наркотическую ловушку или в шаге от нее?

А вот если человек всегда подтянут, энергичен, здоров, уверен в себе, уважаем и любим, это немного другая ситуация. А когда человек после многих лет разрухи, страданий и унижения, опустившись до дна, возвращается к достойной жизни, разве это не счастье? Что ни говори, трезвость – это самое большое счастье для бывшего алкоголика.

[1] Fletcher A., (2001) Sober for Good. Houghton Mifflin Company, p.324.

В следующей главе раскрываются типичные механизмы рецидивов алкоголизма и пути предотвращения срывов. Читать Алкоголизм глава 22 >>>

www.alcoholism.ru

Алкогольная зависимость ремиссия

Под понятием «ремиссия» понимается период течения хронической патологии, при котором уменьшаются или исчезают ее признаки. В этот период человек ведет обычную жизнь, у него нет похмелья, отсутствуют проблемы в семейных и рабочих отношениях. Однако, если он примет небольшое количество спиртного — развивается рецидив (обострение заболевания).

Ремиссии алкоголизма подразделяют на полные и неполные. Полная ремиссия характеризуется прекращением употребления алкоголя в течение всей оставшейся жизни. При неполной ремиссии некоторое время человек ведет здоровый образ жизни, а потом все-равно происходит «срыв». Ремиссия бывает мотивационной, спонтанной и терапевтической.

Алкогольная зависимость является социальным заболеванием, поэтому, если пьющий человек полностью доволен своей жизнью, он не захочет избавляться от своего недуга и бросит все силы на его защиту. Человек по различным причинам может принять решение вести трезвый образ жизни, эти причины оказывают непосредственное влияние на прогноз ремиссии.

При таком заболевании, как алкоголизм, ремиссия мотивационного вида — наиболее устойчивая. В данном случае человек принимает самостоятельное (или под влиянием окружающих) решение жить трезво. Он занимается любимым делом, интересной работой, его семейные отношения налаживаются. Такой вид ремиссии встретить можно довольно редко и чаще всего у тех людей, которые сохранили свой интеллект, дорожат занимаемой должностью или отношениями с близкими людьми.

Возникновение спонтанной ремиссии не зависит от внешних причин. Происходит это на фоне истощения организма и угасания влечения к спиртному. Длительность спонтанной ремиссии может составлять и несколько месяцев, и несколько лет. Если восстановления организма за этот временной период не происходит, тяга к спиртному возвращается и все становится как прежде. Можно услышать такие примеры, когда человек лет до 50-и пил, а затем спонтанно перестал и сегодня ведет исключительно трезвый образ жизни. Подобные случаи, конечно, встречаются, но очень редко. В связи с этим, спонтанную ремиссию ждать не стоит, возможно, она никогда и не наступит.

Помогите вашему близкому человеку в формировании мотивации к трезвой жизни. Для этого можно прибегнуть к наркологической помощи.

Достигнуть терапевтической ремиссии можно при помощи лечебных мероприятий, психотерапии, специализированных противоалкогольных средств, которые помогут устранить тягу к спиртному. На продолжительность терапевтического вида ремиссии оказывает влияние мотивация пациента. Если лечение человек проходит по настоянию родных и не находит новые интересы для себя, длительность ремиссии будет короткой — пациент будет с нетерпением ждать, когда закончится кодирование, откажется от приема назначенных препаратов и снова начнет пить. Часто, такие люди гордо заявляют, что в их особом случае уже ничего не поможет.

Длительность стабилизации ремиссии — примерно год. За этот период человек должен научиться жить трезво, пересмотреть и нормализовать рабочие и семейные отношения.

Стабилизация ремиссии характеризуется снижением компенсаторных возможностей клинического, личностного и социального уровня. Проявлениями этого является неустойчивое настроение, периодическое возобновление тяги к спиртному, настороженное отношение окружающих людей к трезвости. В связи с этим, стабилизация ремиссии может прерваться рецидивом. Это важно помнить в те периоды, когда срывы наиболее вероятны — 3-й, 6-й, 9-12-й месяцы отказа от спиртного. Если возникнут признаки влечения, необходимо организовать прием специальных противоалкогольных медикаментов, избегать встреч с бывшими собутыльниками и обратиться за помощью к психотерапевту.

Спустя год ремиссия должна сформироваться. В этот период нормализуется настроение, исчезает внутреннее напряжение, улучшается физическое самочувствие, стабилизируется социальный статус. Каждая стрессовая ситуация на данном этапе воспринимается, как временная трудность, естественно только в том случае, если человек осознал симптомы заболевания и благодаря помощи врача-психотерапевта или чтению специализированной психологической литературы смог научиться контролировать свои стрессы, присутствие которых неизбежно в нашей жизни. При таком недуге, как алкоголизм, ремиссия — это еще не выздоровление. Полностью излечить алкогольную зависимость, как и другие хронические болезни, невозможно. Поэтому, даже после многолетнего воздержания от употребления спиртных напитков, любое количество алкоголя может спровоцировать рецидив и прогрессирование недуга.

www.novo-tera.ru

Депрессии при алкогольной ремиссии

А.Ю. Магалиф
Москва 2005 год.

Частота депрессивных состояний среди больных алкоголизмом по данным разных исследователей колеблется от 26 до 60%. Такой разброс объясняется тем, что сюда включены депрессивные нарушения эндогенной и эндореактивной этиологии, а также многочисленные расстройства настроения, входящие в структуру клиники алкогольной болезни. Последние являются неоднородной по своему происхождению и по своей сущности группой неврозоподобных и субпсихотических состояний. У части больных они возникают в структуре симптомокомплексов, формирующихся при постепенных деформациях патологической преморбидной почвы. У другой части больных депрессии появляются в процессе хронической многолетней алкогольной интоксикации. Определённое место в генезе этих депрессивных расстройств занимают реактивно – невротические образования, постоянно возникающие у больных алкогольной зависимостью. Депрессивные расстройства могут возникать на всех этапах терапевтической ремиссии, сочетаться с влечением к алкоголю, провоцировать его появление и быть, таким образом причиной рецидива заболевания. Своевременное их диагностирование и по возможности быстрое устранение является важным условием эффективности лечебно-реабилитационного процесса.

Во время острого периода алкогольного абстинентного синдрома (ААС) выраженность депрессивно-тревожного аффекта тесно связана с тяжестью сомато-вегетативных, неврологических и инсомнических расстройств. Нередко депрессия сочетается с раздражительностью и истерическим поведением. К тревоге за своё психосоматическое состояние часто примешивается реакция на сложившуюся в связи с запоем трудную ситуацию. Тревожные проявления обычно редуцируются в течение 2 – 3 дней, а тоскливо-депрессивные расстройства с идеями самообвинения обнаруживают большую устойчивость и могут сохраняться от одной до двух недель.

В остром периоде ААС для купирования депрессивных проявлений рекомендуются транквилизаторы бензодиазепинового ряда (диазепам, хлордиазепоксид, феназепам и др.). Они способствуют комплексной редукции сомато-вегетативных и аффективных расстройств. Кроме того, феназепам зарекомендовал себя как лучшее средство восстановления структуры ночного сна, нарушенной во время ААС. Так же могут использоваться производные ГАМК без стимулирующих эффектов (фенибут), атипичные нейролептики (тиаприд), антидепрессанты с седативной активностью и отсутствием холинолитических эффектов (миансерин, миртазапин, пирлиндол — пиразидол, тианептин), гепатопротекторы с антидепрессивной активностью (аденозилметионин — гептрал), вегето-стабилизирующие препараты (мексидол).

Депрессивные расстройства в период становления ремиссии.

После завершения ААС наступает более сложный этап для терапии – формирование продолжительной ремиссии. Поскольку многолетнее массивное употребление алкоголя создало соответствующий «алкогольный» образ жизни, стойкое первичное влечение к алкоголю (алкогольную доминанту), внесло изменения в психо-соматический статус больных, во время проведения реабилитационного курса следует учитывать возможность появления аффективных нарушений. Одни из них могут проявляться в виде не имеющих эндогенного радикала различных форм депрессивных личностных реагирований на жизненные ситуации: а) депрессивно-ипохондрические расстройства; б) депрессивно-апатические состояния; в) депрессивно-тревожные расстройства; г) депрессивно-дисфорические состояния; д) астено-депрессивные нарушения. Другие представлены тесно спаянными с алкогольной патологией циклотимными и эндореактивными расстройствами настроения, чаще депрессивного регистра.

Больные с депрессивно — ипохондрическими расстройствами после прекращения употребления алкоголя периодически жалуются на появление различных соматических нарушений: колебаний артериального давления, кожных высыпаний, головных болей с неясной локализацией, учащения простудных заболеваний. Это больше свойственно больным с длительным и почти безремиссионным течением алкоголизма. Имеющиеся у них реальные нерезко выраженные соматические расстройства почти всегда затушёвываются опьянением и субъективно серьёзно не воспринимаются. Больные считают себя соматически полностью здоровыми, редко обращаются к врачам, бравируют способностью устранять все недуги алкоголем, имеют для этого свои собственные рецепты. В отсутствии спиртного они становятся ипохондричными, грустными, считают, что появившиеся болезни связаны с неправильным лечением, часто говорят: «Выпивал — был здоров, а бросил – стал болеть». Депрессивно-ипохондрический статус является некоей личностной защитой от необходимости изменить образ жизни, способ вызвать жалость к себе. При дальнейшем развитии это может отрицательно повлиять на становление ремиссии, способствовать появлению убеждённости в том, что необходимо употреблять алкоголь для поддержания здоровья.

Лечение таких больных базируется на сочетании психотерапии и лекарственных средств. Преобладает рациональная психотерапия. Больной должен убедиться в том, что соматические расстройства возникли в основном из-за злоупотребления алкоголем, что они могут быть устранены только в отсутствии спиртного. Например, приводятся доказательства резкого обострения почти всех кожных заболеваний от воздействия ацетальдегида, а также весьма частого повышения артериального давления при каждом появлении ААС и фиксации этого нарушения в центральной нервной системе. Врач должен убедить больного в необходимости занятия положительными физическим нагрузками, желательно разработать с ним соответствующую программу. Рекомендуется также наладить соматотропную терапию, провести соответствующие обследования. Результаты этих обследований целесообразно использовать в качестве объективных показателей разрушительного действия алкоголя и положительных изменений при отказе от него. Из психотропных препаратов средством выбора являются тиоридазин — сонапакс, сульпирид — эглонил, тианептин — коаксил, феназепам.

Депрессивно – апатические состояния встречаются чаще у больных без значительного социального снижения, но с многолетним злоупотреблением алкоголем. У большинства из них алкоголизм проявляется в форме так называемого бытового пьянства. Больные обладают высокой изначальной толерантностью к алкоголю, суточные дозы спиртного достигают 400 грамм этанолового эквивалента (1 литр водки). Практически ежедневное употребление алкоголя распределяется равномерно в течение дня. Как правило, больные обладают повышенным аппетитом, поэтому склонны к нездоровой полноте. Лицо часто бывает одутловатым с отчетливым сосудистым рисунком. Больные отличаются синтонностью, деловой активностью, эмоциональной лабильностью. Весёлость и благодушие могут быстро смениться раздражительностью, показной гневливостью, бесцеремонностью. Больные легко дают всевозможные обещания, часто забывая о них. Употребление алкоголя является необходимым атрибутом их деловой жизни. Вынужденные перерывы в его употреблении сопровождаются возникновением абстинентного синдрома, в клинике которого преобладают эмоциональные и вегетативные нарушения. Соматические и неврологические расстройства встречаются редко. У большинства больных наблюдается алкогольная анозогнозия, поэтому они с трудом соглашаются на лечение. Причиной обращения к врачу обычно являются ультимативные требования родственников или начальства, а также соматические недуги, среди которых ведущее место занимают артериальная гипертония и гепатоз. Аффективные расстройства у этих больных обнаруживаются вскоре после начала ремиссии. Они бывают особенно заметны после проведения эмоционально-стрессовых методик типа «кодирования» или «торпедо». Активные, синтонные пациенты становятся грустными, безразличными, безынициативными, избегают контактов со старыми друзьями, теряют прежние интересы, дома обычно бывают молчаливы, высказывания их пессимистичны. Многие из больных этой группы жалуются на снижение либидо.

Терапия таких больных строится на сочетании рациональной, позитивной, активирующей психотерапии и антидепрессантов со стимулирующим действием (пирлиндол — пиразидол, моклобемид – аурорикс). Наиболее сложным для лечения является приблизительно трёхмесячный период неустойчивой ремиссии. Пациенты с большим трудом привыкают к новому для них образу жизни. Если больные не наблюдаются врачом, что, как правило, бывает после «кодирования», то гипотимные, ангедонические и апатические проявления могут наблюдаться многие месяцы и даже годы. В случаях рецидивов все эти расстройства исчезают, а злоупотребление алкоголем приобретает прежний характер. При систематическом врачебном наблюдении постепенно под влиянием психотерапии в сочетании с приёмом психотропных средств больные становятся более активными, улучшается настроение, однако вероятность рецидива сохраняется в течение многих месяцев.

Депрессивно – тревожные расстройства возникают в ремиссии у больных с тревожно-мнительными чертами в преморбидном периоде. В детстве и юности они часто страдают от излишней застенчивости, нерешительности, тревожности, усиливающимися в связи с различными ситуациями, например, перед экзаменами, знакомствами, деловыми встречами и пр. Эти черты часто сохраняются и в зрелом возрасте. Нередко тревожность и нерешительность при необходимости совершать какие-либо действия сопровождается сниженным настроением, пессимистической оценкой результатов. Употребление алкоголя быстро становится необходимым средством адаптации, формирует выраженную психическую зависимость. Во время металкогольной интоксикации и, особенно на фоне ААС, тревожно-мнительные черты резко обостряются, однако, несмотря на плохое самочувствие, являются провоцирующим фактором для немедленного продолжения употребления спиртного. В период вынужденной ремиссии отсутствие алкоголя как адаптирующего психотропного средства остро переживается больными, поскольку навыки преодоления указанных черт характера в течение длительного времени не вырабатывались, а подменялись алкогольным опьянением. Настроение пациентов стойко ухудшается. Они становятся мрачными, раздражительными, ворчливыми, эгоистичными, стараются переложить многие, даже мелкие заботы и действия на своих родственников или сотрудников, пустяшные трудности воспринимают как непреодолимые препятствия, стараются избежать их. Будучи мнительными, боятся прервать ремиссию, достигнутую в результате применения различных методик «кодирования», опасаясь внушенных тяжелых последствий. В результате они с нетерпением ожидают срока окончания запрета употребления алкоголя.

Лечение таких больных должно быть продолжительным. Его основу составляет позитивная, активирующая психотерапия, гештальт-терапия. Обязательно должны использоваться транквилизаторы, небольшие дозы мягких нейролептиков (тиаприд, сульпирид — эглонил, тиоридазин — сонапакс) и антидепрессантов (азафен, тианептин, флуоксетин — прозак).

Депрессивно — дисфорические состояния чаще всего возникают у больных с тяжелым и многолетним течением алкоголизма. В преморбиде преобладают легко возникающая возбудимость, периоды мрачного недовольства, склонность обвинять окружающих в своих неудачах. У этих больных быстро формируются изменённые формы опьянения с преобладанием агрессии и амнезии. Запои чаще всего возникают регулярно, не реже двух раз в месяц, протекают с резким снижением аппетита, вплоть до почти полного отказа от еды. У значительной части больных запои соответствуют понятию «дипсомания», т.е. возникают на фоне тоскливо-злобного аффекта. Все попытки родственников препятствовать употреблению спиртного преодолеваются с агрессией. В первые месяцы формирования терапевтической ремиссии больные ведут себя спокойно, как бы отдыхая от тяжелых запоев и связанных с ними неприятностями. Однако через 3 – 6 месяцев появляются молчаливость, мрачная напряженность, склонность к словесной агрессии, недовольство и придирчивость. Иногда возникают состояния, обозначаемые как «сухое похмелье», т.е. утром наблюдаются психические и вегетативные симптомы, характерные для ААС. Традиционно в клинической практике такие расстройства трактуются как возобновление влечения к алкоголю и предвестники рецидива. Поэтому при появлении депрессивно-дисфорического состояния рекомендуется немедленно начать медикаментозную терапию. Психотерапевтические методики, исключая специальные противоалкогольные (эмоционально-стрессовые, аверсивные), мало эффективны. В этих случаях показаны общеукрепляющее лечение, назначение метаболических средств (дисульфирам, биотредин, карбамазепин, транквилизаторы, указанные выше «мягкие» нейролептики и антидепрессанты (тиоридазин, тиаприд, амитриптилин, кломипрамин). Вовремя начатое профилактическое лечение может предотвратить рецидив и закрепить ремиссию. Родственников больных рекомендуется информировать о том, что при появлении у пациента депрессивно-злобного настроения необходимо начать указанную терапию и обратиться к врачу.

Астено – депрессивные состояния наблюдаются в ремиссии чаще у тех больных, у которых употребление алкоголя компенсирует слабость психических процессов: вялость, лень, склонность к созерцательности, желание уйти от реальности, избежать трудностей. Под влиянием алкогольного опьянения больные становятся активными, весёлыми, общительными, самочувствие их улучшается, появляется иллюзия благополучия. Обычно психическая зависимость формируется достаточно быстро и с трудом поддаётся редукции. Как и в большинстве случаев, первые месяцы ремиссии проходят спокойно. Больные бывают даже довольны собой, считают, что у них укрепилась воля, и появился авторитет у окружающих. Однако в последующие месяцы постепенно нарастают вялость, безынициативность, скука, сонливость. Больные жалуются на потерю интересов, однообразие жизни. Преобладает пониженное настроение, причина которого всегда объясняется больными внешними обстоятельствами, непреодолимыми препятствиями. Попытки близких активизировать больных, привлечь к работе, к интересным занятиям часто встречают негативную реакцию с раздражительностью, требованием оставить их в покое. Подобное состояние часто напоминает выраженную алкогольную деградацию личности подобно тому, как эндогенная депрессия воспринимается в качестве апатического дефекта. Сложность лечения таких больных объясняется необходимостью отделить депрессивные проявления от патологического развития личности, начавшегося в связи с объективно существующими трудностями. Поэтому для преодоления депрессивных реакций и укрепления алкогольной ремиссии требуется длительная психотерапия. Целесообразно при этом использовать активирующую, рациональную психотерапию, гештальт-терапию, семейную психотерапию. Рекомендуются также биологические стимуляторы (жень-шень, пантокрин, китайский лимонник, элеутерококк и пр.), а также небольшие дозы антидепрессантов со стимулирующим действием (маклобемид — аурорикс, пирлиндол — пиразидол).

Отдельную группу составляют больные, у которых алкогольная зависимость тесно связана с депрессивными расстройствами циклотимного уровня. Чаще аффективные расстройства предшествуют развитию алкоголизма, однако могут проявляться и позднее в качестве заострившихся акцентуированных черт личности в результате хронической алкогольной интоксикации и по типу эндореактивных состояний. Их наличие часто можно заподозрить в период редукции ААС. Обычно гармоничное исчезновение сомато-неврологических и психических расстройств видоизменяется таким образом, что наиболее тягостным для больных является именно депрессивное состояние. Постепенно появляются признаки эндогенизации: тоска, тревога, суточные колебания, характерные расстройства сна. В случаях прогрессирования алкоголизма может наблюдаться дальнейшее углубление аффективной патологии и появление депрессивных фаз, уже не сочетающихся с алкогольной интоксикацией. Поскольку основной причиной обращения к врачу является злоупотребление алкоголем, часто обнаруживается отсутствие критики и игнорирование аффективной патологии. Как правило, она всё равно объясняется и самими больными, и их родственниками систематическим пьянством и связанными с этим сложными ситуациями. Поэтому на первых же этапах лечения особое значение приобретает рациональная и семейная психотерапия. Чрезвычайно важно объяснить больному и его родственникам взаимосвязь расстройств настроения и алкогольной зависимости, необходимость комплексной, в том числе медикаментозной терапии. Трудность в подборе лекарств объясняется часто тем, что аффективные расстройства бывают весьма короткими: от нескольких часов до 1- 2 недель. Однако даже за это время они могут спровоцировать употребление спиртного. При невозможности подстроить график приёма лекарств под частые аффективные колебания требуется профилактическое курсовое назначение препаратов – лёгких антидепрессантов (пипофезина — азафена, циталопрама — ципрамила, пирлиндола — пиразидола, флувоксамина — феварина) и тимостатиков (карбамазепина, депакина, ламотриджина). Следует учитывать, что эти больные требуют контроля потому, что они считают аутохтонные колебания настроения вариантом нормы, проявлением характера и пренебрегают приёмом лекарств. Мотивом повторных обращений к врачу является только рецидив алкоголизма. Поэтому проведение рациональной психотерапии, направленной на профилактику аффективных расстройств, необходимо осуществлять на протяжении всего курса лечения.

www.magalif.ru