Анорексия 13 лет

Стать моделью: чтобы похудеть, девушка съедала 17 граммов в день

Началось все с того, что мать девушки решила похудеть и отказалась от многих продуктов для достижения цели.

19-летней Лауре Мандей было 13 лет, когда она придумала себе «диету», из-за которой получила пищевое расстройство. Начинающая модель ела 17 г рисовых хлопьев в день и ходила по 10 часов, чтобы сжигать калории.

«Я хотела похудеть и начала ходить как можно больше: все началось с 30 минут в день и дошло до 10 часов. Я сократила порции до минимума, а потом начала пропускать приемы пищи. Когда меня спрашивали, я говорила, что поела», – рассказывает Лаура.

Мандей всего за год довела себя до нервного истощения, начали выпадать волосы, у нее прекратились месячные, а вес достиг критической отметки.

Родители девочки начали беспокоиться, а 19-летняя Мандей делала вид, что все нормально, и закрывалась от них и от своих друзей все больше и больше. Девушка заверяла родных, что с ней все в порядке.

«Я потеряла всех друзей и ушла из колледжа в 15 лет», – продолжает она.

Джинсы 44-го размера спадали с девушки, а она продолжала свою борьбу за «идеальным» телом.

В тот момент, когда ее состояние было на грани жизни и смерти, Лаура решила признаться родителям, что больна. Семья незамедлительно обратилась в клинику за помощью: сил у Мандей было так мало, что она много времени проводила сидя и у нее начали развиваться пролежни.

«Я смотрела на себя в зеркало часами и видела, что я слишком толстая. Особенно я ненавидела свои ноги, которые казались огромными. У меня был нормальный вес для моего роста, но это казалось неважным. Я так счастлива, что у меня хватило сил обратиться в клинику и преодолеть болезнь, потому что я знаю, что некоторым не так повезло…» – призналась Лаура Dailymail.

Три месяца 19-летняя девушка проходила лечение и смогла набрать вес.

«Оглядываясь назад, я понимаю, что в нужный момент поняла, что мне пора выходить из этого состояния», – рассказывает Лаура.

Спустя год Мандей смогла сдать выпускные экзамены и продолжить учебу в Оксфорде.

Для этого им необходимо было сформировать труднодостижимые идеалы, тогда люди постоянно бы себя реконструировали как конструктор, даже в рекламе появились такие технологические термины, как «моделирование фигуры». Нам постоянно с экрана телевизора внушалось, что целлюлит – это верный однозначный путь к одиночеству, а лишние килограммы – это практически преступление, постепенно это привело к навязчивому стремлению всего общества сбросить вес.

Тело стало объектом по переустройству, тело стало чужим, оно перестало быть своим, люди перестали хотеть ощущать себя в своем теле, оно перестало быть по-настоящему живым. Оно превратилось в инвестиционный фонд, входным билетом в партер на спектакль под названием «Красивая жизнь». На этом неблагоприятном социальном фоне как раз группа риска – девочки из таких семей, девочки с отягощенной наследственностью, которым нужен был всего лишь толчок для бурного развития заболевания, стали жертвой того времени.

Комментарий специалиста

Мода на анорексию. Худоба-красота

Очень вредоносной для молодого поколения стала мода последних 20 лет. Культ анорексичной худобы был навязан в первую очередь с подиумов и дальше распространялся через страницы глянцевых изданий. Весь косметологический и медицинский мир получил новые рынки сбыта товаров, таких как таблетки для похудения, многочисленные процедуры по коррекции фигуры, и этот рынок надо было поддерживать.

www.wday.ru

Софи Андерсон

Sophie Anderson

Год рождения: 2000
Возраст: 18 лет
Дата смерти: .. года
Год смерти:
Гражданство: Великобритания

Анорексия в 11 лет

Анорексию принято считать болезнью взрослых женщин и подростков; немногие думают о том, что и сравнительно юные дети вполне могут стать жертвой этой болезни. Софи Андерсон стала анорексиком в 11 лет; болезнь ей победить удалось, однако трудов это стоило немалых.

Автор: Иван Матковский
Сайт: Знаменитости

Когда-то Софи Андерсон была обычной девочкой – веселой, жизнерадостной и не жалующейся на аппетит. Толстушкой Софи никогда не была, но, увы, от анорексии её это не спасло. И если большинство жертв анорексии отвращением к собственному телу обычно обязаны влиянию разного рода рекламы, пропагандирующей максимальную, вплоть до опасного предела, стройность, то у Софи проблемы начались после обычного школьного медицинского осмотра. После ряда базовых проверок родителям Андерсон было отправлено письмо с результатами, в котором утверждалось, что девочка ‘рискует получить лишний вес’. Именно это странное предупреждение и превратило обычного ребенка в анорексика; в конечном итоге Софи Андерсон похудела до 25 килограммов. Разумеется, подобный вес для 11-летнего ребенка нормальным назвать нельзя было никак; экстремальное похудание чуть было не стоило девочке отказа ряда внутренних органов, и лишь своевременное вмешательство медиков (и принудительное кормление) спасли Андерсон жизнь.

Сейчас Софи Андерсон 13; от анорексии она уже избавилась, однако в полной мере забывать о пережитом не собирается. Сейчас Софи активно выступает против ‘смехотворного’ на её взгляд решения организовать в рамках программы национального уровня всеобщее взвешивание детей и подростков. Как утверждает сама Софи, в этом возрасте как-то прогнозировать будущий вес человека смысла нет – нередко организм начинает активно запасать ресурсы для предстоящего в переходный период скачка роста, и вес ребенка может колебаться в довольно-таки больших рамках. Попытка ставить на детях какие-то ярлыки может спровоцировать серьезнейшие проблемы психического толка – во-первых, дети склонны воспринимать слова взрослых слишком уж серьезно, во-вторых, сверстники могут своей детской жестокостью превратить жизнь потенциальной толстушки в настоящий ад. Как рассказывала сама Андерсон, в её классе содержание писем особой тайной ни для кого не было, что, естественно, сильно повлияло на её решение расстаться с ‘лишним’ весом.


Последние новости и факты в Telegram-канале «Знаменитости». Подписывайся!

Подросткам всегда нелегко адекватно оценивать свои возможности; давление со стороны взрослых, не всегда удачные рекомендации сверстников вкупе с грядущими изменениями собственного тела заставляют детей принимать откровенно глупые решения.

Разумеется, в полной мере оградить подростков от подобных глупостей могут лишь родители и школа вместе; отказ от потенциально провоцирующих факторов – вроде злополучного письма – процесс этот могут сильно облегчить.

Теоретически полезное желание держать себя в форме, увы, в случае с Софи вышло за все разумные границы. Андерсон уже в 11 лет была перфекционисткой; к сожалению, именно в этом случае идеал, к которому Софи пыталась стремиться, был выбран довольно-таки неудачно. Начала Андерсон с обычной диеты; этого, увы, девочке показалось мало. Анорексия прогрессировала по довольно обычной схеме – и закончилось все для Софи принудительным кормлением и несколькими месяцами плотного общения с психиатрами.

Софи Андерсон считает, что в наше время поразительно мало внимания уделяется борьбе с анорексией среди детей. Зачастую об этой проблеме начинают говорить применительно к сравнительно взрослым людям – или, в крайнем случае, подросткам; дети, однако, анорексии подвержены ничуть не меньше взрослых, а победить её самостоятельно почти не способны. Профилактика, своевременные разъяснения в школе, лекции по проблемам с питанием и тщательный контроль – всё это вкупе поможет уберечь других детей от того ада, через который Софи прошла за последние 2 года.

www.peoples.ru

Анорексия у подростка: как обнаружить и помочь

Нервная анорексия – болезнь души и тела. В погоне за идеальной фигурой девушки истязают себя жесткими диетами и физическими нагрузками. Вместе с «лишними» килограммами больные теряют здоровье и радость жизни. В особо запущенных случаях возможен летальный исход. Болезнь легче предупредить, нежели лечить. Как предотвратить возникновение анорексии и что делать, если ваша дочь уже попала в группу риска, рассказывает Рамблер/Семья.

Почему подростки худеют

Анорексия – бич современного общества, ориентированного на неестественные стандарты красоты. Девочки-подростки не на шутку обеспокоены своим внешним видом. Похудеть любой ценой! С таким девизом ежедневно засыпают и просыпаются тысячи школьниц.

По мнению кандидата медицинских наук, врача диетолога-эндокринолога Натальи Фадеевой, анорексию принято считать женским заболеванием, которое проявляется в 80% случаев в возрасте от 12 до 20 лет.

«Распространение заболевания связано прежде всего с навязыванием культа худого тела СМИ, модными журналами, возможностью подростков общаться на всевозможных сайтах типа «Ты – жируха», а главное, с непониманием, конфликтами и отсутствием психологической близости в семье, с проблемами в общении со сверстниками, низкой самооценкой и депрессией», – говорит Наталья Фадеева.

Однако нервная анорексия – отнюдь не молодое заболевание. Самые ранние медицинские описания этого недуга были сделаны выдающимся врачом XVII века Ричардом Мортоном. Одной из его первых пациенток была девушка, очевидно страдавшая анорексией.

«Сегодня считается, что распространенность анорексии в популяции — от 1 до 2%. Наибольшая предрасположенность девочек и девушек к данному состоянию может быть объяснена несколькими причинами: сочетанием личностных особенностей (тревожность, перфекционизм, низкая самооценка, неустойчивость образа своего тела), факторов окружения (семейные проблемы, неудачи в общении со сверстниками, диктат моды на запредельную стройность).

Например, имея низкую самооценку, подросток ищет способы ее повышения за счет внешности. И тогда возникает ложное умозаключение: «Если я буду идеальна внешне, то меня начнут любить». Это становится основой стремления худеть и становиться совершенной», – поясняет врач-психотерапевт, специалист по коррекции веса и работе с нарушениями пищевого поведения центра «Доктор Борменталь» Виктория Бучельникова.

В большинстве случаев заболевание проявляется в период возникновения возрастных изменений в организме подростка. Начало менструации, округляющиеся формы тела, сексуальный интерес со стороны противоположного пола – многие девушки, которые еще вчера играли в куклы, оказываются не готовы к взрослению.

«Стойкое желание похудеть может рассматриваться как символическая неосознанная попытка вернуться в детство. Действительно, при похудении пропадают женские округлости фигуры, исчезают месячные, привлекательность для партнеров снижается», – комментирует Виктория Бучельникова.

Как отмечает Наталья Фадеева, у юношей анорексия встречается крайне редко. При этом заболевают мальчики с женскими чертами характера, мнительные, с заниженной самооценкой, склонные к депрессии и подражанию, часто из неблагополучных семей, росшие без отца.

Анорексия у подростков имеет более благоприятный прогноз, нежели у взрослых. Однако заболевание, которое возникает в раннем возрасте, имеет куда более серьезные последствия.

«Подростки – наполовину дети, поэтому им трудно взять на себя ответственность за свое состояние, то есть признать наличие проблемы. У подростков не закончены процессы формирования органов и систем, поэтому возникновение дистрофии в связи с анорексией может привести к задержке роста, развития внутренних органов», – комментирует Виктория Бучельникова.

Дистрофия у подростка

Когда нужно бить тревогу

На начальных этапах заболевания человеку непосвященному (а к таковым и относятся многие родители) трудно понять, что с ребенком творится неладное. Обычно все начинается с ограничений в еде. Девочки садятся на диету или следуют модному нынче «ПП» (правильному питанию). Они исключают из рациона жирное, жареное, сладкое, мучное. В «черном списке» – калорийные напитки, соусы, фастфуд. И все бы ничего, но ограничения так захватывают, что остановиться уже не возможно.

Если вес не снижается, девочки продолжают урезать потребление калорий, исключая из меню не только «вредные» калорийные продукты. Под запрет попадают каши, супы, фрукты, молочная продукция. Сложно прекратить диету и в том случае, когда ее результат налицо. Худеющие боятся набрать вес, начав употреблять запретные продукты.

Многочасовые занятия спортом, бесконечные разговоры о здоровом питании, критика полных людей – все это также является показателем того, что девочку настигла или вот-вот настигнет анорексия. Врач-психотерапевт Виктория Бучельникова считает, что родителям нужно проявлять беспокойство, если:

• вес ребенка начал заметно снижаться;

• индекс массы тела (вес в килограммах, разделенный на рост в метрах, возведенный в квадрат) ниже отметки 17,5;

• подросток ограничивает себя в пище, отказывается принимать ее в вашем присутствии;

• подросток использует слабительные, мочегонные, снижающие аппетит средства; вызывает рвоту, чтобы избавиться от съеденного;

• подросток уверен, что ему надо похудеть при объективно нормальной массе тела. Идея избавления от лишних килограммов стала для него навязчивой;

• у девочки-подростка пропала менструация, перестала развиваться грудь;

• наблюдается изменение эмоционального состояния ребенка: депрессии, перепады настроения, вспышки гнева. Подросток стремиться к уединению, не хочет общаться с друзьями и родственниками. Врач диетолог-эндокринолог Наталья Фадеева считает, что родители обязаны знать, чем живет их чадо. Так им будет легче справиться с возникающими в жизни ребенка проблемами.

«В семье должна царить атмосфера дружелюбия, уважения, взаимопонимания и любви. Многие мамы, как это ни странно, сквозь пальцы смотрят на то, что их дочки в 12–13 лет садятся на диеты. А некоторые, сами страдая определенными комплексами и нарушением пищевого поведения, даже поддерживают дочерей в стремлении похудеть, забывая о том, что ребенок растет до 20–25 лет, а в период пубертата – особенно активно.

В это время закладывается основа здоровья на всю жизнь! Если девочка начала говорить о том, что она толстая, выразила готовность сесть на диету, отказывается от пищи и худеет на глазах, родителям нужно незамедлительно отреагировать и обратиться к врачу. Нельзя терять время и дать возможность закрепиться деструктивному поведению», – советует эксперт.

Подросток часто не может объективно оценить состояние своего здоровья, так как вплоть до 15–16 лет является психологически незрелым, зависимым от стороннего мнения. Поэтому мамам и папам нужно постоянно «держать руку на пульсе».

«Иногда родители чувствуют, что проблема существует, но не спешат ее решать. А к врачу обращаются слишком поздно, когда изменить ситуацию уже невозможно», – констатирует Наталья Фадеева.

В большинстве случаев коварная анорексия не поддается самолечению. Важен комплексный подход, включающий помощь специалистов, участие родителей и усилия самого подростка.

«Лечить нервную анорексию лучше всего в отделении психиатрической клиники, где есть возможность проследить за питанием, а в тяжелых случаях – спасти подростка за счет парентерального питания, если он отказывается принимать пищу.

Если случай не запущенный, то можно лечиться и амбулаторно под регулярным наблюдением психолога или психотерапевта. При условии, что у родителей есть возможность постоянно находиться рядом с ребенком и следить за его питанием. Я бы сказала, что лечить ребенка нужно любовью, чтобы он расслабился рядом с вами, почувствовал себя в безопасности и доверился вам.

Меню следует расширять постепенно, так как сразу начать есть нормальными порциями многие пациенты не могут, они испытывают психологический дискомфорт. Поэтому важно постепенно прибавлять по 50 граммов во время каждого приема пищи до тех пор, пока вы не придете к норме», – рекомендует диетолог-эндокринолог Наталья Фадеева.

Во время лечения необходимо решать две задачи: набирать вес и устранять психологические проблемы, которые привели к анорексии.

«Чем существеннее дефицит массы тела, тем важнее на первых этапах лечения набрать вес. Поэтому при выраженной дистрофии следует применять стационарное лечение. В условиях стационара набор веса становится более результативным за счет круглосуточного наблюдения.

Решение второй задачи требует длительного общения с психологом или психотерапевтом, при необходимости – назначения препаратов», – добавляет врач-психотерапевт Виктория Бучельникова. Если дочь-подросток страдает от анорексии, родителям нужно:

• обратиться за помощью к специалистам;

• не настаивать на том, чтобы ребенок принимал пищу. Не ставить ультиматумы;

• не стыдить и не обвинять ребенка;

• не сравнивать дочь с окружающими ее людьми.

При анорексии нет единого способа лечения больных. Каждый случай индивидуален и требует соответствующего подхода.

letidor.ru

АНОРЕКСИЯ: СТРЕМЛЕНИЕ К СОВЕРШЕНСТВУ ИЛИ БОЛЕЗНЬ?

Жила была девочка. Назовем ее Маша. И было ей…пусть 14 лет. Была она очень скромная и трудолюбивая девушка. Училась на «отлично». Помогала матери по дому. Иногда даже бралась воспитывать сестричку. И родители у нашей Маши были вполне обычные люди. Мать, скажем врач или учительница. Отец – трудяга, вечно загруженный вопросом добычи денег для семьи. И, как правило, не до детей отцу семейства и даже не до жены. Семью бы прокормить. И отношения в такой семье – обычные, не хорошие и не плохие. Не без того, чтобы детей поругать или даже иногда отшлепать…за оценки чаще всего. Ведь куда в жизни без образования! Да и маму папа не жалует. Бывало, шлепнет ее по заду с издевкой «Сальтисон ты мой!». А Маша краской обливается, мать жалко и себя «коровой» чувствует. Так и живут.

И вот однажды наша героиня Маша оглянулась и ужаснулась! Подруг нет. Те, что были, учатся плохо, с парнями уже гуляют. Не до Машеньки им. И так захотелось Маше стать лучше всех, звездой класса – ну, чтобы ахнули все. И подумала Маша, я же умная, волевая, я столько всего добилась, я же отличница, а внимание достается высоким худощавым девчонкам, почти моделям. Глянула Маша на себя в зеркало, окинула критическим взглядом и вывод тут же сделала: пора садиться на диету и худеть. Быть моделью – это круто! А моделью, да с интеллектом – просто бомба!

И стала наша Маша все реже и реже есть. Утром от завтрака отказывается, вечером от ужина. Днем обходиться перекусом. Не забыла наша Маша и про физическую нагрузку. По утрам бегает, зарядку делает. Вечером – круг на талии крутит, тот, что потяжелее, с гантельками внутри. А еще в интернете Маша вычитала (помните, умная девочка!), что похудеть помогают разные слабительные и мочегонные средства. Их то достать проще простого! В любой аптеке и подскажут и покажут и продадут.

Вот так изо дня в день Маша худеет. И правда, Маша волевая девушка, если вы помните. А если эту волю да в борьбе с лишними килограммами – держись фигура! Похудела наша Маша на 10 кг. И действительно, животик плоский, ноги стройные, одноклассницы завидуют. Но не тут то было! Надо еще худеть, а вдруг вернуться злосчастные килограммы.

А дома мама в панике. Что с дочерью? Ни ест, ни пьет. В комнате своей закрывается, разговаривать не хочет. Тут и папа подключился. «Недочеловек ты!», дочери говорит. «Человек, это тот, кто больше 50 кг, а ты…недочеловек и вообще не понятно кто!»

Но не тут то и было! Наша Маша умная девочка, как вы помните, придумала как «успокоить» родителей. Она вроде бы и ест и пьет. И даже больше, чем раньше. Но после обеда тут же в туалете закрывается и рвет, все до последней крошки вырывает. И научилась рвать быстро и безболезненно. Стоит только наклониться над унитазом и нажать на область живота, все и выходит без труда.

upsihologa.com.ua

Анорексия: как остановить самоубийство дочери. Реальная история

Трудно сказать, когда именно началось все то, что привело нас с дочкой к реальной угрозе анорексии. Мы все еще думали, что это только наше внутреннее дело. Что виной почти ежедневных стычек по поводу еды являются только наши строптивые характеры: мама требует, вечно недовольна, а дочка вредничает, нервирует ее от нечего делать.

Пока однажды меня не вызвала к себе школьный психолог для доверительной беседы о том, почему мой ребенок так плохо выглядит.

okeydoc.ru

Дочке тогда было 14 лет. К тому моменту мы вели бои вокруг еды около 2 лет. И меня прорвало — я рассказала психологу обо всех скрытых и явных причинах, которые мне виделись. Я честно старалась разобраться и найти помощь. Разговор получился длинный и для меня нелегкий, но очищающий. То, что отрывочно возникало внутри, вдруг оформилось в ясную картину.

Понимаете, она сказала, что не просто вызвала меня побеседовать, ей нужно было не только узнать причины нашей беды… Она хотела, чтобы я взяла на себя ответственность за происходящее и закрепила это решение подписью в специальном документе. Она дала мне контакты врачей, которые занимаются этой проблемой. Тогда я поняла, что это не просто «наше суверенное дело», что есть люди, которые готовы протянуть руку помощи и что мы не одни.

…Моя девочка всегда была очень жизнерадостная, активная, заводила во всех играх, мальчишки во дворе без нее скучали, с первого класса она была лидером. Она была всегда очень конкурентной, все соревновалась с кем-нибудь, и мне никогда не приходилось заставлять ее учиться или достигать результатов — ей самой это очень нравилось. Где-то в пятом классе все чаще стало проскакивать в ее речи слово «идеально». Потом стали все чаще возникать перфекционистские наклонности — почерк должен быть только «идеальный», во внешнем виде и в вещах все должно быть только идеально, аккуратно, ровно… Хорошее стремление, на первый взгляд. Если не возводить его в культ.

А в 12−13 лет моя девочка увлеклась идеей стать гимнасткой цирка. По соседству с нами живет семья цирковых артистов, и она с ними познакомилась. Каждый день дочка говорила дома о волшебном мире, в котором она окажется, о поездках, о прекрасных местах, где она побывает, ведь перед глазами находились люди, которые все это уже воплотили в своей жизни. Я объясняла ей, что есть и обратная сторона цирка — труд, травмы. Но кто ж о труде будет думать, когда мечта так заманчива! Это была не просто мечта — это была отдушина.

hsl.guru

Единственной работой для моей мечтательницы представлялось похудение. Вот это задача! Похудею, буду гибкой, и меня сразу возьмут в училище.

Постепенно учеба в школе для дочки становилась все менее значимой — она ведь будет гимнасткой, «там всякая математика и история не нужны», и блистать ей можно и без оценок в аттестате. Мои слова о труде цирковых, наши общие просмотры передач, переписка в интернете с абитуриентами и студентами училища только подзадоривали дочку — она растягивала мышцы, садилась на шпагаты, училась делать «колесо» и «мостик», подбивала подружку отправиться вместе в Москву и обучала ее всем своим достижениям.

А потом начались диеты. «Я буду сегодня кушать только яблочко». Или: «Сегодня у меня только вода». Какая вода? Съешь овсянки, гречки, тебе нужно есть мясо — белок! «Нет, у меня мало времени — через два года, через год, через полгода я поеду поступать в цирковое училище. А я ужасно жирная, только посмотри на эти ляжки!»

С каким-то диким восторгом она иногда демонстрировала, а потом просто для себя делала разметку перманентным маркером в местах «жира». Ходила, как разрисованная от руки карта…

Кстати, рисовала она много. Все больше и больше. Угадайте, что было на этих рисунках? Ну конечно — толстые и худые девушки! Чем дальше заходил процесс, тем с большим мастерством мой ребенок изображал человеческие тела и их части. Это стало напоминать манию. Она почти не выпускала из рук шариковую ручку. Постепенно это увлечение привело к наслаждению муками в жутких триллерах, наносить себе раны, рисовать их, делать бесконечные «селфи». Еще и мода такая очень вовремя возникла среди таких же подростков 12−14 лет.

Думаете, я спокойно наблюдала за происходящим? Нет, но вся сложность в том, что изменения происходят не в одночасье, а постепенно. Что-то объясняешь неправильно, что-то ускользает… Иногда от страха начинаешь действовать грубо, кричишь, срываешься, а это все загоняет проблему только глубже, ребенок продолжает делать то же самое, но осторожнее.

lecenie.ru

Конечно, я и объясняла, вразумляла, пыталась отвлечь, успокоить, занять чем-то более продуктивным. Но в ответ слышала: «Мама, ты ничего не понимаешь!». Я заходила с другой стороны — не все же нотациями заниматься: к передачам об анорексии, где показывали живые скелеты. А дочка, глядя на них, говорила: «Мам, смотри, как круто!». Конечно, я с ужасом смотрела на ее «кумиров»… Но я хотя бы была рядом, и она понимала, что ее шоу нашло зрителя, раз уж ей хотелось привлечь внимание.

Внимание — вот чего, как мне кажется, больше всего жаждут девочки, пустившиеся в такое опасное предприятие, как анорексия.

Я ращу детей одна. В тот период работала на заводе в три смены, мечта была только выспаться, на «глупости» не хотелось тратить время.

Какого внимания не хватало? «Люби только меня», «Хочу нравиться», «Примите меня, одобрите хоть в чем-то» — наверное, такого. Я думала, что заботы достаточно, ведь меня растили так… Да я, откровенно говоря, и сама до сих пор очень разборчива в еде, а в детстве всегда была худышкой…

Однако я не пропустила момент, когда дочка стала употреблять слабительные таблетки. В первый раз она сочинила довольно складную историю о том, что эти таблетки нужны маме ее подружки, во второй раз это уже не прошло, и она стала покупать их тайком на деньги, которые предназначались для школьных обедов. Фокусы с рвотой у нас не проходили из-за ее брезгливости, я думаю. И это нам помогло.

К моменту моей встречи со школьным психологом 14-летняя дочка имела все признаки развивающейся нервной анорексии: кожа бледно-серого цвета, при росте 172 вес 38 кг, потухший взгляд, головные боли, нервозность, частые приступы вины («я опять обожралась»), слезы, глядя на картинки с лакомствами, которые «сами собой» оказывались постоянно перед глазами, начался гастрит, постоянное ощущение холода, даже в жаркий день, и, конечно, никакой учебы, подружки «перестали понимать» и «да ну их. ». Меня она не слышала. Я вообще, наверное, олицетворяла для нее клубок проблем из мира взрослых, у которых вечно все мрачно и сложно.

Я подписала предложенный документ и всерьез взялась за здоровье моей девочки. Мне нужно было вернуть ее к жизни!

scontent.cdninstagram.com

Начала с себя. Я до сих пор не считаю себя хорошей мамой, такой, какой хотелось бы быть, моих детей не растит отец — снова виновата… Но идеальных людей нет. Психологу удалось убедить меня просто попытаться принять себя такой, такая я есть, живым человеком, которому свойственны ошибки, но который хотя бы старается почаще поступать ответственно.

И полюбить себя (совсем сложно!), и заботиться о себе (фантастика!), и быть примером (что?) и подругой (не подружкой) дочке.

Второй пункт — внимание к себе. Неожиданное открытие! Я должна была научиться «отстраиваться» от детей, провести условную границу между своими интересами и желаниями детей. Это было сложно понять и принять. Я ведь привыкла идти им навстречу всегда и во всем, что бы сгладить свои промахи, и кружилась в воронке сиюминутных капризов, теряя силы и терпение, подменяя любовь и заботу своей измотанностью и загнанностью. Теперь пришлось хорошенько задуматься о том, чего же я хотела бы на самом деле для себя и — отдельно — для детей.

Третья задача вытекала из второй: предстояло более четко представить себе основные принципы воспитания и отношений с моей дочкой, набраться терпения и быть последовательной. Сначала это было нелегко, потому что я считала, что свобода во всем — это большой подарок детям от меня. Но свободой нужно научить распоряжаться, а этого я не учла…

Самый главный совет, который я услышала от психолога: «Почаще говорите дочке, как вы ее любите».

Первым шагом виделось посещение специалистов вместе с дочкой. Но она наотрез отказалась. Родня решила пойти на хитрость: найти врача «из своих». «Нееет!» — такой была реакция дочери. Масса доводов разбилась вдребезги. Хорошо. «Свой» врач придумал еще одно: «Давайте скажем, что она идет не к психологу или психиатру, а к диетологу — просто проконсультироваться на счет индивидуальной диеты».

Мне была ясна проблема, ее масштаб и последствия, но даже под напором всего этого я вдруг увидела ситуацию глазами своей девочки, которая среди ошалевших от страха взрослых была как загнанный в угол зверек. И тогда я решила, что мы справимся сами. Просто я перестала бороться с ее «капризами», стала проявлять больше терпения. А вот терпения понадобилось ого-го, потому что эта работа — не на один день или месяц. Спустя два года у нас все еще актуальны словечки про «диету» и «жируху». Только теперь это уже просто словечки. Я надеюсь.

С едой, конечно, пришлось повозиться. Были и взлеты, и провалы. Для начала мы вдвоем просмотрели множество сайтов, где говорится о еде для подростков, для девочек, для худеющих девочек, о правильном питании вообще. Прогресс начался, когда дочка согласилась на фруктовую диету, потом добавила творог, потом иногда стали появляться каши. Потом она переключилась на хлебцы. Большим шагом вперед стала совместная готовка на кухне. Она все еще продолжала делить еду на «свою» и «нашу», но мы искали точки соприкосновения: отделяли «вредную» еду от «здоровой», писали совместное меню. Потом даже стали вместе смотреть кулинарные шоу, придирчиво, критично, но и с пользой. Смотрели передачи о «весомых людях», как худели они и почему. Постепенно мой скелетик стал набирать вес и готовить аппетитные кушанья.

Но, как вы уже поняли, проблема была не только в отказе от еды. По разным причинам я сменила работу, и это позволило мне меньше уставать, больше времени проводить с детьми, чаще говорить на любые темы с дочкой. Мы завели собаку, о которой она грезила несколько лет. У дочки появилась подружка, с которой они очень сблизились и часто выезжали погулять по городу, вместе ходили на занятия гимнастикой и на современные танцы.

Казалось, что из самых сложных вопросов оставались только трудности в школе, уверенность в своей непривлекательности (у нее была даже папка детских фотографий, под названием «я — маленький урод») и мечта уехать в Москву в цирк.

Школу мы поменяли, когда она закончила 8 класс. Там не рай, но ситуация намного лучше. А где — рай?

julia-bozhenova.ru

О привлекательности ей говорили замечательные парни, которые ее окружали, и ей приходилось делать выбор между хорошим и очень хорошим.

А с цирком вышла неожиданная история. Мы ведь уже и про экзамены все знали, и с цирковыми общались, и на индивидуальную экскурсию по цирку даже попали. И, конечно, пошли на программу, в которой участвовала наша знакомая гимнастка. Вот тут-то и случилось: дочка увидела, что под куполом летала и выделывала невероятные прекрасные вещи девушка абсолютно нормального телосложения, а не дистрофик. Это было потрясение и разочарование! Оказывается, дело не в худобе. И страсть к цирку остыла, занятия гимнастикой дочка оставила…

Мне бы радоваться. Но теперь моя девочка потерялась — куда идти, если не в цирк? Все чаще она уходила в себя, превратила комнату в темный склеп, могла проспать целые сутки или не спать совсем, просто лежа калачиком. Просматривая время от времени ее страницу в соцсети, я убеждалась, что ее снова «накрывает» кризис. В этот период она снова отказывалась от еды, только теперь это было больше похоже на «казнь» самой себя, а когда мирились, она «прощала» себя просьбой: «Мам, сделай для меня свои чебуреки или пиццу, я их так люблю!». Вернулись головные боли, мигрени с аурой, которые не снимались даже сильными таблетками.

Тут уж котлетами не справишься. Пришлось снова запастись терпением и пониманием. Выкрикивает жуткие вещи? Пусть выплеснет свою боль, прокричит свои страхи. Рисует страшилки и ждет похвалы? Похвалите. Хочет спать — пусть спит. Главное, быть рядом, а не против. Почаще гладить, целовать, говорить о любви. Не жалея времени, говорить о ее будущем, строить планы, интересоваться событиями, ее настроением и своим спокойствием вселять уверенность, что все получится, я так думаю.

«Черное лето» закончилось, дочка пошла в новый класс. В любом случае, что-то новое заставляет выбираться из «мрачного колодца», и процесс пошел: школьные мероприятия, новые люди, более здоровая атмосфера… Она снова стала чаще улыбаться.

К счастью, моя девочка познакомилась с парнем, который не просто ей очень понравился, но и вселил в нее снова уверенность в себе. А она вселяет уверенность в него, так как оказалось, что даже у такого замечательного парня есть свои комплексы и сомнения. Теперь моя дочка сама кормит своего гостя, готовит еду для всей семьи. Теперь она знает, куда пойдет после школы. Она любит заботиться о себе. Она снова читает книги, обожает театр, новые впечатления. И рисует цветы и влюбленные пары.

Это не голливудский хеппи-энд. Это результат кропотливой работы, которая продолжается день за днем.

lady.tut.by