Анорексия я толстая

Она считала себя «толстой и уродливой» и довела себя до анорексии. Но потом взяла себя в руки, только посмотрите, какая она сейчас!

Эмель Льюис из Хаддерсфилда в 15 лет переживала всё, что может переживать обычный подросток: комплексы, недовольство внешностью, перепады настроения. Но самое важное было для нее то, что она никак не могла найти себе молодого человека. В тот момент девушка почему-то решила, что она «толстая и уродливая», поэтому серьезно начала заниматься тренировками в спортзале и плотно села на жесткую диету.

«Я четко помню, когда это началось: в старших классах. Уже все мои подружки тогда гулял и с парнями и только я была одинока. Мне тогда казалось, что я неимоверно жирная, поэтому я решила похудеть. И как можно быстрее».

Питание у нее было очень ограничено, а тренировки можно было назвать беспощадными — все это привело к тому, что Эмель похудела до истощения, очень сильно ослабла и постоянно начала мерзнуть. Но при этом девушка все еще отрицала, что у нее серьезное заболевание — анорексия. Она считала, что все вокруг просто лжецы, старающиеся разрушить ее личную жизнь.

«Когда болезнь только появилась, я была уверена, что со мной все в порядке, что вес в норме и я смогу дальше спокойно жить. А те, кто заставлял меня идти лечиться, кто говорил, что у меня расстройство пищеварительного тракта, лишь злословит и пытается сломать мне жизнь».

На пике своей болезни Эмель весила всего 32 килограмма. Ее дневной рацион питания составляли хлебцы, хлопья и салат. а занятия спортом были настолько изматывающими, что девушка падала от усталости возвращаясь домой.

«Я была веганом, поэтому питание у меня было особое: рисовые хлебцы, пшеничные хлопья, хумус, салаты и фрукты. При этом я каждое утро начинала с занятий йогой, затем пресс, а так же два раза в день по полчаса гуляла с собакой. В общем я не давала себе отдыха до четырех дня».

«Помню, как, однажды, я лежала в кровати и почувствовала, что буквально умираю. В этот момент вся жизнь промелькнула у меня перед глазами и я вдруг осознала, что совсем ничего не добилась и не хочу, чтобы все вот так бесславно закончилось».

Эмель подписалась в Instagram на аккаунты девушек, которые справились с анорексией. Это дало ей надежду на то, что и она сможет все исправить. И, хотя девушка с ужасом представляла себе будущее лечение, она решила не отступать. Первым делом она поделилась своим решением со своей мамой, которая до последнего верила в свою дочь.

«Я срывалась не сколько раз, и лишь мама верила в меня. Она старалась делать все, чтобы помочь мне справиться. А вот мой папа и психолог сомневались, что я смогу выдержать лечение до конца. Я хотела, в свою очередь, хотела доказать, что они ошибаются. Это соперничество придавало мне сил».

«Сейчас я невероятно горжусь своим телом! А еще больше тем, что добилась этого сама. Мне нравится наблюдать за тем, как я становлюсь всё сильнее. Самое сложное было — это пойти против своих убеждений, которым я следовала последние шесть лет. Мне нужно было научиться не слушать свои мысли. Ведь анорексия хитрая болезнь. Она как бы уговаривает тебя, что все в порядке. Есть один способ ее победить — понять что все мысли вызваны не вами самими, а чем-то посторонним, и строго придерживаться лечению».

Сейчас Эмель выглядит молодой здоровой девушкой. Она охотно делится своей историей в Instagram, в надежде, что она тоже сможет помочь кому-нибудь с такими же проблемами так же, как ей помогли истории других девушек.

«Наша жизнь одна и она слишком коротка, чтобы тратить ее на существование с пищевым расстройством. Надо любить и ценить свое тело, потому что мы должны помнить, что в один прекрасный момент его не станет».

A post shared by Emelle Lewis (@emellegetswell) on Dec 23, 2017 at 4:02am PST

Поддержите эту смелую и сильную девушку, поделитесь с друзьями этой историей! В комментариях Вы можете написать свое мнение об этой истории!

falover.ru

Самая толстая британка умирает от анорексии

Малисса Джонс до и после резекции желудка

Малисса Джонс до резекции желудка

Малисса Джонс после резекции желудка

Малисса Джонс в тяжелом состоянии после неудачных родов

В январе 2008 года 17-летней Малисс сделали резекцию желудка по медицинским показаниям. Тогда она весила 216 кг при росте 173 см. Через 15 месяцев после операции девушка весила всего 81 кг.

Малисса Джонс, которая еще три года назад считалась самым толстым подростком Великобритании, умирает от анорексии.

В январе 2008 года 17-летней Малисс сделали резекцию желудка по медицинским показаниям. Тогда она весила 216 кг при росте 173 см, потребляла 15 тыс. ккал в сутки и ничего не могла поделать с постоянным чувством голода.

Через 15 месяцев после операции девушка весила всего 81 кг, однако врачи стали замечать, что Малисса ест меньше, чем положено — девушке следует потреблять от 500 до 1000 ккал в сутки.

Как признала сама девушка, она едва могла заставить себя съесть три вареных морковки и горстку жареного картофеля за весь день.

Летом 2010 года ситуация резко ухудшилась. Девушка забеременела от своего бойфренда, врачи рекомендовали ей сделать аборт, однако пара решила сохранить ребенка. Беременность длилась всего шесть месяцев, в течение которых Малисса похудела еще на 15 кг, пережив длительный токсикоз и диабетическую кому. Однако ребенка девушка не доносила 13 недель до положенного срока, Малисса попала на операционный стол в бессознательном состоянии, ей было сделано кесарево сечение. Ребенок прожил всего 57 минут после рождения.

На следующий день врачи констатировали у Малиссы тяжелую форму анорексии. Сейчас девушка весит всего 50 кг, из которых более 15 кг — это обвисшие складки кожи.

«Крис (бойфренд — ред.) пытается уговорить меня есть. Я не стремлюсь морить себя голодом, но сейчас я лучше умру, чем заставлю себя поесть. Мое тело шокирует меня. Глотание причиняет мне физическую боль. Мой консультант сказал, что если я продолжу в том же духе, то жить мне осталось всего шесть месяцев», — рассказала Малисса.

По словам девушки, если бы она знала, к каким непредсказуемым последствиям приведет операция по резекции желудка, она бы ни за что не согласилась на нее.
«Я хотела бы предостеречь каждого, кто мечтает о такой операции, и посоветовать сбрасывать вес естественным способом. Жаль, я так не сделала», — заявила Джонс.

ru.tsn.ua

Анорексия: история из жизни

Я всегда была толстым ребенком. Но впервые задумалась о том, как я выгляжу, в подростковом возрасте, услышав в свою сторону какое-то особенно обидное «толстая».

Мне было двенадцать лет, когда по MTV показывали передачу про подростков, опорожняющих желудок сразу после еды. Конечно, по телеку говорили, что это вредно, но я сделала для себя совсем другой вывод. Если столько подростков делает это, значит способ верный и самый действенный, чтобы похудеть.

Так я начала по вечерам есть все, что захочу, а потом сразу же освобождала желудок и не набирала ни одной лишней калории. Это было блестяще! Затем я перешла на строгое диетическое питание: символический завтрак, на обед тарелка супа и все. Жадно искала информацию о том, как голодать и с упоением вчитывалась во фразы, что это не вам хочется есть, а вашему мозгу – не слушайте его. Заглушала в себе приступы голода.

Я осознавала, что мое голодание и очищение желудка после еды – это нездоровые методы, понимала, что делаю все неправильно, но не понимала, что отнимаю у себя силы и здоровье. Через какое-то непродолжительное время при росте 154 см мой вес был 39 кг. Я похудела. И я не могла остановиться продолжать худеть и искать у себя лишние килограммы. Переломный момент случился, когда я чуть не упала в обморок в магазине, и, едва покинув его, упала в сугроб. Меня это повергло в шок, тогда я впервые серьезно испугалась.

После обморока мои изощренные голодовки были исключены. Ела я мало, но не пропускала приемы пищи. Благодаря этому вес постепенно поднялся с 39 кг до 44-45 кг. Смотреть на себя ежедневно в зеркало и видеть, что поправляюсь, было больно. Я даже перестала вставать на весы, чтобы не расстраиваться. Но страх за свою жизнь был сильнее.


За молодым человеком далеко ходить не пришлось. К нам в десятый класс пришел новенький симпатичный мальчик. Я ему приглянулась, «красавица и умница», – так он меня описал. Тогда я была очень даже ничего: весила 45 кг при росте 157 см. В общем, внешне была в полной норме. Он и стал моим мужем, мы вместе уже десятый год. Но муж не посмотрел бы в мою сторону, будь у меня на тот момент лишний вес.

Увы, это суровая реальность для всех толстеньких девочек. Нет, я где-то слышала, что есть любители пухляшек, но что-то ни один мне на пути не попался. Все молодые люди, проявлявшие ко мне интерес, только укрепили теорию, что внешность стоит во главе всего. Никого не волнует, какой ты хороший человек, умный, добрый и отзывчивый, пока нет соответствия определенным стандартам, которые диктует общество.

О беременности я узнала на ранних сроках, обратившись в женскую консультацию из-за болей внизу живота. Сразу же оттуда меня забрала скорая, и я попала в больницу на сохранение: была велика вероятность выкидыша. Вес тогда был в норме, а здоровье не очень. Всю беременность были токсикоз, тошнота по утрам, низкое давление и головокружение, мне прописали таблетки и витамины. Берегла себя как могла: никаких тяжестей, никаких повышенных физических нагрузок.

Я не могла никуда поехать, в транспорте не выдерживала и пяти минут, все девять месяцев провела под домашним арестом. На поздних сроках прибавились отеки и затрудненное дыхание. Последние недели перед родами я провела в больнице. Когда пришло время рожать, врачи сказали «пусть пробует сама». Они до последнего ждут естественных родов. Но «сама» я только смогла подписать бумаги на экстренное кесарево сечение после двенадцати часов мучений.

Родилась дочка. Унаследовала от папы не только внешность, но и здоровье. Грудью я кормить не смогла: молока практически не было, хотя я перепробовала все средства, включая народные.

Во время беременности у меня возникали мысли о том, что фигура, которая досталась мне такими мучениями, безоговорочно портится. Я не ела «за двоих», но вынужденный малоподвижный образ жизни сказался на весе. Я набрала более двадцати кило, хотя старалась прислушиваться к организму во время беременности. На удивление, он требовал только полезные продукты: свежие овощи или фрукты. А сейчас требует всякую дрянь: мороженое или тортик, поэтому я его не слушаю. Моя прибавка в весе, конечно, не сравнится с тем, что маленький родной человек появился на свет здоровым. Я теперь взрослая и наученная опытом, могу справиться со своими килограммами. Правда, больше детей я не хочу. Беременность отняла у меня слишком много сил как физических, так и эмоциональных.

Сейчас я бы посоветовала девушкам быть откровенными с собой. Меня бесит фраза «Полюби себя такой, какая ты есть!». Нужно разобраться в себе, понять, что действительно мешает в жизни, и действовать. Если причиной, мешающей жить, является лишний вес, значит от него нужно избавляться. И действовать грамотно, хорошо, что сейчас найти информацию об анорексии и о правильном питании не трудно.

livingvega.com

«Я толстая: рост 172 см, вес 42 кг» — истории больных анорексией

Каждый год в Беларуси примерно 900 человек (преимущественно девушки) заболевают нервной анорексией. Однако специалисты убеждены: число таких пациентов как минимум в два раза больше. Что происходит и как помочь больным анорексией, разбиралась корреспондент агентства «Минск-Новости».

С этой проблемой чаще сталкиваются детские врачи и психиатры. Субтильных девушек госпитализируют в РНПЦ психического здоровья (10-е психиатрическое отделение) и в 4-ю городскую детскую клиническую больницу Минска. Несовершеннолетних жительниц столицы кладут в детскую «четверку», чтобы не травмировать неокрепшую психику ребенка. По сути это обычная многопрофильная больница, и родителям проще уговорить «прозрачную» дочку лечь в такой стационар.

Анорексия — заболевание, которое характеризуется потерей веса, чрезмерным страхом полноты, искаженным представлением о своем внешнем виде, обменными и гормональными нарушениями. Возможны также утрата аппетита, прекращение менструаций, — рассказывает заведующая лабораторией проблем детей и подростков РНПЦ «Мать и дитя» кандидат медицинских наук Маргарита Девялтовская. — У подростков анорексию чрезвычайно трудно выявить. Ребенок обманывает родителей, говорит, что «в школе ела, а на ночь наедаться вредно, вот и не ужинаю». Девочка тает на глазах, взрослые недоумевают: что происходит? В определенный момент вес приближается к катастрофической отметке, порой несовместимой с жизнью: по статистике, 20 % больных нервной анорексией умирают. Увы, широко освещаемые в прессе летальные исходы не останавливают девушек-подростков, мечтающих об «идеальной» фигуре.

Большинство историй девушек, страдающих анорексией, разнятся только началом пути к похудению.

История первая

Александра (сейчас ей 29 лет) зациклилась на своем весе, будучи старшеклассницей.

Анализируя прошлое, понимаю, что была в норме, а тогда казалась себе безобразно жирной, — вспоминает девушка. — Села на диету — одну, другую, третью. Килограммы уходили, потом срывалась — всем подряд набивала живот, мучилась от колик и очищала от всей этой дряни организм с помощью слабительных. Ненавидела себя за это, психовала, рыдала… Настроение менялось, как погода осенью. Потом снова жестко недоедала и с умилением рассматривала в зеркало свой силуэт. Кожа до кости! А мне казалось, что я само совершенство.

— Учителя, одноклассники не замечали перемен в настроении, катастрофической потери веса?

Периодически ловила на себе сочувствующие взгляды, но мне было все равно. Я красивая, и мне завидуют! Спустя несколько лет до меня дошли слухи: все думали, что у меня рак, а в лицо сказать не решались.

— Выглядишь сейчас вполне здоровой, не истощенная, на лице румянец.

Вовремя остановилась, пожалела маму, которая без слез на меня смотреть не могла, познакомилась с парнем… Думаю, тогда это спасло меня от тяжелой формы анорексии. Навсегда ли это? Не знаю. Хотелось бы думать, что перекосов в питании не будет. Хотя и сейчас из моего рациона исключено мучное, жирное, сладости… Отголоски прежней жизни — завожусь с пол-оборота, могу без видимой на то причины комнату разгромить… Мама говорит, что родилась я спокойной малышкой…

История вторая

Жанна, в отличие от Александры, с болезнью пока не справилась. Периодически ее госпитализируют в РНПЦ психического здоровья. Девушка чуть старше 30-ти, вспоминает, что с ранних лет была плохим едоком. Недовольство своей фигурой появилось лет в 15: вес 55 кг, рост 172 см. «Толстая!»

Я Голливудом грезила: там звезды с совершенными формами, мечтала быть похожей на них.

— У тебя разница между ростом и весом 20 единиц была. Идеальные формы!

Только мне об этом никто не говорил… Зато про диеты звезд информации было с избытком. Чем и воспользовалась. Однодневные, двухдневные диеты… Неделя прошла — трех-четырех килограммов как не бывало. Но стала отекать, врачи поставили диагноз «пиелонефрит». Подсела на мочегонные. И, о чудо, стала резко худеть! Но мне хотелось большего. Мама с папой сокрушались: «Жанночка, остановись, ты же как скелет ходячий!» А мне их слова словно бальзам на душу. Не заметила, как стала нервной: чуть что не по мне — сразу в крик.

В последние годы в моей жизни было много стрессов — таю на глазах. Знакомые так говорят. Но не худая я! 42 килограмма! Бегемот ходячий.

— А чувствуешь себя как?

Постоянная слабость, низкое давление, все время хочу спать. Надо в клинику специальную ложиться…

История третья

Лике 35 лет. Больна анорексией с 15 лет. Рост 160 см, вес сейчас 27 кг.

С детства была толстушкой, в пятнадцать лет весила 62 кг, — откровенничает девушка. — В подростковом возрасте в отношениях с родителями что-то не складывалось, да и мальчики нелестно высказывались о моих размерах. А в 15 лет любое замечание для девчонки, сами понимаете, душевная травма. Постепенно стала отказываться от разных продуктов. Много лет не ела ничего, кроме обезжиренного творога, сырых овощей и фруктов… Результат? Пропали месячные. За год похудела на 20 кг и весила уже 42 кг. Многие анорексички в курсе: после избавления от первых килограммов остановиться практически нельзя. Это азарт, сродни наркотику.

— Что дальше?

— Волосы стали выпадать, ногти — слоиться, зубы — крошиться. Приобрела кучу болезней органов пищеварения, лежала в больнице, на капельницах, была у психиатров, экстрасенсов, бабушек, принимала успокоительные.

Потом пошла у меня картофелемания. Вечерами варила 3 кг картошки, поливала ее кетчупом и уминала всё с консервированными овощами. Причуда прошла, но язву заработала. Лечилась у гастроэнтерологов в больнице.

Мой вес стремительно падал — дошло до 36 кг.

Наступило лето. Я снова подсела на сырые ягоды и овощи. Употребляла только их и в огромных количествах. Мне нравилось, что меня несет по полной — кишечник очищается, появляется чувство легкости. Не надо пить никаких слабительных. Я ем и ем. Это больше походило на манию. Вес ушел еще на 4 кг.

Потом были госпитализации с капельницами, порошками, едой, но вес увеличился только на 2 кг.

Прошло время. Подсела на слабительные, «глушила» травы: сенну, крушину… Причем каждый день. То, что творилось с моим кишечником, не передать — боли адские, но остановиться я не могла. Съем лишнее — и сразу пить «слабак». Итог — гангрена кишечника. Половину органа удалили и поставили внутрь трубку.

Мне сейчас 35 лет. Что имею? Группу инвалидности, артроз конечностей, железодефицитную анемию, полное отсутствие менструации (врачи сказали, что месячные уже не восстановятся), остеопороз, остеохондроз позвоночника, печеночную энцефалопатию, сахарный диабет, холецистопанкреатит, язву, энтероколит.

Зубы выпадают, волосы никакие, жутко низкое давление (иногда 60/40 мм рт. ст.), кишечника нет. Теперь всю жизнь — на уколах и препаратах, которые вырабатывают необходимые микроэлементы в кишечнике.

Сейчас я бы многое съела, но не могу: пища не усваивается, происходит отторжение… Периодически меня не покидает безудержное желание похудеть. Тяжелая анорексия не лечится. Это навсегда.

Дать шанс

В 10-м психиатрическом отделении РНПЦ психического здоровья для лечения пациенток с нарушениями пищевого поведения выделено десять коек, и свободными они никогда не бывают. Возраст пациенток — 15–30 лет. Спасают здесь и более юных, если родители согласны на госпитализацию своего ребенка.

По словам заведующей этим отделением Светланы Мельгуй, нервная анорексия — болезнь молодых. Диагноз ставится чаще всего до 30 лет. Заболевают девочки еще подростками, но к врачам обращаются спустя многие годы. Порой желание стать стройной заканчивается смертельным исходом. Несколько лет назад единичные случаи были и в этом центре. Врачи не смогли спасти девушек из-за слишком позднего обращения: степень дистрофических изменений в организме была настолько высока, что, несмотря на усилия медиков, пациентки скончались. В анамнезе — длительный стаж болезни, почти полный отказ от еды, минимальный вес. В то же время многие девушки с диагнозом «нервная анорексия» выздоравливают: при обращении за помощью в первые полтора года болезни успех гарантирован в 80–90 % случаев. Лечение долгое, оно не ограничивается стационаром, очень важно продолжать его амбулаторно. В среднем в центре пациентку лечат 1,5–2 месяца, в сложных случаях — от 9 месяцев. В чем суть терапии? Девушки должны осознать, как болезнь мешает полноценной жизни. Главное — научить их не заострять внимание на еде. Питание в центре обычное, больничное — составлять особый рацион для больных анорексией означает идти у них на поводу. А ведь эти пациентки и так зациклены на приеме пищи, других интересов у них в жизни нет. В особо тяжелых случаях медики дополняют рацион девушек питательными смесями. Важный момент: медперсонал строго отслеживает прием пищи и ее удержание, чтобы пациентки тайком не вызвали рвоту, не приняли слабительное. Иначе успеха в лечении не будет.

minsknews.by

«Я решила похудеть и перестала есть». Анорексия начинается с проблем в семье

Болезненное стремление к худобе едва не довело нашу героиню до могилы, но, к счастью, все обошлось

Наш эксперт – кандидат медицинских наук, врач-психотерапевт, консультант клиники лечебного питания Института питания РАМН Олег Гладышев.

Героиня – Ольга Мамонова, 21 год.

Неприятие своего тела началось у меня лет в 13, и я отлично помню, как это произошло.

Вот это кобыла!

Мои родители развелись, когда мне исполнилось 2 года, с отцом я не общалась, но однажды мама решила нас познакомить. Мы приехали к нему на работу. Отец – красивый стройный брюнет в белом халате (он стоматолог) – вышел в коридор, кинул на меня беглый взгляд без особого интереса, поздоровался, спросил что-то дежурное и отошел разговаривать с мамой в сторону. Я осталась рассматривать висящие на стене картинки про кариес. Затем мы с мамой поехали домой. Она была немного смущена, помалкивала, а потом вечером я подслушала из ее телефонного разговора с подругой, что отец, увидев меня, произнес: «Вот это кобыла!». До этого момента я никогда не задумывалась о своей фигуре, но тут наконец-то разглядела, до чего же я здоровенная. При росте 168 см я весила 65 кг. Мне стало страшно стыдно, и тогда я решила похудеть во что бы то ни стало. И почти перестала есть. Вернее, ела только овощи и фрукты, пила несладкий чай и обезжиренное молоко. Мама всегда была очень занята, много работала, поэтому скрывать свою голодовку мне было легко.

Оставленную на день еду я выбрасывала в унитаз. А вечером, когда мама возвращалась домой, уходила «ужинать» в свою комнату, где отправляла прямиком в окно все содержимое тарелки. В дополнение к этому я каждый день отчаянно крутила педали домашнего тренажера, а по утрам бегала вокруг дома. Моя внезапно проснувшаяся любовь к физкультуре поначалу очень радовала маму, но, когда через пару месяцев вместо прежних 65 кг во мне осталось 55, она стала тревожно посматривать в мою сторону.

Комментарий эксперта

– Анорексия – тяжелый недуг, имеющий самый высокий процент смертности среди психических расстройств (около 15%). Заболевание, возникающее преимущественно у девочек-подростков 14–15 лет и юных девушек (весьма редко у лиц мужского пола) и выражающееся в сознательном, чрезвычайно стойком ограничении в еде с целью снижения массы тела. Позднее начало – в 22–23 года – более опасно. Существуют нервная анорексия, как отдельное заболевание, и анорексия в рамках других психических расстройств.

Исследователи склоняются к тому, что это многофакторное заболевание. Один из факторов риска – семейный. Отсутствующий отец (или отец-алкоголик) и авторитарная, строгая мать – сочетание, повышающие риск развития недуга. К «группе риска» относятся также семьи, где существует «культ еды», либо противоположный подход к питанию. Некоторые психологические черты личности самого больного тоже имеют значение. Люди, подверженные анорексии, часто имеют склонность к перфекционизму, при этом обладают заниженной самооценкой. Обыкновенно они стеснительны, замкнуты, необщительны, у них мало или вовсе нет друзей. Многие из них в детстве были полными. Могут иметь место и некоторые физиологические особенности. Например, наследственная предрасположенность к гастриту и другие спастические нарушения ЖКТ тоже подчас вносят свою лепту в развитие заболевания.

Вес ушел, а жир остался

Стрелка напольных весов отклонялась влево с каждым днем все сильнее, и вот, наконец, перевалила за отметку в 50 кило и стала падать дальше. Результаты взвешивания меня несказанно радовали, а вот отражение в зеркале – ничуть. Несмотря на то что мама ахала: «Погляди, до чего ты себя довела, кожа да кости!», из зеркала на меня продолжала смотреть толстая корова с жирным животом и невозможными ляжками. Все это сильно раздражало, с мамой отношения испортились. К тому же я постоянно ощущала сильную слабость, даже дома мерзла, ночами перестала нормально спать, физкультуру свою, конечно, забросила, к учебе тоже потеряла интерес.

– Нервная анорексия обычно тесно связана с дисморфоманией – болезненной убежденностью в каком-либо мнимом или чрезвычайно переоцениваемом недостатке собственной внешности и очень упорном стремлении этот «недостаток» исправить. Даже на фоне истощения анорексики кажутся себе недостаточно стройными. Страх перед полнотой и вследствие этого нежелание останавливаться на каком-то весе, сколь бы низким он ни был, – один из главных симптомов болезни. Еще один признак – стремление тщательно скрывать от окружающих свое голодание и страх быть разоблаченным. Если человек бравирует своим отказом от еды – это не анорексия, а обычный шантаж.

Бессонница, раздражительность, депрессия, постоянная усталость, мышечные спазмы, озноб – все эти симптомы часто сопровождают критическую потерю массы тела (на 15% ниже нормы).

С дальнейшим развитием заболевания могут начать выпадать волосы, кожа становится бледной, сухой и тонкой, полностью пропадает подкожный жир, прекращаются месячные. У 90% па­циентов наблюдаются нарушения детородной функции. Нередко даже вылечившиеся от анорексии девушки остаются бесплодными. Необратимые изменения наступают через 1,5–2 года.

Дошла до ручки

Когда я дошла до 42 кг, испуганная мама отвела меня ко врачу.

Психотерапевт не запугивал нас, но все-таки нашел слова, чтобы я наконец-то перестала считать, что моя война с едой – дело правое. Параллельно я принимала лекарства: антидепрессанты, транквилизаторы и нейролептики – они сняли «зацикленность» на весе. Также мне назначили витамины, биодобавки и т. д.

А потом пошла долгая работа с психотерапевтом. Мы много говорили о моем прошлом и настоящем, о будущем, о близких людях, об отце… Я даже не воспринимала эти беседы как лечение, но подспудно все менялось: и отношение к себе, и восприятие окружающих. Изменилось даже мое представление о своей внешности. Помню, как неожиданно сильно на меня подействовал простой прием: врач дал мне задание нарисовать на листе ватмана мои истинные размеры, я изобразила нечто огромное и шарообразное. После этого доктор поставил меня спиной к бумаге и обвел контур фигуры. Это наглядно продемонстрировало, что на самом деле я гораздо изящнее, чем мне кажется.

Мое возвращение к еде было постепенным. Сначала я ела буквально по ложке, но часто, раз 6–8 в день, а в перерывах пила какой-то специальный высококалорийный коктейль. За каждый съеденный кусочек и глоток меня хвалили, как маленькую. Мама в те дни была со мной нежна, как никогда. И вдруг я отчетливо поняла: хочу жить нормально!

Сегодня я уютно чувствую себя в своем 46‑м размере. И о прошедшем вспоминаю, как о страшном сне.

– Подключение диетолога к лечению необходимо, но в первую очередь обязательна помощь психотерапевта. Лучше, если к нему обратится не только сам больной, но и его родители, потому что, как правило, анорексия ребенка – это сигнал о том, что нужно менять взаимоотношения в семье. Какой психотерапевтический метод выбрать (гипноз, НЛП, психоанализ) – не суть важно, это всего лишь инструмент для решения проблемы. Задача психолога: повысить самооценку личности, убедить человека в его привлекательности.

www.aif.ru