Анорексия мой идеал

«Я всегда была пухляшкой»: признания участниц паблика «Типичная анорексичка»

Психические расстройства не только проявляются в реальной жизни, но и успешно приживаются в соцсетях. Тощие ребра, впалые животы и синяки под глазами: «Афиша» погрузилась в мир девушек, которые голодают и подбадривают друг друга лайками.

В паблике «Типичная анорексичка» — больше 500 тысяч участников. Если набрать в инстаграме хэштеги #типичнаяанорексичка, #типичнаяжируха, #ана (сокращение от «анорексичка»), сложится калейдоскоп из картинок с тощими конечностими, впалых животов, одиноких яблочек на столе и картинок с незамысловатыми диетами из воды и шоколадок.

Реальных фотографий владелиц здесь не так много: они прячутся за картинками костлявых красоток, найденными в интернете. Потому что, как им кажется, с их телами «что-то не так». Они называют себя «бабочками», желают друг другу «отвесов» — то есть похудений — и боятся «зажоров». Эти девочки группами и поодиночке бросаются в голодание, поддерживают друг друга лайками («сколько лайков — столько дней голода»), историями удачно сброшенного веса и всячески воспевают аскезу и страдание.

Недовольство своим телом, которое раньше было принято зарывать под подушку вместе с девичьим дневником, вырвалось наружу во всей его неистовости, став для старшеклассниц объединяющей идеологией со своим сленгом, стандартами качества и путями их достижения. В их среде борьба с весом перестала восприниматься как что-то стыдное и в то же время — как что-то сложное. Диеты, которыми делятся подписчицы «Типичной анорексички», максимально, пугающе просты: вода и шоколадка.

Зачем они это делают

«В школе мне говорили, что я некрасивая из-за лишнего веса. Но для меня все началось в мае, когда я просто встала на весы и испугалась. Решила взять себя в руки и начать худеть. Но каждый раз срывалась. Раньше ела и вызывала рвоту — это не помогало. Только потом начала серьезно голодать. Вот уже целый день на голоде — пью только воду. Думаю, две недели так можно держаться. Как выходить из этой диеты — думаю, на завтрак можно яблоко, на обед — суп, на ужин тоже фрукт и перед сном кефир или йогурт. Я думала, что такие диеты могут быть опасны для здоровья, но мне уже все равно, потому что я очень хочу быть худой. Для чего? Чтобы быть счастливой. Может, люди с лишним весом могут быть счастливыми, но я не могу».

«В ноябре я была 169 см и 75 кг веса. Моя одноклассница — она на 10 кг больше — назвала меня жирной. Меня это задело. Я зашла в паблик «Типичная анорексичка» и сразу наткнулась на питьевую диету.

Питьевая диета — это исключение твердой пищи. На ней можно только йогурты, бульоны, смузи. Я пила без ограничений, но чтобы похудеть, многие пьют до 500 ккал. Обычно на ней сидят месяц, и столько же — выход, но я отсидела 24 дня — и потом выход. Постепенно вводила жидкие каши, потом просто каши/творожок, потом овощи и фрукты и к концу уже можно сидеть на правильном питании. Позже я еще сидела на диетах, и сейчас я тоже худею, питаюсь по минимуму. На питьевой и выходе 11 кг ушло, а всего на сегодняшний день я похудела на 17 кг.

Моя мама была только за, так как я была слишком большая, а папа вообще не разбирается во всяких таких штучках. Сейчас мама говорит, что я молодец, но не хочет, чтобы я худела дальше 57 кг: думает, стану костлявой. Заставить меня все равно не смогут, и к тому же мама сама за правильное питание и не станет меня кормить насильно. Пока я себе не нравлюсь. А моя цель — понравиться себе. Добиться идеальной — по моим меркам — фигуры. Мой идеал выглядит так, так и так.

После того как я начала худеть, я стала по-другому смотреть на мир. Раньше был какой-то культ еды, а сейчас замечаю, что мир прекрасен и без этого. Стала больше времени уделять своему развитию, у меня появились хорошие приятели, и общение с людьми стало проще. Да и жить стало проще: не надо теперь искать самую большую одежду и ходить — как мешок картошки. Н ачала читать много мотивирующих историй про похудевших; в душу запала модель Инна Фисун, из дневников — вот этот и видеоблог Фелис Фавн .

Значение слова «анорексия» я не знаю, но знаю про эту болезнь: от нее трудно избавиться. Девушка вроде выздоравливает, набирает вес, но эта змея — анорексия — сидит в голове и толкает на обратный путь. Девочки, которые сидят в паблике «ТА» и ставят теги #типичнаяанорексичка, можно сказать, обожествляют это. Но они путают анорексию и худобу. Ведь анорексией может болеть и девушка под 100 кг, а очень худая может весить 38 и быть абсолютно здоровой. Трудно понять, в чем разница между больной и здоровой… Болеющие девушки обычно выглядят больными. А просто худые живут обычно счастливо, полноценной жизнью».

Типичный мотиватор в «Типичной анорексичке»

«Сейчас я на голоде на неделю, много пью: чай, воду, компотики. Я начала худеть в 15 лет, когда была такой «взбитой» девочкой: весила 64 кг при росте 173 см, у меня были большие проблемы в зоне талии и ног. Я решила худеть, когда моя одноклассница мне в лицо сказала, что у меня толстые ноги. Эта одноклассница невероятно худая, она сидит на диете, чтобы набрать вес.

У меня было не очень много друзей, меня не воспринимали как человека, я была пустым местом. И поклялась себе, что при переходе в 10-й класс стану новым человеком. Тем летом я серьезно занялась собой. Надо понимать, что в большинстве случаев просто диета не помогает: нужен спорт. Сначала я просто стала мало есть, утром — наклоны и пресс, вечером приседала. Потом я начала гуглить диеты не для сброса веса, а для сброса объема. И нашла мою любимую — «шоко»: питьевые дни чередуются с шоколадными. В день можно 100 грамм шоколада. Питьевая допускает все жидкости — кто-то пьет только воду, я позволяла себе только обезжиренный кефир.

Я худею с перерывами, сейчас мой вес 56 кг. Я научилась себя любить и теперь не завишу от цифры на весах, ориентируюсь по-другому: смотрю на себя в зеркало. И если мне кажется, что у меня есть какие-то места, которые меня не удовлетворяют, то я ищу упражнения и начинаю заниматься. За то время, что я худею, моя жизнь кардинально изменилась. Я стала любить себя. И я не позволяю людям надо мной издеваться. Мои последние два года в школе были идеальными. Я была чем-то похожа на этих королев из типичных американских фильмов: стала более сексуальной, у меня появилась личная жизнь, мной стали интересоваться парни. До этого — только дружили: я нетипичная девчонка — очень веселая и безбашенная. Да, парням было со мной интересно, но я им как кент была».

«Я сейчас стараюсь выйти из долгого зажора, уменьшаю желудок и количество еды, потом хочу только завтракать — и все. Вообще, чтобы не было непоняток, я не такая, как девочки, сидящие в пабликах про анорексию. Я себя не наказываю, не режу, не считаю «ану» каким-то божеством — это идиотизм. Режут себя те, кто пытается подражать стереотипам: сорвалась — наказала себя. Режут чаще всего ноги. Я с такими, к счастью, не общаюсь, но знаю одну девочку, которая говорит, что у нее анорексия, — она маленькая, ей 14, — я думаю, она много чего выдумала. Хотя, знаете, были моменты и у меня, когда я сходила с ума, писала в блокнот всякие цитаты, у меня была булимия, я пила флуоксетин — антидепрессант. Когда сталкиваешься с этим, ты вроде пытаешься вести себя адекватно и не поддаваться этому бреду, но потом ловишь себя на том, что близка к сумасшествию.

У меня был минимальный вес 39 кг при росте 160 см — тогда пошел отказ от еды. Но потом, когда менструальный цикл пропал на полгода и врачи сказали, что если я не начну есть и не наберу вес, у меня никогда не будет детей, тогда я начала осознавать, что я делаю. Вот после этого началась булимия: 2 пальца в рот, марганцовку пила, чтобы все лучше вышло. Сейчас я 55 кг — была 60 во время булимии, но нашла в себе силы и уже больше месяца не пихаю в себя пальцы.

Год назад, когда я еще училась в школе и жила с родителями, я была худая, вес был не больше 45 кг, хотя я все равно не любила свою фигуру и пыталась сидеть на диетах. Я поступила в вуз и переехала в другой город, резко начала толстеть, не могла его скинуть, и после Нового года было уже 58. Вес не уходил — хоть ела, хоть не ела. И тут в одном из пабликов по правильному питанию написали статью про девочек-анорексичек с названиями групп, в которых они сидят. Писали, что так нельзя, но я ради интереса зашла в «Типичную анорексичку», и меня затянуло. Вообще, все эти паблики — это как секта, такое болото, которое сильно затягивает, и ты вроде все понимаешь, но почему-то все равно в нем».

«Мне до «бабочки» далеко, но я уверенно иду к своей цели. О похудении я задумалась еще прошлой зимой. Я начала взрослеть и, соответственно, поправляться. Это замечали все, так как раньше я никогда не весила больше 45 кг, при моем на тот момент росте 165 см. Летом 2014-го я весила 61 кг — мне это казалось чем-то омерзительным, но я ничего не предпринимала. Затем нам пришлось переехать из-за положения в стране: я с мамой уехала, а мой брат остался в зоне АТО. Мы поселились на съемной квартире, где не было ни телевизора, ни компьютера; мне было попросту нечем заняться. Мама целый день на работе, а моей задачей было приготовить кушать к ее приходу. Я просто от скуки начала делать элементарные приседания, затем качала пресс раз по 200 на день, бегала 3 раза в неделю по вечерам.

Я весила 57 кг, когда мы вернулись домой, но там все вошло в привычное русло. Я не ела целый день, а потом приходила и вечером съедала все, что видела, так у меня появилась язва и пару гастритов: боли в животе, затем внутреннее кровотечение, приятного мало. Язву лечили в больнице; с о мной в палате лежала «бабочка», которая весила 40 кг при росте 170 см — у нее была нервная анорексия и хронический гастрит. Мы с ней сдружились, оказалось, у нас много общих интересов: рисуем, пишем стихи, обе суицидальные особы. А еще учимся в одной школе и живем на одной улице.

В паблике «Типичная анорексичка» меня впечатлили хрупкие фигурки, целеустремленность и независимость девчонок, их огромная сила воли. Я стала пытаться меньше есть: голод, питьевая, «шоко»… Только не выдерживала и дня — и под вечер сметала все, что есть в холодильнике. Обещала похудеть к 8 Марта, к апрелю, к маю, к лету. А мой вес постепенно перерастал за 60 кг. Вот сейчас я одумалась, осознала, что я уже худею больше года — и только больше набираю вес. Сейчас моя цель быть к осени 57 кг, а затем добиться заветной цифры — 47».

« Раньше я никогда не задумывалась о том, какая у меня фигура и вписывается ли она в придуманные кем-то стандарты красоты. Я ни в чем себе не отказывала: кушала что хотела, когда хотела и в любом количестве. Никто не говорил мне, что я толстая. Как раз наоборот: частенько приходилось слышать от окружающих, что я стройняшка. Но однажды, вернувшись из отпуска и встав на весы, я пришла в ужас: 59 кг! В зеркале теперь я видела жирного монстра, отпугивающего всех своей массивностью. Именно тогда я и начала худеть до 50 кг.

Я лежала в клинике с диагнозом «нервная анорексия» — в больницу меня отправили родители, которые случайно увидела, как я вызывала рвоту после еды. Там я, помимо различных обследований, общалась с психологом и с психотерапевтом. Психолог работала над проблемой панических атак, психотерапевт — над нарушением пищевого поведения. Я сама до последнего отрицала болезнь. За все время усердного самокопания я пришла к выводу, что слишком завишу от чужого мнения. Мне важно, что обо мне подумают. Хочется оставлять только хорошее впечатление, начиная со знаний и заканчивая фигурой. Кто-то когда-то сказал, что если человек учится на одни пятерки, значит, он умный (с чем я, кстати, не соглашусь). Вот я и стала отличницей. Общество сказало, что 90–60–90 — это красота, вот я и взяла за идеал принцип «чем тоньше, тем лучше».

Я сейчас стараюсь интуитивно питаться — максимально стараюсь прислушаться к потребностям своего организма и кушать именно то, что он требует. По идее, даже если это печеньки, то и их нужно скушать. Но, думаю, в моем случае все равно совесть подключится в это дело гораздо раньше, чем я позволю себе осознать, что действительно этого хочу».

«Я всегда была пухляшкой. Помню, в 3-м классе нас потащили взвешиваться, и я была самой толстой в классе. Год назад начала худеть вместе с мамой — у нее тоже проблемы с весом, — но я все равно оставалась толстухой. На тот момент я была 157/47. Моя лучшая подруга выглядела лучше меня, и все парни, которых я любила, влюблялись в нее. Я отказалась от мяса, жареного — в общем, от всего, кроме воды и овощей. В итоге стала 157/45, но мне жутко не нравились мои ляжки, особенно когда я садилась. И вот наступило лето, я впервые поехала в лагерь — и там потеряла 2 кг. Потом поехала в санаторий — и там отъела 3 кг! Я была в шоке и, вернувшись, снова принялась за диеты. Сначала по правильному питанию, потом дошла до «шоко» — 1 шоколадка в день, с ней нужно пить стакан чая или кофе без сахара. За 3 дня — минус 2 кг. Сейчас мой вес 43–44 кг, но я не останавливаюсь, пока не дойду до 40!»

Комментарий специалиста: «Анорексия — самое смертельное заболевание из всех расстройств психики»

«Если девочка одержима идеей похудения и оказывается, помимо этого, в сообществе, которое поддерживает ее и делает все то же самое, то это путь к расстройству пищевого поведения. «ТА», к сожалению, не единственное сообщество в «ВКонтакте», есть сайты проанорексические, пробулимические, где продвигается идея, что быть экстремально худой — это единственно возможный вариант красоты, к которому надо стремиться.

Статистика показывает, что дети, которые сидели на диете в подростковом возрасте, впоследствии начинают приступообразно переедать. Как ни странно, самое правильное, что можно сделать подростку, — дождаться, пока он вырастет, потому что при современных стандартах детской диетологии сказать что-либо о детском весе до того момента, как организм перестанет расти, невозможно. Есть дети, которые по официальным критериям веса (например, индексу массы тела) попадают в категорию ожирения, но, проходя через подростковый возраст, они начинают интенсивно вытягиваться, и к 18–20 годам — это прекрасные стройные девушки с формами. Иными словами, если вес не трогать в подростковом возрасте, то он выйдет на тот уровень, на котором поддерживают вес ваша мама и ваша бабушка. Если мама и бабушки плотные, то вы диетами этого не исправите. Это называется теория сет-пойнта — наш вес запрограммирован генетически, и если его не трогать, то он будет удерживаться примерно на одном и том же уровне в течение всей взрослой жизни. Рождение каждого ребенка прибавляет к сет-пойнту 1–2 кг, и в позднем возрасте также вес увеличивается — это имеет большое эволюционное значение, так как жир защищает пожилых людей от последствий некоторых тяжелых заболеваний. Онкология, ревматоидный артрит, сердечно-сосудистые заболевания и даже диабет 2-го типа, который принято считать болезнью толстых, лучше переносятся пожилыми людьми с некоторым жировым запасом: они лучше выживают, дольше живут и вероятнее выздоравливают. Иными словами, пока толстый сохнет, худой сдохнет.

Диеты из «ТА» — довольно известные комбинации анорексических приемов, которые используют, чтобы заглушить чувство голода. В случае, например, питьевой диеты — это механический способ, когда заполняется объем желудка и возникает чувство сытости на какое-то время, а пищевая ценность потребленного при этом минимальна. В случае с шоколадной диетой плитка шоколада в день и постоянный черный кофе — комбинация приемов, которые сильно заглушают чувство голода. Все эти системы нарушают основное правило современной диетологии, которое говорит о том, что голодать ни в коем случае нельзя. Как только человек отказывается от пищи, он причиняет организму физиологический и психический ущерб. Безусловно, организм страдает от дефицита макро- и микронутриентов, от дефицита питательных веществ, от того, что создается максимальный дефицит калорий. За счет создания интенсивного дефицита он сначала теряет воду: первые 2–5 кг — это всегда жидкость, затем теряет мышечную массу за счет дефицита белка, и таким образом девушки двигаются к желанной истощенной фигуре. Физиологический вред от семидневной истощающей диеты очевиден: усталость, раздражительность. Если повторять ее достаточно регулярно, то это ломающиеся ногти, выпадающие волосы, сухая, шелушащаяся кожа. На самом деле психические последствия намного разрушительнее: если питание восстанавливается до нормального, то состояние кожи, волос и ногтей быстро приходит в норму, а поврежденная психика — нет.

Есть люди, которые генетически подвержены расстройствам пищевого поведения, и в ситуации, когда 100 стандартных девочек садятся на диету, 99 из них через некоторое время забывают о ней, потому что для нормального человека голодать некомфортно, но одна девочка обнаружит внезапно, что от голода ей стало психологически лучше. Так она избавляется от врожденной дисфории, а дисфория — это расстройство настроения, такая постоянная, мрачная, тревожная неудовлетворенность. Фактически голод — для нее своего рода медикамент. Когда генетически уязвимая девочка попадает в сообщество, она гарантированно становится анорексичкой.

Индекс массы тела ниже здорового предела в 18,5 — те границы, к которым стремятся аноректики, — это сильнейшее истощение, исчезновение менструаций, социальная отъединенность ото всех, кто не разделяет ее идеалов красоты, огромные трудности в учебе и частый сценарий — кахексия, то есть истощение до индекса массы тела ниже 15. Это те самые пресловутые 45 кг, к которым стремятся девочки при росте 168–175 см. Возникает колоссальный риск сердечно-сосудистых кризов, от которых часто и умирают такие девочки.

Анорексия — самое смертельное заболевание из всех расстройств психики, погибает около 10% заболевших девушек. Из-за того, что сильно падает иммунитет, все защитные силы организма отказывают, и грипп или сезонная аденовирусная инфекция могут убить больную. Например, известная французская модель Изабель Каро , которая болела анорексией всю жизнь и снялась в очень популярной серии постеров против анорексии, погибла как раз от гриппа. Проблема не в том, что девочка увлеклась глупостями про моду и красоту, а в том, что, получив первое удовлетворение от истощения, в какой-то момент человек понимает, что с ним что-то не так, но начать есть настолько невыносимо и мучительно страшно, что он предпочитает умирать.

Лечение анорексии — очень сложная и длительная история, это всегда сочетание интенсивной психотерапии с медикаментами, но они играют меньшую роль, потому что эту болезнь не вылечить таблетками. Очень большое значение имеет семейная психотерапия. Важно, конечно, чтобы родители не пропустили момент возникновения болезни. Если девочка посидела на диете неделю, скинула пару килограмм, начала себе больше нравиться, а потом пошла с подружками есть пиццу, я бы не стала волноваться. Но когда оградительное пищевое поведение длится 2–3 месяца, индекс массы тела падает ниже 18,5 — это уже медицинские показатели. Когда заметили, что ребенок перестает есть вместе со всеми, говорит, что поела в школе или в кафе, критически осматривает свое тело, много времени проводит в туалете (в случае булимоанорексии), после чего от нее пахнет зубной пастой (многие девочки тщательно чистят зубы, чтобы скрыть запах рвоты) — вы имеете на руках несколько тревожных признаков и повод спросить у девочки, что с ней происходит. И тут, конечно, во многом выигрывают именно те родители, у которых доверительные отношения с ребенком, потому что тогда больше шансов выкрутиться и убедить начать лечение».

daily.afisha.ru

Девушка, похудевшая до 35 килограммов, умерла от истощения

22 марта 2012 1:00 13

21-летняя кировчанка, страдающая анорексией и поклявшаяся весить 35 кг, умерла

Кировчанка Анна Жолобова не мечтала стать моделью. Она просто влюбилась и очень хотела нравиться своему избраннику. При росте 170 сантиметров 17-летняя девушка весила 55 килограммов. Назвать пышкой язык не повернется. Высокая, стройная, эффектная брюнетка. Павел был старше нее на десять лет. Завязался роман. Но однажды ухажер заявил, что у девушки целлюлит.

— Аня очень переживала, — вспоминает ее сестра-близнец Маша. — Я поддержала ее, мы поклялись, что будем весить не больше 35 килограммов, и начали худеть.

Аня просто перестала есть. Вместе с сестрой они только пили кефир, кофе, чай, воду. Иногда позволяли себе овощные салаты и нежирный творог. Родители замечали, что девочки худеют. Чтобы скрыть от мамы и папы особую «диету», Аня и Маша ели, как все, а потом шли в туалет и вызывали у себя рвоту.

Такой Аня была перед началом диеты — прекрасная молодая девчонка в полном расцвете сил. А на фото справа — до такого состояния она себя довела. Прежде всего потому, что комментаторы в социальной сети оставляли восторженные отзывы под подобными снимками.

В социальной сети Аня стала идеалом борца за красоту. Ей писали сотни девчонок, которые мечтали быть стройными. Через четыре месяца Аня весила те самые 35 кило, о которых мечтала. Правда, жених от нее все равно ушел. Еще до похудания — не в весе было дело. Отзывы на странице в соцсети подбадривали: «Аня, ты мой идеал!», «Твои фотографии дают стимул мне жить дальше», «Я сейчас вешу 37 килограммов, и мне есть к чему стремиться». И девушка твердо решила. продолжить худеть. Маша тоже сбросила вес, но не так катастрофично.

Родители насильно потащили дочь в больницу: «Что же ты с собой делаешь?!» Врачи поставили диагноз «анорексия». На странице в соцсети, помимо восторженных, стали появляться негативные отклики: «Да ты уже скелетом стала! Это же ужас!» Но Аня отвечала: «Я анорексичка и этим горжусь».

Когда мать взялась следить за питанием дочерей, Аня начала поправляться. Однажды встала на весы: 42 килограмма! Ужас! Распахнула окно и прыгнула с четвертого этажа. Выжила.

На все уговоры прекратить худеть, Аня отвечала:

— Мне легко, я как птичка, хочу летать.

А после смерти отца Аня впала в депрессию. Снова стала худеть. И однажды не проснулась — умерла во сне.

Истощение, депрессия, алкоголь, которым она заливала горе, — и организм 21-летней девушки не выдержал.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

Психолог, кандидат социологических наук Анетта Орлова :

— Мы сами превратили худышек в небожительниц, когда образ Мэрилин Монро с женственными формами сменила аскетичная Твигги. Худоба стала эталоном красоты. Это привело к тому, что большинство женщин начали переживать из-за своего веса, наматывать километры на беговых дорожках и маниакально следовать диетам, чтобы достичь идеала с обложки журнала. Худоба стала равняться счастью.

17-летняя Аня была слишком юна, чтобы понять, что критикующий ее молодой человек, скорее всего, сам далеко не идеал и напичкан комплексами. А его претензии к ней и ее подчинение — лишь его способ ­самоутвердиться за ее счет, повысить свою самооценку.

Поддержка друзей из социальной сети, несомненно, подлила масла в огонь. Это были не реальные люди, которых вид стоящей рядом девочки с выпирающими костями мог напугать. А виртуальные поклонники и подражатели, которые, может быть, сами и не худеют, но превратили ее желание похудения в сверхидею. И страх перестать быть популярной, потерять этих «друзей», не получать писем со словами «так держать, ты мой кумир» превысил инстинкт самосохранения и страх смерти.

А КАК У НИХ?

Звезды тают на глазах

Актрисе Деми Мур (1) диагноз «анорексия» поставили медики «Скорой», когда она потеряла сознание. Но поклонники голливудской звезды давно били во все колокола: после измены мужа Эштона Катчера Мур все худела и худела, и явно не от хорошей жизни. От тяжелых переживаний ее вес таял буквально на глазах. Теперь актрисе предстоит долгое и упорное лечение.

Линдсей Лохан (2) вообще-то из тех девушек, что очертя голову бросаются в самые разные зависимости. У актрисы были проблемы то с алкоголем, то с наркотиками. А одно время ей пришлось страдать и от расстройства пищевого поведения. На нервной почве девушка похудела до такого состояния, что можно было пересчитать ребра на ее спине. Впрочем, лечиться от зависимостей Лохан не привыкать. Правда, медики утверждают, что на 100 процентов излечиться от анорексии, так же как от алкоголизма и наркомании, нельзя.

На острове во время «Последнего героя» голодание было вынужденным. А от переживаний после развода Юля похудела на 24 кг.

За последние несколько лет Анджелина Джоли (3) так похудела, что заставила своих поклонников говорить о том, что у нее анорексия. Особенно шокировали общественность фотографии с церемонии вручения «Оскара» в этом году. Высокий разрез платья обнажил худющую коленку актрисы, а та породила целую серию «фотожаб» (едких фотоколлажей).

Среди отечественных звезд в анорексии признавалась Юлия Началова. После расставания со своим первым мужем, с упоением критиковавшим ее внешность, певица начала стремительно худеть. За полтора месяца она сбросила 24 кило! Но в итоге организм, изможденный голодовками, отказался усваивать не только еду, но и воду. Медикам пришлось потрудиться, чтобы вернуть здоровье красавице.

Кстати, во втором браке Юля родила дочь и за время беременности очень сильно поправилась. Однако быстро привела себя в форму, удержавшись, чтобы не впасть в анорексичное голодание снова.

m.kp.ru

Анорексия — идеал красоты (7 фото)

Начинается всё вполне безобидно – с диеты. Чаще всего нервной анорексией страдают девушки из богатых семей, которые боятся растолстеть. Как правило, это интеллектуально развитые, замкнутые, ранимые девушки, слишком требовательные к себе. Их кредо: «Будь совершенной». Сначала появляется убеждённость в чрезмерной полноте и опасение насмешек окружающих. Начинаются регулярные взвешивания, диета, разрезание пищи на мелкие кусочки. Это – первая стадия заболевания, которая может длиться 2-3 года.

На первый взгляд они могут показаться сестрами, но если приглядеться к фотографии повнимательнее, вы с ужасом обнаружите, что на снимке 26-летняя мама со своей 7-летней дочкой. Рацион мамы, работающей секретарем в медцентре, составляют супы, тосты и энергетические напитки (нам неизвестен размер порций и судьба съеденного — но фото заставляет подозревать, что ест она крайне мало и вызывает у себя рвоту), но это не мешает мисс Джонс призывать свою дочку есть шоколадки и кексы.

Из дневника Анны Николаенко (из книги «Смертельная диета»).

«Я бы, конечно, хотела быть аноректиком. Настоящим. Ничего не есть неделями, но мне жаль родителей – недавно они угрохали много денег на лекарства по моему основному заболеванию, а я тут так себя самоуничтожаю, ни черта не жру.
Иногда меня пугает анорексия, и я ем что-то, но иногда мне в кайф, когда качает от голода (хотя боюсь упасть) или кажется, что сдувает ветром (что реально и даже страшновато – вчера так было). Единственное, что меня стало настораживать, то, что месячные были последний раз 1 июня. Не знаю, почему так – ведь вес в 47-49 кг у меня уже 5 месяцев. Какая-то паранойя – вроде и о здоровье забочусь, а в то же время голодаю который месяц, периодически срываясь, конечно. Меня бесит, когда говорят что-то про индекс массы тела и какую-то такую дрянь. Говорят, что не хватает 18 кг. Это ж, простите, в какое место мне надо запихать эти 18 кг, чтобы при этом выглядеть не жирной, а?»

Сестры-анорексички. Сейчас сестрам 33 года. Их рост — 165 см, вес — 38 килограммов. У сестер неестественные детские голоса и маленький вес, большую часть своей юности они провели в клиниках. «Я потеряла все из-за этой болезни, — говорит Кэти. — Я потеряла мою жизнь, мой дом, мои волосы, мою работу, все. и я абсолютно сыта этим по горло. Я не могу ходить больше. Моя спина болит, мое сердцебиение нерегулярно, у меня остеопороз, хронические боли желудка и панкреатит. Я сижу на диуретиках, потому что мои почки не работают. У меня столько страхов, что я почти не сплю в течении последних двух недель.

На последней стадии наступает самое страшное – полное физическое истощение. Плоти больше нет. Аппетит исчезает вообще, и рвота возникает при одной мысли о еде. Опасной воспринимается даже зубная паста и собственная слюна (как содержащая какие-то микроэлементы). Весят они около 30 кг., но по-прежнему считают себя толстыми. У них вырастают пушковые волосы (предвестник смерти), выпадают зубы и волосы. Мышца сердца слабеет, замедляется пульс, кишечник отказывается работать. Внутренние органы начинают опускаться, происходит обратное развитие матки, гениталий, молочных желёз. Т.е. не побыв женщиной, девушка превращается в старушку. В 20-25% случаев эта стадия заканчивается летальным исходом.

Мужчина — модель умер от анорексии. Джереми Глицер когда-то был мужчиной-моделью с потрясающей внешностью. Однако, большую часть своей жизни он провел в борьбе с булимией и анорексией. В результате хронических голодных диет, рвоты и физических нагрузок, он практически уничтожил свое тело. Когда он умер в 2010 году в возрасте 38 лет, его вес составлял всего 30 килограмм.

Ата, 26 лет. На лечении находится уже седьмой раз. После окончания предыдущего лечения весила 43 кг.

Шэлли, 25 лет. Это ее первый день лечения. Прибыла в клинику с имплантированной хириргическим путем в желудок трубочкой. Через нее Шэлли кушает. По другому не может.

m.fishki.net