Анорексия россия статистика

Анорексия россия статистика

Красавица или живой труп? «+1» попытался выяснить, стоит ли следовать канонам красоты, жертвуя здоровьем, и как избежать «ловушек» на этом пути.

Каждый пятый больной анорексией заканчивает жизнь самоубийством, а почти половина людей, страдающих этим недугом, подвержена депрессии и психическим расстройствам.

Официальная медицина говорит о том, что к анорексии есть генетическая предрасположенность (до 80%), имея в виду определенные типы врожденной психической конституции, благодаря которым человек попадает в группу риска. Одновременно психиатры — а именно они лечат тяжелые расстройства пищевого поведения — едины во мнении, что нервная анорексия характерна для определенной эпохи и культурного уровня.

В 60-ые годы прошлого века врачи забили тревогу, фиксируя «аноректический взрыв» и настоящий бум таких пациентов, что напрямую связали с влиянием социума. Именно тогда в мир вернулись образы из Средневековья, где процветал культ аскетизма, а возможно — и из XIX века с его утонченными великосветскими барышнями, падающими в обморок по любому поводу. Одним словом, в модной индустрии среди девушек «с формами» появилась первая модель-худышка, британка Лесли Хорнби, известная как Твигги (от англ. twig — тростинка). Вслед за ней кумиром стала Одри Хепберн, тоже худая от природы. Идеальное женское тело стало терять вес, а число юных женщин и девочек-подростков с навязчивой идеей похудеть любой ценой стремительно росло.

В России нет статистики по числу больных анорексией, так же как и по нарушениям пищевого поведения в целом. Однако в других странах подсчеты ведутся. В США это 30 млн человек, в Великобритании — 1,6 млн, а всего в мире насчитывается до 70 млн.

Раньше полагали, что навязчивое снижение веса является уделом исключительно женского пола, но сейчас уже 10% людей, которых «зацепила» анорексия, составляют мужчины. Они же входят в группу риска, о которой заговорили в 2000-х годах.

Спортивная анорексия, или аnorexia athletica, стала новой социальной разновидностью заболевания. Плавание, прыжки с трамплина, бокс, марафон, академическая гребля, конный спорт требуют от атлетов жесткого соблюдения параметров веса, поскольку здесь «легкость» тела влияет на результат. Именно в этих видах часто фиксируют случаи анорексического расстройства. В своей болезни откровенно признавались титулованные гимнастки — например, девятикратная олимпийская чемпионка Надя Комэнеч — и известные фигуристки — американка Джейми Сильверштейн, олимпийская чемпионка Юлия Липницкая, и многие другие спортсменки.

После того, как были зафиксированы вопиющие случаи смерти истощенных моделей прямо на подиуме, мир моды и поп-культуры объединился в борьбе против расстройств пищевого поведения. Ведущие Дома запретили слишком худым манекенщицам участвовать в показах и фотосессиях. В ряде стран ограничения по приему на работу были введены на государственном уровне: так сделали во Франции, Израиле, Испании. В Италии обществу была представлена шокирующая кампания против анорексии No Anorexia, показавшая в буквальном смысле ее истинное лицо. Снявшаяся для рекламных плакатов француженка Изабель Каро боролась с болезнью 15 лет и умерла, не дожив до 30-ти. В России о проблеме заговорили на федеральных каналах, социальные сети отреагировали пабликами, продвигающими бодипозитив как принцип жизни: «мое тело — мое дело». Родственники заболевших узнали, что должны принимать самое активное участие в лечении своих близких.

Однако люди, страдающие анорексией, прилагают максимум усилий, чтобы скрыть особенности своей «диеты» от окружающих. И вполне успешно: нередко семья узнает о болезни уже в момент ее разгара. Тем не менее есть косвенные признаки, которые помогают распознать расстройство пищевого поведения:

  • Ваш ребенок или близкий человек все время мерзнет, носит мешковатую одежду и выглядит похудевшим;
  • Исключает из рациона все больше продуктов и часто — группами, например, «не ем мясное, молочное, мучное».
  • Во время совместной еды часто отлучается в туалет или в другую комнату (чтобы вызвать рвоту);
  • Вы замечаете у него изменения настроения и признаки депрессии;
  • Он слишком активно и часто занимается спортом.

К сожалению, анорексия очень трудно поддается «воздействию». Этот процесс предполагает годы, если не десятилетия терапии и работы с психологами, при том что выздоравливает лишь каждый третий пациент. И только после 20 лет непрестанного врачебного контроля число справившихся с болезнью составляет чуть больше половины (63%).

Лечение анорексии состоит из множества этапов, которые включают в себя работу с психологами, амбулаторное или стационарное лечение, лекарственную терапию. Также практически обязательным условием является семейная терапия, которая способствует быстрому выздоровлению и позволяет и справиться со спровоцированными заболеванием близкого человека эмоциональными нарушениями у всех членов семьи. За советом, как действовать на первых порах, можно обратиться в бесплатные центры психологической помощи. В Москве одной из таких организаций является Московская служба психологической помощи.

plus-one.ru

Вопрос жизни и смерти: барнаульский психиатр о лечении нервной анорексии

Существует страшная статистика – каждый десятый человек, страдающий нервной анорексией, умирает. Нервная анорексия тяжело лечится, и процент летального исхода у этой болезни самый высокий среди всех психических заболеваний. При этом в большинстве случаев пациенты с анорексией попадают к медикам уже в запущенном состоянии, когда вес критичен, нарушена работа внутренних органов. Как и почему голодание становится образом жизни, к каким необратимым последствиям для здоровья приводит анорексия и можно ли победить этот синдром, в эфире программы «Тема дня» на радиостанции «Эхо Москвы» в Барнауле обсудили с врачом-психиатром Людмилой Викторовной Хвощий. Подробное интервью читайте на Amic.ru.

Беседовала Татьяна Гладкова.

— Лариса Викторовна, что такое анорексия?

— Нервная анорексия — тяжелое психическое заболевание, которое сопровождается расстройством пищевого поведения (РПП). Здесь на первом месте выступает цель похудеть и профилактика лишнего веса. В результате это приводит к потере массы тела от 30 до 60% от изначальной массы, у многих теряется критичность к своему состоянию, они не замечают дистрофичность тела, у них нарушается обмен веществ, возникают заболевания различных органов и систем, но убедить их в необходимости лечения специалистам бывает крайне сложно.

— Что становится спусковым крючком, когда диета — это уже не вопрос похудения, а вопрос жизни и смерти?

— Как правило, анорексия – это болезнь молодых. Ею заболевают подростки от 15 и до 25 лет. Отмечу, что в последнее время нервная анорексия начала молодеть. К нам поступают пациенты и 11, 12, 13 лет. Дело в том, что сегодня подростки имеют доступ к информации, и модель поведения формируется стандартами красоты. Это худые модели на подиуме, на обложках журналов красоты.

— Но сегодня тенденция меняется. Например, многие модные дома отказываются работать с очень худыми моделями.

— Тенденция меняется, но не меняется статистика заболевания. Но надо сказать, что тенденции начали меняться не так давно. Ну, последние пять лет. Для заболевания это очень мало.

— Что касается статистики, то ее нет. Ее нет ни по России, ни по регионам.

— Да, это действительно так, статистических данных нет. Приводятся разные данные. Кто-то говорит, что нервной анорексией страдает 0,2% населения, другие говорят, что 3% населения. Но, как правило, на тысячу молодых людей от 15 до 25 лет приходится от трех до десяти человек, страдающих анорексией или другими расстройствами пищевого поведения. Это большая цифра и значительная проблема нашего общества.

— Из всех психических заболеваний самая высокая смертность от нервной анорексии. Я права?

— Да, это действительно так, 10-20% пациентов с нервной анорексией умирают в результате заболевания.

— Кто в группе риска?

— Это, как я уже сказала, молодые люди, подростки, девушки или молодые женщины. И, как правило, все эти люди имеют высокий интеллект и проживают в крупных городах. Это болезнь успешных людей, которые хотят соответствовать канонам красоты, которые равны канонам успешности. И у них завышенные к себе требования.

Причины анорексии можно условно разделить на группы. Так, к биологическим относятся генетические причины. Есть ряд генов, которые способствуют формированию определенного типа личности, который, в свою очередь, приводит к развитию этого заболевания. Также сюда относится ожирение у подростков. Они решают похудеть и добиваются нормального веса. Но норма их уже не устраивает, и они снижают вес дальше и дальше. Это уже нервная анорексия.

Очень часто от нервной анорексии страдают люди с особенностями характера. Это неуверенные в себе личности с низкой самооценкой, которые желают соответствовать стандартам.

Риск нервной анорексии есть тогда, когда кто-то в семье уже страдал от РПП, а также от алкоголизма, булимии, депрессии. В этом случае тоже есть риск.

— Это только биологический набор факторов риска.

— Да, также могут привести к анорексии психологические факторы. Это стрессовые ситуации, психологическое, физическое, сексуальное насилие либо другие психотравмирующие события, например, развод или смерть близкого человека. Самая маленькая группа причин — когда анорексия является синдромом другого психологического заболевания.

— Почему одни могут похудеть на несколько килограммов и остановиться, а другие не могут?

— Если у человека критика к своему состоянию и к своему пищевому поведению, то это норма. Все мы хотим быть стройными и красивыми. Когда человек понимает, что он достиг цели, то он останавливается. Но если у человека появляется навязчивая психическая доминанта, что я должен еще похудеть, чтобы быть красивым, и все его дальнейшие действия направлены на снижение веса — это заболевание. И, естественно, уже ни о какой критике к себе мы не говорим. Критичности нет.

Пациенты с сильнейшим истощением рассматривают себя в зеркало и видят там полное тело. Что округлились щеки, стали больше руки. И они не видят этого состояния, продолжают голодать, продолжают заниматься спортом, физическими нагрузками.

— Сколько человек в Алтайском крае страдает этим заболеванием?

— Я могу говорить только про свое отделение. К нам поступают пациенты из Барнаула и ряда районов края. В год 2-3 случая нервной анорексии.

— Это не много?

— Это не много. Но с чем связано такое количество пациентов? Часть из них лечится амбулаторно. Ну и много, это действительно большое количество людей, которые вообще не попадают в поле зрения специалистов, которые не обращаются к врачам. Тогда, когда наступает критический момент, они попадают в поле зрения медиков. А так, если родные не бьют тревогу, больной анорексией не пойдет к врачам.

— Что такое критический момент?

— Это снижение массы тела, которое приводит к истощению и нарушению работы внутренних органов, систем организма. Практически всех органов. Это уже тот случай, когда есть угроза не просто здоровью, а угроза жизни. Такие пациенты тоже встречаются.

Анорексия протекает в несколько этапов. Первый — когда начинаются мысли, что я некрасивая, надо худеть, и идут первые попытки сбросить вес. Второй этап называется аноректический. Это стойкая мысль о том, что красота равно худоба. Это жесткие диеты вплоть до голодания, изнуряющие физические нагрузки. Некоторые часами бегают, часами занимаются в спортивном зале. Некоторые употребляют медикаменты. Например, мочегонные, слабительные и так далее. На этом этапе идет снижение веса на 30% от исходной массы. И на этой стадии появляются физические симптомы заболевания.

Третья стадия – кахектическая, когда происходит истощение организма, нарушена работа всех органов. И если пациент доходит до этой стадии, то вернуться назад уже очень сложно. Как правило, летальный исход связан с этой стадией.

— Откуда у подростков столько сил на тренировки, работу, учебу, если у них критический вес, если у них низкое давление?

— Здесь психическая доминанта превалирует над физической. Он думает, что он здоров, что он может заниматься и с ним все нормально. Это дает силы. Это, опять же, отсутствие критичности.

— Я, когда готовилась к интервью, вступила в закрытые сообщества в одной социальной сети, которые пропагандируют анорексию. Там разное количество подписчиков – от нескольких сотен до тысяч. Но там действительно воспевание, если хотите, анорексии, болезненной худобы, призывы не есть.

— Здесь можно провести противоположную пропаганду. Говорить о том, к чему приводит анорексия, к чему может привести такое поведение и отказ от еды.

— Разве будет слушать подросток взрослых, которые читают ему мораль? Он считает, что красиво – это то, что на картинках в группах.

— Здесь должны подключаться специалисты – психологи и психотерапевты, которые должны работать с такими подростками. А мы таких детей уже считаем пациентами, потому что это начальное проявление заболевания, первая стадия. Специалисты должны показать другой образ питания и другой образ жизни.

— Лариса Викторовна, анорексия лечится?

— Анорексия лечится. И чем раньше начато лечение, тем лучше прогноз. Если болезнь в первой стадии, то можно обойтись и без стационара. К сожалению, лечение нервной анорексии – очень длительный, сложный и трудоемкий процесс. Лечение занимает от 4 до 7 лет. Во время всего лечения пациент должен получать помощь специалиста. В первую очередь врача-психотерапевта. И, если необходимо, медикаментозную помощь. Например, если пациент боится есть, потому что боится набрать вес, то этот страх лечится с помощью медицинских препаратов.

— Когда без стационара не обойтись?

— Не обойтись, когда тяжелая депрессия и есть склонность к суициду. Также нарушение работы внутренних органов, низкое давление, нарушение обмена веществ, гормональной системы, эндокринной, гинекология — все затронуто, тогда только стационар.

Также без стационара не обойтись, когда человек отказывается от еды и его невозможно заставить принимать пищу никакими способами. Тогда используются другие виды питания – через зонд, через вену. Но это уже тяжелые случаи, вторая или третья стадия.

Шанс на излечение есть всегда. Даже если третья стадия.

– У нас нет центров, где лечат анорексию. Как построено оказание помощи?

— Лечение идет там, где оказывают психиатрическую помощь. Стационарная помощь оказывается только в краевой.

— А если у ребенка нарушена работа внутренних органов, например ЖКТ, то как тогда строится лечение?

— В психиатрической больнице нет возможности оказать комплексную помощь. В таком случае его кладут в профильное отделение. Гастроэнтерология, кардиология. Таким пациентам восстанавливают функции работы организма, а затем они уже попадают в поле зрения врачей-психиатров и психотерапевтов.

m.amic.ru

Смерть школьницы в Новосибирске: как остановить бесконтрольное похудение?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Смерть новосибирской школьницы — предположительно, от недоедания — вызвала новую волну дебатов в России относительно опасности анорексии. Русская служба Би-би-си выясняет, как в России борются с этим расстройством пищевого поведения.

Тринадцатилетней девочке, занимавшейся танцами, стало плохо в четверг.

Танцами она занималась как минимум с января этого года, когда детское отделение городской поликлиники №18 выдало ей справку с диагнозом «здорова» и формулировкой «студию танца посещать может».

После гибели ребенка и начала проверки местного Следственного комитета в соцсети «Вконтакте» девушка, представившаяся сестрой погибшей, написала, что сестру зовут Катя, девочка давно занималась танцами, ранее уже теряла сознание, однако врачи сказали, что все будет нормально.

«Просто она очеееень мало ела, всегда ей говорили, чтобы кушала, а она ни в какую», — рассказала в сети девушка, представившаяся сестрой погибшей.

Насколько распространена проблема?

По оценкам Американской психиатрической ассоциации, анорексией страдает от 0,9% до 4,3% женщин и 0,2%-0,3% мужского населения в развитых странах.

Психологи оценивают смертность от анорексии в 5-10%, что делает ее одним из самых опасных психологических расстройств.

Как пример радикального похудания часто приводится французская модель Изабель Каро, умершая от осложнений, связанных с истощением, в 2010 году в возрасте 28 лет.

По словам работавших с новосибирской девочкой психологов, радикальное отвращение к еде развилось у нее с детства в связи с крайне своеобразным стилем воспитания ее депрессивной матери.

Как говорил Русской службе Би-би-си практикующий психотерапевт Алексей Зайчиков, как анорексия, так и булимия имеют непосредственное отношение к оральному влечению, а французский психиатр и философ Жак Лакан предлагал рассматривать эти пищевые нарушения как «поглощения пустоты» жертвами болезни.

Популярна точка зрения, что в распространении булимии и анорексии во многом повинны жесткие требования к внешнему виду моделей, задаваемые модной индустрией.

Но «модельные стандарты» не сдаются: например, у паблика «Типичная анорексичка» в соцсети «Вконтакте» более трех четвертей миллиона подписчиков; на странице приводятся рецепты быстрого похудения и вывешиваются всевозможные демотиваторы, высмеивающие избыточную — в понимании администраторов группы — массу тела.

«Внимательное отношение»

Писательница и поэтесса Екатерина Сорокина, известная под псевдонимом Катя Паника, считает, что в России диагностика пищевых расстройств слабо развита.

«К сожалению, у нас существует такая проблема: у нас в стране это не воспринимают всерьёз. Если человек голодает, он, скорее всего, сумасшедший — это мнение врачей, и скорее всего, его определят не в специализированное заведение, где человеку будут оказывать психологическую помощь, а отправят в дурдом. Хотя врачи, которые работают в специализированных клиниках, где лечат именно сумасшедших людей, не готовы принимать на себя ответственность за человека, который голодает, поскольку они считают это психологическим заболеванием, поскольку это психологическое расстройство, надо выяснять причину. Я знаю историю, как девушку не захотели взять в центр помощи людям с психиатрическими диагнозами, в частности, с шизофренией, поскольку не считают это проблемой их квалификации», — рассказывает Сорокина.

По ее словам, в решении проблемы может помочь пропаганда спорта — и некоторые результаты уже видны.

«Насчет проблемы в целом — я считаю, что многие страны, в том числе и наша, на государственном уровне борются с проблемой похудания очень интересным способом — с помощью спорта, открытия спортзалов. Проблема анорексии, как мне кажется, отходит на второй план, потому что [в модельном бизнесе] уже не востребованы такого рода фигуры, когда кости и 40 килограммов веса при росте 175 сантиметров. Сейчас более популярны фигуры спортивных девушек, девушек с прессом, при физических нагрузках голодать невозможно — потеряешь сознание. Я лично четыре года занималась бодибилдингом и однажды упала в обморок», — добавляет писательница.

Как отмечает перенесшая расстройство Сорокина, лучшей помощью для выхода из «порочного круга» нервной анорексии для нее стали отношения.

«Мне кажется, любимый человек, друзья, понимание и семья. Человек, страдающий анорексией, должен завести себе друга. Нам в России стоит завести государственную «горячую линию» телефонной поддержки, — психологической помощи, как это бывает для людей, которые хотят покончить жизнь самоубийством. Не все поймут человека, который голодает, потому что люди считают: а, не покушает, перерастет, а потом покушает. Это большая ошибка родителей и друзей. У человека надо поднимать самооценку, и если близкие не справляются, этим должны заниматься психологи», — добавляет писательница.

Руководитель клуба «Булимия отменяется» психолог Елена Канатчикова сообщила Русской службе Би-би-си, что люди с этим пищевым расстройством редко обращаются за помощью.

«Анорексики сами не хотят лечиться, не ищут психологов. А родители кладут лечиться, как правило, в психиатрические клиники», — заочно соглашается специалист с поэтессой Сорокиной.

А вот что пишет российский минздрав, точнее, его алтайское отделение: «Далеко зашедшие случаи, сопровождающиеся булимией, тяжело поддаются коррекции, несмотря на лечение нейролептиками. Отсюда вывод: родители более внимательно должны относиться к своим детям и при первых признаках заболевания для своевременного лечения обращаться к психиатру».

При этом на сайте ведомства нет статистики по случаям анорексии в России.

www.bbc.com

Фильм об анорексии и переедании презентуют в Москве

Первый показ картины «Тонкий и толстый» документалиста Елены Погребижской откроет клуб «Социальное кино»

Елена Погребижская

Премьерный показ документального фильма Елены Погребижской о расстройствах пищевого поведения «Тонкий и толстый» состоится 11 марта в центре социальной активности «Благосфера» в Москве. Мероприятие откроет клуб «Социальное кино», в котором, по планам организаторов, будут проходить показы фильмов на острые социальные темы и дискуссии с режиссерами и сценаристами. Об этом говорится в пресс-релизе «Благосферы».

Как отметили в центре, это первый российский фильм, посвященный анорексии и перееданию. Организаторы показа отмечают, что, хотя расстройств пищевого поведения больше, эти — самые распространенные. В случае с анорексией возможен и летальный исход. «Мне было очень важно снять и показать людям этот фильм. Многие из нас безуспешно пытаются бороться с собой и с собственным весом, не зная, что дело не в еде», — рассказала автор фильма.

После показа зрители обсудят с автором такие вопросы, как стереотипы о полных и худых людях, причины фэт-хейтерства (издевательства над полными) и роль родителей в формировании пищевого поведения у ребенка.

Елена Погребижская — обладатель двух премий ТЭФИ за лучшие документальные фильмы и премии «Лавровая ветвь». Среди ее картин — «Доктор Лиза» о Елизавете Глинке, «Мама, я убью тебя» о детях-сиротах, «Панические атаки», «Посттравматический синдром» и другие. Все фильмы режиссера сняты на добровольные пожертвования.

По данным Американской психиатрической ассоциации, от 0,9% до 4,3% женщин и 0,2-0,3% мужчин в развитых странах страдают анорексией, в группе особого риска находятся девочки-подростки от 15 до 19 лет. В России нет официальной статистики распространенности пищевых расстройств.

tass.ru

Анна Коршунова: «Анорексия — вторая причина смерти среди молодого женского населения»

Федеральные СМИ то и дело показывают сюжеты о жертвах нервной анорексии, но зачем «далеко ходить», когда это происходит буквально у нас под боком? Как-то раз «НГ» брал интервью у местного врача-гематолога, и тот отметил довольно большое количество истощенных малокровных и очень юных пациенток, то и дело оказывающихся у него на приеме. Такая ситуация не может не настораживать. И особенно эта проблема касается молодых женщин, ведь именно они — главные жертвы анорексии.

Нам удалось связаться с руководителем московского ЦИРПП (Центра изучения расстройств пищевого поведения), врачом психиатром, психотерапевтом и диетологом Анной Коршуновой. Она рассказала, что представляют собой расстройства пищевого поведения, и почему нет достоверной статистики, их касающейся. Кроме того, Анна Александровна объяснила, что такое нервная анорексия, по каким признакам ее распознать, где лечить и как не заполучить.

Еда не приходит одна: что такое расстройство пищевого поведения?

— Расскажите о специфике деятельности вашего центра. Чем именно вы занимаетесь?

— Наш центр занимается прежде всего комплексным лечением расстройств пищевого поведения. Почему здесь важен именно комплексный подход? Потому что пациентки до создания нашего центра, по сути, оказывались между двумя стульями. В психиатрической больнице лечили только психическое состояние, в терапии — только осложнения истощения, психотерапия вообще была только амбулаторная. Мы объединили всех специалистов и все методики, которые специализируются на лечении расстройств пищевого поведения. Мы занимаемся подробным изучением и узконаправленным развитием этих методик, научными исследованиями и образовательными программами. Но основная наша деятельность, конечно, лечебная.

— При разговоре о расстройствах пищевого поведения можно услышать термин «дисморфофобия». Что он означает? И какие вообще существуют расстройства пищевого поведения?

— Дисмофорфобия — симптом, часто, но не всегда присутствующий при нарушениях пищевого поведения. Нарушения пищевого поведения — это нервная анорексия, нервная булимия. Бывают атипичные формы, психогенные состояния, психогенные рвоты и переедания, бывают так называемые соматоформные нарушения пищевого поведения, когда пациент сокращает количество пищи не потому, что он испытывает некоторые дисморфофобическиепереживания, а потому что он испытывает болевые ощущения.

«Цифры разные, достоверных — мало»

— Какова статистика по заболеваемости расстройствами пищевого поведения?

— Знаете, это очень хороший вопрос. Вы спросите у пяти разных специалистов, и они дадут пять разных ответов. Я, с вашего позволения, не буду спекулировать на разных цифрах, а буду говорить про те цифры, которые нам предоставил институт Сербского. Он относит наши заболевания к группе «и другие», поэтому назвать конкретных цифр я вам не могу.

Они есть не в России, существуют западные исследования, которые исследуют это, но, повторюсь, там очень много спекуляций, что отнести к этому, а что — нет. Расстройства пищевого поведения — это очень широкий спектр. На этот вопрос ответить действительно профессионально сложно. Как профессионал говорю вам: цифры есть разные, достоверных мало.

— То есть нельзя сказать достоверно, сколько у нас в ХМАО больных анорексией, чтобы как-то обозначитьактуальность этой проблемы среди наших молодых женщин?

— Я бы сказала, что актуальность проблемы заключается в том, что анорексия потенциально летальна. Оно развивается чаще в очень-очень молодом возрасте, страдают почти дети. Актуальность здесь обусловлена очень большой опасностью. Если заболевание это не лечится, оно превращается в хроническое, и тогда огромный кусок жизни человека может быть просто вырезан.

— Можно ли говорить, что в столице уровень заболеваемости расстройствами пищевого поведения выше, чем в регионах? Жизнь в мегаполисе как-то на это влияет?

— Это не бич крупных мегаполисов. Страдают и болеют пациентки абсолютно везде. Основная проблема — это дисморфофобия, которая может быть в любом месте, не имеет значения, где родился пациент. Проблемы с подавленностью и замкнутость могут быть не только в столицах, а где угодно. К нам довольно часто приезжают пациентки из других регионов.

Анорексия от «А» до «Я»

— Что такое на самом деле анорексия? Где грань между немного излишним вниманием к еде и психическим расстройством?

— Критерии довольно известны. Это, собственно говоря, критерии, описанные в международном руководстве МКБ-10 или DSM-V — американском руководстве. Это те критерии, по которым мы определяем, есть у нас заболевание или нет. Говоря об анорексии, можно отметить критерий несколько сниженного веса. Кроме того, это зачастую страх перед едой, определенного рода подавленность, навязчивые мысли о еде, которые не позволяют человеку заняться чем-то другим, кроме мыслей о еде. По сути, вся жизнь крутится вокруг питания. Человек становится очень замкнутым, подавленным. Понятно, что со временем на фоне истощения у него возникают дополнительные симптомы — так называемые соматические симптомы: нарушения работы кишечника, сердца, почек, гипотензия, брадикардия, аритмия. В целом наблюдается нарушение работы всех внутренних органов, потому что им не хватает энергии, в конечном итоге тело расщепляет сами органы для того, чтобы получить энергию. На этом фоне возникают осложнения.

— Человек при анорексии в конечном итоге совсем отказывается от приема пищи?

— Бывает по-разному. Не всегда. Скажем так, количество пищи, которое он съедает, имеет меньшее значение, чем то, как он относится к пище, насколько его пугает еда.

— То есть это миф, что анорексия — состояние, когда люди ничего не едят? Это еще касается и зацикленности на питании.

— Это именно зацикленность на питании и очень большая подавленность, замкнутость, которые приобретаются с ходом болезни.

— Чем опасна анорексия, помимо проблем с ЖКТ и т.д.? Возможностью летального исхода?

— Да. Ужас заключается в том, что погибают молодые женщины. Это чаще заболевание молодых женщин. Как правило, это большая трагедия для семьи. Причин гибели несколько. Например, бывает остановка сердца. Часто причиной становится гипогликемический криз, гипогликемическая кома. Иногда пациент на фоне подавленности и замкнутости, появившейся на фоне анорексии, совершает суицид. Это, безусловно, заболевание потенциально летальное и опасное.

— Все же женщины больше склонны, получается, к таким расстройствам, нежели мужчины. Но случаи с мужчинами ведь тоже бывают?

— Безусловно, мужчины тоже болеют тем же самым расстройством. Просто это бывает несколько реже. Статистика говорит о том, что примерно 90 процентов заболевших — женщины, ну и, получается, всего 10 процентов мужчин. Но с точки зрения симптомов происходит то же самое.

— Как распознать у близкого анорексию? Выходит, надо обращать внимание именно на озабоченность человека темой еды?

— Я бы обращала внимание на три аспекта. Во-первых, если ваша дочь (или жена, сестра, подруга и т. д.) начинает все больше и больше говорить о еде, все больше переживать по поводу приемов пищи и все меньше есть при этом; во-вторых, вы замечаете, как она теряет в весе; в-третьих, она становится очень замкнутой и раздражительной, теряет все интересны, что у нее были раньше. Кажется, что человек очень меняется. Если раньше он интересовался друзьями, родными, увлечениями, то при анорексии интерес становится гораздо меньше. По этим трем направлениям я бы обращала внимание. Если есть опасения, то можно предложить своему близкому человеку пойти к врачу и получить консультацию.

И тебя вылечат

— К кому стоит идти с самого начала? К терапевту?

— Нет, не к терапевту. Конечно же, к психотерапевту, психиатру.

— Какие еще врачи подключаются к лечению? Оно ведь комплексное, как мы озвучили в самом начале. Диетологи, эндокринологи, кто еще?

— Да. Это скорее вспомогательные дисциплины. Прежде всего лечит психиатр, он является лечащим врачом. При этом, безусловно, у пациента есть и диетолог, с которым он консультируется. У нас в центре есть несколько психотерапевтов, например. Но вся информация ото всех врачей все равно стекается к лечащему врачу.

— В скольких случаях можно вернуть человека к нормальной жизни? Часто говорят, что невозможно уже наладить жизнь человеку, который весит 20 кг…

— Это все лечится! И лечится хорошо. И с 20 кг, и даже с 18. Дело не в килограммах, а в комплексном подходе. Если пациент лечится правильно и получает всю необходимую помощь, то это заболевание вылечивается даже в очень тяжелой форме.

— Видела, в центре у вас проводятся групповые терапии. Чем они важны?

— Групповая терапия — это очень важная часть терапии. Она, во-первых, снимает колоссальное чувство вины с наших пациенток, когда они видят, что совершенно замечательные другие женщины тоже болеют тем же самым. Часто терапия помогает больше понять о болезни и найти силы с ней бороться.

— Заболевание может длиться годами?

— Да, это может длиться годами. Есть пациентки, которые заболевают в 16-летнем нежном возрасте, а погибают в 35 лет. Есть те, кто физически крепок, и они могут дожить до 45-50 лет. Надо понимать, что это за жизнь: жизнь без образования, без семьи, жизнь без жизни.

— Сколько времени уходит, чтобы вылечиться? Это индивидуально?

— Конечно, индивидуально. Но у нас в центре, например, средний срок лечения около двух месяцев. В зависимости от того , сколько здоровья уже утеряно. Сроки обуславливаются общим состоянием внутренних органов.

— Что делать тем, у кого нет денег на платное лечение? Может, есть какие-то способы, фонды?

— Есть фонд «Гиппократ», который очень активно работает. Мы довольно часто о нем рассказываем нашим пациентам, которые не могут платно лечиться. Фонд собирает пожертвования для лечения пациентов и действительно спасает жизни.

Барби, булимия и генетика

— Мы говорим об анорексии. Есть еще термин «булимия». Как они связаны? Одно и то же ли это?

— Нервная анорексия и нервная булимия отличаются в диагностике. Я бы не стала сейчас особенно путать ваших читателей нюансами, что относится к нервной анорексии, а что — к булимии. Смысл в том, что они очень похожи. Это заболевания, которые перетекают из одного в другое, часто сменяя друг друга. Сегодня идет тенденция к тому, чтобы их объединить. Но если с научной точки зрения говорить о разнице диагностики, то основное принципиальное отличие — это влечение к еде, которое есть при нервной булимии, а подавленность и замкнутость относится больше к нервной анорексии. Но и там, и там очень большая дисморфофобия.

— Бытует мнение, что расстройства пищевого поведения обусловлены генетикой. Это правда?

— Есть много интересных исследований. Они на сугубо научном уровне, клинически они никак не применимы. Но есть исследования, показывающие генетическую предрасположенность к развитию оасстройств пищевого поведения.

— У вас в центре бывают дисморфофобичные люди с синдромом Барби? Дисморфофобия приводит и к бесконечным пластическим операциям, и к расстройствам пищевого поведения?

— Делают ли наши пациенты пластические операции? К сожалению, да. Их много. Дисморфофобия налицо у наших пациентов. С живыми Барби мы пока не сталкивались. Может быть, это какая-то маленькая группа людей. Но то, что наши пациенты очень часто и очень много делают пластику — так и есть. У них осложнения в том числе и от пластических операций, которые они себе делают.

Предупрежден — вооружен

— Какова профилактика расстройств пищевого поведения?

— Мы занимаемся в том числе и профилактикой. Мы рассказываем молодым мальчикам и девочкам, что такое нарушения пищевого поведения, какие у них симптомы, как их распознать и к каким страшным последствиям они могут привести. Может быть, на том этапе, когда только зарождается заболевание, кто-то сможет обратиться за помощью раньше. Профилактика в этом — оказать помощь пациенту на этапе, когда он пострадал еще не очень сильно. Если человек знает про эту болезнь, он распознает ее раньше и будет иметь инструменты борьбы с ней.

www.siapress.ru