Антирусская истерия

Антирусская истерия в Киргизии

Официально государство Киргизии, в прошлом республика СССР, считается дружественным России и даже союзным
государством. Но на практике и власти, и «титульное» население Киргизии не любят ни Россию, ни русских.
Последние 2 недели государственные СМИ Киргизии: телевидение, радио и газеты с пеной у рта вопят о нарушении
международногоного права в связи с событиями в Крыму.

Antirusskaya isterika v Kirgizii. RONS Григорий МЕЛЬНИКОВ: Антирусская истерия в КиргизииПутина в новостях и газетах называют не иначе как «жинди». Это слово происходит от арабского слова «джинн» и его можно
перевести как «одержимый джиннами» или «придурковатый» , «бесноватый». Это, конечно, недалеко от истины.
На улице постоянно возникают комические ситуации. Если у вас славянская внешность, то к вам ,например в троллейбусе,
может подойти такой бомжеватый, недавно спустившийся из дикого горного аила (аула) тип и выпалить в лицо на ломанном
русском : «А че Россия на Украину напала ?!».

Вопрос ,конечно, неожиданный. Даже если вы смотрите новости и постоянно слышите словосочетание «придурковатый Путин».
Я посмотрел с удивлением на политически подкованного немытого жителя аула и проорал: «А мне Путин еще сегодня не
докладывал! Так каждое утро докладывает! Вообще уволю его из президентов!» Вокруг все засмеялись, сказали мне:
« Путин- дурак» и повертели пальцем у виска…

Про другой подобный случай рассказал мой сосед, слесарь по металлу. Этот пролетарий, который никакого отношения
к политике не имеет говорит, что нападают на него киргизы на работе. Задают всякие вопросы типа:
«Почему Россия в Крым вмешивается? Че украинцев трогаете?!». Даже обзывают его «русским оккупантом» и напоминают
о якобы организованном русскими геноциде киргизов во времена СССР…

Премьер министр Киргизии Сатыбалдиев заявил, что Россия нарушает Международное право и присоединение
Крыма- это оккупация. Президент того же государства Атамбаев заявляет, что «оккупация Крыма- это опасный прецедент».
МИД Кыргызстана «строчит» ноты протеста в ООН и требует применить по отношению к России самые жесткие санкции…

Конечно, такую информацию не озвучивает российские телеканалы, которые обслуживают того самого «одержимого джиннами»
Путина. Формально РФ и Киргизия- это заклятые друзья, члены ОДКБ и прочее. Но реальная ситуация совсем другая.

Хочу напомнить, что «придурковатый Путин», как его прозвали киргизы, выделил БЕЗВОЗМЕЗДНО Киргизии 1,2 миллиарда (!)
долларов в прошлом году на укрепление армии и милиции. Это же самый «придурковатый Путин», примерно в то же самое
время отказался выделить аналогичную сумму В КРЕДИТ автоконцерну «FIAT» для строительства автозавода
в Елабуге (Россия). Совсем недавно президент Киргизии Атамбаев ездил к Путину и просил у него денег для спасения
от дефолта. Сегодня, получив 1,2 миллиарда долларов, которые Путин отобрал у русских, Атамбаев кричит о необходимости
введения санкций против России.

Совсем недавно в Кыргызстан приехала делегация депутатов из Таджикистана, которые в ходе переговоров собираются
выработать шаги против России и наложить санкции…
Смешно, конечно. Придурки полные, но отношение азиатов к русским вы теперь знаете. Также не следует забывать,
что в 90-е годы прошлого века трудолюбивые таджикские насильники и наркоторговцы вырезали в Таджикистане не менее
50 тысяч русских, изнасиловали тысячи беззащитных женщин и детей.
А сейчас «придурковатый Путин» раздает им гражданство и твердит о необходимости борьбы с «русскими фашистами»…

newsland.com

Крушение Германии: антирусская истерия и разгул освободителей

Об авторе: Валерий Александрович Яременко — кандидат исторических наук.

Совсем недавно был наконец-то снят гриф секретности со многих материалов Центрального архива Министерства обороны России. Впервые стали доступны для изучения совершенно уникальные документы. Сегодня мы познакомим наших читателей с некоторыми страницами архивных дел, рассказывающих о завершающем этапе войны в Европе.

НЕМЕЦКИМ МЯСОМ ПО РУССКОМУ ЖЕЛЕЗУ

Зима 1945-го. Советские войска вступили на территорию Германии, в «логово зверя», как писали тогда газеты.

«Если обратиться к доводам разума, то ожидать немецкой победы уже нельзя, а представить себе немецкое поражение очень уж тяжело, — говорил командир 432-й запасной дивизии генерал-лейтенант Люббе. — Впрочем, терять немцам уже нечего. Все равно в случае поражения Германия погибнет».

Война с Россией шла вразрез с традициями немецкой военной науки, считает командир пехотной дивизии «Бервальде» генерал-лейтенант Рейтель. Потенциальная мощь России была недооценена. И теперь больше всего генерала пугали страшные перспективы поражения Германии. Как же так, страна перестанет существовать как самостоятельное государство, будет поделена между победителями, а большинство мужчин «направится в рабство». Самое печальное то, что государство лишится «нацистской системы управления», наиболее подходящей для немецкого народа. Ведь, с точки зрения Германии, основной заслугой этой системы является политика «поддержания чистоты расы и вытекающее отсюда признание прав немецкого народа на мировое господство».

Фактически с начала 1945 года Германией правят три человека — Мартин Борман, Генрих Гиммлер и Йозеф Геббельс. Фюрер отошел на второй план и находится в крайне тяжелом психическом состоянии, свидетельствует штурмбаннфюрер Нейхаус, ведавший в имперском руководстве СС вопросами религиозных культов. Возле Адольфа Гитлера постоянно вертится некая Кете (Ева) Браун одна из сотрудниц известного фотографа нацистской партии Гоффмана. Каков характер их связи, никто не знает. Да и о существовании этих отношений известно лишь ограниченному кругу лиц. Вообще же, рассуждал крупнейший знаток подноготной германской верхушки, в стране за спиной «влюбленного фюрера творится алчная жестокость», его ближайшие последователи по-прежнему были уверены в том, что если ежечасно внушать военным и гражданским непомерный фанатизм, то можно будет «немецким мясом пробить русское железо».

Пропагандистская машина Германии работала на полную мощь. Солдатам и мирным жителям внушали, что у Гитлера есть «новое оружие и новые соединения», что уже весной германская армия перейдет в контрнаступление и отбросит «большевистскую сволочь за пределы Великогерманской империи». А главное — внушалась мысль, что русские хотят перестрелять всех немцев. «Представьте себе, — говорил солдатам лейтенант Петтеер из 20-й танковой дивизии, — что будет с нашими семьями, когда русские придут в наши дома. Они всех уничтожат!»

Антирусская истерия буквально захлестнула Германию. Восемь миллионов немцев, движимые чувством страха и предписаниями фюрера, покинули восточные районы страны. При этом главари рейха настаивали, чтобы жители уносили с собой все ценное имущество, а оставшееся уничтожали, сжигали, продукты делали негодными к употреблению. «На оставленной врагу немецкой земле не должно быть ни пищи, ни крова, — требовал Гитлер. — Всякий нарушивший мою волю будет караться по законам военного времени как изменник родины».

Вот содержание листовки, которую распространяли в полосе наступления советских фронтов: «Действительность сталкивает нас с чудовищными зверствами большевиков. Они не люди, которых можно мерить масштабами цивилизации. Это дикие орды с низменнейшими инстинктами и жаждой крови, которых мы, немцы, ни представить, ни объяснить себе не можем. Они не знают никакой пощады и получили от евреев и еврейских комиссаров свободу убийств и разрушений на немецкой земле. «

А Красная армия стремительно продвигалась вперед. Немцы не успевали эвакуироваться и уходили в леса и болота, скрываясь от «неминуемой большевистской кары». В районе Данцига бойцы 23-й артиллерийской дивизии в одном из сараев обнаружили одиннадцать детей в возрасте от 2,5 до 15 лет и четырех женщин 39-40 лет: у одних перерезано горло, у других — вскрыты вены. Те, в ком еще теплилась жизнь, от медицинской помощи отказывались, — лучше умереть, чем жить с русскими. Единственный мужчина и, как оказалось, инициатор этой акции Эрвин Шварц показал, что руководствовался указаниями фашистской партии — «борись чем можешь и как можешь против русских войск». И, кроме того, он был уверен, что в округе сразу бы распространился слух, что все это совершили советские солдаты, те самые «орды с жаждой крови и мести».

В районе села Медниц, отмечал в одном из донесений член Военного совета 1-го Украинского фронта генерал-лейтенант Крайнюков, не успевшие эвакуироваться 58 женщин и подростков перерезали себе вены на руках из страха, что Красная Армия заберет их в сибирскую каторгу. В ряде населенных пунктов были зарегистрированы факты самоповешения. «Немецкое население встречает приход Красной армии с ужасом и страхом за свое будущее, — резюмировал генерал. — Его отношение к нашим войскам на оккупированной территории остается враждебным. Совершаются террористические акты, в тыл фронта засылаются шпионы и диверсанты. Ведется «отстрел» русских офицеров».

В селе Брайтенмарт, сообщал в Москву начальник политического управления 1-го Украинского фронта генерал-майор Яшечкин, жители перед уходом «выбили все стекла в домах, разбили посуду, распороли подушки. Один дом был цел. В нем нашли три трупа красноармейцев. Как выяснилось, в комнате был накрыт стол, стояли три бутылки шнапса, лежали огурцы и сало. В продуктах содержался мышьяк и неизвестный яд мгновенного действия».

«Немец — твой враг», — в течение пяти лет неустанно внушалось советским бойцам и командирам. Неудивительно, что, вступив на территорию Германии, красноармейцы повели себя именно как мстители, но никак не освободители.

«Наблюдаются случаи исключительно плохого поведения военнослужащих, — докладывал в политуправление 1-го Белорусского фронта начальник политотдела 8-й гвардейской армии генерал-майор Скосырев. — Некоторые военнослужащие дошли до того, что превратились в бандитов, расстреливают немцев, насилуют и мародерствуют. К примеру, боец 350-го штурмового полка Максим Федорович бродил по расположению части «без должного воинского вида — шинель в беспорядке, на ремне немецкий кинжал, в руках пистолет, который не положен рядовому, на руках кольца. При обыске в его карманах и голенищах сапог обнаружено: четыре бумажника, игральные карты, 4 тыс. оккупационных марок, 300 польских злотых, два пистолета, машинка для стрижки волос, четыре ножа, двое ручных и одни карманные часы, две лупы, одна золотая монета достоинством 10 тыс. марок, две русские (николаевские) золотые монеты по 10 рублей, три браслета, 11 золотых и простых колец, две брошки, перламутровый кошелек, несколько флаконов духов; под шинелью — кожаное пальто . Установлено, что боец в целях грабежа ходил по квартирам и забирал у немцев ценные вещи».

Военный прокурор 1-го Белорусского фронта генерал-майор юстиции Яченин докладывал: старший лейтенанг Энчиватов в нетрезвом состоянии ходил по домам и насиловал женщин; красноармейцы 157-го отдельного погранполка Иванов и Мананков изнасиловали двух немок.

В отмеченных случаях рядовые бойцы привлекались к дисциплинарной ответственности, члены ВКП(б) — еще и к партийной. Отдельные дела передавали в трибунал.

Настоящая борьба с «беззаконием» началась после 20 апреля, когда Сталин подписал специальную директиву за номером 11072, предписывающую решительным образом изменить отношение к немцам — как к военнопленным, так и к гражданским. Жестокое обращение с немцами, отмечалось в документе, вызывает у них боязнь и заставляет их упорно сопротивляться.

В соответствии с директивой командующие фронтами отдали приказ: «В самый кратчайший срок навести необходимый порядок, в нужных случаях применяя суровые меры наказания». Армейских командиров обязали довести содержание документа до всего личного состава и каждые пять дней докладывать по инстанции о проводимых мероприятиях.

Из распоряжения командующего войсками 1-го Белорусского фронта Георгия Жукова: «Требую прекратить самовольное изъятие у немцев их личного имущества, за исключением «неотложных нужд боевых частей»; решительно бороться с «незаконными заготовками продовольствия и мяса». Коменданты обязаны «собирать брошенное немцами бытовое имущество и выдавать его частям под посылочный фонд только с разрешения военных советов армий, начальников тылов армий и командиров отдельных корпусов».

В начале мая член Военного совета 3-й ударной армии генерал-майор Питвинов докладывал Жукову, что «в результате проведенной большой работы коренным образом изменилось отношение наших военнослужащих к немцам и вместе с тем изменилось отношение немцев к нашим бойцам».

Основная тяжесть «разъяснительных мероприятий» ложилась на спецпропагандистов. Инструкторы по работе среда войск и населения противника, литераторы и переводчики становились проводниками политики Москвы. Листовки, звуковещательные станции, а позже и газеты на немецком языке были чуть ли не единственным источником информации. Благодаря им население скоро поняло, что русские — нормальные люди, с которыми можно не только общаться, но и восстанавливать разрушенную страну.

Однако вернемся в стан врага. Как воевали, о чем думали и мечтали «непобедимые солдаты фюрера» на собственной земле? «Война на территории Германии морально убивает нас, — говорил унтер-офицер Рунте из 359-й пехотной дивизии. — Мы уже забыли, когда на территории Германии велись войны».

В армейских газетах на видных местах публиковались списки казненных. «Ефрейтор Гюнгер Шульц, 20 лет, и старший ефрейтор Гейнц Вагнер, 18 лет (штабная рота 832-го пехотного полка), бежали из своего подразделения и через два дня были задержаны в районе дивизионного тыла. 13 февраля оба за дезертирство военно-полевым судом приговорены к смертной казни». Только в Берлине и его пригородах ежедневно расстреливалось до 30 военнослужащих.

В то же время солдаты понимали, что любое сопротивление уже не спасет Германию. По мере продвижения Красной армии рушились последние надежды. «Вначале мы надеялись на сверхмощное оружие и новые части, — обобщал размышления в солдатских окопах рядовой Эвальд Шалленберг из 20-й танковой дивизии, — затем полагались на провидение, которое убережет страну от поражения, наконец, связывали будущее с согласием Англии и Франции выступить совместно против большевизма. Но все пошло прахом. Где уж нам выиграть войну, когда мы не можем остановить русских».

Апатия достигла апогея в ходе Берлинской наступательной операции. С середины апреля 1945 года, признавал адъютант командующего группой армий «Центр» полковник фон Белов, «германские солдаты не хотят воевать, а считают за лучшее разойтись по домам».

Второго мая берлинский гарнизон капитулировал. Перед советским командованием встала задача восстановить нормальную жизнь в разрушенном городе. Спустя несколько дней заработали военные комендатуры, которые должны были обеспечить введение жесткого оккупационного режима для немецкого населения, наведение строгого военного порядка в среде военнослужащих Красной армии, сбор и охрану трофейного имущества. При формировании местных органов власти особое внимание обращалось на то, чтобы они состояли исключительно из «лиц антифашистски настроенных». Приоритеты отдавались «членам подпольных организаций, германским коммунистам, социал-демократам, беспартийным рабочим, работникам науки и искусства, другим антифашистам». Учитывали «профессионализм и желание трудиться».

Просто диву даешься, читая донесения и сводки с советско-германского «трудового фронта». К 9 мая 1946 года пущена первая очередь берлинского метро (6 км), налажено водоснабжение, в отдельных районах города появилось электричество. Открылось 25 кинотеатров (показывали в основном советские фильмы), ежедневно их посещало до 25 тыс. берлинцев. К середине месяца были готовы к открытию драматический и камерный театры, огромный концертный зал; вещали радиоточки, 80-тысячным тиражом выходила местная газета; в 20 районах работали отделения городского банка. Каждый житель ежедневно получал (как правило, из армейских складов) по 200-300 г хлеба, 25 г мяса, 50 г сыра, 50 г смальца, 100 г селедки; дети — полтора литра молока. В считаные дни в почти полностью разрушенном городе удалось открыть детские сады и церкви, парикмахерские и аптеки, хлебопекарню и колбасный завод.

«Отдельные немцы воспринимают наши меры как акт величайшего великодушия», — докладывал в Москву член Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Телегин. Более того, когда они узнали откуда-то о возможном переходе в Трептовский район американцев, то стали настойчиво просить берлинского бургомистра «возбудить ходатайство перед русским командованием оставить район за русскими, которые будут лучше обращаться и лучше кормить, чем американцы».

Наряду с лояльностью к советской военной администрации нередко проявлялись и «настроения недовольства». Немцы беспокоились за уцелевшие собственные квартиры, в которые заселялись красноармейцы, не могли понять смысла изъятия радиоприемников, фотоаппаратов. «Но главное, — говорила советским представителям некая Шеффер, — увозится оборудование заводов, которое нам потребуется для мирного строительства».

А потому во всем необходим был строгий учет интересов, как собственных, так и немецких. Результаты первых недель работы советской военной администрации в Германии в обобщенном виде выразил пастор Эрнст Шлихер: «Мероприятия, проводимые советским командованием, расцениваются немецким народом как справедливые, вытекающие из военных условий».

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

nvo.ng.ru

Война и ВПК

Все за сегодня

Мультимедиа

Антироссийская истерия: краткая история

Российские эксперты мучительно ищут ответ на извечный вопрос: что происходит с отношениями между Москвой и Вашингтоном? Куда делось наше сотрудничество в войне с бородачами-террористами? С какого момента ситуация стала напоминать банальный сюжет из книжки Тома Клэнси (Tom Clancy)? Одним словом — когда все пошло под откос?

Ну, во-первых, ни для кого не секрет, что для Соединенных Штатов резкое ‘похолодание’ в отношениях с Россией — просто манна небесная. У военно-промышленного комплекса появляются дополнительные козыри для лоббирования государственных субсидий на свои очередные смертоносные игрушки; ‘непослушные’ страны Европы, дрожа от страха, спешат обратно в стальные объятия США; размолвка с Россией отвлекает внимание от вопиющих социальных проблем в самой Америке. Наконец, но не в последнюю очередь, у сценаристов ‘бондианы’ появляется убедительный злодей для очередной серии.

Но на каком-то этапе эта дешевая эгоистичная риторика вдруг уступает место ‘весомым, грубым, зримым’ конкретным реалиям — вроде системы ПРО у российского порога.

Как же мы оказались на этом опасном перекрестке? Естественно, свою роль в этом сыграли СМИ, старательно удобряя почву страхов ядовитой болтовней в гомерических объемах.

Достаточно вспомнить недавнюю статью в Newsweek с алармистским заголовком ‘Отравленные отношения: европейским странам необходимо договориться между собой, как давать сдачи в ответ на агрессию России’

(«Poisonous Relations: Europe needs to figure out a way to come together to fight back against Russian aggression»).

И какие же гнусные преступления совершила Россия на этот раз? Держитесь крепче за стул, ответ повергнет вас в ужас: ‘В 2005 году Россия запретила под предлогом негигиеничности ввоз польского мяса; в 2007-м попыталась навязать немецкой авиакомпании ‘Люфтганза’ специальные платежи за полеты над Сибирью, . . . некоторым членам Союза, например, Германии, Москва предлагала энергетические преференции. . .’.

Вот так, прямо и откровенно, из первых уст: Россия обвиняется а агрессии, поскольку у нее возникают трения с торговыми партнерами. Бэтмен, спеши на помощь! Все к оружию, бейте в набат — русский бизнес атакует! Но пока мы еще окончательно не впали в истерику, попробуем честно ответить на такой вопрос: а найдется ли в мире хоть одна капиталистическая страна, которой нельзя предъявить такие же обвинения? Назовете мне хоть одну бизнес-школу, где учат: деловые партнеры — существа неизменно белые и пушистые? Назовете хоть одно государство, которое ни капли не помогает собственным транснациональным корпорациям? И раз уж об этом зашла речь — никто почему-то не обвинял, скажем США и Европу в ‘агрессии’, когда они шесть лет вели между собой ‘банановую войну’ — бескровную, но яростную битву в бравурные девяностые, в которой американские банановые экспортеры схлестнулись с ‘коварными’ европейскими импортерами. И это лишь один из сотен коммерческих конфликтов, возникающих ежегодно между деловыми партнерами!

Проблема, таким образом, заключается не в том, что Россия наращивает экономические мускулы. Речь о другом: растущий экономический вес усиливает ее влияние на международной арене. То же самое, конечно, можно сказать и о США или Евросоюзе, но назовем вещи своими именами: дядя Сэм не намерен делить авансцену с любыми другими актерами.

Пойдем дальше: когда же именно между США и Россией пробежала пресловутая ‘черная кошка’?

На мой взгляд, можно назвать даже точную дату — 9 февраля 2006 г., когда бывший российский президент Владимир Путин пригласил руководство ХАМАС — палестинской политической организации, которую США и Израиль считают террористической группировкой — в Москву для переговоров. Напомню: тогда ХАМАС только что одержал триумфальную победу на парламентских выборах в Палестине, и Москва усмотрела для себя шанс сыграть роль посредника в мирном урегулированию на Ближнем Востоке. (Накануне приезда палестинской делегации в Москву в марте того же года один высокопоставленный российский чиновник отметил: ‘Думаю, у ХАМАС нет будущего, если он не изменится’. Под ‘изменением’ подразумевалось признание права Государства Израиль на существование. Такова была официальная позиция России).

Реакция США на попытку России ‘восстановить свое влияние’ — особенно в неспокойном регионе, расположенном за тысячи миль от Вашингтона, но давно уже считавшемся американскими ‘задворками’ — не заставила себя ждать. Лучше всего проследить ее в хронологическом порядке:

5 марта 2006 г. — Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations) распространяет доклад под названием ‘Россия идет по неверному пути: что могут и должны сделать Соединенные Штаты’ («Russia’s Wrong Direction: What the United States Can and Should Do»). Авторы этого ‘независимого’ исследования предупреждали: ‘Политическому руководству США следует уделять внимание как внутриполитическим процессам в России, так и традиционным внешнеполитическим вопросам, вызывающим озабоченность США’. Среди них почетное место занимали переговоры Москвы с ХАМАС.

Март-апрель 2006 г. — в ведущем американском журнале по проблемам геополитики — Foreign Affairs — публикуется статья ‘Рост ядерного превосходства США’ («The Rise of U.S. Nuclear Primacy»), где утверждается: ‘Не исключено, что в скором времени у Соединенных Штатов появится возможность первым ударом уничтожить ядерные арсеналы дальнего радиуса действия, которыми располагают Россия и Китай’. В Москве должно быть подумали: ‘С такими друзьями никакой Грузии не нужно’.

4 мая 2006 г. — накануне саммита ‘большой восьмерки’ в Санкт-Петербурге вице-президент США Дик Чейни (Dick Cheney) на встрече в Вильнюсе читает Москве нотацию, и утверждает: ‘Противники реформ стремятся повернуть достижения прошедшего десятилетия’.

3 февраля 2007 г. — министр обороны США Роберт Гейтс (Robert Gates) ‘погладил Россию против шерсти’, упомянув ее в довольно неприятной компании: ‘Мы не знаем, чем закончится дело в таких странах, как Россия и Китай, в Северной Корее, Иране и др.’. Вскоре после этого были обнародованы планы по размещению системы противоракетной обороны в Восточной Европе.

10 февраля 2007 г. — Владимир Путин на конференции по вопросам безопасности в Мюнхене упрекает Вашингтон в ‘почти ничем не сдерживаемом’ применении военной силы по всему миру.

30 мая 2007 г. — Россия предостерегает, что американские планы по размещению элементов ПРО в Польше и Чешской Республике могут превратить Европу в ‘пороховую бочку’ и проводит успешные испытания новой межконтинентальной баллистической ракеты, способной ‘преодолевать все существующие и перспективные системы противоракетной обороны’.

11 сентября 2007 г. — Россия проводит испытания самой мощной в мире вакуумной бомбы, назвав ее ‘отцом всех бомб’, очевидно в пику ‘матери всех бомб’, как окрестили американцы собственный аналогичный боеприпас.

8 июля 2008 г. — госсекретарь США Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) подписывает с Чехией соглашение о строительстве на ее территории радара ПРО. В ответ Россия заявляет, что будет вынуждена реагировать ‘не дипломатическими, а военными средствами’.

21 июля 2008 г. — газета ‘Известия’ сообщает: в качестве асимметричного ответа на американские планы по созданию противоракетного ‘щита’ в Центральной Европе Россия может вновь разместить свои бомбардировщики на Кубе. ‘Пока они разворачивают системы ПРО в Польше и Чехии, наши самолеты дальней стратегической авиации уже садятся на Кубе’, — цитирует газета источник в военных кругах.

Информация к размышлению: октябрь 1962 — разразился Карибский кризис, острое противостояние между США и СССР, вызванное размещением советских ракет на Кубе.

inosmi.ru

«Примитивность американцев и антирусская истерия — причина расстрела в США»

«. Антироссийская кампания и антирусская кампания… как это влияет на умы средних американцев, которые готовы взять оружие и стрелять в человека определенной партии» — Яков Кедми

Москва, 15 июня 2017, 07:46 — REGNUM Случай, чуть не приведший гибели высокопоставленного конгрессмена на бейсбольном поле в городе Александрия, штат Вирджиния, США, — это совокупность фактора примитивности американской культуры и фактора безответственности американских властей, выразил свое мнение экс-руководитель израильской спецслужбы «Натив» Яков Кедми в эфире ток-шоу «Вечер с Владимиром Соловьёвым» на телеканале «Россия-1».

По словам Кедми, инцидент в США, в результате которого была открыта стрельба на бейсбольном поле, где были ранены конгрессмен от Республиканской партии Стив Скалис и несколько его помощников, имеет под собой два слоя.

«Тут два момента есть в отношении этого случая. Этот случай — результат двух факторов: один — примитивность американской культуры. Средний американец… ему легко вбить в голову любую чушь, любую глупость, даже легче, чем немцу в 1933−34 годах, не удивляйтесь. Когда нагнетали вот эту кампанию… ненависти кому-то, воздействовали на самые низменные примитивные инстинкты среднего американца» , — отметил эксперт схожесть машины пропаганды и степени оболваненности немецкого общества времен Третьего рейха и современного американского общества.

Кедми также подметил, что на активизацию подобной агрессии способна машина пропаганды США, которая нагнетает антироссийскую и антирусскую истерию, что очень легко ложится на американское общество, которое очень легко поддается манипуляции.

«Это результат того, что безответственные люди могут по своей ненависти довести средних американцев до чего угодно… Теперь сделайте шаг немножко в сторону и посмотрите… антироссийская кампания и антирусская кампания… как это влияет на умы средних американцев, которые готовы взять оружие и стрелять в человека определенной партии» , — отметил эксперт.

Напомним, что 14 июня злоумышленник открыл огонь из полуавтоматической винтовки по посетителям площадки для бейсбола в штате Вирджиния неподалеку от Вашингтона. Гражданин США Джеймс Ходжкинсон выпустил по людям не менее 50 пуль из своей винтовки, а затем был застрелен полицейскими. Также стало известно, что нападавший совершил преступление по принципу политической вражды. Получивший серьезные ранения конгрессмен Стив Скалис находится в критическом состоянии.

regnum.ru

Антирусская истерия оголтелого хуторян-патриотизма

27-07-2017 13:05 Автор: Александр Карпец Просмотров: 1613

В Украине регулярно обостряется языковой вопрос, естественно, в отношении русского языка. Делается это, как правило, усилиями разного рода хуторян-патриотического элемента, но не отстает и власть, которая, по закону, наоборот, обязана гарантировать закрепленное Конституцией право гражданина использовать тот язык, который он считает своим, родным, более удобным для общения и так далее. Власти это выгодно, поскольку склоки на языковую тему в Украине являются прекрасным средством отвлечения общества от нескончаемой и все более мародерской войны, от вопиющей социальной несправедливости и катастрофического имущественного неравенства, от разграбления страны и граждан, тарифно-ценового беспредела и прочего.

На этом фоне разворачиваются разного рода игрища на тему если не полного запрета, то существенного ограничения русского языка и вообще всего русского. Аргументация приводится крайне провокационная: дескать, необходимо поддерживать украинский язык и бороться с влиянием соседнего государства-агрессора.

Хотите развивать украинский язык? Очень правильное решение! Развивайте сколько угодно. Но причем здесь русский? И если речь идет о борьбе с агрессором, то тоже не вопрос. Боритесь, но с агрессором, а не с русским языком и культурой, на которые Украина имеет не меньше, возможно, даже больше прав, чем «москали». И почему бы инициаторам бесконечных и совершено бесперспективных затей по выдавливанию русского языка, не показать пример борьбы на передовой, где, кстати, очень многие бойцы являются исконно русскоязычными, но от этого они не стали меньше патриотами? Возможно, потому что гнить в окопах и погибать под обстрелами не так комфортно, как заниматься в глубоком столичном тылу провокационным нормотворчеством и грязным склочничеством, ведущими к дальнейшему расколу страны.

Итак, на ниве антирусской истерии стараются все кому не лень. Недавно по интернету прошумел скандал на тему о том, как одного политолога попросили покинуть студию провинциального телеканала за отказ говорить по-украински. Идиотизм ситуации заключается в том, что эта склока взволновала «перманентных обитателей интернета» куда больше, чем проголосованная недавно в первом чтении антинародная пенсионная реформа, в результате которой значительная часть тех, кто озаботился языковым вопросом, останутся без пенсий на старости лет.

А несколько месяцев назад имел место другой, еще более громкий скандал. Некая не в меру национально-сознательная писательница Лариса Ницой в магазине швырнула в продавца горстью сдачи за то, что с ней разговаривали не по-украински, а по-русски. Вот она – настоящая цена иных отечественных патриотов: нет, чтобы швырнуть пачкой стодолларовых купюр, так только мелочью и бросаются! Кстати, а кто такая сия Лариса Ницой, какими эпохальными творениями прославилась в анналах литературных, вообще, чем истории-матери она ценна? А то ведь что-то не помнится, чтобы ныне уже покойный патриарх украинской литературы и, кстати, правоверный коммунист Павло Архипович Загребельный чем-то в кого-то швырялся! Кстати, настоятельно рекомендуем почитать его последнюю книжку, можно сказать, лебединую песню под названием «Брухт», этакий ядовитый, даже злобный памфлет на социальное устройство современной Украины, возникшей на разграблении того, что было невероятной ценой создано в советское время. Но это так, к слову…

От разного рода «активистов» не отстает и власть. Напомним, что недавно Верховная Рада приняла, а Порошенко подписал закон, который вводит на телевидении обязательные квоты передач и фильмов на государственном языке. Принятый документ предусматривает обязательные еженедельные квоты на украинском языке. Речь идет о 75% государственного языка для общенациональных и региональных телеканалов, 50% — для местных, а также 75% государственного языка для программ новостей на телевидении.

Тот факт, что подобный образчик нормотворчества противоречит действующему законодательству и Конституции, не обеспокоил ни народных избранничков, ни так называемого гаранта той самой Конституции.

Впрочем, есть и более одиозные планы, о которых почему-то никто не говорит

Даешь отмену русского языка?!

На рассмотрение Верховной Рады внесен законопроект № 5670 «О государственном языке» от 19 января 2017 года, соавторами которого выступили 33 депутата от разных фракций, но, похоже, с одинаковой степенью глупости.

Документом предлагается сделать украинский язык обязательным для всех органов государственной власти и местного самоуправления. Это касается проведения заседаний, оформления документов, обращений граждан.

Украинский язык предлагают сделать обязательным в дошкольных, школьных, внешкольных и высших учебных заведениях. Но если в школах и детских садах допускается использование языков нацменьшинств, то в вузах это не предусмотрено. Обучение в университетах должно вестись исключительно на украинском, допускается изложение одного или нескольких предметов на одном из официальных языков ЕС.

Последнее обстоятельство особо веселит на фоне выхода из ЕС Великобритании вместе с самым распространенным английским языком. США с американским вариантом того же английского языка вступать в Евросоюз вроде тоже не торопится.

Все культурно-массовые мероприятия также хотят обязать проводить исключительно на государственном языке. Театральные представления на других языках должны сопровождаться субтитрами на украинском языке. Особо умиляет, что фильмы в Украине также можно будет снимать только на украинском. А если есть желание снять на русском, то что – «посадят»?!

Далее еще интереснее. Украинский язык предлагается сделать обязательным для всех СМИ. Передачи на других языках должны дублироваться на украинском языке. Телерадиокомпания обязана обеспечить синхронный перевод на украинский язык, если кто-то из участников программы говорит на другом языке.

Электронные СМИ обяжут иметь страничку на украинском языке, которая должна загружаться пользователю по умолчанию.

Украинский язык также позиционируется как главный язык книгопечатания и издательской деятельности. Тиражи на других языках не могут быть больше тиража на украинском языке.

В сфере обслуживания (магазины, рестораны и т.п.) также является обязательным использование украинского языка.

Далее следуют предложения из арсенала знаменитого Валуевского циркуляра. За нарушение закона предлагается взимать штраф в размере от 200 до 400 необлагаемых минимумов доходов граждан (3400-6800грн), если речь о работе официальных органов и бюджетных организаций, от 200 до 300 (3400-5100 грн) минимумов в сфере образования, науки и культуры, от 400 до 500 необлагаемых минимумов (6800-8500 грн) для СМИ.

Более того, за «попытки внедрения в Украине официального многоязычия» может грозить уголовная ответственность. поскольку это приравнивается к попыткам свержения государственного строя (ст. 109 УК Украины). Публичное неуважения к языку приравнивается к надругательству над государственной символикой Украины (ст. 338 УК Украины). Кстати, «попытка внедрения в Украине официального многоязычия» – это как?! Спросил «который час» вместо «котра година» – и уже «покусился на свержение государственного строя»?! Интересно было бы конкретизировать. И что такое «свержение государственного строя»? Вот, например, последний майдан – это форменное «свержение государственного строя», конечно, если считать банду Януковича у власти «государственным строем». Эта банда пришла к власти легитимно? Ну, так и Гитлер пришел к власти легитимно, заняв пост канцлера, и лишь потом полностью узурпировал всю власть в Германии.

И вообще, вспоминается присной памяти 70-я «антисоветская» статья в советском уголовном кодексе. Это «малолеткам» сейчас можно «лапшать по ушам» о «покушении на свержение строя» путем разговора по-русски, а люди постарше все это уже проходили: запел «Ще не вмерла» – и антисоветская статья! Напомним, чем это окончилось – развалом! Кстати, если сейчас запеть «Интернационал» по-русски – статью «пришьют»? А по-украински можно, есть ведь хороший перевод?

На эту тему вспоминается хороший анекдот еще помаранчевых времен. За выкрикиванеи на майдане лозунга «Банду геть!» активиста Петренко осудили по статье «заклик до повалення державного ладу»…

Еще одно замечание. За разграбление страны и доведение ее до состояния Зимбабве записывают в высшую элиту, а за русский язык пришьют «свержение государственного строя»!

Налицо очередная, заметим, далеко не первая за последние более четверти века активизация языкового идиотизма.

Попытки протащить норматив, резко ограничивающий права русского языка и русскоязычных, вызваны тем, что 17 ноября 2016 года Конституционный суд Украины принялся за рассмотрение конституционности действующего с августа 2012 года закона «Об основах государственной языковой политики», известного как «закон Колесниченко-Кивалова».

Кивалов и Колесниченко, несомненно, являются одиозными персонажами. А закон их имени одни считают ущемляющим украинский язык, а другие – вполне взвешенным и даже соответствующим европейским нормам, но вмешиваться в этот спор и принимать ту или иную сторону не будем. Автор этих строк подобные споры ни о чем слышит уже скоро 30 лет с конца 1980-х годов, и от этой болтовни уже просто тошнит. Именно под эту болтовню была разворована, а теперь еще и развалена страна, причем активное участие в дерибане и развале принимали, в том числе, и так называемые патриоты.

Кстати, законом Колесниченко-Кивалова подтверждается государственный статус украинского языка, но гарантируется свободное использование региональных языков. К ним отнесены русский, белорусский, болгарский, армянский, гагаузский, идиш, крымскотатарский, молдавский, немецкий, новогреческий, польский, ромский, румынский, словацкий, венгерский, русинский, караимский и крымчацкий языки.

Действие этого положения распространяется на те языки, которые являются родными для не менее 10% граждан, населяющих определенную территорию, по данным переписи. По решению местного совета или по результатам сбора подписей в отдельных случаях, с учетом конкретной ситуации такие меры могут применяться к языку, региональная языковая группа которого составляет менее 10 процентов населения.

Напомним, что 24 февраля 2014 года на волне революционной эйфории Верховная Рада проголосовала за отмену закона Колесниченко-Кивалова, что стало формальным поводом для властей Крыма заявить о притеснениях прав русскоязычного населения и последующей аннексии полуострова Россией. Правда, тогдашний и.о. президента Александр Турчинов его так и не подписал. Порошенко тоже побоялся это сделать. Таким образом, персональную ответственность за дестабилизацию ситуации в стране брать на себя никто не торопится. Через три года к этому вопросу решили вернуться, прикрывшись коллективной безответственностью Конституционного суда, который, кстати, полностью себя дискредитировал, когда способствовал совершению Януковичем конституционного переворота в 2010 году.

Но возвратимся к законопроекту № 5670 «О государственном языке» от 19 января 2017 года. Что имеем в сухом остатке, если отбросить патриотический визг, совершенно неуместный и даже провокационный в условиях войны и нестабильности в стране? К тому же, в парламент вносятся и другие, подобные этому образчики нормотворчества.

Очевидно, что в нынешней тяжелой ситуации языковый и религиозный вопросы, а также вопросы истории следует снять с повестки дня, поскольку они вносят дополнительный резкий раскол в уже расколотое общество.

Кроме того, предлагаемые в законопроекте новации грубо противоречат части 2 статьи 10 Конституции, где сказано, что государство гарантирует свободное использование во всех сферах жизни русского и других языков национальных меньшинств. Это противоречит статье 3 Конституции, где сказано, что обучение на всех уровнях системы образования на языках меньшинств является правом национальных меньшинств. Более того, новации противоречат и взятым Украиной на себя международным обязательствам, в частности закону Украины о ратификации Европейской хартии национальных языков и языков меньшинств. Подписав хартию и приняв внутренний закон, Украина раз в два года отчитывается перед Европой о том, как она защищает региональные языки и языки меньшинств во всех сферах общественной жизни – начиная от образования и медицины и заканчивая географическими названиями. Предлагаемые новации противоречат Конвенции о защите национальных меньшинств, что непременно вызовет негативную реакцию европейцев.

Кстати, в Европе очень внимательно наблюдают за языковыми упражнениями украинской власти и выражают возрастающее беспокойство на сей счет.

Очевидно, что одобрение подобного норматива станет еще одним фактором дестабилизации нашей страны, сыграет на руку Москве и сепаратизму в регионах Украины. Подобные новации вносятся в парламент без соответствующих консультаций с представителями национальных меньшинств, которые составляют, как минимум, треть населения страны. Причем проблема будет не только с Россией и русскоязычными, но также, как минимум, с Венгрией и Румынией, имеющих в Украине довольно многочисленные и компактно проживающие диаспоры и поддерживающие обучение на своих языках.

Очевидно, что все указанные меры направлены, прежде всего, против русского языка и русскоязычной культуры в Украине, ситуация с которыми в Украине является весьма сложной. Поскольку война против Москвы и поддерживаемого Москвой сепаратизма явно не клеится по причине предательства, коррупции, развала страны, экономики и армии за 25 лет, решили побороться со всем русскоязычным. К тому же, воевать с русским языком в Киеве – это намного безопаснее, чем воевать на Донбассе.

Повторим, что это не единственный такой «законопроект», внесенный на рассмотрение Рады.

Украина без русского – это не Украина

Вообще же, попытки выжить русский язык и русскоязычную культуру из Украины являются ярчайшим проявлением хуторянской дурости и невежества.

Русский язык – это не язык национального меньшинства в Украине, как пытаются представить. И все эти Европейские хартии языков нацменьшинств по отношению к русскому языку у нас неприменимы, как и многое из того, что тянут с Запада. Русский язык в Украине – это не шведский в Финляндии, на котором говорят примерно 4% населения, но он, кстати, имеет равные права с финским. Это не полностью франкоязычный Квебек в Канаде, представляющий замкнутый анклав, в котором местное население говорит по-французски и чихать оно хотело на всякие там квоты, законы и хартии. Потому что язык – это, выражаясь в терминах Карла Юнга, коренящийся в глубинах бессознательного архетип, то есть аффективно нагруженное содержание массовой психики, а потому манипуляции в этой сфере являются не просто опасными, но бессмысленными.

Украина – это даже не федеральная Швейцария, где объединены несколько кантонов с разными народами и языками, объявленными равноправными, вплоть до экзотического ретороманского.

Если уж искать аналогии, то лучшим сравнением может служить страна-«билингва» Бельгия, в которой французский и фламандский языки являются совершенно равноправными. Впрочем, Бельгия является даже «трилингвой», поскольку определенный процент говорит на немецком, который тоже имеет статус официального языка, но в подробности вдаваться не будем. Как нельзя французский считать в Бельгии языком национального меньшинства, так в Украине нельзя считать таковым русский. Точно также нельзя французский в Бельгии считать иностранным по той причине, что на нем говорят в соседней Франции. Эркюль Пуаро, если предположить, что таковой существовал реально, а не только в воображении Агаты Кристи, говорил по-французски, точнее, на бельгийском варианте французского, но французом не был, не ощущал себя таковым и выражал крайнее недовольство, когда его называли французом, всячески подчеркивая, что он – именно бельгиец. Французскую и фламандскую части Бельгии невозможно разделить, хотя они существенно отличаются друг от друга, а между франкофонами и, если так можно выразиться, фландрофонами там существуют перманентные и очень серьезные «терки», и постоянно ходят разговоры о возможном разводе. Но если их разделить или придать одному из этих языков приоритет, то это уже будет не Бельгия. Да и разделить их вряд ли получится, поскольку они составляют единое диалектически взаимосвязанное целое.

Проблемы Бельгии оставим бельгийцам, но нечто подобное можно сказать об Украине, тем более что Украина намного больше и сложнее Бельгии.

Есть еще один аспект, по нашему скромному разумению, самый главный.

Русская культура и русская словесность, в значительной мере, создавались либо в Украине, либо выходцами из Украины. Отдавать Москве исключительные права на эти достижения есть проявление высшей степени дурости и хуторянства. Наоборот, следует заявлять свои права на русскую культуру и словесность. Конечно, речь идет о лучших их проявлениях.

Самый, пожалуй, знаменитый русский философ Николай Бердяев – киевлянин! Правда, у него в крови не было ничего «исконно русского», но это отдельный вопрос. Доживая последние дни в Кламаре под Парижем и ностальгируя о родине, Бердяев вспоминал не Белокаменную, а склоны на Днепром в Киеве! Классики русско-советской литературы Константин Паустовский, Михаил Булгаков и Виктор Некрасов – киевляне. Братья Аркадий и Борис Стругацкие хоть и родились не в Украине, но обе ветви родословной – из Украины, и это очень чувствуется в их творчестве. Русский классик Чехов называл себя «хитрым хохлом». О Гоголе и говорить нечего. У Достоевского и Чайковского есть, в том числе, и украинские корни. Почти вся советская ракетная плеяда – Королев, Глушко, Челомей, Янкель, Лозино-Лозинский – были или украинцами или имели корни в Украине. Создатель «лунной трассы» Юрий Кондратюк, он же Александр Шаргей, – из Украины.

Неужели права на все это и многое другое отдавать «москалям», только потому это иные оголтелые хуторян-патриоты во власти и в так называемом гражданском обществе своими мозгами просто не в состоянии постичь всю глубину и величие наследия.

Об этом уже не единожды приходилось дискутировать с разного рода «патриотами», особенно хуторянско-местечкового происхождения. Но на языке продолжают делать грязную политику, а высосанной из пальца языковой проблемой – покрывать подлость и грабеж страны.

Все это заставляет вспомнить старый афоризм: «Патриотизм – последнее прибежище негодяя». Наязыкеоригинала: «Patriotism is the last refuge of a scoundrel». Автором этого изречения называют Сэмюэла Джонсона (SamuelJohnson, 1709-1784), английского филолога, литературоведа и поэта эпохи Просвещения. Будучи сыном мелкого торговца, Джонсон из низов пробился к вершинам учености и считался одним из наиболее образованных людей своего времени. Чего, кстати, нельзя сказать о нашей «элите», ибо она как была «жлобьем», так им и осталась, даже после обогащения на разграблении страны и занятия высших ступенек в социальной иерархии.

На языковой проблеме уже давно следовало поставить точку, признав существование двух равноправных языков, то есть украинского и русского, при уважении прав остальных языков, которые, в отличие от русского, действительно следует считать языками национальных меньшинств, каковыми являются, например, крымско-татарский, болгарский, молдавский и многие другие. И Украина от этого совершено не перестанет быть Украиной. Но высосанный из пальца вопрос поднимается вновь и вновь.

Кому выгодно

По известным причинам, в современной Украине все, что связано с Россией, теперь вызывает раздражение. Повсеместно, все громче и все чаще звучат призывы едва ли не запретить русский язык, а заодно отказаться от культуры «государства-агрессора». В войне с «государством-агрессором» нынешняя власть никакими победами похвастать не может, если не считать позорного Минского договора, все более смахивающего на «акт о капитуляции», причем из шкурных интересов представителей «элиты».

Поэтому решили побороться с русским языком, который ни в коем случае нельзя однозначно идентифицировать исключительно с Россией. Другое дело, что бороться с русским языком в Киеве, тем более, на Западной Украине, намного проще и приятнее, чем воевать на Донбассе и реально отстаивать интересы страны в ходе международных переговоров.

Напрашивается закономерный вопрос: почему проблема избавления от русского языка в СМИ и замещения его украинским языком возникает вновь и вновь?

Мнения на сей счет могут быть разными, но первое, что приходит на ум, это отвлечение внимания граждан от вопиющих проблем, которые нарастают, как снежный ком. Взять хотя бы ту же войну, которую стыдливо называют АТО. Победоносного окончания войны, обещанного Порошенко, нет, и не предвидится. Мира, который Порошенко при восшествии на престол обещал чуть ли не в течение нескольких месяцев, тоже не предвидится. Солдаты и гражданские погибают и калечатся. Огромные средства тратятся на войну, из них значительная часть разворовывается, и уже сформировался целый социальный пласт, который обогащается за счет войны. Мирные переговоры зашли в тупик. Причина этого тупика кроется не только в агрессивности Москвы, не только в трусливости и продажности западных «демократов», но также в подлости и шкурничестве отечественной «элиты». А русский язык на фоне, мягко говоря, не слишком успешной войны является идеальной мишенью, ударами по которой можно скрывать предательство, воровство, наживу на войне, разграбление страны.

Отсюда проистекает еще одна причина совершенно неадекватной эскалации языкового вопроса – это обостряющиеся социально-экономические проблемы, грозящие непредсказуемыми последствиями. В их числе обнищание подавляющего большинства народонаселения на фоне узкого слоя жирующих «хозяев жизни», галопирующие цены, катастрофические коммунальные тарифы. Да, собственно, достаточно одних тарифов, правительство Гройсмана взвинтило до инфернальной величины весной 2016 года, и теперь вся страна тонет в коммунальных долгах.

В любом случае, вбрасывание в общество высосанной из пальца языковой проблемы ведет к дальнейшему расколу страны. В этом смысле совершенно циничным является пункт пояснительной записки к указанному языковому законопроекту № 5670, в котором ничтоже сумняшеся утверждается, что принятие закона будет способствовать согласию в обществе.

Александр КАРПЕЦ, издание МИР

iamir.info