Аутизм 24

Исследователи из США считают, что при помощи сканирования мозга младенцев, у которых есть старшие братья и сёстры с аутизмом, можно сделать достаточно точный прогноз, будет ли у исследуемых детей также развиваться аутизм или же нет.
Результаты недавнего исследования дают учёным надежду на то, что существует вполне реальная возможность диагностировать у детей расстройство аутистического спектра (РАС) ещё до того, как у них проявятся первые симптомы. Ранее эта цель казалась недостижимой.
Более того, исследование открывает возможности и перспективы в диагностике и, возможно, даже лечении аутизма.
Но для начала разберёмся, почему же так трудно диагностировать аутизм у детей. Как правило, у ребёнка проявляются симптомы расстройства аутистического спектра (например, трудности с установлением зрительного контакта) после двухлетнего возраста. Специалисты считают, что изменения мозга, связанные с РАС, начинаются гораздо раньше – возможно, даже ещё в утробе матери.
Но различные методики, оценивающие поведение человека, не могут предсказать, у кого будет диагностирован аутизм, говорит ведущий автор исследования психиатр Джозеф Пивен (Joseph Piven) из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл.
«Дети, у которых в возрасте двух-трёх лет замечают признаки аутизма, не выглядят так, будто у них есть аутизм, в первый год их жизни», поясняет Пивен.
Многие интересуются, существуют ли какие-либо генетические «подписи» или биомаркеры, которые могли помочь предсказать развитие аутизма. Отмечается, что существуют некоторые редкие мутации, связанные с расстройством аутистического спектра, но подавляющее большинство случаев не может быть связано с одним или даже несколькими генетическими факторами риска.
Ещё в начале 1990-х годов Пивен и другие исследователи заметили, что дети с аутизмом, как правило, обладают чуть более крупным мозгом, чем их сверстники. Это дало право предположить, что рост мозга может быть неким биомаркером для расстройства аутистического спектра. Но Пивен и его коллега Хизер Коди Хацлетт (Heather Cody Hazlett), психолог из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл, отмечают, что совершенно непонятно, когда именно происходит такой чрезмерно быстрый рост.

По статистике, аутизм встречается примерно у одного ребёнка из 100 среди населения в целом. Но у младенцев, у кого есть старшие братья или сёстры с аутизмом, существует большой риск: 1 из 5 вероятность развития РАС.
В рамках программы исследования Infant Brain Imaging Study («Исследования визуализации головного мозга младенцев»), финансируемого Национальными институтами здравоохранения США, Пивен и его коллеги просканировали мозг 106 детей из группы высокого риска. Возраст малышей на момент исследования составлял 6, 12 или 24 месяца.
Эксперты применяли магнитно-резонансную томографию (МРТ), чтобы увидеть, смогут ли они «поймать» то самое разрастание мозга, что называется, в действии. Кроме того, они исследовали и 42 ребёнка из группы низкого риска.
15 детям из группы высокого риска диагностировали аутизм в возрасте 24 месяцев. МРТ-сканирование показало, что объём мозга у этих детей увеличивался быстрее в период между 12 и 24 месяцами по сравнению с детьми, котором не был поставлен аналогичный диагноз. Исследователи говорят, что подобный рост произошёл в то же самое время, когда проявились и поведенческие признаки аутизма.
Также учёные обнаружили изменения мозга в возрасте 6 и 12 месяцев – ещё до проявления симптомов РАС. Корковая поверхностная площадь – показатель размера складок на внешней стороне мозга – росла быстрее у младенцев, которым позже диагностировали аутизм. Опять же по сравнению с теми детьми, которым не был поставлен аналогичный диагноз.

Возникает, пожалуй, главный вопрос: можно ли ориентироваться на эти изменения мозга и с их помощью прогнозировать аутизм у детей? Группа учёных под руководством Хацлетт и Пивена в дальнейшем ввела данные МРТ-сканирования (изменения объёма мозга, площади поверхности и корковой толщины в возрасте 6 и 12 месяцев), а также пол детей в специальную компьютерную программу. Цель – узнать, у каких малышей в возрасте 24 месяцев, скорее всего, будет наблюдаться аутизм.
Оказалось, что изменения мозга, зафиксированные в 6 и 12 месяцев (среди детей, у которых есть старшие братья и сёстры с аутизмом), помогли успешно определить 80 процентов всех малышей, которым в возрасте 24 месяцев диагностировали РАС.
Иными словами, исследователи смогли в 80 процентах случаях верно определить, каким из младенцев диагностируют аутизм в возрасте двух лет.
Авторы уточняют, что их результаты ещё стоит подтвердить в рамках последующих научных работ и с бо́льшим числом новорождённых из группы высокого риска. Кроме того, они намерены использовать и другие методики визуализации, помогающие обнаружить ранние изменения мозга.
Другие эксперты отмечают, что, даже если результаты и являются надёжными, то клиническое применение такой методики может быть довольно ограниченным. Специалист Синтия Шуман (Cynthia Schumann) из Калифорнийского университета в Дейвисе говорит, что выводы относятся лишь к младенцам из высокой группы риска, а не к общему населению в целом. Она отмечает, что потребуется другие исследования, чтобы проверить, можно ли прогнозировать развитие аутизма у детей не из группы риска.
Исследование опубликовано в научном издании Nature.
Добавим, что российские учёные также представили способ ранней диагностики аутизма. Кроме того, трансплантация бактерий из кала помогла детям с таким расстройством, а «суперродители» смогли облегчить симптомы заболеваний аутического спектра у своих детей благодаря новой программе.

naukatv.ru

АУТИЗМ. КРОО «Свет надежды»

Информация

274 записи к записям сообщества

Уже завтра в Красноярке состоится международный танцевальный фестиваль «Inclusive Dance»

30-31 мая в Культурном центре на Высотной (пр. Свободный, 48) состоится межрегиональный этап VI Международного благотворительного Показать полностью… танцевального фестиваля «Inclusive Dance» для участников Сибирского федерального округа. В фестивале примут участие более 230 танцоров.

Дети и молодые люди с ограниченными возможностями здоровья в парах со здоровыми партнёрами представят зрителям номера в конкурсных номинациях «Танцевальная импровизация» и «Спортивный бальный танец» для пар, и командные номера по направлениям «Народный танец», «Современный танец», «Бальный танец» и «Эстрадный танец».

Красноярцев и гостей нашего города ожидает насыщенная программа, знакомство с танцевальными коллективами со всех уголков Сибири и мастер-классы от ведущих хореографов страны.

Мероприятие завершится гала-концертом, на котором 31 мая 2018 года в 16:00 выступят лауреаты фестиваля, и будет определен абсолютный победитель – лауреат Гран-при этапа фестиваля, а также проведено зрительское голосование. Победители межрегионального этапа будут отобраны для участия в заключительных мероприятиях VI Международного благотворительного танцевального фестиваля «Inclusive Dance», которые пройдут 27-30 октября 2018 года в Москве. Победители командных соревнований будут допущены к участию в Большом Кубке «Inclusive Dance», а лауреаты Гран-при межрегионального фестиваля – на гала-концерт фестиваля в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя.

«Красноярск во второй раз станет площадкой для проведения такого масштабного фестиваля. Инклюзивные танцы дают возможность людям с ограниченными возможностями здоровья полноценно участвовать в мероприятиях международного уровня наравне с профессионалами. Участники не только разучивают движения и готовят образы для выступлений, но и общаются друг с другом, делятся мастерством», — рассказывает Наталья Береговая, руководитель главного управления социальной защиты населения администрации города.

Фестиваль «Inclusive Dance» проводится при поддержке администрации Красноярска, Фонда президентских грантов и центра социокультурной анимации «Одухотворение» (г. Москва).

m.vk.com

Генетики нашли 24 новых изменения в ДНК, связанных с аутизмом

Спасибо за подписку

Пожалуйста, проверьте свой e-mail для подтверждения подписки

МОСКВА, 16 янв — РИА Новости. Американские генетики нашли 24 новых изменения в ДНК, связанных с аутизмом, которые могут стать основой для новых диагностических тестов, исследование ученых опубликовано в журнале PLoS ONE.

Авторы статьи утверждают, что, хотя каждая из выявленных ими вариаций числа копий генов (CNV) — лишних или недостающих участков хромосом — встречается очень редко, она может более чем вдвое увеличивать риск развития у носителя расстройства аутистического спектра. В этот спектр входят собственно аутизм (синдром Каннера), синдром Аспергера, детское дезинтегративное расстройство, синдром Ретта и неспецифическое первазивное нарушение развития (или атипичный аутизм).

«Многие из этих изменений в генах могут оказаться ценными прогностическими маркерами. Тогда их можно будет использовать в клинических тестах, помогающих определить, есть ли у ребенка расстройство аутистического спектра», — сказал ведущий автор исследования Хакон Хаконарсон (Hakon Hakonarson) из Центра прикладной геномики детского госпиталя Филадельфии, чьи слова приводит пресс-служба учреждения.

Исследователи проанализировали образцы ДНК, взятые у 55 человек из семей, где расстройства аутистического спектра диагностировались у нескольких членов. Выделив 153 новых вариации числа копий генов, которые могут быть связаны с развитием заболевания, ученые затем проверили свои предположения на большем массиве данных о более чем 3 тысячах случаев расстройств аутистического спектра.

Оказалось, что для 24 вариаций риск развития аутизма у индивида по сравнению с контрольной группой возрастал как минимум в два раза. Все эти вариации, по словам авторов, затрагивают гены, участвующие в развитии нейронов и путей передачи сигналов в клетках, что согласуется с данными более ранних исследований.

В будущем ученые рассчитывают выяснить, можно ли связать найденные ими вариации с конкретными клиническими типами расстройств.

Группа австралийских генетиков в сентябре 2012 года представила исследование, в котором описала методику выявления у детей аутистических заболеваний на ранних стадиях, позволяющую с высокой точностью не только ставить диагноз, но и давать прогноз течения болезни.

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2018 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: [email protected]

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.
  • Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

    Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты [email protected]

    В письме должны быть указаны:

    • Тема – восстановление доступа
    • Логин пользователя
    • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.
    • Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

      В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

      ria.ru

      Психиатрия и психические расстройства 22 суток назад

      Новости Наука

      Шизофрения, аутизм и биполярное расстройство имеют схожие молекулярные черты

      Анализ РНК помог определить молекулярные профили нескольких психических расстройств.
      Иллюстрация TheDigitalArtist/pixabay.com.

      Большинство болезней сегодня хорошо изучены и имеют определённые «физические» характеристики – процессы и изменения, которые наблюдаются в тканях, органах и жидкостях организма. Но это не относится к психическим расстройствам – тончайшим материям медицины, которые определяются чаще не физиологическими патологиями, а поведенческими. Точнее, в данном случае последние выявить намного легче, чем первые.

      Чтобы определить чёткие физиологические характеристики психических и неврологических расстройств, нужно обращаться, в первую очередь, к мозгу, а также к генам. И в ходе одной из таких работ исследователи из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (США) нашли способ составить молекулярный «портрет» болезней.

      Один из самых интригующих выводов заключается в том, что три, казалось бы, разных болезни имеют схожие молекулярные профили. Речь идёт об аутизме, шизофрении и биполярном расстройстве. Учёные выяснили, что при этих недугах наблюдаются похожие изменения в экспрессии генов (процесс, в ходе которого наследственная информация от гена (последовательности нуклеотидов ДНК) преобразуется в функциональный продукт – РНК или белок) в мозге.

      Команда поясняет, что определённые варианты генов могут поставить под угрозу психическое здоровье человека. Искать изменения в случае таких расстройств лучше всего на уровне РНК, поскольку эти молекулы играют важную роль в экспрессии генов, «считывая» инструкции, содержащиеся в ДНК.

      Учёные поняли, что пристальное изучение РНК в тканях мозга человека позволит им определит молекулярный профиль психических расстройств.

      Чтобы его составить, авторы проанализировали РНК из 700 образов тканей мозга уже скончавшихся людей. Все они страдали от тех или иных нарушений и болезней – аутизма, шизофрении, биполярного расстройства, депрессии, алкоголизма.

      Образцы сравнивались с тканями мозга 300 людей из контрольной группы, которые не имели подобных расстройств. Была также ещё одна группа образцов для сравнения – ткани 197 пациентов, которые не страдали от проблем с психикой, но имели воспалительные заболевания кишечника.

      В результате специалисты действительно обнаружили молекулярные патологии, причём для некоторых болезней – например, аутизма, биполярного расстройства и шизофрении – они совпали. В частности, при каждой из этих болезней включаются гены, которые тормозят работу нейронов.

      Впрочем, авторы отмечают, что эти три недуга имеют и некоторые расхождения. Так, активность в генах, связанных с микроглиальными клетками (это клетки центральной нервной системы), оказалось уникальной для «аутичного мозга».

      Также выяснилось, что депрессивное расстройство и алкоголизм вызывают совершенно уникальные молекулярные изменения, которые на наблюдаются ни при каких других нарушениях (да и между собой они совсем не похожи, как предполагалось раньше).

      «Эти результаты обеспечивают молекулярную патологическую подпись таких расстройств, что является большим шагом вперед, – отметил ведущий автор работы профессор Дэниел Гешвинд (Daniel Geschwind). – Главная задача теперь – понять, как эти изменения возникли».

      Именно этим и займутся исследователи. По словам профессора, цепочка уже начала выстраиваться: ясна причина изменений в работе мозга и ясны последствия, осталось найти недостающее среднее звено – механизм, который запускает фатальные изменения.

      Кроме того, учёные также намерены более подробно изучить новые данные относительно аутизма, чтобы выяснить, можно ли манипулировать микроглиальными клетками и при помощи антибиотиков ослаблять симптомы болезни у взрослых.

      Научная статья по итогам исследования опубликована в издании.

      Кстати, ранее специалисты открыли 40 генов интеллекта, и некоторые из них оказались связанными с аутизмом, шизофренией и другими нарушениями.

      www.vesti.ru

      Аутизм встречается все чаще. Почему?

      Поделиться:

      Когда я читаю какую-нибудь лекцию про аутизм, не важно кому — врачам, учителям, родителям — мне всегда задают один и тот же вопрос: почему аутизма стало так много? Почему он встречается все чаще? При этом все ссылаются на данные CDC (Centers for Disease Control and Prevention —Центр по контролю и профилактике заболеваний США) — у одного ребёнка из шестидесяти восьми. А вот с 26 апреля 2018 года эта цифра изменилась — один из пятидесяти девяти.

      Предполагаемая распространенность аутизма по данным на 2018 г.

      В прессе этот вопрос тоже освещается весьма интенсивно. Гипотез больше чем достаточно, и они зависят от позиции автора. Это и пресловутые прививки, и химические добавки в пищевые продукты, и пагубное влияние растущей привязанности даже самых юных к экрану телефона или планшета. Ученые высказываются осторожней.

      Мне захотелось поделиться некоторыми важными и интересными сведениями на этот счёт. Эти сведения обычно ускользают от внимания неспециалистов.

      Давайте сначала проясним два важных термина медицинской статистики.

      Превалентность (Prevalence) — общее количество случаев определенного заболевания в популяции в определенный период времени.

      Инцидентность (Incidence) — количество новых случаев заболевания в популяции в определенный период времени.

      Инцидентность несёт информацию о риске возникновения заболевания, а превалентность показывает, насколько часто это заболевание распространено.

      В случае такого хронического заболевания, как аутизм, инцидентность использовать очень трудно. Ведь проблема начинается задолго до того, как она диагностирована, и на этот разрыв между возникновением заболевания и установлением диагноза влияет множество факторов, не относящихся к биологическому риску как таковому.

      Поэтому в статистике аутизма используется превалентность.

      Попробуем теперь выделить основные факторы, приведшие к возрастанию превалентности аутизма.

      1. Изменения классификаций и критериев.

      Аутизм — диагноз клинический. У нас пока нет биологических маркеров, которые можно было бы надёжно использовать в клинической практике, хотя исследования на этот счёт постоянно ведутся.

      Аутизм диагностируется на основе критериев, изложенных в DSМ (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders — диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам). Проблема в том, что DSM — структура самa по себе не статичная, а очень даже мобильная, подвергающаяся постоянным изменениям и пересмотрам. Меняются критерии в DSM — меняется диагностика, а следовательно и превалентность аутизма.

      Впервые превалентность аутизма начала изучаться в шестидесятые годы двадцатого века, в Англии и в США. Тогда для диагностики пользовались признаками, описанными в исследовании доктора Каннера. Соотвественно, выявлялись и учитывались наиболее тяжелые случаи. В 1966 году превалентность аутизма среди детского населения Англии определялась как 1 из 2500. В классификациях того времени аутизм как самостоятельный диагноз не существовал, а считался частью шизофрении.

      Аутизм не был включён ни в DSM-1 (1952 год), ни в DSM-2 (1968 год), и только в DSM-3 в 1980 году он занимает своё место в классификации как самостоятельная диагностическая единица. При этом вводилась только одна форма — младенческий аутизм (infantile autism), который описывался шестью критериями. Пациенту надо было отвечать всем шести, чтобы получить диагноз аутизм.

      Одним из этих критериев было начало симптоматики до 30 месяцев (два с половиной года). Это сразу ограничивало диагностику. Отметались все, у кого симптомы были замечены позже.

      В 1987 году вышло переработанное издание, которое называлось DSМ-3R. В нем рамки для диагноза аутизма были значительно расширены. Для установления диагноза, уже из 16 критериев, пациент должен был отвечать лишь восьми. И был убран барьер в 30 месяцев. Было также внесено понятие «Первазивное расстройство развития, неспецифическое» (PDD NOS). Превалентность аутизма сразу подскочила до 1 из 1400 (то есть почти в два раза).

      В 1994 году вышло следующее издание классификации — DSM-4. В нем категория аутизма была ещё более расширена, поскольку был добавлен синдром Аспергера. Диагноз стал ещё более распространённым.

      Официальная статистика (1 из 68) использовала ещё критерии DSM-4TR (переработанное издание 2000 года) а не DSM-5, который вышел в 2013 году.

      И даже самая последняя информация CDC на этот счет, обнародованная 26 апреля 2018 года, использовала в основном те же критерии, хотя при возможности DSM-5 тоже привлекался.

      2. Осведомленность общества и социальные факторы

      Социальная диффузия информации в наши времена происходит чрезвычайно быстро. До 1980 года людей с аутизмом практически не было видно, они как будто не существовали. Большинство из них имели диагноз умственной отсталости или какого-нибудь чисто психиатрического расстройства. Когда семья уже не могла о них заботиться, они поступали в закрытые психиатрические заведения, где часто подвергались ненужному лечению. После того, как аутизм получил статус официального диагноза, ситуация стала постепенно меняться.

      В 2007 году доктор Peter Bearman, известный американский социолог, получил грант от NIH (Национального института здоровья США) для исследования социальных аспектов аутизма. В течение последующих лет он опубликовал ряд работ, анализирующих увеличение диагноза аутизма в Калифорнии — на 634% с 1987 до 2003 года. Его работы, опубликованные в 2008 — 2009 годах, показали, как социальные изменения — рождение детей у родителей после 40 лет, изменения диагностических критериев, наличие сильных социальных связей между соседями влияют на возрастание количеств диагнозов аутизма. Исследования четко показывают, что родители, которые знакомы с этим состоянием — например, наблюдая его у ребёнка соседей, легче заподозрят его у своего ребёнка, чем те, которые с этим состоянием не знакомы. Такие факторы, как проживание близко от крупного медицинского центра или доступ к качественной медицинской помощи тоже увеличивают вероятность диагноза.

      Многочисленные общественные организации, группы поддержки, социальные сети и интернет — все это способствует распространению информации об аутизме.

      3. Поддержка государства

      В 1991 году Министерство образования США постановило, что диагноз аутизм позволяет ребёнку получать специальное образование (занятия по специальному графику, помощь специалистов и т. п.). Со временем помощь, оказываемая этой категории детей через школьную систему, значительно увеличилась. Это, конечно, весьма поспособствовало нарастанию частоты диагноза. До всех этих изменений дети с аутизмом рассматривались в школе как умственно отсталые. Интересно отметить, что по мере возрастания превалентности аутизма превалентность умственной отсталости (сейчас её называют интеллектуальной недостаточностью) стала заметно уменьшаться.

      На июнь 2017 года в 46 штатах и округе Колумбия законы обязывают медицинские страховки оплачивать лечение аутизма.

      4. Сдвиг происходит и в профессиональных сообществах.

      Начиная с 1997 года все педиатрические резидентуры обязаны предоставить своим резидентам один месяц ротации в отделении Developmental Pediatrics. В 2013 году новые правила сделали эту ротацию более четкой и гибкой — с тем, чтобы все резиденты могли пройти этот важный этап своего медицинского образования.

      В 2006 году Американская Академия педиатрии рекомендовала всем детским врачам проводить скрининг на аутизм в 9, 18 и 24-30 месяцев.

      Психологи тоже продолжают работать над новыми методами скрининга и диагностики аутизма.

      Для примера, первый вариант ADOS (Autism Diagnostic Observation Schedule — шкала наблюдения для диагностики аутизма) — его называют золотым стандартом для диагностики аутизма — был введён в 2000 году, M-CHAT (Modified Checklist for Autism in Toddlers) — инструмент скрининга на аутизм у малышей от 16 до 30 месяцев — в 2001 году.

      Все это, без сомнения, повлияло на лавиноподобное возрастание превалентности аутизма и, наверное, объясняет большую часть этого явления.

      5. А как же биологические факторы? Есть ли истинное возрастание (увеличение incidence) и чем оно объясняется?

      Ученые склоняются к тому, что, хотя аутизм и вызывается в подавляющем большинстве генетическими изменениями, факторы окружающей среды тоже оказывают большое влияние. Исследования указывают на такие факторы, как возраст родителей (особенно отца), фебрильные заболевания во время беременности, приём некоторых лекарств во время беременности, влияние приема некоторых витаминов, рождение маловесных и недоношенных детей, рождение детей путём кесарева сечения, интервал между беременностями, лечение от бесплодия и многие другие факторы. Это, конечно, тема для отдельного большого обсуждения.

      Вывод

      В настоящее время лавинообразное возрастание превалентности аутизма объясняется специалистами в основном изменениями в определениях и классификациях. Такие факторы, как доступность информации и помощи тоже имеют некоторое влияние. Этот процесс наблюдается во всех развитых странах, где проводятся подобные наблюдения.

      Факторы окружающей среды, вероятно, имеют значение, и это предмет дальнейшего серьёзного изучения.

      Мнение автора.

      Я занимаюсь аутизмом очень давно. На моих глазах в 2000 году вышел DSM-4TR. Им я и пользовалась до 2013 года, когда перешла на DSM-5. В начале двухтысячных новый случай аутизма попадался мне один-два раза в неделю. Ближе к 2013 — на той же работе — я стала диагностировать новый случай аутизма в среднем восемь-десять раз в неделю. Мне кажется, что влияние факторов окружающей среды — именно биологических факторов — имеет бОльшее значение, чем сейчас представляется. Мне это вполне понятно с биологической точки зрения. И именно на изучении этих факторов должны быть сосредоточены и ресурсы, и усилия.

      Я советую всем интересующимся следить за исследованием под названием SEED (Study to Explore Early Development — исследование раннего детского развития). Это крупнейшее многолетнее исследование, которое проводится в США, и сейчас вступает в свою третью фазу. Одна из задач — идентифицировать факторы риска развития аутизма и других задержек развития у детей от двух до пяти лет.

      Как же всё-таки CDC получает информацию о превалентности аутизма — ту самую информацию, которой мы все пользуемся?

      В 2000 году CDC запустила новый тогда проект: Сеть мониторинга аутизма и других нарушений развития (Autism and Developmental Disabilities Monitoring Network (ADDM). Эта сеть охватывала лишь часть американских штатов и базировалась в крупнейших медицинских научных учреждениях.

      В школах и медицинских учреждениях этих штатов специально обученные сотрудники изучают медицинские и школьные карты 8-летних детей. Информация о всех детях с диагнозом аутизма, а также без диагноза, но с признаками аутизма по документам, поступает в научные центры, где анализируется и обрабатывается по единой методике и сводится в таблицу.

      Выявленная превалентность расстройства аутичного спектра. ADDM Network 2000 – 2014. Объединённые данные со всех объектов.

      The Autism and Developmental Disabilities Monitoring Network (Сеть мониторинга аутизма и других нарушений развития).

      Этот метод имеет и достоинства, и недостатки. Например, он не объясняет разницу между данными, полученными из разных штатов. Штат, в котором я живу, Нью–Джерси — возглавляет этот печальный список. В нем РАС диагностируется у одного ребёнка из 34! Это 19% увеличение со времени опубликования предыдущих данных по Нью-Джерси (1из 49), и значительно выше, чем в среднем по стране.

      Как видите, цифра 1 из 68 отражает данные за 2012 год, а последняя цифра 1 из 59 — данные на 2014 год. Следующие результаты — через 2 года — будут основаны на более строгих критериях DSM-5. Поэтому предполагается, что рост превалентности замедлится. Будем с нетерпением ждать. В любом случае я уверена, что ближайшие годы принесут нам значительные сдвиги и в научном, и в практическом (профилактика и лечение) планах.

      snob.ru