Аутизм и самоубийство

Аутизм и самоубийство – отказ и выбор

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ РЕГУЛЯРНАЯ ПРАКТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «РАЗУМ И БЕЗУМИЕ»

АУТИЗМ И САМОУБИЙСТВО – ОТКАЗ И ВЫБОР

Направление дискуссии и задачи.

Очередная конференция – этап формирования аппарата исследования Человека в ситуациях исчезновения и возникновения. Один из пределов Человека в онтогенезе был нами установлен – это аутизм. Идентификация проблемы была контурно осуществлена в онтологическом и психоаналитическом регистрах. Особенно значимыми оказались исследования представленные на последней конференции «Между зверем и человеком», где состоялась артикуляция причины аутизма в регистре символической функции.

Тема настоящей конференции предполагает этапную проработку проблемы становления и бытия Человеком. Самоубийство и аутизм оказываются онтологическими полюсами экзистенциального охвата настоящей проблемы.

Отказ и выбор находятся в поле зрения исследователей, поскольку речь идет об экзистенциальных пределах Личности. В ходе проведения предыдущих конференций мы увидели то, что исследование аутизма взыскует радикального пересмотра не только психологических, психотерапевтических и психоаналитических теорий относительно онто- и филогенеза, психопатологии и медицины, но метафизики и системы современных знаний в целом наряду с антропологией. Рефлексия исследований показал аутизм не только как дефицит символической функции, но и как отказ аутиста от бытия с говорящими существами.

Причина отказа носит не физиологический или психологический характер. Понимание причины – одна из главных задача конференции.

Полюсом и экзистенциальной оппозицией аутизма может выступить самоубийство. В отличие от аутизма самоубийство осуществляется исключительно субъектом говорящим и способным к выбору. Речь вовсе не о способности прекратить физическое существование, но об волевом акте по отношению к жизни в целом. Для совершения самоубийства необходимы экзистенциальные условия, среди которых, прежде всего, выбор.

Очевидно настоящая конференция предполагает участие философов, психоаналитиков, методологов и всех, кого интересует проблема исчезновения и становления Человека.

Время и место проведения: 30.03.18 с 15:00 часов до 20:00 часов, г. Пятигорск, или участие по скайпу.

Ведущий конференции и основной докладчик:

Винов Игорь Евгеньевич: доцент МОКПО (Германия). Основатель «Киевской Школы Мышления». Автор проблемно-символического подхода. Президент Всемирной организации проблемно-символического подхода. Председатель Научного Совета «Школы проблемно-символического образования».

Конференция предполагает свободные дискуссии, обмен мнениями и взглядами. Желающие предоставить на обсуждение свой доклад направляют заявку (тезисное изложение темы).

Общие требования к докладам и сообщениям: аргументированное изложение рассматриваемой проблемы (вопроса); приветствуется методическое рассмотрение вопроса в горизонте теоретического обоснования и авторского методологического самоопределения. Просьба к участникам, желающим предоставить свой доклад: кратко изложить основные тезисы доклада или краткое резюме, не более, чем на 1 стр. (Формат страницы А4. Шрифт – TimesNewRoman, размер шрифта – 12. Междустрочный интервал – одинарный. Отступ абзаца – 1,25) и выслать на адрес: [email protected] (Ольга)

www.b17.ru

Дети с аутизмом подвержены высокому риску самоубийства

Согласно недавно проведенному исследованию, дети с диагнозом «аутизм» подвержены высокому риску самоубийства, и их нередко посещают суицидальные мысли.

Исследователи проанализировали данные около 1000 детей, в том числе 791 ребенка с расстройствами аутистического спектра, 186 не аутичных детей с расстройствами психики и 35 не аутичных депрессивных детей. Их родители рассказали о том, сколько раз их дети пытались покончить с собой и с какой регулярностью их посещали мысли о самоубийстве.

Исследователи выяснили, что у аутичных детей в 28 раз больше шансов совершить попытку самоубийства по сравнению с не аутичными детьми (эта вероятность была оценена в диапазоне от «иногда» до «очень часто»). А у детей, страдающих депрессией, эти шансы были втрое выше, чем у детей с аутизмом. 71% детей, для которых были характерны все четыре упомянутых фактора, собирались или совершали попытки покончить жизнь самоубийством.

Исследователи обнаружили более высокий риск суицида у аутичных детей, которые были чернокожими или латиноамериканцами, особенно у мальчиков в возрасте около 10 лет и у воспитывавшихся в семьях с низким уровнем дохода. «Это была, пожалуй, самая важная часть исследования», – считает Анжела Горман, доцент кафедры детской психиатрии из медицинского колледжа Университета штата Пенсильвания, тоже работавшая в группе исследователей.

Среди детей с аутизмом суицидальные мысли в два раза чаще посещали мальчиков, хотя по количеству попыток самоубийства между мальчиками и девочками не было никакой разницы. Депрессия и поведенческие проблемы были тесно связаны с мыслями и попытками самоубийства, особенно в тех случаях, когда детей дразнили или запугивали.

«Почти у половины детей с проблемами психики, подвергавшихся унижениям и запугиваниям, были суицидальные мысли и отмечались попытки покончить с собой», – констатирует Анжела Горман. – «Это – весьма значительный показатель».

Депрессия – основная и наиболее значимая причина мыслей и попыток такого рода. 77% аутичных детей, родители которых считали их еще и депрессивными, были предрасположены и/или пытались покончить жизнь самоубийством. При этом ни их когнитивные способности, ни IQ не имели особого значения.

Результаты данного исследования были опубликованы в журнале «Расстройства аутистического спектра».

www.ja-zdorov.ru

Какая связь между аутизмом и депрессией?

На данный вопрос в своей статье отвечает Кристофер МакДугл, доктор медицинских наук, директор Центра аутизма Лурье при Массачусетском госпитале, член Сети лечения аутизма организации Autism Speaks.

Это важный вопрос. Расстройства настроения — в том числе депрессии – похоже, действительно чаще встречаются у людей с нарушениями развития, чем среди общей популяции населения.

Однако диагностика депрессии у пациентов с аутизмом представляет собой сложную задачу, которая возвращает нас к первоначальному описанию понятия «детский аутизм», данному Лео Каннером в 1943 году.

Каннер говорил о нарушениях «аффективного контакта» у людей с аутизмом. Врачи используют термин «аффект» для описания того, как чье-либо эмоциональное состояние выглядит в глазах других людей. Иными словами, выглядит ли человек так, как будто он в депрессии или в тревоге? Это может отличаться от его «настроения». Настроение означает то, как человек на самом деле чувствует себя внутри. Аффект и настроение не всегда совпадают. Врачи называют это «несоответствием аффекта и настроения».

Спорные моменты постановки диагноза.
Многие люди с расстройствами аутистического спектра (РАС) не выражают своих эмоций при помощи мимики лица. Это не обязательно означает, что они в депрессии. Другими словами, их аффект не обязательно соответствует тому, как они себя чувствуют.

Однако по этой причине диагностика депрессии у аутичного человека в несколько раз усложняется. Кроме того, многие люди с расстройствами аутистического спектра практически не пользуются речью. Так что они могут быть не в состоянии рассказать нам о том, как они себя чувствуют.

Это создает трудности для точной диагностики депрессии у пациентов с расстройствами аутистического спектра. Мы можем обратить внимание и на другие симптомы депрессии. Они включают в себя изменения аппетита или сна, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения, явный упадок жизненных сил или утрату способности получать удовольствие от бывших ранее приятными занятий. Также может наблюдаться общее снижение интересов и мотивации. Мы можем измерить изменения в весе и в продолжительности сна. Тем не менее, трудно уверенно диагностировать депрессию у тех людей, которые не могут объяснить, как они себя чувствуют.

Еще одной проблемой в диагностике депрессии у аутичных людей является пересечение симптомов. Симптомы депрессии включают скудный или депрессивный аффект (выражение лица), снижение аппетита, нарушения сна, упадок сил, снижение мотивации, социальную изоляцию и уменьшение желания общаться с другими людьми. Очевидно, что многие из этих симптомов могут быть следствием аутизма, а не депрессии.

Аутизм, депрессия и суицидальные наклонности.
При обсуждении вопросов диагностики и лечения депрессии, важно учитывать возможность суицидальных наклонностей у пациента. В медицинских учебных учреждениях психиатров учат оценивать риск суицида при постановке диагноза «депрессия» у всех пациентов. Это правило также относится и к людям с расстройствами аутистического спектра.

В недавнем исследовании, опубликованном в журнале Исследования при расстройствах аутистического спектра, Анжела Горман и ее коллеги определили ряд факторов риска, связанных с мыслями о самоубийстве и попытками суицида у детей с расстройствами аутистического спектра. В ходе интервью родителей исследователи собрали информацию о 791 ребенке с аутизмом, о 186 типично развивающихся детях и 35 неаутичных детях с диагнозом депрессия.

Процентное соотношение детей, родители которых оценили их как от «иногда» до «очень часто» думающих о суициде, было 28 раз выше в группе аутичных детей, чем среди детей с типичным развитием. Однако этот показатель у аутичных детей, страдающих депрессией, был в три раза ниже, чем среди неаутичных детей в депрессии. Депрессия также была в числе сильнейших предикторов суицидальных мыслей или попыток у детей с аутизмом. К счастью, суицидальные наклонности среди детей в возрасте до 10 лет проявляются редко.
Эти результаты подчеркивают, насколько важно, чтобы врачи оценивали возможность появления суицидальных мыслей при проведении диагностической оценки подростков и взрослых с расстройствами аутистического спектра. Действительно, точная диагностика депрессии у лиц с расстройствами аутистического спектра является сложной задачей. Мы должны использовать всю имеющуюся информацию. Это должно включать прямое взаимодействие и наблюдение пациентов, беседы с членами семьи, учителями, инструкторами, персоналом стационаров и т.п.
Срочная необходимость проведения дальнейших исследований и клинического руководства.
Нам срочно необходимы дополнительные исследования, чтобы разработать более эффективные инструменты и методы диагностики расстройств настроения и тревожных расстройств у лиц с расстройствами аутистического спектра. Это особенно важно для тех людей, которые испытывают значительные трудности в коммуникации. Содействие может оказать использование средств альтернативной коммуникации http://autism-aba.blogspot.com/2012/08/autism-ipad-apps-for-comunication.html .

Кроме того, мы критически нуждаемся в исследовании, которое займется вопросами разработки эффективных лекарственных препаратов и поведенческих методов лечения депрессии у людей с расстройствами аутистического спектра. На сегодняшний день нет ни одного опубликованного систематического клинического испытания антидепрессантов для лечения депрессии у людей с аутизмом. Весьма вероятно, что проблема точного диагностирования депрессии у лиц с РАС способствовала отсутствию прогресса в этой области. Мы должны удвоить наши усилия в данной сфере медицинского обслуживания населения.

autism-aba.blogspot.com

Вопрос-ответ. Какова связь между аутизмом и депрессией?

Психиатр о существующих данных о депрессии среди людей с аутизмом

Это очень важный вопрос. Эмоциональные расстройства — включая депрессию — действительно чаще встречаются у людей с нарушениями развития, чем среди населения в целом. Однако диагностика депрессии у людей с аутизмом связана с трудностями, история которых восходит еще к первому описанию «детского аутизма» Лео Каннером в 1943 году.

Каннер описывал нарушения «аффективного контакта» у детей с аутизмом. Врачи используют термин «аффект» для описания видимых проявлений чужого эмоционального состояния. Другими словами, выглядит ли человек подавленным или тревожным? Эти проявления могут не совпадать с «настроением», то есть с тем, что человек чувствует на самом деле.

Аффект и настроение не всегда совпадают. Например, аффект может быть плоским, когда каких-либо проявлений эмоциональных реакций практически не наблюдается. Тем не менее, человек при этом может уверять, что он или она находится в хорошем настроении. Врачи называют это «инконгруэнтностью аффекта и настроения».

Сложности диагностики

Многие люди с расстройствами аутистического спектра (РАС) проявляют очень мало эмоций с помощью мимики. Это не означает, что они находятся в состоянии депрессии! Другими словами, их аффект не обязательно совпадает с тем, что они чувствуют.

Однако это также означает, что распознать депрессию у человека с аутизмом гораздо сложнее. Более того, у многих людей с РАС речь ограничена или отсутствует вообще. Так что, возможно, такой человек не способен нам сказать, что он чувствует.

Как вы можете себе представить, это затрудняет верную диагностику депрессии у людей с РАС. Мы можем спрашивать про другие симптомы, которые иногда указывают на депрессию. К таким симптомам относятся изменения в аппетите или сне — как увеличения, так и снижения. На депрессию также может указывать резкое снижение энергии или утрата способности получать удовольствие от занятий, которые раньше приносили человеку радость. Это может сопровождаться общим снижением интересов и мотивации.

Мы можем измерять изменения в весе и часы сна. Однако трудно с уверенностью диагностировать депрессию у пациентов, которые могут быть неспособны сообщить о своем самочувствии словами или внешним видом.
Другая трудность в диагностике депрессии у человека с аутизмом — это пересечение симптомов. К симптомам депрессии относятся плоский или подавленный аффект (уменьшение мимических реакций), снижение аппетита, нарушения сна, снижение работоспособности, уменьшение мотивации, отказ от социальных контактов и сниженное желание общаться с другими людьми. Очевидно, что многие из этих симптомов могут быть связаны с аутизмом, а не с депрессией.

Аутизм, депрессия и суицидальные тенденции

При обсуждении диагностики и лечения депрессии очень важно рассмотреть возможность суицидальных тенденций. В университете психиатров учат оценивать риск суицида для каждого пациента, которого мы обследуем в связи с возможной депрессией. Это также относится и к обследованию пациентов с РАС.

Недавнее исследование, опубликованное в журнале «Research in Autism Disorders» Ангелой Горман и коллегами, выявило ряд факторов риска, связанных с мыслями о самоубийствие и суицидальными попытками у детей с РАС.

Ученые провели интервью с родителями 791 ребенка с аутизмом, 186 типично развивающихся детей и 35 не аутичных детей, у которых была диагностирована депрессия. Процент детей, которые, по оценке родителей, думали о самоубийстве по шкале от «иногда» до «очень часто» или предпринимали попытки самоубийства, был в 28 раз больше среди детей с аутизмом, чем среди детей с типичным развитием. Суицидальные тенденции среди детей с аутизмом встречались в три раза реже, чем среди не аутичных детей с депрессией. Депрессия была основным и единственным фактором, который предсказывал суицидальные мысли и попытки среди детей с аутизмом. По счастью, суицидальные тенденции были не характерны для детей младше 10 лет.

Эти данные показывают, насколько важно врачам оценивать потенциальный риск суицида при обследовании подростков и взрослых с РАС. Да, точная диагностика депрессии и риска суицида у людей с РАС затруднена. Для этой цели мы должны собирать все возможную информацию. Такая информация должна включать прямое взаимодействие и наблюдение за нашими пациентами. Мы должны также говорить с членами семьи, педагогами, наставниками на рабочем месте, сотрудниками учреждений и так далее.

Нам срочно необходимо провести больше исследований и разработать улучшенные инструменты и техники для диагностики эмоциональных и тревожных расстройств у людей с РАС. Это особенно важно для тех, у кого есть серьезные проблемы с коммуникацией. В этом отношении может помочь использование устройств для вспомогательной или альтернативной коммуникации.

Более того, существует огромная потребность в исследованиях по разработке эффективных лекарственных препаратов и методов поведенческой терапии для лечения депрессии у людей с РАС. На данный момент не было опубликовано ни одних систематических клинических испытаний антидепрессантов для лечения депрессии у людей с аутизмом. Очень вероятно, что отсутствие такого прогресса связано с тем, что правильно диагностировать депрессию у людей с РАС затруднительно. Мы должны удвоить наши усилия в этой важной области медицинской помощи.

Исследование. Среди взрослых с аутизмом часто встречаются мысли о суициде

Идея о том, что люди с аутизмом не испытывают сильных эмоций — не более чем миф, многие из них подвержены депрессии и отчаянию, которые могут принимать уникальные формы

В подростковом возрасте Бьянка Маршак часто впадала в ярость по, казалось бы, ничтожным поводам, например, если ее мама, Кэти, не покупала в магазине ее любимую готовую курицу на ужин. Ее злость выходила из-под контроля, и она могла угрожать покончить с собой.

«Я пыталась держать ее, успокаивать и говорить “Я здесь, я с тобой”», — вспоминает Кэти Маршак, психолог из американского города Портланд.

В возрасте 13 лет у Бьянки диагностировали форму высокофункционального аутизма, которая называется синдром Аспергера, и по мере взросления ее перепады настроения становились все более взрывными. «Иногда она говорила, что если я просто убью ее, то нам обеим больше не придется мучиться», — вспоминает Кэти.

Поведение Бьянки отражает парадокс эмоциональных проблем при аутизме, которые лишь недавно начали привлекать внимание ученых и специалистов. Очень часто окружающие воспринимают аутичных людей как лишенных эмоций, для них характерен так называемый «плоский аффект», то есть отсутствие эмоциональной выразительности в речи и мимике, и они редко проявляют интерес к обсуждению чувств (своих или чужих). Тем не менее, одновременно у них могут быть эмоциональные взрывы, которые часто принимают драматические формы и в некоторых случаях включают угрозы самоубийства.

Опытные клинические специалисты давно подозревали, что для людей с аутизмом может существовать повышенный риск «суицидальности», то есть мыслей, планов или попыток самоубийства. Их подозрения подтвердились лишь недавно: несколько крупных исследований показали, что среди подростков и взрослых с высокофункциональным аутизмом и синдромом Аспергера часто встречаются сниженное настроение и суицидальное отчаяние.

Однако подобные проблемы может быть сложно распознать, потому что аутичные люди не обсуждают свои эмоции типичным образом. Например, они могут говорить, что думают о суициде, но не описывают переживаний, характерных для депрессии.

В последнем исследовании, опубликованном в 2014 году в журнале «Lancet Psychiatry», две трети группы взрослых с диагностированным синдромом Аспергера говорили, что думали о самоубийстве в какой-то момент жизни, и 35% сообщили о конкретном плане или фактической попытке самоубийства (1).

«Это люди, которые всю жизнь пытались найти свое место в обществе, — говорит Саймон Барон-Коэн, один из авторов исследования, профессор психопатологии развития в Кембриджском университете, Великобритания. — И во время этих попыток они испытывали настоящие страдания».

Некоторые исследователи считают, что когнитивные особенности самого аутизма, например, тенденция «застревать» на определенных мыслях, может увеличить риск суицидальности для аутичных людей. Эти данные побудили их искать новые способы диагностики и профилактики суицидальности в данной группе.

«Мы говорим о сообществе, которое живет с очень высоким уровнем стресса, — говорит Кэтрин Готам, профессор психиатрии в Университете Вандербилт, США, которая специализируется на исследованиях депрессии при аутизме. — Мы должны постараться больше узнать об этом, и мы должны что-то сделать, и чем скорее, тем лучше».

Скрытая эпидемия

Долгое время исследователи аутизма по сути игнорировали суициды. «Когда я только начала работать с людьми с аутизмом, бытовало мнение, что у них в принципе не может быть депрессии», — говорит Джанет Лайнхарт, профессор психиатрии в Университете Висконсина, США. Считалось, что люди с аутизмом редко испытывают эмоции вообще, не говоря уже о суицидальном отчаянии.

С 1990-х по 2000-е, когда знания об аутизме стремительно пополнялись, несколько тщательных исследований были посвящены этой теме (2). Одно из первых таких исследований, проведенное в 2007 году среди лишь нескольких человек, позволило определить, что среди них нередко встречались продолжительные и серьезные мысли о суициде. В этом исследовании десять подростков с синдромом Аспергера отвечали на вопросы о том, как часто у них были различные виды суицидальных мыслей в течение последнего месяца. У половины из них результаты указывали на высокий риск суицида (3).

В течение последних нескольких лет крупные исследования подтвердили, что суицидальность часто встречается среди молодых людей с аутизмом. Исследование среди 791 ребенка с аутизмом в возрасте до 16 лет показало, что 14% из них либо говорили о суициде, либо совершали суицидальные попытки, по сравнению с 0,5% детей без аутизма (4). Другое исследование, проведенное среди 102 детей в возрасте от 7 до 16 лет с тревожностью и высокофункциональным аутизмом показало, что 11% из них имели суицидальные мысли и демонстрировали суицидальное поведение (5).

Подростки и так находятся в группе повышенного риска по суициду из-за эмоциональных и социальных трудностей, связанных с переходом во взрослую жизнь. Наличие аутизма усиливает эти проблемы, говорит Орен Штайэрман, профессор Школы медицинских работников при Технологическом институте Нью-Йорка, который провел исследование 2007 года. «Когда они становятся подростками, они чувствуют все больший и больший остракизм среди своих ровесников, — говорит он. — Они становятся все более и более изолированными от общества».

Взрослая жизнь никак не облегчает это чувство изоляции. Неопубликованный анализ медицинских записей более 2000 взрослых с аутизмом в американском штате Калифорния показал, что 1,8% этих людей предпринимали попытки суицида с 2008 по 2012 год, по сравнению с 0,3% в контрольной группе.

Рехан Сиддики начал страдать от тяжелой депрессии в начале 2001 года, во время первого семестра в колледже. «У меня совсем не было друзей, правда. Я ходил в классы, посещал лекции, но мне не с кем было тусоваться». В течение этого периода он иногда думал о том, чтобы покончить с собой, но был слишком подавлен, чтобы предпринять какие-то действия по этому поводу. «Я говорил, что я хочу умереть, хочу умереть в автокатастрофе или типа того», — вспоминает он. Когда у него диагностировали синдром Аспергера, это было для него большим облегчением: «Наконец-то была причина, почему я так сильно отличаюсь от других».

Некоторые исследователи говорят, что такие люди как Сиддики более подвержены суицидальности, чем аутичные люди, которым диагноз был поставлен еще в детстве. Эти люди десятилетиями не могли объяснить свои трудности, и у них не было никакого доступа к помощи. Среди 374 участников исследования Барона-Коэна, например, средний возраст постановки диагноза был 31 год. И в этой группе мысли о самоубийстве встречались в девять раз чаще, чем среди населения в целом.

Взрослые с аутизмом в калифорнийском исследовании более чем в пять раз чаще, чем члены контрольной группы, предпринимали попытки суицида. «Я думаю, что это лишь верхушка айсберга в отношении суицидальной идеации», — говорит Лиза Кроен, директор Программы исследования аутизма в «Kaiser Permanente», некоммерческой программы медицинской помощи в Калифорнии.

Многие люди с аутистическим расстройством испытывают сильное стремление к общению и романтическим отношениям, независимой жизни и значимой работе, но программы, которые помогли бы им реализовать эти базовые человеческие желания, практически отсутствуют.

По словам Сиддики, он надеется на «хорошую, самостоятельную жизнь». Однако периодические периоды депрессии, особенно в зимний период, могут помешать ему работать. «У меня бывают свои взлеты и падения, — говорит он. — В идеале, я бы очень хотел работать, самостоятельно обеспечивать себя и не зависеть от государства».

Новое лицо депрессии

Среди населения в целом большинство людей с суицидальными мыслями страдают от депрессии. То же верно и для людей с аутизмом (4). А поскольку люди с аутизмом чаще испытывают депрессию, то нет ничего удивительного в том, что они часто становятся суицидальными.

В то же время традиционный скрининг на симптомы депрессии может не учитывать эмоциональный опыт людей с аутизмом. В исследовании Барона-Коэна суицидальность встречалась гораздо чаще, чем обычные симптомы депрессии. Хотя 66% участников сообщили о наличии суицидальных мыслей, менее половины сообщили о чувствах, связанных с депрессией.

Однако это вовсе не значит, что подобных чувств у них нет. «Возможно, им трудно подобрать подходящие слова для описания своего эмоционального состояния», — говорит Барон-Коэн. Эта проблема, которая называется алекситимия, характерна для аутичных людей.

В то же время, если специалисты слушают внимательно, они могут заметить признаки депрессии, пусть и не совсем типичные. Люди с аутизмом редко описывают состояние депрессии, но они «выражают свою эмоциональную боль иными способами», говорит Лейнхарт.

Один специалист вспоминает пациента с аутизмом, который был чувствовал такую грусть и безнадежность, что он описывал себя словами «нынешняя тьма». Другая аутичная пациентка постоянно думала о том, как хорошо бы было покинуть эту планету и найти другую галактику, где к ней будут лучше относиться, и она сможет найти друзей.

Образ мышления аутичных людей сам по себе может сделать их более уязвимыми перед суицидальнсотью. Например, если они чем-то расстроены, им редко приходит в голову обратиться к другим людям — в конце концов, обращение за помощью тоже является социальным навыком.

Для них также характерно ригидное, негибкое мышление, так что когда к ним приходит мысль о суициде, она с большей вероятностью останется. Готам и ее коллеги обнаружили, что склонность к повторяющимся мыслям способствует развитию депрессии у людей с аутизмом. «Я полагаю, что нечто подобное может происходить и с суицидальностью», — говорит она.

Людям с аутизмом часто трудно представить мысли и чувства других людей, в том числе самих себя в будущем. В результате, им может быть особенно трудно представить, что их самочувствие улучшится. Они могут испытывать перенапряжение от обычных, но сложных повседневных проблем, и часто они реагируют на них экстремальными мыслями или утверждениями.

В исследовании, проведенном среди детей с тревожностью и высокофункциональным аутизмом, ученые обнаружили, что дети иногда угрожают суицидом ради привлечения внимания или избегания неприятной ситуации. «Часто это была реакция на какие-то рамки, предъявленные ребенку», — говорит автор исследования, Эрик Сторч, профессор педиатрии, психологии и психиатрии в Университете Южной Флориды, США. Например, родители могут заявить, что пора прекратить играть в видеоигры, ребенок может начать скандалить, потерять контроль над собой и заявить, что он собирается убить себя.

Независимо от намерений, родители и специалисты должны серьезно относиться к суицидальным угрозам людей с аутизмом. «Это их попытка поднять красный флажок и сказать, что им нужна помощь», — говорит Лейнхарт.

Сторч и его коллеги работают над созданием программы для суицидальных подростков с аутизмом по аналогии с подобной программой для подростков с синдромом Туретта. Следующий шаг группы Барона-Коэна несколько нестандартен: исследователи планируют провести интервью среди пациентов клиники по синдрому Аспергера о том, что могло бы им помочь.

«Нам нужно быть осторожными и избегать готовых решений», — говорит Барон-Коэен. Например, людям с суицидальной депрессией часто рекомендуют обращаться на кризисные телефоны доверия, но из-за своих социальных проблем люди с аутизмом вряд ли будут туда звонить.

После диагноза дочери Кэти Маршак изменила свою психотерапевтическую практику и начала работать с семьями, где есть ребенок или родитель в спектре аутизма.

«Раньше меня очень пугали разговоры Бьянки о суициде», — говорит Маршак. Однако оглядываясь назад, она считает, что ее дочь вряд ли была в состоянии понять, как ее слова о желании смерти влияют на ее мать. «Она испытывала такую боль, — говорит она. — Она просто пыталась сказать, что она чувствует себя беспомощной».

Cassidy S. et al. The Lancet Psychiatry 1, 142-147 (2014)

Hannon G. and E.P. Taylor Clin. Psychol. Rev. 33, 1197-1204 (2013)

Shtayermman O. Issues Compr. Pediatr. Nurs. 30, 87-107 (2007)

Mayes S.D. et al. Res. Autism Spect. Disord. 7, 109-119 (2013)

Storch E.A. et al. J. Autism Dev. Disord. 43, 2450-2459 (2013)

Надеемся, информация на нашем сайте окажется полезной или интересной для вас. Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

outfund.ru