Аутизм помощь психолога

Дорогим детям, их родителям в специалистам, самоотверженно помогающим аутичным детям, посвящается эта книга.

ЗАГАДОЧНЫЙ МИР ОСОБОГО РЕБЕНКА

Еще двадцать назад лет проблема раннего детского аутизма не стояла так остро, как сегодня. Отечественных исследовательских работ по данной проблеме практически не было. Да и на протяжении моей многолетней работы с детьми с проблемами в развитии дети с аутизмом встречались очень редко. В большинстве случаев речь шла о довольно странных для детского возраста заболеваниях, таких как «олигофрения на фоне шизофренического дефекта», «шизофрения» разных форм, начиная от вялотекущей и до паранойяльной формы, диагностируемые даже в трехлетнем возрасте, «шизофренический дефект», «шизоидная психопатия с олигофреническим дефектом» и пр. Наблюдение за этими детьми осуществлялось в психоневрологических диспансерах. Нередко врачи-психиатры категорично заявляли родителям о неперспективности их лечения и даже обреченности и рекомендовали определить ребенка в специализированные учреждения: дома ребенка, интернаты, где они полностью лишались эмоциональных контактов, которые возможны только в семье. Так эти дети еще глубже погружались в собственный загадочный мир.

Какие они, дети-аутисты? Что скрывается за их отрешенным, красивым лицом, за их «странными», непонятными для нас поступками? Почему случается так, что никогда прежде не разговаривавший ребенок на занятиях с психологом или в эмоциональном порыве произносит не только слова, но и целые фразы? Почему отрешенный от окружающего мира ребенок, похожий на слепоглухонемого, увидев малыша с детским церебральным параличом в коляске, подходит к нему, целует и гладит его ноги? Почему мои студенты, занимающиеся с детьми-аутистами, становятся отличными детскими психологами? Как можно объяснить, что многие люди, работающие с детьми с Проблемами в развитии, не только с детьми-аутистами, отличаются высоким нравственным потенциалом, великодушием и повышенной чувствительностью к проблемам человека?

pedlib.ru

Аутизм — не приговор

Статья детского и семейного психолога Ященко С.А.

Никто не может понять горе матери, которая узнала, что у ее ребенка возмжно есть тяжелое заболевание — детский аутизм. Заболевание способное испортить ее жизнь и жизнь ее ребенка. К счастью психологи уверены: аутизм у детей не приговор. Если обратиться во время, то сихологи могут помочь, если у ребенка аутизм лечение возможно ( в том числе в Ростове -на-Дону). Если Вашего ребенка РДА или аутизм помощь может быть эффективной вплоть до полного выздоровления.

Что означают буквы «РДА» в истории болезни ребенка?

Аутизм проявляется по разному и без специалиста его не продиагностируешь. Один ребенок дерется и бьется в истерике, другой тихо катает машинку в углу 2 часа подряд по одной и той же дорожке. Поэтому даже врачи порой ошибаются ставя диагноз РДА.

Детский аутизм — это защита слишком ранимого малыша от невыносимого для него мира. Ребенок уходит от мира людей в собственный мир звуков, предметов, движений. И эта защита теперь уже сама по себе начинает разрушать жизнь малыша.

Очень важно найти специалиста, который поможет понять, есть ли у малыша шанс вернуться. Раньше аутизм относили к только разновидности детской шизофрении и считали не излечимым. Сегодня многие случаи РДА трактуют как задержку развития, а потому его можно лечить!

При шизофрении человек уходит от мира и у него нет желания вернуться, поэтому ему так трудно помочь. При РДА ребенок хочет, но не может общаться, а потому у него есть шанс.

Как заметить аутизм? Что должно насторожить родителей?

Чаще всего дети аутисты в младенчестве искусственники, они могут быть капризны и избирательны в еде. Они слабо или никак не реагируют на яркий свет, громкие звуки, мокрые пеленки (хотя иногда возможны отдельные сильные реакции).

У более старших детей сохраняется сниженная потребность в общении, или странности при общении (отводят глаза, не реагируют), присутствует своеобразие игр и интересов, странные действия и поступки, страхи, неравномерность развития: опережение в развитии сложных навыков и отставание в простых (например, ребенок уже читает, а рисовать еще не может) — это признаки того, что ребенку нужна помощь.

Почему надо спешить?

Опытный специалист может увидеть признаки РДА у трехмесячного ребенка, внимательная мама может что-то заподозрить с полугодовалого возраста. Официально о диагнозе можно говорить только с двух-трех лет. Но не стоит столько ждать — лечение надо начать при первых же подозрениях. Раннее обращение к специалистам сильно увеличивает шансы на полное излечение. Тем более не стоит ждать, если ребенок старше.

К тому же есть шанс, что Вам поставили не верный диагноз и Вас не верно лечат. Нужна точная диагностика состояния ребенка.

Для правильного лечения стоит также определить степень развития проблемы.

Существует четыре уровня тяжести аутизма ( первый хуже). аутизм делят на процессуальный (близок к шизофрении) и непроцессуальный (неврологического и психологического происхождения). Каждому такому ребенку нужна серьезная диагностика, чтобы эффективно работать с проблемой.

Что делать родителям?

Надо посетить несколько психиатров и сделать у патопсихолога или клинического психолога патохарактерологическое обследование.

Потом следует длительная терпеливая работа психолога и дефектолога. Результат будет максимальным, если родители будут активно прислушиваться к рекомендациям специалистов.

У нас лучшие специалисты в городе — обратитесь к ним за диагностикой:

  • Ариэль Аркадьевич Став (известный израильский психиатр, доктор медицины, специалист в области детской и подростковой психиатрии, дивиантолог).
    • Дорохов Михаил Борисович (Патопсихолог, медицинский психолог, 20 лет практики)
    • Холодова Эльвира Юрьевна (опытный клинический психолог)
    • Запишитесь на консультацию по

      телефон 3032060

      Причины аутизма у детей.

      Последнее время случаев детского аутизма стало катастрофически много. Для лечения самый перспективный непроцессуальный аутизм. Часто он сочетается с различными другими нарушениями нервной системы, нарушениями речи, внимания, активности.Так что можно предположить, что нарушения центральной нервной системы как раз и способствуют той самой повышенной чуткости, которая вызывает столь преувеличенную защиту психики. Ребенок воспринимаем мир как опасный, агрессивный и прячется. На развитие аутизма влияют также психологические факторы, отношение родителей к ребенку и его особенностям, отношений между родителями и другое.

      Процессуальный аутизм иногда бывает следствием некоторых генетических заболеваний или может быть предвестником шизофрении.

      Лечат ли аутизм в Ростове?

      В Ростове есть качественно обученные, опытные специалисты в области лечения аутизма, которые могут оказать профессиональную помощь. Лечение аутизма большой труд врачей, психологов, педагогов и родителей, иногда кажется, что ничего не сдвигается с места. Улучшения сопровождаются ухудшениями. Но не сдавайтесь — аутизм можно преодолеть. если человеку удалось адаптироваться, приспособиться к миру, то он уже «вылечился». Именно психолого-педагогическая коррекция играет наиважнейшую роль в лечении этого состояния. Медикаментозное лечение аутизма оправдано лишь на начальных этапах терапия, играя роль своеобразных «костылей».

      Запишитесь на консультацию к опытным детским психологам нашего центра:

      телефон 3032060

      И так ваши действия, если Вы видите у ребенка признаки аутизма:

      1. Хорошая диагностика: патопсихолог, психиатр, невропатолог.
      2. Подбор лечения: хороший психолог работающий с аутизмом, если нужно – лекарства назначенные психиатром, возможно педагог развивающий ребенка.
      3. Консультация хорошего психолога для Вас: диагностика семейных нарушений, способствующих развитию и сохранению аутизма, плюс: инструкции для вас, как вести себя с ребенком-аутистом.

      www.svetmayaka.ru

      Ранний детский аутизм. Психологическая помощь детям с РДА.

      Детский аутизм является одним из наиболее спорных вопросов детской психиатрии в настоящее время, несмотря на то, что имеются многочисленные исследования этого феномена. Впервые этот синдром был выделен в 1943 г. Л. Каннером. По клиническим признакам аутизм относят к искаженному развитию. «Ранний детский аутизм» как понятие можно рассматривать как «неравномерное развитие психики с нарушением преимущественно социального межличностного восприятия и функции общения»[1].

      Наиболее распространенные причины РДА:

      — органическое поражение мозга;

      — нарушение общения матери с ребенком, ее отчужденность и эмоциональная холодность, недостаток материнской ласки.

      К типичным проявлениям детского аутизма относят:

      — постоянный уход ребенка от любых контактов, как со взрослыми, так и со сверстниками;

      — категорическое желание сохранения постоянства окружающей обстановки;

      — необоснованный страх перед любыми изменениями или чем-то новым;

      — отказ от использования речи или своеобразная речь с нарушенной коммуникативной направленностью;

      — погруженность в мир собственных переживаний;

      — эмоциональная холодность по отношению к близким, избегание тактильных контактов и контактов глаз.

      Дети с РДА стремятся оградить свое одиночество и активно сопротивляются попыткам нарушить свое пространство, вплоть до вспышек агрессивности. Для таких детей характерна однообразная внешне, нецелесообразная двигательная активность, которая может проявляться в беге по кругу, ритмично повторяющихся прыжках и т.д. Периоды двигательного беспокойства сочетаются с периодами заторможенности, застывания в одной позе. Неожиданно и очень надолго внимание детей с РДА может быть привлечено к какому-либо предмету, с которым дети могут манипулировать часами (переливать воду из чашки в чашку, включать и выключать светильник, открывать и закрывать крышку коробки и т.д.).

      Психологическая помощь детям с РДА заключается в том, чтобы помочь ребенку адаптироваться к коллективу с перспективой дальнейшей социализации. Мероприятия в этом направлении должны реализовываться комплексно (с активным участием дефектологов, педагогов) на фоне медикаментозного лечения, назначенного психиатром. Работа всех специалистов должна быть взаимосвязана и определена в индивидуальной программе развития ребенка.

      В связи с симптоматикой РДА педагогам и психологам необходимо вовлечь ребенка в совместную деятельность, чему будет способствовать использование разнообразных форм взаимодействия с ребенком-аутистом через обогащение его эмоционального и интеллектуального опыта. Большую трудность будет представлять налаживание контакта с таким ребенком. Этому может помочь следование ряду правил:

      — если ребенок будет категорически отказываться входить в комнату, не стоит настаивать, достижением будет уже то, что он останется стоять на пороге;

      — необходимо предоставить ребенку возможность обследовать помещение комнаты для занятий;

      — убрать все яркие, крупные, звучащие игрушки и предметы;

      — насколько это возможно, звукоизолировать комнату;

      — избегать зрительных и тактильных контактов на первых этапах, резких движений;

      — интонация голоса должна быть тихой, речь – спокойной;

      — не настаивать на продолжительности выполнения задания в случае отказа.

      Залог успеха в работе с аутичными детьми – гибкость поведения, умение вовремя сориентироваться и перестроить занятие. Важно учитывать и такие моменты, как постоянство во времени занятий и одежде специалиста, это поможет ребенку привыкнуть к нему.

      Для развития ориентировки в своем теле предлагается развесить несколько зеркал на уровне глаз ребенка, кроме того, можно на листе большого формата обвести контур его тела и вместе закрашивать части, проговаривая их название. Для развития тактильных ощущений можно использовать игры типа «Узнай предмет» или «На ощупь», в которых ребенку предлагается угадать на ощупь, что спрятано внутри.

      Важный момент: каждую игру или упражнение необходимо провести множество раз для закрепления результата.

      Для снятия тревожности и развития моторной ловкости детям с РДА будут полезны релаксационные упражнения и пальчиковые игры. Хороший терапевтический эффект оказывают также игры с песком и водой.

      Преодолеть проявления аутизма возможно только с участием в коррекционном процессе родителей. Типичным началом работы будет просветительская деятельность психолога, задача которого – объяснить родителям особенности мировосприятия их ребенка. Их же задача – создать комфортную обстановку ребенку, обеспечить чувство защищенности и уверенности. Не следует принуждать ребенка к выполнению чего-либо, так как настойчивость будет лишь стимулировать сопротивление. Главное – во всем соблюдать последовательность, систематичность и постепенность. Таким детям жизненно необходима поддержка близких, похвала должна следовать за каждым, даже минимальным успехом.

      Необходимо привлекать детей к помощи по дому: уборке, мытью посуды, приготовлению еды.

      Полезно держать в доме какое-нибудь животное, о котором ребенок будет заботиться.

      Такие привычные для большинства людей вещи помогают решить несколько проблем: учат детей взаимодействовать, заботиться о других и о себе, развивают моторику и т.д.

      Принимать особенности своего ребенка, искоренять в себе чувство вины. Последнее — одно из важнейших условий, так как принятие — это понимание, открывающее путь к выздоровлению ребенка.

      [1] Максимова Н.Ю., Милютина Е.Л. Курс лекций по детской патопсихологии. Ростов-на-Дону, 2000.

      www.b17.ru

      Психологическая помощь ребенку с аутизмом в процессе совместного чтения

      Чтение как инструмент психологической коррекционной работы

      Совместное чтение, так же как игра и рисование, служит установлению контакта с аутичным ребенком и развитию взаимодействия. С его помощью можно эмоционально тонизировать ребенка, выявлять и смягчать его аффективные проблемы. На основе совместного чтения может строиться длительная работа с аутичным ребенком по осмыслению происходящего с ним и с другими людьми, в ходе которой он получит необходимый опыт индивидуальных переживаний и сопереживания.

      Бывает, что совместное чтение становится единственной возможностью развития эмоционального контакта с ребенком, формирования его представлений об окружающем, о других людях. Описаны случаи, когда мутичный ребенок, не достигая возможности говорить, обучается чтению и составлению слов из букв, и это становиться каналом эмоциональной связи с ним, радикально меняя в лучшую сторону его положение в семье, отношения с близкими.

      С опорой на совместное чтение постепенно формируется и дифференцируется индивидуальный жизненный опыт детей с аутизмом. Выделяются важные впечатления, желания, осознаются уже сложившиеся предпочтения и весь привычный обиход, уютный жизненный порядок. Чтение может помочь в сюжетной организации сознания, в проявлении и проработке событий личного прошлого и возможного будущего, в выделении причинно-следственной связи событий, в выстраивании и определении системы мотивов и целей, позволяющей ребенку стать менее импульсивным — подняться над провокациями непосредственной ситуации.

      В совместном со взрослым чтении может вестись работа по развитию восприятия как общего контекста, так и подтекста ситуации, пониманию чувств и намерений других людей, — то есть по преодолению тенденции к буквальности и одноплановости в восприятии происходящего, характерной даже для высоко интеллектуальных и относительно социально успешных людей с аутизмом.

      Таким образом, мы видим, что чтение может применяться на разных этапах психологической помощи при аутизме: и в самом начале работы во взаимодействии с маленькими детьми, и на ее поздних этапах при поддержке аутичных подростков и даже взрослых.

      Оно может использоваться в работе с разными категориями аутичных детей: и с относительно успешными в социальной адаптации, продвигая их в дальнейшем развитии, поддерживая в освоении более сложной социальной среды, и с глубоко аутичными детьми, которым оно дает возможность выхода из аутистической отгороженности и развития взаимопонимания с близкими людьми.

      Установление контакта с ребенком с помощью книги

      Занятия с книгой могут быть избраны сначала просто потому, что книга уже что-то значит для ребенка, потому что она привлекает его внимание. На основе совместного внимания к книге могут возникать и фиксироваться первые формы контакта ребенка со взрослым.

      Например, глубоко аутичный ребенок в процессе полевого поведения пусть ненадолго, но останавливает на книжке внимание, или даже сам берет ее и перелистывает. Его действия с книгой могут стать основой для эмоционального комментария взрослого, помогающего ребенку в осмыслении происходящего. В будущем повторяющийся момент объединения внимания на книге может стать одной из опор для формирования устойчивой структуры занятия.

      Сначала для нас даже не столь важно, что именно привлекает аутичного ребенка в книге: ее сенсорная фактура — глянцевость, цвет, шуршание бумаги, мелькание страниц; форма и орнамент рядов букв; иллюстрации или запечатленные на них ситуации. Все это, безусловно, очень важно для выявления характера избирательности ребенка, определения возможного смыслового поля, на основе которого в дальнейшем будет развиваться эмоциональный контакт. Но в начале работы для нас значим, прежде всего, сам факт проявления интереса к книжке, предоставляющий возможность объединения внимания, сопереживания и эмоционально тонизирования ребенка теми впечатлениями, которые он сам уже выбрал.

      У более старших и более продвинутых в аффективном развитии детей книга может стать не объектом мимолетного внимания, а предметом устойчивого и содержательного интереса. Очень часто это выражается в увлеченности стихами, которые такой ребенок, как правило, очень хорошо запоминает. Он может воспроизводить длинные цитаты, «читать стихи километрами». Ребенок может иногда использовать эти цитаты вполне уместно (например, говорит маме: «Испеки-ка ты мне, бабка, колобок», — когда хочет есть). И, как правило, не протестует, если его увлечение стихами начинают разделять близкие.

      Понятно, что такой интерес к книге может быть стереотипным: малыш может требовать читать одну и ту же страницу, одну и ту же книгу, искать в ней один и тот же рисунок. Он может и надолго погружаться в прочитанную историю, «жить в ней годами», проецируя ее содержание на реально происходящие события и пытаясь их организовать в соответствии с канвой любимого сюжета книги. Часто такой стереотипный книжный интерес исходно связан с пугающим переживанием, и ребенок постоянно «перемалывает» таким образом одно и то же захватившее его впечатление.

      Подключение взрослого к такому устойчивому интересу, выражающееся в сопереживании и следовании за ребенком, а не в попытке произвольной организации его поведения, часто благосклонно им принимается. Таким образом мы можем завоевать доверие ребенка и постепенно развивать взаимодействие с ним.

      Бывает, что детей, сосредоточенных на книжке, трудно вовлечь в более активное взаимодействие, например, в игру, связанную с передвижением по комнате. Это может быть связано и с выраженными страхами, и со сверхувлеченностью книгой. К тому же, это может поддерживаться и характерной для интеллектуально развитых детей с аутизмом катастрофической моторной неловкостью, затрудняющей любую деятельность. Игры таких детей часто представляют собой лишь вербальную активность — стереотипное проговаривание свернутого сюжета любимой книги или мультфильма. Поэтому присоединение к этому стереотипному интересу, к постоянному перечитыванию и проговариванию содержания одной и той же книги надолго становится единственной основой для установления и развития эмоционального контакта.

      Взаимодействие чтения, игры и рисования в психологической работе с аутичным ребенком

      Игра, чтение, рисование естественно объединяются и дополняют друг друга в психологической коррекции детского аутизма. Начало работы определяется, прежде всего, индивидуальными возможностями ребенка. Если контакт исходно устанавливается на основе чтения, то позже, по мере возможности, в занятия могут быть включены и рисунок, и игра как проигрывание с игрушечными персонажами занимательного для ребенка сюжета. Такое дополнение позволяет конкретизировать впечатления от прочитанного в книге, закрепить их смысл в чувственных подробностях, разнообразить и эмоционально дифференцировать детали сюжета. В других случаях, когда контакт исходно устанавливается с помощью игры или рисования, мы также ищем возможность перейти впоследствии к совместному чтению.

      Разнообразно организованное занятие позволяет развернуть взаимодействие, построить его более гибко и индивидуализировано. Кроме того, как уже указывалось, введение чтения важно, поскольку именно оно дает возможность продолжать активную психологическую работу в подростковом и юношеском возрасте, когда обращение к игре становится невозможным.

      Приучив ребенка читать вместе и обсуждать прочитанное, мы закладываем возможность продолжения занятий в старшем возрасте, когда другие формы работы становятся менее адекватными. И в старшем дошкольном, и в младшем школьном, и в подростковом возрасте ребенок с аутизмом нуждается в помощи в осмыслении происходящего, в понимании чувств, мыслей, намерений других людей. У него надолго остаются проблемы понимания подтекста, второго плана ситуации. Даже успешно преодолевающие свои трудности аутичные дети часто не могут поставить себя на чье-то место, понять и уступить, пожаловаться и пожалеть, поделиться информацией и попросить помощи. Причиной этого являются как врожденные трудности установления эмоционального контакта, так и недостаток реального опыта взаимодействия с другими людьми. Совместное чтение книг является одной из возможностей смягчения подобных проблем. Оно может дать таким детям опыт сопереживания, оценки и анализа человеческих взаимоотношений. Чтение, с одной стороны, может помочь составить представление об общечеловеческих ценностях, а с другой, — помогает в прояснении эмоционального смысла каждодневных бытовых контактов с близкими людьми.

      alldef.ru

      Документ. Обучение детей с аутизмом в школе: ответы на часто задаваемые вопросы

      Ответы на вопросы директоров школ о ресурсных классах для детей с аутизмом

      Данный документ был разработан инициативной родительской группой проекта «Инклюзивная молекула», направленного на создание и развитие ресурсных классов для обучения детей с аутизмом в общеобразовательных учреждениях. Родители создали закрытую группу в сети Фейсбук, где публиковали вопросы директоров школ, а затем обращались к специалистам за ответами. Все нижеприведенные вопросы реальны — их слышали родители, когда обсуждали с директорами московских школ возможность открыть ресурсный класс.

      Модератор и выпускающий редактор проекта Евгения Лебедева (кандидат психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории психологии развития ФГБУН Институт психологии РАН и мама детей с РАС), консультанты — Анастасия Козорез, Елена Кутепова, Татьяна Медведева, Елена Цырульникова и многие другие специалисты, заинтересованные в том, чтобы дети с РАС могли бы ходить в детский сад и учиться в школе.

      Постепенно документ будет дорабатываться, и вы можете принять участие в его разработке. Присылайте вопросы от ваших знакомых директоров школ и детских садов на адрес [email protected], и мы обязательно найдем тех, кто сможет на них содержательно ответить.

      Уважаемые коллеги!

      В этом документе собраны ответы на вопросы директоров школ, к которым обращаются инициативные группы родителей с просьбой принять в школу детей с аутизмом. В школах, которые принимают таких детей, в международной практике часто организуются ресурсные классы. Если в школе есть такой класс — обучение ребенка с аутизмом становится возможным и эффективным, а школа на практике реализует принципы инклюзивного образования. Сегодня такие проекты есть и в России. Мы будем рады расширить список ответов и готовы принять ваши вопросы. Полная версия с новыми ответами на вопросы будет опубликована на сайте Департамента образования Воронежской области, на сайте фонда «Выход» и на сайте Института проблем инклюзивного образования (МГППУ). На вопросы отвечали специалисты образовательных учреждений, где обучаются дети с РАС, а также представители общественных организаций, созданных родителями детей с аутизмом. Рецензент: Институт проблем инклюзивного образования (МГППУ).

      1. Какие особенности могут быть у детей с расстройствами аутистического спектра (РАС)?

      Иногда дети с РАС отличаются от других детей настолько мало, что их особенности заметны только специалистам. Но все-таки чаще особенности детей с РАС отчетливо проявляются при общении с ними.

      Ребенок может ни разу не взглянуть на собеседника или не поддерживать контакт глазами во время разговора, при этом ничего не отвечая, так что складывается впечатление, что он не замечает, что к нему обращаются.

      Бывает и обратная ситуация: ребенок может говорить на интересующие его темы без остановки, не видя, что собеседник потерял интерес к разговору и хочет его завершить. Детям с РАС, как правило, непонятны скрытые мотивы поступков других людей, им почти недоступно понимание иронии собеседника, а также употребление слов в переносном значении.

      Чаще всего дети с РАС имеют особенности речевого развития, которые могут варьироваться от полного отсутствия речи до небольших особенностей в интонациях.

      Некоторые дети с РАС учатся читать довольно рано, даже до того как начинают говорить фразами, и запоем прочитывают чуть ли не всю школьную программу еще до того, как они поступят в школу, или настолько серьезно увлекаются каким-то предметом, например историей, что знают школьную программу по этому предмету не хуже учителя.

      Но у большинства детей с аутизмом интеллектуальное развитие происходит неравномерно: сильными сторонами часто являются зрительное восприятие, внимание к деталям, большой объем механической памяти. Слабыми сторонами часто оказываются непонимание общего смысла текста и пересказ прочитанного заученными фразами или фрагментарное восприятие устной речи, что может, например, затруднить занятия математикой, потому что хотя ребенок умеет выполнять арифметические действия, ему не удается понять условие задачи.

      У многих детей с РАС есть особенности развития сенсорной сферы. Некоторые дети не переносят громких звуков или яркого света, сильным раздражителем также может стать запах или прикосновение (причем окружающим все это, как правило, не доставляют никаких неудобств). То, что может восприниматься как странности в поведении, часто является реакцией ребенка на сенсорные раздражители, причиняющие ему большие неудобства, а иногда даже боль.

      Дети с РАС могут успокаивать себя при помощи привычной стимуляции. Например, при воздействии яркого света или громкой музыки некоторые дети могут трясти кистями рук, или подпрыгивать на месте, или катать колесики у игрушечной машинки, держа ее максимально близко к глазам. Механизмы этих действий похожи на те, которые мы демонстрируем, покачивая ногой или накручивая волосы на палец при неприятном разговоре или долгом ожидании.

      Странности в поведении ребенка с РАС (так же как любое странное поведение ребенка без РАС) могут получить объяснение специалиста, и с помощью практических занятий с ребенком и его родителями такое поведение может быть изменено.

      2. Зачем детям с РАС нужна общеобразовательная школа? Разве им не лучше в коррекционной?

      Конечно, само по себе пребывание ребенка с РАС в общеобразовательной школе не гарантирует эффективного обучения академическим навыкам. Но создание специальных условий (ресурсный класс, адаптированная программа, помощь тьютора), а также присутствие типично развивающихся детей в качестве модели для подражания и среды для общения помогает ребенку с РАС быть более успешным в освоении школьной программы, способствует формированию коммуникативного поведения, расширению жизненного опыта и лучшей социализации.

      После школы ребенку с аутизмом предстоит жить в том же обществе, что и выпускникам обычных школ. Чем раньше они познакомятся друг с другом, тем выше шансы на то, что между ними сложится понимание и взаимодействие. Ребенку с аутизмом, который ходит в школу вместе с обычными детьми, гораздо проще будет ощущать себя частью общества, чем выпускнику коррекционной школы.

      3. Зачем обычным детям учиться вместе с детьми с аутизмом? Что им это дает?

      О преимуществах инклюзивного образования для обычных детей написано много научных работ учеными разных стран, где эта практика существует уже долгие годы. Например, доказано, что выпускники инклюзивных школ обладают более развитыми способностями к коммуникации, лучше понимают окружающих, демонстрируют большую гибкость и креативность. Кроме того, работа в инклюзивном классе, где созданы специальные образовательные условия, дает педагогам уникальный опыт. Педагог, понимающий непростые особенности ребенка с аутизмом, легко найдет подход к проблемам обучения у обычного ребенка, а если этого недостаточно, может воспользоваться помощью специалистов ресурсного класса, поэтому выигрывают все дети. Есть и другие преимущества.

      В школе, где дети с раннего возраста учатся понимать особенности друг друга, возникает атмосфера доверия — и развиваются лучшие качества: толерантность, забота, доброта. И все дети чувствуют себя более комфортно.

      4. Ребенок с РАС будет учиться в обычном классе?

      Для детей с РАС создаются ресурсные классы, в которых проводится подготовка к обучению в обычном классе.

      5. Что такое ресурсный класс?

      Ресурсный класс — это отдельный кабинет для специальных занятий, где ученики с РАС могут заниматься по специальной программе, составленной в соответствии с их индивидуальными образовательными потребностями.

      Ученики с РАС посещают часть уроков в ресурсном классе, а часть — вместе со своими одноклассниками в общеобразовательном классе. Учитель ресурсного класса может вести занятия в небольших группах или работать с ребенком индивидуально.

      Учащиеся общеобразовательных классов также могут получать в ресурсном классе дополнительную помощь специалистов.

      6. Кто решает, когда ученик с РАС будет готов к включению в обычный класс?

      Решение о том, что ребенок с РАС готов к включению в обычный класс, принимает учитель ресурсного класса.

      Решения о выборе уроков, которые ребенок будет посещать, об увеличении количества времени нахождения в классе, об уменьшении тьюторской поддержки, согласовываются с учителями общеобразовательного класса. При необходимости учитель ресурсного класса адаптирует учебные материалы под нужды ученика.

      7. Какие задачи решает учитель ресурсного класса? Что входит в его обязанности?

      Учитель ресурсного класса — это ведущий специалист по организации работы с учениками с РАС в школе. Он должен иметь высшее специальное педагогическое образование. Оптимальным для работы в ресурсном классе является учитель-дефектолог.

      Если работа ресурсного класса строится на основе Прикладного анализа поведения (АВА), учитель должен иметь дополнительное образование в этом направлении.

      В обязанности учителя ресурсного класса входит:

      — проведение диагностики особенностей развития учащихся ресурсного класса;

      — проведение индивидуальных и групповых занятий с учениками, посещающими ресурсный класс;

      — организация работы по коррекции нежелательных форм поведения у учащихся с РАС;

      — составление, адаптация и корректировка образовательных и коррекционных программ и учебных планов;

      — составление планов уроков ресурсного класса;

      — адаптация учебных материалов с учетом индивидуальных особенностей учащихся;

      — адаптация учебных планов общеобразовательных классов для учащихся с РАС;

      — составление рекомендаций по созданию в школе особых условий для учащихся с РАС;

      — консультирование родителей и работников школы;

      — мониторинг эффективности образовательного процесса для учеников с РАС.

      8. По какой программе будет учиться ребенок с РАС?

      Требования к программам описаны в Федеральном государственном образовательном стандарте начального общего образования обучающихся с РАС. На данный момент существует четыре варианта образовательной программы, по которой могут обучаться ученики с РАС. Учитель ресурсного класса в сотрудничестве с учителями общеобразовательных классов при составлении программы должен определить, какие знания, умения и навыки являются наиболее приоритетными для данного ученика и в каком формате их усвоение будет наиболее эффективным: при индивидуальных формах работы, в ресурсном классе или в общеобразовательном классе, а также какие материалы, методы и приемы должны быть использованы при его обучении.

      Требования к АООП НОО обучающихся с расстройствами аутистического спектра

      8.1 Адаптированная основная образовательная программа основного общего образования. Данный вариант предполагает, что обучающийся с РАС получает образование, полностью соответствующее по итоговым достижениям к моменту завершения обучения, образованию сверстников, не имеющих ОВЗ, находясь в их среде и в те же сроки обучения (1–4-е классы).

      8.2 Адаптированная образовательная программа основного общего образования. Данный вариант предполагает, что обучающийся с РАС получает образование, сопоставимое по конечным достижениям с образованием сверстников, не имеющих ОВЗ, в пролонгированные сроки. Данный вариант предполагает пролонгированные сроки обучения: пять лет (1–5-е классы) — для детей, получивших дошкольное образование; шесть лет (1– 6-е классы) — для детей, не получивших дошкольное образование.

      8.3 Адаптированная образовательная программа для учеников с умственной отсталостью. Этот вариант предполагает, что обучающийся с РАС получает образование, которое по содержанию итоговым достижениям не соотносится к моменту завершения школьного обучения с содержанием и итоговыми достижениями сверстников с РАС, не имеющих дополнительных ограничений по возможностям здоровья, в пролонгированные сроки. Данный вариант предполагает пролонгированные сроки обучения: шесть лет (1–6-е классы).

      8.4 Специальная индивидуальная программа развития. Данный вариант предполагает, что обучающийся с РАС, осложненными умственной отсталостью (умеренной, тяжелой, глубокой, тяжелыми и множественными нарушениями развития), получает образование, которое по содержанию и итоговым достижениям не соотносится к моменту завершения школьного обучения с содержанием и итоговыми достижениями сверстников, не имеющих дополнительных ограничений по возможностям здоровья, в пролонгированные сроки. Данный вариант предполагает пролонгированные сроки обучения: шесть лет (1–6-е классы).

      9. Среди детей с РАС школьного возраста есть неговорящие дети. Когда они заговорят, и от чего это зависит?

      Есть дети, которые никогда не будут пользоваться устной речью. Но для общения и передачи информации мы не всегда используем именно устную речь. У нас есть разные способы. Мы можем показать жестом, написать, напечатать, составить схему.

      Для детей, не пользующихся устной речью, созданы разнообразные системы альтернативной коммуникации, используя которые они могут отвечать на вопросы, выражать просьбы, рассказывать о чем-то интересном, болтать с друзьями.

      В школе должны быть созданы условия, при которых ребенок сможет использовать все возможные средства коммуникации, и тогда отсутствие устной речи не станет препятствием для учебы или общения со сверстниками.

      10. Могут ли дети с РАС представлять собой опасность для обычных детей?

      Агрессивность не является отличительной чертой детей с РАС. Однако они могут обороняться в ответ на то, что они воспринимают как угрозу или насмешку.
      Иногда поведение ребенка c аутизмом может выглядеть как агрессивное, когда он пытается сообщить о своих неприятных ощущениях, например — из-за слишком громких звуков или сильных запахов.

      Важно помнить, что дети, у которых есть потенциально опасные формы поведения, не включаются в учебный процесс в общеобразовательном классе.

      11. Детям свойственно повторять друг за другом слова и действия. Не станут ли дети с РАС примером плохого поведения для других детей? Есть ли способы этого избежать?

      Возможно, что другие дети будут иногда повторять какие-то действия своих одноклассников с РАС. Но они не станут перенимать и присваивать данное поведение, потому что у них сформированы свои, привычные формы поведения для возникающих жизненных ситуаций.

      Если у детей появятся вопросы, почему их одноклассник с РАС ведет себя именно так, важно объяснить им причины такого поведения и то, как ему можно помочь научиться вести себя по-другому.

      Надеемся, информация на нашем сайте окажется полезной или интересной для вас. Вы можете поддержать людей с аутизмом в России и внести свой вклад в работу Фонда, нажав на кнопку «Помочь».

      outfund.ru