Аутизм школа

Как учатся дети с аутизмом: истории из России и Великобритании

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Британцы все чаще выбирают домашнее обучение для детей с особенностями развития. Точно так же нередко поступают и российские родители.

У 11-летней Эмили аутизм и синдром дефицита внимания. Последний год она училась дома.

Решение забрать дочь из школы далось Лорне Линч нелегко: она дважды переводила девочку в новое учебное заведение, но результат был всегда один и тот же.

После уроков Эмили возвращалась домой на грани нервного срыва, и Лорне было невыносимо видеть ее расстроенной и озлобленной.

Иногда было настолько трудно, что женщине приходилось звонить в социальную службу. При этом девочка уверяла: учиться она действительно хочет. Но как это делать, не понимает, а объяснить ей никто не пытается.

«Я чувствовала себя белой вороной. Если я делала ошибку, меня отчитывали так, как никого другого», — рассказывает Эмили. Кроме того ей сложно было найти общий язык с одноклассниками.

Сейчас Лорне Линч кажется, что она приняла верное решение. Тем не менее, она уверена: если бы в школе у Эмили было больше поддержки, переводить ее на домашнее обучение не пришлось бы.

История Лорны и ее дочери — не единичный случай, а часть нарастающего тренда. В Англии, Уэльсе и Северной Ирландии за последние пять лет детей с особенными нуждами, которые учатся дома, стало на 57% больше.

Это не всегда выбор родителей: иногда в очереди за местом для такого ребенка в школе приходится ждать месяцами. Сейчас в такой ситуации находятся тысячи детей с особенностями развития.

Адам Бодисон, глава благотворительной организации «Насен», объясняет: школам трудно оставаться инклюзивными из-за жестких требований к эффективности и бюджету.

«Если становится известно, что школа хороша для детей с особенностями, она превращается в магнит. Нагрузка увеличивается, и она уже не может в полной мере обеспечивать нужды особенных учеников», — говорит Бодисон.

При этом, добавляет он, все школы оцениваются по одним и тем же параметрам эффективности, хотя одни школы более инклюзивные, а другие менее.

В Англии, где рост числа выбравших домашнее обучения самый стремительный — 64% за пять лет — правительство обещает создать больше мест в спецшколах и потратить 222 млн фунтов на разработку поддержки детей с особенностями развития.

Школа для Вани

В восемь лет Ваня Попов пошел в обычную школу Краснообска. В небольшом поселке под Новосибирском все знакомы, так что в одном классе с ним оказались дети маминых друзей. А за одной партой — сама мама.

Как рассказывает Анна Юдина, школа предложила мальчику с ранним детским аутизмом индивидуальные занятия по главным предметам — математика, русский. А остальные — рисование, музыку, физкультуру — Ваня должен был постигать вместе с классом.

Наставников в провинциальной школе предсказуемо не нашлось, поэтому сопровождать Ваню на занятиях стала мама.

«Вот им раздали карандаши, листочки и объяснили, что делать, — вспоминает Анна об одном из уроков рисования. — Все поняли, а Ваня, конечно, нет».

Поэтому дальше маме пришлось переводить Ване задание учителя. Рисунок удался, и мальчик очень обрадовался: вскочил, начал размахивать руками.

По словам Анны, это обычная для него реакция: Ване обязательно надо выплеснуть сильные эмоции.

Одноклассники с усмешкой поглядывали на него, тыкали пальцами. Учительница поджимала губы, не пыталась утихомирить Ваню, но и замечаний остальным не делала.

После урока кучка девочек подбежала к Ваниному столу, и мама начала терпеливо объяснять, что он не болеет, а просто развивается иначе. И не говорит не потому что глупый, а потому что ему не интересно.

«Вот тебе не нравится карате, а ему — произносить слова», — растолковывала Анна одной из девочек.

Одноклассницы поняли и больше над Ваней не насмехались. А вот с мальчиками оказалось сложнее: те продолжали шушукаться и дразнить его даже после долгой беседы.

Впрочем, забрать сына из школы Анна решила не из-за нападок одноклассников. После болезненного случая — пятилетний Ваня пытался присоединиться к играющим на площадке детям, а они толкали его — он вообще не интересовался сверстниками.

Домашнее обучение Анна выбрала, чтобы не досаждать одноклассникам.

«Я знаю их родителей. Рано или поздно они бы устроили мне очную ставку и потребовали забрать сына: иногда он и правда срывал уроки», — объясняет она.

Но и с домашним обучением дело не пошло. Первые два месяца учительница исправно приходила, но Ваня запирался в своей комнате, а она шла на кухню и расспрашивала маму: «Как вы с ним живете?»

В итоге Анна забрала документы из школы и стала заниматься с Ваней сама. Благо в интернете можно найти кучу материалов, говорит она.

Никита и его папа

Ванин сверстник Никита Жердев знает только два слова: «папа» и «люблю». Диагноз — атипичный аутизм — врачи во Владивостоке поставили ему поздно, в пять лет. До этого медики из родной Находки пожимали плечами и говорили, что у Никиты, вероятно, умственная отсталость.

При этом консилиум во Владивостоке постановил: у мальчика сохранный интеллект, но он — невербальный.

Это значит, что он не понимает слов, не говорит и не откликается на «команды». Поэтому когда 30-летняя сотрудница психолого-медико-педагогической комиссии позвала его по имени, Никита не ответил. Комиссия задала мальчику еще несколько вопросов, после чего постановила: он не может пойти в школу.

Папа Сергей верит, что у сына был шанс попасть в первый класс. Но в районном реабилитационном центре, на который отец возлагал большие надежды, с Никитой не занимались.

По словам Сергея, там развивали детей с небольшими проблемами — например, если ребенок не мог произнести «ш» или «щ». А за теми, у кого были трудности посерьезнее, просто присматривали. Но ни о каких развивающих занятиях речи не шло.

Сейчас Сергей каждое утро кладет Никите в руку зубную щетку и водит его кистью туда-сюда. Сам Никита чистить зубы не может, зато охотно ест зубную пасту. Причем зарубежным маркам он предпочитает российский мятный «Новый Жемчуг».

Потом Жердевы идут на каток, а если есть снег — идут на лыжах в лес. Вообще спорт сейчас — главное развивающее занятие для Никиты.

Лето Жердевы провели, гоняя на роликах и роликовых лыжах. Еще Никита бродил по берегу моря в поисках морских ежей и много плавал.

Друзей у мальчика нет, потому что он не умеет играть и общаться со сверстниками. Хотя и хочет: подходит к другим детям и, не зная, что с ними делать, просто обнимает их.

«Школы очень не хватает. Я понимаю, что академиком сын не станет — но хочу, чтобы он социализировался», — признается Сергей.

Материал подготовлен на основе статьи Бранвен Джефрис. В подготовке статьи принимала участие Анастасия Стогней.

www.bbc.com

Аутизм и школа: первый раз в первый АВА-класс

Одна из самых востребованных в этом классе учебных принадлежностей – строительные наушники. Родители считают их величайшим изобретением человечества: наушники ограждают ребенка от ненужных шумов, позволяя слышать собеседника. Это очень важно для детей с тяжелой формой аутизма.

Одноклассники часто спрашивают, почему Ваня, Ромка или Женя на уроке в наушниках.

– Вот ты слышишь только учительницу, – объясняет в таких случаях тьютор. – А он еще и грохот машин по уличному булыжнику, и звонок мобильника в соседнем классе, и капли дождя по стеклу…

– Ух ты! – округляют глаза дети. – Все сразу!

И, поразмыслив, сочувствуют:

– Только это мешает, и голова может заболеть…

В первом «А» классе минской школы № 5 трое особенных мальчишек. И за этой троицей столкнувшиеся с аутизмом семьи следят, как за полетом Гагарина. Потому что первый «А» -пилотный проект, первая в Беларуси попытка подготовить почву для инклюзии детей с тяжелой формой аутизма.

А еще первый «А» – родительский проект. Мамы детей с аутизмом не просто донесли свою проблему до руководства города, а инициировали сотрудничество с системой образования, предложили свой вариант устройства класса и вкладывают в него немало средств и труда.

Просто так сложилось, что некоторые мамы и папы постсоветского пространства знают об аутизме больше, чем чиновники.

Учились три товарища

У Вани, Ромки и Жени общий только диагноз. А вообще-то троица подтверждает ставшее народной мудростью наблюдение «если вы знаете одного аутичного человека – вы знаете только одного аутичного человека».

Ваня не разговаривает; Ромка разговаривает, но почти не использует речь в качестве средства коммуникации; Женька говорит, идет на контакт, но, как все дети с аутизмом, не умеет участвовать в диалоге и строить взаимоотношения.

Мальчишки пришли в класс с разными уровнями подготовки и сенсорными особенностями: с одним может случиться истерика, если в школьном коридоре внезапно заработает дрель, второй теряет самоконтроль при скоплении людей, третий не выносит прикосновений незнакомых рук. Случайный человек, увидев бурную реакцию аутичного ребенка на школьный звонок, покрутит пальцем у виска.

На самом деле, несмотря на коммуникативные трудности и сенсорные особенности, дети с аутизмом могут учиться и хотят дружить со сверстниками. Просто им нужна особая среда, иные формы подачи учебного материала и доброжелательное отношение окружающих.

Что увидела бы видеокамера?

С тремя мальчишками сегодня работают пятеро взрослых специалистов: учитель-дефектолог, психолог и трое сопровождающих, которые выполняют роль тьюторов, но ввиду отсутствия этого слова в квалификационном справочнике называются помощниками воспитателя.

Никто не считает, что трудозатраты пяти специалистов несоизмеримы с ожидаемым результатом. Напротив, родители ищут деньги на видеокамеру, чтобы подключить к работе шестого профи – дистанционного консультанта-супервизора.

По утрам дефектолог и тьюторы собираются вместе, чтобы обговорить индивидуальную дневную программу каждого ребенка. В результате их общения появляются три карточных расписания, персонально для каждого. В них обязательно отмечены не только уроки, но и прогулка, поход в столовую, переменка с любимыми игрушками.

За старательно выполненную работу дети награждаются жетонами. Определенное количество жетонов дает возможность выбирать удовольствия, которые тоже для каждого свои: можно посмотреть короткий мультик на планшете, поиграть с колючим мячиком, или просто посидеть в обнимку с тьютором на шуршащем бескаркасном диванчике. Список поощрений висит в открытом доступе и постоянно обновляется: специалисты и тьюторы тщательно отслеживают, какие предметы или действия вызывают позитивные эмоции ребенка.

Почему класс оказался на городской окраине?

– Мы взяли за образец класс для детей с аутизмом, который тогда работал в московской спецшколе Кашенкин Луг, а ныне перебрался в общеобразовательную школу – говорит мама Вани Татьяна Голубович. – Их проект в интернете в открытом доступе. Мы адаптировали его под свои условия, оставив основу – структурированное обучение, поведенческий подход.

Родители съездили в городской комитет по образованию, показали проект, попросили совета в выборе школы. От густонаселенных учебных заведений в центре города отпугнула их массовость: мамы не представляли своих детей в шумных коридорах. По совету чиновников остановились на маленькой — 240 учеников – школе.

Оказалось, попали в десятку: в школе № 5, кроме детей с аутизмом, учатся дети с ДЦП, интеллектуальной недостаточностью, нарушениями слуха, проблемным поведением. Учителя знают всех в лицо и по имени, и каждому рады, — даже тем, от кого открестились престижные учебные заведения.

– Дети разные, но все по-доброму относятся к особенным, – рассказывает мама Женьки Светлана Боровская. – Недавно мы наблюдали такую картину: летит по коридору один из состоящих на учете в милиции семиклассников, а навстречу с трудом передвигается девочка с ДЦП, под руку с подругой. Кажется, мальчишка снесет одноклассниц. А он аккуратно тормозит, прижимается к стенке, пропускает девчонок, и только потом продолжает прерванный «полет». Так что эта школа стоит усилий, которые мы ежедневно затрачиваем на дорогу.

Дети с аутизмом не умеют играть

От Женькиного дома до школы – 13 км. По самой короткой траектории.

Трудности – это не только нехватка денег

В ремонт и оборудование класса родителям пришлось вложить силы и собственные средства. То есть власти подкрепили проект деньгами, но первые безналичные суммы пришли буквально на днях – через два с лишним месяца после начала учебного года. Летом родители попросили помощи у волонтеров православного Братства Иоанна Богослова, и вместе с добровольцами принялись срывать и клеить обои и собирать купленные в IKEA стеллажи.

– Мы очень хотели, чтобы дети пришли в первый школьный день и испытали самые положительные эмоции, – рассказывает Татьяна. – Чтобы во второй школьный день они сами хотели сюда приехать. А уже потом мы выстраивали бы их поведение и отлаживали учебный процесс.

Я не стала спрашивать, в какие суммы для этих трех семей вылилась подготовка к учебному году, чтобы не пугать родителей, которые решат последовать их примеру. Возможно, кому-то удастся минимизировать эти затраты.

– Главные трудности всегда в области взаимоотношений, – продолжает Татьяна. – Школьной системе непросто взаимодействовать с общественными объединениями: у нас ведь принято, что педагоги занимаются обучением, а родители не вмешиваются в образовательный процесс. Они не рассуждают, где будет стоять письменный стол, как будет выглядеть расписание, и какими навыками должен обладать учитель их ребенка. Наверное, сложно воспринять родителя как грамотного специалиста, если у тебя педагогическое образование, стаж и высшая категория.

Общество сверстников может стать спасательным кругом для таких детей

Еще одной проблемой была работа в команде: поначалу мы столкнулись с тем, что никто из специалистов не хотел делегировать другому свои полномочия или брать на себя чужие обязанности. А в таком классе должна быть и взаимозаменяемость, и обобщение знаний.

При участии руководства школы и специалистов Минского ресурсного центра, включив свои лучшие человеческие качества, мы собрались за одним столом и проговорили все проблемные и этические моменты.

И у нас сейчас обстановка, которой можно гордиться.

Я – тьютор. И точка

В нашем случае тьюторы самообразовались – из студентов, вовлеченных в волонтерское движение. Оказывается, есть в стране кандидаты на это место работы, причем уже с практическим стажем. Валентина Юрчик, например, последние годы совмещала учебу с волонтерской деятельностью в качестве помощника психолога, практикующего прикладной поведенческий анализ. Ту самую АВА – единственную методику коррекции аутизма с научно подтвержденной эффективностью.

– Дети с аутизмом скупы на выражение привязанности, новые навыки даются им с трудом, – рассказывает Валентина. – Зато успехи таких детей делают тебя по-настоящему счастливой: ты нужна им, как никто другой.

Когда Ваня впервые сам нарисовал точку, Валентина заплакала: его семья уже смирилась с тем, что никогда ничего, кроме каляк, у сына не получится. Тьютор учила мальчика ставить точки «рука в руке». А ныне Ваня запросто справляется с точками, и уже учится самостоятельно рисовать горизонтальные и вертикальные линии.

– Я хочу, чтобы детей с аутизмом воспринимали так же, как других, – говорит Валентина. – Потому что они абсолютно… затрудняюсь подобрать слово. Нормальные? А что общество понимает под нормой? Обычные? Нет, они самые что ни на есть необычные, только это не минус, а плюс. Недостаток нашего общества в том, что оно не хочет это понять.

Тьюторы отводят много времени на беседы, совместные игры с обычными детьми: обрати внимание, Анечка, Женя там что-то интересное делает… Ничего, что он на тебя не смотрит, он просто стесняется…

Подготовка к школе

– А еще мы совмещаем академические знания дефектолога и мои практические наработки, чтобы заинтересовать детей учебой. Образование ведь стремится к сокращению количества учебных пособий: ручка, тетрадка и поехали. Ребенку с аутизмом мало рассказать о строении растения: ему надо показать реальное растение, потом картинку с растением, потом растение-игрушку, и желательно, чтобы она разбиралась. И рассказать несколько раз, а затем сделать вывод о степени заинтересованности и уровне усвоенных знаний.

В общем, это интересная профессия — быть проводником между ребенком и обществом.

«Мы прошли пролет, взявшись за руки!»

– Мы – дети, команда, родители — уже многого достигли, – включается в разговор учитель-дефектолог Наталья Волчок. – Дети доверяют школе и часто учатся с удовольствием, посещают совместные уроки. Одноклассники относятся к ним адекватно и всегда стараются помочь, школьное сообщество воспринимает детей с аутизмом без страха и агрессии. Очень радует, что дети начали улыбаться вместе с нами, это самое главное. Значит, почувствовали, что окружающий мир настроен дружелюбно.

Эта гуляющая по Интернету карикатура по-прежнему актуальна

– У меня сохранились записи, сделанные через неделю после начала занятий, – говорит Валентина Юрчик. – «Ребенок приходит в помещение, но не знает, что его ждет, ничего не понимает и не особо хочет что-то делать». Сегодня дети следуют к расписанию, смотрят на картинки и готовятся к уроку.

Дети стали намного больше доверять тьюторам. Когда Ромка впервые по своей инициативе взял меня за руку, я замерла и считала, сколько секунд его ладошка продержится в моей руке. Мы прошли целый пролет от класса до столовой! Раньше Рома никому не позволял до него дотрагиваться, а сейчас во время занятий может прилечь на меня, взять мою руку.

Возможно, со стороны покажется, что это мелочь – подумаешь, ребенок полюбил воспитателя. На самом деле для ребенка с аутизмом это непростой путь – довериться, открыться и пойти навстречу взрослому.

Но самые искренние свидетельства принятия особенных сверстников демонстрируют дети. Одна из девочек уже взялась опекать Женьку на физкультуре. Ей неважно, что во время спортландии она не прибежит первой: важно, что Женя с ее помощью тоже справится с заданием.

Кажется, у мальчика с аутизмом появился первый настоящий друг.

Сколько ступенек от интеграции до инклюзии?

– Говорить о полноценной инклюзии пока рано, как во внутришкольной среде, так и в обществе в целом, хотя первые шаги в этом направлении уже сделаны, – считает учитель-дефектолог Наталья Волчок.

– Это интеграция, а не инклюзия: под наших детей созданы особые условия, – соглашается Татьяна Голубович. – Движение к инклюзии – процесс двусторонний, и мы очень надеемся на встречное движение общества. Которое пока, к сожалению, не готово к появлению «не таких» детей. Стоял в начале года Ваня в буфете – не дождался своей очереди, выхватил пончик у девочки и отправил его в рот. Буфетчица сразу в крик: «Ты что делаешь!?» Пришлось психологу объяснять причины асоциального поведения ребенка. Важно не только понять таких детей, но, может быть, немножко переоценить их способности. Сказать: а у него все получится! И хлеб сможет купить, и письмо напишет, и в компьютере разберется. Тогда, действительно, все получится.

Что-то вроде карманного переводчика

– Дети с аутизмом вполне могут жить, как все, получать образование, в том числе высшее, – считает Валентина Юрчик. – Пример европейских стран и Америки показывает, что люди с аутизмом – идеальные работники, у которых никогда не возникает желания спихнуть на кого-то свои обязанности или уйти с работы пораньше. Конечно, этому должна предшествовать подготовка. Сегодня она требует надрыва и мобилизации сил, но все будет проще, когда обучение детей с аутизмом войдет в государственную систему.

neinvalid.ru

В инклюзивной московской школе учеников с аутизмом изолировали от других детей

В одной из московских школ разгорелся скандал: провалом там закончился эксперимент с инклюзивным обучением. «Особенных» учеников без ведома родителей перевели из общего класса в коррекционный.

Дружить и учиться со сверстниками дети с аутизмом могут только в школах со специальными ресурсными классами. В Москве таких 8. В 285-й школе есть и батут, и синтезатор, и перерывы каждые 15 минут.

Анна Соловьева, мама школьника: «Как четыре ребенка с аутизмом могут научиться общаться? Никак. И мы пошли в эту школу, потому что нам нужна была инклюзия. Мы долго добивались этого, мы очень много в это вложили сил».

Однако родители говорят: эта красота только для телевизионной картинки. Настоящая инклюзия, жалуются родители, длилась 2 года. С первого сентября детей за пределы класса больше не выпускают. Говорят, что они не тянут общую программу.

Мария Сахинова, мама школьника: «Мы два года боролись, учились, строили, скажем так, одну модель для образования наших детей. И ради этой модели практически все родители преодолевали большие расстояния по 1,5 — 2 часа, меняя 2–3 вида транспорта, возили своих детей ради этих условий».

Решение учителей не поддержали еще в трех семьях. Но директор оправдывается: перевели детей не просто так, а по решению особой комиссии. В Департаменте образования же заявили, что комиссию вызвали сами родители.

Елена Ушакова, начальник отдела городского психолого-педагогического центра департамента образования Москвы: «Родители увидели, что общеобразовательную программу дети не берут так же, как их сверстники. То ими было принято решение пойти на центральную психолого медико-педагогическую комиссию».

Пока взрослые перекладывают ответственность друг на друга, к концу подходит вторая четверь. Детей все еще не пускают на уроки с остальными учениками, но, например, готовят к совместной экскурсии. Учителя говорят, инклюзия — это не только совместные уроки. На что родители отвечают: не за такое будущее для детей мы боролись 2 года.

Подробности — в репортаже корреспондента НТВ Александра Терехина.

www.ntv.ru

Помощь детям с аутизмом «Цветы Жизни»

Аутизм — не беда, безразличие — беда

аутизм и школа

Как помочь ребенку вернуться в школу после каникул?

15 полезных советов по возвращению в школу в сентябре от мамы двух сыновей в спектре аутизма

Летние каникулы слишком быстро подходят к концу — мы и оглянуться не успеем, а учебный год уже начался, и пора собирать ребенка в школу. Новый класс, новое помещение класса, а то и новая школа могут вызвать стресс у любого ребенка. Что же говорить о детях в спектре аутизма, которым особенно сложно справиться с неизвестностью. Можно заранее постараться уменьшить страхи и тревожность ребенка с помощью нескольких небольших шагов еще до начала учебного года. Я использовала многие из этих стратегий для своих собственных аутичных мальчиков, которые находятся в разных концах спектра аутизма. Конечно, все дети уникальны и то, что подходит одному ребенку не обязательно подходит другому. Некоторые стратегии были бесполезны для меня в прошлом, но, когда мальчики подросли, они стали очень эффективны.

Вот несколько проверенных временем советов, которые помогали облегчить моим детям переход к учебе в сентябре и делали их учебный год успешнее.

1. Как можно чаще говорите с ребенком о том, чего ему ожидать в предстоящем учебном году. Совет элементарный, но, наверное, это самая важная стратегия для уменьшения тревожности ребенка. Для этих разговоров вы можете подготовить социальную историю о новом учебном годе с фотографиями школы и помещений, которые будет посещать ребенок, и регулярно читать ее с ребенком. (Также смотрите «Как обучать ребенка с аутизмом с помощью социальных историй»).

2. Каждый день вычеркивайте вместе с ребенком дни в календаре, оставшиеся до начала учебного года. Некоторые дети испытывают тревожность, потому что не очень хорошо понимают, когда именно начнется учеба в школе. Простое вычеркивание дней в календаре помогает ребенку зрительно представить, когда начнется учебный год.

3. Еще до начала учебного года создайте новое расписание на утро и поощряйте ребенка придерживаться его каждый день. Начинайте будить ребенка немного раньше каждое утро, чтобы он привык рано вставать еще до 1 сентября. До конца летних каникул вам нужно провести несколько «генеральных репетиций» с утра, чтобы утром первого учебного дня с ребенком не произошло ничего непривычного. Если ваш ребенок хорошо реагирует на визуальные расписания, то составьте расписание из картинок, отображающее, что и в какой последовательности происходит утром, в том числе, одевание в школу и транспорт до школы.

4. Устройте экскурсию в школу. Об этом можно договориться с учителем вашего ребенка или другим сотрудником школы. Возможно, у вас не будет возможности встретиться с учителем до начала учебного года, но, по крайней мере, ребенок сможет привыкнуть к зданию школы еще до начала учебного года. Во время «экскурсии» посетите туалет, столовую, спортзал, библиотеку, площадку на улице, а также любое другое помещение, которое ребенок может посещать во время учебного года. Во время экскурсии сделайте фотографии всех помещений, а потом включите их в социальную историю и ежедневно читайте ее вместе до конца летних каникул. Социальная история поможет ребенку усвоить, чего ему ожидать в наступающем учебном году.

5. Во время визита в школу отработайте с ребенком, как себя вести в экстренной ситуации. У детей в спектре аутизма часто бывают трудности с шумом и нарушениями в привычном расписании. Если возможно, покажите ребенку, куда и к кому он может обратиться и что ему делать, если что-то его напугает или расстроит. Это поможет ребенку лучше подготовиться к учебному году, а участие в отыгрыше такого сценария мамы или папы может развеселить ребенка.

6. Создайте наглядное расписание школьного дня для ребенка. Возможно, вы пока не знаете точное расписание ребенка, но даже если у вас будет один из вариантов учебного дня, и вы пройдете по школе вместе с ребенком в соответствии с этим расписанием, то это поможет ему подготовиться. Если возможно, узнайте расписание учебного дня до визита в школу вместе с ребенком. Подготовьте визуальное расписание (письменное или с картинками), а затем пройдите по помещениям школы вместе с ребенком в соответствии с этим расписанием.

7. Если это возможно, устройте встречу ребенка с учителем до начала учебного года. Не забудьте включить фотографию учителя или учителей и их имена в вашу социальную историю.

8. Напишите письмо о сильных и слабых сторонах, сенсорных проблемах, диетических ограничениях и любимых поощрениях ребенка. Если это возможно, то пусть ребенок поможет вам создать этот документ. Это важная информация для сотрудников школы. Убедитесь, что вы не перечисляете только проблемы — включите просто забавные факты, уникальные особенности и интересы вашего ребенка. Письмо должно быть не больше одной страницы (максимум двух). Сделайте копии письма для учителей, тьюторов и других сотрудников, которые будут работать с вашим ребенком. Не забудьте сделать копию для школьного психолога, логопеда, учителя физкультуры, учителя музыки и так далее. Учителям полезно увидеть «краткое описание» ребенка до того, как приступать к его обучению. И не стесняйтесь хвастаться в письме!

9. Если это уместно, убедитесь, что к началу учебного года у ребенка готов план коррекции нежелательного поведения. Если у ребенка уже есть разработанный план коррекции поведения, который для него работает, то попросите его новых учителей ознакомиться с ним и придерживаться его с первого же учебного дня.

10. Если ваш ребенок пользуется системой альтернативной коммуникации, то убедитесь, что все взрослые, которые будут его обучать, знают и понимают эту систему. По меньшей мере, учитель ребенка должен познакомиться с системой или устройством для коммуникации до начала учебного года. Если с ребенком работает тьютор, то его также обязательно нужно обучить системе коммуникации.

11. Если у ребенка есть сенсорные проблемы, то подготовьте его любимый предмет для сенсорный стимуляции и убедитесь, что он будет с ним на протяжении всего первого учебного дня в школе. Определенные предметы могут утешать детей в спектре аутизма и помогать им справиться с сенсорной перегрузкой. Убедитесь, что такой предмет всегда есть у вашего ребенка под рукой.

12. После начала учебного года внимательно следите за прогрессом ребенка. В первые несколько недель учебы познакомьтесь со всеми учителями ребенка. Это поможет вам отслеживать прогресс ребенка и покажет вашу заинтересованность в обучении ребенка.

13. Напишите письмо благодарности учителю ребенка и директору. Если первая пара недель пройдет гладко, никогда не лишне выразить вашу благодарность за такой плавный переход к учебе.

14. Если это возможно, вызывайтесь выполнять волонтерскую работу для класса и школы. Ваше присутствие в школе сообщает учителям, что вы активно вовлечены в образование ребенка. Кроме того, детям (часто) приятно видеть родителей в школе. Присутствие там добавит вам очков!

15. И наконец, самое важное, попробуйте расслабиться. Дети чувствуют страх своих родителей. Если вы сможете сохранять спокойствие, ребенку будет проще не нервничать 1 сентября, да и на протяжении всего года.

www.fl-life.com.ua