Аутизмом можно заболеть

Четыре мифа об аутизме, которые давно пора развеять

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Описанные ниже четыре ошибочных и чрезвычайно вредных представления об аутизме необходимо развеять, уверен автор BBC Future, написавший книгу «Нейроплемена. Наследие аутизма и более разумный подход к людям, чей разум отличается».

История аутизма — это отчасти история мифов: постулируемых под видом научных фактов медицинскими экспертами, формирующих отношение общества к этому чрезвычайно сложному заболеванию и, в конечном счете, развенчиваемых последующими исследованиями.

По этому порочному кругу мифотворчества мы ходим десятилетиями — зачастую с разрушительными последствиями для жизни аутистов и членов их семей.

Один из первых таких мифов распространил детский психиатр Лео Каннер — человек, приписывающий себе заслугу первого описания детского аутизма.

Когда я писал книгу «Нейроплемена» (NeuroTribes), то обнаружил, что Каннер был довольно неоднозначной личностью.

Для начала, его утверждение о том, что он, собственно, и открыл аутизм, беспочвенно — этой славы заслуживают его предшественники.

Кроме того, Каннер ошибался в нескольких других важных моментах. В статье, опубликованной в журнале Time в 1948 г., он обвинял родителей своих пациентов в том, что отсутствие должной любви и заботы с их стороны привело к развитию аутизма у их детей.

Этот образ «мамы-холодильника» прочно обосновался в общественном сознании — в результате два поколения аутистичных детей помещались в клиники, где их подвергали жестоким наказаниям, лишению свободы и безжалостному экспериментальному «лечению».

Сегодня мы знаем, что утверждениям Каннера относительно «холодных» матерей не имеется никаких доказательств.

Тем не менее, в обществе все еще бытуют другие, не менее пагубные мифы, связанные с аутизмом — они приводят к неправильному распределению скудных средств, выделяемых на исследования, играют роль в формулировании ошибочной социальной политики, истощают ресурсы семей больных и извращают представление общества об аутистах.

Вот четыре самых вредных мифа об аутизме, которые совершенно необходимо развеять.

Миф 1: Аутизмом раньше болели реже, чем сейчас

Интернет-форумы для молодых мам полны вариациями на тему известной страшилки, согласно которой в 1970 г. заболеваемость аутизмом среди американских школьников составляла один случай на 10 тысяч человек, а сейчас — один случай на 68 человек.

Некоторые родители и активисты ошибочно винят в этом вакцинацию, приводя в качестве научного обоснования исследование гастроэнтеролога Эндрю Уэйкфилда, который в 1998 г. предположил связь между прививкой от кори, паротита и краснухи и расстройством кишечника, окрещенным аутистическим энтероколитом.

Научных данных в пользу гипотезы Уэйкфилда не имеется — соавторы статьи, в которой она выдвигалась, впоследствии отказались от этой точки зрения, а журнал Lancet, напечатавший материал, позднее принес извинения читателям.

В действительности основная причина резкого скачка заболеваемости аутизмом в последние десятилетия заключается в том, что диагноз ставится большему количеству детей, подростков и взрослых.

Вплоть до 1980-х такой диагностической категории, как расстройства аутистического спектра, просто не существовало. Заболевание описывалось очень узко, поэтому о нем ошибочно думали как о встречающемся довольно редко – не в последнюю очередь из-за Каннера.

Каннер стремился избежать размывания признаков синдрома, первооткрывателем которого себя считал, поэтому и выступал против того, чтобы ставить такой диагноз детям, если симптоматика хотя бы слегка отличалась от описанной им в 1943 г.

Как-то он даже признался, что ставит диагноз «аутизм» лишь одному из 10 детей, направляемых к нему на консультацию.

Применительно к США такая практика означала, что вплоть до конца 1980-х родителям часто приходилось показывать ребенка девяти-десяти специалистам, прежде чем у него диагностировали аутизм.

Такие расходы могли себе позволить далеко не все представители рабочего класса и расовых меньшинств. А девочек с аутизмом психиатры обходили вниманием вплоть до конца прошлого века.

Примечательно, что в конечном счете перебороть влияние Каннера на трактовку диагноза смогла мать тяжело больной аутизмом девочки – британский психиатр Лорна Уинг, ныне покойная.

В конце 1980-х она предложила психиатрическому сообществу концепцию континуума аутистических расстройств (позднее слово «континуум» заменили «спектром»), а вскоре после этого — понятие синдрома Аспергера.

Оба новых термина получили огромную популярность в клинической психиатрии, поскольку отражали все разнообразие наблюдаемых у пациентов состояний гораздо лучше, чем ограниченная модель Каннера.

Уинг с коллегами также четко указывали на то, что аутизм — это пожизненное нарушение развития, а не редко встречающийся психоз раннего детского возраста, каким его представлял Каннер.

Когда в 2011 г. я брал для своей книги интервью у Уинг в носящем ее имя центре изучения аутизма в пригороде Лондона Бромли, она сказала, что после принятия научным сообществом концепции спектра аутистических расстройств рост диагностируемых случаев аутизма был вполне ожидаем.

Кроме того, она категорически отвергла связь аутизма с вакцинацией: «Это исключительно вопрос диагностирования».

Тем не менее, в последнее время значительное количество исследований, поддерживаемых грантами таких американских организаций, как Национальный институт здоровья, посвящено поискам потенциальных внешних факторов развития аутизма (как если бы это заболевание являлось побочным продуктом жизни в современном мире).

В то время как нужде больных и их семей в более качественном медицинском обслуживании, доступном жилье и трудоустройстве не уделяется должного внимания.

В этом смысле Америке есть чему поучиться у британского Национального общества аутизма, которое тратит львиную долю своего бюджета на улучшение качества жизни аутистичных людей и их близких.

Миф 2: Люди с аутизмом лишены эмпатии

Раньше в медицинской литературе и в СМИ аутистичных людей часто представляли в виде лишенных эмоций роботов, неспособных к сочувствию — наподобие социопатов.

Одна из первых газетных статей, посвященных синдрому Аспергера, опубликованная в 1990 г., описывала это заболевание как «болезнь людей, неспособных к чувствам», а самих больных называла «жестокими» и «бессердечными».

В действительности же люди, страдающие аутизмом, часто очень беспокоятся по поводу чувств окружающих — порой настолько, что это парализует их волю.

Но им трудно распознавать посылаемые окружающими невербальные сигналы – едва заметные изменения в мимике, язык тела и тон голоса, — которые «нейротипичные» (то есть «нормальные») люди используют, чтобы информировать друг друга о своем текущем эмоциональном состоянии.

Предположение о том, что аутисты якобы лишены эмпатии, продолжает оставаться причиной неоправданно жестокого отношения к больным со стороны общества, в том числе в виде необоснованных заявлений публичных лиц.

Достаточно упомянуть слова ведущего американского кабельного телеканала MSNBC Джо Скарборо о том, что среди страдающих аутизмом якобы очень много серийных убийц.

Было бы правильным сказать, что и больные аутизмом, и не страдающие этим недугом сталкиваются с трудностями при попытке посмотреть на мир глазами друг друга.

Использование «социальных историй» — визуализации ситуаций межличностного общения — способно ускорить процесс обучения детей с аутистическими расстройствами; нейротипичные люди, в свою очередь, могут лучше понять аутистов, проводя с ними больше времени за пределами клиник, в условиях минимальных сенсорных нагрузок.

Эмпатия — это улица с двусторонним движением.

Миф 3: Необходимо заставлять аутистичных детей вести себя «нормально»

В 1980-х психолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Оле Ивар Ловаас потряс родителей детей, страдающих аутизмом, заявлением о том, что в некоторых случаях маленьких пациентов можно сделать «неотличимыми» от здоровых сверстников в результате многолетней интенсивной работы по изменению их поведения в ходе индивидуальных занятий.

Разработанная Ловаасом программа, известная как прикладной поведенческий анализ, до сих пор является наиболее широко используемым в мире методом раннего вмешательства при аутизме.

Однако с этим методом связан ряд проблем — начать с того, что большинство семей просто не могут себе позволить (ни финансово, ни логистически) предложенную Ловаасом программу «полного погружения», которая требует участия «всех важных для пациента людей во всех значительных жизненных ситуациях».

(Врачи, практикующие данный метод, теперь рекомендуют 40 часов подобной терапии в неделю, но и такой объем остается непосильным для большинства родителей без значительной помощи извне).

Кроме того, Ловаас преувеличивал успешность своей методики. Его бывшая коллега Кристин Лорд, ведущий исследователь в области аутизма, впоследствии говорила, что его заявления о якобы удачном возвращении пациентов к «нормальному функционированию», растиражированные прессой, «не соответствуют тому, что происходило в реальности, и не могут быть использованы в качестве научного доказательства».

Более того, некоторые взрослые, страдающие аутизмом, вспоминая о том, как в детстве их принуждали копировать поведение обычных сверстников, говорят, что этот травмирующий опыт обернулся для них пожизненным чувством тревоги.

Джулия Баском пишет в своих воспоминаниях: «В детстве я страдала аутизмом. А для аутиста хуже всего не плохое обращение окружающих, а терапия».

Барри Призант, соавтор альтернативной модели обучения детей, страдающих аутизмом, недавно опубликовал книгу, в которой призывает родителей и медиков рассматривать «аутистическое» поведение ребенка-аутиста (такое как размахивание руками и эхолалия — повторение чужих слов) не как признак патологии, а как стратегию адаптации к окружающему миру, который выглядит хаотичным, непредсказуемым и пугающим.

Проблема с попытками заставить ребенка копировать поведение обычных сверстников заключается в том, что «к пациенту относятся как к проблеме, которую необходимо решить, а не как к личности, которую требуется понять», — отмечает Призант.

Такая терапия зачастую даже ухудшает состояние больного: «Гораздо полезнее попробовать понять, что именно является причиной подобного поведения».

Пытаясь понять, почему ребенок ведет себя определенным образом, родители и лечащие врачи могут научиться определять причины изменения его эмоционального состояния (а ими вполне могут оказаться такие банальные раздражающие факторы, как натирающий воротник или звук, издаваемый неисправной флюоресцентной лампой) и по возможности смягчить их воздействие.

Это может привести к долгосрочным изменениям в поведении больного, а также помочь выявить способности ребенка и трудности, с которыми ему приходится иметь дело.

Миф 4: Мы слишком часто ставим модный диагноз эксцентричным детям

Проблема с концепцией спектра, предложенной Лорной Уинг, по собственному признанию исследовательницы, заключается в том, что она «стирает грань между расстройством и нормальной эксцентричностью».

Иными словами, каждый из симптомов, проявляемый аутистами, в той или иной степени присущ и неаутистичным людям.

Аутистам свойственна самостимуляция, или стимминг (повторяющиеся движения), а нейротипичным людям — суетливые движения.

У аутистов есть фиксации и одержимости, у нейротипичных — хобби и увлечения.

У аутистов «сенсорная чувствительность» (подразумевающая в том числе и повышенную раздражительность при соприкосновении с рядом материалов) — нейротипичному человеку может просто не нравиться одежда из полиэстера.

Иными словами, между аутизмом и его отсутствием существует огромная серая зона. (Одним из любимых изречений Уинг была фраза, сказанная британским политиком Уинстоном Черчиллем: «Природа никогда не проводит четких граней, предварительно не смазав их».)

Исследователи даже придумали специальный термин для этой пограничной зоны: широкий фенотип аутизма.

Однако по большей части людей, подпадающих под это определение, в быту просто считают эксцентриками – как тот человек в пабе, докучающий собеседникам подробным рассказом о ходе какого-нибудь исторического сражения, или девочка-гот, обожающая свою кошку и наизусть цитирующая куски диалогов из любимого научно-фантастического телесериала.

В последнее время любимым занятием хипстеров стало навешивание аутистических ярлыков на добившихся известности «гиков». Не страдал ли подобным расстройством сооснователь Apple Стив Джобс? А как насчет нечеловеческой работоспособности исполнительного директора Yahoo Мариссы Майер?

Американский комик Джером Сайнфелд, например, диагностировал у самого себя аутизм после просмотра бродвейской постановки «Загадочное ночное убийство собаки» (The Curious Incident of the Dog in the Night-time) по одноименному британскому роману, где повествование ведется от лица аутистического мальчика (правда, Сайнфелд вскоре поспешил отказался от своих слов).

Вот в этом и кроется проблема: если у миллиардеров наподобие Майер или основателя Facebook Марка Цукерберга действительно аутизм, а один из известнейших в Америке комедийных актеров сам находит у себя свойственные этому заболеванию симптомы, почему же огромное количество взрослых аутистов по-прежнему с трудом сводят концы с концами?

Почему родители детей с аутизмом говорят, что им постоянно не хватает ресурсов, чтобы помочь ребенку трудоустроиться и приспособиться к самостоятельной жизни? Разве аутизм — это функциональное расстройство, а не просто «отличие от других»?

В том-то и дело, что аутизм — это именно расстройство. Настолько серьезное и всеобъемлющее, что оно влияет практически на все аспекты жизни человека, что прекрасно известно больным и их близким.

Общество хорошо справляется с задачей помощи людям с физическими недостатками, но какими могут быть аналоги пандусов для инвалидных кресел применительно к умственным расстройствам?

Мы лишь начинаем исследовать эту проблему, хотя возможности цифрового века значительно расширили список доступных вариантов, включая адаптацию программ обучения к потребностям и особенностям отдельных учащихся.

В конце концов, совсем недавно о человеке, общающемся с друзьями, набирая текст на клавиатуре, сказали бы, что он инвалид. Сейчас этим занимается любой подросток.

Книга Стива Сильбермана «Нейроплемена. Наследие аутизма и более разумный подход к людям, чей разум отличается» вышла в 2015 г. в издательстве Allen & Unwin.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

www.bbc.com

Аутизм (болезнь) как ей можно заразиться (заболеть), кто в группе риска?

Заболеть аутизмом к сожалению можно, оно относится к психогенным заболеваниям и может наследоваться как по доминантному так по рецессивному факторам. Проявляется тем, что индивид,- не воспринимает адекватно окружающую среду и живет в своем мире, куда никого не пускает. Как правило поздно диагностируется и поэтому родители в шоке, от того, что ПМПК-психолого медико психологическая комиссия резюмирует:аутизм.

Заболевание может быть выявлено на фоне шизофрении.Спасибо.

Аутизм не может «наступить». С аутизмом рождаются, другое дело, что он проявляется по-разному, поэтому окружающие могут заметить, что с ребёнком что-то не так, когда он спотыкается о какой-то конкретный этап в развитии. Очень многие родители слишком заняты добыванием хлеба насущного или просто погрязли в тщеславной суете (построим и перестроим дачу, чтоб соседи сдохли от зависти, обскачем Иванова, Петрова и Сидорова на карьерной лестнице кавалерийским галопом, отлучим дитя от памперсов и посадим на горшок в год — и прочие прожекты разной степени бытового безумия), ослеплены идеей о гениальности их совершеннейшего и наилучшего из всех чада, и поэтому не видят очевидного, пока оно не придавит родителей асфальтовым катком к безжалостным фактам. И тогда начинается поиск виновного: прививок, отравления металлами, сглаза — всё сгодится.

Не бывает лёгкого и тяжёлого аутизма, бывают аутисты, с которыми окружающим легко или тяжело обходиться. Главная проблема состоит в том, что нет палочки-выручалочки, нет метода, позволяющего наладить общение с каждым аутистом. Кому-то помогает общение с дельфинами, кому-то — с собаками, а у кого-то прорыв в развитии начинается со случайного прослушивания старой заезженной пластинки или с просмотра глупого в общем-то мультфильма. Самый далеко продвинутый аутист может скатиться к полной замкнутости в случае длительного и сильного стресса. Тот аутист выглядит «излечившимся», над развитием которого постоянно работают все родные и близкие.

В группе риска находятся все. У пары совершенно здоровых родителей существует риск менее 4% рождения ребёнка с любым отклонением, в том числе и с аутизмом. И всем почему-то кажется, что они окажутся именно в этих самых «более 96%», а не в «менее 4%». Раньше, когда в семьях рожали по 15 — 20 детей, а половина из них умирала в младенчестве, хотя бы один ребёнок получался «неудачным», с любым отклонением, не зря же говорили

Жёсткая, даже жестокая пословица, но и жизнь не менее жестока. В наше время, когда большинство семей ограничивается 1 — 2 детьми, «счастливчики» для категории «менее 4%» берутся именно из этих родившихся детей. В медицинской практике научились распознавать аутизм довольно рано, поэтому возникла иллюзия будто аутистов стало намного больше, чем было раньше.

www.bolshoyvopros.ru

Аутизм у взрослых: жизненные трудности

Ивану 20 лет. Он мало и неохотно разговаривает. Постоянно сидит дома, и у него нет друзей. Любимое увлечение Ивана – раскладывать кубики и другие мелкие предметы в только ему известном порядке. Этим занятием он может заниматься часами.

Иван не любит изменений в своей жизни – всегда ест из одной и той же тарелки, ходит гулять в одно и то же место, не любит гостей, не любит, когда папа или мама куда-то уходят – протестует и требует вернуться. Впадает в истерики, если дома переставляют мебель, покупают что-то новое.

Иван с детства страдает аутизмом. Что же означает этот термин?

Термин «аутизм» ввел в науку швейцарский психиатр Эйген Блейлер в 1910 году. В основе этого слова лежит греческое «αὐτός», что в переводе означает «сам». Этим понятием психиатр обозначил «аутистический уход пациента в мир собственных фантазий, любое внешнее воздействие на который воспринимается как нестерпимая назойливость».

Вкратце аутизм характеризуется недостатком взаимодействия с социумом, ограниченными интересами и стереотипными движениями.

От чего возникает аутизм?

Ученые еще не пришли к единому мнению на этот счет. Одни считают, что возникновение аутизма обусловлено генной мутацией, другие – сбоем в развитии эмбриона в период с 20 по 40 день беременности. Такой сбой, по мнению ученых, происходит из-за вредных привычек беременных женщин.

Как развивается аутизм?

Такое заболевание дает о себе знать в первые три года развития ребенка. Дети долго не разговаривают, не обращают внимания на окружающих, не смотрят в глаза. У них могут быть трудности с развитием моторных навыков – ковыляющая походка, манера держать руки необычным способом, может быть нарушена координация движений. Они не замечают эмоций окружающих, им трудно выражать свои эмоции.

Если вовремя заметить болезнь и начать лечение, во взрослом возрасте таким людям будет легче взаимодействовать с окружающим миром.

Исследованиям британских ученых показали, что аутизм в той или иной мере встречается у каждого сотого взрослого человека.

Классификация взрослого аутизма

www.passion.ru

Причины, симптомы, и диагностика аутизма

Определение аутизма

Аутизм представляет собой общее расстройство развития с нарушениями общения и социального взаимодействия. Данное заболевание характеризуется стереотипным поведением с повторяющимися действиями, а также неравномерным развитием и умственной отсталостью. Зачастую такие симптомы возникают в детском возрасте в первые годы жизни. Главная причина до сих пор неизвестна. Считается, что все признаки предполагают наличие генетического компонента.

У некоторых малышей аутизм развивается из-за различных органических заболеваний. Диагностика недуга в первую очередь основывается на постоянном наблюдении за развитием каждого ребенка. Современное лечение включает в себя медикаментозное лечение в сочетании с поведенческой терапией. Представленная болезнь является одной из самых распространенных из общей практик расстройств развития. К группе аутизма причисляют также особую клиническую вариабельность, называемую ОРР. Их частота по оценкам медиков нередко достигает до 50 случаев на 1000.

Следует отметить, что аутизм встречается в 3-4 раза чаще у мальчиков. Девочки подвержены этому недугу в меньшей степени. За счет изменения диагностических критериев, можно сказать, что в последние десятилетия отмечается довольно быстрый рост данного заболевания. На сегодняшний день выявления любых аутистических расстройств не составляет труда.

Как правило, данный синдром проявляет себя в возрасте примерно до трех лет. Для него характерно не только аномальное функционирование в любых взаимодействиях, но и проблемы в социальном общении. В редких случаях можно наблюдать более тяжелое течение аутизма, которое практически всегда сопровождается серьезной наследственной отягощённостью.

Причины аутизма у детей

Обычно в большинстве случаев представленного заболевания, оно никак не связано с серьезными поражениями головного мозга. В некоторых случаях аутизм возникает из-за врожденной краснухи, а также на фоне фенилкетонурии, цитомегаловирусной инфекции или опасного синдрома хрупкой Х-хромосомы. Также обнаружены серьезные свидетельства, которые полностью подтверждают немаловажную роль генетических изменений в развитии заболевания.

Доказано, что у родителей, имеющих ребенка с аутистическим расстройством, риск рождения последующего ребенка с похожими проблемами в развитии выше обычного примерно в 50-70 раз. У особенных монозиготных близнецов конкордантность данного синдрома не менее высока.

Многочисленные исследования, которые проводились среди семей пациентов с аутизмом, позволяют предположить, что потенциальными мишенями являются несколько областей генов. К ним относят рецепторы нейротрансмиттеров, связанные с особым кодированием и немаловажным структурным контролем нервной системы. Роль внешних факторов, таких как вакцинация и всевозможные диеты, специалистами на сегодняшний день не доказана. Во многом основой патогенеза аутистических расстройств являются нарушения функций и структуры головного мозга.

Как правило, у большинства детей с аутизмом желудочки мозга сильно увеличены. У некоторых малышей отмечается опасная гипоплазия червя мозжечка, а также можно у них обнаружить различные аномалии ядер немаловажного ствола мозга.

Симптомы аутизма

Данное инфантильное заболевание манифестирует, как правило, на первом году жизни. В редких случаях оно проявляется в возрасте трех лет. Основными симптомами аутистических расстройств можно считать атипичные взаимодействия ребенка с окружающими людьми. У больных детей наблюдается отсутствие привязанностей, они не способны на контакты даже с близкими родственниками. Можно отметить, невозможность различных ответных реакций на всевозможные эмоции других людей.

Аутичные дети стараются избегать чужих взглядов. Им необходимо упорно следовать монотонному порядку, который исключает изменение образа жизни и различных ежедневных ритуалов. Немаловажным симптомом данного синдрома является нарушение речи. Данный симптом может варьироваться от позднего развития речи и до полной немоты. Как правило, сильно выражены особенности использования языка, отсталое интеллектуальное развитие.

Примерно у четверти всех пациентов с выявленным заболеванием отмечают утерю многих приобретенных навыков. На сегодняшний день теория фундаментальности проблемы инфантильных расстройств основана на так называемой «душевной слепоте», которая предполагает невозможность заботы о другом человеке. Главным образом это приводит к значительным нарушениям взаимодействия с окружающим миром.

Первоочередным и наиболее ранним чувствительным маркером заболевания считается неспособность любого годовалого ребенка при общении указывать на требуемые предметы. Также предполагают, что такой ребенок не имеет возможности выбирать нужный предмет, а только указывает предмет путем физического прикосновения к желаемому объекту руки взрослого человека.

Неочаговые неврологические симптомы нередко включают стереотипные движения и серьезные нарушения координации походки. Примерно у 30% детей развиваются судороги, особенно данный фактор заметен, если коэффициент интеллекта не превышает 50 единиц. Всегда отмечают клинические качественные нарушения типичного социального взаимодействия, которые проявляются в нескольких особых формах.

У ребенка с аутизмом можно наблюдать полный отказ от использования уже приобретенных речевых навыков при ежедневном социальном общении. Иногда речь развивается с небольшой задержкой либо может не появляться вовсе. Таким детям практически недоступны невербальные коммуникации, в число которых можно включить мимическое выражение, контакт взора, позы тела и жестикуляцию.

Приблизительно к восьми годам в трети случаев заболевания недоразвитие речи преодолевается. Но у большинства пациентов экспрессивная речь остается недоразвитой. Для данного синдрома характерны различные нарушения развития селективных привязанностей социального типа или типичного реципрокного взаимодействия в обществе.

Многие дети не способны быстро устанавливать эмоциональные взаимоотношения с близкими и чужими людьми. Они практически не видят разницы между людьми и обычными неодушевленными предметами. Как правило, малыши не проявляют бурной реакции на своих родителей. В крайне редких случаях возможна своеобразная симбиотическая привязанность аутистического ребенка только к матери. Такие пациенты к общению в принципе не стремятся, другие дети их не интересуют.

Следует упомянуть, что у малышей отсутствует не только спонтанный поиск радости, но и поиск общих интересов. У детей обычно нет социоэмоциональной взаимности, которая, как правило, проявляется нарушенной реакцией на все эмоции чужих людей. Также отсутствует особая модуляция поведения, зависящая от конкретных ситуаций. В социально-имитационных и ролевых играх заметны серьезные нарушения общения, они стереотипны и нефункциональны.

Сильная привязанность к необычным жестким предметам также считается немаловажным симптомом аутизма. Однообразные движения, ограниченные конкретными повторяющимися стереотипами, отсутствие интересов и активности, навязчивые желания к строгому порядку являются основными отличительными чертами таких пациентов. Нередко смена привычного жизненного ритма и появление чужих людей в жизни у таких детей вызывает необратимые реакции тревоги и страха, которые всегда сопровождаются агрессией, плачем, криком и самоагрессией.

Помимо представленных специфических диагностических симптомов для аутистических расстройств характерны различные психопатологические феномены. К ним можно отнести всевозможные фобии, повышенную возбудимость, различные нарушения приема пищи и сна.

Атипичный аутизм

Серьезный атипичный аутизм характеризуется умеренной умственной отсталостью с заметными аутистическими чертами. Основным симптомом данного типа заболевания считается атипичный детский психоз. Психологические изменения и задержка в развитии может стать заметной после трехлетнего возраста. Атипичный аутизм отличается отсутствием определенных диагностических критериев.

Как правило, качественные аномалии при обычном социальном взаимодействии и общении выражены не ярко. Ограниченное повторяющееся поведение и самоагрессия не вызывают обеспокоенности нередко до 5 лет. Задержка развития речи и отсутствие интереса к одушевленным предметам не позволяют вовремя поставить диагноз данного синдрома.

Диагностика аутизма у детей

Диагноз пациентам всегда ставят клинически. Для этого требуется выделить основные признаки нарушений в развитии, общении и социальном взаимодействии. Наличие повторяющихся ограниченных движений в ежедневном поведении и сильная тяга к упорядоченному образу жизни также являются одним из диагностических факторов. Современные скрининговые тесты включают различные опросники социальной коммуникации, специальные диагностические тесты, а также особую программу по наблюдению.

При определении уровня интеллекта аутистические дети зачастую лучше справляются с обычными невербальными заданиями. В некоторых невербальных тестах пациенты показывают хорошие результаты, которые соответствуют возрасту ребенка. Поэтому опытные психологи выбирают несколько типов тестов для выявления задержки развития.

Лечение аутизма

Лечение инфантильного синдрома обычно проводится специальной командой медиков, которые применяют интенсивную поведенческую терапию. Именно такая терапия в первую очередь стимулирует выразительное общение и взаимодействие с людьми. Поведенческий анализ и особая стратегия лечения позволяют добиться заметных результатов. Речевая терапия основана на ряде видов активности, включающих разговор, обмен картинками и пение. С недостатками двигательных функций борются трудотерапевты и физиотерапевты.

Прогноз лечения аутистических расстройств напрямую зависит от регулярности, сроков начала, а также индивидуальной обоснованности всех лечебно-реабилитационных мероприятий.

www.ayzdorov.ru