Биполярное расстройство маниакально депрессивный психоз

7 способов справиться со стрессом за минуту

Ежедневно мы сталкиваемся со стрессовыми перегрузками — на работе и дома, в общественном транспорте и в очереди на кассу в продуктовом магазине. Но обычно эти стрессы ситуативные (читайте: мелкие и незначительные), так что они не могут оказать существенного влияния на наше психологическое здоровье. Впрочем, лишь в том случае, если вы не будете обращать на них внимания.

Согласно статистике, больше 70% населения крупных городов регулярно сталкивается с физическими симптомами, вызванными стрессом. В их числе: усталость, головные боли, расстройство желудка, мышечное напряжение, потеря аппетита (или, напротив, стрессовое переедание), а также снижение полового влечения. В то же время около 80% людей отмечают психологические симптомы, такие как раздражительность, гнев, нервозность и недостаток энергии.

К счастью, существуют простые способы справиться со срессом, которые работают на удивление быстро. Возьмите их на вооружение, чтобы сохранять спокойствие даже в экстремальных ситуациях.

1. Дышите правильно

Исследования показывают, что дыхательные практики — один из лучших способов успокоиться в критической ситуации. Попробуйте глубоко вдохнуть (на 10 счетов) и медленно выдохнуть (на 8 счетов), чтобы справиться с возникшим напряжением. Повторите упражнение, если все еще чувствуете скованность в мышцах.

2. Слушайте музыку

Доказано, что музыка обладает способностью изменять химический состав клеток организма, и это стоит иметь в виду. Так что включайте любимое радио, когда собираетесь на работу, не отказывайтесь от наушников, когда едете в метро, а в минуты особого напряжения слушайте классическую музыку или мелодии для релаксации. Эксперты отмечают, что музыкальное сопровождение — одна из тех вещей, благодаря которым вы можете каждый свой день сделать невероятным.

3. Используйте яркие цвета

Цвета действуют подобно музыке, так что если вы хотите усилить эффективность антистрессовой кампании, попробуйте объединить два этих пункта. Научные эксперименты говорят о том, что любые яркие цвета могут положительно повлиять на химию тела, а значит, уменьшить стресс. Но будьте осторожны: выбирайте теплые цвета, а не холодные, чтобы избежать противоположного эффекта.

4. Делайте массаж рук

Согласно исследованиям, опубликованным в 2008 году в журнале Alternative and Complementary Medicine, всего пять минут массажа рук значительно снижает уровень стресса в организме. К тому же выводу позже пришли исследователи из Университета Майами, которые доказали, что массаж влияет на биохимию организма, снимает депрессию и беспокойство. Не можете записаться на спа-маникюр? Просто сделайте самомассаж в середине рабочего дня.

5. Отправляйтесь в зоопарк

Вряд ли кто-то станет отрицать, что время, проведенное с животными, обладает терапевтическим эффектом. Но вам будет полезно знать, что эти предположения, основанные на наших эмоциях во время прогулки с собакой или посещения зоопарка, имеют научное обоснование. Так, исследователям удалось доказать, что животные провоцируют высвобождение в нашем организме гормона окситоцина, который снижает кровное давление, улучшает настроение и автоматически делает жизнь лучше. К слову, милые ролики с животными на YouTube тоже считаются.

6. Обнимайтесь

Вы наверянка догадывались, что объятия могут быть чудодейственными, но вот еще несколько фактов в подтверждение теории. В рамках эксперимента, в ходе которого люди держались за руки в течение 10 минут и обнимались, прежде чем выйти на сцену и выступить с речью, ученым удалось доказать, что объятия снижают кровяное давление и уменьшают частоту сердечных сокращений. Все это, по данным авторов исследования из Университета Северной Каролины, естественным образом снимает стресс и заставляет нас чувствовать себя спокойнее.

7. Сидите прямо

Эксперты Аппалачского государственного университета (США) сообщают, что люди, которые могут похвастаться ровной спиной, эффективнее противостоят стрессам и обладают способностью быстрее расслабляться, чем те, у кого есть проблемы с осанкой. Так что следите за положением спины, когда вы работаете за компьютером (и особенно — если вы делаете это в течение всего дня), а если ваша осанка не из идеальных, запишитесь на пилатес или йогу.

med.vesti.ru

Учитель, медсестра, программист: самые депрессивные профессии

Сегодня психологи все чаще говорят о депрессии как о заболевании, свойственном людям с ненормированным графиком, нездоровыми пищевыми привычками и неспособностью эффективно противостоять стрессам. С другой стороны, одни из нас сильнее подвержены риску возникновения депрессивных настроений, чем другие. И важным фактором в этом смысле становится сфера деятельности.

Health.com приводит данные исследования, согласно которому определенные профессии следует считать более депрессивными. И если вы находитесь в группе риска, то вам будет полезно знать об этом, чтобы внимательнее относиться к своему психическому здоровью.

10. Продавец-консультант

На десятом месте находятся люди, которые работают в области продаж — кассиры, продавцы-консультанты и персональные шоперы в сетевых магазинах. Есть целый ряд причин, почему эта работа может способствовать депрессии: необходимость постоянно контактировать с людьми (здесь, как мы помним, работает правило «клиент всегда прав»), решать конфликтные ситуации в течение дня, постоянно находиться на ногах и, кроме того, не забывать улыбаться, даже когда делать это совсем не хочется.

9. Бухгалтер

Работа бухгалтера или финансового аналитика — это стресс, стресс и еще раз стресс (к тому же, связанный с деньгами). Большинство из нас терпеть не может вести даже семейный бюджет, что и говорить о том, когда человек вынужден заниматься этим каждый день. На бухгалтерах лежит такая большая ответственность за финансы других людей, что иногда ее уровень зашкаливает — и тогда депрессии становится сложно избежать. Добавим к этому и чувство вины, которое испытывают эти люди, когда по той или иной причине (причем, порой не зависящей от бухгалтера) кто-то теряет свои деньги или получает их позже, чем планировалось изначально.

8. Программист

Мы живем в эпоху персональных компьютеров, «умных» телефонов и поиска Google. А теперь представим себе, что вы сидите в офисе и работаете, но вдруг что-то идет не так. К кому вы обратитесь? Вполне вероятно, к системному администратору. Постоянные переработки — норма для программистов. Равно как и нездоровое питание, сидячая работа и в большинстве случаев изоляция от окружающих людей, что также не идет на пользу психическому здоровью.

7. Персональный ассистент

Традиционно люди, работающие персональными ассистентами, должны иметь высокую стрессоустойчивость — это необходимо, чтобы справляться с задачами, которые они вынуждены решать в любое время для и ночи. Плюс, именно эти люди находятся на «линии фронта» между руководителем и подчиненными, и им приходится искать подход как одной, так и к другой стороне. И, конечно, если что-то пойдет не так, то виноватым останется именно персональный ассистент, который «не так понял» или «не то записал».

Спрос на учителей постоянно растет, однако сравнительно небольшая заработная плата и необходимость общаться с трудными подростками приводит к тому, что далеко не все, закончившие педагогические университеты, идут работать в школы. Разумеется, учитель — это не профессия, а призвание. Именно поэтому учителя нередко решают конфликты, возникающие между детьми, принимают близко к сердцу заботы каждого ребенка, воспринимая их как свои, а заодно берут работу на дом. Все это приводит к перманентной усталости от профессиональной перегрузки, а она, в свою очередь, провоцирует развитие депрессии.

5. Художник/писатель/журналист

Эти творческие специальности часто предполагают нерегулярную заработную плату, необходимость работать на «дедлайн» и долгие часы изоляции, что, вкупе с низкой способностью к самоконтролю некоторых людей, может привести к перепадам настроения, а впоследствии и депрессии. При этом исследования показывают, что именно в среде творческих людей высок риск биполярного аффективного расстройства (БАР) — заболевания, проявляющегося в виде маниакальных, депрессивных или смешанных состояний.

4. Врач/медсестра

Врачи, медсестры и обслуживающий персонал больницы — профессии, в которые идут люди, склонные оставлять другим больше, чем себе. Медицинские работники могут иметь внеурочные часы и дни, когда жизнь человека в буквальном смысле находится в их руках. Иными словами, стресс сопутствует каждому их действию, а дома им порой не удается отключиться. Добавим к этому и общую психологическую атмосферу — каждый день представители профессий видят боль, страдания, болезни и смерть. А также имеют дело с родственниками пациентов, которым приходится сообщать не самые приятные новости.

3. Социальный работник

Тот факт, что профессия социального работника находится в тройке лидеров, не вызывает удивления. Близкий контакт с пострадавшими взрослыми или детьми неизменно накладывает отпечаток на личность человека, а принадлежность к бюрократическому аппарату, что подразумевает бумажную волокиту, может сделать эту работу по-настоящему невыносимой. Как в смысле общего восприятия, так и в смысле стрессового воздействия, приводящего к апатии и депрессии.

2. Официант

Еще выше социальных работников находятся люди, которые подают еду в ваших любимых ресторанах. Если речь не идет о роскошном месте, то персонал заведения получает сравнительно небольшую зарплату при необходимости общаться с самими разными — а порой сложными и агрессивными — клиентами. Кроме того, за день официант обслуживает огромное количество людей, каждый из которых имеет право дать свой комментарий относительно его работы. Все это чрезвычайно выматывает, а отсутствие энергии и мотивации — первые шаги на пути к депрессивному синдрому.

1. Няня/сиделка

И, наконец, первое место — исследование показало, что самыми депрессивными стоит считать профессии няни и сиделки. Типичный день в этом случае может включать в себя кормление, купание, развлечение, а также постоянную и безапелляционную заботу о человеке, который не может в полной мере справиться с теми будничными делами, которые мы обычно выполняем «на автомате». При этом клиенты, с которыми приходится работать, в большинстве случаев не могут выразить радость или признательность, так как они либо слишком больны, либо слишком малы, чтобы сделать это. Важно понимать, что отсутствие положительного подкрепления — одна из наиболее частых причин замкнутости, недовольства собственной жизнью и депрессии.

Биполярное расстройство: 2 грани одного заболевания

Биполярное расстройство (БАР, биполярное аффективное расстройство) — психическое заболевание, для которого характерно чередование депрессивных и маниакальных фаз.

Ранее эту патологию именовали как маниакально-депрессивный психоз. Однако далеко не всегда при данном заболевании наблюдаются психотические симптомы (психоз), а потому, согласно современной классификации психических расстройств, термин МДП не используется, а заменен на БАР.

Возраст, когда чаще всего развивается биполярное расстройство — 15-50 лет, пик заболеваемости приходится на 21 год.

Распространенность биполярного расстройства колеблется от 0,3 до 1,5 %.

Биполярное расстройство психики имеет свои гендерные особенности. Так, у женщин заболевание чаще дебютирует с депрессивного состояния. У мужчин же, наоборот, первыми симптомами биполярного аффективного расстройства являются именно маниакальные проявления.

Причины возникновения

Один из самых излюбленных вопросов, который задает себе человек, а также его близкие, столкнувшись с болезнью, — ПОЧЕМУ? Почему биполярное расстройство возникло у меня? Что пошло не так? Постараюсь ответить на данный вопрос в рамках БАР.

Биполярное аффективное расстройство является эндогенным заболеванием с возможной внешней провокацией.

Наследственность

Заболевание имеет наследственную природу. Нередко удается установить, что у больного кто-то из родственников страдает подобным недугом или каким-либо другим аффективным состоянием.

Мне в комментариях часто задают вопросы, касающиеся того, насколько велик риск развития той или иной психической патологии у потомков. Опережу ваши вопросы.

Если у одного из родителей биполярное аффективное расстройство, то риск развития заболевания у ребенка около 50%. Более того, у детей может развиться не только это заболевание, но и шизоаффективное расстройство или даже шизофрения.

Исследователям удалось установить, что риск развития БАР в 7 раз выше у тех людей, у которых среди кровных родственников имеются больные аффективным расстройством.

Внешняя провокация

Наследственность, конечно, является основной причиной возникновения биполярного аффективного расстройства, но не стоит забывать и про то, что внешняя среда может вносить свою лепту в развитие данного психического заболевания, выступать в роли своеобразного пускового механизма.

Провоцирующим фактором, причиной биполярного аффективного расстройства может стать психотравмирующая ситуация или влияние каких-то других факторов (интоксикация, заболевание внутренних органов, черепно-мозговая травма).

Эти факторы лишь запускают процесс, предрасположенность к которому заложена в генах, создают условия для его дебюта. В дальнейшем при развитии других эпизодов связь с психотравмирующей ситуацией или другим внешним фактором становится все менее выраженной или отсутствует.

Основные симптомы биполярного аффективного расстройства — депрессивные и маниакальные эпизоды (депрессия и мания).

У одного и того же человека могут возникать диаметрально противоположные проявления. То он может быть чрезмерно веселым, болтливым, деятельным, неспособным огорчаться. У него появляется множество планов, стремлений, хотя до воплощения в жизнь они, как правило, не доходят.

Спустя некоторое время этот же самый человек становится плаксивым, у него существенно ухудшается настроение, он не может ничего делать, нет сил ни на что. Трудно сконцентрироваться на какой-то деятельности, думать, запоминать. Будущее видится только в мрачных тонах, ничего не хочется, даже жить…

Вместе такие разные на первый взгляд проявления будут признаками одного заболевания — биполярного аффективного расстройства.

А теперь более подробно остановлюсь на симптомах каждого из эпизодов биполярного аффективного расстройства.

Депрессивный эпизод (депрессия)

Самые характерные симптомы депрессивного эпизода биполярного аффективного расстройства:

  1. снижение настроения;
  2. замедление мышления;
  3. двигательная заторможенность, повышенная утомляемость.

Наиболее значимым признаком является именно снижение настроение. Данное состояние будет ощущаться человеком практически постоянно. Ни радостные известия, ни серьезные положительные изменения в жизни, ни занятие любимой деятельностью, ничего не приносит радости человеку, находящемуся в депрессивной фазе биполярного аффективного расстройства.

psi-doctor.ru

Факты о биполярных расстройствах

Что представляет собой биполярное расстройство?

Всем людям знакомы перепады настроения. Бывают дни, когда мы чувствуем себя в подавленном настроении, когда испытываем напряженность и наше самосознание как-бы „надломлено“. И напротив, человек, который сильно влюблен, находится в состоянии эйфории, испытывает душевный подъем, на волне веселого и беззаботного настроения спорится любая работа.

Когда человек заболевает биполярным или иначе говоря маниакально-депрессивным расстройством, эти перепады настроения выходят далеко за рамки нормы и не соответствуют реальным жизненным обстоятельствам. Колебания настроения охватывают состояния от глубоко депрессивного до глубоко маниакального, со всем спектром болезненных проявлений. К симптомам мании относят, напр. необычайно приподнятое настроение (эйфория) и завышенную самооценку, повышенную работоспособность, сниженную потребность во сне, бессонницу, отсутствие чувства дистанции и речевой напор. К симптомам депрессии, в свою очередь, относят уныние, безразличие, отсутствие интереса к простым вещам, обычно приносящим радость, склонность к навязчивым мыслям, пессимистическое отношение к будущему, нарушения сна, раннее пробуждение или повышенная потребность во сне.

Больные чувствуют себя отданными на произвол своего настроения и прежде всего на раннем этапе заболевания считают, что эти перепады тяжело поддаются влиянию извне. Повторяющиеся фазы маниакально-депрессивного синдрома часто наносят глубокую душевную рану как самим больным, так и находящимся рядом с ними близким людям.

Ниже будут рассмотрены некоторые специфические аспекты биполярного расстройства и дана характеристика его особенной внутренней динамики. Затем будет рассказано о видах и причинах возникновения расстройств.

Специфические аспекты биполярных расстройств

  • Потеря чувства времени: В отличие от общих колебаний настроения при биполярных расстройствах наблюдается утрата чувства времени. Депрессия кажется вечной и неизбежной, такой она была и будет всегда; соответственно бесконечно чувство отчаяния. Мания переживается как неистощимый источник энергии; соответственно безграничными становятся переоценка своих сил и рискованное поведение. Невозможно различить действительную смену фаз заболевания.
  • В период лечения необходимо придумать, как внушить человеку надежду на выздоровление, не успокаивая его лишь поверхностно, так как это по праву будет воспринято как насмешка. Лечение должно вернуть ощущение времени. Самым естественным способом это достигается в группах самопомощи или во время специальной групповой терапии: В другом пациенте видна как раз та фаза, которая в самом себе в данный момент не проявляется . Благодаря развитию полярности человек приобретает большую подвижность, с центральной тенденцией оценки.

  • Проблема переадаптации: Если более внимательно присмотреться к людям с биполярными расстройствами, можно заметить их склонность к переадаптации. В процессе своей социализации они научились соответствовать чужим ожиданиям и жить по критериям других людей, не задаваясь лишними вопросами. Они очень стараются всем угодить. Они не сознают своих собственных масштабов и у них не развиты стратегии поведения в конфликтных ситуациях. При депрессии эта дилемма становится очевидной и даже может обостриться и принять карикатурные формы. Мания проявляется в попытке вести себя нетрадиционным образом, однако чувство освобождения при этом на самом деле остается внутренне незаполненным и перерастает в болезнь.
  • Задача длительной поддерживающей терапии состоит не в том, чтобы привести адаптацию в нормальное состояние, а чтобы помочь создавать свои собственные критерии, критически подходить к ожиданиям чужих людей, находить место своим необычным проявлениям или желаниям в повседневной жизни, не откладывая их на случай маниакального поведения.

  • Значение чувства собственной значимости: У людей с биполярными расстройствами, как и у всех людей, есть свой анамнез жизни. Ее периоды имеют начало и конец – с лечением или без него. Симптомы заболевания развиваются – точно также как развиваются возможности и стратегии борьбы с ним. Чтобы было понятно, можно привести такое сравнение с денежными счетами: Тот, у кого много денег на сберегательном счету, не потерпит финансовый крах в случае отсутствия денег на текущем счету. Тот, кто использовал все резервные фонды, остается без кредита. И если он превысит остаток счета в банке, то будет вынужден платить высокие проценты. В качестве денег выступает чувство собственной значимости. Разумеется, опыт, способствующий укреплению своего Я, внимание, любовь и события, повышающие собственную значимость, оказывают защитное действие, а противоположные действия наносят вред. Эти факторы не ограничиваются только каким-то одним периодом жизни или временем, предшествующим заболеванию. Они имеют важное значение для проведения лечения, почему мы и удивляемся, как нам так редко удается избегать обид в процессе лечения.
  • Первичная задача симптоматического и длительного лечения состоит в том, чтобы не допустить новых обид и помочь пережить старые, раскрыть и направить на лечение внутренние силы организма, а также укреплять и поддерживать семейные отношения и социальные связи.

  • Взаимодействия: Очевидно, есть разница в том, как мы приобретаем или теряем чувство собственной значимости: Одни люди раздражаются быстрее, когда заканчиваются деньги на счету, другие ставят на кон и выигрывают. Эмоциональный аккумулятор разряжается и заряжается с разной скоростью. Взаимодействие социальных восприятий, эмоциональных переживаний и механизма управления побуждениями может быть более или менее непосредственным. Соответственно увеличивается амплитуда собственной эмоциональности и предрасположенность к ярко выраженным фазам. Люди с биполярными расстройствами не только быстрее обижаются, они также становятся высоко восприимчивыми и реагируют быстрее, используя весь свой энергетический баланс.

В процессе лечения необходимо настраивать пациента на такие взаимодействия, чтобы он сам мог их регулировать.

  • Типичные модели мышления / внутренняя динамика психики: Депрессивные модели мышления приводят к значительным искажениям восприятия личных и чужих достижений: неудачи приписываются себе, а успехи другим. Планы почти неизбежно срываются. Предвосхищение неудач имитирует чувство независимости, однако все больше и больше доводит до отчаяния. В маниакальных фазах подобные искажения действуют в обратном направлении.
  • Следует повернуть этот механизм: Первые шаги лечения следует постоянно оценивать критически, терпеливо и спокойно, пока они не станут такими маленькими, что успех лечения будет неизбежен. При этом полезными могут быть групповые дискуссии с участием «опытных» больных.

  • Социальные взаимодействия: Биполярные расстройства в значительной степени затрагивают и обременяют близких родственников. Это касается родителей, братьев и сестер, а чаще всего супругов и детей — кроме случаев шизофренического психоза. Пока пациенты переживают взлеты и падения, родственники особенно разрываются между чувством привязанности, сострадания и неприязнью к больному: Как защитить самого себя? На какое расстояние я должен удалиться, чтобы не поставить под угрозу свою любовь? Надолго ли хватит моей заботы?
  • Помощь родственникам больного (индивидуально или в группах) принесет терапевтическую пользу и самим пациентам. Работа с биполярными пациентами без привлечения близких людей (по отдельности или совместно) является врачебной ошибкой.

  • Внутренняя динамика соматических состояний: Никого больше не удивляет тот факт, что обмен веществ в головном мозгу причастен к глубоким колебаниям настроения, так как они влияют на все эмоциональные состояния и поступки. Только вот объяснить эти колебания настроения с помощью обмена веществ так же нелегко, как объяснить влюбленность. Тем временем есть даже доказательства, что изменения содержания серотонина являются скорее следствием каких-то лишений и разочарований, однако у больных возможно развитие чувствительности по отношению к будущим событиям (Aldenhoff 1997).
  • Концепция „биологического дефекта“ позволяет лучше обосновать стратегии медикаментозного лечения, чем упрощенная и неверная теория прямой причинности. Вместе с тем пациент и лечащий врач обязаны задумываться и над более сложными причинами, а также использовать индивидуальные и социальные возможности. Предписания врача и без того достаточно сложные: Антидепрессанты не всегда эффективны, действуют не сразу, на короткий срок повышают суицидальный риск, а на неопределенный срок риск перехода в маниакальное состояние. Профилактика эпизодов не защищает и половины пациентов от рецидива. А антиманиакальное действие нейролептиков имеет значительные побочные эффекты, более сильные, чем у других лекарств. Таким образом, как положительное отношение к лекарствам, так и сотрудничество врачей и пациентов являются задачами, которые необходимо решать сообща. Тем более важно, чтобы врачебные предписания составляли неотъемлемую часть общей культуры психотерапевтического лечения; без этой культуры назначения врача, хотя и необходимы, но вряд ли допустимы.

  • Взаимодействия: Различение между эндогенными (внутренними), экзогенными (внешними) и реактивными состояниями было опущено по одной простой причине; в той или иной мере эти факторы всегда имеют место. Кроме того, сегодня мы намного больше знаем о их взаимодействии: Психотерапия тоже влияет на многие существенные физиологические переменные. Даже гены не все предопределяют, не фиксируют человека, а подчиняются комплексным физиологическим процессам, реагируют даже на условия окружающей среды, а их активность „пробуждается “в периоды жизненных кризисов. .
  • Взаимовлияние психических, социальных и соматических факторов настолько комплексно, что едва ли можно говорить о мотивированном проведении различных монотерапий.

    www.psihos.ru

    За биполярным кругом: как жить с внутренним адом

    Состояние, когда организм заявляет о хронической усталости, а душа – о тоске и грусти, часто по ошибке называют депрессией. В действительности ощущение апатии и подавленности мало что общего имеет с биполярным расстройством (раньше его называли маниакально-депрессивным психозом).

    Эта болезнь никогда не проходит сама и иногда требует длительного лечения – как правило, людям с таким диагнозом для выздоровления требуется употреблять медикаменты и постоянно находиться под наблюдением врача. Специалисты считают депрессию болезнью XXI века и в доказательство приводят цифры – в среднем в мире такой диагноз имеет один человек из десяти, при этом до 20% больных не могут добиться полного излечения. Несколько человек с биполярным расстройством рассказали «МИР 24» о том, как узнали о своей болезни и научились с ней жить.

    Екатерина Ф.: Все началось с депрессии после родов. Малышке тогда было уже четыре месяца, и у меня прошла эйфория, связанная с ее появлением, серые будни стали похожи один на другой. Все говорили, что у меня типичная послеродовая депрессия, которая проходит сама собой. Сначала я занималась самолечением: читала описание симптомов в «мамских» журналах и на форумах, пробовала найти увлечение, не видеться с ребенком какое-то время.

    Когда малышке было уже восемь месяцев, мне старались помочь две самые близкие женщины — мама и свекровь. Все было тщетно. Казалось, что жизнь больше никогда не будет радовать, и впереди нет ничего светлого. Никакие разумные доводы о том, что у меня есть чудесный ребенок, муж, друзья, возможность вернуться в университет не помогали. Я чувствовала себя совершенно ненужной и бесполезной. Каждый день все валилось из рук, я ничего не хотела делать, не могла видеть себя в зеркале, даже о ребенке заботилась кое-как.

    Все, что бы я ни делала, начиная от супа и заканчивая переводами статей, казалось мне ужасным и бездарным. Я будто бы находилась в лимбе: и жить не хочется, и умирать бессмысленно.

    Когда меня, наконец, уговорили пойти к психиатру (депрессия на тот момент длилась уже около полугода), тот сказал, что пока я кормлю грудью, медикаменты принимать нельзя, а как закончу кормить, депрессия, возможно, сама пройдет. И действительно, постепенно мое состояние стало улучшаться само собой. Когда дочке был год и три месяца, я почувствовала в себе просто какие-то невероятные силы и возможности (позже я узнала, что именно это и называется гипоманией) и пошла — нет, побежала, даже полетела — покорять мир.

    В какой-то момент я почувствовала себя всемогущей – так наступила фаза мании. Все мои старые принципы и идеалы разрушились и, откуда ни возьмись, возникла новая идеология, которая менялась каждую минуту. Мне хотелось все успеть, быть в нескольких местах одновременно. Я брала на пары ребенка, потом поняла, что это неэффективно, и стала оставлять дочь с друзьями. Несмотря на то, что мне было очень тяжело с ней (дочь болела, капризничала, отвергала мою грудь), я не отчаивалась. Прогрессирующая болезнь будто бы придавала мне силы. Я почти не спала, ночами делала задания по учебе.

    Когда нас выписали из больницы, я решила навестить мужа – он живет и работает в Москве. Было 23 февраля, почти неделя выходных, я впервые в своей жизни взяла билет на самолет. Когда мы прилетели, стало понятно, что ребенок дико соскучился по папе. Настолько, что он даже не мог ходить на работу: она не оставляла его ни на минуту. Позже я поняла, что дочь хотела не к отцу, а просто избежать контакта со мной — возможно, девочку пугало мое состояние, и она не чувствовала себя в безопасности рядом со мной. В эту же короткую неделю моего пребывания с мужем я решила с ним развестись.

    Дальше чудачества только усугублялись. Я вступила в сексуальную связь с мужчиной, которого знала всего несколько недель, хотя мне такое поведение крайне не свойственно: с мужем до свадьбы я встречалась пять лет, и он был моим единственным мужчиной.

    В период мании я во всем видела знаки судьбы, эмоции захлестывали. Некоторые наркоманы примерно так описывают героиновый приход. Только у меня это было без всяких наркотиков и даже без алкоголя, и длилось около десяти дней, пока меня не определили в стационар психбольницы. Казалось, что удача преследует меня по пятам. Все события складывались именно так, как мне на тот момент хотелось. Стоило мне затормозить машину на улице, как оказывалось, что она едет в нужном мне направлении. Я совершенно внезапно встречала на улице знакомых, которых давно не видела и чувствовала себя персонажем какой-то фантастической книги или даже Библии.

    Теперь вспоминаю это время с улыбкой. Мама считает, что я сильно опозорила ее и себя перед родственниками в тот период. Даже не знаю, куда бы меня все это привело, если бы она силой не затащила меня к психиатру. Я не хотела признавать себя больной, потому что мое состояние мне безумно нравилось. За неделю нашего с мамой противоборства я довела ее до нервного срыва.

    В психиатрию меня доставили силой и обманом. Месяц я провела там в изоляции от внешнего мира.

    Потом было наблюдение у местного психиатра. Я думала, еще месяц-два, и все закончится, но не тут-то было. Врач сказал, что некоторые с моим диагнозом излечиваются за год-два, а некоторые всю жизнь сидят на лекарствах.

    Фото: Елена Андреева, «Мир24»

    Не могу точно сказать, когда я начала выбираться из депрессии. Просто в какой-то момент снова стала замечать, что я привлекательна, возможно, даже красива. Затем поняла, что в мире есть вещи, которые мне интересны: стало нравиться заниматься ребенком, я снова находила удовольствие в выборе одежды для него, вернулась к занятию театром, стала заниматься уроками со своей сестрой. В какой-то момент дошло до того, что я настолько поверила в себя, что решила продолжить свое обучение в университете (до этого казалось, что я совсем отупела, и таким, как я, не место в высшем учебном заведении). И вот я взяла ребенка под мышку и, несмотря на то, что близкие меня отговаривали, поехала за 200 километров от Ростова к началу нового семестра. Все за меня очень волновались, но я чувствовала себя сильной.

    Скоро уже будет два года, как я наблюдаюсь у психиатра и регулярно принимаю медикаменты. Одни из них вызывают сонливость, что очень мешает мне жить как всем нормальным людям. Я могу вечером принять лекарство, а утром не услышать будильника и вообще проспать 12 часов кряду. Другие мне назначают, когда врач видит, что мое состояние очень близко к депрессии (это состояние называется гиподепрессия). Они поднимают настроение. И, к счастью, не вызывают зависимости.

    Бывают периоды, когда я больше не хочу пить таблетки. И я вру маме, что пью их, а сама могу неделю-две жить без них. Это классно в том плане, что я могу меньше спать и больше всего успеваю. Но потом я понимаю, что так делать нельзя. Особенно я испугалась этой зимой, в сессию. Меня трясло от любого волнения. Я не приходила на экзамены, потому что мне становилось физически плохо при мысли, что надо выходить из дома и куда-то ехать. Впервые, наверное, за те два года, которые я лечусь, я испытала на себе такой яростный приступ болезни. Врач сказал, это гиподепрессия и увеличил дозу лекарств. Теперь я стараюсь не пропускать ни одного приема. Учебу в университете опять придется отложить.

    Никита П.: О существовании такого синдрома узнал в прошлом году, хотя первые отклонения начались в возрасте 15 лет. К врачу обратился только в этом году с началом очередной депрессивной фазы. Большинство людей не знают о существовании такой болезни. У многих срабатывает ошибочная реакция вроде «а, ну это ты просто расстроен, не переживай». Родственники живут далеко, поддерживают по телефону, особенно сестра, которая учится на психфаке МГУ. Друг не верит в существование каких-либо подобных расстройств и думает, что это я просто приуныл.

    Я принимаю два типа лекарств — антидепрессанты и стабилизаторы настроения. С ними становится полегче, без них – совсем плохо. К болезни отношусь нейтрально, ведь я не выбирал, каким мне родиться. Люблю ее за фазы гипомании и, конечно же, ненавижу за депрессивные фазы. Помню, что в последнюю мою гипоманиакальную фазу я с особым рвением оптимизировал финансовые потоки в фирме, где работаю. В такие моменты я ощущаю, что в жизни все прекрасно, а в будущем все будет еще лучше, что бы со мной ни происходило. Музыка вызывает позитивные эмоции и воспоминания, все цвета вижу ярче обычного. Все вокруг интересно и хочется быстрее уже поспать и начать новый день.

    Мария Ф.: Диагноз «биполярное расстройство» мне поставили в августе 2015 года. Первые депрессивные фазы начались в 14 лет. Врачи считают, что болезнь проявила себя через булимию. Два раза я лежала в психиатрии. Первый раз в 17 лет – тогда мне помогли, но не выявили БАР. Второй раз — после того, как вязала академический отпуск в университете из-за глубокой депрессии. В тот раз в больнице я ползала по стенам из-за неправильно подобранного лечения.

    Впервые в жизни теряла сознание, когда сдавала кровь — не из-за ее вида или самой процедуры, а потому что сил не было, мозг вообще не работал. Сбежала из больницы из-за отсутствия результатов и ужаса пребывания. Нас кормили по часам, не давали звонить родным, наказывали, если шла в туалет и закладывала два пальца в рот после приема пищи. Психологической поддержки не было, бесед не вели – в общем, обращались как с людьми, которые будто издеваются над персоналом – им казалось, что мы не больные, а просто развлекаемся бессознательно. Вышла свободно, на проходной даже ничего не спросили.

    Биполярное расстройство помог выявить духовный учитель. Я пришла к ней после того, как меня уволили с работы. Мы сели поговорить, и она сказала: «У меня сейчас два раза вылетел мозг. Такого со мной никогда не происходит. Ты это испытываешь?». Я кивнула. После этого я пошла на консультацию врача, который прописал мне кучу анализов: МРТ, гормоны, кровь, ЭЭГ, дуплексное сканирование головного мозга, УЗИ щитовидки. Анализы ничего не показали, и врач сказала, что надо меньше думать и заниматься дыхательной практикой вроде праноямы.

    Невролог из городской поликлиники сказал, что у меня эписиндром. Дал буклетик, чтобы я отмечала спады-нарастания состояний, отправил к психологу. Тот в свою очередь начал давить на отношения с мамой и прописал антидепрессанты. Их пить я не стала, на повторную встречу не пришла. После это я пошла к психиатру, которого посоветовали знакомые. Через полчаса общения она сказала: «Вы пример для студентов — явный биполярник». Она озвучила пару событий, которые со мной должны были происходить, и я молча соглашалась, пораженная точностью ее слов.

    Болезнь ведет себя каждый раз по-новому. Только в декабре прошлого года я признала наличие у себя пожизненного диагноза и с этого момента начала вести дневник настроений. Если бы диагноз поставили раньше, я бы не потеряла столько времени. В особо тяжелые моменты тело ломает, кажется, будто в каждый сустав вставили шестеренку и крутят ее в обратном направлении. Это больно, хоть со стороны я выгляжу здоровой.

    Мне приходится прилагать колоссальные усилия, чтобы держаться в тонусе и выглядеть нормальной.

    Обычно хочется закрыться, свернуться калачиком или лечь на пол или повиснуть, или все это одновременно, и плакать от боли и невозможности изменить телесное состояние.

    Меня никто не поддерживает из родственников. Мама, когда я пыталась объяснить свое состояние, кинулась мне на шею со словами: «Прости меня, пожалуйста! Я думала, ты специально себя так ведешь, чтобы мне сделать больно». Большинство родственников делает вид, будто ничего нет. Некоторые интересуются, не придумала ли я себе это. Друзья, скорее всего, тоже не понимают моего состояния. Им трудно определять динамику настроения. Проще списать мое поведение на дурной характер, чем задать простой вопрос: «Маш, может, у тебя снова депрессия?». По сути, мне бы хватило простого принятия, но этого самого простого действия нет нигде в моем пространстве.

    Фото: Максим Кулачков, «Мир24»

    Личной жизни у меня нет. Мне трудно дается общение с мужчинами, потому что настроение может меняться несколько раз на дню, тело ведет себя неадекватно и, чтобы управлять ими обоими, нужно много сил и включенность в болезнь, поэтому часто я даже не замечаю вокруг ничего и никого. Мне бы себя в руках удержать, на другого человека просто не хватает ресурса. А мужчину, которой пошел бы со мной в темноту и неизвестность, пока не встретила.

    Чтобы принять человека с БАР, нужно быть готовым к эмоциональным качелям без видимой причины. На это пойдут немногие.

    Это сложно и тяжело для неподготовленного человека. А тот, кто решился на это, обладает осознанностью. На работе я рассказала о своем диагнозе коллегам из своего отдела. Они вроде бы поняли, но я не почувствовала полного осознания. Сложно ведь признать в человеке дефекты, если они не налицо в виде физической недостаточности или понятной болезни типа, язвы, рака, экземы.

    Я чувствую себя лишенной чего-то очень важного, чужой среди тех, кто есть на этом празднике жизни. Мне легче быть одной, чем объяснять кому-то, что у меня есть психические отклонения. Для этого нужно доверие, а оно складывается из принятия человека со всеми его плюсами и минусами.

    Летом я отказалась от антидепрессантов без разрешения врача. Почувствовала, что могу без них. В декабре у меня было обострение — мозг так болел, что хотелось раскрыть черепную коробку и высыпать туда ведро льда. Он будто горел, пылал неистово. Я ходила как зомби, не в силах что-либо сказать больше, чем «да» и «нет». В этот день я работала. Мне пришлось выжить в условиях собственной внутренней войны, хотя очень хотелось лечь и плакать от боли. Утром я просыпаюсь, будто побитая десятками палок и никуда не хочу идти. Стоит больших усилий что-то сделать.

    Сейчас я отношусь к депрессии как проводнику к своим потаенным желаниям. Она показывает мне себя настоящую — вряд ли бы я смогла до этого дойти самостоятельно. К примеру, теперь я знаю, что мне ничего не стоит пойти в магазин и купить сумку на все деньги. Хотя болезнь мне очень мешает: я хочу просыпаться без надрыва и ужаса от предстоящего дня и ничего не бояться.

    Что нужно знать о болезни:

    Биполярное аффективное расстройство (БАР) – это психическое расстройство, для которого характерно чередование маниакальных и депрессивных состояний, эйфории и депрессии. Эти две стадии могут сменять друг друга резко или постепенно. В период мании больному приходят в голову бредовые идеи, которые он пытается воплотить в жизнь, человек становится очень чувствительным, обидчивым, иногда может возникнут повышенная религиозность. Фазу депрессии обычно сопровождают снижение активности, нарушение сна, утомляемость, чувство вины, отсутствие аппетита, иногда – мысли о суициде. Существуют и так называемые интермиссии — светлые фазы, когда болезнь исчезает, и человеку кажется, что он здоров. Больные, принимающие в это время антидепрессанты, могут решить, что выздоровели, и самовольно прекратить лечение. Как правило, это приводит к ухудшению состояния. Кроме того, маниакальные эпизоды часто приводят к потере работы, юридическим и финансовым проблемам, а также к аномалиям сексуального поведения.

    На биологическом уровне болезнь можно объяснить нарушением состава нейромедиаторов — веществ, которые управляют настроением в человеческом организме. Основные из них — адреналин, дофамин и серотонин.

    Фото: Марина Грекова (МТРК «Мир») «Мир 24»

    Чаще всего болезнь впервые проявляет себя в подростковые годы или в юности. Ей одинаково подвержены и мужчины, и женщины. Бывает, что люди живут годами и даже десятилетиями, совершенно не понимая, что с ними творится. Развитие БАР может быть вызвано сочетанием нескольких следующих факторов:

    генетический (наследования предрасположенности к БАР у одного или нескольких кровных родственников);

    биологический (сбой в функционировании путей передачи нервных импульсов);

    психологический (воспитание, обстановка в семье, детские травмы).

    Известные люди с биполярным расстройством:

    — актеры Стивен Фрай и Кэрри Фишер (исполнительница роли принцессы Леи в «Звездных войнах»)
    — художники Михаил Врубель и Винсент Ван Гог
    — Кэрри Фишер
    — певица Бритни Спирс
    — композитор Людвиг ван Бетховен

    mir24.tv