Боязнь турникетов в

Боязнь турникетов в

Когда мне было лет 13, я ездила на другой конец Москвы на занятия по китайскому языку. Путь проходил через метро, где обитали мои злейшие враги — турникеты. Тогда в нашу жизнь только начали приходить турникеты с дверцами, стояли они мало где, да и чаще всего в одном экземпляре, чтобы проходить с багажом. На моей станции метро, к счастью, обитал такой дружественный турникет, который совсем не горел желанием со всей дури избить каждого, кто решится на его преодоление. А вот на станции, куда я ездила на занятия. Там были не просто обычные турникеты, их было немного, совсем не под стать пассажиропотоку. У меня вызывали слёзы даже мысли о том, что придется прислонять билет к считывателю и быстро идти между двух жадных штуковин, которые так и норовят ударить меня по рукам, ногам и животу. И это нужно было делать быстро, потому что за тобой толпа народу, которая хочет домой

И вот, в день, когда я впервые поехала на занятия, я просто не смогла пройти. Я смотрела на это, рыдала и понимала, что не могу. Время уже позднее, нужно быстрее домой, а я просто не могу пройти. Друзей я ещё не завела, никто не мог успокоить и помочь. Вот и стояла я у касс, испуганно наблюдая за жадными монстрами и восхищаясь теми, кто мог миновать их без страха. Ко мне подошёл мужчина лет, может, 40, на нём была форма работника метро. В общем, это был дядя, который стоял и наблюдал за тем, чтобы монстры-турникеты хорошо себя вели. Он строго посмотрел на меня и спросил, в чём дело. Я ещё сильнее расплакалась и рассказала ему всё. Он сказал, что нужно учиться преодолевать себя, ведь когда-нибудь я вырасту, а после посмотрел на огромное количество людей, желающих быстрее направиться к эскалаторам, вздохнул, взял меня за предплечье и повёл к оградке, через которую обычно проводят маленьких детей или бабушек с баулами. А потом он и вовсе стал каким-то не строгим, улыбнулся и посоветовал не бояться подходить к работникам у турникетов на этой станции, обещал рассказать всем про меня. Сказал, что его Андрей Петрович зовут.

Так я и научилась миновать монстров на той станции. Отходила я на курсы по китайскому около полугода, работники в метро меня уже в лицо узнавали, а я им часто всякие шоколадки и пирожки от бабушки в знак благодарности носила

А вчера, спустя больше десяти лет, когда страх перед монстрами-турникетами уже прошёл, я мирно шла по улицам близ той самой станции метро, как меня окликнули по имени. Да, тот самый Андрей Петрович. Говорит, по осанке узнал. Разговорились, в метро он уже давно не работает, перешёл к сыну в бизнес. Познакомил с супругой, приятной женщиной, которая, оказывается, знала меня по рассказам Андрея Петровича. Обменялись номерами телефонов, пригласили летом к ним на дачу съездить 🙂

m.pikabu.ru

Пенсионерка пожаловалась судьям на боязнь турникетов

Мещанский суд Москвы решил поддержать сторону пострадавшей

02.05.2012 в 20:44, просмотров: 2013

Травмировавшая руку турникетом на вокзале пенсионерка из Подмосковья недавно одержала победу в судебной тяжбе над железнодорожниками.

Как сообщили «МК» в Мещанском суде Москвы, пожилая женщина в 2010 году купила льготный билет от Москвы до станции Храпуново. Когда она проходила через турникет Курского вокзала на электричку, турникетной створкой ей зажало правую ладонь. Положение ухудшилось еще и тем, что женщина-контролер долговое время не могла вызволить пассажирку из ловушки. Впоследствии сотрудница вокзала препроводила пострадавшую в медпункт. Там даме поставили диагноз: «ушиблено-рваная рана тыльной поверхности правой кисти руки и гематома». По словам пенсионерки, лечение полученной травмы заняло длительное время, и она испытывает стресс каждый раз, когда проходит через турникет.

В иске пенсионерка просила взыскать с железнодорожников компенсацию морального ущерба, который оценила в 150 тыс. рублей. Ответчик иск не признал, пояснив, что в причиненном истцу вреде отсутствуют доказательства его вины. Тем не менее Мещанский суд Москвы решил поддержать сторону пострадавшей, однако присудил ей только 25 тыс. рублей.

Популярно в соцсетях

  • Самое интересное
  • Комментарии

Оставьте ваш комментарий

Что еще почитать

© ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец» Электронное периодическое издание «MK.ru»

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство Эл № ФС77-45245 Редакция — ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец». Адрес редакции: 125993, г. Москва, ул. 1905 года, д. 7, стр. 1. Телефон: +7(495)609-44-44, +7(495)609-44-33 , e-mail [email protected] Главный редактор и учредитель — П.Н. Гусев. Реклама третьих сторон

Все права на материалы, опубликованные на сайте www.mk.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.

Использование материалов, опубликованных на сайте www.mk.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал mk.ru, до или после цитируемого блока.

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля».
Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

www.mk.ru

Системы контроля и управления доступом (СКУД), электронные проходные, турникеты в Калуге и Калужской области

Более подробную информацию об услугах по проектированию, обслуживанию и установке систем контроля и управления доступом (СКУД, электронных проходных, турникетов) в Калуге и Калужской области Вы можете узнать на отдельном сайте www.stealth-systems.pro.

Основным мотивом установки электронных проходных (систем контроля и управления доступом (СКУД)) на предприятии является желание жестко регламентировать права доступа в помещение или территорию по следующим критериям:

по наличию прав доступа, обеспечиваемых электронным пропуском (картой доступа) или биометрической информацией (отпечаток пальца) на конкретное помещение или территорию
по времени и дате попытки входа или выхода (смена, график работы)
по количеству входов/выходов
по наличию рядом с посетителем сопровождающего лица с коммисионирующим электронным пропуском
по признаку принадлежности сотрудника к подразделению

Электронная проходная позволяет:

Предотвратить бесконтрольное появление на территории посторонних лиц
Ввести электронный журнал учета посещения персоналом предприятия, а также отдельных помещений
Вести учет рабочего времени и дисциплинарный журнал
Начислять заработную плату на основе реально отработанного времени с учетом опозданий, уходов раньше и прогулов
Ввести разграничение доступа в различные помещения в зависимости от должностных обязанностей, принадлежности к определенному подразделению предприятия и т.п. признакам.
Управлять с помощью карты-пропуска различными исполнительными устройствами (шлагбаум, турникет, дверной замок, охранная сигнализация, система видеонаблюдения)
Увольнять сотрудников без боязни, что у них останутся дубликаты ключей, карт-пропусков
Уменьшить количество сотрудников службы охраны, тем самым сократив расходы
Собрать материал для внутреннего расследования в случае ЧП

Электронные проходные (системы контроля и управления доступом (СКУД)) – понятие объединяющее несколько систем разного «калибра». Это и малые автономные пропускные системы с одной точкой прохода, электронным замком на двери и небольшим количеством персонала (от 10 до 50 человек), так и системы контроля доступа уровня промышленного предприятия с распределенной клиент-серверной архитектурой, множеством рабочих мест для анализа и ввода информации (отдел кадров, отдел труда и зарплаты, служба безопасности, служба охраны и т.д.), множеством точек прохода (турникеты, шлагбаумы, электронные замки на дверях помещений, а также большим количеством персонала.

Исполнительными устройствами пропускных систем (систем контроля доступа) могут быть:

Электронные (электромагнитные и электромеханические) замки
Турникеты и калитки
Шлагбаумы
Автоматические ворота с приводом

Наша компания предлагает комплексное решение по внедрению электронных проходных (СКУД) в Калуге и Калужской области:

составление Технического задания на систему контроля и управления доступом
разработка проекта системы контроля и управления доступом
поставку оборудования, монтаж и пуско-наладка электронной проходной
помощь в разработке алгоритмов (графиков, планов доступа) пропускной системы
обучение персонала заказчика работе с системой контроля и управления доступом
техническое обслуживание системы контроля и управления доступом (СКУД) в гарантийный и постгарантийный период

Кроме того, мы готовы осуществить модернизацию и ремонт электронным проходных, установленных сторонними организациями.

Порядок заказа, наше портфолио и конкурентные преимущества Вы можете найти на странице «Технические системы».

www.stealth-kaluga.com

Нужны ли турникеты в общественном транспорте? Опыт Нью-Йорка и Берлина

— Профессор, здравствуйте! Я журналист из Москвы. Нам очень интересна жизнь подземки Нью-Йорка. Скажите, почему в вашем метро стоят турникеты, а не ходят контролеры?

— Вы звоните из Москвы?! Ух ты! Ну, я знаю ваш великолепный метрополитен, хочу признать, что вам у нас учиться нечему. Система вашей подземки выстроена гениально и просто. А почему у нас нет контролеров, как в Праге или, скажем, Берлине? Наша подземка ежедневно перевозит миллионы пассажиров. В часы пик давка бывает такая, что люди стоят, плотно прижавшись друг к другу, некоторые даже не могут выйти на нужной станции! Контролерам будет совсем не просто работать в таких условиях. Да они даже пройти по вагону не смогут!

— Профессор, в американских фильмах герои частенько прыгают через турникет. В жизни такое бывает? — Увы, безбилетников в подземке хватает. Да, самый распространенный способ — прыжок через турникет. Но у нас с этим строго: на каждой станции дежурят сотрудники департамента транспорта и полицейские. Они беспощадны к безбилетникам. Штраф в 100 долларов быстро отобьет охоту кататься бесплатно.

— А сколько стоит проезд? — Разовая поездка обойдется в 3 доллара, недельный проездной — 31, а месячный — 116,50 доллара. Я, к примеру, всегда покупаю месячный билет. Удобно и выгодно.

Интересно, почему же тогда муниципалитет Берлина решил отказаться от турникетов? Неужели в столице Германии все люди такие честные? Или боязнь ездить без билета укоренилась в генной памяти немцев со времен Гитлера, приказавшего «зайцев» расстреливать на месте?

Один из лучших русскоязычных гидов по Берлину Михаил Воробьев рассказал «ВМ», что, несмотря на отсутствие турникетов, без билета по берлинскому метро лучше не кататься. И поделился тем, как работает подземка германской столицы.

— Город делится на три зоны: А, В и С. Обычный регулярный билет стоит чуть меньше 3 евро, в зависимости от зоны поездки, и действителен в течение двух часов. Билет можно купить заранее, активируется он при помощи компостеров, которые установлены на перронах. Есть возможность купить билет на четыре поездки сразу, это обойдется вам в 9 евро. А месячный проездной обойдется в 90 евро.

— Ага, но все равно лучше купите билет. Проверкой билетов занимаются сторонние фирмы по аутсорсингу. Штраф составляет 60 евро. «Договориться» не получится.

— Михаил, с наплывом мигрантов «зайцев» в подземке прибавилось? Кстати, как будет «заяц» по-немецки? — Schvartzfahren — буквально переводится как «черный пассажир». Действительно, безбилетников прибавилось. Но так ездят только глупцы. Первая заповедь нелегального мигранта — покупать билет в метро! Потому что контролеры, если поймают безбилетника, требуют документы. Если документов нет — вызывают полицию. А дальше — депортационный центр. Об этом, кстати, мне рассказал нелегал из Украины.

К слову, от турникетов в Берлине было решено отказаться потому, что эти устройства существенно тормозят пассажиропоток, иногда являются причиной давки и могут создавать опасность.

vm.ru

Как всё устроено: Дежурная у эскалатора

5 ноября 2012 в 14:00

О рабочем месте

Я сижу в этой стеклянной будочке по 8 часов, три дня через один выходной. Перерыв у меня один раз за день — час или полчаса нам дают. Сразу сначала бежишь в туалет, мы туда за рабочее время один раз ходим, потом идёшь в комнату для персонала метро — разогреваешь еду, которую себе принёс. Обедаешь и обратно скорее на рабочее место. Я работаю на «Смоленской», у нас тут эскалатор длинный-длинный, еле успеваешь за перерыв всё сделать.

Будка у нас довольно удобная — вы не смотрите, что у меня стульчик стоит такой старый, тут хотя бы ноги можно вытянуть. Вот меня посылают работать на «Киевскую», там не развернуться. Будка заканчивается там, где стул, не знаешь, куда себя девать. Хотя вот контролёрам наверху, которые у турникетов сидят, поставили новые будки, да ещё и печки установили. Мы тоже всё ждали-ждали изменений, а потом сами сложились и приобрели печку: холодно было сидеть зимой — жуткое дело!

Только плитка жарила сильно, и неудобно было каждый раз корячиться, чтобы её включить-выключить. А потом помощник машиниста Сашка какой-то агрегат приспособил — и у нас тут под рукой теперь пульт управления с двумя кнопочками. Когда холодно, нажимаешь на кнопку — печка включается. В общем, благодать сейчас.

В будке есть три рубильника для выключения эскалаторов. Выключать их при каком-то опасном случае должна я, а включать я не могу — это делает только машинист эскалатора, даже у его помощника нет таких полномочий. У меня с машинистом прямая связь по телефону. Другой телефон у меня для связи с дежурной по станции и ещё один для связи с центральным диспетчером, который сидит на «Комсомольской». Мы его называем «центральная хата».

Ещё есть микрофон — я предупреждаю людей, чтобы держались за поручни, когда включается эскалатор; говорю, чтобы становились на каждую ступеньку, и так далее. У нас целая книжечка с фразами, которые мы можем произносить.

Людей я не рассматриваю в отдельности, для меня это просто фигуры, неопределённая масса, я уже давно привыкла видеть столько народу. Как-то рядом с эскалатором стоял человек, ждал кого-то, всматривался, потом подошёл ко мне и говорит: «Как вы тут сидите, у меня за 3 минуты голова закружилась».

Что люди делают на эскалаторах? Едут, читают, целуются, бывает, — это хорошо, а то мусорят. Это постоянно происходит. Кидают что-то вниз без зазрения совести абсолютно. Как-то сижу я в своей кабинке, вдруг слышу: что-то грохочет, летит сверху, металлическое, судя по звуку. Это что-то залетело в кабинку, стукнулось, отскочило к другому эскалатору и в открытое окно залетело прямо мне на колени. Я в ужасе это с себя стала стряхивать, а потом смотрю: какая-то медная деньга. Оказалось, английский фунт, до сих пор храню на память.

Другой раз газетка
просто сама в руки прилетает, сверху сваливается

Я работаю тут уже 12 лет, при мне никто на эскалаторе серьёзно не пострадал, хотя опасные случаи были. Как-то ехал мужик с чемоданом. Он поставил чемодан и едет спокойный. А сумки-то надо держать! Потому что ступеньки иногда подпрыгивают. И вот, конечно, чемодан вдруг подскочил и покатился. Вот он катится, переворачивается, такой страшный треск! А в чемодане оказалась огромная гранитная плитка. Она вывалилась, начала взрываться, подскакивала до потолка и снова падала. Вот страх мне был, даже эскалатор не сразу сообразила остановить. Плитка долго ещё грохотала и падала. Прибежала дежурная, и мы с ней вдвоём сгребали все эти осколки. А хозяин чемодана убежал от страха и чемодан не прихватил. Хорошо хоть никто не пострадал.

Проблемы чаще всего бывают с пьяными и со старушками. Они садятся на ступени, могут заснуть, отключиться, и не добудишься их; бывает, падают и других людей роняют. Часто проблемы с китайскими делегациями. Их же очень много всегда, большие экскурсии. И вот они друг за другом, друг за другом, кто-то из них пошатнулся, упал — и все начинают по цепочке. Только что ехали нормально, через минуту смотришь: все сложились, упали — и смех и грех.

О сложностях

Работа у нас нервная, конечно, из-за всех этих случаев. Не так давно к нам пришла новая женщина работать. Она говорит: «Я сижу и смотрю пристально на верх эскалатора, слежу, чтобы ничего не произошло, готова в любую минуту всё отключить. И всё примерно в одну точку смотрела, а тут перевела взгляд вниз и вижу, что там старушка упала, лежит руками вперёд и руки уже подъезжают к гребёнке». Она эскалатор остановить успела, но на работу больше не пришла.

Самый бич для нас — это дремота. Я вот недавно приболела, но всё-таки вышла на работу, чуть глаза прикрыла от боли в ухе, а меня уже заметила дежурная по станции. Тут же звонит и выговаривает, что я сплю на рабочем месте. Ещё 20 % от премии сняли, а я ведь даже не спала.

Как бороться с дремотой? Читать, разгадывать кроссворды нельзя ни в коем случае. Другой раз газетку хочется посмотреть, но только заглянешь, дежурная уже звонит — вон на нас ведь камеры направлены. Другой раз газетка просто сама в руки прилетает, сверху сваливается. Ты подбираешь, чуть заглянешь в неё, но знаешь, что нельзя, и скорее убираешь.

Хорошо, у неё на голове причёска большая — она-то и спасла

Впрочем, с дремотой нам беспокойные пассажиры помогают бороться. Только закроешь глаза — кто-то обязательно стукнет по стеклу. Хулиганы, конечно, но я говорю им спасибо большое, что разбудили. А вот недавно у нас окно в будке разбили. Напарница у меня работала; наверное, у неё тоже закрылись глаза, а какой-то мужик проходил мимо и как даст по стеклу! Стекло разбилось, на неё посыпались осколки. Хорошо, у неё на голове причёска большая — она любит себе всего накручивать, — причёска-то её и спасла.

О табличке «Дежурная справок не даёт»

Эту табличку придумали не мы. Я, например, люблю давать справки, так хочется пообщаться иногда! Мы сидим как курицы сонные, понимаете, это тяжело, а кто-то что-то спросит, и сон пропадает.

Ко мне часто подходят с опаской, ожидают, что я на них сейчас накричу. Жалобным таким голосом говорят: «Ой, извините, а к вам нельзя обратиться?» Я говорю: «Да не волнуйтесь, конечно, обращайтесь, только скорее, пока дежурная не увидела». Но табличку убрать нельзя, чтобы не очень-то люди чувствовали себя свободно, ведь особо болтать я не могу, моя цель следить за пассажирами.

Ещё ко мне как-то раз кавээнщики приходили, им для сюжета надо было, чтобы я ответила на какие-то вопросы на камеру — я с удовольствием им помогла. Сейчас уже несколько лет прошло, так они иногда заглядывают ко мне, здороваются, приходят поболтать.

О вопросах и претензиях

Какие к нам могут быть вопросы? Только как пройти или проехать. Часто иностранцы подходят. Английского языка я не знаю, но он на карте показывает, куда ему надо, а я жестами, как проехать. В общем, с интуристами находим общий язык.

Люди бывают недовольны, когда у нас, например, два эскалатора работают, а один в резерве. Ко мне подходят: «Пустите второй эскалатор, у вас же очередь образовалась». И пока он это говорит, очередь уже обычно рассасывается. Я его спрашиваю: «Посмотрите, там же пусто, для кого пускать?» Он растерянно молчит. Очередь собирается на одну минуту, когда приехал поезд. И быстро рассасывается. А у нас есть чётко прописанный график, когда какой эскалатор работает: для будней, для выходных, есть часы пик, есть спад пассажиров. И мы не можем по желанию пассажиров эскалаторы пускать.

Или ещё бывает, когда какая-то экстренная ситуация, ты эскалатор резко выключаешь. Потом к тебе подходят пассажиры с претензиями: почему вы нас не предупредили. А у меня при выключении нет времени на то, чтобы кого-то предупреждать, мне надо быстро сработать, чтобы никто не пострадал.

О зарплате

Оклад у нас 14 тысяч рублей. Работают, конечно, только пенсионеры — ты и пенсию получаешь, и зарплату, и у нас ежемесячные премии и надбавки. В общем, жить можно. Мы только об одном мечтаем, чтобы нам рабочий график сделали, как у контролёров наверху. Они работают по 12 часов, зато два через два. А мы по 8 часов, но три через один. За один выходной не успеваешь толком ничего сделать, ведь надо и намыться, и на рынок съездить, и приготовиться к работе. Нам давно обещают, но всё никак не сделают — так было бы удобно.

www.the-village.ru