Боязнь убить кого то

Наверно я схожу с ума. В прошлом была попытка суицида. А теперь ежедневное желание, мысли убить кого-нибудь, желательно хача. Но я не хочу в тюрьму. Но эти мысли, боюсь, выльются в действия.
Поддержите сайт:

ня , возраст: 20 / 14.10.2013

Ня, вам бы, как мне кажется, помогли бы три вещи, но они очень серьезные и требуют длительной работы. Первое — проверка здоровья, возможно, какие-то нарушения чисто физиологические, например, высокое черепное давление. Втрое — работа с психологом, чтобы понять, отчего такие желания, что пошло не так. Третье — таинства церкви (покаяние и причащение). Если Бог с нами, кто против нас? И помните, что любой человек, любого цвета кожи, любых традиций — тоже сын или дочь тех же родителей, Адама и Евы. Все мы, по большому счету, братья и сестры.
Ну а физическое напряжение можно снимать физическими тренировками. Купите грушу и колотите ее. 🙂

Елена , возраст: 56 / 14.10.2013

Здравствуйте! вы кратко дали описание своей проблемы, поэтому отвечу так же кратко. Разберитесь в себе — у вас депрессия? проблемы в
жизни? если да, при чем тут хачи? может быть дело в вашем душевном состоянии?

Иван , возраст: 26 / 14.10.2013

Да, расскажи о себе побольше.

Л , возраст: 31 / 15.10.2013

Предыдущая просьба Следующая просьба
Вернуться в начало раздела

www.pobedish.ru

У меня панические атаки и страхи убить кого-нибудь

Здравствуйте!
Мне 22 года, работаю. В феврале прошлого (2014) года, на фоне сильного стресса случилась паническая атака. Тогда я читал книжку Рериха про его путешествия в Гималаи, и там говорилось про людей, которые могут психологически воздействовать на окружающих, внушая им свои мысли. Я отнесся к этому крайне скептически, но где-то через неделю мы с друзьями рассказывали страшилки, и я залез на сайт интернет энциклопедии ужасов — мракопедии. В комментарии к одной из статей было написано: «мы не можем утверждать, что данный материал не несет никакого психологического воздействия», и как только я это прочел, у меня резко сдавило голову, началась паника от идеи, что кто-то мог мне что-то внушить. Весь день я боролся с паникой и дереализацией. Вечером, уже дома, прочел про панические атаки и немного успокоился. Около 2 месяцев сохранялось странное ощущение дереализации, как будто мое тело мне мало. Плюс ко всему, я расстался с девушкой. К апрелю месяцу состояние нормализовалось, у меня появилась новая девушка, хорошая и интересная работа, я был абсолютно счастлив. В конце августа мы очень сильно поссорились и чуть не расстались. Тогда же я впервые в своей жизни увидел смерть: пожилому мужчине стало плохо на улице, я старался ему помочь, но скорая ехала долго, и он умер прямо передо мной, лежа с открытыми глазами. Вечером 13 сентября, я хорошо запомнил это день, мы сидели у нее дома и говорили о космосе. Я вспомнил, как в детстве мне хотелось стать космонавтом, и вдруг, представив себе бесконечную темноту, я вновь почувствовал жуткий страх. По голове прошел холодный озноб, а в мыслях мелькнуло: «Как, опять? Но ведь прошло полгода! Наверное, это что-то серьезное. Ну точно, я шизофреник». В ужасе я побежал к себе домой, паника успокоилась, и я уснул. Около недели я не выходил из дома, даже почти не вставал с кровати, но потом мне это надоело, и я решил выбраться из этого кошмара. Вновь встретился с девушкой, мы сходили в кино, я рассказал ей про страх, она меня поняла, поддержала, сказала, что все будет хорошо, и я совсем успокоился — один из моих страхов — потерять ее из-за своей болезни — не оправдался. Мы долго гуляли, а потом поехали к ней домой. Я боялся возвращаться туда, где случилась вторая паническая атака, но сжал зубы и пошел. Пока мы говорили, смеялись и шутили, в моей голове промелькнула дурацкая мысль, а вдруг я все-таки ошибся, и это не панические атаки, а что-то серьезное? А вдруг я сейчас возьму нож и ударю ее в живот. Уже через секунду я почувствовал озноб, страх, желание бежать как можно дальше, лишь бы не причинить ей вреда. Я быстро собрался, попрощался и уехал домой. Затем последовали 2 месяца кошмара, мне постоянно казалось, что я могу кого-то ударить ножом в живот, или просто ударить, было страшно и дома, и в метро, и на улице, началась дереализация и легкая деперсонализация. Я продолжал стараться жить нормальной жизнью и, постепенно, к декабрю, все пришло в норму. У меня появилась работа, улучшилось внутреннее состояние. Навязчивые мысли оставались, но я почти на них не реагировал. Неделю назад у нас в отношениях снова случился разлад, и буквально вчера вновь вернулись паника и страх. Головой я понимаю, что происходит, но порой захлестывает паника и мысли: «Сейчас я кого-нибудь убью», «Я, наверное, болен шизофренией, а значит у меня не будет семьи и детей, я окажусь никому не нужен», «а вдруг я совершу самоубийство?», «вдруг моя система ценностей изменится, и я больше не буду хорошим?» «Вдруг я и правда хочу или захочу убивать?» Самое страшное, что я как будто привык к этому состоянию, и мне кажется, что все происходящее со мной нормально. Каждый раз, как я обнаруживаю отсутствие видимого страха перед этими идеями и мыслями, я начинаю бояться того, что счел их нормой, и вот она — начинается стадия психоза. По глупости я начитался в интернете про симптомы и примеры шизофрении, после чего появился отчетливый страх, что я начну думать, как шизофреник, решу, что за мной следят и прочее. Вчера вечером очень хотел спать и перед сном, составляя план дел на сегодня, вспомнил, что мне нужно забрать брата с тренировки, как вдруг в голове возник его голос, произносящий типичные фразы. Я очень испугался, чуть не началась ПА, но я постарался себя успокоить. В тоже время, я мог полностью контролировать его голос в своей голове, решать, что и когда он скажет, ведь это были мои представления. Понимаю, что все это скорее всего результат повышенной тревоги, но мне очень важно мнение специалиста. Уснул я моментально и спал крепко. Утром чувствовал себя отдохнувшим. Теперь регулярно жду того, что появятся голоса. Особенно неприятно то, что из-за этого я начинаю в голове подменять их мыслями, как будто бы галлюцинации уже начались. Но все это мой голос, мои мысли, которые я сам у себя вызываю и могу контролировать. Я понимаю это, но ужасно боюсь перестать понимать. Порой я отвлекаюсь, и все хорошо. Но потом вспоминаю об этом, и все возвращается. Я начинаю бояться думать и своих собственных мыслей. Подскажите, пожалуйста, это ОКР? Или что-то более серьезное? Есть ли у меня шанс вернуться в нормальное состояние?

Николай, Россия, 22 года

Ответ психолога:

Липкина Арина Юрьевна

ОКР и паническое расстройство. Вам стоит систематизировать свою работу над тревожным расстройством, обратиться к специалисту очно или заочно по скайпу. Шансы скорректировать свое состояние, конечно, большие. Многое зависит от грамотного подхода и регулярности воздействия. Шизофрении у Вас нет. Можете почитать книгу Джея Крютнера «Я и мой друг ОКР». Рекомендую НЕ читать форумы, меньше заниматься поисковой активностью в интернете на тему ОКР. Лучше специалист, повторюсь, найдите того, кому доверяете. И ему задавайте вопросы. Хорошие факторы — у Вас есть работа, девушка. Продолжайте в том же духе.

С уважением, Липкина Арина Юрьевна.

Уточнить вопрос 0

Похожие вопросы

Здравствуйте. У меня есть парень, он мне сам говорит, что у него плохой характер, но говорит, что у меня характер ещё →

Алиса, Москва, 23 года

Здравствуйте! очень прошу ответить. Прошу у Вас совет в надежде что вы его дадите. очень последнее время переживаю, →

Катя, Астана, 23 года

Приступы агрессии у подростка

Что делать? Ребенку скоро 13, темперамента хватает, но переживаю, что дерется и на нас даже кидается, угрожает, даже →

Natalia, Rossia, 36 лет

Заводит мысль о сексе мужа с другими женщинами

Ранее до брака возбуждала мысль, что молодой человек трахает другую девушку, поженились, прошло несколько лет, и во →

Маша, Воронеж, 28 лет

У меня явно есть какие-то отклонения

Здравствуйте, прошу Вас помочь мне. Мне кажется, у меня либо аутизм или шизофрения. Иногда я просто включаю музыку и →

www.kleo.ru

Контрастные навязчивости. Навязчивые мысли об убийстве.

Существует множество разновидностей навязчивых мыслей и навязчивых действий, которые формируют обсессивно-компульсивное расстройство или ОКР. Несмотря на различия в проявлениях, они обладают рядом общих особенностей, таких как: навязчивые, неприятные мысли, постоянные сомнения, чувство вины, страх сойти с ума, мучительная тревога. Любой вид ОКР причиняет страдания, сковывает, вызывает отвращение и лишает сил, однако наиболее неприятными и пугающими считаются так называемые морбидные обсессии (навязчивые мысли).

К этой категории, в особенности, относятся агрессивные по характеру навязчивые мысли, содержащие мысли об убийстве или причинении вреда себе или другим людям, либо о сексуальном поведении, противоречащем общепринятым нормам. Я включаю в эту категорию навязчивые мысли сексуального характера, поскольку на самом деле они имеют отношение к агрессии, а не сексу.

Навязчивые агрессивные мысли могут содержать как образы, так и импульсы к действию. Сюда относятся, например, воображаемые сцены истязания, удушения, искалечения и прочих способов мучения собственных детей, членов семьи, незнакомцев, домашних животных или даже самих себя. В этих образах пациенты могут представлять, что действуют при помощи острых предметов: ножей, вилок, ножниц, карандашей, шариковых ручек, осколков бутылок, ножей для вскрытия конвертов и колки льда, механических инструментов, а также с помощью яда или собственных рук, и даже собственной машины. Больные испытывают позывы к действию: столкнуть или сбросить кого-либо (или самих себя) на ж/д пути или автотрассы, из окон, с балконов, крыш зданий и других высоких мест.

Некоторые пациенты описывают образы, в которых они сбивают пешеходов, таранят опоры мостов на автомагистралях или выезжают на полосы встречного движения. Другие боятся сойти с ума и потерять над собой контроль в публичных местах, причинив вред окружающим. У одного из моих пациентов была навязчивая мысль открыть одну из выходных дверей на борту авиалайнера. В конечном итоге, больные ОКР часто боятся находиться наедине с кем-то, кто явно слабее или меньше и не способен оказать должного сопротивления, например, с детьми и пожилыми людьми.

Они часто избегают находиться на железнодорожных платформах, переполненных людьми перекрестках или в иных местах скопления людей. У матерей могут быть навязчивые мысли о насилии по отношении к собственным малолетним детям. Мысли сексуального характера, относящиеся к данной категории, могут включать сцены изнасилования или развратных действий в отношении детей или взрослых. Больные могут опасаться проявить и другие формы неадекватного сексуального поведения.

До сих пор количество людей, страдающих морбидными обсессиями (навязчивыми мыслями), точно не определено, но данный вид обсессивно-компульсивного расстройства, возможно, распространен больше, чем многие полагают. Я думаю, около трети моих пациентов страдают от различных навязчивых проявлений данного вида ОКР. Обращаясь за помощью, большинство из них считает себя психически больными и полагает, что ни у кого, кроме них, больше нет столь «безумных» мыслей. Обычно мне удается убедить их в обратном.

Позже они сами убеждаются в этом, когда, посещая группы поддержки, слышат признания других людей, испытывающих такие же мучения. Другой проблемой больных ОКР являются навязчивые сомнения, заставляющие их спрашивать себя: «Что же я за человек, если у меня такие мысли? Почему я должен думать о том, о чем не хочу думать? Наверное, я психопат или извращенец». Неспособность разрешить эти сомнения неизбежно приводит к появлению сильной тревоги.

Раньше больным с обсессивно-компульсивным расстройством, проходившим лечение психоанализом, предлагалась ошибочная теория о том, что их мысли связаны с подавлением гнева, и что они на самом деле подсознательно желают совершить то, о чем думают. Подобное только усугубляло симптомы у этих несчастных. К сожалению, такое лечение до сих пор часто практикуется. Мне известен один случай, когда женщина на приеме у психиатра призналась, что испытывает навязчивую мысль причинить вред своему ребенку. В ответ на это врач сообщил о ней в государственное учреждение по обеспечению безопасности. В отношении женщины было проведено расследование с целью изъять у нее ребенка.

Для больных ОКР важно понимать, что навязчивые мысли – это всего лишь мысли, и сами по себе не вызывают тревоги. Тревогу порождает, скорее, отношение пациента к этим мыслям. Больным необходимо преодолеть идею о реальности этих навязчивых мыслей. Важно то, что люди, страдающие подобными навязчивыми мыслями, никогда не проявляли агрессию и не претворяли в жизнь свои обсессивные (навязчивые) мысли и импульсы.

Несмотря на то, что ОКР формирует в сознании необычные и странные мысли, корень проблемы – не столько сами мысли или тревога, сколько стремление пациентов иметь эти мысли. А причина психологического «паралича» — компульсивные (навязчивые) действия, которые пациенты совершают, чтобы хоть как-то избавиться от тревоги. Компульсии (навязчивые действия) привлекательны тем, что дают иллюзию немедленного освобождения от тревоги, пусть даже на короткое время.

Парадоксальным образом, навязчивые действия появляются в качестве мнимого решения проблемы, но в конечном итоге, сами становятся проблемой. Вначале на их совершение будет уходить всего несколько минут в день, а впоследствии и несколько часов. Инстинкт подсказывает больным избегать того, чего они боятся, и они ошибочно полагают, что это возможно. Увы, справедливо как раз обратное: избегание только усугубляет проблему и генерирует страх.

Вся жизнь человека может превратиться в избегание тревоги. В действительности же, убежать от того, чего боишься – невозможно. С этим нужно встретиться лицом к лицу. Больные ОКР, почувствовав тревогу, сразу «убегают» от «страшной» ситуации и не успевают понять, что ничего страшного не произошло бы, если бы они не совершили навязчивые действия.

Суть лечения любого вида обсессивно-компульсивного расстройства заключается в том, чтобы донести до сознания пациентов тот факт, что придуманные ими «решения проблемы» — неэффективны и никогда не будут эффективными, и что рано или поздно им придется встретиться с навязчивыми мыслями лицом к лицу, при этом преодолевая потребность совершать компульсии (навязчивые действия). Любое отступление от этих правил может сорвать весь процесс лечения.

Эти принципы легли в основу метода лечения, известного как «Метод экспозиции и предотвращения ритуалов» (ЭПР). Этот метод заключается в систематическом пошаговом сопротивлении «агрессивным» (или иным) мыслям. Суть экспозиции довольно проста. Сознание пациента можно сконцентрировать на агрессивных мыслях разными способами. Например, при выполнении терапевтических заданий в присутствии лечащего врача или самостоятельно, в домашних условиях. Общий смысл этих методик в том, что они не призваны успокоить пациента.

Напротив, суть их заключается в том, чтобы возбудить тревогу пациента, заставив его признать, что навязчивые мысли правдивы, и что страшные последствия ничем нельзя предотвратить. Теоретически, технику экспозиции необходимо использовать при первых признаках появления навязчивых мыслей. Страдающие ОКР зачастую записывают свои наблюдения, и важно понимать эти записи для правильного составления терапевтических «домашних заданий». Типичные записи людей, страдающих «агрессивными» навязчивыми мыслями, содержат примерно следующее: «Если у меня такие мысли, значит, я – псих и действительно хочу это сделать. Мало ли, я сорвусь и правда это сделаю».

Если я поддамся своим навязчивым мыслям, они навсегда завладеют мной. Это будет кошмар для меня и моей семьи; они будут страдать, зная, что я натворил, а я буду страдать, зная, что сделал с ними и со своей жертвой. Я не смогу жить с чувством вины. Лучше уж умру в тюрьме или убью себя». Подобные записи перерабатываются и становятся основой для терапевтических заданий.

Обычно я назначаю терапевтические задания, исходя из «рейтинга», в котором расположены все пугающие пациента мысли по степени их воздействия. Мы начинаем с самых слабых опасений и, постепенно, поднимаемся к верхним позициям шкалы страхов, в том темпе, который удобен пациенту. Никого не заставляют делать то, к чему он еще не готов. Если пациент не может выполнить задание целиком и сразу, оно разбивается на части. Рейтинг страхов и терапевтические задания разрабатываются в соответствии с симптомами больного.

Лечение происходит как на дому (самостоятельное лечение), так и амбулаторно. Домашнее задание выдается еженедельно в письменной форме и выполняется на дому; к нему также прилагаются инструкции для связи с врачом в случае необходимости. Большинству пациентов назначается от 4 до 12 различных заданий еженедельно. В большинстве случаев терапевтические сеансы происходят раз в неделю и занимают около 45 минут, в течение которых разбираются домашние задания за прошлую неделю, выдаются новые задания и обсуждаются другие стороны жизни пациента, которые могут иметь значение.

Начальные задания являются более общими и провоцируют тревогу среднего уровня. С течением времени они конкретизируются и усложняются. На этом этапе терапевту необходимо проявить гибкость и творческий подход. Приходится идти на многое, чтобы сформировать терапевтическую ситуацию, которая способствовала бы избавлению пациента от навязчивых мыслей. Поведенческая терапия не основана на точном следовании инструкциям. Сначала пациенту предлагается осмыслить тот факт, что есть люди, способные совершать агрессивные поступки, терять контроль над собой и действовать без предупреждения.

На следующем этапе экспозиции пациенту предлагается осознать, что он вполне способен совершить то, о чем думает. Далее пациент учится сопротивляться мысли о том, что он и правда будет кого-то бить или совершать другие агрессивные навязчивые действия. На следующем шаге пациент должен принять мысль о том, что воплотит в жизнь свои навязчивые мысли, когда угодно и без предупреждения. Если на этом этапе пациент все еще сомневается, целесообразным будет попросить его представить, будто он на самом деле уже сделал что-то страшное. Прохождение этих стадий может занять несколько месяцев, а весь процесс излечения – от 6 до 9 месяцев.

Пациентам с особо серьезными и тяжелыми проблемами может потребоваться более частое посещение врача или длительное лечение. В отдельных, наиболее тяжелых случаях, когда пациент не может самостоятельно выполнять терапевтические задания, может потребоваться госпитализация. Однако подобные случаи редки.

Существует неплохая методика экспозиции, согласно которой в течение определенного времени несколько раз в день пациент слушает пленку, на которой озвучены все его страхи. Другие методики включают чтение книг или газетных статей, содержание которых может вызвать у пациента агрессивные навязчивые мысли, написание небольших сочинений на темы, вроде: «Как мысли отражают реальные желания», посещение интернет ресурсов, освящающих тему преступников и насильников, развешивание повсюду плакатов с надписями, пробуждающими тревогу, систематическое выписывание на бумагу «страшных» слов и фраз или добровольный поиск реальных жизненных ситуаций, которые могут спровоцировать навязчивые мысли. Что касается последней из вышеперечисленных методик, то целесообразным было бы создание искусственных ситуаций, наиболее приближенных к реальным условиям, чтобы помочь пациенту справиться с пугающей ситуацией.

Пример применения такой методики можно рассмотреть на ситуации одного молодого человека, который испытывал навязчивые мысли о том, чтобы зарезать своего отца. Ему дали задание каждый вечер во время совместного просмотра телевизора с отцом, садиться рядом на диван, держа в руке огромный кухонный нож. Время от времени его отец должен был поворачиваться к нему и с серьезным видом говорить: «Сынок, пожалуйста, не убивай меня». При использовании этих методик важно постоянно напоминать пациенту, что привычные маневры «избегания» — неэффективны. Возможно самое важное, что я просил сделать своих пациентов – это соглашаться с любой возникшей агрессивной мыслью, а не спорить с ней и не анализировать ее. Возможно, это им сделать легче, чем все остальное.

Услышав в первый раз о методе экспозиции и предотвращения ритуалов, люди часто спрашивают: «А не станет ли мне хуже от этой методики?» Ответ: возможно. По крайней мере, вначале. На начальной стадии, прекратив избегать того, чего вы боитесь, можно ощутить прилив тревоги, однако постепенно у вас начнет вырабатываться иммунитет против страха. Я часто говорю своим пациентам: «Нельзя скучать и бояться одновременно». Конечная цель – это полное погружение в реальность, в результате чего экспозиция может использоваться когда угодно в течение дня. Чем чаще применяется экспозиция, тем быстрее происходит привыкание к страху, тем быстрее этот страх уходит.

На деле это может оказаться совсем не таким легким, особенно если пациент испытывает чересчур отталкивающие и агрессивные мысли. Очевидно, что настоящее искусство терапии состоит в том, чтобы вызвать у пациента доверие к врачу и к применяемому методу лечения. К тому времени, когда шкала страхов пациента будет проработана, у него останется очень мало причин для тревоги. Он по-прежнему будет негативно воспринимать свои мысли, но перестанет испытывать потребность на них реагировать.

В следующем списке приводятся примеры того, какими могут быть типичные задания поведенческой терапии. Невозможно применить один и тот же список ко всем людям, это всего лишь образец. Учтите, что в данном списке есть «продвинутые» задания, расположенные в произвольном порядке, которые вы научитесь выполнять лишь с течением времени. Обратите внимание, что подобные задания не рекомендуется выполнять, пока вы к этому не готовы.

При навязчивых мыслях о наезде на пешеходов:

  • читать статьи о ДТП
  • ездить по многолюдным улицам или в районах торговых комплексов
  • ездить по неосвещенным трассам ночью
  • При навязчивых мыслях о нападении с ножом на кого-либо:

  • указывать столовыми приборами на кого-либо за столом во время еды
  • сидеть рядом с кем-либо за столом, держа в руке огромный кухонный нож
  • При навязчивых мыслях об избиении кого-либо:

  • ходить по многолюдным улицам, задевая пешеходов
  • хлопать кого-либо по плечу
  • стоя перед кем-либо, указывать на него пальцем
  • смотреть сцены нападений в фильмах
  • При навязчивых мыслях о приставании к детям:

    • читать истории про педофилов, которых поймала полиция
    • находиться рядом с детьми в публичных местах
    • держать на руках или обнимать своих малолетних детей
    • При навязчивых мыслях о причинении вреда своему малолетнему ребенку:

    • просматривать статьи о насилии над детьми
    • держать своего ребенка, стоя у открытого окна
    • читать истории о родителях, убивших или искалечивших своих детей

    При навязчивых мыслях о том, чтобы зарезать себя:

  • написать сочинение о том, как вы потеряете контроль и причините себе вред
  • положить на стол перед собой нож или другой острый предмет
  • держать острием на себя нож или другой острый предмет
  • При навязчивом страхе потерять контроль в общественном месте:

  • ходить в публичные места, держа в кармане нож
  • ходить с ножом в кармане, слушая записанную на пленку информацию о том, что вы потеряете контроль над собой
  • стоять за спиной кого-либо на железнодорожной платформе
  • читать статьи о людях, потерявших над собой контроль в публичных местах
  • Я предупреждаю своих пациентов о том, что многие из людей, с которыми они столкнутся, не будут знать ничего о поведенческой терапии или о цели терапевтических заданий, которые отличаются от обычной терапевтической беседы. Обсуждая свое лечение с людьми, включая членов семьи и даже лечащих врачей, пациенты могут встретить неодобрение.

    Однажды психиатр серьезно заявил одному из моих пациентов, что считает подобную терапию очень необычной и рискованной и глубоко сомневается в ее необходимости. Безусловно, это несколько повлияло на целеустремленность моего пациента, и мне потребовалось приложить дополнительные усилия, чтобы убедить его работать дальше и заодно принять тот факт, что его психиатр просто не был знаком с методом ЭПР и говорил о том, в чем мало разбирался.

    Напоследок, мне бы хотелось перечислить некоторые правила, которые мои пациенты считают полезными в борьбе с контрастными навязчивостями и другими формами ОКР:

  • Готовьтесь к неожиданному – навязчивые мысли могут возникнуть когда угодно и где угодно
  • Не ищите утешения. Наоборот – согласитесь с тем, что худшее случится или уже случилось.
  • Всегда соглашайтесь с навязчивыми мыслями – никогда не анализируйте их и не спорьте с ними.
  • Если вы «застряли» и все-таки совершаете навязчивое действие, всегда можно сделать ее «не так» или вовсе отказаться от него
  • Помните, что за борьбу с симптомами ответственны только вы сами. Не впутывайте сюда других людей.
  • Если есть выбор, всегда идите навстречу тревоге, а не от нее.
  • Существует распространенный миф о том, что контрастные навязчивости (и вообще навязчивые мысли) лечатся труднее, чем другие симптомы. Это совершенно не так. Независимо от симптомов, успешное излечение возможно, если использовать правильные методики, если признать, что дальше так жить нельзя и быть готовым выполнить все необходимое, чтобы прийти в себя и восстановить контроль над своей жизнью.

    Фред Пензель – кандидат наук, лицензированный психолог, специализирующийся на лечении ОКР и аналогичных расстройств с 1982 года. Он является директором Центра психологической помощи Западного Саффолка, г. Хантингтон, Лонг Айленд, Нью-Йорк, частной клиники, занимающейся ОКР и другими похожими расстройствами.

    okr-info.ru

    Боязнь убить кого то

    Навязчивый невроз – психическое расстройство, при котором у больного возникают навязчивые мысли и действия. Он стремится избавиться от неконтролируемых мыслей (обсессий) с помощью специальных ритуалов — компульсий. Навязчивые мысли вызывают у человека тревогу и страх ввиду своей негативной окраски. Сам больной совершает безуспешные попытки избавиться от обсессий, тем самым лишь усугубляя болезнь, зацикливаясь, замыкая мысль «в кольцо». Навязчивый невроз доставляет больным существенный дискомфорт. Невылеченное вовремя заболевание способно дополнительно привести к развитию других психических расстройств. Иногда происходит так, что навязчивый невроз проявляется в клинической картине шизофрении в качестве начального этапа, при депрессии, нервной анорексии.

    Навязчивый невроз может быть основан преимущественно на обсессиях (мыслях, воспоминаниях), компульсиях (многократно повторяющихся ритуалах), а также на фобиях (страхах). Мысли воспринимаются больным критически, чужеродно. Они способны вызывать отвращение, страх и появляются бесконтрольно. В попытке избавиться от тревоги и страха, что может произойти что-нибудь плохое, больной выполняет различные ритуалы. Среди них бесполезный счет (ступеней, вагонов), зацикливание мелодии, мытье рук, проверка газа, света, дверей и т. д. Тяжелобольные люди могут тратить на ритуалы весь день, так и не выйдя из дома. Чаще всего больные навязчивым неврозом обладают высоким уровнем интеллекта, поскольку возникновение обсессий требует особой, сложной модели мышления.

    Распространенные виды навязчивого невроза:

  • Страх причинить вред своим близким. Например, если рядом нож, больной может думать о том, что способен взять его и порезать кого-то, поэтому всячески избегает контакта с острым предметом. Это лишь один из множества случаев. Среди самых распространенных — страх убить собственного ребенка или домашнее животное, переехать кого-либо на автомобиле, напасть на прохожего, прыгнуть с высоты.
  • Страх причинить вред самому себе. Больного постоянно пугают мысли о нанесении себе увечий. Например, прыгнуть с высоты, утонуть, порезать себя, отрезать конечность.
  • Сексуальные обсессии. У больного возникают откровенные навязчивые мысли, а также образы о насилии и надругательстве, которые доставляют ему сильный дискомфорт и вызывают мощный приступ тревоги и страха.
  • Страх загрязнения. Классический пример такого навязчивого невроза – постоянное мытье рук. Больной может уделять процедуре огромное количество времени, повторяя ее снова и снова.
  • Религиозные обсессии. Навязчивые мысли, в которых больному представляются ужасные, отвратительные сцены с участием Бога, святых. Некоторые больные испытывают страх перед посещением храмов, поскольку боятся не сдержаться и выругаться там, отчего сильно стыдятся и замыкаются в себе. Больной также может представлять себе религиозные сцены сексуального характера.
  • Стремление к упорядочиванию, систематизации окружающего «по-правильному» с точки зрения больного.
  • Суеверность.
  • Стоит отметить, что больным навязчивым неврозом обсессии доставляют дискомфорт, вызывают страх и тревогу и воспринимаются чуждыми личности. При этом, в отличие от бреда, у больного сохраняется критическое отношение к мыслям, образам и действиям. Человек вынужден мучиться, совершая бесполезные ритуалы, чтобы избавиться от тревожности. Такое поведение только усиливает расстройство, заставляя больного все больше зацикливаться на его предмете. Так, человек, который боится убить кого-то ножом, вскоре начнет избегать всех острых предметов, а моющий руки по четыре раза может проделывать этот ритуал десятки раз.

    Лечение навязчивого невроза

    Чаще всего многие больные стыдятся, боятся своих мыслей и бессмысленно мучаются долгие годы, откладывая визит к врачу. В итоге это может привести к хроническому течению заболевания, которое тяжело лечить. Поэтому первый совет, если вы страдаете от негативных чуждых вам мыслей, мучаетесь от приступов тревоги и страха и совершаете различные ритуалы, попытайтесь, несмотря на сложность, набраться сил и обратиться к врачу. Психотерапия в совокупности с медикаментозным лечением невроза навязчивых движений и мыслей дает отличные результаты.

    Помимо этого вы можете:

    1. Признать, что это болезнь. Не смириться, но понять, что она требует лечения так же, как, к примеру, воспаление легких. Осознать, что вы больны, – главный ключ к успешному лечению.
    2. Как правило, навязчивый невроз имеет первопричину. Это стресс-фактор, некоторая психотравмирующая ситуация. Выявить ее самостоятельно затруднительно, поэтому вам на помощь придет психотерапия.
    3. Несколько снизить уровень тревожности можно, самостоятельно провоцируя навязчивую мысль. Таким образом, сталкиваясь с пугающим образом все чаще и чаще, вы можете «притупить» негативную симптоматику в виде страха и тревоги.
    4. На самом деле люди, которые больны навязчивым неврозом, страдающие от ужасных дурных мыслей, в реальности добры и нравственны. Именно по этой причине они часто переживают из-за негативных религиозных и сексуальных обсессий. Помните об этом.
    5. Не бойтесь выражать свои мысли на бумаге. Попробуйте оценить, какие ваши опасения реально опасны, а какие – всего лишь плод заболевания. Со временем вы поймете, что причин для беспокойства на самом деле нет.
    6. Визуализируйте свой страх, свои переживания в виде образа человека и вызовите его на диалог. Расспросите его о причине болезни как бы отстраненно. Вы поймете, например, что навязчивая мысль убить домашнее животное или ребенка – лишь результат вашей заботы, опеки и большой любви.
    7. Наконец, помните, что навязчивый невроз успешно лечится и своевременное обращение за помощью увеличивает благоприятный исход комплексной терапии.

      www.granatmc.ru