Болезни подобные шизофрении

Шизофрения: диагноз или приговор?

Метод лечения психозов, применяемый доктором Г. М. Назлояном, не нуждается в рекламе. О нем много и подробно написано, снят фильм, методика применяется в России и за рубежом. Сам Гагик Микаэлович, врач с более чем 20-летним стажем работы, основатель и научный руководитель Московского института маскотерапии, старается на практике и в своих научных публикациях раскрыть истоки этой болезни, предостерегает от скоропалительности при постановке диагноза. Ведь человек после этого на всю жизнь становится заложником не столько болезни, сколько схемы отношения к этому заболеванию и жесткой отработанной методики лечения, которая не помогает вылечить первопричину болезни — душу человека.

Что это такое?

КОГДА разговор заходит об эндогенном заболевании, то имеется в виду шизофрения и подобные ей болезни. Определение психических заболеваний, не имеющих соматической основы (инфекционной, интоксикационной, эндокринной и др.) строилось на симптомах с отрицательным знаком. Эти негативные признаки расшифровываются в конечном счете как отсутствие нормальных психических функций (отсюда галлюцинации, то есть нет правильного восприятия мира, депрессии — нет нормального настроения, бред — нет правильной интерпретации внешнего мира и многие другие «нет»). Очень важно, что эти признаки не связаны с опухолями и атрофиями головного мозга, атеросклерозом сосудов и другими органическими причинами, способными вызвать подобные симптомы.

Формула чужой души

ШИЗОФРЕНИЮ как понятие описал Э. Блейлер. Диагноз «шизофрения» ставился самим автором в 35% случаев заболеваний. Это происходило еще в тот период, когда не было лекарств. Съезжаясь на международные конгрессы, специалисты долго обсуждали каждый случай подобного заболевания, прежде чем поставить окончательный диагноз. Сегодня таким «приговором», не задумываясь, может припечатать любой сторож больницы или санитар. И их не за что осуждать. Ведь шизофрения не просто болезнь — «ярлык», под которым скрывается множество заболеваниий. Но когда такой диагноз ставится врачом, то это пожизненное тавро.

Особенно большое распространение такая «быстрая диагностика» получила в нашей стране во время тоталитарного режима. С диагнозом «шизофрения» человек полностью вычеркивался из жизни и переставал быть хоть сколько-нибудь значимой личностью. Лекарства делали его послушным и незаметным.

Но умышленно или ошибочно поставленные диагнозы не снимают вопроса о самом заболевании. Оно, несомненно, существует, и есть очень большое количество людей, нуждающихся в квалифицированной помощи врачей. Как определить, насколько болен пациент, какие методы могут ему помочь? Самое опасное для больного — попасть в жернова психиатрической «машины», стать винтиком на конвейере, где есть диагноз, но уже нет конкретного человека.

Обычному врачу в клинике отведено только 3 часа, чтобы постичь «формулу чужой души» и решить дальнейшую судьбу человека, — это даже не мало, а ничтожно мало. Быстро поставленный диагноз, назначенные сильные лекарства, стационар — эта цепочка усугубляет болезнь и делает человека инвалидом.

Врач — целитель или диагност?

НУЖНО искать своего врача, того, кто вызовет доверие, уделит необходимое время, подумает, прежде чем назначить сильнодействующие лекарства. Врачу-психиатру должно быть дано право переформулировать диагноз «эндогенное заболевание», по тем или иным причинам ошибочно поставленный коллегой. Имея возможность дольше общаться с пациентом, проводя с ним длительные беседы, выясняя глубинную причину заболевания и разобравшись в самой сути, врач должен найти пути исцеления больной души, а не просто подтвердить ранее поставленный диагноз. В сегодняшней практике это невозможно, и диагноз «шизофрения» не снимается, и существует устойчивый миф о необратимости психозов.

Все психопатологические проблемы сводятся к непреодолимому одиночеству, уходу больного в себя. Бред, галлюцинации — уже производные, симптомы второго ряда. При отсутствии внешних раздражителей даже у относительно здоровых людей легко возникают видения, слышатся чужие голоса. Например, с подобными явлениями сталкивались космонавты на испытаниях, когда их держали в подвешенном состоянии в абсолютной тишине и темноте.

При шизофрении и шизофреноподобных состояниях человек стремится к болезненному отгорожению от действительности. Это состояние называется «аутизм». Аутизм — крайняя форма психологического отчуждения, выражающаяся в уходе индивида от контактов с окружающей действительностью и погружением в мир собственных переживаний. Дверь в большой мир тщательно «замуровывается» изнутри, и больной как бы «окукливается». Причем нарушается не только диалог с внешним миром, но и диалог с самим собой.

Легенды и мифы психиатрии

К СОЖАЛЕНИЮ, у самих врачей к этой проблеме уже более 20 лет наблюдается два противоположных отношения: или глубокий скепсис и уныние, или необоснованные оптимизм и ожидание, что вот-вот будут открыты физико-химические механизмы психозов, а может быть, сразу найдутся и средства от этих болезней. Подобные мысли быстро тиражируются. Чего стоило, допустим, десятилетней давности сообщение медицинской редакции Би-би-си о том, что можно поздравить английских врачей с открытием лекарства от шизофрении? Или мелькнувшее в широкой прессе интервью профессоров Г. В. Морозова и В. М. Морковкина, где прозвучало утверждение, что так называемый метод гемосорбции позволяет вылечить больных шизофренией? Это касается «лечения» в барокамере и еще множества «сенсаций».

Так, значит, шизофрения не лечится? Таблетки каждый день в течение всей жизни? Забыть о нормальной семье, детях, работе? Нет, к счастью, надежда есть всегда. Но врач, взявшийся врачевать чужую душу, должен относиться к пациенту как к личности. Многие психиатры принимают желаемое за действительное, питаясь иллюзией прошлого столетия, что душу можно «препарировать» и исследовать наподобие лабораторных животных. А между тем не психиатр, а теоретик литературы, философ М. М. Бахтин справедливо замечал: «Чужие сознания нельзя созерцать, анализировать, определять как объекты, как вещи — с ними можно только диалогически общаться».

Выслушав жалобы, собрав анамнез, описав текущее состояние пациента с учетом данных параклинических обследований и консультаций, врач-психиатр в отличие от своих коллег должен еще понять, что именно он будет лечить. А лечить ему придется душу, поэтому нужно вырваться из книжной части своей науки и войти в контакт с живым человеком. И видеть в нем, по словам Э. Блейлера: «. ушедшего в свои грезы и мечты душевнобольного, а не жестокого, экспрессивного, опасного для общества безумца».

Не думайте, что в Париже лучше

ПЕРВЫЕ «странности» появляются чаще всего в 15-16 лет и окончательно оформляются в болезнь к 25-30 годам.

Что же вызывает эндогенное заболевание? На первом месте, несомненно, стоят родовые повреждения. Далее нужно сказать об экологических проблемах (сюда включаются химические и различные другие выбросы, постоянно мутирующие вирусы и бактерии). И на третье место можно поставить больницы, делающие пациентов инвалидами. Что касается громадной машины психиатрических стационаров, то не надо думать, что это свойственно только нашей стране. То же калечащее действие эта система оказывает и в Париже, и в Сеуле, и в Кракове — везде она одна и та же.

Понятие эндогенного процесса породило недостаточно оправданную систему госпитализации, амбулаторного лечения, так называемого учета больных, их трудоустройства. Укоренившееся понятие о неостановимости всех психических заболеваний порождает мифы о некоем тайном, мрачном, эндогенном процессе, который продолжает развиваться, как бы на него ни воздействовали. В стенах психиатрического отделения этот диагноз звучит больше как приговор, нежели понимание того, что должно помочь излечению человека.

В статистических картах, которые непременно заполняются на каждого прошедшего курс лечения пациента, при любой степени терапевтического успеха категорически запрещается писать «выздоровление», разрешено только слово «улучшение», а в переписке, где негуманно выставлять точный диагноз, пишется «хроническое душевное заболевание».

Взгляни в себя, как в зеркало

ПРОИСХОДИТ «потеря лица», и эта потеря приводит человека к выпадению из процесса естественного общения, к замкнутой жизни внутри искаженной картины времени и пространства. Начинаются видения, бред преследования, пугающие голоса. Все эти «странности» приводят к тому, что окружающие человека, его близкие решают, что ему необходима помощь, но что реально может ему помочь?

Попав в стационар, пациент все больше отчуждается, врач лечит «по схеме», уделяя ему в среднем в течение 20 лет около полутора часов, и не потому, что врачи такие уж плохие, — это общепринятая методика лечения шизофрении. Ведь процесс «заведомо неизлечим»!

При методике арттерапии и маскотерапии Г. М. Назлояна с таким же пациентом врач проводит до 20 часов в день, он лепит его портрет и одновременно общается. Гагик Микаэлович так говорит об этом: «Мне, быть может, наивно, казалось и кажется, что ограничения лечебного времени портретным создает гарантию того, что во время лепки (лечения) я буду вынужден любить его больше себя». Врач, занимающийся скульптурным портретом больного, не обращает внимания на такие «мелочи», как бред, галлюцинации, навязчивые состояния больного. Со временем пациент учится терпеть пренебрежительное отношение к его неординарным мыслям и чувствам. Уже с первых сеансов наблюдаются проблески высвобождения из тягостного мира болезни. В результате человек примиряется с мыслью о том, что он такой же, как все, — вполне здоровый человек с обязанностями нормального члена общества.

Единственный путь лечения и преодоления этих недугов, объединенных под понятием «шизофрения», — это путь индивидуализации, путь глубоких, тесных, теплых отношений врача и пациента. Врач должен отвести столько времени этому больному, сколько необходимо для выздоровления. В Институте маскотерапии не лечат бред, галлюцинации, считая их только следствием, а лечат само одиночество. Путем долгого глубокого диалога с больным врач выводит его из патологического состояния. Если удается пробить брешь в этой скорлупе, то все остальное проходит само собой. Человек вновь воссоединяется с внешним миром, исчезают голоса, галлюцинации, агрессия и другие странности. Болезнь отступает.

«Смирительная рубашка» галоперидола

ПРИ соматических болезнях лекарства должны обезболивать и устранять дискомфорт при терапевтическом и хирургическом вмешательствах. В клинической психиатрии последних десятилетий лекарственные препараты становятся центральным, зачастую единственным методом лечебного воздействия. Почему, в то время как подавляющее большинство больных не чувствуют никакого облегчения от препаратов, а опекуны разочарованы результатом лечения, врачи без тени сомнения продолжают назначать сильнодействующие препараты?

Считается, что главная задача лекарственной терапии — «прервать эндогенный процесс», но это один из самых распространенных и едва ли не столь же нелепых в современной психиатрии мифов.

Одна из первейших функций лекарственной терапии психических заболеваний сводится к преодолению отдельных симптомов и ликвидации переживаний больного. Практически врач старается в первую очередь «ликвидировать» бред, галлюцинации, психомоторное возбуждение, минуя носителя этих переживаний — самого душевнобольного. Но ни одно, даже самое сильное лекарство не влияет на структуру личностных расстройств, не затрагивает ядра больной души.

Можно с уверенностью утверждать, что подобный упадок психиатрической мысли возник именно в эпоху психофармакотерапии — химического воздействия на следствие, на сигнал болезни, а не на ее причину. Здесь выявляется еще одна недвусмысленная функция нейролептиков. Они служат врачу-психиатру средством устранения нежелательных для пациента и его окружения симптомов.

Более того, нейролептики способны вызвать грубые расстройства мышления, снижение критики, памяти, ассоциативных процессов. Назначение этой группы лекарств способно формировать шизофреноподобные болезни и переводить легкие формы в более тяжелые. Это особенно опасно, когда диагноз «шизофрения» ставится врачом без длительного общения с пациентом, во врачебной «текучке». Типичный клиницист отстранен от больного ради некой научной «объективности» и стремится еще более отстраниться в надежде опереться на конкретную систему знаний о законах психики или механизме действия препаратов.

Близкие чаще всего отдаляются от пациента, и он лишается столь необходимых любви и заботы, которые являются важной частью лечения. Опекуны, как правило, начинают углубляться в проблему, читают специальную литературу и приходят либо к еще более категоричным формулировкам по поводу болезни, либо полностью разуверяются в возможности вылечить это заболевание.

Для бесед с родственниками и представителями правоохранительных органов у врачей существуют наработанные штампы. В результате больной на протяжении многих лет остается как бы в вакууме. С ним уже не говорят о простых вещах, от него напряженно ждут только внезапных проявлений болезни.

www.aif.ru

Неврозоподобная шизофрения, главные признаки заболевания

Неврозоподобная форма шизофрении является одной из самых благоприятных в течении видов заболевания с выраженными периодами ремиссии. Она относится к одному из видов вялотекущей шизофрении, в 42% случаев возникает в подростковом возрасте. Стойкие ремиссии при заболевании наблюдаются в 37% случаев, длятся они в среднем от шести месяцев до нескольких лет. Симптомы патологии в начале своего развития схожи с неврозом, поэтому важной задачей для лечения является ранняя диагностика шизофрении.

Невроз либо шизофрения?

Дебют заболевания чаще всего приходится на юношеский возраст, без анализа анамнеза патологии, первичные симптомы схожи с неврозом. Но отличия шизофрении от невроза всё же сохранены. Люди, страдающие от невроза, ищут помощи, они пытаются выяснить истинную причину своего состояния, идут к врачам. В случае с шизофренией, больные не осознают всей серьёзности своего состояния, эта проблема больше беспокоит родственников, чем его самого.

Также важно отметить, что невроз возникает на фоне предшествующих негативных событий в жизни человека, он не начинается без причины. Причинами невроза могут стать разные события, например:

  • сильный стресс;
  • эмоциональные перегрузки;
  • перенесённая тяжелая болезнь;
  • потеря близких людей и др.

В случаи с шизофренией не может быть установлено точных причин её развития, кроме генетического фактора, который не присущий неврозу.

Относительно течения одной и второй патологии, симптомы у них также имеют отличия. При неврозе полностью сохраняется личностная индивидуальность человека. Несмотря на подавленное состояние при неврозе, у больного сохранена целеустремлённость, эмоциональный фон и индивидуальность. Шизофрения при своём длительном течении приводит к разной степени выраженности дефекта личности. Эмоциональная сторона человека беднеет, он становится безучастным к окружающим его событиям, отдаляется от социума, замыкается в себе и погружается в мир собственных фантазий. Нередки случаи, когда больной не может себя самостоятельно обслуживать, что приводит к его инвалидности.

В отличии от шизофрении, невроз — полностью обратимая патология, чем раньше будет проведено психотерапевтическое лечение, тем легче будет справиться с расстройством. Тем самым спустя время человек возвращается к нормальной, полноценной жизни. А в случае с шизофреническими расстройствами, дефект личности лишь нарастает с годами и в лучшем случае удаётся добиться только продолжительной ремиссии.

Клиническая картина шизофрении неврозоподобной формы

Главные симптомы, характерные для неврозоподобной формы — это дисморфофобические и дисморфоманические расстройства. Характеризуются такие состояния уверенностью больным в собственной уродливости. Самый частый возраст начала этих симптомов припадает на 13-20 лет. Чаще всего, пациент фокусирует своё внимание на какой-либо части своего тела, считая его уродливым, например, большой нос или уши, не красивая форма или размер груди, кривые ноги и др. На самом деле дефекта попросту не существует либо он есть, но совсем незначительный, а пациент при этом считает это настоящим уродством.

Еще выраженным симптомом неврозоподобной формы является метафизическая интоксикации. Это состояние, при котором у больного возникают размышления, о так называемых «вечных проблемах». На первый план выступают именно раздумья, а не действия, они непродуктивны и зациклены на одной теме. Размышления приобретают характер сверхценных идей, убедить в обратном, больного невозможно. Любая критика воспринимается им остро и лишь ещё больше уверяет его в своей особенности перед другими. Пациент может размышлять о смысле жизни, о существовании других цивилизаций, о предназначении человечества и др. Зачастую философские идеи при шизофрении отличаются особой вычурностью и нелепостью, больной может часами сидеть что-записывать в тетради, но из записанного, как правило, ничего связанного прочитать нельзя.

Помимо этих симптомов, у больных появляются навязчивые страхи. Они могут бояться какого-либо предмета или вещи, в результате чего придумывают себе ритуал, который должен помочь преодолеть страх. Как правила, подобные ритуалы вычурны, нелепы и смешны для окружающих. Среди симптомов неврозоподобного состояния также наблюдаются истерические черты. При шизофрении они носят манерный, театральный характер, происходит некая «игра на публику». Больные могут нелепо одеваться, комбинируя абсолютно несоответствующие друг другу вещи, к примеру, одеть разного цвета носки, шорты и шубу. Подобное поведение отталкивает окружающих, вызывает недоумение, а порой даже страх.

Ипохондрические переживания также имеют место среди симптомов болезни. Проявляются такие переживания в вид придуманных себе болезней. Например, человек уверен, что у него существует неизлечимая болезнь, которой ранее до него никто не страдал. Проявления ипохондрии может быть в чём угодно, это своеобразное самовнушение о тяжести своего состояния. Ещё один пример, больной может придумать себе, что у него происходит скопление гноя в организме, в каком-то органе и он представляет как он распространяется по всему организму, отравляя его, в результате чего он вскоре умрет. При этом больным кажется, что врачи не хотят ему помочь, что они нарочно не хотят избавить их от недуга.

Прогноз и лечение

Шизофрения неврозоподобной формы имеет относительно хороший прогноз при верно назначенном и эффективном лечении. Дефект личности не достигает ярко выраженного состояния. Но проблема может состоять в другом, без должной терапии шизофрения может перейти в другую, более сложную форму, например, простую или параноидную.

Как правило, такие пациенты сторонятся социума, несмотря на это подросткам в основном удаётся окончить среднюю школу. Работают такие больные непостоянно, часто в облегчённых условиях и под присмотром родных людей. С годами прогресса патологии, симптому сгущаются, у пациента нарастают шизоидные и истерические черты.

Согласно статистическим данным, вторую группу инвалидности получают порядка 14% больных. Многолетнее стационарное состояние с маломеняющейся клинической картиной в какую-либо сторону диагностируется примерно у 23% пациентов. Завершение жизни суицидом в течении пяти лет после первого периода манифеста наступает у 2% больных. Длительная ремиссия наступает в порядка 37% случаев.

Лечение при таких состояниях зависит от того какие из клинических проявлений шизофрении выступают на первый план. К примеру, ипохондрический синдром плохо поддаётся лечению, целесообразно применение различных сочетаний целесообразно применение различных сочетаний психотропных средств в комплексе с ганглиоблокирующими, тимолептическими или психотонизирующими медикаментами. Нередко назначаются антидепрессанты и нейролептические препараты. Помимо этого важны групповые и индивидуальные занятия с психотерапевтом, поддержка близких и родных людей, реабилитация в санаториях и положительные эмоции. При достижении ремиссии, клинические проявления слабо выражены и больной может находиться в социуме без вреда для окружающих.

mozgid.ru

Шизофрения: диагностика заболевания

Причины шизофрении до конца не известны. Однако, скорее всего, шизофрения является результатом сложного взаимодействия генетических и ситуационных факторов.

Генетические корни шизофрении

Шизофрения имеет сильный наследственный компонент. Люди, у которых кто-то из родителей или брат (сестра) болеют или болели шизофренией, имеют 10% риск заболеть данной болезнью, в отличие от 1% риска в целой популяции.

Но наследственность только влияет на шизофрению, но не определяет ее развитие. 60% больных шизофренией живут с полностью здоровыми в этом отношении родственниками. Другими словами, не биология определяет судьбу.

Средовые корни шизофрении

Исследования близнецов и усыновленных детей подтверждают, что наследственные гены делают человека более уязвимым к шизофрении, а потом факторы среды, складываясь с генетической уязвимостью, могут запустить заболевание.

Что касается факторов среды, то все больше и больше исследований указывают на роль стресса – в течение беременности или на более поздних стадиях развития.

Высокие уровни стресса могут запускать шизофрению посредством большей выработки в организме гормона кортизола.

Стресс-индуцирующие средовые факторы включают:

1. Вирусные инфекции во время беременности;

2. Гипоксия во время родов;

3. Вирусные инфекции в раннем возрасте;

4. Ранняя потеря родителей;

5. Физический или сексуальный абьюз в детстве;

6. Нарушения мозговых структур.

В добавление к аномальным химическим мозговым процессам, аномалии мозговых структур могут также играть роль в шизофрении. У некоторых больных шизофренией обнаружены увеличенные мозговые желудочки, что свидетельствует о недостатке объема для мозговых тканей.

Также обнаружена ненормально низкая активность фронтальной коры – области, ответственной за планирование, рассуждение и принятие решений.

Некоторые исследования также подтверждают, что мозговые нарушения, локализованные в височных долях, в гиппокампусе и амигдале, связаны с позитивными симптомами при шизофрении.

Но, несмотря на очевидность аномалий мозга, связанных с шизофренией, вряд ли можно утверждать, что шизофрения напрямую связана с какими-то определенным участком мозга.

Эффекты шизофрении

Когда симптомы шизофрении игнорируются или неправильно лечатся, ее воздействие на человека может быть разрушительным – и для самого человека, и для его близких.

Некоторые такие последствия шизофрении:

1. Проблемы во взаимоотношениях. Отношения сильно страдают, потому что люди с шизофренией часто избегают контактов и изолируют себя. Паранойя, свойственная больным шизофренией, заставляет их быть подозрительными к друзьям и членам семьи.

2. Отрыв от обычных дел. Шизофрения приводит к нарушениям в рутинных ежедневных делах – из-за социальных трудностей и потому, что обычные дела становятся трудными, если не невозможными. Бред, галлюцинации, дезорганизованность мышления мешают делать обычные дела типа пользования душем, еды и домашней уборки.

3. Алкоголь и наркотики. Больные шизофренией часто имеют проблемы с алкоголем и наркотиками, которые часто используются, чтобы получить хотя бы некоторое облегчение. Часто пациенты с шизофренией много курят – по той же причине, и это создает проблему, связанную с эффективностью одновременно принимаемых лекарств.

4. Повышенный суицидальный риск. Люди с шизофренией имеют высокий риск совершения суицида. Любой разговор на эту тему, любые угрозы или жесты, связанные с суицидом, должны быть восприняты крайне серьезно.

Пациенты с шизофренией очень часто совершают самоубийство на высоте психотического эпизода, в периоды депрессии, а также в первые 6 месяцев после начала лечения.

Диагностирование шизофрении

Диагноз шизофрении может быть поставлен только на основе полной психиатрической оценки, анализа медицинской истории и данных общемедицинской диагностики:

1. Психиатрическая оценка: доктор или психиатр будет задавать серии вопросов о вас или о вашем близком;

2. Сбор медицинской истории семьи. Поскольку шизофрения, предположительно, имеет генетическую составляющую, для правильной постановки диагноза важно получить общие сведения о семейных обстоятельствах – болел ли кто-то в семье психическим заболеванием, каким именно, имелись ли у родственников странности характера и т.п.

3. Общая медицинская диагностика нужна, чтобы исключить другие диагнозы. Доктор может направить, например, на МРТ мозга, чтобы выявить мозговые патологии, продуцирующие симптомы, напоминающие симптомы шизофрении.

Основанием для диагностики шизофрении служит присутствие двух и более симптомов за последние 30 дней:

3. Дезорганизованная речь;

4. Дезорганизованное или кататоническое поведение;

5. Негативные симптомы: эмоциональная плоскость, апатия, молчаливость;

6. Значимые проблемы функционирования на работе или в школе, в отношениях с людьми, заботе о себе.

Заболевания, которые могут выглядеть похожим на шизофрению образом, но не быть ею:

1. Другие психотические заболевания.

Шизофрения относится к типу психотических заболеваний, важным признаком которых является значимая потеря контактов с реальностью.

Но существует целая группа заболеваний, которые, не являясь шизофренией, производят похожие симптомы — шизоаффективное расстройство, шизофреноформное расстройство, короткий психотический эпизод. Из-за трудностей в их различении может понадобиться до 6 месяцев или даже больше, чтобы установить точный диагноз.

2. Злоупотребление психоактивными веществами.

Психотические симптомы могут быть запущены многими веществами, включая алкоголь, героин, амфетамины, кокаин. Даже превышение дозировок некоторых лекарств может приводить к психотическим реакциям. Токсикологический скрининг может выявить индуцированные лекарствами психотические реакции.

3. Cоматические заболевания.

Симптомы, подобные тем, что производит шизофрения, могут быть признаками определенных неврологических болезней ( эпилепсия, опухоль мозга, энцефалит), эндокринных и метаболических расстройств, аутоимунных заболеваний, в которых задействована центральная нервная система.

4. Расстройства настроения.

Шизофрения часто включает изменения настроения по типу мании и депрессии. В то время как эти изменения настроения менее серьезны, чем те, что свойственны биполярному расстройству и депрессии, они могут усложнить постановку диагноза.

Шизофрению особенно трудно отличить от биполярного расстройства. Позитивные симптомы шизофрении (бред, галлюцинации, дезорганизованная речь) могут выглядеть как проявления манического эпизода биполярного заболевания, в то время как негативные симптомы (апатия, социальное избегание, низкая энергетика) могут выглядеть как депрессивный эпизод.

5. Посттравматическое стрессовое расстройство.

ПТСР – это тревожное расстройство, которое может развиться после сильного стрессового травматического события военного характера, несчастного случая, нападения. Люди с симптомами ПТСР переживают симптомы, похожие на симптомы шизофрении.

Например, элементы флешбеков могут выглядеть как примеры галлюцинаций. Оцепенение и избегание, характерные для ПТСР, могут выглядеть как негативные симптомы шизофрении.

Диагноз шизофрении не есть приговор, указывающий на все ухудшающиеся симптомы и госпитализацию. Восстановление возможно. Фактически, большинство людей с шизофренией со временем чувствуют себя лучше.

Для каждых пяти людей, заболевших шизофренией, характерно то, что:

1. Один будет чувствовать себя лучше;

2. Трое будут чувствовать себя лучше, но временами симптомы будут давать о себе знать;

3. Еще у одного симптомы, затрудняющие жизнь, будут сохраняться постоянно.

Итак, если сомнения относительно правильности диагноза шизофрении разрешены, то пациенту может быть поставлена одна из следующих разновидностей шизофрении:

Параноидная форма шизофрении

Самая определяющая черта параноидной шизофрении – присутствие слуховых галлюцинаций или заметных бредовых мыслей о преследовании и заговоре. Однако, люди, страдающие этим видом шизофрении, могут быть более работоспособными и включенными в отношения, чем люди с другими типами шизофрении.

Причины до конца не ясны, но, возможно, что это связано с тем, что симптомы параноидной шизофрении появляются в ходе жизни довольно поздно, так что человек достигает высокого уровня функционирования до начала болезни.

Поэтому при этой форме заболевания люди часто способны, при правильном управлении своим заболеванием, вести довольно нормальную жизнь.

Люди с параноидной шизофренией могут не казаться странными или необычными и могут не хотеть обсуждать симптомы своей болезни. Обычно галлюцинации и бред сконцентрированы на нескольких особенных и постоянных темах. Эти темы и влияют на особенности поведения человека.

Например, люди, которые верят, что их незаслуженно преследуют, могут легко стать агрессивными и проявить враждебность. Часто люди с параноидной шизофренией попадают в поле зрения врачей только после очень сильного жизненного стресса, который приводит к усилению симптомов.

Если нет очевидно наблюдаемых симптомов, то выявить эту форму шизофрении можно только обсуждая мысли пациентов, что бывает трудно, учитывая подозрительность и опасливость таких людей в общении с незнакомым человеком.

В зависимости от времени мы можем наблюдать разные по природе и серьезности симптомы. В период обострения может стать видимой дезорганизация мышления.

В этот период человеку труднее вспоминать недавние события, говорить связно, вести себя в организованной рациональной манере. Друзья или члены семьи, замечающие такие изменения в своем близком, могут помочь ему получить профессиональную помощь.

Основные симптомы параноидной шизофрении:

1. Бред преследования, отношения, особенного происхождения, особой миссии, бред ревности или телесных изменений.

2. Галлюцинаторные голоса, угрожающие пациенту или подающие команды, или слуховые невербальные галлюцинации: смех, свист, гудение и т.д.

3. Вкусовые или обонятельные галлюцинации, сексуальные или другие телесные ощущения, визуальные галлюцинации, но они встречаются гораздо реже.

Кататоническая форма шизофрении

Наиболее заметные черты кататонической формы шизофрении включают расстройства движения.

Кататоническая форма шизофрении диагностируется, если, наряду с общими критериями наличия шизофрении, обнаруживается, что в клинической картине доминируют такие проявления, как:

1. Ступор. Резкое снижение реакций на окружающий мир, спонтанных движений и активности, а также мутизм – заторможенность речи.

2. Возбуждение. Очевидно бесцельная моторная активность, не вызванная внешними стимулами.

3. Позирование. Добровольное нахождение в странных и вычурных позах.

4. Негативизм. Очевидно немотивированное сопротивление инструкциям или попыткам сдвинуть с места, или движения в противоположном направлении.

5. Ригидность. Поддержание ригидных поз в противовес попыткам их изменить.

6. «Восковая гибкость» – поддержание конечностей и тела в позе, заданной кем-то.

7. Другие симптомы, такие как автоматическое согласие с инструкциями (командный автоматизм) и бесконечное повторение слов и фраз (персеверации).

Если человек кажется замкнутым и имеет симптомы, наводящие на мысль о кататонической шизофрении, этот диагноз может быть предварительным до тех пор, пока не обнаружатся дополнительные симптомы.

Важно помнить, что не все кататонические симптомы говорят о шизофрении. Такие симптомы могут быть спровоцированы органической болезнью мозга, метаболическими расстройствами, алкоголем и лекарствами, быть проявлением определенных расстройств настроения, например, депрессии.

«Гебефренная» форма шизофрении

Как следует из названия, главная черта этой формы шизофрении – это нарушение протекания мыслительных процессов. Как правило, мы не видим ярко выраженных бреда или галлюцинаций, хотя они и могут присутствовать.

Основным является то, что человек имеет значительные трудности с поддержанием ежедневных рутинных дел. Даже одевание, мытье, чистка зубов могут стать очень трудными и даже невозможными для человека.

Часто наблюдаются эмоциональные нарушения. Человек может быть эмоционально нестабилен, показывать неадекватные ситуации переживания, не быть способным реагировать так, как делают это здоровые люди.

Специалисты называют это эмоциональной уплощенностью и притупленностью. Такие пациенты могут вести себя дурашливо и легкомысленно, как человек, например, который хохочет на похоронах или по другому печальному поводу.

Люди с этим типом шизофрении также очень плохо общаются. Временами их речь может казаться несвязной – в соответствии с нарушенным у них мышлением. Налицо бывают трудности правильного, осмысленного употребления слов.

psyhologytoday.ru