Бремя шизофрении

Бремя шизофрении

* Публикуется по изданию:
Петрюк П. Т. Бремя шизофрении: клинико-эпидемиологическая характеристика, экономические затраты // Економічні аспекти в управлінні охорони здоров’я: Матеріали науково-практичної конференції з міжнародною участю. — Харків, 2004. — С. 80–83.

Определение стоимости бремени шизофрении имеет большое научно-практическое значение при реформировании систем психиатрических служб, в том числе и отечественной.

Шизофрения является тяжёлым и самым разорительным психическим расстройством по ряду его эпидемиологических и социально-клинических характеристик. Шизофрения может протекать различно с полным симптоматическим и социальным выздоровлением приблизительно в одной трети всех случаев. Вместе с тем, шизофрения может стать хроническим или рецидивирующим состоянием с сохранением определённых симптомов и «неполным» социальным выздоровлением. Люди с хронической шизофренией в прошлом представляли большую часть всех обитателей психиатрических стационарных учреждений. С учётом современных успехов психофармакотерапии и психосоциальной помощи почти половина людей с симптомами шизофрении могут надеяться на стойкое улучшение. Из оставшегося числа приблизительно лишь одна пятая по-прежнему сталкивается с серьёзными ограничениями в своей повседневной жизни (WHO, 2001).

Около 45 миллионов человек по всему миру в возрасте старше 18 лет, или 0,8% населения планеты страдают шизофренией; число новых случаев в год — 4,5 миллиона. Количество больных в 1985–2000 гг. увеличилось на 30%, соответственно росту населения планеты. Шизофрения приводит к высокой степени инвалидности. В осуществлённом недавно в 14 странах исследовании по вопросу об инвалидности в связи с физическим и психическим состоянием активные формы психоза оказались на третьем месте среди инвалидизирующих состояний, опередив, по распространению среди населения, параплегию и слепоту (T. B. Üstün, J. Rehm, S. Chatterjі et al., 1999).

Средняя длительность шизофрении — 14–16 лет, болезненность превышает заболеваемость в 10 раз. Ожидаемое дожитие пациента с момента начала заболевания 40 лет. 40% больных инвалидизируется. До одной трети пациентов мало реагируют на лечение психотропными средствами или плохо его переносят (С. Н. Масолов, 1996).

Бремя шизофрении в материальном выражении складывается из двух основных компонентов: а) прямые (медицинские) затраты, непосредственно связанные с лечением шизофрении на определённой территории (город, страна) и замыкающиеся на системе здравоохранения; б) косвенные (социальные) затраты определяются посредством «подушного» подхода (human capital method) при наиболее широкой перспективе, когда определяется гипотетическое количество «недопроизведённого» внутреннего валового продукта больными вследствие потери (снижения) его работоспособности и преждевременной (в работоспособном возрасте) смертности вследствие болезни. Бремя шизофрении связано с преобладанием социальных издержек: соотношение косвенные/прямые затраты составляют 3–4 : 1, что подчёркивает социальную значимость проблемы. Поэтому предлагается распределение средств на лечение в зависимости от относительного социального бремени болезни.

В исследовании, посвящённом глобальному бремени заболеваемости (GBD), шизофрения составляет 1,1% от общего показателя для DALY и 2,8% для YLD. Экономические расходы, связанные с шизофренией, также очень велики для общества. К примеру, по расчётам, в 1991 году расходы, связанные с шизофренией в США, составили $19 млрд. в прямом исчислении и $46 млрд., относимых на счёт потерь в производительности труда.

После исчезновения продуктивной психотической симптоматики остаются остаточные симптомы заболевания: отсутствие интереса и инициативности в повседневных делах и работе, социальная некомпетентность и невозможность проявлять интерес к удовольствиям, что нередко приводит к инвалидности и плохому качеству жизни. Данные симптомы являются значительным бременем для семьи. Неоднократно было отмечено, что шизофрения протекает менее тяжело в развивающихся странах (R. Thara, W. W. Eaton, 1996). Так, например, в одном из международных исследований, проводившемся в ряде стран, число больных при полной ремиссии в два года составило 63% в развивающихся странах в сравнении с 37% в развитых странах (A. Jablensky, N. Sartoius, G. Ernberg et al., 1992). Конкретные причины этого различия не совсем очевидны, несмотря на попытки объяснить это явление на основе более крепких связей и поддержки в семье, а также исходя из меньшей требовательности к больному.

Значительное число людей, страдающих шизофренией, делают попытки к самоубийству в какой-то период на протяжении жизни: около 30% шизофренией совершают суицидальные попытки и почти 10% погибают в результате суицида. В глобальных масштабах шизофрения сокращает продолжительность жизни больного в среднем на 10 лет.

По данным И. Я. Гуровича, Е. Б. Любова, В. Н. Козырева и соавт. (2002), суммарное бремя шизофрении в Москве соответствовало 0,3% регионального валового продукта, в России — 0,2% валового внутреннего продукта (ВВП), а медицинские затраты на больных шизофренией в Москве соответствовали 0,04% валового регионального продукта, в России — 0,05% ВВП. Следует отметить, что до 40% психиатрического бюджета уходит на лечение шизофрении при удельном весе таких больных 15,3% в контингенте, охваченном психиатрической помощью (И. Я. Гурович, В. Б. Галланд, Н. М. Зайченко, 2000).

Таким образом, приведённые клинико-эпидемиологические характеристики и экономические затраты по лечению шизофрении указывают на то, что это заболевание является самым разорительным психическим расстройством, что придаёт задачам оптимизации психофармакотерапии и развития психосоциальных реабилитационных программ общественное звучание.

www.psychiatry.ua

Сто виновников шизофрении

Самое масштабное исследование шизофрении выявило более 100 генов, вызывающих эту болезнь

Проведено самое масштабное исследование шизофрении: о его результатах и вкладе российских генетиков в эту работу «Газете.Ru» рассказала доктор биологических наук Вера Голимбет.

Шизофрения — одно из тех психических заболеваний, о котором наслышаны все. Но вот отчего это заболевание случается и какие звенья мозговой механики при этом ломаются, до сих пор неясно даже врачам. Неясность биологической природы влечет за собой неопределенность диагноза, поэтому в него можно втиснуть все что угодно, от инакомыслия, чем вовсю пользовалась карательная советская психиатрия с замечательным диагнозом «вялотекущая шизофрения», до аутизма, который еще недавно по достижении человеком 18 лет вдруг превращался в шизофрению.

Генетическая картина шизофрении оказалась сложнее, чем считали ранее

Если неясна биологическая природа заболевания, то и как лечить — тоже неясно.

Поэтому до сих пор шизофрению лечат теми же методами, что и 60 лет назад, а именно — лекарствами-антипсихотиками, или нейролептиками.

Они подавляют, тормозят процессы возбуждения в центральной нервной системе, гасят психозы, в том числе галлюцинации, паранойю. Но это только часть симптомов шизофрении. При этом интеллектуальную деятельность, социальное поведение нейролептики не только не улучшают, а напротив, тормозят. А как было недавно показано, в высоких дозах приводят к уменьшению объема мозга. Никакого принципиально нового лечения за это время не придумано.

Шизофрения поражает в среднем каждого сотого жителя планеты. Она чаще возникает в подростковом и молодом возрасте, до 20 лет.

Экономическое бремя шизофрении, например, в США, составляет $60 млн, а для России оно просто не посчитано.

Поскольку шизофрения в большой степени зависит от наследственности, ее генетической природой ученые озаботились не вчера. Так, в исследовании, опубликованном в Nature полгода назад, о котором писала «Газета.Ru», методами полного секвенирования (прочтения ДНК) геномов больных и здоровых добровольцев удалось выявить около 30 мутаций, связанных с шизофренией. Последнее исследование, результаты которого опубликованы в последнем выпуске Nature, отличается гораздо большей масштабностью. В нем приняли участие и российские исследователи из Института молекулярной генетики РАН и Научного центра психического здоровья РАМН.

Ученые проанализировали почти 37 тысяч образцов ДНК больных шизофренией в сравнении с 113 тысячами ДНК здоровых людей, причем как европейского, так и азиатского происхождения.

Прием антипсихотических препаратов (нейролептиков) в высоких дозах приводит к уменьшению объема мозга

Это результат нескольких лет исследований Рабочей группы по шизофрении Психиатрического геномного консорциума (Schizophrenia Working Group of the Psychiatric Genomics Consortium) — международной, мультидисциплинарной коллаборации, основанной в 2007 году. В него входят порядка 500 исследователей из более 80 организаций 25 стран. Координируют работу специалисты Института Брода Массачусетской больницы общего профиля.

Ученые применили метод так называемого полногеномного поиска ассоциаций (GWAS). Два слова о том, что это такое. На всем протяжении генома (то есть ДНК) расположены участки, в которых один нуклеотид может быть заменен на другой, — это так называемые полиморфные участки. У разных людей они могут отличаться. Это однонуклеотидный полиморфизм (SNP) — то же, что точечные мутации. Так вот, вариации этих участков генома сравнивают в популяции здоровых людей и в популяции пациентов с каким-либо заболеванием. И находят, какие именно вариации (SNP) ассоциированы с данным заболеванием.

Рассмотрев почти 10 миллионов таких вариаций, генетики выявили 108 из них, которые чаще встречаются в группе больных и, следовательно, связаны с шизофренией. Причем 83 из них до сих пор не были известны.

Большая часть генов, в которых обнаружены эти вариации, работают в мозге, они связаны с функциями нейронов и синапсов. В частности, эти гены обеспечивают синаптическую пластичность, необходимую для обучения и памяти, и отвечают за работу ионных кальциевых каналов, вовлеченных в передачу нервных сигналов. Мутация в каком-то одном гене вызывает каскад изменений в так называемых сигнальных путях, цепочках биохимических реакций.

Как лечить и предотвратить аутизм и что государство делает для больных аутизмом: репортаж «Газеты.Ru» с крупной конференции

Выяснение этих путей поможет найти мишени для действия лекарств, чтобы эти изменения скорректировать.

В числе прочих ученые нашли связь между шизофренией и геном рецептора нейромедиатора дофамина (DRD2), а также генами, вовлеченными в метаболизм нейромедиатора глутамата. И то и другое вещество — важнейшие передатчики нервного сигнала в синапсах — контактах между нейронами.

Таким образом, биологическая картина шизофрении стала гораздо более полной.

В частности, подтвердилась связь этой болезни с иммунными нарушениями, потому что среди ассоциированных с шизофренией генов оказалось много генов иммунной системы.

Об участии в работе российских ученых «Газете.Ru» рассказала доктор биологических наук, руководитель лаборатории клинической генетики Научного центра психического здоровья РАМН Вера Голимбет.

— Какую часть работы выполняли вы и ваши коллеги?
— Наша часть заключалась в том, что мы формировали выборку больных шизофренией и выборку здоровых людей без психических заболеваний, брали образцы ДНК и готовили их к генотипированию.

— Сколько было российских больных?
— Порядка 500 человек в каждой группе — больных и здоровых.

— В чем основные особенности данной работы?
— Это метаанализ большого количества исследований больных из разных этнических групп.

Разные психические заболевания, например шизофрения и биполярное расстройство, обусловлены одинаковыми вариантами генов

Ученые, проводящие их, объединились в большой международный консорциум по исследованию шизофрении.

И удалось собрать самое большое количество данных, на самой большой выборке, чем когда-либо.

— А на какой базе проводили генотипирование?
— Генотипирование, в том числе и наших образцов, проводили на биочипах, этим методом можно определить сразу большое количество генетических полиморфизмов. Этим занималась исландская фирма deCode.

— Вы ведь в лаборатории клинической генетики тоже проводите генотипирование?
— Да, но не на таком уровне. Сегодня большие международные исследования — это общая практика, потому что они становятся все дороже и дороже, и это единственный путь изучения заболевания с такой сложной и неясной этиологией, как шизофрения.

— Какие из полученных результатов вы считаете самыми интересными?
— Удалось доказать, что гены дофаминовой системы и глутаматной системы имеют связь с шизофренией. Это хорошее подтверждение других исследований.

Найдено также и много других генов, ассоциированных с шизофренией, среди них гены иммунной системы.

— Могут ли на основе этих данных появиться новые средства лечения?
— Все исследования проводятся затем, чтобы найти новые молекулы, которые поражаются болезнью, и на основании этого разработать новые средства лечения. Это основная цель. Но период от лаборатории до лекарства достаточно долгий. Эта работа очень важна, потому что она обобщила и вывела на новый уровень наши знания о генетической природе шизофрении.

m.gazeta.ru

Оценка эффективности поддерживающей терапии больных шизофренией Текст научной статьи по специальности «Психиатрия. Психотерапия»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Петрова Н. Н., Серазетдинова Л. Г., Московцева О. А.

На примере 25 больных параноидной шизофренией изучена динамика психопатологического состояния и особенности функционирования в процессе поддерживающей монотерапии инъекционным атипичным антипсихотиком пролонгированного действия Рисполептом Конста. Показано, что препарат в дозе 25 мг/сут характеризуется хорошей переносимостью и эффективностью, обеспечивает высокий уровень комплаенса, улучшает социальное функционирование больных. Перевод амбулаторных больных на поддерживающую терапию Рисполептом Конста может способствовать улучшению качества ремиссии шизофрении

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Петрова Н.Н., Серазетдинова Л.Г., Московцева О.А.,

Текст научной работы на тему «Оценка эффективности поддерживающей терапии больных шизофренией»

Оценка эффективности поддерживающей терапии больных шизофренией

Н.Н. Петрова, Л.Г. Серазетдинова, О.А. Московцева

Кафедра психиатрии и наркологии Медицинского факультета Санкт-Петербургского государственного университета, ПНД № 5, Санкт-Петербург

На примере 25 больных параноидной шизофренией изучена динамика психопатологического состояния и особенности функционирования в процессе поддерживающей монотерапии инъекционным атипичным антипсихотиком пролонгированного действия Рисполептом Конста. Показано, что препарат в дозе 25 мг/сут характеризуется хорошей переносимостью и эффективностью, обеспечивает высокий уровень комплаенса, улучшает социальное функционирование больных. Перевод амбулаторных больных на поддерживающую терапию Рисполептом Конста может способствовать улучшению качества ремиссии шизофрении.

Одним из основных направлений реорганизации психиатрической службы в России является перенос акцента оказания помощи со стационарных во вне-больничные условия, что имеет определенное экономическое обоснование [4, 6]. Широкое применение нейролептиков создало условия для внебольничной купирующей терапии обострений и рецидивов шизофрении, по интенсивности не уступающей таковой в больничных условиях [2].

Проблема шизофрении является одной из наиболее актуальных в современной научной и практической психиатрии, что обусловлено, в частности, большой распространенностью заболевания, высоким риском инвалидизации больных трудоспособного возраста, значительным бременем болезни [30]. Непрямые расходы, связанные с утратой трудоспособности, социальной дезадаптацией, повышенной смертностью пациентов, по некоторым оценкам, равны затратам бюджета на лечение шизофрении или даже превосходят их. Непрямые затраты при шизофрении могут превышать прямые расходы в 9 раз, что характерно практически для всех психических расстройств, за исключением геронтологических заболеваний [17, 18].

В последнее время все большую популярность приобретает концепция ремиссии шизофрении как основа для выработки новой стратегии в психиатрии [20]. Развитие этой концепции связано с появлением новых возможностей в терапии больных шизофренией [1, 7-12, 21]. В связи с этим особое значение приобретает повышение эффективности поддерживающей терапии как основы предупреждения рецидива [27]. После рецидива иногда требуется больше года для возвращения пациента к прежнему уровню социальной активности [26]. Соблюдение больными режима терапии — необходимое условие поддержания ремиссии [23]. Нонкомплаентность больных повышает риск рецидива болезни, вероятность регоспитализации, что связано с ростом затрат и прогрессированием заболевания [5, 31-33]. Повышение комплаент-ности рассматривается как важный фактор эффек-

тивности терапии и долгосрочного прогноза шизофрении [3, 13].

Наиболее эффективным способом обеспечения приверженности терапии считается назначение больным инъекционных лекарственных форм пролонгированного действия. Имеются данные, что нейролептики-депо улучшают соблюдение режима и схемы лечения [22, 25]. Рекомендации по лечению больных шизофренией, например Стандарты оказания помощи больным шизофренией, опубликованные Московским научно-исследовательским институтом психиатрии Росздрава (2006) [14], Американской ассоциацией психиатров [19], рекомендуют назначение таких препаратов пациентам, не соблюдающим схему лечения.

Если вопрос применения традиционных нейролептиков-депо достаточно хорошо изучен, то обобщение опыта применения эффективности поддерживающей терапии атипичными антипсихотиками еще не утратило своей актуальности [15, 16, 28].

Целью исследования являлось изучение факторов, влияющих на эффективность поддерживающей терапии при шизофрении. В частности, в задачи исследования входил анализ некоторых особенностей течения заболевания на фоне применения инъекционного атипичного антипсихотика пролонгированного действия рисперидон ПДИ (Рисполепт® Конста™ , Янссен-Силаг) [24, 29].

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Исследование проводилось на базе ПНД № 5 Красногвардейского района Санкт-Петербурга. Обследовано 25 больных параноидной шизофренией в возрасте от 21 до 57 лет (возраст 39,75 ± 17,4 года), из них 15 женщин. Длительность заболевания колебалась от одного года до 23 лет и составила в среднем 8,1 года. На момент начала исследования только четыре пациента имели трудовую занятость.

В трех случаях предшествующая терапия перо-ральными антипсихотиками отсутствовала. Препараты пролонгированного действия в анамнезе использовались у 10 больных. Непереносимость предшествующей терапии отмечена в трех случаях, в остальных наблюдениях причиной смены терапии послужила ее недостаточная эффективность или нарушения комплаенса. За исключением двух случаев, терапия Рисполептом Конста была начата на фоне перорального приема нейролептиков, при этом 11 пациентов получали атипичный антипсихотик Риспе-ридон. В двух наблюдениях нейролептики использовались в форме пролонга. Больные получали Рисполепт Конста в количестве 25 мг/сут.

Методы исследования включали шкалу позитивных и негативных симптомов (PANSS), шкалу общего клинического впечатления для шизофрении (CGI-SCH), шкалы персонального и социального функционирования (PSP) и шкалу общей функциональной оценки (GAF).

Исходно согласно результатам обследования по шкале PANSS в клинической картине психических расстройств преобладали уплощение аффекта и социальная отгороженность (рис. 1).

По данным обследования больных по шкале CGI для оценки выраженности позитивной, негативной, депрессивной симптоматики и когнитивных расстройств, в двух случаях продуктивной симптоматики не было выявлено, в пяти случаях была отмечена выраженная позитивная симптоматика различной (средней, умеренной и значительной) степени. В психопатологической картине у обследованных больных отчетливо доминировали симптомы когнитивных и негативных расстройств (рис. 2). Большинство больных обнаруживали негативные расстройства умеренной и значительной степени. Только трое больных имели слабо выраженную негативную симптоматику. У 11 пациентов были выявлены значительные когнитивные расстройства. Заметной степени депрессия достигала в шести наблюдениях. Симптомы депрессии были слабо выражены в пяти случаях, и еще в четырех наблюдениях они были средней тяжести. Согласно общему клиническому впечатлению по шале CGI у девяти пациентов тяжесть симптоматики достигала значительной степени выраженности.

Через три месяца терапии отсутствие или недостаточный уровень эффективности проводимого лечения не был установлен ни в одном наблюдении. На-

Рис. 1. Выраженность психопатологической симптоматики по шкале PANSS исходно

Рис. 2. Выраженность симптоматики по шкале CGI-SCH исходно

cyberleninka.ru

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ БРЕМЯ ШИЗОФРЕНИИ

ВОЗ рассматривает неразделимый потенциал физического и психического здоровья гарантируемым государством правом и ценностью человека и, последовательно выступая с позиций признания охраны и поддержания психического здоровья населения в кругу важнейших для общественного здравоохранения, объявлен Всемирный День психического здоровья, но масштабы многообразных последствий психических расстройств недооценены. Анализ «стоимость болезни» (cost-of-illness study) указывает бремя шизофрении (Ш) с учетом затрат в денежном эквиваленте и привязкой к году исследования. Стоимостной анализ (СА) изучает потери психических расстройств на индивидуальном (per capita затраты) и/или популяционном уровнях с опорой на показатели заболеваемости (новые случаи) и болезненности с позиций пациента, его близких, психиатрической и общемедицинской служб и общества в целом. Бремя Ш как парадигмального психического расстройства включает типовые составляющие: прямые затраты (медицинские, непосредственно относящиеся к обеспечению биопсихосоциального лечения и реабилитации в различных условиях, и немедицинские — в связи с профессиональным уходом за больным), а также непрямые или социальные потери государства (не полученный подушевой ВВП), работодателя или семьи больного в связи с временной или постоянной нетрудоспособностью (безработица, инвалидность) последнего или его преждевременной (насильственной, обычно в связи с суицидом, или «естественной») смертностью в трудоспособном возрасте. К социальным издержкам относят и потерянный доход государства и/или семьи в связи с опекой больного близкими (непрофессиональная или неформальная помощь), а также такие последствия Ш как бездомность, нагрузка на правоохранительные органы и судебную систему в связи с общественно опасными деяниями больных, риск которых существенно повышен при лекарственном нонкомплаенсе и/ или злоупотреблении психоактивными веществами.

Издание: Социальная и клиническая психиатрия
Год издания: 2012
Объем: 9с.
Дополнительная информация: 2012.-N 2.-С.100-108. Библ. 124 назв.
Просмотров: 34

www.fesmu.ru

Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина — Бремя шизофрении и психотических расстройств в странах Евросоюза (расширенный реферат)

Состоит в основном из воздания должного классикам психиатрии, описавшим и выделившим шизофрению в качестве нозологической формы и давшим ей название (Э.Крепелин, Е.Блейлер), а также из констатации достаточно хорошо известных вещей.
Шизофрения и психотические расстройства объединены в главе F2 Международной классификации болезней (МКБ-10). Это — гетерогенная категория, в которой шизофрения составляет наиболее часто встречающуюся и самую важную часть, объединена главным образом из соображений практики.
Возникновение болезни происходит из сложных взаимодействий между генами и окружающей средой, которые, нарушая развитие еще на эмбриональном уровне и оставляя следы в раннем социальном, моторном и познавательном развитии детей, позже выливаются в болезнь. Четыре пятых различий ответственности за возникновение шизофрении лежит на генах (хотя их функция остается неясной).
К внешним факторам относят эмбриональную гипоксию, сезон рождения, неблагоприятные условия городской жизни, употребление гашиша, повседневные стрессы и социальное положение меньшинств.

Относительная частота признака шизофрении в популяции; и частота новых случаев болезни в популяции (инциденс и преваленс Термины преваленс (англ. prevalence) — относительная частота признака (болезни, состояния, экспозиции) в популяции и инциденс (англ. incidence) — частота новых случаев в популяции мы используем без перевода в соответствии с рекомендациями Словаря основных эпидемиологических терминов (Власов В.В. Международный журнал медицинской практики, 1`2005, с. 75-78. — Прим. референта. шизофрении)
Известно, что существуют узкое и широкое определения шизофрении. Первое включает, в основном, симптомы первого ранга в момент начала болезни. Если следовать узким понятиям шизофрении, частота ее встречаемости на 1000 человек населения (инциденс) довольно схожа во всем мире. Но при широком понимании болезни (неоднозначным в рамках разных школ и в разных странах) встречаемость сильно различается как между странами, так и внутри их: от самого низкого — 0,3 на 1000, к самому высокому — 22 на 1000 (1987 и 1997 гг.).
Преваленс претерпевает 50-кратные изменения, возникающие частично из-за различного времени наблюдения и его методологии и частично из-за действительных различий; в течение жизни она колеблется в диапазоне от 0,5 до 1,6%; т.е. из 100 человек 1 за свою жизнь переносит шизофренический эпизод (1995 г.).
Ситуация в Европе. Преваленс в Европе, по данным одного немецкого обзора за 2000-2004 гг., составляет 26 случаев за год и 45 случаев за всю жизнь (любой психотический синдром на 1000 населения в возрасте 18-65 лет). Психотические синдромы в этом исследовании включали шизофрению, шизоаффективные и бредовые расстройства, а также психотическую симптоматику в рамках депрессивных и биполярных расстройств. По данным другого немецкого обзора — 7 на 1000 населения для шизофрении и шизофреноформных расстройств. Голландский обзор 1997 г. и 1998 г. дает 4 случая за всю жизнь и 2 на 1000 населения за год. Британский обзор — 4 на 1000 населения (включая психотические расстройства, по F20 и F30 МКБ-10).
Инциденс, если следовать узким понятиям шизофрении, будет лежать в диапазоне между 0,7 и 1,4 случая на 10 000 населения, развившимся в течение года. Если исходить из широкого понятия, инциденс был 1,6 до 4,2 случаяна 10 000 населения ежегодно (данные ВОЗ 1986 г. и 1992 г.). Эти цифры аналогичны полученным в немецком исследовании1997 г.: 1,7 случая на 10 000 в год только для шизофрении (по МКБ-10) и 1,9 на 10 000 в год, при использовании более широкого понятия болезни, включавшего также и параноидные расстройства.
Есть данные 1999 г. о том, что инциденс шизофрении может уменьшаться. На финском популяционном регистре между 1954 г. и 1965 г. было показано, что для каждой последовательной когорты происходило снижение частоты от 0,79 до 0,53 на 1000 среди мужчин и от 0,58 до 0,41 на 1000 среди женщин. Одной из причин этого могло стать концептуальное «сужение» диагностики шизофрении.
С другой стороны, эпидемиологические обзоры дают преваленс галлюцинаций и бредовых расстройств в общей популяции между 10 и 15% (данные 2001 г.). Несмотря на то что эти признаки еще не имеют клинической релевантности или могут быть связаны со злоупотреблениями психоактивными веществами (ПАВ), они с большой долей вероятности позволяют предсказать клиническое развитие психотических расстройств в дальнейшем (данные 2000 г.).

Течение болезни
Считается, что описанное Э. Крепелиным непрерывно-прогредиентное течение шизофрении у 70% больных объясняется особенностями исследованной им выборки. С тех пор многочисленные исследования показали, что доля больных с более благоприятным течением значительно увеличилась по сравнению с серединой столетия. Так, метаанализ Еще раз напомним читателям, что метаанализ — процедура сбора множества работ на одну и ту же тему, которые затем обрабатываются статистически как единое исследование. Для такого анализа требуется оценка сопоставимости отобранных работ. Форма, в которой публикуется метаанализ, носит название систематического обзора. — Прим. референта. 821 исследования по течению шизофрении, выполненного между 1895 г. и 1992 г. показал, что при катамнестическом наблюдении, составлявшим в среднем 5,6 года, у 40,2% пациентов наступило улучшение состояния (1994 г.). В 1980-х годах исходы, казалось, снова ухудшились, как полагают, главным образом из-за возрождения узких диагностических понятий.
14-летняя катамнестическая оценка немецкой выборки в Мангейме показала, что приблизительно у 1/3 больных все еще обнаруживался бред или галлюцинации. Почти то же число пациентов страдали от психологических расстройств, и 2/3 были инвалидизированы на социальном уровне (данные ВОЗ, 1995). «Ноттингемская подгруппа» исследования ВОЗ 1992 г. также была прослежена в течение более чем 14 лет. Из этой выборки у 18% никогда не было обострений болезни и 25% никогда повторно не госпитализировались. Однако у 33% когорты психотические симптомы наблюдались почти непрерывно. В 13-летнем катамнестическом наблюдении 1996 г. 44% больных выздоровели или имели небольшой дефект. Только несколько европейских исследований обеспечило проспективные и стандартизированные данные исследований репрезентативных выборок впервые госпитализированных больных. В английской работе 1989 г. 22% больных были здоровы в течение более чем 5 лет после первой госпитализации; 35% имели в дальнейшем приступообразное течение болезни без психотической симптоматики между приступами; 8% имели постоянные выраженные признаки болезни с одним или более обострениями, с устойчивой резидуальной психопатологической симтоматикой между эпизодами. Состояние 35% больных прогрессивно ухудшалось после каждого приступа.
Неоднократно было показано, что шизофрения течет тяжелее в индустриально развитых странах, таких как европейские, чем в развивающихся странах (данные 1996 г.). Например, в исследовании ВОЗ 1992 г. доля больных с полной ремиссией в течение 2 лет в развивающихся странах составляла 63%, по сравнению с 37% в развитых странах. Точные причины этих различий не ясны, хотя были попытки объяснить лучший исход большей семейной поддержкой и меньшим числом требований, предъявляемых к больным.
Другой индикатор течения болезни — социальное функционирование. Более 1/3 больных не проявили никаких признаков социальной несостоятельности, по крайней мере в течение 3/4 периода наблюдения, остальные перенесли более или менее серьезные ухудшения в течение всех 2 лет. Английское исследование 1989 г. ранжировало социальное ухудшение через 5 лет после начала болезни: у 45% больных отмечалось минимальное, у 43%, — умеренное и у 12% — серьезное ухудшение состояния. В профессиональной сфере 24% пациентов были социально несостоятельны в слабой и умеренной степени их было 16% . Почти у половины больных досуг и социальные навыки были нарушены от незначительных до умеренных степеней и у 15% нарушены серьезно. Наконец, семейные отношения были нарушены в степени от слабой до умеренной у 36% и серьезно — у 14% больных. В исследованиях 1995 г., 1998 г., было показано, что эти ухудшения часто происходят уже на раннем, доклиническом этапе болезни.
Течение болезни было лучше у женщин и у больных, которые имели острое, спровоцированное стрессом начало болезни, низкие уровни негативной симптоматики, более высокое социальное положение во время болезни и лучшее социальное положение до ее начала, а также у лиц, никогда не употреблявших гашиш (данные 2001 г.).

Бремя болезни
Это прежде всего прямые затраты на обеспечение помощи больным. Косвенные затраты охватывают потерю производительности в результате ухудшения состояния, инвалидизации и преждевременной смертности, бремя, которое ложится на тех, кто заботится о больных, а также некоторые юридические проблемы, включая насилие.
Индикаторы инциденс/преваленс и смертность хороши для остро протекающих заболеваний, состояний с летальным исходом или заканчивающихся полным восстановлением. Однако их использование для хронических и инвалидизирующих заболеваний, таких как шизофрения, ограничено. Здесь больше подходит методология определения показателя Глобального бремени болезней (Global Burden of Disease — GBD). Чтобы количественно оценить GBD, вводится новый метрический показатель, названный скорректированный показатель инвалидизации за год жизни (буквально: годы жизни, скорректированные на инвалидность — Disability-Adjusted Life Year — DALY). DALY объединяет сведения относительно воздействия смертности (годы жизни, потерянной из-за преждевременной смерти — Years of Life Lost because of premature death — YLL) и нетрудоспособность (годы жили с инвалидностью — Years Lived with Disability — YLD). Один DALY представляет собой один потерянный год «здоровой» жизни. Согласно исследованию 1996-1997 гг. шизофрения вызывает высокую степень инвалидизации, составляющую 1,1% полного DALYs и 2,8% YLDs. В Отчете о состоянии «мирового здоровья» (2001 г.), шизофрения причислена к одному из восьми заболеваний, дающих высокий скорректированный показатель инвалидизации за год жизни во всем мире в возрастной группе 15-44 года.

В 1999 г. было предпринято исследование стабильности процедуры такой оценки инвалидности в различных странах и группах. В 14 странах среди инвалидности, связанной с физическими и психическими состояниями, острые психозы составили третью по частоте причину инвалидизации, что выше, чем параплегия и слепота, в общей популяции.
Исследование 2004 г. оценило степень зависимости больных (т.е. потребности в ежедневной помощи другого человека для осуществления домашних дел или личных потребностей). Снова острый психоз, требуя ежедневного ухода за больным, попал в самый высокий класс причин инвалидизации.

Влияние заботы семьи на частоту рецидивов A — Goldstein и соавт. (1978 г.); B — Leff и Vaughn (1981 г.); C — Falloon и соавт. (1982 г.); D — Hogarty и соавт. (1986 г.); E — Tarrier и соавт. (1988 г.).

Частота недобровольной госпитализации психически больных в странах ЕС на 100 000 населения

con-med.ru