Что такое боязнь жизни

Страх смерти или страх жизни?

Меня часто спрашивают: «Смерть – это естественный процесс, так почему же мы тогда так много об этом говорим, переживаем и боимся?» Потому, что смерть несет в себе тайну, загадку. Есть определенная тайна смерти, которую еще никто не познал, поэтому она притягивает. В смерти более всего тревожит незнание того, что будет дальше. Недаром, несмотря на весь срок существования этой темы в истории и философии, именно в психологии существует очень мало исследований на этот счет, видимо, потому, что исследователи, ученые в этой области сами в этом отношении не ушли так далеко от этого страха.

Так что же это такое – Страх Смерти? Откуда он берется и на что влияет?

Страх смерти имеет огромное значение во внутреннем мире каждого, любого человека. Это центральный конфликт в жизни человека – неизбежность смерти и желание жить. Это два таких столкновения, возникающие внутри каждого человека, и каждый человек должен по-своему, в одиночестве его решить. Поскольку, если где-то в древности, в архаичные времена и была какая-то «общая» смерть у людей, то, уже начиная со времен после XI века, появилось такое понятие, как «личная» смерть: мы рождаемся в одиночестве и уходим тоже в одиночестве. Поэтому те люди, которые справляются со страхом смерти, живут более полноценно, нежели те, которые не смогли справиться и у которых страх смерти уже перешел в форму клинических симптомов: около 70% невротиков с навязчивым состоянием – это те люди, которые пережили не до конца это ощущение переживания смерти; примерно 60% шизофреников – те, кто пережил в детстве смерть близких людей.

Что же включает в себя страх смерти? Его можно разделить на ряд страхов:

— необратимость;
— страх причинить горе близким людям;
— я уже не смогу заботиться о тех, кто зависит от меня;
— всем планам, которые я планировал по жизни – конец;
— процесс умирания мучителен и сопровождается болью;
— я не буду больше уже ничего ощущать;
— я боюсь того, что будет после смерти;
— я боюсь, что будет с телом после смерти;

Многие люди наоборот, воспринимают смерть, как избавление от страдания, страхов, обязанностей, когда им кажется, что ни на что нельзя опереться, нет ничего постоянного, все куда-то рассыпается, исчезает, ощущается бесполезным. У меня есть клиентка, которая практически при каждом столкновении с какой-то более или менее объективной жизненной сложностью, начинает испытывать ощущение беспомощности, неуверенности в себе, горечи, одиночества, своей якобы «ненужности», обиды на жизнь, впадает в состояние уныния и начинает задумываться «а не прекратить ли все свои мучения одним махом?» К счастью, каждый раз внутри нее просыпается такой (цитирую) «злой амбициозный червячок», который заставляет ее подняться и идти дальше вперед, сжав зубы, решая сложившиеся проблемы.

Это страх жизни, оборотная сторона страха смерти. Это страх перед изменениями, страх перед самостоятельностью, страх перед реализацией своего уникального потенциала – мы боимся реализовывать себя. И если в биологическом плане граница между жизнью и смертью очень четкая, очень конкретная, то в психологическом аспекте жизнь и смерть как бы пересекаются, и понятие смерти, осознание смерти воздействует на все наши структуры, входит во все поры жизни и полностью влияет на наше поведение, на наши мысли и даже на наш образ жизни.

Например, у меня в практике был клиент, который был подвержен компульсивному сексу. Будучи женатым человеком, он менял партнерш, «как перчатки», относясь к ним, как к объектам, а не личностям. Когда его бросала одна женщина, он тут же звонил другой. Он самоутверждался за их счет. Когда же мы стали разбирать эту проблему, то вышли на страх смерти. Стало понятно, почему такие отношения были ему жизненно важны.

Условия возникновения страха смерти делятся на три категории:

1. Независимые от человека обстоятельства: тяжелая болезнь или смерть близких людей близких людей. Это очень сильный толчок к пониманию того, что это может случиться и со мной.

2. Когда человек сам вызывает, провоцирует страх смерти. Это те же самые зацеперы, гонщики, байкеры – те, которые особенно рискуют на больших скоростях. На поверхности кажется, что они просто испытывают ощущения от выброса адреналина, но подложка, дно, фундамент – это на самом деле серьезная категория именно страха смерти.

3. Когда человек путем собственного самоуглубления, размышления, самопознания, пытается понять и осознать, что такое страх смерти и страх жизни.

Существуют четыре кризисных этапа переживания страха смерти, это:

— 4-6 лет, когда ребенок впервые сталкивается со смертью. В этом возрасте (если речь идет об «уходе» родственников) смерть может представляться чем-то возвышенным, торжественным;

— 10-12 лет. Это уже более тревожная встреча, может быть даже горестная, на грани вселенской пустоты. Часто детская психика еще не готова к этой встрече и очень сильно травмируется такими событиями на глубоком психическом, душевном уровне, будь то даже эпизод из фильма;

— 17-24 года. В это время молодые люди могут остро испытывать ощущение самостоятельности и ответственности, в этот период чаще проявляется именно страх жизни;

— 35-55 лет. Это время поиска смысла жизни, который неразрывно связан с понятием страха смерти. Преодолевая страх смерти на этом этапе, люди начинают переосмыслять свои ценности, расставлять акценты, многие пишут завещание, проходят через такой весьма мучительный вначале, но очень светлый потом процесс.

В любом случае, каждое столкновение со смертью – это толчок, рывок к собственному развитию. Только преодолевая свои страхи, мы развиваемся. Когда человек осознает эту тему самостоятельно или в терапии, ему это легче переносить. Но мы почему-то, как правило, не хотим это признавать, вытесняем, подавляем, думаем, что мы исключительные, строим защиты, и тогда, конечно, на бессознательном уровне идет очень сильная деструктивная работа, которая потом выходит в каких-то не самых приятных симптомах.

Боязнь изменений — это один из ключевых больших страхов. Мы все, никто из нас не хочет изменяться. Даже пришедшие в терапию, имеющие потребность и желание измениться, желающие лучшей жизни, очень тяжело переживают процесс изменений, это творческое напряжение, просят вести терапию помедленнее и помягче. Главное — решиться взять самостоятельность и ответственность за свою жизнь и за своё будущее, за настоящее и, соответственно, за прошлое. И когда появляются какие-то маленькие достижения, какие-то небольшие, для начала цели, какие-то увлечения, появляется вкус, а после – достижение цели, успех. А потом это становится немножечко нормой, и удовлетворение будет находиться в этом процессе. Тогда страх жизни начинает трансформироваться в какие-то творческие моменты, переживания. Например, в области культуры и искусства. Это один из таких крупных концептуальных проектов, которые человечество предложило людям, чтобы справляться с ощущением страха смерти.

Если люди такой творческой профессии – поэты, художники, писатели, – будучи чувствительными личностями, не защищенными при столкновении перед мыслями подобного рода, и несущие свой «крест» говорят, что не научились преодолевать страх смерти, то это означает, что они научился с этим страхом жить, реализовав себя в искусстве или творчестве. Такие люди, как правило, очень талантливые.

Второй крупный концептуальный проект – религия. И материалистам в этом отношении страшновато. С одной стороны, мы помним слова Эпикура: «Там, где есть я – смерти нет. Там, где есть смерть – нет меня», но с другой стороны очень многим людям помогает в отношении подавления страха смерти осознание такого своего предназначения, как спасения души. Как сказала одна слушательница моих эфиров программы «Вместе с психологом» на радиостанции «Говорит Москва» по имени Лидия: «Спасение души – это познание законов природы, познание божьих законов; все ощущать в радости и знать, что жизнь — есть и плохо и хорошо, что плохо – надо пережить, хорошо – порадоваться. И когда определишь четко цель жизни, то становишься счастливым». Мне трудно с ней не согласиться.

Хочу сказать еще немного о Свободе и процитировать великих мудрецов, размышляющих о смерти с точки зрения своих внутренних ощущений:

– «Размышлять о смерти – значит размышлять о свободе»;
– «Кто научился умирать, тот разучился быть рабом»;
– «И нет в жизни уже зла для того, кто постиг, что потерять жизнь – это не зло»;
– «Смерть — есть только один шаг в нашем непрерывном развитии. Таким же шагом было и наше рождение»;
– «Смерть – это страх перед бессмысленностью существования, и чем более абсолютной представляется смерть, тем более подлинной становится жизнь».

Нам не нужно уходить вовне, во всякие увлечения, в какие-то псевдо успокоительные моменты, нам нужно идти внутрь и встречаться с самим собою, в том числе – и со своими страхами внутри себя. И тогда внутри можно обрести какую-то ограниченность, какие-то границы, свои же границы, и нужно перешагнуть через самого же себя. И каждый, когда перешагнет через самого себя, встретится с какими-то очень интересными истинами.

Какие могут быть «на поверхности» признаки того, что человек испытывает сильный страх смерти:

— человек старательно обходит эту тему стороной и прямо отказывается на нее говорить;
— допускает в речи оговорки со словом «смерть»;
— в разговоре старается разделить/отделить темы страха жизни от страха смерти, признавая первый и не отказываясь от второго;
— возводит заботу о своем здоровье в сверхзадачу, доводя до навязчивых состояний и требований;
— заявляет, например, что хотел бы умереть в авто/авиакатастрофе, а не дома в своей кровати в окружении близких людей;
— Фрейд вообще падал в обморок при слове «смерть»;
— и т.д.

Очень часто дети не хотят взрослеть именно потому, что боятся смерти. Бывает, что человеку уже 30 лет, взрослый, а ведет себя в каких-то моментах, как ребенок. А родители тоже пытаются опекать своих детей потому, что тоже не хотят, чтобы их дети взрослели. Потому что, когда дети повзрослеют, родители начинают чувствовать свою никчемность, ненужность, старость и опять-таки здесь возникает страх смерти.

Основная ловушка, в которую мы попадаем, размышляя о страхе смерти, заключается в том, что нам кажется, что если мы не будем жить (полноценной, насыщенной жизнью), то мы и не умрем. Идёт такое бессознательное понятие. Мы, как бы, не хотим брать в долг жизнь, чтобы не платить по векселю, по смерти. И получается так, что человек живёт не полной жизнью, он как бы выживает, прячется от этой жизни, чтобы отдалить смерть. Ему кажется на каком-то своём детском магическом мышлении, что смерть, таким образом, отдалится, не коснётся его. И человек живет не своей жизнью, а «псевдо» жизнью, отражениями этой жизни. Это очень развито и в жизни, и в терапии.

Я хочу процитировать здесь нашего любимого Льва Николаевича Толстого, отрывок из «Анны Карениной», когда уже взрослый человек, муж Анны Карениной Алексей Александрович, узнав, что его жена Анна уходит к Вронскому, впервые столкнулся с псевдо жизнью, с этими отражениями, иллюзиями жизни, какими он жил:

«Он чувствовал, что стоит лицом к лицу перед чем-то нелогичным и бестолковым и не знал, что надо делать. Он стоял лицом к лицу перед жизнью, перед возможностью любви его жены к кому-нибудь, кроме него. И это казалось ему и бестолковым и непонятным. Потому что это была сама жизнь. Всю жизнь свою Алексей Александрович прожил и проработал и блистал в сферах служебных, имеющих дело с отражениями жизни. И каждый раз, когда он сталкивался с самою жизнью, с подлинной жизнью, он отстранялся от нее. Теперь же он испытывал чувство подобно тому, какое испытал бы человек спокойно прошедший над пропастью по мосту и вдруг увидавший, что этот мост разобран, а там пучина».

То есть, пучина – это была его жизнь, а мост – это была та искусственная жизнь, которую он прожил. А когда мост разрушился, он остался один на один с этим одиночеством и пустотой. И вот эта псевдо жизнь, которая тоже мучает людей, также может привести ко всякого рода страхам и тревогам.

Но в понятии смерти есть и очень светлые моменты, особенно то, что смерть подчеркивает именно ценность жизни. Смерть – есть зло, это абсурд. Потому что смерть олицетворяет абсурдность бытия. Но в абсурдности смерти, как ни парадоксально это звучит, и заложен смысл. Смысл связан с концом. Если бы не было конца, то тогда смысла в жизни не было бы. Например, можете себе представить эту дурную бесконечность жизни, если бы была вечная жизнь и не было бы смерти. Какой бы в жизни тогда был смысл? Поэтому смысл лежит за пределами этого нашего замкнутого, этого иногда псевдо, ложного мира, и его обретение предполагает конец в этом мире.

Великий экзистенциальный американский психиатр, психотерапевт Ирвин Ялом сказал: «Чтобы научиться правильно жить, надо научиться правильно умереть». И когда мы принимаем эту идею – мы обогащаем нашу жизнь. Ценность жизни, ценность наших приоритетов становится намного выше, чем, если мы будем это вытеснять подавлять, говорить – это не наше, это не мое, это еще когда-то потом случится, не скоро. Но смерть намного ближе, чем нам кажется, она находится в двух шагах от нас, она – лишь завершение нашей жизни, это просто явление нашей жизни. Ведь, на самом деле, по большому счету, мы начинаем умирать уже, когда мы рождаемся, процесс умирания начинается с процесса рождения. И, соответственно, одна из наших целей и задач – чтобы мы наслаждались жизнью, и смерть немножко помогает нам в этом, когда мы серьезно погружаемся в эту тему.

Например, у меня есть клиентка, ей 74 года, она тяжело больна, и в процессе работы я столько от нее черпаю положительной энергии, у нее такие светлые глаза, такое легкое отношение – она пережила этот страх смерти и она готова, она готова к смерти, она пережила это ощущение и она наслаждается каждым днем.

Еще один клиент, мужчина, который говорит мне: «Как только я заболел, все мои почести, страхи, деньги отошли на вообще 10-ый, 20-ый уровень. Мне приятно позавтракать с семьей, с женой с сыном, пообщаться на какие-то темы, почесать за ушками своего кота любимого, встретиться с другом. Я, только когда понял, что умру, стал ценить и наслаждаться жизнью». Такой вот абсурд. Но он счастлив, он радуется, наслаждается жизнью, каждый день, каждую секунду, и это благодаря именно осознанию смерти, которая теперь рядом с ним…

Смерть придает ценность жизни и в целом, и в самой жизни выделяет какие-то истинные и/или ложные ценности. Поэтому мы иногда боимся смерти не потому, что боимся умирать, а потому, что мы не подлинной жизнью живем и чувствуем это. Нам нужно думать над этим темой и тогда мы сможем действительно, по-настоящему наслаждаться каждым мгновением, каждым моментом этой жизни, общением с близкими людьми. Нам нужно стремиться к истинному, к истинной жизни, а не поддаваться тому, о чем вещают все средства массовой информации — кино, телевидение, гламурные идеологии, отрицающие, вытесняющие в погоне за успехом, за внешним лоском, материальным благополучием категорию смерти, смертности; которые хотят поговорить только о красивой жизни, о красоте тела, навязывая нам красивые лозунги и пропагандируя ложную жизнь: «Живи одним днем!», «Завтра не наступит никогда!» Приватизируются не только наши желания, но уже и наши внутренние влечения, жизненные импульсы, вот поэтому очень важно формировать свое собственное мнение, опираясь на свои истинные ценности и свои смыслы.

Мы же разумные люди и когда в нашей каждодневной жизни нам нужно принять какое-то решение, чего-то добиться или изменить, то мы обсудим все возможности. По любому объективному вопросу, с которым мы в жизни сталкиваемся, мы проанализируем все возможности, расставим акценты, и это не будет нас страшить, наоборот мы готовы к достижению. Но почему-то смерть – это абсолютная, не относительная, объективность, которая касается каждого из нас, – страшит нас более всего: что будет со смертью, как встретиться, как подготовиться? Нас разрушают наши мысли, наши фантазии о смерти – из нас же никто не умирал. Мы боимся наших фантазий о фантазиях, как мы будем умирать. То есть, получается абсурдная и воображаемая конструкция. Мы зачастую боимся смерти намного больше, чем она того заслуживает. Но если мы будем готовиться к этой смерти, то есть, чем скорее до сознания нашего дойдет необходимость быть готовым к смерти, тем меньше останется страхов и соответственно, смерть для нас не будет какой-то фатальной, зловонной теткой с косой, а это будет необходимое, ожидаемое жизненное событие.

Мне нравится такая метафора: «Чтобы сад благоухал, каждая роза должна привести себя в порядок». То есть, если каждый из нас, примет и осознает эту идею и попытается заглянуть себе во внутрь и встретиться, переработать, обогатить свою жизнь, выйти на какие-то новые уровни общения с близкими, пока они и мы живы, любить их, тогда идея о смерти будет не обкрадывать и разрушать, а обогащать нашу жизнь, и поверьте, станет легче.

Если же Вы чувствуете, что не можете самостоятельно справиться с душевными, психическими переживаниями, то, конечно, лучше обратиться с этим к специалистам.

А закончить свою статью мне бы очень хотелось этой цитатой из «Гарри Поттера» Джоан Роулинг: «Не переживай о мертвых Гарри, переживай о живых. Особенно о тех, кто лишен любви».

Дамиан Синайский,
коуч по лидерству, эксперт-психоаналитик
Руководитель Центра стратегического коучинга и психотерапии

www.b17.ru

Страх Жизни

Психологический словарь . 2000 .

Смотреть что такое «Страх Жизни» в других словарях:

Страх жизни — страх потерять смысл собственной жизни и ситуаций, в которой это происходит … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

страх жизни (lebensangst) — Категория. Состояние экзистенциального плана, характеризующееся опасением потерять смысл жизни. Специфика. Это состояние часто не осознается достаточно ясно, но проявляется в виде кардиофобии или ипохондрии. Ф.Лерш рассматривал его как основу… … Большая психологическая энциклопедия

СТРАХ — один из основных видов человеческого отношения к миру. Изучение С. играет важную роль в психологии, философии, теологии. Религия, отмечает П.А. Флоренский, есть прежде всего С. Божий, и кто хочет проникнуть в святилище религии, должен научиться… … Философская энциклопедия

Страх — Страх ♦ Angoisse Смутная и неопределенная боязнь, не имеющая реального или актуального предмета, но от этого только усиливающаяся. В отсутствие реальной опасности, с которой можно бороться или от которой можно убежать, страх принимает… … Философский словарь Спонвиля

Страх над городом (фильм) — Страх над городом Peur Sur La Ville Жанр триллер Режиссёр Анри Верней … Википедия

Страх над городом — Peur Sur La Ville Жанр триллер Режиссёр Анри Верней … Википедия

страх — эмоция, возникающая в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленная на источник действительной или воображаемой опасности. В отличие от боли и других видов страдания, вызываемых реальным действием опасных… … Большая психологическая энциклопедия

СТРАХ — Мы молоды, как наши надежды, и стары, как наши страхи. Вера Пейффер Если хочешь ничего не бояться, помни, что бояться можно всего. Сенека Тревога это проценты, которые мы авансом платим нашим неприятностям. Уильям Индж Мы надеемся приблизительно … Сводная энциклопедия афоризмов

Страх и вожделение — Fear and Desire … Википедия

страх — а ( у); м. 1. Состояние сильной тревоги, беспокойства, душевного смятения перед какой л. опасностью, бедой и т.п.; боязнь. С. наказания. С. смерти. Дрожать от страха. Наводить с. на кого л. Натерпеться страху. Пятиться в страхе назад. С. потерять … Энциклопедический словарь

dic.academic.ru

Страх перед жизнью

Как всегда, трудно начинать писать после продолжительного перерыва. Мысли путаются, язык заплетается, слова складываются в предложения громоздко и неуклюже. Да и внутренний зов к тому, чтобы о чем-нибудь порассуждать, еще не вполне проснулся. Ну да ладно… поговорим для разогрева о чем-нибудь простом.

Вот, например, хорошая тема по следам одной недавней консультации – страх перед жизнью, пугающее чувство непонимания себя и жизни вокруг, тревога по поводу непредсказуемости и неопределенности нашего существования.

В сущности, это самый сильный и глубокий страх, какой у нас только есть. Чувство собственной важности и страх собственной ничтожности – это детский лепет по сравнению со страхом неопределенности. Крушение устойчивой картины собственной личности, отказ от своего эгоизма, от своей драгоценной значимости именно тем и страшен, что сталкивает человека с куда более страшным демоном – неопределенностью, непредсказуемостью и непостижимостью бытия.

Чем так грозит удар по самооценке? Что случится, если у человека отнять все костыли, на которых держится его самомнение? Фантазия здесь рисует традиционный сюжет с никчемной жизнью на помойке: если я ничего не стою, значит, меня не будут уважать и любить, и значит… правильно – я неизбежно окажусь на помойке и там помру. Утрата собственной значимости кажется равносильной социальному самоубийству. И это действительно очень пугающая перспектива, особенно, если вся жизнь до этого была посвящена карабканью на социальную вершину.

Но это довольно поверхностный взгляд на ситуацию. Можно взглянуть и поглубже. Если не принимать за чистую монету этот напрашивающийся в фантазиях сценарий с погружением на социальное дно, а внимательно прислушаться к своим ощущениям от этой перспективы, то оказывается, пугает здесь не помойка, не утрата прежнего комфорта, не одиночество и даже не мучительная голодная смерть. За всем за этим обнаруживается страх более тонкий и гораздо более мрачный.

По аналогии с тем, что в любой человеческой жизнедеятельности можно обнаружить эгоцентричные мотивы и стремление к укреплению собственной значимости, в ней же можно разглядеть и мотив к обеспечению общей психологической безопасности. В сущности это одно и то же явление рассмотренное с разных точек зрения, и это дает возможность обратить внимание на одну интересную штуку.

Посмотрите на свою жизнь под этим углом, и вы обнаружите, что все время и всеми доступными способами стараетесь обеспечить себе максимальную стабильность и безопасность. Это касается и физического выживания, и психологического. В первом случае мы беспокоимся о средствах к существованию, во втором – стараемся получше обстроиться в социальной пищевой цепи.

И вот здесь самое любопытное то, что нам кажется, будто мы можем находиться в ситуации большей или меньшей безопасности, большей или меньшей стабильности. И, конечно же, мы убеждены, что мера безопасности и стабильности нашего бытия напрямую зависит от наших непосредственных усилий. Мы уверены, что если хорошо постараемся, то можем заметно продвинуться в том, чтобы сформировать для себя устойчивую ситуацию с минимумом внешних и внутренних угроз. И именно на это направлены наши основные усилия.

Но вспомните ситуацию из своей жизни, где вы чувствовали себя в полной или хотя бы большей, чем обычно, безопасности, и рассмотрите ее в лупу! Действительно ли это была настоящая безопасность? Не обманываете ли вы себя тем, что в той ситуации вы нашли возможность избежать некоторых видимых угроз, совершенно при этом игнорируя куда более длинный список угроз невидимых – таких, о которых вы даже не догадываетесь или просто не хотите о них думать? Не является ли знакомое чувство безопасности простым самообманом?

Здесь наш изворотливый ум восстает и утверждает, что избегая тех опасностей, которые нам известны, мы снижаем уровень угрозы, и поэтому усилия наши не тщетны, а вполне себе оправданы. Если из десяти опасностей мы смогли избежать хотя бы одной, это уже отлично.

Но посмотрите насколько ущербна эта логика! Какое количество опасностей нас окружает прямо сейчас? Мы вроде бы находимся на знакомой территории – в городе, в собственном доме или офисе, более-менее здоровы, вовремя и хорошо питаемся, жажда не мучает и никто не хочет нас убить. Быть может, нас даже любят и уважают окружающие люди, давая нам еще большее чувство уверенности в завтрашнем дне. Все отлично, но… это все лишь самый поверхностный слой бытия, глядя на который мы ошибочно даем заключение о безопасности своего существования в целом.

А что, если инфаркт? А метеорит в окно? А кирпич на голову? Внезапное увольнение? Террорист в метро? Пьяный водитель на дороге? Обо всех этих факторах мы попросту отказываемся думать. Мы их не контролируем, и значит, ничего не можем по этому поводу сделать, и стало быть, беспокоиться нет смысла. Так?

Вроде бы верно – нет резона тревожиться о том, что вне нашего контроля. Но давайте попробуем оценить, чего тогда стоят наши усилия по обеспечению безопасности в той сфере, где какой-то контроль мы вроде бы ощущаем. Сколько факторов своей жизни мы контролируем? Давайте допустим, что их сто. А сколько факторов мы не контролируем? Надо ли здесь кого-то уговаривать в том, что их несколько больше? Миллион? Миллиард? И не получается ли так, что те крохи контроля, которые у нас есть, не идут ни в какое сравнение с тем, что находится за пределами нашего контроля и даже простого понимания?

Если мы знаем, что с крыши может упасть кирпич, и ходим по улице в строительной каске и с привязанной сверху подушкой, то оказываемся ли мы таким образом в большей безопасности, чем все те, кто этого не делает? С точки зрения падающего кирпича – да, он нам грозит меньше. Но с другой стороны, подушка закрывает нам обзор, цепляется за всякие торчащие предметы, а в жаркую погоду приводит к тепловому удару. И можем ли мы тогда оценить, стало ли в наша жизнь безопасней?

Если мы решаем придерживаться очень правильной диеты, чтобы избежать инфаркта, и таким образом обеспечиваем себе безопасность в чем-то одном, не создаем ли таким образом себе опасность в чем-то другом? Если мы бегаем по утрам, чтобы поддерживать организм в тонусе, не подвергаем ли мы себя одновременно большему риску быть сбитыми машиной? Если мы строим дом с толстыми стенами и решетками на окнах, не привлекаем ли мы большего внимания тех, от кого пытаемся спрятаться?

Посмотрите внимательно на то, что вы делаете, чтобы обеспечить себе безопасность. Включите внутреннего критика. Можете ли вы привести пример хоть одного вашего действия направленного на повышение безопасности, которое не подвергало бы вас еще большему числу новых опасностей? Хоть один пример? Что такого вы можете сделать, чтобы гарантированно улучшить свое положение? Хоть что-нибудь?

И обратите здесь внимание, как неохотно ум воспринимает эту идею, и как не хочется соглашаться, что все усилия заведомо тщетны, а жизнь полна опасностей, избежать которых абсолютно невозможно. И уменьшить число опасностей тоже невозможно. Здесь даже разговаривать не о чем! И тем не менее, мы совершенно не хотим этого замечать и очень легко довольствуемся иллюзией безопасности, которую выстраивает для нас наш ум.

Никакой безопасности никогда не было, а все, что ею казалось, была наспех состряпанная иллюзия, которая сохраняла свое успокаивающее действие только потому, что в данном случае мы рады обмануться – мы никак не хотим признавать истинного положения вещей, где в любой момент мы можем лишиться всего самого ценного, и где мы ничего не можем этому противопоставить. Фактически, наша жизнь нам не принадлежит, и это совершенно очевидно, но именно этой очевидности мы всю жизнь и избегаем, и именно отсюда наш страх перед жизнью и любой неизвестностью.

Но есть тут и обратная сторона. Если наше чувство безопасности нас обманывает, значит, нас обманывает и наше чувство опасности! И если придерживаться здесь строгой логики, то получается, что наша жизнь всегда абсолютно нейтральна. Нет такой ситуации, где мы бы находились в большей безопасности, чем обычно, и нет такой ситуации, где мы бы находились в большей, чем обычно, опасности. Так ведь?

И не в этом ли спасение из ловушки? Если ничего нельзя сделать, чтобы улучшить свое положение, то ничего нельзя сделать и для того, чтобы его ухудшить. Что тогда остается? Как жить дальше, если любые усилия не имеют значения?

Переступите через страх потери контроля над жизнью и загляните в тот темный угол, которого всю жизнь избегали. Какой выглядит жизнь, когда вопрос безопасности снят с повестки дня?

psychologytoday.ru

Страх жизни и страх смерти. Коррекция страхов. Фенибут от тревоги и страха.

Автор: Александр Молярук

Про чувство страха много сказано и написано. Но когда говорят про страх подразумевают страх смерти, хотя известно, что страх жизни гораздо сильнее и часть приводит к паники. Коррекции страхов в жизни посвящена данная статья. Как корректируется страх жизни.

Баланс страха смерти и страха жизни

Страх жизни как чувство практически не встречается у маленьких детей, но именно Внутренний Ребенок боится жить внутри взрослого человека.

Страх жизни — состояние экзистенциального плана, характеризующееся опасением потерять смысл жизни. Чувство страха жизни — это состояние часто не осознается достаточно ясно, но проявляется в виде кардиофобии или ипохондрии.

Страх смерти более привычен и понятен, как правило, он представляется как тело спрута от которого, извиваясь тянутся мелкие страхи-щупальца, отсекая в ходе психотерапии тревоги по одному страху за один раз, мы уменьшаем влияние тела спрута на наш ум и на наши души.

Страх смерти всегда перевешивает страх смерти

Поскольку часто чувство страха жизни маскируется под страх смерти или болезни, то у большинства Клиентов автора блога бывает нарушен баланс страха смерти и страха жизни — в сторону первого страха-спрута.

Как проявляется страх жизни у людей с повышенным чувство страха

Страх смерти — это всегда чувство ужаса и экстатического волнения перед конечностью бытия и неопределенностью времени, места и способа кончины.

Страх жизни — это боязнь проявляться таким какой ты есть, боязнь быть самим собой.

Страх жизни — это боязнь проявляться

Страх жизни — это вовсе не противоположность чувства страха смерти, это скорее вечный его спутник. Подобно Луне и Земле эти страхи всегда следуют друг за другом и влияют на человека, как притяжение Земли и лунные приливы.

Повышенное стремление к получению удовольствия: шоппинг, поездки за рубеж, тяга к сладкому, зависимость от секса и наркотических веществ

Сужение социальных контактов, вера в невозможность поменять работу или сменить партнера

Раздутое ощущения одиночества и оторванности от большого мира

Роль Жертвы в Драматическом треугольнике Карпмана, ощущение собственной беспомощности и никчемности

Приступы ВСД, повышенный фон тревожности или панические атаки, ипохондрия

Подавленное чувство гнева и повышенный фон раздражительности и мышечного напряжения

Избегание неудачи как базовая мотивация действия, неуверенность в себе

Как видите, проявления и признаки страха жизни часто похожи на симптомы чувства страха смерти.

Коррекция страхов и тревоги: упражнения психологического практикума

Беспокойные мысли запускают порочный круг тревожности. С каждой такой мыслью тревога
становится чуть-чуть сильнее.

Избавиться от неприятных мыслей можно при помощи трех следующих вопросов.

• Что подтверждает мои мысли?

• Каковы последствия моего образа мыслей?

• Что может быть альтернативой этим мыслям?

Прежде чем вы начнете работать со своим беспокойством, используя эти три вопроса, потренируйтесь на приведенных ниже примерах.

Напишите на свободных строчках рациональный ответ на каждую тревожную мысль. Написав свои ответы, сравните их с теми, которые даны после всех упражнений.

ПРАКТИЧЕСКИЕ УПРАЖНЕНИЯ КОРРЕКЦИИ СТРАХОВ

Упражнение 1. Когда я волнуюсь, меня так знобит, что любой может это заметить. Люди видят, как я дрожу, и считают меня странным человеком.
____________________________________________________________________
____________________________________________________________________

Упражнение 2. Я не могу выдержать нахлынувших на меня чувств. А вдруг так будет всю оставшуюся жизнь?
____________________________________________________________________
____________________________________________________________________

Упражнение 3. А что если результаты обследования были ошибочны, и со мной что-то не в порядке? Возможно, мне осталось жить всего несколько недель.

Упражнение 4. А вдруг моя тревога перерастет в панику? Тогда может случиться нечто ужасное. Не знаю, что именно произойдет, но это будет нечто чрезвычайно неприятное.

ВОЗМОЖНЫЕ ОТВЕТЫ ПРИ КОРРЕКЦИИ МЫСЛЕЙ ТРЕВОГИ

Теперь, после того, как вы выполнили все 4 упражнения, вероятно, будет полезно сравнить ваши ответы с теми, которые тоже возможны.

Возможный ответ к упражнению 1

Что подтверждает мои мысли? Когда я волнуюсь, то меня сильно знобит, но большинство людей даже не замечают, что я волнуюсь.

Что может быть альтернативой этим мыслям? Даже если бы люди заметили, как я дрожу, они бы не сочли меня странным человеком; в худшем случае они бы подумали, что я испытываю сильное напряжение.

Альтернатива старой мысли. Тревога — нормальное чувство, поэтому никому и в голову не придет считать другого странным, если тот волнуется.

Возможный ответ к упражнению 2

Каковы последствия моего образа мыслей? Пока я не буду работать над тем, чтобы овладеть своей тревожностью, со мной всегда будет происходить нечто подобное. Чем настойчивее я буду работать над собой, тем скорее научусь себя контролировать.

Возможный ответ к упражнению 3

Что подтверждает мои мысли? Все появляющиеся у меня симптомы легко объяснимы с точки зрения повышенной тревожности и гипервентиляции, они не являются признаками физического или психического заболевания.

Каковы последствия моего образа мыслей? Придет день, когда мне останется жить всего несколько недель, но если я всю жизнь буду волноваться по поводу этой минуты, жизнь моя будет ужасна.

Что может быть альтернативой этим мыслям? Даже если результаты обследования неправильны, я справлюсь со своей тревогой, потому что хочу жить, не загоняя себя в клетку из страхов.

Возможный ответ к упражнению 4

Что может быть альтернативой этим мыслям? Моя тревога может перерасти в панику, если я не буду держать ее под контролем, но паника — это паника и есть и не более того.

Что подтверждает мои мысли? В прошлом тревога всегда проходила, и нет никаких оснований думать, что сейчас будет иначе.

Каковы последствия моего образа мыслей? Чем больше я волнуюсь по поводу этой тревоги, тем дольше она будет длиться. От моего волнения опасность не становится серьезней. Просто у меня в организме хорошо срабатывает реакция «борьбы и убегания», ориентированная на обнаружение опасности.

Закажите сеанс из 3-х консультаций автора блога и получите коррекцию страхов онлайн >>>

Словарь некоторых страхов человека

Агорафобия — 1) навязчивый страх перед открытыми пространствами; 2) страх, проявляющийся в местах, где возможен приступ паники, но при этом оттуда трудно или неловко уйти, а также невозможно получить там помощь. К пугающим ситуациям относятся необходимость куда-то ехать в одиночку, использование общественного транспорта и ощущение физической (например, в лифте) или социальной (в церкви или на свадьбе) ловушки.

Адреналин — гормон, поступающий в кровь, чтобы за счет запуска реакции «борьбы и убегания» подготовить организм к быстрым и эффективным действиям в случае чрезвычайной ситуации.

Генерализованное тревожное расстройство — долговременная тревога, переживаемая как сочетание неконтролируемых опасений и избыточного физического напряжения.

Деперсонализация — сопровождаемое тревогой чувство отчуждения психических процессов и частей тела. Больные говорят, что они как бы не чувствуют отдельных частей тела, не испытывают прежних чувств к близким.

Дереализация — симптом, при котором окружающий мир кажется не совсем реальным.

Обсессивно-компульсивные расстройства — тревожность, характеризующаяся повторными, навязчивыми, неприятными мыслями или действиями.

Социальная фобия — сильный страх, возникающий при необходимости находиться под взглядами других людей. К пугающим ситуациям относятся любые социальные контакты, публичные выступления, праздники и общественные мероприятия, еда и питье в общественных местах, пользование общественными туалетами, подпись документов в присутствии других людей.

Специфические фобии — сильный страх перед конкретными объектами или ситуациями. Обычно это бывают страх высоты, страх перед замкнутым пространством, водой, животными, насекомыми, пауками, рептилиями, боязнь грозы, крови или травмы.

Фенибут как жизни без тревоги атрибут

Фенибут — это препарат растительного происхождения от тревоги, как следствия страха жизни, который снимает приступы панического волнения и помогает заснуть лучше мелатонина или другого снотворного без последствий для здоровья.

Фенибут бывает в таблетках и продается от российских и белорусских производителей в аптеках как средство от тревоги и волнения.

Клинический анализ действия фенибута показал, что применение препарата в качестве транквилизатора наиболее эффективно при лечении больных с астеническим синдромом. Фенибут имеет преимущества перед бензодиазепиновыми транквилизаторами, которые состоят в том, что он не вызывает нарушений внимания, координации и точности движений и других нарушений, сопутствующих лечению транквилизаторами.

Применяют фенибут для коррекции астенических и тревожно-невротических состояниях, беспокойстве, тревоге, страхе, бессоннице и для профилактики укачивания. Также фенибут нашел свое применение в спорте.

Малая токсичность, мягкость действия, отсутствие побочных эффектов обосновывают использование фенибута в детской и гериатрической психоневрологии. Препарат назначается для успокоения чрезмерно возбудимых детей и детей-невротиков, а также пожилым людям при тревожной суетливости и ночном беспокойстве, расстройствах сна.

Фенибут снимает страх, тревогу, напряжение, оказывает успокаивающее действие. И хотя транквилизирующее действие фенибута выражено слабо и, возможно, не является его основным действием

Заказать Фенибут на Айхерб со скидкой в $5 в растворимом порошке >>>

Если же Вы, как и автор этого блога, поклонник препаратов высокой очистки и не любите глотать капсулы и таблетки, тогда присмотритесь к Фенибут порошок растворимый, 100 г. от американского производителя.

Фенибут! Волнение и тревога на второй план отойдут!

psymanblog.ru