Цифровое слабоумие как мы лишаем разума себя и своих детей

Интернет не делает нас глупее, чем мы есть

Разговоры о том, что цифровые технологии делают нас глупее, начались вместе с их широким распространением. Это не ново: еще в начале XX века мир пережил панику по поводу «отупления» человечества из-за того же технологического прогресса. Ученые анализируют, действительно ли засилье интернета и других достижений науки способствует деградации мозга.

Впрочем, сначала нужно ответить на два других вопроса — а как, собственно говоря, измерить «поглупение» человечества и на чем, собственно, основаны опасения по поводу всеобщего снижения интеллекта?

На чем основаны выводы о том, что человечество становится глупее из-за пристрастия к сидению в интернете, длительному просмотру телепередач и переписке смс-ками? В основном на выводах старшего поколения о детях и внуках, на свидетельствах школьных учителей и вузовских преподавателей. Они в один голос твердят о том, что дети становятся менее усидчивы, хуже усваивают большие объемы информации и вообще стали «совсем другими». Последняя фраза — ключ к пониманию ситуации.

Недавно в Германии вышла книга, возглавившая списки бестселлеров — «Цифровое слабоумие. Как мы лишаем разума себя и своих детей». Пугая мир глобальным отупением, автор хита профессор Манфред Шпицер (Manfred Spitzer) основывается на данных об изменениях в мышлении людей. Он приводит справедливый пример: раньше лондонским таксистам приходилось помнить наизусть название 25 тысяч улиц и площадей. Во время обучения у них увеличивались те области мозга, которые отвечают за ориентирование на местности. Но с появлением цифровой навигации эта необходимость отпала, и теперь даже тем, кто профессионально занимается вождением машины, все труднее найти дорогу или разобраться в карте самостоятельно.

Данные о том, что интернет «грабит нашу память», появлялись уже давно. Однако, справедливости ради, учение отмечали: человек не заучивает информацию, но запоминает название сайта или блога, где он увидел ее — причем не хуже, чем раньше запомнил бы факты. То есть память не ухудшается, а «переориентируется», делая интернет разновидностью «внешнего диска» для мозга. Хорошо это или плохо — другой вопрос. Но очевидно, что нельзя назвать такой процесс однозначным «поглупением» — это не снижение качества, а скорее изменение типа мышления. А вот старшее поколение — родители и педагоги — сетующее на повсеместное «поглупение» молодежи, трактует эти изменения как отрицательные.

www.pravda.ru

Война и ВПК

Все за сегодня

Мультимедиа

Отупляет ли нас интернет?

Ученые предупреждают: активное пользование современными техническими средствами ведет к интеллектуальной деградации

Многочисленные исследования доказывают, что интернет отупляет и даже может довести до депрессии и психологических расстройств. Известно, что пользователи смартфонов в ожидании звонка чувствуют фантомную вибрацию, думая, что им кто-то звонит или пришло сообщение. Умные молодые люди превращаются в рабов экрана. «Интернет крадет наши души, мозг теряется в облаках данных, жесткие диски и память мобильных телефонов отнимают у нас остатки нашей памяти», — сетовал Билл Келлер (Bill Keller), который был в 2003-2011 годах главным редактором New York Times.

Цифровое слабоумие

Цифровые технологии избавляют нас от умственной работы. Не стоит напоминать, что орган, который не используется, отмирает. Неиспользуемые связи между нейронами в мозге ослабевают. Как раз это происходит в голове зависимого от интернета человека. Исследования ученых из Колумбийского университета в Нью-Йорке доказали, что люди, пользующиеся Google и Википедией запоминают не информацию, а только то, где ее можно найти. Конечно, сеть является сокровищницей уникальных данных, однако мусора в ней гораздо больше. Нужно уметь отделять зерна от плевел, а для этого требуются знания. Люди, не учившиеся традиционными способами, обычно ими не обладают.

Продвинутые цифровые технологии негативно влияют на ориентирование в пространстве. Лондонские таксисты должны были раньше знать наизусть 25 тысяч названий улиц и тысяч площадей, во время обучения у них увеличивались те области мозга, которые отвечают за ориентирование. Сейчас водители пользуются системой спутниковой навигации, в результате им все сложнее самостоятельно найти дорогу или разобраться в карте. Интернет плохо влияет и на память: телефонные номера и адреса записываются в компьютеры и мобильные телефоны, о днях рождения родных и знакомых напоминает Facebook. «Мнемонические процессы уже не происходят в нашем мозге, так как мы переносим их на электронные аппараты», — обращает внимание Манфред Спицер. Сложнее становится учиться. Тот, кто работает методом Ctrl-C+Ctrl-V не предпринимает никаких умственных усилий и быстро все забывает.

Ослабляется концентрация: ведь люди включают одновременно интернет, телевизор, музыку, а мозг может быть занят в каждый конкретный момент только одной мыслью. Профессор Спицер подчеркивает, что в мозгах поколения интернета соединения между нейронам становятся слабее. Так что выросшим он-лайн наверняка придется раньше столкнуться с болезнью Альцгеймера, слабоумием и другими дегенеративными заболеваниями мозга.

Атрофия мозга

Тезисы немецкого специалиста, как кажется, подтверждают исследования китайских ученых. В Китае, на Тайване и в Сингапуре компьютерную зависимость считают серьезной угрозой здоровью нации. В специальных клиниках в Пекине пациенты подвергались избиениям и ударам электрошока, пока в это не вмешались власти. Китайские ученые утверждают, что в мозге интернет-хроников были обнаружены «аномалии в белом веществе», а также «негативные изменения в сером веществе» — уменьшение на 10-20% области, отвечающей за речь, память и моторику. Чем больше времени проводил конкретный человек в виртуальном мире, тем больше признаков атрофии мозга можно было у него обнаружить.

По результатам многих исследований, цифровые технологии могут вызвать тревожность и даже психические нарушения. Ученые из американской Педиатрической академии создали термин «Facebook-депрессия». Дети, которые видят на этом портале фотографии своих счастливых улыбающихся сверстников, расстраиваются, потому что чувствуют, что не могут с ними равняться. «Такой опыт может стать более болезненным, чем сидение в одиночестве в школьной столовой, так как Facebook искажает действительность. Онлайн невозможно увидеть выражение лица, язык тела, которые создают контекст событий», — объясняет выдающийся бостонский педиатр, одна из соавторов исследования, Гвен О’Киф (Gwenn O’Keeffe).

Интерент-писхозы

Ученые предостерегают, однако бурное развитие современных технологий остановить невозможно. Какое оно будет иметь последствия, предвидеть сложно. Будущее покажет, какие изменения произойдут в эволюции человека. Автор данной статьи по профессиональным обстоятельствам интенсивно пользуется интернетом, но у него нет смартфона, которому он решительно предпочитает хорошую книгу, что он и советует читателям.

inosmi.ru

«Компьютер – это электронный кокаин. Он стимулирует фазы маниакального возбуждения, после которых приходят фазы депрессии», – утверждает нейролог из Лос-Анджелеса Питер Уайброу (www.peterwhybrow.com). Миллионы людей в мире не могут вообразить свою жизнь без Интернета, мобильного телефона, смартфона, iPad и прочих электронных диковинок. День, даже час без смс-сообщений или посещения сайта социальной сети кажутся им потраченными впустую.

Вселенная вокруг Я

Подрастает поколение digitale natives, рожденных в цифровую эпоху и не помнящих времен без глобальной паутины. Социологи дали им еще одно особое название – поколение ЯЯЯ (от англ. МеМеМе), отличающееся особой подверженностью нарциссическому расстройству личности. Представитель ЯЯЯ четко понимает, что он с помощью техноогий легко может бросить вызов абсолютно любой большой организации – в роли блоггера, режиссера-аматора, либо умелого бунтаря против режима. Эра приумноженного Я, в которой они выросли, дает возможность фиксировать каждый свой шаг (FitBit, www.fitbit.com), местоположение (Foursquare, https://ru.foursquare.com), и даже генетические данные (23 and Me, www.23andme.com).

Сегодняшние подростки и молодые люди привыкли социализироваться ежечастно – по данным исследовательского центра Pew (www.pewresearch.org), они отправляют около 88 сообщений в день (2640 в месяц, по другим данным – 3700 смс в месяц), и живут под постоянным влиянием своих друзей. «Давление сверстников анти-интеллектуально, – говорит Марк Баурляйн, профессор английского университета Эмори, Атланта, США (www.english.emory.edu/people/faculty/bauerlein.htm). – Истории неизвестны люди, которые могли бы повзрослеть под влиянием одногодок. Чтобы развиваться, тебе нужны те, кто старше: 17-летние не взрослеют, если общаются только с 17-летними».

ЯЯЯ-молодежь взаимодействует с миром круглосуточно, но преимущественно с помощью цифровых устройств. А при встрече с друзьями продолжают виртуальное общение уже со смартфонов. В ожидании ответов они испытывают так называемый «синдром фантомной вибрации», думая, что им кто-то звонит или пришло сообщение. «Интернет крадет наши души, мозг теряется в облаках данных, жесткие диски и память мобильных телефонов отнимают у нас остатки нашей памяти», — сетует по этому поводу Билл Келлер (https://twitter.com/nytkeller), который был в 2003-2011 годах главным редактором The New York Times (www.nytimes.com).

Поколения ЯЯЯ является иллюстрацией современного анекдота: «На свадьбе было тихо. В ресторане работай Wi-Fi »

Синдром «цифрового слабоумия»

В Германии списки бестселлеров по педагогике в прошлом году возглавляла книга «Цифровое слабоумие. Как мы лишаем разума себя и своих детей » ( Digitale Demenz: Wie wir uns und unsere Kinder um den Verstand bringen – www.amazon.de/Digitale-Demenz-unsere-Verstand-bringen/dp/3426276038 ). Ее автор – профессор Манфред Спицер (http://de.wikipedia.org/wiki/Manfred_Spitzer) – медицинский директор психиатрической университетской клиники в немецком Ульме. У него есть также философское образование, он преподавал в Гарварде, и считается одним из самых выдающихся мировых знатоков человеческого мозга. «По имеющимся выводам исследований, компьютер необходим для обучения, как велосипед для плаванья или рентгеновский аппарат для примерки обуви», — говорил Спицер. А Интернет и прочие электронные игрушки в первую очередь наносят вред детям.

Спицер утверждает, что цифровые технологии избавляют нас от умственной работы. Не стоит напоминать, что орган, который не используется, отмирает. Неиспользуемые связи между нейронами в мозге ослабевают. Как раз это происходит в голове зависимого от Интернета человека. Исследования ученых из Колумбийского университета в Нью-Йорке доказали, что люди, пользующиеся Google и Википедией запоминают не информацию, а только то, где ее можно найти. Конечно, Сеть является сокровищницей уникальных данных, однако мусора в ней тоже достаточно. Нужно уметь отделять зерна от плевел, развивать критическое мышление, а для этого требуются знания. Люди, не учившиеся традиционными способами, обычно ими не обладают.

Из этого же исследования очевидно, что Интернет плохо влияет и на память: телефонные номера и адреса записываются в компьютеры и мобильные телефоны, о днях рождения родных и знакомых напоминает Facebook. «Мнемонические процессы уже не происходят в нашем мозге, так как мы переносим их на электронные аппараты», — обращает внимание Манфред Спицер. Сложнее становится учиться. Тот, кто работает методом Ctrl-C+Ctrl-V не предпринимает никаких умственных усилий и быстро все забывает.

Замещение способностей?

Способности рассуждать и обучаться не изменились фундаментально с появлением технологий. С другой стороны, в современном мире присутствует явно другое понятие об интеллекте. «Из-за технологий окружающий мир становится другим, и поэтому изменяются способности, которые необходимы человеку для успешного существования в этом насыщенном информацией мире», — говорит Сюзана Урбина (www.unf.edu/

surbina), профессор психологии Университета Северной Флориды, которая изучает корни понятия «интеллект».

Очевидно, что одни способности заменяются другими. Например, современный бухгалтер, вооруженный компьютером и специализированными программами, не обладает и десятой частью способностей, которые были у бухгалтера сорок лет назад. И наоборот — древний бухгалтер не справился бы с современной работой.

Многие ученые сходятся на том, что Интернет всего лишь изменяет способы и механизмы восприятия и запоминания информации, и никак не влияет на уровень интеллекта

Интернет дает каждому человеку доступ к информации, накопленной всем человечеством на протяжении тысячелетий. Почти сто лет назад основатель автомобильного концерна Генри Форд не имел Интернета, однако он нанял команду блестящих умов и чрезвычайно гордился, что может получить ответ на любой вопрос в течение 30 минут. Он мог собрать свою бригаду в любое время суток и задать им вопрос. Сейчас такая возможность доступна любому ребенку.

Обратная сторона медали — это абсолютная беспомощность современных людей в отсутствие хайтек-устройств. Современный ученый может с помощью компьютера с легкостью назвать число пи до миллионного знака и проанализировать метеорологические условия на Сатурне, но без мобильного телефона он вряд ли вспомнит номера телефонов своих родных.

Несколько столетий назад память была одним из важнейших факторов, необходимых для жизнедеятельности. Римские ораторы могли часами цитировать речи по памяти. Наши бабушки и дедушки наизусть помнили сотни песен. Сегодня память обесценилась как никогда, и этот процесс продолжается. А ведь память и мышление — это чрезвычайно связанные процессы, которые имеют сходные физиологические механизмы.

Интернет и память – другая сторона медали

Журнал «Science» еще пару лет назад опубликовал результаты исследований, доказывающих существование связи между изменениями в памяти человека и длительным использованием компьютеров и Интернета.

Последние эксперименты с памятью человека показали, что люди начинали сразу думать о компьютерах и Интернете, как только им ставили сложные вопросы. При этом, если участники экспериментов знали, что ответы на заданные вопросы позже они смогут увидеть на компьютере, то активность мозга снижалась, в то же время при поиске информации эта активность возрастала.

Выводы ученых таковы: человек зависим от того, чтобы информация была внесена в память кем-то ранее, при этом Интернет действует как своего рода «трансактивная память». Исследовательница Бетси Спероу из Колумбийского университета (www.columbia.edu/cu/psychology/fac-bios/SparrowB/faculty.html) говорит, что «трансактивную память» можно понимать как некие внешние ресурсы, существующие в других людях.

В следующем эксперименте одной части участников предложили сохранить данные в разных папках на компьютере, а другой – сообщили о том, что позже файлы будут уничтожены. Далее, когда участникам эксперимента было предложено восстановить в памяти данные, те, кто знал, что информация будет уничтожена, показали лучшие результаты, по сравнению с теми, кто просто сохранил информацию. По словам доктора Спероу, память не сохраняет ту информацию, которую можно легко найти в Интернете: «она «уверена», что эта информация сохранена на внешнем ресурсе».

Еще один эксперимент показал, что человек не становится все менее способным запоминать, и только приспосабливается к организации уже имеющейся информации в наиболее удобной форме. В ходе этого эксперимента участники имеют склонность к запоминанию расположения информации, а не самой информации.

Мисс Спероу говорит: «Я не думаю, что Google делает нас глупыми – мы просто меняем способ, которым мы запоминаем вещи. В наши дни, если вы можете найти материал в сети, даже когда вы идете по улице, это также является навыком накопления и сохранения информации. Другими словами, умение помнить – это знать, куда и к кому обратиться».

Ментальные заболевания

По результатам ряда исследований, цифровые технологии могут вызвать тревожность и даже психические нарушения. Ученые из американской Педиатрической академии создали термин «Facebook-депрессия». Дети, которые видят в социальной сети фотографии своих счастливых сверстников, расстраиваются, потому что чувствуют, что не могут с ними равняться. «Такой опыт может стать более болезненным, чем сидение в одиночестве в школьной столовой, так как Facebook искажает действительность. Онлайн невозможно увидеть выражение лица, язык тела, которые создают контекст событий», – объясняет выдающийся бостонский педиатр, одна из соавторов исследования, Гвен О’Киф (www.pediatricsnow.com/about).

Связь между интенсивным использованием Интернета и депрессивными расстройствами открыли также британские ученые из университета города Лидс, которые изучили 1319 человек в возрасте от 16 до 51 года. Руководитель научной группы доктор Катриона Моррисон (www.psyc.leeds.ac.uk/cgi-bin/10/people/index.pl?catriona) с осторожностью заявляет: «Для относительно небольшой группы людей интенсивное пользование сетью может, несомненно, служить предостерегающим сигналом о наличии склонности к депрессивным расстройствам».

Израильские ученые из тель-авивского университета утверждают, что открыли первые случаи психозов, вызванных Интернетом. Данные случаи касаются трех женщин в возрасте от 30 до 50 лет, которые завязывали в сети отношения с мужчинами. Они не встречались с ними в реальном мире, проводили много часов онлайн, в основном ночью. Всем трем пришлось прибегнуть к психиатрической помощи и лекарствам. «Эти пациентки нашли в Интернете эмоциональное убежище и источник положительных ощущений. Их психическое расстройство проявилось в нарушении познавательных способностей, состоянии тревожности, невозможности функционировать в обычной жизни. У одной женщины начались галлюцинации. У нас есть описания пациентов, которые страдали галлюцинациями, вызванными компьютером. Одному мужчине казалось, что кто-то хочет его отравить, а яд проникаете в его пальцы через клавиатуру», — рассказывает психиатр Ури Ницан. Впрочем, перечисленные случаи можно причислить уже к клиническим, и они встречаются не чаще других психических расстройств. Фактически, различные расстройства нервной системы тоже видоизменяются со временем, как любые явления, связанные с человеком социальным.

Лучшим средством развития интеллекта и аналитического мышления во все времена психологи считают чтение книг, которое Интернет полноценно не сможет заменить

Как в оптимистических, так и в пессимистических прогнозах современные ученые сходятся в одном – остановить бурное развитие современных технологий невозможно. И лучшим выходом остается принимать те блага, которые они дают, сохраняя при этом критичность мышления, и развивая аналитические способности. Дальнейшая эволюция человечества будет очевидна уже в ближайшем будущем, а вызовы времени нужно принимать уже сегодня. Известный польский ученый Ян Пясечны (www.przeglad-tygodnik.pl/pl/artykul/czy-internet-nas-oglupia) кроме всего прочего призывает уделять побольше времени чтению книг и живому общению. Совет, как говорится, актуальный во все времена.

m.hi-tech.ua

Цифровое слабоумие как мы лишаем разума себя и своих детей

Отупляет ли нас интернет?

Ученые предупреждают: активное пользование современными техническими средствами ведет к интеллектуальной деградации

Ян Пясечны (Jan Piaseczny)

«Компьютер – это электронный кокаин. Он стимулирует фазы маниакального возбуждения, после которых приходят фазы депрессии», — предостерегает нейролог из Лос-Анджелеса Питер Уайброу (Peter Whybrow). Миллионы людей в мире не могут вообразить свою жизнь без интернета, мобильного телефона, смартфона, iPad и прочих электронных диковинок. День, даже час без смс-сообщений или посещения сайта социальной сети кажутся им потраченными впустую.

Подрастает поколение digitale natives, рожденных в цифровую эпоху и не помнящих времен без глобальной паутины. Люди, которые попали в зависимость от электронных игрушек, превращаются в киборгов, разговаривающих с собственным смартфоном при помощи программы Siri. Среднестатистический американский подросток отправляет в месяц 3700 смс, в два раза больше, чем в 2007 году.

В Германии списки бестселлеров возглавляет книга «Цифровое слабоумие. Как мы лишаем разума себя и своих детей». Ее автор – профессор Манфред Спицер (Manfred Spitzer) – медицинский директор психиатрической университетской клиники в немецком Ульме. У него есть также философское образование, он преподавал в Гарварде, и считается одним из самых выдающихся мировых знатоков человеческого мозга. «По имеющимся выводам исследований, компьютер необходим для обучения, как велосипед для плаванья или рентгеновский аппарат для примерки обуви», — говорил Спицер. А интернет и прочие электронные игрушки в первую очередь наносят вред детям.

Когда началась эра телевидения, ученые предостерегали, что три часа проведенные у экрана повышают риск роста массы тела и склонности к агрессии. И это действительно произошло. Что же сказать сейчас, когда молодежь пребывает в цифровом мире 7,5 часов в день?

Дети не получают сенсорных стимулов (вкус, запах, прикосновение). При помощи видео невозможно научиться хорошо говорить, потому что звук и движения губ не настолько идеально синхронизированы, как в жизни. Поэтому профессор Спицер советует: детей до трех лет стоит держать подальше от любых экранов, а компьютеры в детских садах вредны.

Интернет приводит к одиночеству. Согласно исследованиям Стенфордского Университета американские девочки 8-12 лет посвящают он-лайн контактам почти семь часов в день, а реальным встречам — только два часа (а во время них они, конечно, отправляют смс). Электронные гаджеты делают нас нетерпеливыми, лишают способности спокойно размышлять. Если человеку приходится постоять даже пару минут в очереди в кассу, он сразу же достает телефон.

Спицера удивляет, что эта проблема замалчивается. «Мы устраиваем панику, когда несколько человек получает расстройство желудка от бактерий в салате, но никого не беспокоит то, что 250 тысяч молодых людей (в Германии), страдающих компьютерной зависимостью, в прямом смысле устранились из реальной жизни. Они несчастны и ни к чему не годны», — возмущен ученый. Он обвиняет в сложившемся положении вещей политиков, которые хотят быть избранными и поэтому не вступают в конфликт с интернет-пользователями. Огромная доля вины лежит также на концернах: Google, Apple, Microsoft, IBM, Facebook и другие стремятся к обогащению, поэтому им удалось убедить людей, что цифровым счастьем нужно пользоваться даже дошкольникам.

Связь между интенсивным использованием интернета и депрессивными расстройствами открыли также британские ученые из университета города Лидс, которые изучили 1319 человек в возрасте от 16 до 51 года. Руководитель научной группы доктор Катриона Моррисон с осторожностью заявляет: «Для относительно небольшой группы людей интенсивное пользование сетью может, несомненно, служить предостерегающим сигналом о наличии склонности к депрессивным расстройствам». Исследователи из кливлендского Case Western Reserve University обнаружили взаимосвязь между отправкой многочисленных смс-сообщений, посещением социальных сетей и стрессом, депрессией или суицидальными мыслями. Израильские ученые из тель-авивского университета утверждают, что открыли первые случаи психозов, вызванных интернетом. Данные случаи касаются трех женщин в возрасте от 30 до 50 лет, которые завязывали в сети отношения с мужчинами. Они не встречались с ними в реальном мире, проводили много часов онлайн, в основном ночью. Всем трем пришлось прибегнуть к психиатрической помощи и лекарствам. «Эти пациентки нашли в интернете эмоциальное убежище и источник положительных ощущений. Их психическое расстройство проявилось в нарушении познавательных способностей, состоянии тревожности, невозможности функционировать в обычной жизни. У одной женщины начались галлюцинации. У нас есть описания пациентов, которые страдали галлюцинациями, вызванными компьютером. Одному мужчине казалось, что кто-то хочет его отравить, а яд проникаете в его пальцы через клавиатуру», — рассказывает психиатр Ури Ницан.

__________________
Прежде, чем что-то сказать, убедитесь, что ваш язык подсоединен к мозгу

Лучше говорить истину, которая причиняет боль и затем исцеляет, чем ложь, которая успокаивает и затем убивает.

книги тупые тоже отупляют и портят зрение.

вообщем закон хорошь если кто законно им пользуется

Если не хватает аргументов, начни придираться к орфографии.

Не прейдет род сей.

__________________
Если не за что умереть, то разве есть для чего жить?

Не обманывайтесь! Кто не взирает на Христа распятого пока не спасется — НИКОГДА не спасется.

Интернет врядли отупляет. Скорее наоборот — расширяет кругозор и углубляет интеллект.
Но это разумеется у тех, кто пользуется Инетом для «дела» и самосовершенствования.

Те же кто торчит целыми днями в порнухе, на сайтах скандалов и «светских новостей» безусловно деградируют до нужного СМИ-манипуляторам уровня.

Интернет наркотически воздействует на мозг

Flickr

Группа ученых из Суонси и Милана провели исследования, в результате которых выяснилось, что Интернет вызывает не только «зависимость», но и похмелье. Состояние людей, что не могут представить свою жизнь без Сети, по выходу из нее, сопоставимо с синдромом, возникающим после действия «экстази», пишет сайт dni.ru.
«Хоть мы и не знаем точного механизма воздействия Интернета на мозг, нам стало точно известно, что долгое времяпрепровождение в Сети чревато незначительными психологическими расстройствами», – заявил профессор из университета Суонси.
Для проведения эксперимента ученые привлекли 16 добровольцев в возрасте 25 лет, которые являются активными пользователям Интернета. Каждому из них было дано задание и 15 минут на его выполнение. Суть задания очень проста – надо было, не отвлекаясь, сидеть в Сети и «блуждать» по своим любимым сайтам. После этого участников исследования протестировали на раздражительность и посмотрели на изменения в настроении, сообщает Russia Today.
Так выяснилось, что те, кого специалисты определили как «зависимых», вели себя как люди, которых только что «отпустила» таблетка экстази. У них наблюдалась легкая апатия, неразговорчивость и отрешенность.
В медицине пока отсутствует термин «интернет-зависимость», но, между тем, в США уже есть клиники, предлагающие избавить людей от этого недуга. А в Китае это официально считается клиническим расстройством и лечится в специализированных учреждениях.
Как писали Дни.Ру, китайские медики после обследования 17 молодых людей, страдающих тяжелой формой зависимости от Глобальной сети, сделали выводы, что это вызывает в мозге человека такие же изменения, что и наркомания или алкоголизм.
Как рассказал руководитель исследования Хао Леи, было установлено, что для страдающих этим недугом характерно поражение белого вещества мозга в долях, ответственных за эмоции, внимание, принятие решений и контроль импульсивных поступков

Шокирующий эксперимент семейного психолога

Детям от 12 до 18 лет предложили добровольно провести восемь часов наедине с самим собой, исключив возможность пользоваться средствами коммуникации (мобильные телефоны, интернет).

При этом им запрещалось включать компьютер, любые гаджеты, радио и телевизор.

Зато разрешался целый ряд классических занятий наедине с собой: письмо, чтение, игра на музыкальных инструментах, рисование, рукоделие, пение, прогулки и т.п.

Автор эксперимента хотела доказать свою рабочую гипотезу о том, что современные детки чересчур много развлекаются, не в состоянии сами себя занять и совершенно не знакомы со своим внутренним миром. По правилам проведения эксперимента, дети должны были прийти строго на следующий день и рассказать, как прошло испытание на одиночество. Им разрешалось описывать своё состояние во время эксперимента, записывать действия и мысли. В случае чрезмерного беспокойства, дискомфорта или напряжения психолог рекомендовала немедленно прекратить эксперимент, записать время и причину его прекращения.

На первый взгляд, затея эксперимента кажется весьма безобидной. Вот и психолог ошибочно полагала, что это будет совершенно безопасно. Настолько шокирующих результатов эксперимента не ожидал никто. Из 68 участников до конца эксперимент довели только лишь ТРОЕ — одна девочка и два мальчика. У троих возникли суицидальные мысли. Пятеро испытали острые «панические атаки». У 27 наблюдались прямые вегетативные симптомы — тошнота, потливость, головокружение, приливы жара, боль в животе, ощущение «шевеления» волос на голове и т.п. Практически каждый испытал чувство страха и беспокойства.

Новизна ситуации, интерес и радость от встречи с собой исчезла практически у всех к началу второго-третьего часа. Только десять человек из прервавших эксперимент почувствовали беспокойство через три (и больше) часа одиночества.

Героическая девочка, доведшая эксперимент до конца, принесла дневник, в котором она все восемь часов подробно описывала свое состояние. Тут уже волосы зашевелились на голове у психолога. Из этичных соображений, она не стала публиковать эти записи.

Что делали подростки во время эксперимента:

— готовили еду, ели;

— читали или пытались читать;

— делали какие-то школьные задания (дело было в каникулы, но от отчаяния многие схватились за учебники);

— смотрели в окно или шатались по квартире;

— вышли на улицу и отправились в магазин или кафе (общаться было запрещено условиями эксперимента, но они решили, что продавцы или кассирши — не в счет);

— складывали головоломки или конструктор «Лего»;

— рисовали или пытались рисовать;

— убирались в комнате или квартире;

— играли с собакой или кошкой;

— занимались на тренажерах или делали гимнастику;

— записывали свои ощущения или мысли, писали письмо на бумаге;

— играли на гитаре, пианино (один — на флейте);

— трое писали стихи или прозу;

— один мальчик почти пять часов ездил по городу на автобусах и троллейбусах;

— одна девочка вышивала по канве;

— один мальчик отправился в парк аттракционов и за три часа докатался до того, что его начало рвать;

— один юноша прошел Петербург из конца в конец, порядка 25 км;

— одна девочка пошла в Музей политической истории и еще один мальчик — в зоопарк;

— одна девочка молилась.

Практически все в какой-то момент пытались заснуть, но ни у кого не получилось, в голове навязчиво крутились «дурацкие» мысли.

Прекратив эксперимент, 14 подростков полезли в социальные сети, 20 позвонили приятелям по мобильнику, трое позвонили родителям, пятеро пошли к друзьям домой или во двор. Остальные включили телевизор или погрузились в компьютерные игры. Кроме того, почти все и почти сразу включили музыку или сунули в уши наушники.

Все страхи и симптомы исчезли сразу после прекращения эксперимента.

63 подростка задним числом признали эксперимент полезным и интересным для самопознания. Шестеро повторяли его самостоятельно и утверждают, что со второго (третьего, пятого) раза у них получилось.

При анализе происходившего с ними во время эксперимента 51 человек употреблял словосочетания «зависимость», «получается, я не могу жить без…», «доза», «ломка», «синдром отмены», «мне все время нужно…», «слезть с иглы» и т. д. Все без исключения говорили о том, что были ужасно удивлены теми мыслями, которые приходили им в голову в процессе эксперимента, но не сумели их внимательно «рассмотреть» из-за ухудшения общего состояния.

Один из двух мальчиков, успешно закончивших эксперимент, все восемь часов клеил модель парусного корабля, с перерывом на еду и прогулку с собакой. Другой сначала разбирал и систематизировал свои коллекции, а потом пересаживал цветы. Ни тот, ни другой не испытали в процессе эксперимента никаких негативных эмоций и не отмечали возникновения «странных» мыслей.

Получив такие результаты, семейный психолог испугалась. Гипотеза гипотезой, но когда она вот так подтверждается…

А ведь надо еще учесть, что в эксперименте принимали участие не все подряд, а лишь те, кто заинтересовался и согласился.

Давно известно такое явление, как компьютерная зависимость. Но ее можно рассматривать лишь как первую ступень, или даже пред-болезнь перед более тяжелым состоянием человека. Это примерно как насморк перед гриппом или ангиной.
Но здесь речь идет об информационной зависимости, о зависимости от постоянного притока новой информации в очень больших количествах и имеющее большое разнообразие.

Каждый день мы просматриваем десятки сайтов, видим сотни картинок (причем все время разных, нет повторения), прочитываем огромное количество анекдотов, статей, новостей. Если мы сидим в чатах или «аськах», то находимся в непрерывном общении с разными людьми. И все это не имеет цикличного характера, но лишь разовый, частотный (от слова ‘часто’): статьи не повторяются, картинки различные, письма нам шлют десятки людей в день и мы одновременно все это перерабатываем и усваиваем. Тот поток информации, который к нам приходит в течение времени, проведенном за компьютером, просто огромен, разнообразен и имеет большую частоту. Со временем это становится для нас нормой — всё время узнавать что-то неизвестное ранее. Психика привыкает к такому темпу и нагрузке, происходит ее подстройка под этот безбрежный океан информации. Подсчитано, что современный человек за неделю получает столько информации, как человек средневековья за всю свою жизнь.

Человеку не только свойственно усваивать новое, изучать его, но является его естественным стремлением. Если наша образовательная система насильно внедряет знания (информацию), то в случае соприкосновения с виртуальностью, мы получаем доступ к тому, что нам действительно интересно. Начав с развлечений (анекдоты, смешные картинки, как наиболее естественный выбор простейшей приятной информации) мы погружаемся в море информации все глубже и глубже.
Интернет предоставляет человеку возможность выбрать самому форму и вид, сформировать тот способ, каким он будет насыщаться. Если провести аналогию, то можно сказать: выбрать как кушать и что кушать. Такое условие выполняется и человек попадает в этот процесс намертво, ведь фактически происходит гиперреализация его естественной склонности, и, как считают некоторые ученые, «зашитой» у него в генах.

Именно свобода выбора в получении информации и обеспечивает привязанность человека к этому виду стимулирования психики. Он имеет возможность читать лишь то, что ему интересно, слушать музыку, которая ему нравится, общаться с теми людьми, с которыми сам хочет общаться. И получать это в том количестве, которого он хочет (или может себе обеспечить). При этом можно абсолютно игнорировать запросы других индивидуумов, находящихся в этом поле, помимо него. Вернее, их запросы не мешают друг другу и даже стимулируют себе подобных. Это — как уход в себя, в свой собственный мир, этакая разновидность шизофрении. Причем, психология человека привыкает ко всему этому очень быстро. Постоянная стимуляция его психики информацией порождает зависимость. Наркотик — это тоже стимулятор психики, отсюда и можно говорить об информационной наркомании.

В компьютерной зависимости имеет место цикличная привязанность. К примеру, желание постоянно играть в ‘солитер’ или тратить время на компьютер как на устройство, в котором можно что-то сделать. В отличие от этого, в случае информационной зависимости, компьютер становится лишь посредником между человеком и информационным полем, осуществляя процесс постоянного обновления различных сведений.
Компьютерную зависимость удовлетворить легко: необходимо дать зависимому человеку посидеть за компьютером, где он сможет ее удовлетворить посредством общения именно с компьютером как машиной. Но зависимого информационщика просто посадить за монитор уже недостаточно, ему необходима сеть, другой участок, противоположный тому, на котором он находится, чтобы оттуда потреблять то, чего он не знает.

Информационная зависимость — это нечто большее, чем зависимость компьютерная. Для ее удовлетворения уже необходимо погружение в само поле. Компьютер — это посредник. Посадите такого человека за монитор, не подключенный к сети, он полазает немного в компьютере (считывает имеющеюся в нем информацию) и замирает, потому как отсутствует доступ именно к полю, а тот срок за который ему надоест просто лазать в компьютере — это частотная характеристика зависимости (чем быстрее он получит информацию через Интернет, тем быстрее он перестанет бесцельно лазать по компьютеру). Человек в момент наступления этой паузы может встать, походить, потом вернуться и снова замереть. Его тянет не к компьютеру, а именно к информационному полю и стимуляции им своей психики. Эта зависимость рождается сама по себе, независимо от каких-либо стремлений, достаточно просто каждый день сидеть в Интернете.

Если усложнить опыт и разместить на компьютере несколько разных сайтов, сборников картинок, статей и т.п., насколько дольше просидит зависимый человек? Он не будет читать эти сайты до конца, первая его остановка наступит, когда он прочитает по нескольку статей с этих сайтов. Почему? Потому что количество сайтов конечно, а информация в том информационном поле, к которому у него нет доступа в этом эксперименте — бесконечна. Вернее, бесконечно ее разнообразие. За месяц мы посещаем несколько сот невероятно разных и исключительно интересных или полностью неинтересных нам сайтов, этим самым потребляем своим сознанием много неповторяющихся сведений. Т.е. необходима уже не просто стимуляция, а именно стимуляция в определенных дозах, роль которых играет частота поступающей информации.

Насколько трудно реализовать такую частоту в реальности? Фактически невозможно. Отсутствует коммуникационная база для этого. Матричность сформированности современного общества оставляет человеку мало способов стимуляции сознания, и один из них — информация, и как следствие — компьютер. Подобно тому, как шприц — посредник между веной и героином, так и компьютер становится посредником между человеком и информацией.
Насколько реален вред приносимый этой зависимостью пока сказать трудно. Однако факт зависимости налицо. Мир переходит в стадию информационного века, когда ценностной единицей становится именно то ‘что кто-то знает’ и человеческая психология может попасть в ловушку: внешний мир не обновляет информацию так часто, как Интернет. А вернее, человек уже давно не умеет считывать ее из внешнего мира с должной частотой.

Поскольку предназначение человека — познание мира посредством восприятия, то при соприкосновении с информационным полем эта ловушка захлопывается. Само же информационное поле не предназначено для познания, оно предназначено для вращения и жизни единицы информации и имеет человека в качестве носителя. Информационные зомбоиды — это возможная реальность завтрашнего дня, когда человек будет не только виртуально жить и зависеть от виртуальной личности, но он будет зависеть и от самого факта поступления к нему сведений в определенном объеме и разнообразии. Он будет зависеть от самой среды, даже не ее объектов.

Человеку, оторванному от этого наркотика, но зависимого от него, будет казаться, что время течет медленнее, одновременно с этим дни будут лететь быстро, потому что они ничем не заполнены ввиду безделья зависимого, потому как ему уже не хочется делать никаких вещей кроме процесса потребление нового, нового, нового.
Он может начать часто ходить в гости, требуя новостей, он может болтать на разные темы, соваться куда не надо, лишь бы получить информацию. Он может начать читать книжки, но редко какую дочитает до конца. Ему нужно много нового и часто, вперемешку.

Когда процесс непрерывного потребления информации в больших количествах становится нормой, то это можно сравнить с ‘подсаживанием’ на какой либо наркотик . Психика, так же как и тело, подстроится под новое вещество, и его отсутствие может вызвать ее неработоспособность. Пока неизвестно что из себя будет представлять процесс ломки, хотя описан случай, когда одного новобранца, призванного в армию, пришлось списать на гражданку из за его недееспособности: он просто сидел, уставившись в одну точку.

Неработоспособность, вызванная информационным голодом, проявляется в том, что теряются мотивации, которые эту работоспособность бы вызывали. Смыслом жизни зависимого человека становится именно накопление различного рода сведений, а не создание материальных благ. Уже известны множество случаев, когда подключение к Интернету снижало работоспособность сотрудников компаний.

Требуется именно потребление, необходимо просто знать, видеть новое, получать это с большой частотой и в большом количестве с большой разнообразностью, а поскольку это новое предоставляет компьютер, то единственным допускаемым психикой объектом и способом поставки информации становится именно он. Человек становится уже нежизнедеятельным . Индивидуум перестает жить в этом мире, в том плане, что не воспринимает его через контакт с ним. Он не интересуется материей, нет стимула что либо создавать или воспринимать через контакт с миром. Грубо говоря: у него пропадает желание (и смысл) жить , однако это не приводит к самоубийству т.к. отсутствует мотивация. Ему как бы не хватает скорости информационных потоков мира, хотя сами по себе они огромны. Но ввиду того, что его психика имеет только одну возможность их восприятия — компьютер, то все остальные способы становятся недоступны ему уже не только общественной обусловленностью, но и чисто психологической.

Отсутствие стимуляции психики информационным полем, для зависимого человека в определенном смысле — смерть. Это как попасть из кислородной атмосферы в азотную: дышать как бы можно, но фактически невозможно.
С расширением информационного поля и втягиванием в него все большего количества людей, будет появляться все больше так или иначе зависимых от этого поля индивидов, и как следствие, их превращение в призраков как для этого мира, так и для самих себя в этом мире.
И можно предположить, что это — наш новый мир — мир информационного века: когда полуосознаность в реальности и полнейшая в виртуальности, станет нормой и самой жизнью.

adventusvideo.com