Депрессии у осужденных

Медицинские интернет-конференции

Оленко Е.С., Киричук В.Ф., Кодочигова А.И., Сачков С.В.

Изучена взаимосвязь личностных особенностей индивидуума с адаптационными возможностями организма в условиях пенитенциарного стресса. Обследованы клинически здоровые мужчины (n=80) и женщины (n=34) молодого возраста, отбывающие наказание в пенитенциарных учреждениях впервые за нетяжкие преступления. Полученные результаты показали, что у клинически здоровых заключенных напряжение адаптационных возможностей организма связано с повышением значений шкал С3-истерии, С6-паранойяльности и снижением показателей шкалы С9-гипомании, по СМОЛ; увеличением уровня депрессии, по Зунге – Т.Н. Балашовой.

Ключевые слова

Введение

При достаточной интенсивности и длительности воздействия адаптогенных факторов, когда имеющиеся механизмы регуляции недостаточны для восстановления равновесия в системе человек-среда, встает задача создания новой системы гомеостатического регулирования, тогда начинается собственно процесс адаптации. По мнению В.П. Казначеева (1980), под воздействием адаптогенных факторов формируются новые механизмы регуляции гомеостаза. На психологическом уровне состояние, возникающее при нарушении взаимодействия человека и среды, может быть описано с использованием следующих ключевых понятий: стресса, фрустрации и конфликта. Эти состояния тесно связаны между собой и способны последовательно сменять друг друга (Лагерев В.В., 1991). Однако остается открытым вопрос о взаимосвязи личностных особенностей индивидуума с адаптационными возможностями организма в условиях пенитенциарного стресса, что и явилось предметом настоящего исследования.

Объекты и методы исследования

Исследование проводилось в пенитенциарных учреждениях УФСИН России по Саратовской области (ФБУ ОТБ №1, ФБУ ИК-2, ФБУ ИК-5, ФБУ ИК-13, ФБУ ИК-33) с 2006 по 2010 гг. Объектом исследования явились клинически здоровые мужчины (n=80) и женщины (n= 34), отбывающие наказание в пенитенциарных учреждениях впервые за нетяжкие преступления, средний возраст которых составил 25,1±0,6 и 29,3±1,2 лет соответственно.

Для изучения психофизиологических особенностей личности пациентов использовался Сокращенный Многофакторный Опросник для исследования Личности – СМОЛ (Зайцев В.П., 1981), предназначенный для многопрофильного исследования личности.

При оценке тревожности использовался метод Ч.Д. Спилбергера (1975; 1983) в модификации Ю.Л. Ханина (1976).

Для диагностики невротических реакций использовалась методика, разработанная К. Хеком и Х. Хессом (1978).

Уровень депрессии определялся с помощью опросника Зунге – Т.Н. Балашовой (1988).

Адаптационная возможность сердечно-сосудистой системы и градуальная оценка здоровья изучалась с помощью индекса адаптационного потенциала сердечно-сосудистой системы Р.М. Баевского и соавт. (1987), вегетативного индекса Кердо (Вейн А.М., 1998) и экспресс-метода диагностики типа саморегуляции кровообращения (Аринчин Н.И., 1961).

Анализ полученных результатов клинических исследований проводился методами математической статистики с помощью пакета прикладных программ »STATGRAF Plus for Windows 5.1», разработанных Statistical Graphics Corp. в 2001.

Результаты исследования и их обсуждение

Результаты исследования личностных особенностей по методу СМОЛ у клинически здоровых заключенных в зависимости от их адаптационных возможностей представлены на рис. 1

У клинически здоровых заключенных с нормальным показателем адаптационного потенциала наблюдалось существенное увеличений значений шкал С1-ипохондрии (р=0,004), С2-депресии (р=0,0006), С3-истерии (р=0,003), С7-психастении (р=0,001) и С9-гипомании (р=0,001), а ведущим пиком является шкала С6-паранойяльности. Для личности с подобным профилем характерна ригидность интересов на фоне замкнутости и агрессивности, с относительной стрессоустойчивостью, что обусловлено их меньшей подвластностью средовым влияниям, а также благодаря наличию нескольких защитных механизмов: рационализация, внешнеобвиняющий механизм и вытеснение из сознания занижающей самооценку информации. В данном случае эти механизмы психологической защиты частично компенсируют тревогу (понижение по шкале С7-психастении, ответственной за тревожность (Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Соколова Е.Д., 1994).

Здоровые заключенные с напряжением адаптационных возможностей организма в личностном профиле СМОЛ имеют ведущий пик по шкале С6-паранойяльности, понижение шкалы С9-гипомании (р=0,001), а шкалы невротической триады (С1-ипохондрии, С2-депрессии и С3-истерии) имеют вид “конверсионной пятерки”. Данная личность характеризуется ригидностью мышления, злопамятностью, на фоне низкого уровня активности, оптимизма и решительности в действиях, что способствует психической утомляемости и появлению нового механизма психологической защиты в виде соматизации жалоб на фоне уже используемых защитных механизмов в виде рационализации, внешнего обвинения и вытеснения (рис. 1).

Результаты исследования уровней реактивной и личностной тревожности, по Ч.Д. Спилбергеру − Ю.Л. Ханину; невротизации, по К. Хеку и Х. Хессу; депрессии, по Зунге, Т.Н. Балашовой у клинически здоровых заключенных в зависимости от их адаптационных возможностей представлены на рис. 2.

Как видно из представленного рисунка, у клинически здоровых заключенных с напряжением адаптационных возможностей организма уровни личностной тревожности и невротизации снижаются (р≤0,05), а депрессия нарастает до степени субдепрессии (р=0,0006), что согласуется с понижением значения шкалы С9-гипомании СМОЛ (рис. 1).

Результаты исследования личностных особенностей по методу СМОЛ, уровней реактивной и личностной тревожности, по Ч.Д. Спилбергеру − Ю.Л. Ханину; невротизации, по К. Хеку и Х. Хессу; депрессии, по Зунге − Т.Н. Балашовой у клинически здоровых заключенных в зависимости от типов саморегуляции кровообращения представлены на рис. 3 и 4.

У здоровых заключенных с сосудистым и сердечно-сосудистым типами кровообращения личностный профиль СМОЛ имеет линейный характер, а у заключенных с сердечным типом саморегуляции кровообращения – пикообразный, с существенным увеличением значений шкалы С6-паранойяльности (р=0,0003; рис. 3). Высокий пик по шкале С6-паранойяльности и понижение по шкале С7-психастении наблюдается в профиле лиц, отличающихся жестокостью, злобностью, злопамятностью, выраженной ригидностью мышления на фоне решительности в действиях, гибкости поведения и низкой тревожности (Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Соколова Е.Д., 1994).

Каких-либо существенных изменений тревожности, невротизации и депрессии у клинически здоровых заключенных в зависимости от типов саморегуляции кровообращения не выявлено (рис. 4).

Результаты исследования личностных особенностей по методу СМОЛ, уровней реактивной и личностной тревожности, по Ч.Д. Спилбергеру — Ю.Л. Ханину; невротизации, по К. Хеку и Х. Хессу; депрессии, по Зунге — Т.Н. Балашовой у клинически здоровых заключенных с различным влиянием вегетативной нервной системы на сердечно-сосудистую систему представлены на рис. 5 и 6.

У здоровых заключенных с преобладанием симпатического влияния на сердечно-сосудистую систему также определяется высокий пик по шкале С6-паранойяльности (р=0,04) с одновременным понижением значений по шкале С7-психастении, что характерно для лиц с выраженной ригидностью мышления.

Каких-либо существенных изменений тревожности, невротизации и депрессии у клинически здоровых заключенных с различным влиянием вегетативной нервной системы на сердечно-сосудистую систему не выявлено (рис. 6).

Для уточнения взаимосвязи между психологическими параметрами и с адаптационными возможностями организма был применен ранговый корреляционный метод Спирмена (табл. 1).

Проведенный анализ показал, что повышение значений по шкале С3-истерии СМОЛ имеет прямую умеренную взаимосвязь с напряжением адаптационного потенциала (АП) и усилением влияния симпатического отдела вегетативной нервной системы на органы кровообращения (ВИК) (р≤0,005). Ригидность мышления (увеличение значений по шкале С6-паранойяльности СМОЛ) имеет прямую умеренную взаимосвязь с напряжением адаптационного потенциала (АП) и усилением влияния симпатических влияний на органы кровообращения (ВИК), а также умеренную обратную взаимосвязь со снижением типа саморегуляции кровообращения (ТСК) в сторону сердечного компонента (р≤0,003).

Шкала С9-гипомании СМОЛ имеет умеренную обратную взаимосвязь с напряжением адаптационного потенциала (АП) и усилением влияния симпатических влияний на органы кровообращения (ВИК), а также умеренную прямую взаимосвязь со снижением типа саморегуляции кровообращения (р≤0,03). Повышение уровня депрессии (УД) имеет прямую умеренную взаимосвязь с напряжением адаптационного потенциала (АП, р=0,04) умеренную обратную взаимосвязь со снижением типа саморегуляции кровообращения (ТСК) в сторону сердечного компонента (р=0,05).

Таким образом, полученные результаты показали, что у клинически здоровых заключенных напряжение адаптационных возможностей организма наблюдается на фоне сердечного типа саморегуляции кровообращения, преобладания симпатического влияния на сердечно-сосудистую систему и связано с повышением значений шкал С3-истерии, С6-паранойяльности и снижением показателей шкалы С9-гипомании СМОЛ; увеличением уровня депрессии, по Зунге – Т.Н. Балашовой.

Литература

  1. Аринчин, Н. И. Комплексное изучение сердечно-сосудистой системы /
  2. Н.И. Аринчин. – Минск., 1961. − 204 с.

    1. Балашова, Т.Н. Диагностика аффективных расстройств при алкоголизме: Методические рекомендации / Т.Н. Балашова, Т.Г. Рыбаков. − Л., 1988. − 14 с.
    2. Березин, Ф.Б. Русский модифицированный вариант теста MMPI и его применение в психиатрической практике / Ф.Б. Березин, М.П. Мирошников. − М.: Наука, 1969. – 337 с.
    3. Березин, Ф.Б. Методика многостороннего исследования личности / Ф.Б. Березин, М.П. Мирошников, Е.Д. Соколова. ­­−М.: Фолиум, 1994. – 176 с.
    4. Вейн, А.М. Вегетативные расстройства / А.М. Вейн. – М.: Медпресс, 1998. – 268 с.
    5. Воронина, Е.В. Зависимость стиля игры в настольном теннисе от типологических особенностей нервной системы и некоторых волевых качеств. Психофизиологические особенности учебной и спортивной деятельности / Е.В. Воронина – Л., 1984. – С. 4−15.
    6. Зайцев, В.П. Вариант психологического теста Mini-Mult /В.П. Зайцев // Психологический журнал. – 1981. – № 3. – С. 118–123.
    7. Клецина, И.С. Самореализация личности и гендерные стереотипы // Психологические проблемы самореализации личности. Вып. 2. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 1998. — С. 188-202.
    8. Собчик, Л.Н. Пособие по применению психологической методики MMPI / Л. Н. Собчик – М., 1971. – 63 с.
    9. Спилбергер, Ч.Д. Концептуальные и методологические проблемы исследования тревоги / Ч.Д. Спилбергер // Стресс и тревога в спорте: Междунар. сб. науч. ст. – Сост. Ю.Л. Ханин. – М.: Физкультура и Спорт, 1983. – С. 12–24.
    10. Ханин, Ю.Л. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера / Ю.Л. Ханин. — Л.: ЛНИИ ФК., 1976. − 18 с.

    Таблица 1

    Корреляционный анализ по Спирмену между психологическими признаками и значениями адаптационного потенциала, типа саморегуляции кровообращения, вегетативного индекса Кердо у мужчин и женщин, отбывающих наказание в пенитенциарных учреждениях

    medconfer.com

    Комплексная оценка предикторов развития расстройств адаптации у осужденных Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

    Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Петров В. И., Скугаревская Е. И., Вальчук Э. А., Чегерова Т. И., Когутенко Н. Н.

    Приведены данные изучения предикторов развития расстройства адаптации в виде тревожных и депрессивных проявлений у 421 осужденного . Испытуемые были разбиты на две группы: 209 с расстройствами адаптации , 212 без них. Использовались методики для исследования выраженности тревоги и депрессии (короткие шкалы Гольдберга, шкала Шихана, опросники Бека и Спилбергера-Ханина). Доказано, что в развитии расстройств адаптации тревожно-депрессивного спектра больше других имеют значение две группы факторов: особенности воспитания в детстве и характер социального функционирования в настоящее время. В наибольшей степени страдают от расстройств адаптации в заключении женщин, более старшего возраста, имевшие проблемы в детстве, с позитивными социальными связями, психической и соматической отягощённостью. Комплексная оценка периода детства, социального функционирования перед арестом позволяет выделить предикторы развития расстройств адаптации в виде тревожных и депрессивных проявлений у осужденных и определить новые пути решения проблем, связанных с их психологическим здоровьем.

    Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Петров В.И., Скугаревская Е.И., Вальчук Э.А., Чегерова Т.И., Когутенко Н.Н.,

    The data on research predictors of the adaptation disorderes with anxious and depressive manifestation in 421 prisoners are presented. They were divided to two groups: 209 with the disorderes of adaptation and 212 without them. With the use of some methods for the definition of anxiety and depression (two short scales of Goldberg, Shichan-scale,Bec,s and Spilberger-Canin,s guestionnaires) it is proved that in the development of the disorderes of adaptation with anxious and depressive manifestation one must take into account two groups factors: the peculiarites of the childhood education and the character of present,s social function. The most of all in the confinement suffering from the disorderes of adaptation women, who had the problems in the childhood, more elder age, with the positive social communication, with psychic and somatic disorderes. Complex evaluation of the childhood period, social function before arrest allows to distinguish the predictes of the adaptation disorderes with anxious and depressive manifestation at the prisoners and search of new ways to solve the problem of psychological health.

    Текст научной работы на тему «Комплексная оценка предикторов развития расстройств адаптации у осужденных»

    КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ПРЕДИКТОРОВ РАЗВИТИЯ РАССТРОЙСТВ АДАПТАЦИИ У ОСУЖДЕННЫХ.

    ПЕТРОВ В.И.. СКУГАРЕВСКАЯ Е.И.. ВАЛЬЧУК Э.А..

    ЧЕГЕРОВА Т.И.. КОГУТЕНКО Н.Н.

    ИУ «Тюрьма №4» УДИН МВД Республики Беларусь

    Резюме. Приведены данные изучения предикторов развития расстройства адаптации в виде тревожных и депрессивных проявлений у 421 осужденного. Испытуемые были разбиты на две группы: 209 — с расстройствами адаптации. 212 — без них. Использовались методики для исследования выраженности тревоги и депрессии (короткие шкалы Г ольдберга. шкала Шихана. опросники Бека и Спилбергера-Ханина). Доказано. что в развитии расстройств адаптации тревожно-депрессивного спектра больше других имеют значение две группы факторов: особенности воспитания в детстве и характер социального функционирования в настоящее время. В наибольшей степени страдают от расстройств адаптации в заключении женщин. более старшего возраста. имевшие проблемы в детстве. с позитивными социальными связями. психической и соматической отягощённостью. Комплексная оценка периода детства. социального функционирования перед арестом позволяет выделить предикторы развития расстройств адаптации в виде тревожных и депрессивных проявлений у осужденных и определить новые пути решения проблем. связанных с их психологическим здоровьем.

    Ключевые слова: расстройство адаптации. предиктор. тревога. депрессия. осужденные.

    Abstract: The data on research predictors of the adaptation disorderes with anxious and depressive manifestation in 421 prisoners are presented. They were divided to two groups: 209 — with the disorderes of adaptation and 212 — without them. With the use of some methods for the definition of anxiety and depression (two short scales of Goldberg. Shichan-scale.Becs and Spilberger-Canins guestionnaires) it is proved that in the development of the disorderes of adaptation with anxious and depressive manifestation one must take into account two groups factors: the peculiarites of the childhood education and the character of presents social function. The most of all in the confinement suffering from the disorderes of adaptation women. who had the problems in the childhood. more elder age. with the positive social communication. with psychic and somatic disorderes. Complex evaluation of the childhood period. social function before arrest allows to distinguish the predictes of the adaptation disorderes with anxious and depressive manifestation at the prisoners and search of new ways to solve the problem of psychological health.

    Key words: disorderes of adaptation. predictor. anxiety. depression. prisoners.

    Адрес для корреспонденции: Республика Беларусь.

    212036. г.Могилёв. ул. Симонова. д.63. кв.64. д.тел. 41-0791. р.тел. 24-23-26. моб. 160-82-78.- Петров В.И.

    Расстройства адаптации (РА) представляют собой состояния субъективного дистресса и эмоционального расстройства. обычно препятствующие социальному функционированию и продуктивности. возникающие в период адаптации к значительному изменению в жизни или стрессовому жизненному событию [3]. Причиной их в том числе становится столкновение с законом. Согласно теории «социального контроля». поведение субъекта определяется как внутренним контролем. формирующимся в результате воспитания и образования. так и внешним контролем. состоящим из запретов и наказаний [2]. Привлечение человека к уголовной ответственности. как правило. сопровождаются негативной реакцией с его стороны. которая отражается в отношении к новой социальной роли и выполнении связанных с нею обязанностей. Новое микросоци-альное окружение вызывает у человека естественное стремление приспособиться к новым условиям. и этот процесс социальной адаптации сложен и протекает сугубо индивидуально [6]. РА обычно манифестирует в течение месяца после стрессового события или изменения в жизни. а его продолжительность не превышает 6 месяцев. В пенитенциарной медицине актуальна его своевременная диагностика и последующая психокоррекционная работа по причине изменений эмоциональной сферы (тревога. депрессия. беспокойство) и поведения (протест. агрессия. антисоциальные поступки). которые могут иметь различные неблагоприятные социальные последствия. При пролонгировании чрезвычайной ситуации могут наблюдаться различные расстройства. в том числе формироваться личностные изменения. психоорганический синдром и другие [1.4]. Сегодня для реализации лечебно-профилактических программ медицинской реабилитации РА мест лишения свободы крайне важно определить круг осужденных. предрасположенных к развитию дезадаптации после решения суда об отбывании наказания. выявить факторы риска возникновения РА в системе исправительных учреждений (ИУ) МВД Республики Беларусь для своевременной и адекватной коррекции этих состояний.

    Определить предикторы расстройств адаптации тревожно-

    депрессивногот регистра у осужденных в условиях исправительного учреждения.

    Материалы и методы

    Проведено анамнестическое и психологическое исследование 421 лица из числа осужденных ИУ «Тюрьма № 4» УДИН МВД Республики Беларусь. состоящих из 202 мужчин отряда хозяйственного обслуживания и 178 женщин. приговорённых к аресту или отбыванию наказания в исправительной колонии. В группе мужчин 77 имели признаки РА. у 125 — они отсутствовали. В группе обследуемых женщин соответственно — 91 человек с РА. 87 — без РА. В основу разделения были положены классификационные признаки РА по МКБ-10 [5] и результаты психологического тестирования по определению выраженности тревоги и депрессии как важнейших проявлений дезадаптации. Для определения тревожно-депрессивных реакций. в дополнение к объективному осмотру

    ВЕСТНИК ВГМУ. 2006. Том 5. №4

    психиатра. применяли краткие шкалы тревоги и депрессии Гольдберга. опросник Бека. шкалу Шихана. Для оценки личностной (ЛТ) и ситуационной (СТ) тревожности использован тест. разработанный Ч.Д. Спилбергером и адаптированный Ю.Л. Ханиным [7.9]. Выяснялся удельный вес возможных факторов риска развития РА после ареста: преморбидные особенности изучаемого контингента с детского возраста (состав семьи. возраст матери на период родов. доминирующий тип воспитания. антисоциальное поведение родителей и их судимости в прошлом. жизненный уровень семьи. социальные характеристики родителей. включающие образование. занятость трудовыми процессами и вид труда. отягощённость психическими и наркологическими заболеваниями). У осужденных анализировался возраст. образование. семейное положение. наличие детей. сохранность социальных связей. наличие профессии и работа по ней. вредные привычки. отягощённость психическими и соматическими заболеваниями. наличие черепно-мозговой травмы с потерей сознания до ареста. а также факторы пенитенциарного характера (наличие судимостей и пенитенциарного стажа в прошлом. тяжесть совершённого преступления. срок лишения свободы). Таким образом. для удобства рассмотрения факторы риска РА у пенитенциарного контингента объединены в три группы:

    1. микросоциальные факторы детского возраста

    2. демографические и медико-социальные факторы

    3. пенитенциарные факторы

    Способ опроса очный. индивидуальный. Конструкция используемого опросника включала 3 блока вопросов: 1) 11 вопросов по изучению микросоци-альных факторов периода детства 2) 11 — по изучению актуального социального функционирования 3) 4 — по выяснению пенитенциарных факторов.

    При сопоставлении исходных данных обнаружено. что у пенитенциарного контингента РА встречаются чаще у женщин. чем у мужчин. Поэтому все дальнейшие расчеты проводились отдельно для мужчин и женщин. Статистическая обработка результатов исследования проводилась с помощью пакета Б1а-йБйеа 6.0. с использованием параметрических (1-тест Стьюдента) и непараметрических (таблицы сопряженности. критерии % . Фишера и др.) критериев [8]. а также регрессионный анализ с применением логистической функции [10.11].

    Результаты и обсуждение

    Предварительный анализ микросоциальных факторов детства с использованием таблиц сопряженности. критериев % и 1-Стьюдента показал. что в группе мужчин с РА достоверно чаще встречаются семьи с дисгармоничной структурой. с неправильным воспитанием. асоциальным поведением родителей и низким жизненным уровнем. В группе обследуемых женщин с РА достоверно чаще встречались (р

    Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

    cyberleninka.ru

    Особенности проявления одиночества у осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении Текст научной статьи по специальности «Психология»

    Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Худякова И. С.

    Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Худякова И. С.,

    Peculiarities of loneliness manifestation in convicts who serve the sentence in colony-settlement

    The article presents the results of studying loneliness in the structure of convict’s personality. The state of loneliness takes up a considerable place in the life of convicts who serve their sentence in colony-settlement. The peculiarities of loneliness manifest themselves both in qualitative specificity of separate variables and in their domination in the structure of the convict’s person ality.

    Текст научной работы на тему «Особенности проявления одиночества у осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении»

    ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ ОДИНОЧЕСТВА У ОСУЖДЕННЫХ, ОТБЫВАЮЩИХ НАКАЗАНИЕ В КОЛОНИИ-ПОСЕЛЕНИИ

    В статье представлены результаты исследования особенностей одиночества в структуре личности осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении. Выявлено, что состояние одиночества занимает значительное место в жизни осужденных. Особенности одиночества выражаются как в качественной специфике отдельных переменных, так и в их доминировании в структуре личности осужденных.

    The article presents the results of studying loneliness in the structure of convict’s personality. The state of loneliness takes up a considerable place in the life of convicts who serve their sentence in colony-settlement. The peculiarities of loneliness manifest themselves both in qualitative specificity of separate variables and in their domination in the structure of the convict’s personality.

    Ключевые слова: психология осужденных, переживание одиночества, мотив аффиляции, колония-поселение, режим содержания.

    Keywords: psychology of convict, emotional experience of loneliness, the motive of praise (affilation), colony-settlement, regime of custody.

    На современном этапе развития общества назрела необходимость в реформировании уголовно-исполнительной системы. Последовательное осуществление реформ в системе исполнения уголовных наказаний базируется на принципах гуманизма, законности, соблюдения основных прав и свобод личности. Это предполагает целенаправленное и активное внедрение в пенитенциарную практику достижений современной психологии. Согласно новой концепции, большая роль отводится психологической работе с лицами, отбывающими наказание. Практически ежедневно психологи пенитенциарных учреждений сталкиваются с задачами получения качественной информации об индивидуальных и групповых особенностях осужденных, чтобы выработать оптимальные рекомендации по изменению их нежелательного поведения. Именно поэтому выполнение диагностических и психокоррекци-онных процедур может рассматриваться как единый вид деятельности пенитенциарного психолога. Специфика ее заключается, прежде всего, в том, чтобы исследовать внутренний мир человека, понять его и попытаться изменить его негативное поведение [1]. Достаточно актуальной и важной в работе пенитенциарного психолога

    © Худякова И. С., 2009

    является диагностика психических состояний личности осужденного. Известно, что наиболее типичными психическими состояниями, свойственными почти всем осужденным, являются состояния безнадежности, обреченности, незащищенности, тоски, скуки, апатии, фрустрации. Значимым, но недостаточно изученным в личности осужденного является состояние одиночества.

    В отечественной психологии, по сравнению с западной, проблема одиночества как самостоятельная затрагивалась редко. Отдельные публикации по теме одиночества в нашей стране появились лишь в последние десятилетия. Анализ научных трудов и исследований современных авторов показывает, что до сих пор в науке нет единого понимания сущности одиночества, его генезиса и особенностей проявления, и позволяет очертить проблемное поле изучения феномена одиночества: изучение одиночества как социально-психологического феномена(Л. И. Старовойтова, Ж. В. Пузанова); изучение культурно-исторических форм одиночества (Н. Е. Покровский, О. В. Данчева); особенности одиночества в подростковом и юношеском возрасте (И. С. Кон, О. Б. Долгинова); описание явлений, близких одиночеству (изоляция, уединение) (О. Н. Кузнецов, А. У. Хараш). С. В. Малышева и Н. А. Рождественская дают следующее определение понятию одиночество. «Одиночество — это негативное переживание, возникающее в результате неудовлетворения потребностей в разделении чувств, общении и понимании человека значимыми людьми» [2].

    Представители психологических направлений запада по-разному определяют сущность феномена одиночества. Так, для К. Роджерса одиночество — это реакция на страх быть отвергнутым другими людьми [3]. Для когнитивного психолога Э. Пепло одиночество — это субъективно переживаемое несоответствие между наблюдаемой реальностью и желаемым идеальным состоянием. Для неофрейдиста Х. Салливана одиночество — реакция на неадекватное удовлетворение потребности в тесных человеческих связях [4].

    Понятие одиночества связано с переживанием ситуаций, субъективно воспринимаемых как дефицит общения и положительных интимных отношений с окружающими людьми. Одинокие чувствуют себя психологически изолированными от остальных людей, неспособными к нормальному межличностному общению, к установлению с окружающими интимных межличностных отношений типа дружбы или любви. Одинокая личность — это депрессивная или подавленная личность, испытывающая дефицит умений и навыков общения [5]. С течением времени вынужденное одиночество становится привычным, и бо-

    лезненное состояние переходит во вторую фазу, в которой страх одиночества дополняется или заменяется страхом межличностных контактов, социальной фобией. Симптоматика этой болезни выражается в устойчивом страхе перед различными общественными ситуациями и действиями, например, такими, как знакомство с новыми людьми, публичные выступления или участие в собраниях и т. п. Социальная фобия способна серьезно расстроить учебу, профессиональные перспективы, семейную жизнь и эмоциональную сферу индивида [6]. Длительное переживание одиночества зачастую приводит осужденных к хронической депрессии, асоциальному и криминальному поведению, нарушению адаптации и психосоциального развития, суициду.

    Какое же место занимает состояние одиночества в структуре личности осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы? Для ответа на данный вопрос нами было проведено экспериментальное исследование. Цель работы заключалась в экспериментальном изучении особенностей одиночества в структуре личности осужденных.

    Гипотеза исследования состояла в предположении, что особенности одиночества могут выражаться как в качественной специфике отдельных переменных данного состояния, так и в их доминировании в структуре личности осужденных. При этом содержание личности в местах лишения свободы оказывает значительное влияние на переживание состояния одиночества.

    Выборку исследования составили осужденные, отбывающие наказание в Федеральном бюджетном учреждении колонии-поселении № 3 г. Улан-Удэ. Общее число испытуемых составило 210 человек. Согласно ст. 128 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в колониях-поселениях отбывают наказание в виде лишения свободы лица, осужденные за преступления, совершенные по неосторожности; лица, впервые осужденные за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести; положительно характеризующиеся осужденные, переведенные из колоний общего и строгого режима [7]. В проведенном исследовании большая часть лиц, отбывающих наказания, была осуждена по ст. 158 (кража). Кроме того, в обследовании приняли участие осужденные по следующим статьям: ст. 161 (грабеж); ст. 162 (разбой); ст. 166 (неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения); ст. 156 (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних); ст. 228 (незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов); ст. 116 (побои) [8].

    Были использованы следующие психодиагностические методики: методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и М. Фергюсона; личностный опросник А. Т. Джер-сайлда [9], направленный на выявление стойких внутренних состояний личности, влияющих на отношение человека к миру и самому себе; методика «Измерение мотивации аффилиации» А. Мех-рабиана и М. Ш. Магомед-Эминова.

    В результате исследования было выявлено, что состояние одиночества в жизни осужденных играет значительную роль. Так, по результатам методики Д. Рассела и М. Фергюсона, направленной на диагностику уровня субъективного ощущения одиночества, установлено, что высокая степень субъективного ощущения одиночества наиболее ярко выражена у 20,5% осужденных, средняя — у 59% и низкая — у 20,5%.

    Для того чтобы выяснить, какое же место занимает одиночество среди других проблемных зон осужденных, был использован Личностный опросник Джерсайлда. По результатам исследования выявлено, что из девяти диагностируемых шкал у осужденных на первый план выходит безнадежность, враждебный настрой, свобода воли. Данные состояния наиболее ярко выражены у осужденных. Полученные данные легко объяснить той ситуацией, в которой они оказались.

    Результаты опросника показали, что среди диагностируемых внутренних состояний, влияющих на отношение человека к самому себе и миру, состояние одиночества не является доминирующей шкалой, но, так или иначе, присутствует в структуре личности осужденных (полученные результаты представлены на рисунке).

    Как видно из рисунка, у осужденных на первый план выходит состояние безнадежности. Это тяжелое состояние, при котором человек утрачивает перспективу и смысл жизни. Выраженность данного состояния обусловлена ситуацией, в которой оказался осужденный. Он получил реальный срок за совершенное преступление и, как бы ему не хотелось, он не может его избежать. Находясь в местах лишения свободы, человек не может повлиять на события, происходящие на свободе: он не может помочь своим родственниками, не может находиться с ними рядом. Но, в первую очередь, осужденный не может изменить существующие в исправительном учреждении правила, порядки, нормы. Он не может делать то, что хочет, его жизнь четко ограничена. И многих осужденных данное состояние гнетет больше всего. Он ощущает безнадежность, потерю смысла жизни. В таком состоянии осужденные нередко идут на более тяжелые преступления в колонии.

    У обследуемых осужденных отмечаются высокие значения по шкале «враждебный настрой».

    Человек находится в тюрьме, а в тюрьме — каждый сам за себя. Здесь концентрируется большое количество людей, имеющих разные ценности, установки, взгляды на жизнь, различные индивидуально-психологические особенности. И эти столь разные люди обязаны изо дня в день находиться рядом. Все это способствует обострению многих негативных качеств личности: конфликтности, враждебности, агрессивности. Конфликты возникают не только между осужденными, но также и между осужденными и сотрудниками администрации.

    У осужденных ярко выражена шкала «свобода воли». Воля осужденных преломляется через призму правил режима отбывания наказания. Весь период нахождения в местах лишения свободы осужденный живет согласно регламентированным правам и обязанностям. Все это ограничивает свободу воли и свободу выбора. Человек находится в жестких рамках, которые ограничивают все его существование.

    Значительное место в структуре личности осужденных занимает состояние одиночества. Осужденный изолирован от общества, оторван от привычного образа жизни, от дома, родных и друзей. Он ищет понимание и поддержку у окружающих, но очень редко их находит. Но даже если и находит, то в один момент эти отношения

    могут рассыпаться. Здесь каждый сам за себя, и при необходимости каждый может предать и подставить другого. Поэтому человек замыкается в себе, старается скрывать свои истинные чувства и переживания, в глубине души испытывая острое состояние одиночества.

    Для многих осужденных характерно расхождение между реальным и идеальным Я. Одни из них никогда не предполагали, что могут оказаться в местах лишения свободы; другие, совершая преступления, верили в свою безнаказанность, легкомысленно относились к имеющимся в обществе законам. Осужденные, находясь в местах лишения свободы, ощущают бессмысленность своего существования. Многим кажется, что жизнь остановилась, что они никак не влияют на течение своей жизни и ничего не могут в ней изменить. Для большей части осужденных с высокой шкалой бессмысленности существования характерна потеря связи с родными и близкими (не пишут писем, не приезжают на свидания). Человек ощущает себя одиноким, изолированным от других, лишенным всех необходимых для него благ.

    В первое время после этапирования в колонию у осужденного особенно ярко проявляется чувство неприкаянности (33,8%). В адаптационный период человек привыкает к условиям и режиму отбывания наказания, к коллективу осуж-

    Внутренние качества и состояния 6 структуре личности осужденных

    1 — шкала одиночества;

    2 — бессмысленность существования;

    3 — свобода выбора;

    4 — половой конфликт;

    5 — враждебный настрой;

    6 — расхождение между реальным и идеальным Я;

    7 — свобода воли;

    9 — чувство неприкаянности.

    денных и сотрудникам администрации, а также к своему месту в данной системе (своему статусу).

    Половой конфликт выражен у осужденных в меньшей степени. Возможность удовлетворения данной потребности у них значительно ограничена, однако она существует. Так, согласно ст. 89 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденным к лишению свободы предоставляются краткосрочные свидания продолжительностью четыре часа и длительные свидания продолжительностью трое суток на территории исправительного учреждения.

    Таким образом, сопоставляя полученные результаты, видно, что среди диагностируемых внутренних состояний, влияющих на отношение человека к самому себе и миру, одиночество занимает значительное место в личности осужденных. Одиночество перекликается с такими психическими состояниями личности, как безнадежность, бессмысленность существования, чувство неприкаянности. Одиночество является наиболее острой проблемной зоной для большинства осужденных.

    Методика «Измерение мотивации аффилиа-ции» А. Мехрабиана и М. Ш. Магомед-Эмино-ва позволила диагностировать устойчивые мотивы личности. Полученные результаты показали, что у осужденных выражен мотив «страх отвержения». Данная мотивация выражена у 38,5% обследуемых. Мотив «стремление к принятию» выражен у 20,5%. Амбивалентность мотивов проявляется у 41%, причем интенсивность обоих мотивов высокая. Как видно из полученных данных, у осужденных доминирующим является амбивалентность мотивов. Осужденные стремятся быть принятыми другими людьми и в то же время боятся того, что их не примут, что они будут отвергнуты другими людьми. Данное столкновение полярных мотивов вызывает повышение тревожности и беспокойства у осужденных. И зачастую в этой борьбе мотивов побеждает мотив «страх отвержения». Это ведет к повышению уровня одиночества у осужденного, его изоляции от других людей, стремлению закрыться, спрятаться от всего мира, защитить себя от мнимой враждебности окружающих.

    Таким образом, результаты проведенного исследования позволяют сформулировать следующие выводы:

    — Выдвинутая гипотеза исследования получила достоверное подтверждение. Действительно, особенности одиночества могут выражаться как

    в качественной специфике отдельных переменных данного состояния, так и в их доминировании в структуре личности осужденных.

    — Среди диагностируемых внутренних состояний, влияющих на отношение человека к миру и самому себе, одиночество занимает значительное место в структуре личности осужденного.

    — Одиночество осужденных может быть связано с нарушениями во взаимодействии различных мотивов. К мотивам, влияющим на уровень одиночества, относятся такие мотивы, как «стремление к принятию» и «страх отвержения». У осужденных доминирующим является амбивалентность мотивов. Они стремятся быть принятыми другими людьми и в то же время боятся того, что их не примут, что они будут отвергнуты другими людьми.

    — На субъективное ощущение одиночества оказывает значительное влияние содержание осужденных в местах лишения свободы, их изоляция от общества, оторванность от привычного образа жизни, от дома, родных и друзей. Кроме того, на выраженность одиночества влияет режим отбывания наказания и средства его обеспечения, такие, например, как охрана, надзор, воздействие коллектива осужденных и морально-психологическая атмосфера в микрогруппе, меры дисциплинарного воздействия, особенности и трудности быта. Сюда же можно отнести и необходимость беспрекословного выполнения требований администрации и воспитателей.

    1. Рабочая книга пенитенциарного психолога: пособие. М.: ВНИИ МВД России: ГУИН МВД России, 1997. 208 с.

    2. Малышева С. В., Рождественская Н. А. Особенности чувства одиночества у подростков // Вестник Московского ун-та. Сер. 14, Психология. 2001. № 3. С. 63-68.

    3. Rogers C. K. Carl Rogers on encounter groups. N. Y.: Harper&Row, 1973.

    4. Sullivan H. S. The interpersonal theory of psychiatry. N. Y.: Norton, 1953.

    5. Белоусова 3. И. Легко ли быть одиноким? Запорожье, 1995. 132 с.

    6. Шмелев Р. В. Феномен одиночества человека как социально-психологическое явление // Отечественный журнал социальной работы. 2004. № 3. С. 18-21.

    7. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (по состоянию на 15 ноября 2008 года). Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2008. С. 70.

    8. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: Изд-во «Омега-Л», 2009. 192 с.

    9. Колесникова Г. И. Психологическое консультирование. Ростов н/Д: Феникс, 2004. 288 с. (Сер. «Высшее образование».)