Депрессивная психопатия

Рефераты по медицине
Типы психопатий. Отличие акцентуаций от психопатий

Психопатии — это группа стойких врожденных или приобретенных характерологических расстройств при общей сохранности интеллекта, приводящих к нарушениям межличностных отношений и адаптации к окружающему.

Психическая дисгармоничность при психопатии зависит от чрезмерной выраженности одних психических свойств и недоразвития других. Так, например, повышенная эмоциональная возбудимость при отсутствии контроля за поведением и реакциями, вызываемыми аффективными стимулами; тревожность, неуверенность и подозрительность при недостаточности адекватной оценки окружающего и чувства реальности; эгоцентризм, чрезмерные притязания на свою значимость при отсутствии способностей, возможностей и г. д. Указанные психические свойства присущи в определенной степени нормальной в психическом отношении личности, но они в ней представлены в сбалансированном виде. Сбалансированность психических свойств личности создает устойчивую, гармоническую структуру личности. Гармоничность и дисгармоничность личности – понятия более широкие, чем те, которые применяются для квалификации психических состояний. Гармоничность личности как оптимальное сочетание ее физических или психических свойств может в большей степени отвечать одним требованиям и в меньшей – другим. Однако у психопатических личностей эти свойства представлены в сочетаниях, затрудняющих социальную адаптацию.

При определении психопатических состояний из множества психических свойств и их совокупностей выделяются преимущественно те, которые приводят к нарушению межличностных отношений и социальной дезадаптации личности.

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ

Типы психопатий

Классификация психопатий по П. Б. Ганнушкину, О. В. Кербикову, Г. К. Ушакову

1. Возбудимая психопатия

2. Шизоидная психопатия

3. Психастеническая психопатия

4. Неустойчивая психопатия

5. Астеническая психопатия

6. Сенситивная психопатия

7. Эпилептоидная психопатия

8. Паранойяльная психопатия

9. Мозаичная психопатия

Клинические проявления психопатий характеризуются следующими особенностями. Лица, страдающие этими заболеваниями, отличаются дисгармоничным складом личности, выраженность которой приводит к нарушениям социальной адаптации. Психопатические проявления тотальны, т. е. проявляются во всех сферах деятельности, и стабильны.

Возможность адаптации в жизни при психопатиях зависит от двух предпосылок: выраженности дисгармоничности личности и внешних факторов. Психопатическая личность может быть удовлетворительно адаптирована в благоприятных для нее условиях (состояние компенсации) и дезадаптирована с яркой выраженностью свойственных ей психопатических проявлений, в том числе и невротических, при неблагоприятных условиях (декомпенсация).

Психопатии отличаются от других заболеваний, в том числе и от психических. Психопатии тесно интегрированы с особенностями личности, ее установками, в то время как болезни, включая и психические, являются чем-то чуждым для личности больного. Динамика психопатии имеет другие особенности по сравнению с динамикой болезней. При психопатии отсутствуют ремиссии. В лечении психопатии ведущее значение принадлежит коррекции личности и перестройке отношения личности к себе и окружающему. Оценка распространенности психопатий представляет трудность. Больные психопатией попадают под наблюдение врачей при декомпенсации их состояний или в случаях нарушения общественных законов.

Возбудимая психопатия

Эта форма психопатии отличается бурными аффективными проявлениями раздражения, недовольства и гнева в ситуациях, которые не отвечают интересам больного, или в случаях, когда ему может казаться, что ущемляют его права и т. д. Вне обстоятельств, эмоционально значимых для больного, его аффективные реакции могут быть вполне адекватны. Поведение и действия протекают в вышеназванных условиях без достаточной логической оценки, без учета возможных их последствий. Порой они могут быть почти импульсивными. Лица с такой формой психопатии легко вступают в конфликты с окружающими и нередко совершают агрессивные поступки. В связи с этим у них часто возникают напряженные отношения в коллективе. Все это часто бывает причиной стресса, вызывающего декомпенсацию состояний у психопатических личностей. Адекватного осознания неправильности своих реакций и поведения у них, как правило, не бывает. Постоянно имеется тенденция находить причины и обстоятельства, оправдывающие такое поведение.

Шизоидная психопатия

Лица с шизоидной психопатией отличаются необщительностью, замкнутостью, крайне трудно вступают в контакт с окружающими. В детстве они любят играть в одиночестве в тихие и спокойные игры, чаще всего дома, никогда не делятся своими переживаниями с родителями, со сверстниками не могут найти общего языка. В дальнейшем в силу обстоятельств заводят с окружающими дружеские отношения, но контакт всегда формальный. В зависимости от преобладания черт чрезмерной чувствительности или эмоциональной холодности выделяются экспансивные и сенситивные шизоиды. Сенситивные шизоиды отличаются повышенной ранимостью, чрезмерно болезненной обидчивостью, вместе с тем они довольно злопамятны, подолгу переживают проявленную в свой адрес грубость или незначительную обиду.

Экспансивные шизоиды, напротив, отличаются элементами эмоциональной «анестезии» по отношению к окружающим. Они нисколько не считаются с чужим мнением, во всем полагаются на свои взгляды, в отношении с другими людьми высокомерны, холодны. В профессиональных взаимоотношениях всегда отличаются сухостью и официальностью. И, конечно, основной чертой является безразличие к окружающим, что особенно ярко может проявляться в отношении отдельных лиц и близких (родители, родственники и т. д.).

Психастеническая психопатия

Ядром психастенической личности является тревожность и неуверенность в себе. С детства у таких лиц отмечается застенчивость, повышенная впечатлительность, постоянная боязнь сделать что-нибудь не так. В школе, выходя к доске отвечать, они боятся, что не вспомнят выученный материал, в гостях не решаются лишний раз что-либо сделать, сказать слово из опасения, что обязательно сделают это не так, как надо. Будучи взрослыми, они постоянно во всем сомневаются, не уверены в себе, в своих делах, в правильности своего поведения, нерешительны в общении с окружающими. Взаимоотношения с другими людьми для них представляют порой большую сложность. Им несвойственны порывы, спонтанные побуждения. Прежде чем сделать какой-либо шаг, они мучительно долго оценивают его, сомневаются в его целесообразности.

Психопатии неустойчивые

Больные с неустойчивой психопатией отличаются недоразвитием волевых качеств, повышенной внушаемостью, отсутствием серьезных жизненных установок. Они живут одним днем, никогда не доводят начатое дело до конца. При постоянной стимуляции и контроле за их поведением со стороны им удается частично компенсироваться, как-то приспосабливаться в жизни. Будучи предоставлены самим себе, они ведут праздный образ жизни, легко вовлекаются в антисоциальные группы, злоупотребляют спиртными напитками и т. д.

Представленные выше описания форм психопатии даны несколько схематично. В чистом виде отдельные формы психопатии встречаются нечасто. Часто наблю-даются смешанные, где на ряду с ведущими признаками, свойственными определенному виду психопатии, имеются и другие, типичные для него.

Астеническая психопатия

Больные оценивают себя как беспомощных, некомпетентных, невыносливых. Им присущ страх быть покинутыми. Они не переносят одиночества чувствуют беззащитными. Ответственность за несчастья переносят на других.

Настроение неустойчивое, с преобладанием пессимистических реакций , слезливости. Плохо переносят умственное и физическое напряжение, шум , яркий свет и др. раздражители. Легко ранимы, чувствительны к обидам. В сложных ситуациях занимают пассивно- оборонительное положение.

По малым поводам ситуационного характера легко возникают клинически оформленный астенический, астено-депрессивный симптомокомлекс, ипохондрические нарушения.

Часто встречается астенический тип телесной конституции, вегетативная лабильность.

Сенситивная психопатия

Характерно постоянное чувство внутреннего напряжения и тревоги; застенчивости и чувство собственной неполноценности; неуверенности в себе; постоянными попытками понравиться и быть принятым другими; повышенной чувствительности к критике; склонность отказываться вступать во взаимоотношения ; ограниченный круг личных связей; ограниченный образ жизни.

Большая впечатлительность и чувство собственной неполноценности – две главные черты. Замкнутость у них чисто внешняя, с теми к кому привыкли и кому доверяют, они достаточно общительны. Невыносимой становится обстановка , в которой они становятся предметом недоброжелательного внимания окружающих, когда они подвергаются несправедливым обвинениям. Склонны к депрессивным состояниям, в котором тайком могут подготавливать самоубийство.

Истерическая психопатия

Характерно склонность к самодраматизации, театральность поведения, гиперэмоцианальности, внушаемости и сомовнушаемости, легкой податливости влиянию других; поверхностной и лабильной аффективности; эгоцентричности со стремлением себе все прощать и не считаться с интересами других; постоянном желании быть оцененным и легкой уязвимости; жажде ситуаций, где можно быть в центре внимания.

Среди перечисленных черт наиболее постоянной является постоянное желание быть в центре событий, демонстративность, претенциозность.

Истерические психопаты особенно чувствительны к ситуациям, представляющим их в невыгодном свете. У этих личностей легко возникают неврастенические нарушения: ощущения кома в горле, внутреннего дрожания, ватности в ногах, явления афонии. Под влиянием тяжелых психических травм могут развиться истерические психозы.

Эпилептоидная психопатия

Кроме эксплозивности, периодически возникает состояние дисфории. Дисфории длятся от нескольких часов до нескольких дней. Аффективным бурным реакциям предшествует постепенное закипание сначала подавляемого раздражения. В аффекте во время драк звереют — способны нанести тяжкие повреждения. Иногда выявляются нарушения влечения – садо – мазохистской склонности. Алкогольное опьянение по дисфорическому типу. Напиваться любят до бесчувствия. Суициды могут быть как демонстративными, так и во время дисфории с действительным желанием покончить с собой.

Характерно является общая психическая ригидность: обстоятельность мышления, утрированные аккуратность и педантизм, гипертрофированная обязанность и исполнительность, мелочность, придирчивость, злопамятность. C подчиненными и домашними бывают жестокими тиранами.

Паранойяльная психопатия

Характеризуется чрезмерной чувственностью больных к неудовлетворению своих притязаний; злопамятность, подозрительность и стремление искажать нейтральные или дружеские действия других, представляя их как зловредные и проявление пренебрежения; воинственное, сопровождающееся угрозами отстаивания своих прав в каждой ситуации; склонность к патологической ревности; чрезмерной самоуверенностью, ощущением собственной важности; бредом отношения.

Важнейшими чертами этого типа являются бред величия и бред изобретательности. Они всегда претендуют на исключительное положение. Не получая признаний своих выдающихся качеств и деяний, озлобляются, всюду видят врагов и завистников. Начинают изощренно преследовать своих мнимых врагов, считая, что те преследуют их ( «преследуемые преследователи»). У паранойяльных психопатов в возрасте 30-40 лет часто формируется комплекс сверхценных идей ревности, преследования, сутяжничества, изобретательства, переоценки собственной значимости, которые трансформируются в систематизированный бред.

Аффективные типы психопатий

В зависимости от преобладания у личности того или иного аффекта выделяются два варианта аффективных психопатий: дистимичный и гипертимичный. Дистимичные личности отличаются несколько пессимистичным взглядом на жизнь, всегда скептически относятся к проявлениям веселья и радости окружающими и сами радуются или веселятся исключительно редко. В то же время любая неудача или несчастье действует на них значительно сильнее, чем на окружающих.

Такие лица склонны к некоторому самобичиванию и скептицизму как в отношении себя, так и окружающих.

Гипертимичные личности всегда деятельны, активны, пребывают в хорошем настроении, говорливы, на жизнь смотрят оптимистично. Они всегда инициаторы в различных делах, активно занимаются общественной работой, руководят кружками, секциями. На работе они – «душа коллектива».

Отличие акцентуаций от психопатий

Психопатии — это такие аномалии характера, которые, по словам П. Б. Ганнушкина (1933), «определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный склад свой властный отпечаток», «в течение жизни. не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям», «мешают. приспособляться к окружающей среде». Эти три критерия были обозначены О. В. Кербиковым (1962) как тотальность и относительная стабильность патологических черт характера и их выраженность до степени, нарушающей социальную адаптацию.

Указанные критерии служат также основными ориентирами в диагностике психопатий

Нарушения адаптации, или, точнее, социальная дезадаптация, в случаях психопатий обычно проходит через весь период.

Таковы три критерия — тотальность, относительная стабильность характера и социальная дезадаптация, — позволяющие отличать психопатии.

Типы акцентуаций характера весьма сходны и частично совпадают с типами психопатий.

Еще на заре учения о психопатиях возникла проблема отграничения их от крайних вариантов нормы. В. М. Бехтерев (1886) упоминал о «переходных состояниях между психопатией и нормальным состоянием».

П. Б. Ганнушкин (1933) подобные случаи обозначал как «латентную психопатию», М. Framer (1949) и О. В. Кербиков (1961) — как «предпсихопатию», Г. К. Ушаков (1973) — как «крайние варианты нормального характера».

Наибольшую известность получил термин K. Leongard (1968) — «акцентуированная личность». Однако правильнее говорить об «акцентуациях характера» (Личко; 1977). Личность — понятие гораздо более сложное, чем характер. Она включает интеллект, способности, наклонности, мировоззрение и т. д. В описаниях K. Leongard речь идет именно о типах характера.

Отличия между акцентуациями характера и психопатиями основываются на диагностических критериях П. Б. Ганнушкина (1933) — О. В. Кербикова (1962). При акцентуациях характера может не быть ни одного из этих признаков: ни относительной стабильности характера на протяжении жизни, ни тотальности его проявлений во всех ситуациях, ни социальной дезадаптации как следствия тяжести аномалии характера. Во всяком случае, никогда не бывает соответствия всем этим трем признакам психопатии сразу.

Обычно акцентуации развиваются в период становления характера и сглаживаются с повзрослением. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной обстановке, и почти не обнаруживаться в обычных условиях. Социальная дезадаптация при акцентуациях либо вовсе отсутствует, либо бывает непродолжительной.

В добавление к критериям П. Б. Ганнушкина, О. В. Кербикова можно отметить еще один важный признак, отличающий акцентуации и психопатии (Личко, 1977). При психопатиях декомпенсации, острые аффективные и психопатические реакции, социальная дезадаптация возникают от любых психических травм, в самых разнообразных трудных ситуациях, от всевозможных поводов и даже без видимой причины. При акцентуациях нарушения возникают только при определенного рода психических травмах, в некоторых трудных ситуациях, а именно лишь тогда, когда они адресуются к «месту наименьшего сопротивления», к «слабому звену» данного типа характера. Иные трудности и потрясения, не задевающие этой ахиллесовой пяты, не приводят к нарушениям и переносятся стойко. При каждом типе акцентуации имеются свойственные ему, отличные от других типов, «слабые места».

На основании сказанного можно дать следующее определение акцентуации характера.

Акцентуации характера — это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

В зависимости от степени выраженности нами было выделено две степени акцентуации характера: явная и скрытая (Личко; Александров; 1973).

Явная акцентуация. Эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера.

В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов, адресующихся к «месту наименьшего сопротивления», могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении. При повзрослении особенности характера остаются достаточно выраженными, но компенсируются и обычно не мешают адаптации.

Скрытая акцентуация. Эта степень, видимо, должна быть отнесена не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях, черты определенного типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Даже при продолжительном наблюдении, разносторонних контактах и детальном знакомстве с биографией трудно бывает составить четкое представление об определенном типе характера. Однако черты этого типа могут ярко, порой неожиданно, выявиться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления». Психогенные факторы иного рода, даже тяжелые, не только не вызывают психических расстройств, но могут даже не выявить типа характера. Если же такие черты и выявляются, это, как правило, не приводит к заметной социальной дезадаптации.

Состояния, названные немецким психиатром К. Леонгардом акцентированными, также подразделяются на отдельные варианты. Некоторые из них напоминают известные формы психопатий. Их ведущие признаки могут напоминать редуцированные проявления соответствующих психопатий. Другие состояния по своим проявлениям отличаются от известных форм психопатии. Так, акцентированные личности имеют сходство со страдающими истерической психопатией. Они склонны к театральности, к самоутверждению в глазах окружающих и т. д. Однако эти проявления у них не столь ярки и общая дисгармоничность личности выражена значительно меньше. Другие варианты акцентированных состояний меньше соответствуют формам известных психопатий, хотя среди них и обнаруживаются признаки дисгармонических свойств личности: ригидность, неуправляемость и др. В рамках акцентированных состояний часто встречаются смешанные варианты, включающие признаки разных типов акцентирования.

Акцентированные личности не являются патологическими, более легко адаптируются в жизни, чем психопатические, и их адаптация более устойчива, однако и у них в неблагоприятных условиях могут возникать состояния декомпенсации, а также патологическое развитие. При патологическом развитии имеется корреляция между отдельными типами акцентуации и самим характером развития

ЛЕЧЕНИЕ И ПРОФИЛАКТИКА

Лечение при психопатиях связано с большими трудностями. Как уже указывалось, психопатии не являются заболеваниями в собственном смысле этого слова. Если при лечении заболеваний основной целью является устранение болезненного процесса и его возможных проявлений, то при психопатии ведущее значение принадлежит перестройке личностных установок, созданию правильного понимания принципов построения своих отношений с окружающими. Однако имеющиеся сейчас психотропные средства позволяют эффективно воздействовать лишь на отдельные проявления психопатий.

Одно из ведущих мест в структуре многих психопатических состояний занимают различные аффективные расстройства. Назначение психотропных препаратов для устранения аффективной патологии или контроля эмоциональных проявлений должно проводиться с учетом особенностей их симптоматики и возможного общего действия на состояние больного. При депрессивных расстройствах применяют антидепрессанты, при тревожном состоянии – транкви-лизаторы, при сочетании депрессивной симптоматики с достаточно выраженными проявлениями тревоги – комбинацию аитидепрессантов с препаратами нейро-лептического ряда. Учитывая, что психопатии не свойственны глубокие депрессии, обычно следует назначать легкие антидепрессанты. При психопатии часто отмечается нарушение сна. Иногда сон нормализуется после приема транквилизатороа. Если этого не происходит, следует назначать снотворное. При паранойяльных реакциях следует применять нейролептики. При сочетании паранояльных реакций с аффективными лечение должно быть комбинированным. При выборе психотропных средств для лечения психопатии необходимо отдавать предпочтение препаратам с широким действием.

По общему признании специалистов, ведущая роль в лечении психопатии должна принадлежать психотерапии. Лишь с помощью психотерапии можно изменить установки личности, внести коррекцию в ее представление о своем «Я» и помочь найти пути построения правильных межличностных взаимоотношений. Психотерапия может быть разной – индивидуальной и коллективной. Каждая из форм психотерапии имеет свои достоинства. В коллективной психотерапии могут участвовать лица с улучшением состояния. Их пример будет играть положительную, стимулирующую роль для других. Два вида лечебного воздействия – лекарственную и психотерапию – не следует противопоставлять друг другу. Они должны комбинироваться. И при правильном сочетании их лечебный зффект усиливается.

За рубежом в связи с психодинамическими воззрениями на природу психопатий их лечение проводится главным образом с помощью психоанализа. Цель такого лечения – выявление подсознательных комплексов, отреагирование их больным, коррекция поведения. Психоанализ проводится индивидуально месяцами и годами. С этими же целями применяется и психодрама. В специально разыгрываемых сценах, где больной может быть участником или только зрителем, представляются эпизоды из его ранней жизни с целью помочь ему отреагировать болезненные комплексы. Положительные результаты обусловлены не особыми приемами лечения, а внимание, уделяемое больному, и как бы выявлением механизмов возникновения его болезни.

Эффективность профилактики психопатий зависит как от общесоциальных условий жизни общества, так и от проведения специальных психогигиенических и медицинских мероприятийэтапах – это семья, детский сад, школа, школа профтехобучения, институт и т. д.

Министерство образования РФ

Чувашский государственный университет им. И. Н. Ульянова

Медицинский институт

Кафедра медицинской психологии и психиатрии

Зав. кафедрой проф. Голенков А. В.

Реферат

На тему: Типы психопатий. Отличие акцентуаций характера от психопатий.

Выполнила ст. гр. М-03-00

Белова А. В.

Преподаватель Крылов Д. Н.

studentmedic.ru

Циклоидный тип психопатии

Такой циклоидный тип психопатии не наносит настолько сильный вред социальной жизни человека, как шизоидная или эпилептоидная. Главной особенностью таких людей является эмоциональная лабильность (неустойчивость). Эти расстройства могут достигать очень выраженных крайностей.

В зависимости от характера эмоций и их течения, циклоидный тип имеет несколько разновидностей.

Конституционально-депрессивные

Такие психопаты прирождённые пессимисты. Весь мир они видят только в мрачных тонах, а будущее у них связано только с ожиданием несчастья и трудностей.

  • Ангедония – снижение или полная утрата способности получать удовольствие.
  • Склонность к хандре.
  • Пессимизм.
  • Мысли о бессмысленности жизни.
  • Внешне представители этого циклоидного типа постоянно угрюмые, мрачные, недовольные и малоразговорчивые. Черты лица – опущенные, скупая мимика, медленная походка.

    Не смотря на то, что интеллектуально такие люди достаточно хорошо развиты – умственная работа для них сложна из-за постоянного большого напряжения, фокусировке на совершенных ошибках и ожидании предстоящих трудностей.

    Главная слабость конституционально-депрессивных психопатов – это чувствительность к укорам, упрекам, обвинениям и другим негативным факторам в свой адрес. Это может привести к полной потере работоспособности и реактивной депрессии. Со временем может сформироваться депрессивное мировоззрение, которое сформировано вокруг «комплекса неудачника» и сверхценных идей самообвинения (которые не достигают уровня бредовых).

    Конституционально-возбужденные

    Эта группа является полной противоположностью конституционально-депрессивных. Этот циклоидный тип представлен яркими оптимистами, подвижными и легковозбудимыми людьми.

    Для них характерны:

    • Оптимизм.
    • Хороший аппетит и пищеварение.
    • Естественная и выразительная мимика.
    • Быстрые и подвижные движения.
    • Склонность к лени на фоне большой энергии и активности.
    • При слабо выраженных вариантах такие люди могут выглядеть вполне здоровыми и даже успешными. Однако их одаренность имеет другую сторону медали.

      При более детальном знакомстве выявляется поверхностность и неустойчивость интересов. Общительность переходит в чрезмерную болтливость и постоянное желание в новых увеселениях.

      Уже в детстве циклоидного типа заметно уже в садике или школе. При хороших данных их успеваемость низкая. Это происходит из-за недостатка выдержки и невозможности сосредотачивать внимание на одном предмете.

      Эта же причина сопровождает в работе, предпринимательской деятельности и других сферах жизни. Такие люди могут достаточно легко достигнуть успеха в самых разнообразных сферах жизни, однако так же легко могут все это потерять.

      Главная слабость конституционально-возбужденных психопатов – это непереносимость одиночества и кропотливого труда, а также неразборчивость в знакомствах.

      Циклотимики

      Этот циклоидный тип является смесью двух предыдущих. Такие личности испытывают волнообразную смену возбуждения и депрессии.

      Чаще всего такие изменения впервые проявляются в период полового созревания. Всегда активные и общительные дети становятся апатичными, раздражительными и меланхоличными. Появляются сонливость и утрата аппетита. Иногда бывают и обратные ситуации, когда изначально замкнутый ребенок вдруг расцветает и стает душой компании, проявляя все признаки гипертима.

      Далее эти состояния чередуются между собой. Сами фазы не очень продолжительны, длятся около 1-2 недель и повторяются каждые несколько месяцев. Ганнушкин отмечает, что смена фаз может быть связана с переменой времен года. Чаще всего – это весна или осень.

      Именно у циклотимиков существует феномен противоположных настроений. Во время хорошего настроения примесь тоски или, наоборот, во время субдепрессии неожиданный налет юмора.

      Реактивно-лабильные (эмотивно-лабильные) психопаты

      У таких лиц также отмечается колебание в настроении, однако оно случается это чрезвычайно часто (возможно даже несколько раз за день) и достигать как беззаботного веселья, так и полного отчаяния. Такие изменения могут случаться от самых незначительных факторов: погоды, воспоминаний, услышанной истории и т.д.

      Тем не менее, циклоидный тип этой группы имеет «хорошие» и «плохие» дни. В «хорошие» периоды они могут стойко переносить даже крупные неприятности, в то время как в «плохие» — почти постоянно ощущают тоскливое угнетение или даже гневную раздражительность.

      Циклоидный тип психопатии достаточно редко требует наблюдения психиатра.

      Обычно такие лица обследуют после суицидальных попыток в стадию субдепрессии. Важно отметить, что в отличии от истероидов, суицидальные наклонности циклоидного типа имеют не демонстративный (игра на публику), а аффективный характер (под влиянием подавленного настроения). Именно поэтому таким людям крайне желательна консультация психиатра или психотерапевта, чтобы знать о своих особенностях и своевременно замечать перепады настроения.

      popular-psychiatry.com

      Депрессивная психопатия

      Под гипертимным 001 (иначе — деятельным) психопатом мы понимаем экстремальное выражение личности с веселым основным настроением, живым (сангвиническим) темпераментом и известной активностью. Они нередко добры, услужливы, часто умелы, работоспособны, но без глубины и основательности, малонадежны, некритичны, невнимательны, легко поддаются чужому влиянию. Они обнаруживают наивное самолюбие и абсолютный оптимизм, направленный на ближайшее и реальное. Поведение часто без формы, дистанции, непринужденное. Помимо этих, в большинстве своем уравновешенных, гипертимиков бывают еще возбужденные, суетливые гипертимики без собственно веселого определяющего настроения. В круг психопатов гипертимиков приводит, в частности, их задиристость и неустойчивость. Понятно, что из-за своего живого темперамента и повышенного самолюбия они легко доходят до ссоры. Они не дают себя в обиду, а также охотно вмешиваются в дела, которые их не касаются. Однако они миролюбивы и быстро возвращаются к прежним добрым отношениям. В равной степени понятно, что гипертимики, в особенности молодые, вследствие своей активности и живости охотно меняют окружение и положение и таким образом в социальном плане предстают иногда неустойчивыми. Среди безнадзорных, неустойчивых подростков нередко встречаются гипертимные психопаты. Благие намерения ими быстро забываются, а горький опыт переживается неглубоко. Самонадеянность и уверенность в победе захватывают, не давая задуматься.

      Определяющее настроение депрессивных психопатов 002 не имеет такой тесной связи с конкретным типом темперамента, как у уравновешенных гипертимиков. Те по большей части сангвиники, тогда как депрессивные хотя и бывают часто спокойными людьми, но редко — флегматичными. Они страдают от более или менее длительно подавленного настроения, от пессимистического или, по крайней мере, скептического взгляда на жизнь. Их тяготит постоянный страх перед жизнью и миром, им недостает уверенности и доверия, способности простодушно радоваться. Во всем они видят оборотную сторону, ничто не бывает для них безоблачным, все чем-то омрачено. В своих раздумьях они отвлекаются от повседневных забот, но не находят покоя: всевозможные тревоги, самокопание, сомнения в ценности и смысле бытия. Печальный опыт переживается глубоко и продолжительно, приводя к кризисам. С другой стороны, часто из этих мучений их может вырвать только реальная беда — радостные события делают это редко, во всяком случае, лишь ненадолго. Такие люди живут в постоянном ожидании чего-то тяжелого, но это идет не извне, а изнутри, из глубины подсознания. Если отступает какое-то внешнее горе, его место тут же заполняется надуманными тревогами или чисто внутренними проблемами, которые снова исчезают при появлении чего-то реального, несущего с собой беспокойство или угрозу. У этих людей печаль обычно прогоняется не радостью, а другой печалью. Эти вещи не всегда лежат на поверхности, у депрессивной личности бывает много масок и одежд. Иногда человек предстает веселым и деятельным, не чувствуя себя при этом здоровым, по типу «мании страха» или «мании бегства». Многие представляют собой людей неутомимо работающих, но успех их не радует, а всякий перерыв в работе несет опасность вторжения сдерживаемых призраков. Некоторые депрессивные личности высокомерны, они посмеиваются над людьми внутренне легкими и простыми, считая это признаком ординарности и даже пошлости. Они ощущают себя, страдальцев, аристократами. Другие видят в страдании заслугу, что приводит их, так же как и склонность к раздумьям, отравленная радость земной жизни и внутренняя беспомощность, к твердому, спасительному мировоззрению или борьбе за него, часто тщетной. Их внешний образ жизни отличается порой изысканностью, эстетством, призванным приукрасить внутреннюю безотрадность: забота о малом. когда все большое кажется сомнительным. В равной степени понятна и противоположность: пренебрежение к внешней стороне жизни и поведению. Бывают меланхоличные варианты — мягкие, добрые, но робкие и легко впадающие в уныние личности, а также угрюмые варианты — холодные, неприветливые, озлобленные, подозрительные, обидчивые, всем недовольные и даже злорадные и язвительные депрессивные психопаты. Здесь пессимизм по отношению к судьбе может даже приобретать фанатические черты: человек торжествует, потерпев в чем-то неудачу, и не желает ничего хорошего другим.

      Не очень далеко от депрессивных психопатов стоят психопаты, не уверенные в себе 003 . Они, правда, всегда легко депрессивны, однако неуверенность депрессивных психопатов в жизни не обязательно является неуверенностью в себе. Но и эти черты совсем не всегда очевидны. Внутреннюю несвободу и нерешительность не уверенные в себе психопаты иногда судорожно пытаются компенсировать наружными проявлениями: чересчур уверенным, а то и дерзким поведением или же вызывающей внешностью — чтобы не остаться незамеченными. Это относится прежде всего к людям, чья неуверенность в себе связана с физической или социальной сферой (Соответствует “социальной фобии” DSM I11/IV, однако и в другом месте не выделяется Шнайдером как имеющая особое значение). Угрызения совести и чувство неполноценности не уверенных в себе психопатов часто, хотя отнюдь не всегда, отражаются на этическом образе действий. Такие люди постоянно носятся со своей нечистой совестью и во всех неудачах усматривают прежде всего свою вину. КРЕЧМЕР описал этих этических педантов с непревзойденной наглядностью как сенситивных 004 , а также изобразил их параноидные проявления, встречающиеся в отдельных случаях, которые, однако, не следует так прямолинейно, как он, связывать с психозами. Сенситивными являются люди, чья жизнь протекает в условиях величайшей, даже преувеличенной добросовестности и порядочности, но которые тем не менее в своих размышлениях постоянно крутятся вокруг себя. На почве таких и подобных им характеров произрастает, как давно известно, большая часть навязчивых процессов. Вместо навязчивых невротиков мы предпочитаем говорить об ананкастических или навязчивых психопатах. Навязчивые идеи возникают часто с быстротой молнии, вызванные по большей части одним ключевым словом, и вместе с обрушивающимся страхом им сопутствуют нередко физические ощущения (головокружение, сердцебиение). Навязчивые мысли часто подчиняют себе и обесценивают также то, что по содержанию совершенно чуждо им, никак с ними не связано, совершенно к ним не относится, — как все покрывающая и все портящая краска. Если начинает господствовать какая-то новая навязчивая идея, то прежняя чаще всего исчезает, и ее мотив теперь рассматривается критически и даже высмеивается. Но старая навязчивая идея может скоро вернуться, а новая — исчезнуть. Часто имеет место продолжительная смена различных, снова и снова возвращающихся мотивов, но одна навязчивая идея присутствует всегда. Навязчивым является уже сам страх перед тем, что может возникнуть и надолго остаться какая-то навязчивая идея. Это становится иногда причиной принятия всяких мер предосторожности и защиты, часто имеющих странный и непонятный для непосвященных характер. Нередко первичной является немотивированная, тревожная неуверенность, и это первичное навязчивое настроение только потом уже находит свой вторичный мотив или же меняющиеся мотивы. Однако они всегда глубоко связаны с устремлениями и оценками, присущими конкретному человеку и его жизненному пути. Такие навязчивые идеи происходят из длительного чувства вины и неполноценности, переживаемого не уверенной в себе личностью. Есть люди, которые на протяжении всей жизни пользуются всеми представляющимися удовольствиями с чистой совестью. Человек же, крайне не уверенный в себе, может не иметь никаких радостей в жизни и тем не менее всегда мучаться угрызениями совести. Такие люди живут в постоянном страхе в чем-то ошибиться или натворить бед или же что просто вообще что-то случится. И этот страх находит свое оправдание, пользуясь, кажется, любым случаем, как мелодия находит свои слова. Одну такую больную, страдающую ананкастией, нашли однажды в состоянии величайшего страха, связанного с раздумьями о самой себе, и на вопрос, в чем же она снова себя упрекает, она ответила: «Еще не знаю». Сюда относится страх перед несчастьем, страх перед ответственностью и обвинением, который может доходить даже до ложных воспоминаний. Сюда же относится и навязчивое желание исповедоваться в грехах. Это люди, являющие собой противоположность людям с «крепкой совестью». До некоторой степени это объясняет то, что не уверенные в себе имеют навязчивые мысли, но не объясняет, какие именно. Это можно было бы показать лишь казуистически, и непосредственного понимания здесь чаще всего бывает недостаточно. Еще труднее обстоит дело с навязчивыми побуждениями. Пока они служат лишь средством предупреждения навязчивых идей, как например, навязчивое стремление мыться, или являются всего лишь опасениями, что кто-то может сделать то-то и то-то — скажем, убить своего ребенка, — то есть не представляют собой реальных побуждений, понять их еще можно. Но первичные навязчивые побуждения — например, броситься под поезд — по большей части совершенно непонятны. При этих переживаниях, которые порой трудно постичь как навязчивое состояние, теряется чаще всего и основа не уверенной в себе личности, а потому с этой стороны невозможно также понимание того, что здесь присутствуют такие побуждения. С психопатологической, понятийной точки зрения мы рассмотрим навязчивые состояния ниже.

      Фанатичные психопаты 005 бывают захвачены сверхценными комплексами мыслей личного или идейного характера, притом настоящий фанатик — личность выражено активная, экспансивная. Фанатик личного плана, например, сутяга, борется за свои действительные или мнимые права, идейный фанатик — за свою программу. Бывают и тихие, чудаковатые, оторванные от жизни фанатики чисто фантазийного плана, с характером менее или совсем не борцовским, как, например, многие сектанты. Мы называем их вялыми фанатиками. Экспансивные фанатики интересны для психиатрии особенно в качестве сутяг, прежде всего пенсионных. Иногда у них встречаются параноидные проявления, выходящие за рамки обычной подозрительности, например, с мотивом ревности, но это не просто экспансивные, а более сложно устроенные личности, как показал КРЕЧМЕР.

      Тщеславными психопатами мы называем личностей 006 , которые хотят казаться значительнее, чем они есть на самом деле. Ясперс характеризует этим сущность истерического — обозначение, которое мы никогда не употребляем. То есть бывают фальшивые, много мнящие о себе личности. Их честолюбие может проявляться, с одной стороны, в эксцентричном поведении: чтобы привлечь к себе внимание, высказываются самые необычные мнения и совершаются самые необычные поступки, а внешним манерам придается часто вызывающая форма. Другая возможность — самодовольное бахвальство. И наконец, чтобы возвеличить собственную персону. рассказываются или разыгрываются сказки, для чего требуется значительно больше фантазии. В этом случае говорят о pseudologia fantastica — обозначение несколько устаревшее. Одержимый страстью сыграть роль, в которой ему отказано реальной жизнью, такой псевдолог разыгрывает перед другими и самим собой целый спектакль. При этом настоящему псевдологу — классическому авантюристу — важна не материальная выгода, а сама роль. Впрочем. часто то и другое совпадает. Не следует думать, что псевдолог не сознает того, что теряет реальную почву под ногами. В ярко выраженных, отнюдь не частых случаях его игру нужно рассматривать как игру детей, когда они играют в учителя или солдата. Конечно, эти дети тоже не «думают», что они учителя и солдаты, и тем не менее они полностью входят в свою роль. При этом важны самонадеянная уверенность поведения, обходительные манеры, любезность. Например, обманщики, играющие на сочувствии, выглядят тихими страдальцами. Фальшивость этих тщеславных характеров осложняет отношения с другими людьми. Обожание, поклонение быстро сменяются у них равнодушием и даже злословием. Тот, кто, по мнению этих людей, больше не восхищается ими, быстро наскучивает им.

      Психопаты с неустойчивым настроением 007 — это люди с внезапно возникающим раздражительно-депрессивным расположением духа. Часто бывает трудно сказать, являются ли эти настроения реактивными, то есть психически мотивированными. Во всяком случае, у таких людей бывают дни, когда их депрессивная реакция возникает легче и держится дольше, чем в другие дни. Речь идет о повышенной способности к депрессивной реакции на основе подпочвы, которая сама по себе не является реактивной. Эти настроения нередко порождают такие действия, как бегство или алкогольные эксцессы. Так называемые «люди влечений» в большинстве своем относятся к психопатам с неустойчивым настроением: настроение является у них первичным. Но бывают также подобные инстинктивные поступки, при которых это по меньшей мере неощутимо. Одна проститутка рассказывала о том, как она в очередной раз отказалась от солидного места работы: «Тогда на меня снова нашло, что вроде так нужно; какой-то случайный порыв, как будто что-то в кровь ударило». Иногда психопатов с неустойчивым настроением характеризуют как «эпилептоидных». Мы предостерегаем от употребления этого термина. Безусловно, есть эпилептики, у которых тоже бывают кризисы, связанные с неустойчивостью настроения, но нет ни малейших оснований причислять к эпилептикам психопатов с неустойчивым настроением.

      Эксплозивные психопаты 008 легче поддаются описанию. Это те люди, которые по самому незначительному поводу вскипают, то есть люди, производящие впечатление раздражительных, возбудимых, вспыльчивых. Их реакции — это примитивные реакции 009 в понимании КРЕЧМЕРА. Их задевает любое слово, и прежде чем смысл и значение этого слова будут правильно поняты и осмыслены личностью, следует реакция в стремительно-бурной форме оскорбительного возражения или насилия.

      Бесчувственными психопатами 010 мы называем людей, совсем или почти не испытывающих сострадания, стыда, чувства собственного достоинства, угрызений совести. Их характер часто бывает мрачным, холодным, угрюмым, поступки — инстинктивными и грубыми. Речь идет ни в коем случае не о моральном «слабоумии» 011 , поскольку слабоумие означает дефект интеллекта, который не обязательно имеет здесь место, хотя во многих случаях это так. Бесчувственные в принципе неисправимы и невоспитуемы, так как в резко выраженных случаях отсутствует всякая почва, на которой можно было бы построить влияние. Не будем забывать и о бесчувственных психопатах-преступниках, о том, что существуют также бесчувственные чисто социального плана, жесткие натуры, «идущие по трупам». Нередко они обладают выдающимся интеллектом.

      Безвольные психопаты 012 не оказывают сопротивления никакому влиянию. Этих людей легко совратить, но в большинстве своем они легко поддаются я хорошему влиянию, почему, например, несовершеннолетних безвольных психопатов можно в основном содержать в попечительских заведениях. Но то, что они получают благодаря хорошему влиянию, у них надолго не задерживается. Отпущенные на свободу, они становятся добычей первого встречного, который сумеет их в чем-то убедить. Социальная картина — неустойчивость.

      Говоря об астенических 013 психопатах, мы имеем в виду не людей с астеническим, лептосомным телосложением, а применяем это выражение в характерологическом значении, причем различаем здесь две подформы, которые, впрочем, очень часто встречаются вместе. К первой относятся люди, ощущающие определенную психическую недостаточность. Их жалобы поначалу носят самый общий характер: на пониженную работоспособность, неспособность к концентрации внимания, ухудшение памяти. В дальнейшем они иногда жалуются на чувство отчужденности: весь воспринимаемый мир, собственные поступки, все ощущения кажутся далекими, нереальными, ненастоящими. Все эти состояния не всегда, но часто бывают вызваны самоанализом или, по крайней мере, он способствует им. Часто незначительная осечка делает человека боязливым, а тревожный самоконтроль приводит затем к фиксации или повторению отрицательного момента. Для естественного же, ощущаемого как настоящее выполнения психической работы и психических актов требуется известная наивность. Вторую форму образуют люди, по характерным причинам несколько несостоятельные физически. Мелкие, ежечасно возникающие недомогания и нарушения функций обычно нами не замечаются и быстро проходят. Астеник же привычно обращает внимание на свое тело, и от этого страдают функционирование и согласованность системы органов. Ведь их беспрепятственное осуществление тоже возможно лишь вне контроля со стороны сознания. Действительно существующие функциональные расстройства с помощью психогенных факторов закрепляются и усиливаются. Эти самоаналитики живут не во внешних обстоятельствах, а постоянно заглядывают внутрь себя и утрачивают ту простоту в отношении к своему организму, которая необходима для его нормального функционирования. Возникают жалобы на быструю утомляемость, бессонницу, головные боли. нарушения сердечно-сосудистой деятельности, работы мочевого пузыря, менструального цикла и т. д. Нет сомнений, что астенические психопаты часто имеют одновременно соматические расстройства не психогенного происхождения, и тем самым значение самоанализа для их возникновения снижается. Но хотя часто бывает очевидно, что причиной этих расстройств послужил не самоанализ, однако отвлечение каким-то событием или занятием помогает человеку от них избавиться. С нашей стороны было бы необоснованно и преждевременно предполагать здесь расстройства нервной системы, вегетативную лабильность, «неврастению», поэтому, проявляя осторожность, мы предпочитаем совершенно неопределенно говорить о соматически лабильных людях, соматопатах. Здесь мы не принимаем во внимание настоящих болезней, которые, однако, частично могут играть в этом случае аналогичную роль. Между соматопатическим и психопатическим полюсами можно представить себе самые разные возможности: 1) существует соматическая лабильность, соматопатия без психических аномалий, в которой переживания совершенно не играют причинной роли. Это подтверждается и тем фактом, что даже новорожденные дети могут быть «невропатами»; 2) на расстройства соматопатической конституции личность, которая сама по себе не может быть охарактеризована как психопатическая, реагирует ипохондрией, неуверенностью, робостью, депрессивными настроениями; 3) если реагирующая личность является психопатической, то и эти реакции будут по своим масштабам и характеру аномальными; 4) первичным является психическое, причем в форме реакций на события, которые сами по себе нормальны, но имеют следствием функциональные соматические расстройства. Чем лабильнее физическая регуляция, тем легче это произойдет; 5) первичным является психопатическая личность. Она приводит, если можно так выразиться, путем своего ипохондрического контроля и самоанализа совсем не лабильный по своей сути организм в беспорядок, и таким образом появляются всевозможные соматические расстройства. Именно этот тип мы подразумеваем, когда говорим о чистом астеническом психопате данной группы, однако астеник тем легче дойдет до самоанализа и утвердится в нем, чем больше в нем действительной соматопатической лабильности. Не только страх, но часто и желание является движущей силой, так же как очень часто невозможно выявить вообще никакого мотива. Соматопатия и психопатия нередко бывают выражением одной и той же аномальной общей конституции, и ответственность за соматические расстройства не обязательно лежит при этом на психопатии. Такие функциональные расстройства ни в коем случае не должны всегда рассматриваться как результат переживаний, напряжения, конфликтов. В психологизировании здесь должна соблюдаться большая мера, чем это ныне принято. Таким расстройствам может без всяких психических причин подвергнуться и человек, обычно не страдающий соматопатией. (Конструктивные толкования, правда, неопровержимы 014 ). Хотя иногда эти соматические расстройства возникают на психической почве, однако затем они становятся автоматическими, и отмершее в каком-то смысле переживание не играет уже какой-либо роли 015 .

      www.psychiatry.ru