Дочь больна шизофренией

Дочь больна шизофренией

Сегодня любимой дочери поставили диагноз — шизофрения. Ей 13. В больнице лежит неделю, с сегодняшнего дня врачи назначили первый нейролептик. Сколько их будет в нашей жизни? Она большая умница, 6й класс гимназии окончила на отлично (это было всего 4 месяца назад. ) Болезнь подкралась незаметно. В сентябре учиться уже не смогла, началась депрессия, раздражение на звуки, запахи, слова и т.д., резкие смены настроения, галлюцинации, агрессия к самым родным, снижение зрения, слуха. Нас увезли на скорой из поликлиники, куда мы пришли на осмотр к невропатологу. Для меня это ШОК. Пытаюсь прийти в себя. Знаю, что должна быть опорой для младшего сына и мужа. Но как продолжать ходить на работу, встречаться со знакомыми, отвечать на вопросы, изображать ровное настроение? Как себя держать в руках, когда увижу мою кровиночку под действием лекарств (уже насмотрелась, как это бывает)? Как смириться, прочитав весь перечень противопоказаний к препаратам? Как смириться и в то же время бороться? Прошу откликнуться родителей, оказавшихся в схожей ситуации, и просто неравнодушных людей. Чувствую себя виноватой во всем, что произошло. Была с ней строга и груба в ответ на ее грубости, когда надо было поддерживать и сочувствовать. Может причина болезни в том, что недостаточно и неправильно ее любила? Во время приступа у врача моя девочка кричала: у меня нет матери. А эта (показывая на меня) — убийца, она убила во мне душу. В церковь я стала ходить только сейчас……
Поддержите сайт:

Наталья , возраст: 37 / 15.10.2012

То что с Вашей дочерью происходит это особый склад характера, особая незащищенность психики. Что могло послужить толчком к развитию этого состояния? Здесь имеет значение и наследственность, и медикаментозные вмешательства, и психоэмоциональные стрессы, что препятствовало развитию устойчивой адаптации Вашего ребенка в этом мире. Каждый ребенок имеет свой уровень здоровья, приходя в этот мир.
Можно искать альтернативные методы лечения. Например, гомеопатия, но только классическая, у доктора, назначающего один препарат с отслеживанием динамики. Именно один, не два, не три. Желательно имеющего первичную специализацию по психиатрии. Таких не только в России, в мире единицы, но они есть. Ищите и обрящете. Гомеопатические препараты не вмешиваются во внутренние дела организма, поскольку в них практически нет действующего вещества, лишь память, это своего рода совет, а не навязывание. Химические препараты — это грубое вмешательство, без учетов интересов организма.
И помните, что это не приговор, это испытание. Выход всегда есть. Только чистый внутри человек может найти Путь к выздоровлению из такого состояния,только чистый и любящий человек рядом может ему в этом помочь.Я уверен что Бог не ошибся в Вас, он не дает испытаний не по силам.

Сергей , возраст: 42 / 15.10.2012

Наталья, Вы не в чем не виноваты! Чувство вины вообще очень деструктивное чувство как и чувство жалости. По существу вопроса, возможно стоит перепроверить диагноз. Шизофрению не так легко диагностировать. Невропатолог не диагностирует шизофрению. Только психиатр. Не отчаивайтесь. Даже если этот диагноз подтвердится, это диагноз, а не приговор. Врач — это всего лишь человек определенной профессии. Одно дело проявление клиники — это дивгноз, а вот прогнозы на будущее и тд. «приговор» — это всего-лишь Ваши страхи или домыслы других людей. Врач даже самый профи не Бог, а значит он не знает что будет дальше. Все прогнозы на будущее — это статистика построенная на людских предположениях. Запомните, что человек предполагает, а Бог располагает. Живите в мире. Помоги Вам Господь!

Esperanza , возраст: 27 / 15.10.2012

Наталья! Спасибо, за ваше письмо! За то, что прочитав его понимаешь, что нужно ценить каждый миг, не срываться в каких-то сложных ситуациях на близких и окружающих, а дарить поддержку и сочувствие. Строгость в воспитании не значит отсутствие любви. И то, что вы в какой-то момент, на Ваш сегодняшний взгляд, были излишне строги, однозначно не является причиной того что случилось!! Не надо, нельзя себя обвинять! Думаю, Вы очень любите своих дочь, сына и мужа. В этой ситуации вы должны найти в себе силы дарить им еще больше любви. Она им так НУЖНА!

Лоя , возраст: 37 / 15.10.2012

Наталья, не надо себя корить. Так можно и себя довести до тяжелой депрессии, а Вы нужны своим детям. Надо положиться на Господа. Ничего без воли Божией не бывает. В любом случае, хорошо проконсультироваться с разными врачами.
Относительно диагноза — у меня трое знакомых с таким диагнозом. Совершенно нормальные люди. Взрослые. Живут и работают. Периодически пропивают курсы определенных препаратов. Знают и отдают себе отчет в том, какой у них диагноз. То есть, жить с этим можно. Главное — не впадать в панику. Когда родители спокойны, ребенку тоже легче успокоиться.

Оля , возраст: 40 / 15.10.2012

Здравствуйте, Наташа.
То, что произошло, могло бы выбить любого из колеи. Не вините себя. Мы все живем Промыслом Божьим. При такой болезни нарушениям подвержена эмоциональная сфера, поэтому дочь может Вас обидеть даже не желая этого. Трудно сейчас не только Вам, но и вашим близким. Но Вы мать, надо быть мужественной ради детей, мужа, своих родных. Молитесь Божьей Матушке, Она поможет и подаст сил все вытерпеть и пережить. Только Господу известно, почему это происходит и не все нам дано до конца понять. Прочтите, пожалуйста, слова об этом врача-психиатра, кандидата медицинских наук Дмитрия Авдеева: «Болезни психические — это Господом возложенный крест, который нужно претерпеть, безропотно нести. Это важно.. И эти больные нуждаются в сострадании.» Не надо отчаиваться. При должном лечении можно и обучение продолжать и семью иметь и жить обычной жизнью.
Все посылаемые на нас испытания Господь дает по нашим силам. Божьей помощи Вам и вашим близким. Исцеления и выздоровления вашей дочери!

Сергей К , возраст: 29 / 15.10.2012

Наталья, просите у Бога помощи, Он всё может!
Постарайтесь в церковь с дочкой ходить. Даст
Бог всё наладится и будет хорошо. Держитесь!
Бог в помощь.

Marusya , возраст: 30 / 16.10.2012

Неверные у вас мысли, разрушительные. Для вас. А вы должны держаться, ради дочери, ради сына, ради мужа. Вы одна СЕМЬЯ, понимаете? И проблемы нужно решать ВМЕСТЕ, не отдельно друг от друга, а именно вместе. А виня себя в болезни дочери, вы как бы отделяете себя от семьи, и что вас ждёт при таком раскладе?
Вам нужно искать возможность, откуда можно черпать силы. Для поддержания всех, и себя, прежде всего. От матери многое зависит, и самочувствие ребёнка, в первую очередь.
Знаете, моя мама периодически начинает себя ругать, что вот отправила меня в поликлинику к хирургу, которая своей халатностью сломала мне жизнь, и чуть не убила, усадив в инвалидное кресло. Она ругает себя, что не стала лечить меня, как лечила остальных (а она многим советами помогала и помогает). А меня отправила к врачу, и корит себя. Но вот мысли-то нехорошие, засели в голове, и возвращаются, время от времени. Что с них толку? Нет его, толка этого. Нет её вины в этом, виноват лишь тот, кто своими действиями причинил вред мне, и моей семье.
А у вас нет времени на поиски виноватых, нужно лечить дочь. Пройти с ней весь долгий путь, зная, что он будет нелёгким, но если вы все будете рядом, вам будет легче.
Никто не говорит, что сразу всё можно исправить, нет, но можно значительно облегчить жизнь вашему ребёнку. Можно с годами наладить быт, понять, почему наступают периоды обострения, и как можно их избежать.
Просто сейчас не вините себя, так вышло, такова жизнь, обстоятельства. Не вы виноваты. Держитесь, сил вам, и Бог в помощь!

Таманна , возраст: 34 / 16.10.2012

Наталья, не думайте, что относись вы мягче к дочери, болезни бы не было. Это не так. Начало болезни иногда провоцируется
изменением гормонального фона (например, половое созревание, беременность). Но и это лишь «повод», а причина — не известна
никому. Вы хорошая мать, но и хорошие матери иногда срываются на детей, это нормально, мы все не железные. Жестоким обращением можно, конечно, свести человека с ума, но это точно не Ваш случай. Вы любили ее нормальной человеческой любовью и, как я почувствовала, продолжаете любить. Моя мать имеет такой же диагноз. И очень схожая картина. Во всем и вся виноватой считает свою мать, т.е. мою бабушку. Как только отношения обостряются, мы уже знаем: нужно лечение. Раньше врачей диагностируем ухудшение состояния именно по этому признаку. А уж в чем она ее только ни обвиняла: во всех своих жизненных бедах, чуть ли не с ножом кидалась однажды. Когда я была ребенком, я верила, что бабушка в чем-то виновата, где-то что-то сделала не так. Теперь я точно знаю: нет, все это неправда, плод больного воображения. Так матери легче, наверное, — когда виноватый есть. Вы, Наталья, должны понять: бред — это бред, и нельзя искать там частицы правды. Восприятие событий, человеческих отношений у больного человека отличается даже вне приступа.
Я честно не знаю, как моя бабушка все это выдержала. Да еще и ребенок у нее только один. Но отчаиваться рано. Моя мать училась,
работала, нас смогла воспитать сама. И с отцом правильно, что разошлась (извините, сильно гулял). Достоинство свое сохранила. И
знаете, она нас очень хорошо воспитывала. Доверием, свободой и любовью. Многие одноклассники мне завидовали (!): «Тебе хорошо,
у тебя мать нормальная (естественно, о диагнозе они не знали), поговорить можно обо всем, не пилит, не ругает, а мы к себе домой не хотим идти. У нас родители вообще с ума сошли уже. » Вот так моя ненормальная мать оказалась самой нормальной из всех матерей в классе. Сейчас у мамы пять внуков, у бабушки — пять правнуков! Одна — спортсменка, чемпионка России, другой внук три языка выучил. Да все они у нас молодцы. Жизнь удивительна! Своими заштампованными мозгами мы даже не можем себе представить на сколько она удивительна и мудра. Давайте просто жить и любить близких такими, какие они есть. Не за ум, успехи и красивые слова, пресловутый стакан воды в старости. Просто так! Я все больше склоняюсь к мысли: это единственное, что нам нужно в жизни.
Наталья, Сил Вам, мудрости, терпения и любви.

ЕленаОбыкновенная , возраст: 35 / 16.10.2012

У нас в семье бабушка болеет шизофренией с молодости. Первый приступ случился, когда ей еще и 40 не было. Тоже внезапно, ничего не предвещало беды, работала она учительницей в школе. Что здесь сказать, Наталья. проконтролировать это невозможно и ничьей вины в этом нет.

Подростки живут своей внутренней жизнью, редко впуская в душу взрослых. Нам их трудно понять. Да, может, вы и ошибались, крича на нее, не понимая, но шизофрения наступила не от этого, поверьте мне. А то, что она на вас кричала. ну и что? Была обижена, распсиховалась, вот и крикнула в сердцах, она так не думает и не считает, поверьте.

Не воспринимайте этот диагноз как приговор! Шизофрения имеет свойство «рассасываться», утихать и никак не давать о себе знать многие-многие годы. Она сейчас полежит в больнице, успокоит нервную систему, потом ее выпишут. И потом наступит самое главное — выстраивание с ней новых отношений. Вам нужно будет понять, что она особенный ребенок, требующий бОльшего внимания и понимания с вашей стороны.

Удачи вам, Наталья! Не нужно отчаиваться и корить себя, я уверена, что у вас все наладится.

Ольга К. , возраст: 26 / 16.10.2012

Читайте. Когда понимаешь, что происходит, уже легче. А когда даны разумные практичные советы. 🙂

Бог помощь вам и вашей девочке.

Елена , возраст: 55 / 16.10.2012

Тут правильно уже написали, что шизофрения- это просто особый , незащищенный склад психики. Вообще всех пациентов психиатрических клиник, какой бы диагноз у них не стоял, объединяет одно — они очень чувствительные и все принимают гораздо ближе к сердцу, чем другие люди. К ним нужен очень особый, очень тактичный и осторожный подход.
Что касается нейролептиков, то это конечно плохо, но не настолько, насколько вы думаете. Я сама лежала в психиатрической клинике и , конечно, пила нейролептики — кстати, основным препаратом было лекарство, которое назначают при шизофрении очень часто. Вашей дочке обязательно будут давать так называемые препараты корректоры, которые значительно снижают, а то и вообще убирают напрочь побочные эффекты от нейролептиков. Организм сам адаптируется к таблеткам обязательно, так что еще раз повторяю — не так это страшно, главное правильно и терпеливо подобрать лекарство и соблюдать указания врача и дозировку лекарств ( ну это и так понятно). Все хорошо будет, просто очень меделенно и постепенно — обязательно наберитесь терпения и соберите волю в кулак! И ПОДДЕРЖИВАЙТЕ ДОЧКУ, ВЫ ОЧЕНЬ НУЖНЫ ЕЙ СЕЙЧАС, хоть она , быть может и не может выразить это! Потом, когда ей станет лучше — она оценит.
Короче, не отчаивайтесь!

Ветер цвета аметиста , возраст: 18 / 17.10.2012

То, что она говорила в приступе болезни, не значит, что она так думает. У меня бабушка болела шизофренией и я помню, что когда был приступ, она всех нас — ее самых родных людей обзывала, а потом, когда приступ проходил, она плакала и извинялась, говорила, что совсем так не думает и просила прощения. Мы жили с больной бабушкой, тяжело было, конечно, но привыкли. У каждого свой крест. Вы очень нужны вашей дочери, без вас она не справится. Ей очень тяжело. Молитесь, пусть Бог вас укрепит.

Оксана , возраст: 32 / 21.10.2012

Предыдущая просьба Следующая просьба
Вернуться в начало раздела

www.pobedish.ru

Шизофрения по наследству

Шизофрения – это заболевание психики, которое сопровождается аффективным поведением, проявляется нарушение восприятия, проблемы мышления и нестабильные реакции нервной системы. Крайне важно понимать, что шизофрения – не слабоумие, а нарушение психики, брешь в устойчивости и целостности сознания, что и приводит к нарушению мышления. Люди, болеющие шизофренией, часто не способны к полноценной социальной жизни, имеют проблемы с адаптацией и при общении с окружающими людьми. Одна из причин, почему прогрессирует и развивается заболевание – наследственность.

Наследственность

Нейробиология все больше и больше развивается с каждым годом, и именно эта наука может дать ответ на интересующий многих вопрос – шизофрения передается по наследству или нет?

Ученые углубились в проблему поиска связи между родственниками и больным шизофренией ребенком, но достоверность результатов достаточно низкая из-за учета других генетических факторов, а также среды влияния. Однозначных утверждений, что передача шизофрении по наследству имеет все основания – нет. Так же как и недостоверным будет утверждение, что все люди, страдающие этим заболеванием, приобрели болезнь исключительно из-за травм мозга.

Передается ли шизофрения по наследству от отца

Если девушка забеременеет от мужчины, который страдает шизофренией, то возможен следующий вариант событий: аномальную хромосому отец передаст всем дочерям, которые будут носителями. Все здоровые хромосомы отец передаст сыновьям, которые будут абсолютно здоровы и не передадут ген своему потомству. Беременность может иметь четыре варианта развития, если мать является носителем: родится девочка без заболевания, здоровый мальчик, девочка-носитель или мальчик-шизофреник. Соответственно, риск составляет 25% и болезнь может быть передана каждому четвертому ребенку. Девочки могут унаследовать болезнь крайне редко: если мать является носителем, а отец болен шизофренией. Без этих условий, шанс, что заболевание передастся очень мал.

Одна лишь наследственность не может влиять на развитие заболевания, так как на это влияет целый спектр факторов: с психологической точки зрения, биологической, стресс в окружающей среде и генетика. К примеру, если человеку передалась шизофрения по наследству от отца, то это не означает, что вероятность проявления имеет все 100%, так как остальные факторы играют решающую роль. Прямая связь учеными не доказана, но есть зафиксированные исследования, которые показывают, что близнецы, мать или отец которых, больны шизофренией, имеют более высокую предрасположенность к возникновению психического заболевания. Но проявится болезнь родителей у потомства только при одновременном воздействии факторов, неблагоприятно влияющих на ребенка, но благоприятных для прогресса болезни.

Передается ли шизофрения по наследству от матери

Исследователи склонны считать, что расположенность может передаться не только в виде шизофрении, но и других психических расстройств, что может дать толчок для прогресса шизофрении. Изучения генов показали, что шизофрения передается по наследству от матери или отца из-за мутаций, которые в большинстве своем случайны.

Мать ребенка может передать ему склонность к болезни при беременности. Эмбрион, находящийся в утробе, чувствителен к инфекционным простудным заболеваниям матери. Плод с высокой вероятностью получит шизофрению, если пережил такое заболевание. Предположительно, время года может так же повлиять на заболевание: чаще всего, шизофрения подтверждается при диагностике у детей, рожденных в весенний и зимний периоды, когда организм матери наиболее ослаблен и более распространен грипп.

Есть ли риск наследственности

  • 46% вероятности, что ребенок заболеет, если бабушка и дедушка были больны шизофренией, или один из родителей.
  • 48% при условии, что один из разнояйцевых близнецов болен.
  • 6%, если болеет один ближайший родственник.
  • всего 2% — больны дядя и тетя, а также двоюродные родственники.
  • Признаки шизофрении

    Исследования могут определить потенциально мутирующие гены или отсутствие таковых. Именно такие гены являются первой причиной, которая может увеличить шанс заболевания. Есть примерно три типа симптомов, по которым психиатры могут определить болен ли человек:

    • Расстройства внимания, мышления, а также восприятия – когнитивные.
    • Проявления в виде галлюцинаций, бредовых мыслей, которые выдаются за гениальные.
    • Апатия, полное отсутствие желания что-либо предпринимать, отсутствие мотивации и воли.

    У шизофреников нет четкой организации и слаженности речи и мышления, больному может казаться, что он слышит голоса, которых нет в действительности. Возникают сложности в социальной жизни и коммуникации с другими людьми. Болезнь сопровождается потерей всякого интереса к жизни и событиям, а иногда может проявляться резкое возбуждение, или шизофреник может надолго застыть в необычной и неестественной позе. Признаки могут быть настолько неоднозначными, что обязаны наблюдаться не менее, чем месяц.

    Если болезнь уже проявилась, то необходимо знать меры, которые рекомендуется предпринять, для того, чтобы ситуация не усугубилась, а болезнь не стала прогрессировать очень быстро. Пока что не существует определенного одного лекарства, которое способно раз и навсегда вылечить шизофрению, но симптомы можно ослабить, тем самым облегчив больному и его родственникам жизнь. Есть несколько методик:

    Медикаменты. Больному назначают препараты – нейролептики, которые способны изменить биологические процессы на некоторое время. Вместе с этим используются препараты для стабилизации настроения, и корректируется поведение больного. Стоит помнить, что насколько эффективны препараты, настолько большой риск возникновения осложнений.

    Психотерапия. Часто методы психотерапевта могут приглушить обычно неадекватное поведение, во время сеансов пациент обучается жизненному режиму, чтобы человек понимал как устроен социум и ему было легче приспособиться и социализироваться.

    Терапия. Есть достаточно методик лечения шизофрении терапией. Это лечение требует подхода только опытных врачей-психиатров.

    Итак, передается ли шизофрения по наследству? Разобравшись, можно понять, что по наследству передается только склонность к заболеванию, и если вы или ваш близкий больны и беспокоитесь за свое потомство, то есть очень большой шанс того, что ребенок родится здоровым и не будет иметь проблем с этим недугом на протяжении всей жизни. Важно знать историю болезни своей семьи и обратиться к специалисту, если хотите родить ребенка.

    doctorsan.ru

    «Первое января»: книга отца девочки, больной шизофренией

    Дочь Майкла Скофилда больна шизофренией. Сначала он стал писать о своих переживаниях в Фейсбуке – просто, чтобы выпустить пар. Затем появился блог, группа поддержки для родителей в интернете. Недавно вышла книга М.Скофилда «Первое января», посвященная его дочери

    Дочь Майкла Скофилда больна шизофренией. Сначала он стал писать о своих переживаниях в Фейсбуке – просто, чтобы выпустить пар. Затем появился блог, группа поддержки для родителей в интернете. Недавно вышла книга М.Скофилда «Первое января», посвященная его дочери.


    С папой Майклом

    Моя дочь – гений

    В это время суток большинство трехлетних детей уже в постели. Однако большинство детей не являются, подобно моей дочери, гениями. Она умеет читать, знает таблицу умножения и приводит нас с женой Сьюзан в состояние эйфории тем, что разбирается в периодической системе Менделеева.

    Уже почти 9 вечера, и Сьюзан уже закончила свои семичасовые новости на радио в Лос-Анджелесе. Скорее всего, она уже едет домой, но я все еще жду. Мы будем гулять с Дженни как можно дольше. На самом деле, мы так делаем с тех пор, как Дженни была совсем крошечной. Тогда я брал ее в IKEA. Она залезала в бассейн с разноцветными шариками, кидалась ими в меня и самозабвенно хохотала, попадая мне в голову.

    Когда у меня лекции в университете, с дочерью гуляет Сьюзан, но сегодня эта обязанность на мне.

    Когда я смотрю, как она бежит впереди по торговому центру, единственному месту, открытому в это время, я думаю, как она умудряется держаться. Ведь мы уже побывали в зоопарке, IKEA, игровой зоне МакДональдса — в общем, везде, где хоть что-то могло бы занять мозг Дженни, пускай и ненадолго.

    У нас есть абонемент в зоопарк. Больше всего ей нравится там момент, когда мы заходим в тоннель, а потом поднимаем вверх лица, словно дикие собаки – свои морды. Она вообще очень любит собак. Иногда даже называет людей – «собаки», и я боюсь, что они могут обидеться.

    Джен уже давно должна устать, но она никак не показывает этого. И дело тут не в теле. Проблема в ее рассудке. Я должен сделать так, чтобы ее мозг устал. Это единственный способ заставить ее спать — с тех пор, как она родилась.


    Дженни четыре с половиной года

    Случай в магазине. Один из.

    Торговый центр пуст, и это хорошо. Чем меньше людей, тем лучше. Дженни врывается в отдел игрушек. К нам подходит продавщица.

    «Вам чем-нибудь помочь?» — «Да нет, спасибо. Мы просто смотрим», — сказал я, мечтая поскорее уйти. Меньше всего на свете мне хотелось, чтобы Дженни обратила на нее внимание и принялась разговаривать. Ведь разговаривает наша Дженни совсем не так, как обычные трехлетние дети.

    Продавщица кивает и уже собирается уходить, как, к моему ужасу, Дженни все-таки замечает ее.

    «А у нас дома семь крыс», — сообщает она.

    «Ух ты, — отвечает продавщица и останавливается. — У вас действительно семь крыс?»

    «Да, — отвечает Дженни. — Я зову их Понедельник, Вторник, Среда, Четверг, Пятница, Суббота и Воскресенье».

    И затем начинается часть, которую я не люблю больше всего. Продавщица смотрит на меня, на лице застыло вопросительное выражение. Она смотрит на меня, отца, чтобы я подтвердил этот невероятный факт. Одна крысу – это еще куда ни шло, ладно, две, три, но семь? Многовато, действительно. Учитывая тот факт, что у нас нет ни одной крысы. Все они — только что выдуманы.

    Первый выдуманный друг Дженни — собака по имени Лоу, появился незадолго до ее третьего дня рождения. Потом была кошка, которую звали 400. Сейчас я уже сбился со счета, сколько их, этих друзей. Все они приходят из места под названием Калилини, которое Дженни описывает как пустынный остров неподалеку от побережья Калифорнии.

    По-хорошему, в этом нет ничего страшного. Все знают, что маленькие дети любят фантазировать. Но Дженни злится, когда я не замечаю ее «друзей». В такие моменты она смотрит на меня как на предателя.

    И вот я уже стою в магазине, уже открыв было рот, чтобы сказать: «Да нет у нас никаких крыс», — но вижу, что Дженни повернулась и ждет ответа. Пока она выглядит довольной. Но я знаю, что случится, если я скажу продавщице правду.

    Сначала Дженни издаст один из своих душераздирающих криков. Затем схватит с полки какие-нибудь вещи и бросит их на пол. Я попрошу ее поднять их, изо всех сил стараясь сохранить самообладание. Но Дженни с криком «Нет!» выскочит за дверь. Я воскликну: «Дженни! Вернись немедленно и убери за собой!» Но она не послушается. Затем мне придется извиниться за беспорядок и пойти ее искать. Я выйду из магазина и увижу ее, метрах в ста от входа. Смотрит на меня. Ждет.

    Внезапно меня осеняет… К чему говорить правду? Эта женщина никогда не придет в нашу квартиру. Она никогда не узнает, есть у нас крысы или нет. Кто мне ближе, Дженни или она? Я киваю и говорю: «Да!, — прекрасно осознавая, как это выглядит. — У нас семь крыс».

    Она кивает. «Ну да!» — говорит она. Ее глаза широко открыты, и она смотрит на меня, будто я псих, но мне все равно. Я всего лишь хочу сохранить покой.


    Счастливые минуты

    Я подхожу к Дженни. «Ну, ладно, малышка, нам пора». Я тяну ее за руку, опасаясь, как бы она еще чего не выкинула. «Хотите взглянуть на Пятницу?», — внезапно спрашивает она у продавщицы.

    Вот тут я начинаю нервничать. «Пойдем, Дженни. Нам пора домой, надо поскорее покормить наших крыс». Продавщица смотрит на девочку, не зная, что ответить.

    «Вы хотите взглянуть на Пятницу? — снова говорит она. – Это — одна из моих крыс. – Тон ее правдив, а лицо непроницаемо. — Она здесь, в моем кармане». Продавщица смотрит на меня с ужасом.

    «У вас что, крыса с собой?! Но в магазин нельзя приходить с животными!». Она идет к телефону на прилавке, уже готовая вызвать охрану. Проклятие!

    «Все в порядке, — говорит Дженни, следуя за ней. — Она не укусит. — Она подходит к продавщице и протягивает ей пустую руку. — Видите? Она замечательная!» Продавщица таращится на руку девочки, держа в наготове телефонную трубку, но тут что-то начинает до нее доходить.

    Продавщица принимается нервно хихикать. «О, Боже! — говорит она. — Я чуть и вправду вам не поверила. Я и впрямь решила, что с вами крыса».

    «Но она действительно с нами, — говорит Дженни, и ее лицо в этот миг – серьезнее некуда. — Мы взяли с собой Пятницу. Вот же она! — И дочь подносит свою руку к самому лицу продавщицы, словно та близорука.

    «Дженни, ну идем же», — говорю я, отчаянно желая уйти. Продавщица смеется и делает вид, что гладит несуществующую крысу. «Очень хорошенький представитель крысиных», — говорит она. Я импульсивно вздрагиваю, услышав нотку снисхождения в ее голосе. Она обращается с Дженни, как с любым другим маленьким ребенком, веря, что та еще ничего не понимает.

    «Вообще-то это она», — поправляет Дженни. «Она», — кивает продавщица, глядя на меня с тем выражением, которое я вижу на лицах людей постоянно. «У вашей дочери замечательное воображение». Затем она улыбается.

    Дженни не отвечает. Я вижу, что ей уже скучно. Внезапно она хватает несколько игрушек с полки и швыряет их на землю.

    «Дженни, хватит!». Я бегу к ней и пытаюсь схватить за руки. Она вырывается и мчится по магазину, опустошая по пути полки. Я следую за ней.

    «Дженни!» Но уже знаю, что все, что ни скажу сейчас, будет бесполезным. Она не остановится. Мне нужно вытащить ее из магазина.


    Рождество 2006-го года

    Фонарик и телевизор

    Шизофрения похожа на рак. Никогда нельзя надеяться, что болезнь удалось победить навсегда. Если рак однажды поселился в вашем теле, даже если сейчас он никак не дает о себе знать, — это все, это навсегда. После нескольких лет проб и ошибок мы пришли к набору лекарств, который как-то сдерживает симптомы шизофрении.

    Галлюцинации, конечно, присутствуют, но сейчас они больше напоминают работающий где-то на задворках сознания телевизор с выключенным звуком. Большую часть времени они никак не проявляются и не мешают функционировать дочери в нашем мире, но иногда громкость включается, и ребенок теряется между реальностью и фантазией.

    Четыре года назад я был уверен, что шизофрения полностью поглотит Дженни. Но усилиями многих людей мы повернули время вспять, остановили победную поступь болезни и выключили этот проклятый звук.

    Никто не знает, к чему может привести шизофрения. Исследований в этой области не так много. Господствующая на данный момент теория — «биологическая модель» — считает шизофрению неким дегенеративное неврологическим расстройством, подобным болезни Альцгеймера.

    Иногда мне кажется, что я бреду по темному туннелю с фонариком в руках, спотыкаюсь, не понимаю, где я, и молюсь только об одном — чтобы батарейки в фонарике дожили до того момента, как я выберусь на свет. Не в силах ничего сказать, я лишь бреду вперед. Да, существует много вещей, о которых я жалею, было много такого, что я хотел изменить, если бы мог. К сожалению, ничего не вернешь, а что сделано, то сделано. Все, что я могу — это идти вперед и быть настоящим отцом — таким, какой нужен Дженни.


    У Дженни родился братик Боди

    «Я хочу умереть»

    Однажды в больнице, когда мы с женой пришли навестить дочь, она посмотрела вниз с четвертого этажа и сказала: «Я хочу прыгнуть». Я в этот был занят: пытался увлечь нашего сына Боди видеоигрой на больничном компьютере, чтобы ему было не так скучно. Я ясно слышал слова дочери, но сделал то же, что делал обычно в таких ситуациях: попытался отвлечь ее.

    «На самом деле ты не хочешь этого, — сказал я как можно более спокойно. — Идем, поиграешь со мной и Боди». Краем глаза я видел, что она все еще стоит у окна и смотрит вниз.

    «Я хочу умереть», — мягко протянула Джен.

    Я напрягся. Уже долгое время она не говорила ничего подобного.

    «Я думал, ты хочешь прожить сотню лет», — нервно пробормотал я.

    «Я хочу умереть в девять».

    Я потянулся к ней. «Но почему? Почему ты хочешь умереть?»

    Наконец, дочь повернулась ко мне: «Потому, что у меня шизофрения».

    В этом ее заявлении не было ничего психотического. Оно звучало вполне здраво. Джен просто была очень грустной. Мы с женой не знали, что делать, как реагировать.

    Я немедленно связался с доктором. На следующий день он обследовал Дженни. Она повторила ему то же самое. Тогда врач спросил, с чего она вообще взяла, что больна. «Я вижу и слышу то, чего нет», — был ее ответ.


    Дженни с братом

    Отрицание радуги

    Первая запись о Дженни я сделал на своей странице в Фейсбуке. Начал писать просто для того, чтобы выпустить пар, но очень скоро понял, что пытаюсь осмыслить, что же происходит с моей дочерью и вообще с моей семьей. Потом из этих записей вырос целый блог, а я стал писать все чаще. Когда о нашей истории узнали люди, ко мне на почту стали приходить сотни писем, похожих друг на друга: «Мы думали, что мы одни такие».

    Вдохновленный результатами и надеясь помочь тем, кому это необходимо, я организовал в интернете группу поддержки, где родители, испытывавшие подобные проблемы, могли бы поговорить друг с другом спокойно, не опасаясь нападок со стороны приверженцев «антипсихиатрического движения», которые отрицают само существование психических болезней.

    Так, из моего блога эти люди сделали заключение, подтверждающее их теорию. Мол, я плохо обращался со своей дочерью, и истинная причина состоянии Дженни — в ее родителях и воспитании.

    Многие годы я силюсь понять, как сейчас, в начале двадцать первого века, некоторые люди, даже врачи, не могут поверить в детскую шизофрению. Не перестаю удивляться количеству людей, которые пишут мне, что Дженни находится во власти демонов, которые должны быть изгнаны. Думаю, все дело тут в психологической защите. Они не хотят видеть очевидного и отрицают его существование.

    В тот миг, когда Дженни сказала, что хочет умереть, я понял кое-что. Людям легче поверить, что это был мой недосмотр, или во всем виноваты демоны, потому что так им понятней. Мысль о том, что болезнь существует сама по себе и никто не застрахован — ужасна, невыносима.

    Я понимаю. Никто не хочет, чтобы его ребенок страдал, оттого и возникают для всего «разумные» объяснения.

    Но отрицание не может помочь Дженни и другим больным детям. Им нужно принятие. Нужно, чтобы им сказали: «Твоя болезнь не отделяет тебя от нас». Невозможно попасть в их мозг и «починить» его. Но можно сделать тот мир, в котором они живут, лучше.

    Шизофрения не смертный приговор. Это болезнь, которой можно управлять. Это всего лишь невидимая часть радуги – многоцветного спектра, который представляет собой человеческая душа. Как я хотел бы, чтобы когда-нибудь Дженни увидела эту радугу целиком.

    www.miloserdie.ru