Фактор депрессия слова

Причины депрессии. Внешние факторы, дающие депрессии зеленый свет

Депрессия – состояние не из приятных. Кому понравится на протяжении длительного времени испытывать чувства назойливого страха, паники, ощущения, что ты брошен или отвержен? Именно поэтому, заподозрив что-то неладное, люди, страдающие депрессивным состоянием, а также их близкие начинают задаваться вопросами, как выйти из депрессии или как побороть депрессию. Чтобы ответить на них, психологи онлайн прежде всего обращают внимание на истоки этой коварной болезни – то есть выясняют причины депрессии в жизни конкретного человека.

Причины депрессии

Консультанты линии доверия «Доброе слово» разделяют причины, которые могут вызвать депрессивное состояние, на внешние и внутренние. Сперва мы рассмотрим внешние факторы. К ним относятся физическое состояние человека, его социальный и культурный контексты.

  1. Физическое состояние – недостаток сна, неправильное питание, истощение организма, затянувшаяся болезнь. Все это может стать почвой, откуда берется депрессия. Кроме того, самой популярной на сегодня теорией возникновения депрессии стала биохимическая теория, которая объясняет массовость депрессии нехваткой серотонина в мозге человека.
  2. Социальный контекст связан с высоким темпом жизни, конкурентностью современного общества, экономической нестабильностью, высокими стандартами, которые диктует современный образ жизни (стандарт материального положения, физического состояния, умственного развития). Следствием таких высоких планок жизни и становится длительная борьба с депрессией.
  3. Культурный контекст. Это еще один внешний фактор, который мощно влияет на человека. По статистике, у родившихся после 1950 года депрессия встречалась в двадцать раз чаще, чем у тех, кто родился до 1910 года. Неужели в середине 20 века у всего человечества резко ухудшилась выработка серотонина? Очевидно, что изменились некие культурные факторы, которые диктуют нам, как воспринимать самих себя и этот мир.

Современная культура порождает депрессию

Доктор Эдвард Уэлч в своих исследованиях указывает на такие особенности современной культуры, которые имеют прямое отношение к депрессии:

  • Культура решений – если раньше положение в обществе (да и вся жизнь) определялось социальным происхождением человека, то сегодня представители развитых стран могут выбирать, кем им быть. С одной стороны – это плюс. Но с другой – жизнь превращается в водоворот решений, которые нужно принять правильно, иначе ты навсегда окажешься аутсайдером. При консультации психолога онлайн выясняется, что давление, которое создает необходимость принимать только правильные решения и приводит к депрессии.
  • Культура личности – личность человека стала самым важным элементом общества. Образ жизни современного человека в центре своем содержит только «я». Восполнение своих нужд становится наивысшей целью, тогда как служение другим рассматривается как нечто чуждое. Это приводит к чувству одиночества, отверженности, к утраченному умению любить других, потере эмоциональных контактов.
  • Культура потакания своим желаниям – «купи то», «если у тебя будет это», ты сможешь быть счастливым (заполнить пустоту, победить депрессию). К этой сфере можно отнести также потакание чувству собственного достоинства, стремление к высокой самооценке, которой мы так жаждем.
  • Культура развлечений и скуки. Один из основных посылов современной цивилизации «Развлекай меня!». Человек всячески ищет развлечений, иначе он начинает скучать и ощущать пустоту внутри себя. Для молодого поколения просто работа кажется скучной, просто отношения – обременительными и не вызывающими восторга. Нужно что-то новое, яркое.

На какой из этих крючков современной культуры могли попасться вы? Чувствуете ли вы пустоту без очередной дозы ярких впечатлений? Или вам сложно избавиться от депрессии из-за бесконечной гонки за успехом?

Онлайн помощь психолога может стать началом выхода из депрессивного состояния.

При работе над статьей использованы материалы из книги Эдварда Т. Уэлча «Депрессия: неотступная тьма»

dobroeslovo.org

Причины депрессии. Внутренние факторы, позволяющие депрессии быть

Обстоятельства – не главное

Вы замечали, что разные люди по-разному реагируют на проблемы? Одних проблемы подзадоривают двигаться вперед с бОльшим рвением, других останавливают на полпути, третьих вгоняют в уныние. Это простое житейское наблюдение позволяет утверждать, что обстоятельства это еще не совсем главный фактор депрессии.

Проще всего проследить эту мысль на примере депрессии у женщин. Наверняка вы знаете лично представительницу слабого пола, жизненные обстоятельства которой не были сладкими – бросил муж/погиб на фронте, осталась одна с детьми… Но чудным образом она не сломалась, вырастила детей, которые стали замечательными людьми.

Есть другие примеры, когда внешние обстоятельства – лучше и придумать нельзя, а человек надломлен. Вспомните принцессу Диану. После рождения первенца она переживала тяжелейшую послеродовую депрессию: «Ты чувствуешь себя так, словно совсем не хочешь выбираться из постели, чувствуешь, что тебя никто не понимает и тебе совсем-совсем ничего в себе не нравится». Без капли осуждения заметим, что это говорила женщина, которая родила наследника престола, не имела финансовых трудностей и внешность которой даже сейчас считается эталоном элегантности…

Чтобы стать депрессией, душевной боли необходим определенный тип восприятия

Как фактор, приводящий к депрессии, консультанты линии доверия «Доброе слово» выделяют особый стиль мышления, для которого характерна фиксация на негативных, отрицательных сторонах явления, события, собственной личности. Это все тот же стакан, что наполовину пуст.

Проверьте себя

Все выходные за окном льет дождь. Как вы склонны реагировать на подобную ситуацию?

  • Жаль, что не удалось организовать пикник (поход в парк….).
  • Это хорошая возможность провести спокойно выходные за чаем с друзьями (семьей, чтением книги…).
  • Это могло случиться только со мной!
  • Дождь не помеха моим планам.
  • Ну а в будни будет солнце. Почему жизнь так несправедлива?!
  • Интересно отметить, что то, как вы воспримите факт ливня во время уикенда, и определит то, как вы проведете его.

    Изменить образ мышления

    При онлайн консультации психолога вы можете услышать о когнитивной терапии, основанной на изменении убеждений человека. Согласно этой терапии именно интерпретация событий и обстоятельств являются определяющими, а не наоборот.

    Исходя из христианского мировоззрения средоточием всей нашей жизни является человеческое сердце – то есть то, какие мы изнутри, а не снаружи, как мы воспринимаем события, так мы на них и реагируем. Помните библейское «От избытка сердца говорят уста»?

    Таким образом, чтобы побороть депрессию и апатию в своей жизни, человеку нужно прежде всего заглянуть в себя, свое сердце, свои мысли. Что скрывается за вашим унынием и затянувшейся печалью, нежеланием вставать по утрам и идти на работу?

    Онлайн помощь психолога станет хорошей возможностью ответить на подобные вопросы.

    Ведь самому это может быть сложно, а иногда и страшно.

    Учет психологических и генетических факторов риска в профилактике возникновения депрессии у женщин в период беременности Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

    Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Силаева Анна Владимировна, Ракитин Сергей Сергеевич ,

    Текст научной работы на тему «Учет психологических и генетических факторов риска в профилактике возникновения депрессии у женщин в период беременности»

    УЧЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И ГЕНЕТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ РИСКА В ПРОФИЛАКТИКЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ДЕПРЕССИИ У ЖЕНЩИН В ПЕРИОД БЕРЕМЕННОСТИ

    Силаева Анна Владимировна, Ракитин Сергей Сергеевич ГБОУ ВПО СибГМУ Минздрава России, г. Томск, Россия

    Ключевые слова: депрессия, беременность, профилактика, психологические факторы, генетические факторы.

    Актуальность. Беременность заключает в себе оздоровительный, сдерживающий фактор, но в некоторых случаях сама по себе может провоцировать начало или обострение уже имеющихся психических расстройств, в связи с этим ряд исследований, направленных на изучение психологических особенностей протекания беременности, говорят о необходимости уделять более пристальное внимание психологическому благополучию женщин [1-7]. Научные результаты свидетельствуют о распространенности психических расстройств в период беременности и после родов, большую часть которых составляют депрессивные расстройства [1-10]. Отсутствие лечения психических расстройств, возникающих во время беременности, может привести к негативным последствиям: нарушение пищевого поведения; нарушения сна; риск употребления психоактивных веществ; неадекватная забота о ребёнке; возникновение суицидальных тенденций; отклоняющееся материнское поведение [7-8]. В настоящее время примерно у трети беременных женщин выявляются психопатологические нарушения, причем более половины составляют депрессивные расстройства [17]. В мировой науке [7-8] отмечается, что многие женщины не обсуждают симптомы депрессии с лечащим врачом по ряду причин: страх осуждения и обви-

    нения в материнском некомпетентности со стороны медицинского персонала и ближайшего окружения; недостаточная осведомленность о симптомах депрессии, «маскировка» симптомов расстройства под соматические. В связи с этим необходимо осуществлять профилактические меры, направленные на выявление групп риска среди беременных женщин с симптомами депрессии или подверженных возникновению расстройства, с использованием психологических и генетических методов [7-10]. Результаты зарубежных исследователей [8-10] свидетельствуют о наличии различной восприимчивости женщин к послеродовой депрессии, которая может быть объяснена наличием или отсутствием генов-кандидатов, наличием или отсутствием специфических генетических полиморфизмов, которые определяют высокий риск возникновения депрессии. В настоящее время известно множество генов, предопределяющих развитие депрессии в период родов и послеродовой период, например 5-HTTLPR S-аллелъ, SLC6A4, ESR1 [9, 10]. Однако исследования такого рода в России мало распространены, но являются весьма актуальными.

    Целью исследования явилось изучение возможности использования психологических и генетических методов в профилактике возникновения депрессии у женщин в период беременности.

    Материалы и методы исследования. В комплексном исследовании, направленном на диагностику симптомов депрессии с помощью психологических опросников и методов молекулярной биологии приняло участие 100 пациенток ОГАУЗ «Областной Перинатальный центр» на разных сроках беременности -от 23 до 40 недель, в возрасте от 19 лет до 41 года. Пациенткам предъявлялась для заполнения Шкала депрессии Бека, и у каждой пациентки была взята кровь для выделения ДНК. Выделение ДНК из ядросодержащих клеток букального эпителия проводили стандартным методом осаждения ДНК на сорбенте (набор «ДНК-сорб-АМ», ФГУП ЦНИИЭ Роспортебнадзора, г.Москва). Определение

    полиморфного статуса образцов ДНК по гену DRD4 проводили в два этапа с использованием ПДРФ анализа. Минорный вариант гена DRD4 определяли по наличию на электрофореграмме фрагментов ДНК, длиной 91 и 85 п.н. Гетерозиготный вариант генотипа характеризовался наличием трех фрагментов, размером 176, 91 и 85 п.н. Функционально полноценный вариант гена DRD4 констатировали по наличию одного фрагмента на электрофореграмме, размером 176 п.н. Типирование образцов по гену DRD2 проводили в два этапа с использованием пары олигонуклеотидных праймеров, специфичных к участку гена рецептора (forward 5′-CAC-GGC-TGG-CCA-AGT-TGT-CTA-3′ и reverse 5′-CAC-CTT-CCT-GAG-TGT-CAT-CAA-3′). Опрошенные женщины по результатам шкалы депрессии Бека были поделены на 4 группы: 1 — первая группа включила респондентов с симптомами депрессии, соответствующими выраженной (средней тяжести) депрессии, средний возраст которых составил 19 ± 7,2 лет. 2 — вторая выборка включила респондентов, с симптомами депрессии, соответствующими умеренной депрессии, средний возраст пациенток составил 23 ± 9.8 лет. 3 — третья группа включила респондентов с симптомами депрессии, соответствующими легкой (субдепрессии) депрессии, средний возраст которых составил 25 ± 10,3 лет. 4 — в четвертую группу вошли психически и соматически здоровые женщины, соответствующие по полу и возрасту опрошенным группам респондентов. Группа исследуемых сформирована из этнически русских лиц и не состоящих в кровном родстве. Генетические исследования проводились согласно этическим принципам медицинской генетики, в соответствии с Хельсинской декларацией Всемирной ассоциации «Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека» с поправками 2000 г. и правилами клинической практики в РФ, утвержденными Приказом Минздрава РФ от 19.06.2003 г. № 266.

    Результаты исследования и их обсуждение. Уровень депрессии в исследуемой популяции женщин составил 42 % (легкая — 20%, умеренная—18 %, выраженная — 4 %). Частота встречаемости гомозиготного минорного варианта генотипа гена дофаминового рецептора 48Ьр VNTR типа (DRD4) составила 58,9 %, гетерозиготный вариант генотипа встречался в исследуемой выборке с частотой 27,0% еще реже встречался гомозиготный (функционально полноценный) вариант генотипа 14,1%. Анализ частоты распределения аллелей показал, увеличение встречаемости минорного аллеля — более чем в три раза. У носителей генотипа кодирующего функционально полноценный вариант гена с большей относительной частотой наблюдалось состояние характеризующееся отсутствием депрессии. У носителей гомозиготного минорного варианта генотипа, как правило, депрессия наблюдалась чаще — у 12,1 %, чем отсутствовала — у 2 %. В группе обследованных женщин, носителей минорного генотипа, в сравнении с носителями гетеро- и гомо- функционально полноценного варианта генотипов встречаемость депрессии была в 6,2 раза выше (р=0,001). Риск развития депрессии у носителей минорного варианта генома в гомозиготном состоянии увеличен в 6,5 раза по сравнению с аналогичными показателями у людей-носителей мажорного варианта генотипа.

    Заключение. В связи с тем, что в ряде случаев использование психологических инструментов диагностики депрессии затруднено (установочное поведение респондента, сопротивление диагностики, состояние здоровья и т.д.), то актуальными и необходимыми могут быть скрининговые методы, основанные на генетическом анализе, которые позволят своевременно и максимально точно выявлять предрасположенность возникновения депрессии и определять тактику профилактических мероприятий.

    Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РГНФ (проект №13-06-00709_а).

    1. Шмунклер А.Б. Помощь психически больным в период беременности //Русский медицинский журнал. -2001. — Т.9, № 25. — С. 1204-1206.

    2. Marcus S.M. Depression during Pregnancy: Rates, Risks and Consequences // Can J Clin Pharmacol. — 2009. — Vol. 16 -No.1. — pp. 15-22.

    3. Meltzer-Brody S. New insights into perinatal depression: pathogenesis and treatment during pregnancy and postpartum Dialogues in Clinical Neuroscience — 2011. — Vol 13. No.1. — рр. 89-100.

    4. Колесников И.А. Депрессивные расстройства в период беременности //Психотерапия. — 2008. — №5. — С. 7-14.

    5. Прибытков А.А. Клинические особенности депрессивных расстройств невротического уровня в послеродовом периоде // Социальная и клиническая психиатрия. — Т.15, №4. — 2005. — С.63-66.

    6. Филоненко А.В. Терапия послеродовой депрессии и грудное вскармливание новорожденного (обзор литературы) // Психические расстройства в общей медицине. — 2012. — № 2. — С. 46-49.

    7. Брутман В.И. Личностные и психические нарушения у женщин, отказывающихся от новорожденных / В.И. Брутман // Российский психиатрический журнал. — 2001. — №5. — С.15.

    8. Cohen L.S., Nonacs R.M., Mood and anxiety disorders during pregnancy and postpartum // Review ofpsychiatry series. — 2005. — Vol. 24, No.4. — P.165.

    9. Corwin E.J. et al., The Heritability of Postpartum Depression // Biol Res Nurs. — 2010. — Vol.12, No.1. — рр. 73-83.

    10. Mitchell C. et. al., Role of mother’s genes and environment in postpartum depression // PNAS. — 2011. — Vol. 108, No. 20. — pp. 8189-8193.

    Проблема исследования в психологии личностных факторов депрессивных расстройств Текст научной статьи по специальности «Психология»

    Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Гавриленкова Светлана Викторовна

    В статье отражены основные взгляды на возникновение депрессии в историческом контексте, рассмотрены личностные факторы, влияющие на возникновение депрессивного расстройства, перечислены современные модели связи личностных дисфункций и депрессивных расстройств

    Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Гавриленкова Светлана Викторовна,

    The problem of research of personal factors of depressive disorders in psychology

    The article is about main views on the start of depression in the historical context. It is also about personal factors that influence the start of depressive disorder. Modern forms of personal and depressive disorders are enumerated.

    Текст научной работы на тему «Проблема исследования в психологии личностных факторов депрессивных расстройств»

    Проблема исследования в психологии личностных факторов депрессивных расстройств

    В статье отражены основные взгляды на возникновение депрессии в историческом контексте, рассмотрены личностные факторы, влияющие на возникновение депресивного расстройства, перечислены современные модели связи личностных дисфункций и депрессивных расстройств.

    Ключевые слова: депрессия, личностные факторы возникновения депрессии, личностные дисфункции.

    По данным Всемирной организации здравоохранения, во всем мире от депрессии страдает более 350 млн человек различных возрастных групп (Информационный бюллетень № 369, 2012 г.) [6]. Около 7% населения европейского региона страдают серьезной депрессией, если учитывать более легкие формы депрессии и тревожные состояния, то эта цифра возрастет до 25% [9]. Необходимо отметить, что показатели распространенности депрессий возрастают не только среди лиц среднего возраста, но также достаточно часто встречаются в детском, подростковом и пожилом возрастах [1; 4; 11].

    Высокая распространенность и значительное «омоложение» депрессии создает необходимость изучения личностных факторов, связанных с возникновением депрессии и влияющих на ее динамику.

    Впервые интерес к личностным факторам, оказывающим влияние на развитие депрессии, возник в рамках психоаналитического подхода (К. Абрахам, З. Фрейд). В результате своих исследований К. Абрахам пришел к выводу, что страдающие депрессией характеризуются комплексом определенных черт, а именно: враждебностью, недоброжелательностью. У таких людей отмечают зависть в сочетании с пассивностью, у

    к них обнаруживается повышенная требовательность. Позднее К. Абрахам

    о отмечал тесную связь между разочарованием в любви и началом депрессии [8].

    ^ З. Фрейд в своей работе «Печаль и меланхолия» выделяет четыре усло-

    5 вия, которые влияют на развитие меланхолии:

    t 1) наличие детской травмы — разочарование в раннем объекте привя-

    | занности или ранняя утрата;

    2) выбор объекта привязанности на нарциссической основе (видение в других самого себя, а не отдельного человека, в сочетании с очень сильной привязанностью к объекту);

    3) мнимая или реальная утрата объекта либидо;

    4) перенос гнева и ненависти на собственное «Я», что обусловлено нарциссическим выбором объекта, когда определенные части «Я» были слиты с объектом, в результате чего чувства, адресованные разочаровавшему человеку, переносятся на собственное «Я».

    Представление З. Фрейда о психологических механизмах депрессии послужили импульсом большому количеству теоретических и эмпирических исследований данной проблемы. К наиболее значимым можно отнести следующие из них:

    1) исследования, изучающие взаимосвязь между депрессией и подавленной агрессией, враждебностью, гневом;

    2) исследования роли утрат и других стрессовых событий в раннем детстве как фактора для депрессивного реагирования во взрослом возрасте;

    3) исследование характера желаний и притязаний как личностных факторов депрессии [10].

    В дальнейшем психоаналитическая теория отходит от восприятия депрессии как «болезни агрессивности». С развитием теории объектных отношений и Эго-психологии внимание психоаналитиков акцентируется на проблеме самооценки и ее колебания. Также в межличностных отношениях людей, страдающих депрессией, были отмечены трудности в автономности и установления близости с другими людьми [8].

    На современном этапе развития психоанализа особый интерес представляет концепция американского исследователя С. Блата, который выделяет две формы депрессии, тесно связанные с определенными личностными факторами: анаклитическую, связанную с межличностной зависимостью, и интроективную, связанную с высоким самокритицизмом [8].

    Большая работа по выявлению личностных факторов, способствующих возникновению депрессии, была проведена в рамках когнитивного подхода. Когнитивный подход к изучению депрессии предполагает

    задеиствованность ряда когнитивных процессов, таких как когнитивные к искажения, автоматические мысли, глубинные убеждения, образующие | о когнитивную схему [7-9]. | §

    Наиболее интересна концепция «когнитивной уязвимости», которая с ^ связывает депрессию с наличием депрессогенных схем, формирующихся в детском опыте и активирующихся под влиянием соответствующих жизненных событий.

    В рамках этой концепции А. Бек выделяет две основные темы в центральных убеждениях депрессивных личностей: «тему беспомощности» (некомпетентности, несостоятельности) и «невозможность быть любимым» [7-9].

    Содержание негативных когнитивных схем тесно связано с личностными характеристиками индивида. А. Бек описал два базисных типа личности — «социотропный» и «автономный», аналогичных анаклитическо-му и интроективному типам в классификации С. Блата [8].

    В конце 1980-х гг. в США состоялась конференция, посвященная проблемам личностных дисфункций при депрессивных расстройствах, по результатам которой была создана рабочая группа, выделившая ряд концептуальных моделей связи личностных дисфункций и депрессивных расстройств.

    1. Модель общей причинности основана на утверждении о том, что личностные дисфункции и депрессивные расстройства являются независимыми друг от друга клиническими феноменами. Однако развиваются они одновременно и обусловлены одной причиной. Как правило, в качестве общей причины этих независимых состояний рассматриваются биологические процессы.

    2. Модели спектра рассматривают личностные аномалии и депрессию как различные, но взаимосвязанные фазы одного и того же процесса. В рамках этих моделей было выдвинуто предположение, что одно нарушение предшествует другому, т.е. одно нарушения является более ранней фазой или менее развитой формой другого нарушения.

    Выделяются два типа моделей:

    • модели «аффективного спектра» считают первичным по отношению к личностным дисфункциям аффективное расстройство, т.е. углубление и длительность аффективных нарушений приводит к депрессии;

    • модели «характерологического спектра», напротив, считают депрессию вторичной по отношению к личностным особенностям, с этой точки зрения, усиление личностных дисфункций может провоцировать развитие депрессивных проявлений.

    к 3. Предиспозиционные модели, или модели уязвимости, рассматриваем ют одно состояние, чаще всего это личностные черты, которые являются специфическим фактором риска или некоторым условием для возникно-^ вения депрессии.

    S 4. Патопластические модели рассматривают депрессивные расстрой-f ства и личностные дисфункции как явления, имеющие разные причины, I но подчеркивают, что совпадая во времени, одно расстройство может в значительной степени повлиять на тяжесть и длительность другого расстройства. Клинические исследования, проводимые в рамках этого подхода, показали, что личностные дисфункции оказывают существенное влияние на клиническую картину и течение депрессии. Также необходимо отметить, что опыт тяжелой депрессии оказывает влияние на личность, изменяя личностное функционирование.

    5. Модели осложнения концентрируют внимание на этапе выздоровления, отмечая, что опыт тяжелой депрессии оказывает существенное влияние и ведет к достаточно стойким изменениям личности [2; 3].

    Важно отметить, что выделение данных моделей носит достаточно условный характер. Сложность заключается в недостаточной четкости границ между вышеперечисленными моделями, а также в том, что каждая из вышеприведенных моделей достаточно трудна для эмпирической проверки, что говорит о необходимости продолжения работы по теоретическому анализу, классификации и эмпирическим исследованиям различных подходов в данной области.

    Таким образом, несмотря на длительный период исследований проблемы связи личностных характеристик и возникновения депрессии, данная проблема недостаточно изучена, поэтому необходимо восполнить недостаток ясности в вопросах о взаимосвязи личностных факторов и возникновения и динамики депрессии.

    1. Возрастные особенности клиники и течения депрессии у детей и подростков // Научный центр психического здоровья. Федеральное государственное бюджетное научное учреждение. Официальный сайт. URL: http://www.psychiatry. ru/lib/1/book/38/chapter/16 (дата обращения: 12.03.2015).

    2. Гаранян Н.Г. Депрессия и личность: обзор зарубежных исследований. Ч. I // Социальная и клиническая психиатрия. 2009. № 1. С. 79-89.

    3. Гаранян Н.Г. Депрессия и личность: обзор зарубежных исследований. Ч. II // Социальная и клиническая психиатрия. 2009. № 3. С. 80-92.

    4. Голубева Н.И. Депрессивные расстройства в младенческом и раннем детском возрасте: Дис. . канд. психол. наук. М., 2010.

    5. Депрессивные расстройства в Европе // Всемирная организация здраво- к охранения. Европейское региональное бюро. URL: http://www.euro.who.int/ | | ru/countries/tajikistan/news/news/2012/10/depression-in-europe (дата обращения: § о 12.03.2015). ||

    6. Депрессия. Информационный бюллетень № 369. Октябрь 2012 г. URL: http:// www.who.int/mediacentre/factsheets/fs369/ru/ (дата обращения: 12.03.2015).

    7. Карсон Р., Батчер Дж., Минека С. Анормальная психология. СПб., 2004.

    8. Клиническая психология / Под ред. А.Б. Холмогоровой. М., 2013.

    9. Клиническая психология / Под ред. М. Пере, У. Бауман. СПб., 2007.

    10. Психология эмоций. Тексты / Под ред. В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрей-тер. М., 1984.

    11. Романовская М.В. Роль индивидуально-личностного фактора при затяжных депрессивных расстройствах: Дис. . канд. психол. наук. СПб., 2004.

    cyberleninka.ru

    Влияние психологических факторов на изменение самооценки здоровья и уровня депрессии в процессе профессионального «Выгорания» у государственных служащих Текст научной статьи по специальности «Психология»

    Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Агапова Е.В., Винокур В.А., Болучевская Валентина Викторовна

    Статья посвящена изучению психологических характеристик и психосоматического статуса государственных служащих в процессе профессионального «выгорания». В работе описана специфика деятельности и приведены показатели здоровья этих специалистов, проведен анализ взаимосвязей психологических характеристик с самооценкой здоровья и уровнем депрессии .

    Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Агапова Е.В., Винокур В.А., Болучевская Валентина Викторовна,

    INFLUENCE OF PSYCHOLOGICAL FACTORS ON SELF-RATING OF HEALTH AND DEPRESSION SHANGE IN STATE EMPLOYEES DURING PROFESSIONAL BURNOUT

    The article is studying the psychological descriptions and psychosomatic status of state employees during professional burnout . The specifics of professional activity and health indicators are presented and interrelationships among psychological descriptions , depression and self-rating of health are analyzed.

    Текст научной работы на тему «Влияние психологических факторов на изменение самооценки здоровья и уровня депрессии в процессе профессионального «Выгорания» у государственных служащих»

    ВЛИЯНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА ИЗМЕНЕНИЕ САМООЦЕНКИ ЗДОРОВЬЯ И УРОВНЯ ДЕПРЕССИИ В ПРОЦЕССЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО «ВЫГОРАНИЯ»

    У ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ

    Е. В. Агапова, В. А. Винокур, В. В. Болучевская

    Северо-Западный государственный медицинский университет им. И. И. Мечникова, Санкт-Петербург, Волгоградский государственный медицинский университет, кафедра общей и клинической психологии

    Статья посвящена изучению психологических характеристик и психосоматического статуса государственных служащих в процессе профессионального «выгорания». В работе описана специфика деятельности и приведены показатели здоровья этих специалистов, проведен анализ взаимосвязей психологических характеристик с самооценкой здоровья и уровнем депрессии.

    Ключевые слова: государственные служащие, профессиональный стресс, профессиональное «выгорание», самооценка здоровья, депрессия, психологические характеристики, стрессоустойчивость, специфика деятельности.

    INFLUENCE OF PSYCHOLOGICAL FACTORS ON SELF-RATING OF HEALTH AND DEPRESSION SHANGE IN STATE EMPLOYEES DURING

    E. V. Agapova, V. A. Vinokur, V. V. Boluchevskaya

    The article is studying the psychological descriptions and psychosomatic status of state employees during professional burnout. The specifics of professional activity and health indicators are presented and interrelationships among psychological descriptions, depression and self-rating of health are analyzed.

    Key words: state employees, professional stress, professional burnout, self- rating of health, depression, psychological descriptions, stress resistance, specifics of professional activity.

    В последние десятилетия все больший интерес исследователей привлекает проблема влияния профессиональной деятельности на состояние здоровья представителей коммуникативных профессий как наиболее подверженных негативному воздействию профессионального стресса и психического «выгорания» [2, 5, 9, 11, 12]. В данном контексте особое внимание стало уделяться изучению механизмов формирования стрессоустойчивости и адаптации в различных сферах коммуникативного труда, а также ресурсов работников, способствующих развитию адекватных стратегий преодоления профессиональных трудностей.

    С полным основанием к категории лиц, в значительной степени подверженных «выгоранию», можно отнести и государственных служащих, чья профессиональная деятельность отличается повышенной стрес-

    согенностью [3, 4, 7]. Это обусловлено самой спецификой и особенностями прохождения государственной службы, социальный институт которой является связующим звеном между государством и гражданским обществом. Профессиональная деятельность государственных служащих обладает высокой социальной значимостью, поскольку она непосредственно связана с управлением организациями и людьми, и отличается жесткой нормативной регламентацией трудовой дисциплины, напряженностью коммуникативного процесса с необходимостью эмоциональной вовлеченности, гиподинамией, постоянными переездами, связанными со служебными командировками, а также высоким уровнем риска и персональной ответственности за принимаемые решения, их результаты и последствия [3]. Зачастую принятие сложных решений, от которых за-

    Выпуск 1 (49). 2014

    висят судьбы людей, осуществляется в сжатые сроки в ситуациях высокой неопределенности, а также в зависимости от воли вышестоящих должностных лиц [8]. Напряженный темп работы, работа с клиентами, частые изменения правовой и процессуальной базы, необходимость постоянного повышения своего профессионального уровня требуют больших временных и энергетических затрат. Многократное возникновение уникальных по сложности и многообразию стрессовых ситуаций, в которых работники государственного аппарата должны действовать успешно и соответствовать социально желаемому образу государственного служащего, является специфической особенностью их деятельности, предполагающей неукоснительное соблюдение всевозможных ограничений, жесткую соподчиненность по отношению к вышестоящим структурам, работу «за пределами рабочего дня», четкое согласование позиций многих специалистов для принятия управленческих решений. В ситуациях неопределенности у работников часто возникает острый внутренний конфликт между жесткими требованиями, которые налагает на них ответственность, и отсутствием объективной возможности выполнить их, который усиливается несоответствием субъективного восприятия сложности выполняемой работы и ее внешней оценки.

    Состояние хронического стресса нередко способствует увеличению риска развития у этих специалистов различных психосоматических заболеваний. Отмечена взаимосвязь частоты артериальной гипотензии и других сердечно-сосудистых заболеваний, в частности, ишемической болезни сердца (ИБС), с эмоциональным напряжением в работе сотрудников государственного аппарата. Источником такого напряжения считается сочетание повышенных требований и ощущение недостаточных возможностей регулировать рабочую нагрузку, что формирует повышенную реактивность физиологических систем, прежде всего, cердечно-сосудистой и нейроэндокринной [1]. Анализ результатов диспансеризации государственных служащих в Санкт-Петербурге (2009) показал, что из 100 обследованных работников только 0,6 % были практически здоровы и не нуждались в дальнейшем диспансерном наблюдении, почти каждый десятый (9,4 %) имел риск развития заболеваний и нуждался в проведении профилактических мероприятий. Наибольшую долю (88,0 %) из осмотренных государственных служащих составили работники, которым требовалось дополнительное обследование для уточнения диагноза в условиях амбулаторно-поликлинических учреждений. 1,7 % работников нуждались в дополнительном обследовании и лечении в стационарных условиях и 0,3 % работников была необходима высокотехнологичная медицинская помощь [10].

    Вместе с тем на современном этапе в условиях постоянных структурных преобразований в различных звеньях государственной службы в связи с новизной и возросшей сложностью стоящих перед нею задач со стороны общества выдвигаются все новые требования

    к уровню подготовки, личностным качествам, состоянию здоровья работников государственного аппарата, так как успешность их деятельности во многом определяет социально-экономическое положение страны. Повышение профессиональной «выносливости», стрессоустойчивости государственных служащих как основных компонентов целостной технологии клинико- и социально-психологического сопровождения их профессиональной деятельности и профилактики «выгорания» во многом будет способствовать сохранению здоровья работников и повышению эффективности их труда. В качестве основных ресурсов, обеспечивающих благоприятный эмоциональный фон для преодоления стрессовых воздействий могут рассматриваться психологические характеристики работников, которые во многом определяют отношение человека к любой ситуации в профессиональной деятельности и в целом являются показателем толерантности к стрессу.

    В рамках проведенного нами исследования были определены показатели самооценки здоровья и депрессии и их взаимосвязь с психологическими характеристиками у 144 государственных служащих в процессе профессионального «выгорания». Исследование проводилось с использованием комплекса методик: авторской анкеты (структурированное интервью); опосника «Отношение к работе и профессиональное выгорание» — ОРПВ (В. А. Винокур, 2009) [6]; госпитальной шкалы тревоги и депрессии (Zigmond A. S., Snaith R. P., 1983); методики для определения уровня субъективного контроля личности (УСК) в адаптации Бажина Е. Ф. с соавт. (1993); Гиссенского личностного опросника в адаптации Голынкиной Е. А. с соавт. (1993); опросника для изучения копинг-поведения (Heim E., 1988). При оценке состояния здоровья мы опирались на субъективное представление работников о своем здоровье — самооценку по 10-балльной шкале структурированного интервью и шкале «состояние здоровья и общая адаптация» методики ОРПВ, а также на данные Госпитальной шкалы тревоги и депрессии. Провести более глубокое психофизиологическое обследование государственных служащих у нас не было возможности по причине крайней закрытости исследуемого контингента и отсутствия его согласия на проведение такого обследования.

    По результатам исследования, у 52,08 % государственных служащих отмечается низкая самооценка здоровья. По показателю «процент теоретически возможного максимума» шкалы «состояние здоровья и общая адаптация» методики ОРПВ женщины в большей степени (M± т: 54,89 ± 1,61), чем мужчины (M ± т: 48,03 ± 2,03), обеспокоены состоянием своего здоровья и связывают его ухудшение со стрессом на работе р

    Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970