Фаза мобилизации при стрессе

Практически неизбежное последствие любого конфликта – стресс.

Суть явления

Его неприятные признаки (повышенная возбудимость, невозможность сосредоточиться, а затем чувство беспричинной усталости и пр.) проявляются мгновенно и видны невооруженным глазом.

Слово «стресс» в переводе с английского означает «напряжение». В научный оборот этот термин введен в 1936 году канадским физиологом Гансом Селье, разработавшим общую концепцию стресса как приспособительной реакции организма на воздействие экстремальных факторов. Необыкновенная популярность как самой концепции, так и самого понятия «стресс» возникла благодаря тому, что они помогают легко объяснить многие явления нашей повседневной жизни: реакции на возникающие трудности, конфликтные ситуации, неожиданные события.

По классическому определению Селье, стресс – это неспецифический ответ организма на предъявленное ему требование. Этот ответ представляет собой напряжение организма, направленное на преодоление возникающих трудностей и приспособление к возросшим требованиям.

Фазы стресса

У любого стресса существует три фазы:

1) реакция тревоги, проявляющаяся в срочной мобилизации защитных сил и ресурсов организма;

2) фаза сопротивления, позволяющая организму успешно справляться с вызвавшими стресс воздействиями;

3) фаза истощения, если слишком затянувшаяся и чересчур интенсивная борьба приводит к снижению адаптационных возможностей организма.

На химическом уровне

Стрессовое состояние вызывает определенную биохимическую реакцию, связанную с выбросом адреналина. Ее физиологический смысл — мгновенная мобилизация всех сил организма, необходимых для борьбы с врагом или бегства от него. Но современный человек, в отличие от первобытного, не так уж часто решает свои проблемы с помощью физической силы или быстрого бега. Вот и циркулируют по нашей крови не нашедшие применения гормоны, которые будоражат организм и не дают успокоиться нервной системе. При этом стрессовое состояние опасно не само по себе, а тем, что способно провоцировать целый букет органических нарушений в виде сердечно-сосудистых, аллергических, иммунных и прочих заболеваний. Не говоря уже о том, что резко падает работоспособность человека, его жизненная и творческая активность. Беспричинная вроде бы вялость, пассивность, бессонница или не дающий отдыха сон, раздражительность, недовольство всем миром — типичные симптомы стресса. Здесь естественным образом возникает вопрос: а можно ли со всем этим что-нибудь поделать? Можно ли избежать стрессов?

Что делать?

Увы, избежать стрессов невозможно в принципе. Это механизм приспособления к окружающей среде. Стресс может не только понизить, но и повысить устойчивость организма к негативным факторам. Для разведения этих полярных функций существует понятие стресса и дистресса.

стресс — это напряжение, мобилизующее, активизирующее организм для борьбы с источником негативных эмоций;

дистресс — это чрезмерное напряжение, понижающее возможности организма адекватно реагировать на требования внешней среды.

Таким образом, избегать стрессов вообще – неверная политика. Равно как и искать их на свою голову нарочно.

medportal.ru

Фаза мобилизации при стрессе

2.2. Фазы развития стресса (субсиндромы стресса).

Психологические и психофизиологические исследования стресса при экспериментальных факторах разного характера и разной продолжительности позволили выделить ряд форм адаптационной активности, т.е. форм “общего адаптационного синдрома”, которые можно рассматривать как субсиндромы стресса. При длительном течении стресса его субсиндромы могут чередоваться, повторяться или сочетаться друг с другом при поочередном доминировании отдельных симптомов. В условиях, когда на человека длительно действуют предельно-переносимые стресс-факторы, эти субсиндромы один за другим в определенном порядке, т.е. становятся фазами развития стресса. Дифференциация этих субсиндромов была возможна благодаря тому, что в ходе развития стресса при указанных условиях поочередно становились манифистированными (преимущественно выраженными и заметными, как для исследователей, так и испытуемых) разные формы адаптационной активности. Можно заметить, что при стресс-факторах, оцениваемых субъективно как максимально переносимые, смена манифестированных субсиндромов стресса свидетельствовала о последовательном переходе от доминирования субсиндрома, знаменующего относительно низкий функциональный уровень адаптации, к субсиндрому, симптомы которого свидетели о мобилизации иерархически более высокого уровня адаптации.

Итак, было выделено 4 субсиндрома стресса:

1. Эмоционально-поведенческий синдром.

2. Вегетативный синдром (субсиндром превентивно-защитной вегетативной активности).

3. Когнитивный субсиндром (субсиндром изменения мыслительной активности при стрессе).

4. Социально-человеческий субсиндром (субсиндром изменения общения при стрессе).

Следует сказать об условности такого подразделения субсиндромов стресса. Оно может быть иным. В данном случае выбраны преимущественно человеческие основания для анализа проявлений стресса, возникающих при относительно постоянном уровне субъективной экстремальности стрессора. Иные особенности стрессора либо иные основания анализа развития стресса приведут к другому структурированию феноменов его развития.

2.3. Периоды мобилизации адаптационных резервов.

Физиологические и психофизиологические исследования длительного стресса позволили выделить в 1-ой стадии стресса 3 периода адаптации к устойчивым стрессогенным воздействиям.

1-ый период — активизация адаптационных форм реагирования за счет мобилизации в основном “поверхностных” резервов. Этот период во многом идентичен р-н организма на кратковременное воздействие. Его продолжительность при максимальной субъективно переносимой экстремальности стрессора исчисляется минутами, часами. Первый период стресса у большинства людей отличался стеническими эмоциями, и повышением работоспособности.

Если мобилизационная “по тревоге” адаптационная защитная активность не прекращает стрессогенности воздействия, начинают действовать имеющиеся в организме “программы” перестройки существующей в неэкстремальных условиях “функциональной системности” и становления ее новой формы, адекватной экстремальному требованию среды. Эта перестройка рассматривается как 2-ой период на 1-ой стадии развития стресса. Для него часто характерно болезненное состояние человека со снижением работоспособности. Однако высокая мотивация в этом периоде стресса может поддерживать достаточно высокую работоспособность человека, несмотря на выраженную клиническую симптоматику.

Более того, человеческие (мотивация, установка и т.п.) может за счет временной “сверхмобилизации” резервов, в частности гипофизарно-адреналовой системы, купировать неблагоприятные проявления 2-го периода. “Сверхмобилизация” может быть реализована болезненно у здоровых, непереутомленных людей. При переутомляемости, при болезнях, а также в немолодом возрасте, “сверхмобилизация” при стрессе за счет человеческих побуждений может обострить имеющееся скрытое заболевание, а также вызвать другие болезни стресса (сосудистые, диспластические, воспалительные, психические).

Обращает внимание сходная суммарная продолжительность первых двух периодов стресса в различных экстремальных условиях.. Если эти условия приближались к предельно переносимым для человека, то суммарная продолжительность этих периодов в совершенно разных стрессогенных условиях в среднем составляла 11 суток. Авторы исследований жизнедеятельности человека в крайне неблагоприятных для него условиях описывают период устойчивой адаптации к этим условиям. Этот период может рассматриваться как 3-й период 1-ой стадии развития стресса. Его продолжительность варьирует в широких пределах (до 20-60сут).

studbooks.net

Стресс и управление им в деятельности руководителя

Понятие «стресс» (от англ. stress — давление, напряжение) обозначает широкий круг состояний повышенной напряженности, возникающих в ответ на различные экстремальные воздействия — стрессоры. Количество стрессоров в управленческой деятельности очень велико, они специфичны по своему содержанию.

Фактор информационной нагрузки. В управленческой деятельности объем информации и требования к ее переработке входят в противоречия с психическими возможностями человека. Поэтому когнитивная нагрузка, обусловленная таким объемом информации, выступает в качестве негативного фактора, приводящего к стрессу.

Фактор информационной неопределенности. Руководитель, несмотря на избыточность информации, вынужден искать недостающую информацию или действовать в условиях неопределенности, риска. А это — сильный стрессогенный фактор.

Фактор ответственности — основной и решающий для деятельности руководителя, в которой он выражен максимально.

Фактор дефицита времени, факторы межличностных и внутриличностных (ролевых) конфликтов, фактор полифокус-ности управленческой деятельности, система внешнесредо-вых факторов (конкуренция, криминальная среда, нестабильность макросоциальной и макроэкономической динамики) — все они являются стрессорами управленческой деятельности.

Стрессовые состояния влияют на деятельность в целом и на ее отдельные процессы неоднозначно. Существуют три основные фазы развития стресса.
1. Фаза мобилизации. На первых этапах развития стресса общая эмоциональная напряженность еще не достигает максимума, поэтому она оказывает стеническое воздействие на психические процессы и на общую организацию деятельности. Эту фазу обозначают понятием «продуктивный стресс, или «эвстресс» («эвристический стресс»). Ее рассматривают как адекватную — мобилизирующую — реакцию психики и организма на усложнение внешней ситуации.

2. Фаза расстройства. Существует некий предел сопротивления интенсивности стрессовых воздействий (в силу ограничений, объективно присущих психической и физиологической организации человека). Мобилизация имеющихся возможностей происходит до тех пор, пока этот предел не достигнут. Затем психика начинает «сдавать», эмоции трансформируются из положительного фактора в отрицательный. В когнитивной
сфере изменения происходят в первую очередь. Снижается объем и качество восприятия и оперативной памяти, происходит блокада прошлого опыта. Для мышления тоже характерны значительные изменения. Возрастает его стереотипность, снижается продуктивность, способность к адекватной переработке информации.

Характерными становятся для деятельности в целом попытки ее организации по типу подыскания в прошлом опыте нормативного способа. В процессах ПУР возникает феномен глобальных реакций (тенденция к выбору неточных и слишком общих вариантов действия). Явления, которые возникают на этой фазе, характеризуют непродуктивный стресс — дистресс (дисфункциональный стресс).

3. Для фазы деструкции характерна максимальная дистрессовость — полный распад организации деятельности и нарушения психических процессов, обеспечивающих ее. Может возникнуть феномен блокады восприятия, памяти, мышления. На этой фазе организация деятельности и поведение приобретают одну из двух основных форм: деструкцию по типу гипервозбуждения (импульсивные реакции, хаотичное поведение) или де
струкцию по типу гиперторможения (блокада деятельности и поведенческой активности, оцепенение). Данная фаза — это полный срыв деятельности.
Все три фазы имеют общий характер. Наряду с этим достаточно выражены индивидуальные различия реагирования на стрессовые воздействия. Выражаются они в динамике и сравнительной длительности указанных фаз. Понятие «стрессустойчи-востъ личности» используется для обозначения «меры сопротивляемости» человека стрессовым воздействиям. Способность эта зависит от того, насколько сильно представлена у индивида фаза мобилизации.

Выделяют три основных типа личности, различающихся по тому, как долго человек может сохранять резистентность (устойчивость) к временному давлению хронических стрессовых условий, характеризуют его индивидуальный порог стрес-сустойчивости. Одни руководители адаптируются к стрессу, другие даже при коротких стрессовых воздействиях дают сбои, а третьи только в условиях стресса могут эффективно работать. Обозначают их соответственно как «стресс вола», «стресс кролика», «стресс льва».

Индивидуальные различия резистентности к долговременному стрессу, наиболее характерному для деятельности руководителя, зависят от параметра интерналъностиэкстер-налъности личности.

Другое необходимое условие стрессустойчивости — общая мотивационная направленность личности, ее доминирующая ориентация (личностно-карьеровая — снижает стрессустойчивость, а социально-профессиональная — повышает). Существуют две формы поведения в условиях стресса: контроль страха и контроль опасности. В первом случае изыскиваются способы обезопасить себя лично, поэтому теряется контроль за ситуацией и прекращаются конструктивные попытки организации деятельности. Во втором случае контроль за ситуацией сохраняется дольше, этот тип поведения значительно эффективнее, а для руководителя является единственно приемлемым.

Способы выхода из стрессовых ситуаций разделяют на активные и пассивные. Первый строится как интенсификация конструктивных действий по организации деятельности, отражая адекватное течение фазы мобилизации, или по типу «внешней бурной реакции». Пассивный способ заключается в том, что человек мирится с ситуацией, подавляя напряжение и загоняя стресс внутрь. Это — реакция торможения. Она иногда полезна, так как помогает избегать необдуманных импульсивных действий, но при повторениях способствует аккумуляции напряженности.

studopedia.ru

Психология взаимоотношений

При непрекращающемся действии стрессогенного фактора интенсивность проявлений «триады стресса» возрастает. Г. Селье

Рис. 1. Схемы развития длительного стресса:


А — стадии развития стресса по Г. Селье: «аларм» — реакция мобилизации адаптационных резервов, срочно, «по пожарной тревоге» (1); фаза резистент­ности (2); истощение адаптационных резервов (3).

Б — фазы адаптации при стрессе, разрушение имевшейся «функциональной системности» (1); становление новой «функциональной системности» (2); фаза неустойчивой адаптации (3); фаза устойчивой адаптации (4); фаза истощения «функциональной системности» (5).

В — динамика смены манифестированных форм адаптационной активности при длительном стрессе, т. е. субсиндромов стресса (по Л. А. Китаеву-Смыку): защитная, эмоционально-поведенческая активность (1); эмоционально-поведенческая пассивность «отменяется» (2); эмоционально-поведенческая активность заменяется превентивно-защитной вегетативной активностью (3); усиление умственной активности (4); нарастание пассивности сознания (5); активизация общения (6): угасание общительности (7).. t — продолжительность стресса, усиливающая его интенсивность выделяет три стадии этих изменений (см. рис. 1). Первую стадию стресса он назвал «аларм» (alarm-reaction), т. е. мобилизацией «по по­жарной тревоге» с использованием адаптационных резервов, которые в организме всегда наготове. Ошибочно во многих русских статьях, книгах и даже учебниках слово «аларм» переводится как «стадия тревожности», что совершенно не верно. Г. Селье не использовал для названия этой стадии стресса слово «тревожность» (anxiety). В этой первой стадии могут пробуждаться и смелость, и ярость, и страх. А тревожность, беспокойство, боязливость, предчувствие грозящей опасности могут возникать и в других стадиях стресса.

Пытаясь исправить ошибочное понимание «аларм-стадии» стресса как «тревожности», некоторые ученые стали писать о стрессовых «продуктивной» и «непродуктивной» тревожностях. Но можно ли о стрессовой радости, отваге, восторге, возникающих при «аларм-стадии», говорить как о «продуктивной тревожности»? Нет, нельзя. И реальная «тревожность» при стрессе может ока­заться продуктивно полезной, оберегающей от опасности, либо непродуктивной — вредящей жизнедеятельности людей. Следуя Г. Селье, надо отказаться от интерпретации термина «аларм» как эмоции тревожности.

Автор концепции стресса предположил ограниченность адапта­ционных возможностей организма. Она проявляется уже на первой стадии стресса. «Ни один организм не может постоянно находиться в состоянии тревоги. Если агент настолько силен, что значительное воздействие его становится несовместимым с жизнью, животное погибает еще в стадии тревоги, в течение первых часов или дней. Если оно выживает, за первоначальной реакцией обязательно следует „стадия резистентности»» (Селье Г., 1979, с. 35] (заметим, что это русский перевод 1979 г. и здесь слово «тревога» не вполне соответствует оригиналу). «Резистентность» — вторая стадия — сбалансированное, более или менее равномерное расходование адаптационных резервов. Такое расходование кажется не отличаю­щимся от обычного при спокойном существовании человека (или животного). Но специальными методами можно легко обнаружить, что на стадии стрессовой резистентности адаптационные ресурсы организма расходуются чрезмерно из-за повышенного требования со стороны стрессоров к адаптационным системам организма.

Ввиду того что «адаптационная энергия не беспредельна» [там же], рано или поздно, если стрессор продолжает действовать, наступает третья стадия — «стадия истощения». «Мы до сих пор не знаем, что именно истощается, но ясно, что только не запасы калорий» (там же]. На этой стадии, так же как на первой, в орга­низме возникают сигналы о несбалансированности стрессогенных требований среды и ответов организма на эти требования.

В отличие от первой стадии, когда эти сигналы ведут к рас­крытию кладовых резервов организма, в третьей стадии такие сигналы — призывы о помощи, которая может прийти только из­вне — либо в виде поддержки, либо в форме устранения стрессора, изнуряющего организм.

Экстремальные ситуации делят на кратковременные, когда включаются и действуют (актуализируются) программы реаги­рования, которые в человеке всегда «наготове», и на длительные, которые требуют адаптационной перестройки функциональных систем человека, иногда субъективно крайне неприятной, а под­час неблагоприятной для его здоровья (Китаев-Смык Л. А., 1983, 1978 а, 1978 б, 2001; Медведев В. И., 1979 и др.]. При кратковре­менных сильных экстремальных воздействиях ярко проявляются разные симптомы стресса.

Сопоставляя свои наблюдения с данными Г. Селье, я изучал кратковременный стресс при создании «трехкаскадной» ката­пультной системы спасения пилотов, включающейся при летных авариях и при боевых поражениях реактивных истребителей-бомбардировщиков, мной исследовался стресс при подготовке первых кратковременных космических орбитальных полетов, еще и в военной, боевой обстановке в «горячих точках» СССР. России, Ближнего Востока.

Длительный стресс мы изучали в 60-70-х гг. XX в. при подготовке экспедиции на Марс, еще — в длительных высо­когорных экспедициях и в ходе «чеченской войны» с 1995 по 2002 г. При действии стрессоров, вызывающих долгий стресс (а длительно можно выдержать только сравнительно несиль­ные стрессовые нагрузки), начало стресса бывает стертым, с ограниченным числом заметных проявлений адаптационных процессов. Поэтому кратковременный стресс можно рассматри­вать как усиленную модель начала длительного стресса. И хотя по своим бросающимся в глаза проявлениям кратковременный и длительный стрессы отличаются друг от друга, тем не менее в их основе лежат идентичные механизмы, но работающие в разных режимах (с разной интенсивностью). Кратковременный стресс — бурное расходование «поверхностных» адаптацион­ных резервов и наряду с этим начало мобилизации «глубоких» (Martenuick R. G., 1969]. Если «поверхностных» резервов не­достаточно для ответа на экстремальные требования среды, а темп мобилизации «глубоких» недостаточен для возмещения расходуемых адаптационных резервов, то живое существо может погибнуть при совершенно неизрасходованных «глу­боких» адаптационных резервах. Многие умершие от голода в Ленинграде во время его блокады (в 1941-1942 гг.) сохраняли обильные жировые отложения в подкожной клетчатке. Их гибель была в значительной степени из-за психологических переживаний голода и страха.

На рис. 1 представлена попытка сопоставления суждений Г. Селье о динамике длительного стресса (А), представлений о нем «психофизиологов-системщиков» (Б) и результатов наших исследований динамики субсиндромов стресса (В), т. е. смены преобладаний различных форм адаптационно-защитной активности (и пассивности) при длительном стрессе. Подробному изложению результатов этих исследований посвящены 2-5 гл. данной моно­графии (см. также [Китаев-Смык Л. А., 1983, 2001]).

Длительный стресс — постепенные мобилизация и расходо­вание «поверхностных» и «глубоких» адаптационных резервов iPopkin М. К., Stiliner V., Hall R. C. et al., 1978]. Его течение может быть скрытым при ставших как бы привычными вредя­щих воздействиях на людей. Тогда его удается регистрировать только специальными методами. Максимально переносимые длительные стрессоры вызывают выраженную симптоматику стресса. Адаптация к таким факторам возможна, только если организм человека успевает, мобилизуя глубокие адаптационные резервы, «подстраиваться» к уровню длительных экстремальных требований среды. Симптоматика длительного стресса может напоминать симптомы соматических или психических болезней. Такой стресс нередко переходит в настоящие болезни. Причиной длительного стресса может стать не только непрерывный, но и регулярно повторяющийся экстремальный фактор. Тогда попере­менно «включаются» процессы адаптации и реадаптации. Их про­явления могут казаться слитными. В целях совершенствования диагностики и прогноза течения стресса состояния, вызванные длительными прерывистыми стрессорами, предложено рассма­тривать как самостоятельную группу [Gerathewohl S., Ward J., 1960; Китаев-Смык Л. А., 1983].

Хорошо изучены первая и вторая стадии развития стресса. Третьей стадии стресса, т. е. истощению организма вплоть до его гибели, посвящены исследования, проводившиеся либо в сложных труднодоступных натурных условиях, либо в экспериментах с животными [Бродхерст П. Л., 1975; Стенько Ю. М., 1978, 1981 и др.], а это затрудняло получение достоверных данных.

При длительном пребывании в экстремальных условиях возникает сложная картина изменений физиологических, пси­хологических и социально-психологических характеристик чело­века. Исследования долгого стресса проводились в фашистских концентрационных лагерях во время Второй мировой войны, однако сложный комплекс негативных воздействий на людей, заключенных в этих лагерях, делал результаты тех «концла­герных экспериментов» почти несопоставимыми со «стрессом обыденной жизни» [Франкл В., 1990 и др.]. Систематическое экспериментальное изучение долгого стресса было начато в связи с подготовкой длительных космических полетов [Еме­льянов М. Д., 1967; Касьян И. И., Колосов И. А., Лебедев В. И., Юров Б. Н.. 1966; Касьян И. И., Черепахин М. А., Горшков А. И., 1966; Китаев-Смык Л. А., 1963 а; Китаев-Смык Л. А., 1963 б; Копанев В. К.. 1970; Копанев В. И., Юганов Е. М., 1972; Кос-молинский Ф. П., 1976; Новиков М. А., 1981; Gerathewohl S., Ward J., 1960 и др.]. Исследования первоначально велись с целью определения пределов переносимости человеком тех или иных неблагоприятных условий существования. Когда в основном были определены физиологические пределы переносимости человеком различных экстремальных физических факторов, тогда предметом исследования стали психические состояния и работоспособность человека в экстремальных условиях [Бе­реговой Г. Т., Завадова Н. Д., Ломов Б. Ф., Пономаренко В. А., 1978; Китаев-Смык Л. А., Зверев А. Т., 1963; Китаев-Смык Л. А., 1978; Леонов А. А., Лебедев В. И., 1971; Хрунов Е. В., Хачату-рьянц Л. С., Попов В. А., Иванов Е. А., 1974 и др.].

Важным направлением изучения длительного стресса, «стрес­са жизни» явились социально-психологические, психолого-политические исследования, необходимые, в частности, для решения проблем групповой совместимости в экстремальных ситуациях, проблем управления массовыми психологическими и политическими процессами и т. п.

Г. Г. Аракеловым подмечены различия форм научного мыш­ления людей, обучавшихся и воспитанных в разных системах образования, в частности у медиков и психологов. Они по-разному понимают сущность стресса как состояние гомеостаза, обеспечивающего нужную активность человека при измененных требованиях среды [Аракелов ГГ., 2004, с. 326-344]. «Клини­ческое мышление» медиков, сформированное годами обучения и медицинской практики, делает их нередко «непонимающими» логику мышления профессиональных психологов, а психоло­гов — не воспринимающими медиков, хотя они, казалось бы, изъясняются на одном и том же языке (русском, английском и т. п.). Известный психолог К. К. Платонов утверждал, что «истинным медицинским психологом может стать только врач, получивший еще и фундаментальное психологическое образо­вание» [Платонов К. К., 1975].

pciholog.com

Система внешнесредовых факторов. Внешняя среда организаций является источником многочисленных стрессоров, которые по силе своего влияния могут превосходить внутриорганизационные, деятельносгные факторы. В этом плане, прежде всего, необходимо отметить следующие факторы. Во-первых, факторы конкуренции, связанные с «борьбой за существование» в условиях нестабильной социальной и профессиональной среды. Во-вторых, факторы влияния криминальной среды на деятельность организаций. В-третьих, факторы нестабильности макросоциальной и макроэкономической динамики; их практически невозможная прогнозируемость на перспективу.

В целом следует подчеркнуть, что система стрессовых факторов столь же разнообразна и многочисленна, сколь многообразна вся внешняя среда организации. Любой ее компонент при определенных условиях может становиться стресс-фактором.

Влияние стрессовых состояний на деятельность в целом и на отдельные ее процессы неоднозначно. Различия обусловлены существованием трех основных фаз развития стресса — мобилизации, расстройства и деформации. Они по-разному влияют на деятельность.

Фаза мобилизации. Первые этапы развития стрессового состояния характеризуются тем, что общая эмоциональная напряженность еще не достигает своего максимума. Поэтому она оказывает преимущественно положительное (стеническое) воздействие и на психические процессы, и на общую организацию деятельности. Этой фазе соответствует восходящая ветвь графика на рис. 26. Здесь эмоциональная активация повышает продуктивность выполнения основных управленческих функций. Внешние стрессоры выступают в роли своеобразных стимулов для интенсификации психических процессов и для полного вовлечения потенциала личности в деятельность. Данная фаза обозначается понятием продуктивного стресса, или «эвстресса» (эвстресс — сложносокращенное слово от сочетания «эвристический стресс»). Возрастает объем восприятия и внимания, повышается гибкость и лабильность оперативной памяти. В состояние «повышенной готовности» переводится информация прошлого опыта; увеличивается оригинальность, продуктивность и креативность мышления (феномен гиперактивации мышления). Возрастает способность к формулировке альтернатив и их анализу, что повышает эффективность процессов принятия решения. Способы и методы организации деятельности становятся также более адекватными, разнообразными, эффективными. В целом эту фазу следует рассматривать как адекватную — мобилизирующую реакцию психики и организма в целом на усложнение внешней ситуации.

Фаза расстройства. В силу объективно присущих психической и физиологической организации человека ограничений существует некий предел сопротивления интенсивности стрессовых воздействий. До тех пор пока он не достигнут, происходит мобилизация имеющихся возможностей. Однако затем психика «начинает давать сбои»; эмоции из положительного (мобилизующе-энергетического) фактора трансформируются в преимущественно отрицательный — деструктивный фактор. В первую очередь изменения возникают в когнитивной сфере. Сужается объем восприятия, снижается объем и качество оперативной памяти, затрудняется актуализация информации из долговременной памяти (феномен блокады прошлого опыта). Особо значительные изменения характерны для мышления. Возрастает его стереотипность, резко снижается продуктивность и способность к адекватной переработке информации. Поиск решения подменяется попытками вспомнить решения, встречавшиеся ранее (репродуктивизация мышления); снижается оригинальность мышления (феномен уплощения мышления).

Для деятельности в целом характерными становятся попытки ее организации не по типу создания адекватного ситуации способа, а по типу подыскания в прошлом опыте нормативного способа (явление заалгоритмизированности деятельности). В процессах принятия управленческих решений возникает феномен глобальных реакций. Он состоит в тенденции к выбору слишком общих и неточно определенных вариантов действия; решения утрачивают конкретность и реализуемость; кроме того, они становятся либо импульсивными, либо чрезмерно затянутыми — инертными. Возникающие и нарастающие на этой фазе явления характеризуют, таким образом, непродуктивный стресс, обозначаемый понятием дистресса (дистресс — сложносокращенное слово от сочетания «дисфункциональный стресс»).

Фаза деструкции характеризуется максимальной дистрессовостью — полным распадом организации деятельности и значительными нарушениями психических процессов, обеспечивающих ее. Может иметь место феномен блокады восприятия, памяти, мышления (явления типа «ничего не вижу», «потемнело в глазах», явление «белой пелены», а также провалов в памяти, «отключения мышления», «интеллектуального ступора» и др.).

Основной закономерностью фазы деструкции в плане общей организации деятельности и поведения является то, что они приобретают одну из двух основных форм: деструкция по типу гипервозбуждения и деструкция по типу гиперторможения.

etiqu.ru