Фрейда о невроз

Взгляды З.Фрейда на возникновение неврозов

это может вам помочь

Взгляды З.Фрейда на возникновение неврозов

Проблемы взаимосвязи культуры и неврозов были рассмотрены еще Фрейдом в его учении, однако современные знания о степени и природе влияния культуры на личность не было доступно в то время, когда Фрейд развивал свою психологическую систему. Вместо признания того, что противоречивые тенденции в неврозах порождаются главным образом условиями жизни, он считает их инстинктивными наклонностями, которые лишь модифицируются окружением индивида.

В результате Фрейд, сводя к биологическим факторам наклонности, преобладающие у невротика — представителя среднего класса в западной цивилизации, считает их неотъемлемо присущими ‘человеческой природе’. Этот тип характеризуется огромной потенциальной враждебностью, готовностью и способностью к ненависти, которая намного превосходит его способность к любви, эмоциональным одиночеством, тенденцией к эгоцентризму; он склонен избегать общения, корыстен и вечно погрязает в проблемах связанных с обладанием и престижем не осознавая, что все эти наклонности, в конечном счете, вызываются условиями специфической социальной структуры, Фрейд приписывает эгоцентризм нарцистическому либидо, враждебность — деструктивному влечению, затруднения в денежных вопросах — анальному либидо, стяжательство — оральному либидо. В таком случае логично рассматривать мазохистские наклонности, часто встречающиеся у современных невротичных женщин, как часть женской природы, или заключить, что специфическое поведение современных невротичных детей представляет собой универсальную стадию человеческого развития.

Убежденный в универсальности роли влечений, которые он считает инстинктивными, Фрейд считает правомерным сводить к этой основе также и культурные явления. Капитализм рассматривается как анально-эротическая культура, войны обусловлены врожденным деструктивным влечением, культурные достижения в целом являются сублимациями либидозных влечений. Качественные отличия в разных культурах объясняются природой инстинктивных влечений, которые выражаются или вытесняются характерным образом, то есть рассматриваются как зависящие от того, какие влечения — оральные, анальные, генитальные или деструктивные — их выражение или вытеснение затрагивает в первую очередь.

На основе этих исходных посылок непонятные обычаи примитивных племен также предстают как аналогии невротических феноменов нашей культуры. Фрейд высмеивает этот подход психоаналитиков, замечая, что первобытные племена превращаются у них в толпу одичавших невротиков. Споры, возникающие вследствие таких вторжений в социологические и антропологические области, подчас грозят дискредитировать весь психоанализ, обнаруживая опрометчивость его обобщений в вопросах культуры. Такая критика неправомерна: эти обобщения просто отражают определенные спорные принципы психоанализа, которые действительно далеки от сути того, что может предоставить психоанализ.

Как мало значения придает Фрейд культурным факторам, видно также по его склонности рассматривать определенные воздействия окружающей среды как случайности в судьбе индивида, вместо того, чтобы признать в полной мере силу стоящих за ним культурных влияний. Так, например, Фрейд считает случайным, что брату оказывается в семье предпочтение перед сестрой, в то время как предпочтение детям мужского пола входит в парадигму патриархального общества. Здесь может возникнуть возражение, что для анализа индивида та или иная интерпретация такого предпочтения несущественна, однако это не так: в действительности предпочтение, оказываемое брату, является одним из многих факторов, вызывающих у девочки чувство, что она неполноценна или менее желанна; поэтому, когда Фрейд рассматривает наличие предпочитаемого брата как случайное событие, это свидетельствует о том, что он не представляет себе всю полноту факторов, оказывающих влияние на девочку.

Хотя детские переживания действительно варьируются не только в различных семьях, но даже у каждого ребенка в одной семье, тем не менее, большинство переживаний являются следствием всей культурной ситуации, а не случаем. Поэтому было бы рискованно предполагать, например, что соперничество детей в семье, хотя оно столь обычно в нашей культуре, является общечеловеческим феноменом; мы должны задаться вопросом о том, до какой степени этот феномен обусловлен конкуренцией, существующей в нашей культуре. Действительно, было бы удивительным, если бы семья сумела освободиться от соперничества, в то время когда дух состязания пронизывает все сферы нашей жизни.

В той мере, в какой Фрейд рассматривает влияние культурных факторов на неврозы, он делает это слишком односторонне. Его интерес ограничен влиянием культурных условий на существующие ‘инстинктивные’ влечения. В соответствии со своим представлением о том, что основным внешним фактором, ускоряющим развитие невроза, является фрустрация, он полагает, что культурные условия вызывают неврозы, создавая ситуации фрустрации. Он считает, что культура, накладывая ограничения на либидозные и особенно деструктивные влечения, способствует порождению и вытеснению чувства вины и потребности в самонаказании. Поэтому его точка зрения в целом сводится к тому, что нам приходится платить за культурные блага разочарованием и несчастьем. Выход из этого можно найти в сублимации. Так как способность к сублимации ограничена, а вытеснение ‘инстинктивных’ влечений является одним из важнейших факторов в порождении неврозов, Фрейд устанавливает количественную связь между степенью вытеснения, вынуждаемого культурой, и частотой и тяжестью возникающего в результате невроза.

На формирование невроза оказывает влияние ни только наличие внутреннего конфликта, но и травматическое переживание, как фактор ‘второго удара’, пробуждающий имеющиеся в личности конфликты. Состояние нервной системы ко времени действия психической травмы играет большую роль в возникновении заболевания. Появлению неврозов способствует все то, что астенизирует нервную систему, в том числе и социально-культурные факторы. При астенизации трудность может считаться непреодолимой и стать психотравмирующей могут подвергнуться переоценке бывшие в прошлом неприятные события, которые т.о. приобретают психотравмирующее действие.

Сила психотравмирующего воздействия определяется не физической интенсивностью сигнала, а значимостью информации для данного индивида, то есть зависит не от количественной, а от семантической стороны сообщения. Потребности человека его воспитание, жизненный опыт, взгляды, установки, идеалы, его идеология, обусловленные влиянием социальной среды, умение находить рациональный выход из сложных жизненных ситуаций определяют значимость, а в связи с этим и патогенность для него той или иной информации, влияют на характер психологической переработки, которой эта информация подвергается. Отсюда невроз не может быть сведен к элементарным отношениям ‘стимул-реакция’.

Психической травмой обычно является не то, что обращено только в прошлое, а то, что угрожает настоящему и будущему, порождает неопределенность ситуации и потому требует принятия решения, как быть в дальнейшем. Ожидание неприятного события, прогнозирование его последствий иногда может вызвать даже большую нервную напряженность, тревогу, чем само наступившее событие.

К неврозу могут приводить ситуации, при которых происходит нарастание эмоциональной напряженности под влиянием частых колебаний событий то в одну, то в другую сторону.

При любом психотравмирующем воздействии, обуславливающее возникновение нервно-психического расстройства — невротического, неврозоподобного состояния или декомпенсацию поведения у психопатических личностей, — прежде всего, происходит нарушение наиболее сложных форм социально-детерминированного поведения адаптивного и относительно стабильного стереотипа реагирования человека на окружающее. Невротическое расстройство является нарушением приспособления человека к новым внешним и внутренним обстоятельствам, обнаруживаемым в ‘момент, когда индивидуальная и социальная эволюция становится наиболее трудной’. При этом в первую очередь страдают тонкие и высокоспециализированные особенности личностной структуры и индивидуальной приспособляемости (самоконтроль, самооценка и др.)

Однако взаимосвязь между культурой и неврозом в первую очередь не количественная, а качественная. Первостепенное значение имеет зависимость между качественными особенностями культурных тенденций и индивидуальных конфликтов. Исследовать такую зависимость сложно, так как это предполагает очень широкую компетенцию. Социолог может дать информацию лишь о социальной структуре данной культуры; аналитик — лишь о структуре невроза. Преодолеть эти затруднения можно лишь совместной работой.

psy.rin.ru

Фрейд З. Невроз и психоз (1924)

Согласно данным всех наших анализов, неврозы перенесения возникают благодаря тому, что «Я» не хочет воспринять мощного побуждения влечений, существующих в «Оно», и не хочет оказать содействия моторному отреагированию этого побуждения, или же это побуждение неприемлемо для объекта, который оно имеет в виду. «Я» защищается от него с помощью механизма вытеснения; вытесненное восстает против своей участи и, пользуясь путями, над которыми «Я» не имеет никакой власти, создает себе заместительное образование, которое навязывается «Я» путем компромиссов, то есть симптом.

Фрейд З. Невроз и психоз (1924)

В моей недавно вышедшей в свет работе «Я и Оно» я указал на расчленение душевного аппарата; на основе этого расчленения можно в простой и наглядной форме изложить целый ряд соотношений. В других пунктах, касающихся, например, происхождения и роли «сверх-Я», остается еще много неясного и неисчерпанного. Можно потребовать, чтобы такое построение оказалось применимым к другим вопросам и способствовало разрешению их даже в том случае, если бы речь шла только о том, чтобы рассмотреть уже известное в новом понимании, иначе сгруппировать его и описать в более убедительной форме. С таким применением мог бы быть также связан выгодный возврат от седой теории к вечно юному опыту.

В вышеуказанной работе описаны многочисленные зависимости «Я», его посредническая роль между внешним миром и «Оно» и его стремление угодить одновременно всем своим господам. В связи с возникшим, с другой стороны, ходом мыслей, обсуждавшим возникновение и предупреждение психозов, я получил в результате простую формулу, выражающую, пожалуй, самую важную генетическую разницу между неврозом и психозом: невроз является конфликтом между «Я» и «Оно», психоз же является аналогичным исходом такого нарушения во взаимоотношениях между «Я» и внешним миром.

Конечно, мы поступим правильно, отнесясь недоверчиво к такому простому разрешению проблемы. Точно так же наше ожидание идет не дальше того, что эта формула в лучшем случае окажется верной лишь в самых грубых чертах. Но и это было бы уже кое-каким достижением. Мы тотчас же вспоминаем о целом ряде взглядов и открытий, подкрепляющих, по-видимому, наше положение. Согласно данным всех наших анализов, неврозы перенесения возникают благодаря тому, что «Я» не хочет воспринять мощного побуждения влечений, существующих в «Оно», и не хочет оказать содействия моторному отреагированию этого побуждения, или же это побуждение неприемлемо для объекта, который оно имеет в виду. «Я» защищается от него с помощью механизма вытеснения; вытесненное восстает против своей участи и, пользуясь путями, над которыми «Я» не имеет никакой власти, создает себе заместительное образование, которое навязывается «Я» путем компромиссов, то есть симптом. «Я» находит, что этот непрошеный гость угрожает и нарушает его единство, продолжает борьбу против симптома подобно тому, как оно защищалось от первоначального побуждения влечений, и все это дает в результате картину невроза. Возражением этому не может служить указание на то, что «Я», предпринимая вытеснение, следует, в сущности, велениям своего «сверх-Я», происходящим опять-таки из таких влияний реального внешнего мира, которые нашли свое представительство в «сверх-Я». Однако при этом получается, что «Я» было на стороне этих сил, что их требования были в «Я» сильнее требований влечений, присущих «Оно», и что является той силой, которая осуществляет вытеснение соответствующей части «Оно» и укрепляет противоактивность сопротивления. Обслуживая «сверх-Я» и реальность, «Я» попало в конфликт с «Оно»; таково положение вещей при всех неврозах перенесения.

С другой стороны, нам так же легко будет, следуя существующему у нас до настоящего времени взгляду на механизм психозов, привести примеры, указывающие на нарушение соотношений между «Я» и внешним миром. При аменции Мейнерта, острой галлюцинаторной спутанности, самой крайней, пожалуй, и самой яркой форме психоза, внешний мир либо вовсе не воспринимается, либо восприятие его остается без всякого действия. В нормальном случае внешний мир господствует над «Я» двумя путями: во-первых, путем все новых и новых, по возможности актуальных восприятий, во-вторых, путем сокровищницы воспоминаний прежних восприятий, образующих в виде «внутреннего мира» собственность и составную часть «Я». При аменции становится невозможным не только получение внешних восприятий; внутренний мир, являвшийся до сих пор заместителем внешнего мира в виде отображения его, лишается своего значения (активности); «Я» создает себе совершенно независимо новый внешний и внутренний мир, и два факта указывают с несомненностью на то, что этот новый мир построен в духе желаний, исходящих от «Оно», и что тяжелый, оказывающийся невыносимым отказ от желаний, связанных с реальностью, является мотивом этого разрыва с внешним миром. Нельзя не заметить внутреннего родства этого психоза с нормальным сновидением. Но условием для сновидения является состояние сна, к характерным чертам которого относится полный уход от восприятия и от внешнего мира.

О других формах психозов, о шизофрениях, известно, что они имеют исходом аффективную тупость, то есть они приводят к отказу от участия во внешнем мире. Относительно генезиса бредовых образований некоторые анализы показали нам, что мы находим бред в виде заплаты, наложенной на то место, где первоначально возник надрыв в отношениях «Я» к внешнему миру. Если существование конфликта с внешним миром не бросается в глаза гораздо больше, чем мы это знаем в настоящее время, то это имеет свое основание в том факте, что в картине психоза проявления патогенного процесса часто покрываются проявлениями попытки к излечению или к реконструкции.

Общим этиологическим условием для прорыва психоневроза или психоза остается всегда отказ, неисполнение одного из тех непреодолимых желаний детства, которые коренятся так глубоко в нашей филогенетически определенной организации. В конечном счете этот отказ всегда внешний, в отдельном случае он может исходить от той внутренней инстанции, которая взяла на себя защиту требований реальности. Патогенный эффект зависит от того, остается ли «Я» при таком конфликтном разногласии верным своей зависимости от внешнего мира и пытается ли «Я» заглушить «Оно», или же «Оно» побеждает «Я» и отрывает его таким образом от реальности. Но это простое на первый взгляд положение вещей усложняется существованием «сверх-Я», объединяющего в себе в какой-то еще неразгаданной связи влияния, исходящие из «Оно» и из внешнего мира, являющегося до некоторой степени идеальным прототипом того, на что направлены все стремления «Я», то есть на освобождение его от многочисленных зависимостей. При всех формах психического заболевания нужно было бы принять во внимание поведение «сверх-Я», что до настоящего времени не имело места Но мы можем а priori постулировать, что оно тоже должно давать болезненные раздражения, в основе которых лежит конфликт между «Я» и «сверх-Я». Анализ дает нам право предположить, что меланхолия является типичным примером этой группы, и мы обозначаем такие нарушения термином «нарцистические неврозы». Найдя мотивы для обособления таких состояний, как меланхолия, от других психозов, мы не пойдем вразрез с нашими впечатлениями. Но тогда мы замечаем, что мы можем дополнить нашу простую генетическую формулу, не отказываясь от нее. Невроз перенесения соответствует конфликту между «Я» и «Оно», нарцистический невроз – конфликту между «Я» и «сверх-Я», а психоз – конфликту между «Я» и внешним миром. Конечно, мы наперед не можем сказать, действительно ли мы получили нечто новое или же только увеличили число наших формул, но я полагаю, что возможность применения этой формулы должна дать нам все-таки смелость проследить дальше предложенное подразделение душевного аппарата на «Я», «сверх-Я» и «Оно».

Утверждение, что неврозы и психозы возникают вследствие конфликта «Я» с различными господствующими инстанциями, то есть что они соответствуют недочету в функции «Я» (а недочет этот сказывается в стремлении примирить все эти различные требования), – утверждение это должно быть дополнено другим рассуждением. Желательно было бы знать, при каких обстоятельствах и какими путями «Я» удается избежать заболевания при таких всегда, разумеется, существующих конфликтах. Это – новая область для исследования, в которой должны быть, конечно, приняты во внимание самые разнообразные факторы. Однако два момента могут быть тотчас же отмечены. Исход таких ситуаций будет, несомненно, зависеть от экономических соотношений, от относительной величины борющихся друг с другом стремлений. И далее: «Я» сможет избежать прорыва в каком-нибудь месте благодаря тому, что оно само деформирует себя, наносит ущерб своему единству. Благодаря этому непоследовательность, странность, глупость людей выступают в таком же свете, как и сексуальные их перверсии.

В заключение следует поставить вопрос о том, каков может быть аналогичный вытеснению механизм, с помощью которого «Я» освобождается от внешнего мира. Я полагаю, что на этот вопрос невозможно ответить без нового исследования, но содержанием его, как и вытеснения, должно быть отнятие исходящей от «Я» активности.

freudproject.ru

Невротические симптомы. Актуальный невроз

Этот термин использовался Фрейдом для обозначения определенных невротичес­ких симптомов, отличающихся от таковых при психоневрозах (истерии, фобиях и не­врозе навязчивости) по трем основаниям:

1) причиной актуального невроза является сексуальная жизнь индивида в настоящее время (немецкое слово ‘aktual’ означает ‘нынешний’), в то время как психоневроз связан с событиями раннего детства;

2) эти­ология актуального невроза соматическая, психоневроза — психическая (симптомы актуального невроза представляют собой физиологические реакции в ответ на име­ющиеся в настоящее время нарушения в сексуальной жизни и не предполагают уча­стия психодинамических механизмов, уча­ствующих в формировании симптомов при психоневрозах);

3) актуальные неврозы не поддаются психоаналитическому лечению.

Из круга явлений, отнесенных Бирдом к неврастении, Фрейд в 1894 году выделил два, названных им актуальными неврозами: соб­ственно неврастению и невроз страха.

С собственно неврастенией, рассматриваемой Фрейдом как следствие неумеренной мастурбации, соотносятся такие симптомы, как усталость, головные боли, желудочно-кишечные нарушения, включая запоры, парестезии и проявления сексуальной слабости.

Кли­ническая картина невроза страха включа­ло раздражительность, беспокойство, состо­яния тревожного ожидания, приступы тревоги, фобии, головокружение, тремор, потливость, нарушения дыхания, тошноту, учащенное или неритмичное сердцебиение, диарею, бессонницу.

С точки зрения Фрейда, у па­циентов с неврозом страха препятствия необходимым для индивида частоте, регуляр­ности и качеству разрядки нарушают интег­рацию психических и соматических функций во время полового акта. Отторжение сома­тического сексуального возбуждения от пси­хической сферы предположительно блоки­рует либидо и трансформирует его в страх с автономными висцеральными и моторны­ми проявлениями.

Таким образом, концеп­ция актуального невроза связывалась Фрей­дом с его токсикологической теорией страха, предполагающей физиологическую (в противоположность первично психологи­ческой) основу возникающих симптомов. Несмотря на то что Фрейд никогда окончательно не расставался с понятием актуального невроза, сегодня это понятие уходит из аналитической нозологии, по­скольку, хотя факторы настоящего и могут выступать в качестве причин ускорения событий, психоаналитик почти всегда способен обнаружить в симптоме символическое выражение предшествовавших конфликтов. Когда либидинозные потребности не нахо­дят выхода в связи с защитным конфликтом, могут появиться неспецифические симпто­мы; то есть психоневроз может сопровож­даться своего рода вторичным актуальным неврозом.

Современные клинические на­блюдения показывают, что недостаток сек­суального удовлетворения может приводить к раздражительности, напряженности, не­объяснимой усталости и т.п. Наконец, сле­дует отметить, что симптомы, сходные с про­явлениями актуального невроза, причиной которого Фрейд считал неудовлетворение сексуальных потребностей, могут возникать и в результате защитного подавления аг­рессивности.

Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

psystatus.ru

Популярно о депрессии

Теория неврозов Фрейда, их причины и следствия

Теория неврозов Фрейда до сих пор не теряет своей актуальности, несмотря на стремительно изменяющиеся внешние факторы жизни людей, они по-прежнему страдают неврозами. Многие психотерапевты строят свою практику по принципам, присущим Фрейду и его практическим приемам. Рассмотрим теорию неврозов подробнее, чтобы понимать, насколько актуальной она может быть теперь.

Невроз и психоз по Фрейду имеют схожие причины, которые лежат в области подсознания. В отличие от многих современных психоаналитиков и психотерапевтов, некоторые по-прежнему руководствуются следующим. По Фрейду причинами неврозов являются наследственность и инстинктивные наклонности в большей степени. Иные же специалисты утверждают, что неврозы являются порождениями противоречивых условий жизни. Приверженцы теории Фрейда считают, что инстинктивные наклонности к неврозу лишь слегка корректируются и дополняются условиями окружающей среды.

Фрейд, сводя неврозы к биологическим факторам наклонности, автоматически признавал их присущими всем людям. Но на самом деле оказалось, что это не так, существует лишь определенный тип людей с подобными склонностями. Эти люди характеризуются потенциальной агрессией и враждебностью, способностью к ненависти, которая во много раз превышает любовь, эгоцентризмом и эмоциональным одиночеством. Современные выявленные мазохистские наклонности невротических женщин являются несомненным фактом, подтверждающим теорию Фрейда.

На основе таких заключений Фрейд сделал и следующие предположения, относя странные обычаи, присущие примитивным племенам, к аналогам неврозов. Невротические феномены нашей культуры являются своеобразной развитой формой обычаев первобытных людей, так как имеют под собой одни причины и источники. Безусловно, после такого предположения, но не обобщения со стороны Фрейда, остальные психоаналитики углубились в данную теорию, наделяя все первобытное племя целиком невротическими симптомами, превращая каждого члена в невротика с тяжелым заболеванием.

Подобные споры и старания со стороны Фрейда доказать некоторую, но не абсолютную взаимосвязь, до сих пор являются причинами дискредитации психоанализа в целом в глазах ученых иных сфер. Пересечение антропологии и социологии с психоаналитикой невозможно избежать, но почему-то большинство специалистов считают это неуместным. Отсюда вытекают споры и дискуссии на данные темы со стороны приверженцев теории Фрейда и их оппонентов. Однако тут следует помнить, что сам Фрейд культурным факторам придавал очень мало значения, рассматривая невроз в первобытном или же современном ему обществе. Поэтому абсолютные и безоговорочные утверждения на данную тему безосновательны.

Современные психоаналитики, руководствующиеся теорией Фрейда, зачастую не доверяют ей всецело. Это вполне логичный фактор, вызванный тем, что со времени появления теории было сделано немало открытий и на свет появилось немало иных теорий. Таким образом, специалисты объединяют на свое усмотрение самое лучшее из различных теорий, применяя их на практике.

obrydlo.ru

НЕВРОЗ СТРАХА

Представления о неврозе страха содержались в ранних работах З. Фрей да, в частности, в его статьях «Об основании для отделения от неврастении определенного симптомокомплекса в качестве «невроза страха» (1895) и «Критика «невроза страха» (1895). Невроз страха соотносился им с сексуальным напряжением, соматическим возбуждением и неспособностью его превращения в психическое либидо.

Отдельные симптомы комплекса страха были описаны Э. Хекером в 1893 г. З. Фрейд не только выделил синдром невроза страха, но и счел необходимым провести различия между этим синдромом и неврастенией. Он исходил из того, что невроз страха возникает в результате накопления физического напряжения, имеющего самостоятельное сексуальное происхождение, и что он «закономерно влияет на психическую жизнь». Обычным его проявлением являются «тревожное ожидание», фобии, гиперстезия. Невроз страха отчасти перекрывается неврозом, который часто называют ипохондрией, наряду с истерией и неврастенией.

В написанной совместно с Й. Брейером работе «Исследования истерии» (1895) З. Фрейд кратко сообщил об изменении своих представлений на феномен истерии. При анализе случая Эмми фон Н. (сорокалетней женщины, страдавшей спазмами лица и пощелкиванием языком), имевшем место в 1889 г., он был далек от мысли считать сексуальный невроз почвой для истерии и рассматривал соединение этого заболевания с темой сексуальности как некое оскорбление. Однако, вновь перечитывая свои заметки об Эмми фон Н., в 1895 г. З. Фрейд признал, что в данном случае необходимо признать «тяжелый невроз страха» с тревожными ожиданиями и фобиями, возникшим из сексуальной абстиненции. Еще один случай Катарины (молодой девушки, «страдающей нервами») оценивался им как комбинация «невроза страха и истерии»: невроз страха был ответственен за создание симптомов, истерия – за их повторение.

Невроз страха был отнесен З. Фрейдом к так называемым актуальным неврозам. В «Лекциях по введению в психоанализ» (1916/17) он подчеркнул, что наряду с неврозом страха к актуальным неврозам относятся также неврастения и ипохондрия. Рассматривая различные состояния страха, основатель психоанализа отметил, что имеются люди, у которых сильно развито «боязливое ожидание». Склонность к ожиданию несчастья является чертой характера боязливых и пессимистичных людей, которых нельзя назвать больными. Однако, как считал З. Фрейд, «необычная степень страха ожидания всегда имеет отношение к нервному заболеванию, которое я назвал “неврозом страха”».

* * *
(fear neurosis) – в психоанализе – 1. один из двух актуальных неврозов (неврастения или невроз страха) или 2. любой психоневроз, при котором тревога является доминирующим симптомом – невроз тревоги (anxiety neurosis). Заметим, что о страхе, который является одним из основных человеческих переживаний, психоанализ может сказать совсем немногое и этому, указывает Ч.Райкрофт, есть две причины. Во-первых, изначально интерес психоанализа связан с психическими расстройствами, поэтому страх, расцениваемый как нормальное явление, оказался затенённым психиатрической патологией. Во вторых, приверженность З.Фрейда дуальной теории инстинктов (инстинкта жизни и инстинкта смерти) не оставила места для третьего первичного инстинкта, основным проявлением которого мог бы служить страх. У психоанализа, замечает Ч.Райкрофт, есть что сказать о том, как любовь и ненависть могут конфликтовать друг с другом, тормозить и иногда даже усиливать друг друга, но ему мало что известно о том, как страх способен взаимодействовать с любовью и ненавистью. Что касается тревоги, то у З.Фрейда, как известно, в разные периоды его творчества сменилось три теории тревоги. Согласно первой теории, тревога является проявлением вытесненного либидо; вторая теория рассматривает тревогу как повторное переживание акта рождения; третья и окончательная, представляет два вида тревоги: первичную и сигнальную. Первичная тревога сопровождает распад Эго, сигнальная тревога есть «сторожевой механизм», предупреждающий Эго о надвигающейся угрозе его равновесию. Функция сигнальной тревоги – не допустить первичную тревогу, давая возможность Эго своевременно принять меры предосторожности. На языке клинических терминов невроз тревоги есть, вероятно, эндогенное аффективное расстройство с выраженной или преобладающей тревогой в структуре болезненного аффекта, панические атаки или невроз с навязчивыми явлениями.

разновидность невроза, возникающая в ситуациях, связанных с риском для жизни, здоровья, аворитета, статуса, других ценностей данной личности. Н.с.основной психотравмирующий фактор на войне.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике . 2013 .

Смотреть что такое «НЕВРОЗ СТРАХА» в других словарях:

невроз страха — Смотри синоним: Фобическое состояние. Краткий толковый психолого психиатрический словарь. Под ред. igisheva. 2008 … Большая психологическая энциклопедия

Невроз Страха — форма невроза , который развивается в ответ на психические травмы и в котором синдром страха является ведущим. При этом чувство страха может носить либо нелокализованный характер, либо быть связанным с определенным органом тела или с конкретной… … Психологический словарь

Невроз страха — Тревожный невроз (также известный как невроз страха) расстройство нервной системы, обусловленное длительным психическим перенапряжением или коротким по частоте, но сильным по интенсивности стрессом. Указанное заболевание проявляется психическими … Википедия

невроз страха — (n. anxietatis) H., главным проявлением которого является страх самого различного содержания; термин применяется в психоанализе … Большой медицинский словарь

невроз — Смотри синоним: Невротические расстройства. Краткий толковый психолого психиатрический словарь. Под ред. igisheva. 2008 … Большая психологическая энциклопедия

НЕВРОЗ СМЕШАННЫЙ — – невроз, характеризующийся наличием разнообразных симптомов. Понятие смешанного невроза было использовано З. Фрейдом в его ранних работах. В частности, в написанной совместно с Й. Брейером работе «Исследование истерии» (1895) он отмечал, что… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

невроз актуальный — группа расстройств, проявляемых как непосредственные соматические последствия сексуальных нарушений. Симптомы: давление в голове, болевые ощущения, раздражение в некоем органе, ослабление или задержка функции. При нормальной сексуальной жизни… … Большая психологическая энциклопедия

Невроз — – 1. устаревшее значение термина – болезнь нервов (Gullen, 1776); 2. в 19 веке – функциональное расстройство, не сопровождаемое структурными изменениями головного мозга; 3. в психоанализе – личностное или умственное расстройство, возникшее не в… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Невроз — Неврозы МКБ 10 F40 48 Невроз (новолат. neurosis, происходит от др. греч. νεῦρον нерв; синонимы психоневроз, невротическое расстройство) в клинике: собиратель … Википедия

Невроз актуальный — (лат. actualis – деятельный) – в психоанализе невротическое состояние, вызванное нарушениями сексуальной деятельности в настоящее время (Фрейд, 1894). З. Фрейд различал две формы актуального невроза: неврастению, как результат «сексуальной… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

psychology_pedagogy.academic.ru