Фрустрация это невроз

Фрустрация и неврозы как объекты работы психотерапевта. Преодоление невроза и связанной с ним фрустрации.

Психотерапевт, практический психолог, консультант, высококвалифицированный (по международным стандартам) социальный работник постоянно имеют дело с клиентами, страдающими неврозами, а само страдание от этих неврозов вызывается так называемой фрустрацией, с которой они сами не в силах справиться. Поэтому очень важно с самого начала занятия психотерапией разобраться с этими понятиями.

Фрустрация

Фрустрация (от англ. frustration — расстройство планов, крушение надежд) — это состояние сильной неудовлетворенности, которое возникает, когда наши желания и стремления наталкиваются на сопротивление, не сбываются, не оправдываются, планы срываются. Состояние фрустрации ассоциируется с психической (а если вдаваться глубже — то и с психофизической) напряженностью, сопровождается депрессивными состояниями. Можно сказать, что фрустрация это всегда страдание определенной интенсивности — от терпимого до практически непереносимого. Сильная фрустрация нарушает нормальное течение психофизиологических процессов, негативно отражается практически на всех (познавательных, эмоциональных и пр.) процессах индивидуума, искажает его внутреннюю картину мира, нарушает взаимодействие с другими людьми и окружающей средой.

Итак, фрустрация возникает, когда сильное желание, стремление человека наталкивается на преграду, которая является или кажется ему непреодолимой. Вот здесь мы и выходим на главную исходную позицию психотерапии. Психотерапевту следует отличить самому и помочь отличить своему клиенту, какие из преград, вызвавших фрустрацию, действительно непреодолимы, а какие только кажутся непреодолимыми.

Именно неврозы — это состояния, когда преграды, вызывающие фрустрацию, кажутся непреодолимыми для клиента, а не являются таковыми объективно. Такими «непреодолимыми» преградами чаще всего являются постоянно повторяющиеся нервно-психические состояния клиента и его поведенческие реакции, от которых он хотел бы избавиться, но не только не может этого сделать, а во многих случаях и не пытается, убеждая себя и других в их непреодолимости или, напротив, необходимости. Можно сказать, что невротическое поведение или состояние отличается от нормального своей нерациональностью (которую клиент либо не видит, либо оправдывает), цикличностью (то есть поведенческие реакции постоянно повторяются), пустой тратой энергии и «нервов», а главное, их «хитростью», то есть эти нерациональные и тем не менее не прекращающиеся поведенческие реакции не признаются клиентом как невротические, он убежден в их разумности или по крайней мере неизбежности.

Повторяю, психотерапевт в отличие от психиатра работает с психически здоровыми людьми, и когда мы говорим о том, что какие-то преграды не являются реально непреодолимыми, а лишь так воспринимаются клиентом, то речь идет о вполне психически нормальном и встречающемся практически у каждого человека неправильном восприятии ситуации (иногда даже об умышленно неправильном восприятии, о чем мы будем говорить позже).

Например, многие из нас регулярно опаздывают на определенное время на место свидания или к началу работы. Маршрут один и тот же, время в пути известно. Значит, нужно ровно на столько раньше выйти, возможно, на столько же раньше поставить и будильник. Кто мешает? Никто! А ничего не получается. «Насколько раньше ни встану, все равно опоздаю на работу или в институт», — жалуются многие. Это и есть частное проявление невроза — препятствие объективно преодолимо, никто не мешает, но — «я ничего не могу с собой поделать». При этом каждый раз находится какое-то оправдание.

Или другой, знакомый многим, пример семейного невроза. Некоторые супруги даже без каких-либо чрезвычайных причин регулярно выясняют семейные отношения, 1001 раз заявляя: «Нам надо поговорить». И упорно спорят об одном и том же, доказывая свою правоту по поводу одних и тех же вещей, одними и теми же словами, а иногда даже в одно и то же время суток, и в одном и том же месте. При этом каждый из них искренне уверен, что совершенно прав. Но ведь если 1000 попыток не принесли положительного результата (а чаще — усугубили ситуацию), ясно, что 1001-я приведет в лучшем случае лишь к бесполезной трате нервной энергии, а в худшем — закончится очередной обидой и ссорой, в которой каждый будет считать себя правым. И, даже понимая это, мы все равно предпринимаем и 1001-ю и 2001-ю попытку, считая ее правильной.

При этом каждый говорит громче и больше, чем нужно, чтобы другой его услышал, то есть говорит не для того, чтобы дошло до другого, а для того, чтобы высказаться, послушать самого себя. Ясно, что это ненормально (действие регулярно приносит не тот результат, а я его повторяю). Но в то же время такие или другие мелкие ненормальности в том или ином виде присутствуют почти у каждого психически здорового человека.

Поэтому не надо пугаться слова «невроз», словно это диагноз психического заболевания, хотя, конечно, при определенных обстоятельствах и упорном нежелании признать неправильность и пагубность выбранной стратегии поведения невроз может перерасти в неврастению с действительными устойчивыми психическими отклонениями от нормы.

Избавление от фрустрации

Психотерапевт должен научить клиента действовать в соответствии с древней мудростью:

«Боже, дай мне силы преодолеть то, что я могу.

Дай мне терпение переносить то, что я не могу преодолеть.

И дай мне мудрость отличить первое от второго».

Как в случаях с объективно непреодолимыми препятствиями, так и в случаях с препятствиями, которые неверно воспринимаются клиентом как непреодолимые, мы имеем дело с определенной психической зависимостью клиента от фрустрирующего объекта и должны попытаться разрушить эту зависимость. Зависимость может иметь разные степени — от таких мощных, как наркомания и алкоголизм, до отдельных вроде бы безвредных, но нерациональных привычек, от которых мы хотели бы, но не можем избавиться.

Вот мы и вышли на важнейшее условие преодоления невроза и избавления от связанной с ним фрустрации (неудовлетворенности, напряженности): разоблачить невроз как нерациональное, мешающее поведение, перестать его оправдывать перед другими, а главное — перед собой, захотеть от него избавиться. До этого осознания и активного желания вся работа психотерапевта так же безрезультатна, как принудительное лечение алкоголиков и наркоманов, которые еще не пришли к твердому решению избавиться от болезни. Мне часто приходится вести семейное консультирование, и могу уверенно сказать, что до тех пор, пока каждый (или хотя бы один из супругов) видит причины конфликтов только в другом, а свое поведение полностью оправдывает и менять в нем ничего не собирается, успех почти невозможен.

Только после признания невротической (то есть нерациональной, но постоянно повторяющейся) модели собственного поведения могут быть сформированы и постепенно закреплены новые модели, приносящие успех в данной ситуации, избавляющие от страдания или по крайней мере снижающие дискомфорт до уровня, терпимого как для внутреннего состояния клиента, так и для его внешней жизнедеятельности. Именно на это и направлена как психотерапия в целом, так и многие ее направления, между которыми (именно благодаря этой единой цели) куда больше общего, чем различного. Все классические направления психотерапии сталкиваются с одними и теми же проблемами и препятствиями на пути их решения.

www.psyhodic.ru

Фрустрация и фрустрационный невроз

Фрустрация [лат. frustratio — обман, тщетное ожидание, расстройство, разрушение (планов, замыслов), от frustror — обманываю, делаю тщетным, расстраиваю], психологическое состояние гнетущего напряжения, тревожности, чувства безысходности и отчаяния; возникает в ситуации, которая воспринимается личностью как неотвратимая угроза достижению значимой для неё цели, реализации той или иной её потребности.
БСЭ

Фрустрация (от лат. frustratio — обман, тщетное ожидание) — психическое состояние, вызванное неуспехом в удовлетворении потребности, желания. Состояние фрустрации сопровождается различными отрицательными переживаниями: разочарованием, раздражением, тревогой, отчаянием и др. Фрустрации возникают в ситуациях конфликта, когда, например, удовлетворение потребности наталкивается на непреодолимые или трудно преодолимые преграды. Высокий уровень фрустрации приводит к дезорганизации деятельности и снижению ее эффективности.
Большой психологический словарь, 2004 г.

Фрустрация (от лат. frustratio – обман, расстройство, разрушение планов) – психическое состояние человека, вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели. Ф. – это внутриличностный конфликт между направленностью личности и осознанием объективных возможностей, с которыми субъект не согласен. Ф. сопровождается отрицательными эмоциями: гневом, раздражением, досадой, чувством вины и т. д. Типичными реакциями на Ф. является агрессия (или аутоагрессия), снижение ценности недосягаемого объекта, регрессия.

Словарь конфликтолога-2009

Приведя эти и некоторые другие определения к общему знаменателю, можно определить фрустрацию как психическое состояние невротического характера, вызванное объективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели.
Иными словами, фрустрация – это комплекс негативных эмоциональных переживаний, которые возникают в результате некоего обмана ожиданий.

С состоянием фрустрации сталкиваются в той или иной степени все или почти все, кто так или иначе воспринимал себя обманутым. Неважно, кто выступил в роли обманщика: чужой человек или близкий родственник, государство или «дорогое мироздание». Часто наряду с чувством обмана наличествует и ощущение потери чего-то значимого, подчас невосполнимого.

Клиническая картина расстройств, вызванных фрустрацией, определяется и особенностями личности, и нюансами самой ситуации. А во многом и протяжённостью деятельности человека, дающей надежду и предшествующей осознанию обмана.

Одно дело, когда, вложив требуемую денежную купюру в торговый автомат, после короткого жужжания человек не получает ничего. Другое дело, если в течение всей школьной жизни с интересом набирать знания, преодолевать трудности на пути к ним, учиться понимать то, что многим доступно только в вузе, и не набрать необходимого балла для поступления в этот вуз. Конечно, и та и другая ситуация настроения не улучшит, но в первом случае будет лишь короткий приступ агрессии, направленный на железяку, не желающую продолжать диалог. Во втором случае депрессия с аутоагрессией нередко приводит к суицидам. Человек, поставивший перед собой цель и уверовавший в правильности длинного и трудного пути к ней, часто ставит под сомнение правильность вообще своей жизни; и не видит смысла, не желает жить дальше. Его высказывания часто носят характер риторических вопросов: «Зачем мне нужна эта жизнь? Как мне всё это пережить?» Частые, но мелкие обманы приводят к затяжным хроническим депрессиям и, как следствие, к апатии, безынициативности, потере трудоспособности. В таких ситуациях многие «решают» проблемы, уходя в другую крайность: вообще ничего в жизни не предпринимать и практически полностью ограничить свою активную деятельность. Такое психологические и социальное затворничество, предпринимаемое вопреки желаниям самого человека, тоже приводит к дополнительным стрессам и кризисам. В так называемых цивилизованных станах это привело к массовому применению седативных препаратов, а в России — к традиционному алкоголизму.

Я обозначил лишь только наиболее яркие осложнения фрустрационного невроза, но приведёнными примерами список не ограничен. Так попробуем проанализировать возникновение и дальнейшее развитие столь массового и столь опасного явления.

Как уже отмечалось, важнейшим компонентом фрустрации является обман. Но для того, чтобы человек оказался обманутым кем-либо (или чем-либо), нужно, чтобы он этому кому-либо (или во что-либо) поверил. Человека, который не верит, или как чаще говорят, не доверяет, обмануть очень проблематично. Поэтому придётся коснуться таких понятий, как вера и знания, стоящих по разные стороны так называемого рубежа Юма.

Понятие рубежа Юма (ещё его иногда называют «гильотина Юма» ) разделяет различные законы на действующие в природе – естественные, и на созданные людьми. Естественные законы природы действуют вне зависимости от их первооткрывателей и даже от существования человека на Земле. А нарушителю этих законов нередко грозит Нобелевская премия. Самое же главное, что определил ещё Юм – эти законы описывают те или иные явления так, как это есть. Это естественное существование природы (в древности её называли натурой, и даже предполагалось, что культура в человеке, путём внутриличностной борьбы, должна окончательно победить натуру).
Законы второго типа всегда придуманы людьми, хотя в идеологических целях авторство нередко приписывается неким высшим силам. Эти законы и правила часто написаны, напечатаны, нацарапаны на твёрдых носителях, но могут передаваться от человека к человеку «из уст в уста». Вне человеческого общества эти законы не работают (животные, например, ничего не знают про закон о запрете пропаганды гомосексуализма). Но главное по Юму — они определяют, как должно быть. Мы все, живя среди людей, живём в мире этих законов. Различные правила, предписания и всевозможные ограничения и запреты пронизывают наше бессознательное и по сути являются тем, что Фрейд назвал Супер-Эго, а Бёрн – внутренним Родителем. Можно предположить, что некоторые из этих запретов прописаны даже в генах: если некий авторитетный палеоантроп запрещал своему подопечному посещать вон ту пещеру, а ученик нарушил запрет, то, встретив в ней пещерного медведя, юноша лишился возможности передать свои гены потомству.

Вообще действие цензуры обычно поддерживается системой наказаний. Не всегда можно было дождаться помощи карающего медведя, и авторитеты-иерархи брали эту функцию на себя: естественно, в своих интересах. И использовали принцип не только кнута, но и пряника. А для понимания такого явления, как фрустрация, в первую очередь важна именно вторая часть воспитания-дрессировки – система поощрения. Главный тезис которой – если всё сделать правильно, то в конце получишь награду. И это тоже порой становится частью бессознательного: той самой его части, которую Берн назвал внутренним Ребёнком, самой ранимой и впечатлительной части человеческой психики. То, что после самоограничений и страданий наступит заслуженная награда, постулировано ещё в мифах и сказаниях Древней Индии: оттуда вместе с индоевропейской группой языков эта установка распространяется по планете уже на протяжении более чем пятидесяти тысяч лет, приобретая в каждой культуре свои особенности. Более того – баланс потерь и наград воспринимается как чувство справедливости, и нарушение этого баланса сбивает эмоциональный гомеостаз и даёт ощущение фрустрации.

В качестве примера рассмотрим сценку из советского кинофильма «Серёжа» режиссёров Георгия Данелии и Игоря Таланкина по одноимённой повести Веры Пановой: где взрослый мужчина протягивает ребёнку пустой, но свёрнутый как конфета фантик. Сцена, где Серёжа уличил взрослого дядю в обмане, да ещё и спросил «Дядя Петя, ты дурак? », в годы выхода фильма вызвала шквал официальной критики: «Ребёнок не должен так поступать!» И внутренний Ребёнок, ведомый цензурой, обычно так и не поступает, в результате проглатывая обман за обманом и испытывая фрустрацию за фрустрацией.

Казалось бы, сейчас уже многое изменилось в странах, которые мы называем цивилизованными. Люди в большинстве своём получили расширенный доступ к информации и возможность сравнивать её, выверять несоответствия и превращать эту информацию в знания, не полагаясь на веру. Действительно, средний европеец и североамериканец стали менее подвержены внушению, менее гипнабельными, чаще проявляют здравый скепсис и прагматизм. Даже к рекламе, точнее, к рекламируемому товару многие относятся с определённым скепсисом. Но вот идеологический подтекст рекламы, вместе с иными пропагандистскими посылами СМИ, окружает современного человека везде. Сияющие счастьем рекламные модели предлагают соревнование в вещественном благополучии, опередить и победить конкурентов, превращая людей в зомби-гладиаторов в Колизее жизни. Идеология соревновательности повседневной жизни превращает её в борьбу на выбывание: «Пусть проигравший плачет». Соревнование – везде и во всём: например, в супружестве. Два близких человека оказавшись в одной семейной упряжке, вдруг начинают бороться друг с другом, чаще всего за власть, а захватив её, стремятся унизить своего партнёра, чтобы эту власть закрепить. Проф. В. В. Макаров говорил, что семья могла бы быть первым психотерапевтом для её членов, но на практике она часто становится первым источником фрустраций. В мегасемье при современных быстро меняющихся условиях родители уже не могут обеспечить себе авторитет на монополию актуальных знаний, и часто готовы идти на обман для сохранения власти.

Примерно то же подчас происходит и на работе: от старого и почти безобидного соцсоревнования друзья-коллеги все чаще переходят к противостоянию. Даже внутри одной организации псевдодрузья борются за продвижение по службе, благосклонность начальства, подогреваемые начальственным принципом «разделяй и властвуй». И об этом никому нельзя говорить, ибо проигравший подвергается социальному моббингу.

Ситуацию фрустрации отягощает и часто значительно осложняет давление не просто внутренней цензуры, а так называемого Родителя-контаминанта, который вешает на человека чувство вины, обзывая его ни к чему не способным неудачником, лузером и другими новомодными словечками. Так что поводов испытать фрустрацию у современного человека более чем достаточно. К сожалению, собираясь на консультацию к психологу и даже к психотерапевту, потенциальный клиент нередко строит для себя «предполагаемую модель» будущей работы и взаимоотношений с консультантом на основе обычно контаминированных представлений «как должно быть». И закономерно чувствует себя обманутым, когда и взаимодействие в реальности происходит несколько иначе, и работа протекает не так, как думалось, и результаты предполагаются вообще какие-то не те.

Таким образом, однажды попав в ловушку фрустрационного невроза, человек может уйти в соматизированную депрессию, замкнуться в себе и попытаться спрятаться от контаминанта за щитом нарастающей соматики. Шутка, что почти все болезни от нервов, приобретает иной смысл: почти все болезни от фрустраций.

Наверное, лучшей профилактикой подобных неврозов был бы общечеловеческий отказ от обмана, а также избавление всех людей от чувства несправедливости, от навязывания межличностной борьбы, оценочности и ранжирования по неким «общепризнанным» стандартам. Понятно, что в настоящее время это утопия. Были попытки найти фармакологические средства, способные создать человеку такие ощущения. Но там, где удавалось продвинуться в этом направлении, получался новый наркотик. И это закономерно, так как это попытка один обман заменить другим.

В порядке самопомощи для укрепления устойчивости к фрустрациям может быть полезным усиление здравого скепсиса, некоторое недоверие к требованиям типа «ты должен(а)», если конечно, у вашего контрагента нет реальной долговой расписки. Опора на знание, а не на веру (тут помним про принцип Юма). Иными словами – развитие и использование той субличности, которую Эрик Бёрн называл внутренним Взрослым. Конечно, всё это требует определенного интеллектуального труда и способности думать, но тем не менее это одно из наиболее действенных средств против будущих (да и наступивших) фрустраций: быть информационно и интеллектуально независимым, иметь свое обоснованное мнение и не опираться на чужой разум.

Какую-то часть поводов для возможных фрустраций предусмотреть всё равно нельзя: это всё, что связано с так называемыми форс-мажорными обстоятельствами разного рода и прочими не зависящими от человеческого разума факторами. Но человек разумный как вид стал, как говорится, вершиной эволюции еще и потому, что пока что сохраняет высокую приспособляемость к различного рода условиям, в том числе и быстро меняющимся. И так называемое стохастическое мышление предполагает, что желаемый результат можно получить далеко не единственно «правильным» путём: всегда возможны варианты. Иными словами, даже непредсказуемой фрустрации скорее избежит (или переживёт ее с минимальными последствиями) тот, кто в принципе имеет определенную гибкость мышления.

Что касается психотерапии фрустраций – то это одна из наиболее сложных тем работы. Как минимум потому, что внутри головного мозга каждого человека уникальный космос, а возможность увидеть его только через узенький речевой канал. Кроме того, врач и клиент многие термины и понятия часто представляют по-разному, а бессознательное у каждого конкретное и уникальное. И важно, что вышеупомянутый контаминант сидит в том же самом бессознательном, являясь его частью его. Работа осложняется ещё и тем, что на высоте невротических проявлений, вызванных фрустрацией, происходит как бы «сужение сознания», как бы зацикленность на упущенной возможности, на не достигнутой цели или пережитой потере. А частая попытка консультанта «дать добрый совет» воспринимается как замена одного контаминанта другим, не менее чуждым.

Но кое-что можно предложить и здесь в помощь и консультанту-психотерапевту, и клиенту.

Известно, что чем точнее эталоны, к которым стремится человек, тем труднее их достичь. Например: если достигать точности изготовления детали трактора по стандартам важнейших деталей самолётных турбин, то сама деталь станет дороже всего трактора, да и поля со всем его урожаем. Но с позиции инфантильно-бинарного оценочного подхода «всё, что не эталон — то брак, всё, что не идеальный порядок – хаос». Собственно эталонно-линейная логика сама по себе является источником фрустраций и основной пищей контаминанта. Так будем учиться у природы. Ей чуждо эталонно-армейское однообразие, но в ней нет и полного хаоса. Есть некоторые закономерности с компонентами хаотичности, анализируемые с помощью стохастической логики. Опираясь на стохастическое мышление, можно помочь клиенту выйти из жестких рамок детерминированной безысходности фрустрации. А вооружившись отдельными компонентами стохастической логики, человек может начать изменять свою жизнь по-своему, уникальным образом, гармонизируя её с реальной окружающей его средой (при этом не забывая о рубеже Юма).

www.naritsyn.ru

Что такое фрустрация — как характеризуется это состояние в психологии

Психология определяет фрустрацию как негативное состояние, которое возникает из-за невозможности удовлетворить потребности. Проще говоря — желание не совпало с возможностями, человек испытывает неприятные эмоции. Это состояние может даже нанести определенную травму.

Фрустрация — что это?

Человек стремится к определенной цели, но вдруг перед ним возникают трудности. Они могут быть как объективными, так и надуманными, но их наличие вызывает переживания. Это может быть легкое беспокойство, подавленность, неуверенность, у некоторых на почве фрустрации может развиться даже невроз.

Что может послужить причиной фрустрации:

  • неудачи и разочарования;
  • финансовые проблемы;
  • потеря близкого человека;
  • тяжелое заболевание;
  • внутренние конфликты;
  • ссоры дома или на работе;
  • давление на работе (жесткие правила);
  • чувство вины.

Как выражается

Состояние фрустрации может проявляться по-разному. Кого-то неудача приводит к агрессии. Может случиться замещение — когда одна цель сменяется другой. Например, человек не в состоянии накричать на начальника, поэтому срывается на домашних. Некоторым свойственно рационализировать неудачи — искать в них положительные стороны.

В ряде случаев человек может вернуться к самым примитивным формам поведения, это называется регрессией. Что такое депрессия — знают, наверное, все. Подавленное настроение тоже выражение фрустрации. Более целеустремленные натуры могут начать мобилизацию всех своих сил, что называется интенсификацией. Если человек начинает усиливать нежелательное поведение — это фиксация.

Как распознать

Сегодня некоторые психологические школы приравнивают состояние фрустрации к стрессу. Хотя оно не является патологией, все же лучше вовремя понять, что происходит. Причиной могут стать разные ситуации. Человек утром опоздал на маршрутку, кто-то отпустил в его адрес нелицеприятное замечание, счета за электричество оказались слишком большими. Тогда возникает безвыходность, желание «выйти» из ситуации.

Тревожность и раздражение могут переходить даже в отчаяние. Эффективность резко падает, человек стремиться продолжить движение к цели, хотя не всегда знает, что необходимо. Здесь фрустрация в психологии становится своеобразным барометром зрелости личности. Инфантильные субъекты окажутся пассивными, зрелые — проявят активность.

Бесконечные потребности

Фрустрация — это состояние, на которое человек обречен постоянно, по мнению ряда психологов. Будучи постоянно озабочен удовлетворением насущных потребностей, он сам создает себе все новые поводы испытывать ощущение недостижимости заветной цели.

Если индивид озабочен тем, как добыть денег на оплату жилья, продуктов и одежды, более высокие цели его не беспокоят. Он находится в самом нижнем ряду пирамиды потребностей. Частично или полностью решив свои проблемы, человек подготавливает эмоциональный фон для того, чтобы найти новые стремления. Или повысить планку уже существующих.

Достигая одной цели, все начинают искать новую, делая ее объектом фрустрации. Грубо говоря, только набив желудок, индивид может стать более цивилизованным — тогда он становится способен задуматься и о том, как помочь ближним. Недаром народная мудрость гласит, что сытый не в состоянии понять голодного. Поэтому человеческое существо вечно обречено испытывать неудовлетворенность — вскарабкавшись на одну гору, он тут же лезет на другую.

Любовь вызывает фрустрированность?

Многие мечтают обрести любовь, которой можно посвятить себя целиком, но не все догадываются, что за этим стремлением могут стоять зависимые отношения и, как следствие, фрустрация. Только очень небольшому проценту людей, которые сумели воспитать в себе силу духа, удается выстроить независимые отношения, когда каждый их участник позволяет другому оставаться собой.

Для большинства же влюбленных фрустрация — это слишком хорошо знакомое чувство. Часто оно бывает вызвано разрывом отношений. Особенно сильна негативная составляющая, когда расставание было драматичным и неожиданным. В зависимых отношениях состояние эмоциональной неудовлетворенности наступает каждый раз, когда объект страсти не желает соответствовать ожиданиям второй половины. Тревога, отчаяние могут довести влюбленных до неадекватных поступков.

Агрессивная реакция

Некоторые специалисты не считают агрессию самостоятельной эмоцией, а рассматривают ее, как последствия фрустрации. В чем она выражается?

  • Открытая форма — грубость, рукоприкладство.
  • Скрытая форма — недоброжелательность, враждебное поведение.
  • Гнев заставляет человека терять самообладание, совершать неоправданные поступки. Случается, что состояние фрустрации заставляет человека направить агрессию на самого себя. Это приводит к самобичеванию, принижению собственной личности. И все это возникает как следствие того, что на пути к удовольствию возникли преграды. Агрессивная реакция не ищет выхода из ситуации, а посредством замещения стремиться причинить вред другому. Чем дольше человек пытался достичь цели, чем больше сил затратил, тем сильней будет выражен его гнев.

    Далеко не каждая ситуация заставляет человека проявлять агрессию. Например, бюрократическая ошибка у большинства людей вызовет растерянность, но не желание бить окна. Агрессия существует и вне фрустрации. Например, солдаты, убивая на войне мирных жителей, действуют по указанию командиров, а не потому, что жертвы вызвали у них агрессию, разбудив некие комплексы.

    Депривация или фрустрация?

    Хотя эти состояния имеют схожие механизмы, по сути они — разные. Фрустрация — это реакция на невозможность достичь желаемого, а депривация возникает, когда нет возможностей для достижения цели.

    То, что эти состояния связны, не вызывает особых споров среди ученых. Фрустрация даже стала предметом исследований. Особенно интересуют специалистов реакции личности на непреодолимые препятствия (например, неизлечимую болезнь). Только не следует путать неодолимые преграды к психологическим барьерам — их можно преодолеть, если собрать волю в кулак.

    Как прийти в норму

    Когда состояние фрустрации осознается, человек может сам предпринять меры, чтобы выйти из него. Помогут приятные занятия, позволяющие ощутить себя полноценной личностью. Также поможет тщательный анализ ситуации — почему она возникла? Если замешаны двое, следует до конца выяснить отношения, не оставляя чувства обиды у себя и другого человека. Это может помешать спокойно двигаться по жизни дальше. Даже если отношения не станут нормальными, надо выговориться и дать высказать свои соображения другой стороне. В тяжелых ситуациях следует обратиться к специалистам.

    psiho.guru