Гомофобия это боязнь

«Гомофоб – это, как правило, латентный гомосексуал»

Неожиданный взгляд психолога на трагические события в Орландо

«Гомофоб — это, как правило, латентный гомосексуал, это доказано и нашими, и зарубежными сексологами еще в 1930-е годы. Боюсь, здесь как раз скрытая гомосексуальность», — заявил психолог Владимир Шахиджанян. Так он характеризует Омара Матина, убившего полсотни человек в гей-клубе во Флориде.

Омар Матин, убивший полсотни человек в гей-клубе во Флориде

«ЭТО ГЕНЫ»

Во вторник Ситора Юсуфий, бывшая жена террориста Омара Матина, заявила, что тот сам имел гомосексуальные наклонности. По версии Юсуфий, отец Матина неоднократно называл сына геем в ее присутствии.

Как писала газета ВЗГЛЯД, бывший однокурсник Матина по полицейской академии сообщил, что Матин однажды пригласил его на свидание, но получил отказ. Ранее американские газеты также сообщили, что Матин был завсегдатаем гей-клуба Pulse. «Иногда он заходил, садился в углу и выпивал там один. Бывало, что он так напивался, что становился громким и агрессивным», — рассказал один из посетителей. Работник клуба Крис Каллен заявил, что видел Матина в клубе не менее трех лет. Еще один завсегдатай Кевин Уэст рассказал, что целый год переписывался с Матином в специальном приложении для геев.

Напомним, в воскресенье в гей-клубе в американском Орландо 49 человек погибли и 53 были ранены. Нападавший, гражданин США Омар Матин, был уничтожен полицией при штурме.

О мотивах, которыми, возможно, руководствовался Омар Матин, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал Владимир Шахиджанян, психолог, педагог, автор книг по психологии, который много лет сотрудничал с Ароном Белкиным, специалистом по изучению транссексуальности, основателем Общества психоаналитиков России. Автор первой в СССР энциклопедии о сексе «1001 вопрос про ЭТО». Сейчас он пишет книгу на тему гомосексуализма.

— Владимир Владимирович, бывает, что гей так сильно ненавидит геев?

— Гомофоб — это, как правило, латентный гомосексуал, это доказано и нашими, и зарубежными сексологами еще в 20–30-е годы. Боюсь, здесь как раз скрытая гомосексуальность. А латентная гомосексуальность часто прикрывается сильной гомофобией. Он внутри — гомосексуал, его притягивают мужчины, он ничего сделать не может, это зов природы, это гены.

Он понимает, что это плохо, скверно, что на него будут злиться жена, отец, друзья, начальники, коллеги, соседи. Это позор. Это надо скрывать. И тогда человек пытается заглушить сам в себе этот зов, прибегая к жуткой гомофобной риторике.

Помню, самыми злобными антисемитами в советское время были евреи, которые пытались скрыть свое происхождение, ненавидели сами себя за свою «пятую графу».

Так и здесь. Этот Омар Матин был, судя по всему, человеком актуализированным, то есть на грани психического заболевания, сосредоточенный, переживающий ненависть к себе за то, что он такой.

Ненависть копилась и в один прекрасный день ударила ему в голову. Стреляя, он понимал: либо его убьют, либо сам себя вот-вот застрелит, либо его осудят и потом по приговору суда казнят. В тот момент он был под властью адреналина. Нажимает на курок, грохот выстрелов — это та музыка, которая его опьянила.

— Можно ли эту будущую агрессию предвидеть в ребенке, в юноше?

— Распознать трудно. Сейчас задним числом психиатры и следователи раскопают в детстве, в юности причины возникновения агрессии.

— В клубе Матин убивал и девушек. Ему уже было все равно, кого?

— В нем это уже было заложено — стремление к убийству, к аффектации. Будь он не геем, а геймером, в определенный момент он бы пришел в клуб геймеров и устроил бойню там. Или просто зашел на вечеринку девушек, а поскольку ему могла бы перед этим отказать одна девушка, потом другая, третья, то возникла бы ненависть, он устроил бы и там резню.

Аффектация. Кто оказался на пути, того и убивал. Все вы — сволочи! Он ненавидел мир, людей, и прежде всего — себя. Если бы он любил себя, ничего подобного бы не случилось. Важно, чтобы человек любил себя, понимал и ценил себя, уважал себя. Я всегда советую родителям: воспитывайте детей в любви к себе! Тогда не будет уничтожения себе подобных и самого себя потом.

— Говорят, в качестве мишени он присматривался и к «Диснейленду», но все же выбрал гей-клуб.

— В гей-клубах, кстати, нередко атмосфера бывает более раскованная, чем в обычных клубах, где многое деланное, напоказ все веселятся, а на самом деле ищут себе партнера. Мальчики и девочки пришли в одиночестве, уйдут вдвоем.

А в гей-клубе все свои, все пьют, танцуют, веселятся. А ты сидишь в углу, один, пьешь. Люди вокруг еще больше смеются, начинают друг друга подкалывать, подбадривать, подпевать. Все у них дивно. Они сволочи, они мерзавцы, хотя бы потому, что им хорошо, а мне скверно. А вот я сейчас покажу, какой я! Смогу я или не смогу? Помните, наш десятиклассник в Москве застрелил учителя и полицейского? Это случаи одного порядка. Он для самого себя хотел стать героем. О последствиях в этот момент не думают.

— Один из выживших рассказал, что Матин во время расстрела не разговаривал, а только смеялся.

— Он играл. Это такой театр, кино. Убиваю и хохочу. Издевательский смех, понимаете? Я выше всего, я сильнее вас всех. Полумрак, музыка, пение, смех — словом, вроде бы нереальность. И крики! Вокруг раненые, умирающие. А его это только подбадривало.

«ГОМОСЕКСУАЛИЗМ ИНОГДА СКЛОНЯЕТ ЛЮДЕЙ К СУИЦИДУ»

— Теракт был формой самоубийства? Матин хотел умереть?

— Просто так убивать себя ему не хотелось. Гомосексуализм иногда склоняет людей к суициду. Процент суицидов у геев в два—три раза выше, чем у гетеросексуалов. Мне кажется, когда Матин пришел в этот клуб, он уже знал, что оттуда он уже не выйдет.

— Но все продолжалось довольно долго — три часа. Заперся с группой людей в туалете, начал торговаться с полицией, объявил, что взял заложников.

— Он уже знал, что все, конец. Просто тянул время. Кстати, заложники могли там на него накинуться, скрутить. Это же маленькое, замкнутое помещение. Их много, а он один. Но никто на стрелка не накинулся. Страшно же!

Кстати, вряд ли он случайно заперся с ними именно в туалете. Может, кто-то из моих коллег, изучающих гомосексуализм, и не согласится с версией, которую я сейчас выскажу.

Существует огромное количество порнофильмов, в которых сюжет построен на издевательствах в туалете. По-моему, больше всего таких фильмов выпускают в Англии. Жертву там связывают именно в туалете, насилуют всеми способами, издеваются. Он наверняка смотрел такие фильмы. Поэтому тема насилия, причем группового, тема пыток и убийств могла на него подействовать. А здесь у него все вывернуто наоборот — он один имеет группу. Это могло его «подогревать».

Тут все смешалось: отомстить, стать героем и отдать свою душу Всевышнему. Еще надо разобраться, сильно ты верующий или нет. С одной стороны, ты совершаешь убийства без суда и следствия, что Аллах бы не одобрил. С другой стороны, может, и одобрил бы, потому что во многих мусульманских странах мужеложество карается вплоть до смертной казни, а ты как раз накинулся на гомосексуалов.

— Как вы оцениваете реакцию в мире на это событие?

— Когда я узнал об этом, то первая реакция была — не может быть! Но в жизни может быть, увы, все. То, что происходит теперь, когда в блогосфере смакуется этот случай, огорчает меня. Это событие должно вызывать только соболезнование, сочувствие. Неважно, кого убили: мужчин, женщин, молодых, пожилых. Ни у кого нет права на убийство.

Меня огорчает то, что произошло у американского посольства — пришли некоторые типы и стали оскорблять тех, кто возлагал цветы к стенам посольства. Можно по-разному относиться к политике, но нельзя по-разному относиться к несчастью. В несчастье люди должны протягивать друг другу руки и помогать, независимо от цвета кожи, партийности, национальности, сексуальной приверженности и религиозной направленности.

В целом мир реагировал на это с пониманием. Люди познаются в несчастье. Прежде всего нужно не увеличение решеток, рамок, проверок, обысков — это не даст результата. Результат даст хорошая школа, правильное воспитание, взращивание гуманизма. Как сказал Джон Локк, от правильного воспитания детей зависит благополучие народа. Как сказал Капица-младший, «если бы вместо миллиардов, которые тратятся на вооруженные силы, нашлись бы миллионы на образование и здравоохранение, то для терроризма не было бы места».

Беседовал Юрий Зайнашев
«Взгляд» , 14.06.2016

Владимир Владимирович Шахиджанян — журналист-популяризатор, автор нескольких книг и многих статей по психологии и психологическим тренингам, преподаватель факультета журналистики МГУ.

Родился в 1940 году в Ленинграде.

Окончил факультет журналистики МГУ.

Много лет проработал научным сотрудником в лаборатории Арона Исааковича Белкина, российского психиатра, специалиста по изучению транссексуальности, президента общества психоаналитиков РФ.

m.business-gazeta.ru

Каминг-аут РФ: как гомофобия стала нашей национальной идеей

«А надо вам заметить, что гомосексуализм изжит в нашей стране хоть и окончательно, но не целиком. Вернее, целиком, но не полностью. А вернее даже так: целиком и полностью, но не окончательно. У публики ведь что сейчас на уме? Один гомосексуализм».

(Венедикт Ерофеев, «Москва-Петушки»)

Порою кажется, что авторы законов, запрещающих пропаганду гомосексуализма, добились эффекта совершенно противоположного. Речи о гомосексуализме звучат теперь из каждого утюга, с трибун Госдумы, с экранов телевизоров. Им клеймят оппонентов, им пугают родителей. Знакомая рассказывала, как вызвала врача из поликлиники к больному ребенку. Доктор, женщина лет пятидесяти, выписала жаропонижающие свечи, оговорившись: мальчику после трех лет ректальные свечи не ставят, а на вопрос почему, многозначительно ответила: гомосексуализм! Похоже, что Россия наконец нашла свою национальную идею, и этой идеей является гомофобия.

Гомофобия стала платформой, на которой объединились репрессивные законы власти и пещерные инстинкты толпы.

По данным ВЦИОМ, закон о запрете гомосексуальной пропаганды поддерживают 88% россиян. Быть открытым антисемитом или расистом в России уже немного неприлично, по крайней мере в политике; быть гомофобом нормально, достойно и даже патриотично: ублюдки, забившие до смерти юношу в Волгограде 9 мая, сообщили, что сделали это из патриотических побуждений, так как убитый — гей. Официальная риторика открыла в России карнавал ненависти, сезон охоты на гомосексуалов: с начала года зафиксировано 26 нападений, из них 7 со смертельным исходом, а количество незафиксированных преступлений не поддается учету. И даже пытки в полиции, о которых становится известно (изнасилование задержанных бутылкой от шампанского в Казани или ломом в Сочи), следуют той же гомофобной логике: власть «опускает» людей, используя блатные практики сексуального унижения.

Политика в России сведена на уровень грубой физиологии, «голой жизни», как называет ее итальянский философ Джорджо Агамбен. Биологическое становится политическим, идет ли речь о педофилии или запрете на иностранное усыновление, о нетрадиционных сексуальных отношениях или о концепции семейной политики, предложенной депутатом Еленой Мизулиной, согласно которой «нормальной» считается патриархальная семья с четырьмя детьми, живущая совместно с бабушками и дедушками. Вторгаясь в сферу интимного, частного, власть при помощи репрессивных мер навязывает сверху патриархальную и авторитарную «норму», называя ее «национальной традицией». Ей навстречу, из глубин патриархального сознания, поднимается агрессивный комплекс гомофобии. Так рождается русская идея по версии 2013 года.

Это идея фашистская: «духовные скрепы» соединяют тот самый ликторский пучок, фасцию, из которого и родилось слово «фашизм».

Фашизм постоянно апеллирует к биологии, к примату рода, крови и почвы: не случайно глава СС Генрих Гиммлер считал гомосексуальность «синдромом умирающего народа». Гомофобия становится точкой сбора национального самосознания, она накладывается на маскулинные архетипы, которые прописаны в фольклоре, анекдоте, мате, в ритуалах инициации и стигматизации в школе, армии, тюрьме. Гомофобский фашизм тем более прост и удобен для власти, что он направлен не против национальной или расовой группы (те же кавказцы могут дать отпор), а против беззащитного и безответного меньшинства: за гомосексуалов в России не заступится практически никто, разве что правозащитники за Западе. Секс-меньшинства у нас — идеальный объект ненависти, как евреи в Третьем рейхе.

Это идея антизападная и антиглобалистская: она ищет внутренних врагов в своей среде, будь то педофил, гей или «иностранный агент».

Оскорбление «либераст», контаминация слов «либерал» и «педераст», показывает, что гомосексуальность ассоциируется у нас исключительно с либеральным Западом, который погряз в толерантности, однополых браках и распутстве; кликуши типа Аркадия Мамонтова или Татьяны Дельсаль на полном серьезе утверждают, что на Западе пропагандируют педофилию и инцест. Эта истерика показывает озлобленное, отчужденное и провинциальное сознание, не способное принять постиндустриальный и постпатриархальный мир, где производство детей уже не является главной задачей человека; сознание, растерявшееся перед многоцветной современностью, — как растерялся Виталий Милонов, когда к нему в гости нагрянул добродушнейший Стивен Фрай. Гомофобия — признак слабых, людей, неуверенных в собственной ориентации, боящихся ее потерять при первом столкновении с реальностью. Чем слабее страна, ее идентичность, тем яростнее в ней гомофобский угар.

И именно поэтому России необходима прививка толерантности в виде защиты и пропаганды прав сексуальных меньшинств.

Часто приходится слышать: сексуальная ориентация — это частное дело, пускай они реализуют свои сексуальные предпочтения дома, между собой и не выносят их на публику. Призыв к «клозетному гомосексуализму» в корне неверен. Точно так же можно сказать: еврейство — дело частное, пусть сидят в шабат дома, но не ходят в эти свои синагоги и не носят кипу на улицах, это раздражает нормальных граждан и противоречит национальным традициям и устоям. После холокоста еврейство более не является приватным делом евреев, но предметом публичной политики. Аналогично этому российская власть сама сделала сексуальную ориентацию делом публичным, лишив гомосексуалов гражданских прав, от права на создание семьи до права на самовыражение, и ответ на эту дискриминацию должен быть публичным и политическим.

Как учил Мишель Фуко, человеческая сексуальность является одним из последних бастионов свободы и главным объектом репрессии, и битва идет именно за эту территорию, за суверенитет личности. России болезненно необходимы средства коллективной терапии: каминг-ауты, гей-парады, борьба за полноту гражданских прав гомосексуалов, вплоть до однополых браков и права усыновления. Поддержка сексуальных меньшинств нелегка: люди могут им симпатизировать, но не высказываться открыто из боязни быть причисленным к ним. Но важно понять, что именно здесь идет самое массированное наступление фашизма, поддержанное всей мощью законотворческой, правоохранительной и пропагандистской машин.

В конечном счете речь идет не о правах отдельной группы, а о гражданской солидарности всего общества, которое не должно допустить стигматизации и сегрегации какой бы то ни было группы людей. «Я берлинец!» — провозгласил Джон Кеннеди в своей знаменитой речи ровно полвека назад, выступая в Западном Берлине, обнесенном по периметру стеной. И вслед за ним я хочу повторить, обращаясь к миллионам моих сограждан, обнесенных бетонной стеной непонимания и ненависти: «Если так, я тоже гей».

www.forbes.ru

Война и ВПК

Все за сегодня

Мультимедиа

Как гомофобия подпитывает эпидемию ВИЧ в России

В стране, где люди нетрадиционной сексуальной ориентации подвергаются гонениям со стороны общества и государства, даже простой анализ на ВИЧ может повлечь за собой массу проблем

«Презервативы не могут защитить от ВИЧ», — говорит 34-летний Владислав Иванов, который работает в одном из отелей Ростова-на-Дону. Он является одним из примерно 1,5 миллиона россиян, которым был поставлен диагноз ВИЧ. И, поскольку он не получает лечения, он с большой долей вероятности может заразить других людей.

Беспокоит ли его это? «Да, но я все равно не пользуюсь презервативами, потому что они мне не нравятся. Большинство людей в России уверены, что презервативы не могут защитить от ВИЧ. Люди пользуются ими в первую очередь как средством контрацепции».

История Иванова внушает ужас. Диагноз ВИЧ ему поставили в марте. По его словам, он спокойно выслушал новости о своем статусе, поскольку он не верил в существование ВИЧ. Именно поэтому он ранее вступал в незащищенный половой контакт с мужчиной, который сообщил ему о своем положительном ВИЧ-статусе. «Это не вызвало у меня никакого беспокойства, потому что я однажды посмотрел телепрограмму, участники которой говорили, что такой болезни, как ВИЧ, просто не существует».

По словам Иванова, после того как ему сообщили его диагноз, он начал искать информацию об этом вирусе, и теперь он находится «в состоянии замешательства». Но в одном он уверен: ему необходимо скрывать свой положительный ВИЧ-статус от общества, потому что, когда прежний работодатель Иванова узнал о нем, молодой человек лишился работы.

Согласно данным, только что опубликованным Всемирной организацией здравоохранения и ЮНЭЙДС, в 2016 году в России было выявлено более 103 тысяч новых случаев заражения ВИЧ — это на 5% больше, чем в 2015 году. По оценкам этих организаций, число невыявленных случаев заражения может достигать 500 тысяч. Восточная Европа и Средняя Азия — это единственный регион на планете, где количество новых случаев заражения ВИЧ продолжает расти, и на Россию приходится восемь из десяти новых случаев заражения.

Мне хочется выяснить, почему так происходит. Я — гомосексуалист, и мне доводилось слышать немало жутких историй о тех преследованиях, с которыми сталкиваются люди нетрадиционной сексуальной ориентации в России. Когда мой самолет садился в России, я испытал приступ страха. Позже, когда я уже поселился в отеле, я встретился с группой ЛГБТ-активистов. Евгений Писемский — директор общественной организации «Фениск ПЛЮС», которая оказывает помощь людям с ВИЧ и которая является единственной российской организацией, сосредоточившейся на решении проблем мужчин-гомосексуалистов. Майя Демидова — женщина-трансгендер, которая в этой организации выполняет функции координатора по Московской области.

Вместе мы отправляемся в московский ЛГБТ-центр, но в метро я замечаю, что мы выделяемся из толпы и привлекаем к себе всеобщее внимание. Некоторые смотрят на нас с неодобрением, другие — в нескрываемым отвращением. В воздухе висит ощущение опасности. Демидова рассказала мне, что однажды, когда она ехала в электричке в час-пик, ее избил мужчина, который понял, что она — трансгендер. Я стараюсь не волноваться, но мне не удается справиться со своим страхом, пока мы выходим из метро и проходим мимо пекарни, в окне которой красуется вывеска, сообщающая, что гомосексуалистам вход туда запрещен. По словам Писемского, в Москве есть несколько таких заведений.

Мы добираемся до центра, который в реальности оказывается всего лишь комнатой в ничем не выделяющемся жилом доме на окраине города. Мне говорят, что существование этого центра — это тайна, в которую посвящены только те, кому он нужен.

Одним из таких людей стал Александр Железкин, 30-летний работник социальных служб из маленького города на Урале. Он не скрывает, что он — гей, с 25-летнего возраста. Я спрашиваю его, как окружающие отреагировали на его сексуальную ориентацию. «Некоторые отвернулись от меня, некоторые сказали, что ненавидят меня, но чаще всего мне говорили, что я выбрал тяжелую жизнь. Мама говорит, что она надеется, что я изменюсь и стану нормальным».

По словам Железкина, хотя он часто слышит в свой адрес словесные оскорбления в связи со своей ориентацией, пока его никто не пытался избить. Но он понимает, что такое вполне может случиться, поскольку он не пользуется специальными приложениями для поиска партнеров, такими как Grindr. Однако некоторым его знакомым, которые пользуются такими приложениями, везло меньше. «Многие мои знакомые и друзья отправляются на свидание и попадают в ловушку. Я знаю одного богатого парня, который отправился на свидание на квартире, где его поджидали 10 человек с собаками. Они начали его избивать, и ему пришлось заплатить 50 тысяч рублей, чтобы выбраться оттуда».

Я отмечаю, что Железкин довольно спокойно рассказывает обо всех этих ужасах. «Потому что такое происходит ежедневно, — объясняет он. — Для меня это привычно». Анализы Железкина на ВИЧ отрицательные, но сейчас он принимает специальные препараты постэкспозиционной профилактики, которые назначаются после возможного контакта с ВИЧ. Он объясняет, что в России нет почти никакой информации об этих препаратах и что их довольно трудно достать.

В России опасно гулять, держась за руки

Геям в Крыму не место

Кафкианские черты российской гомофобии

Катастрофа в России, о которой молчат

Я познакомился с Александром Шумиловым из группы взаимопомощи и поддержки LaSky. По его словам, мужчины-гомосексуалисты в России не хотят сдавать этот анализ — не только из-за своего невежества, но и из-за огромного количества стойких предрассудков вокруг этого вируса. В сочетании с культурой гомофобии это становится мощным сдерживающим фактором.

«Когда мужчина идет в клинику, сдает анализ и ему ставят диагноз ВИЧ, первый специалист, с которым о встречается, — это эпидемиолог, который спрашивает его, каким образом тот заразился», — объясняет Александр. Если мужчина признается, что он заразился в результате сексуального контакта с мужчиной, этот случай регистрируется под кодом 103, и эта информация является доступной для сотрудников полиции и Министерства внутренних дел.

Согласно официальной статистике, только 2% людей с ВИЧ были зарегистрированы под кодом 103. Если сравнить эту цифру с данными по другим странам, можно сделать вывод о том, что российские мужчины-гомосексуалисты стараются скрыть свою сексуальную ориентацию. По словам Александра, такой подход только усугубляет проблему: если правительство заявляет, что среди ВИЧ-положительных крайне мало мужчин-гомосексуалистов, оно может с легкостью игнорировать необходимость им помогать.

Между тем российские мужчины-гомосексуалисты с ВИЧ продолжают избегать диагностики и лечения. Мне рассказывают множество историй о людях, которые начинают болеть так, как на Западе уже давно никто не болеет. Согласно новым данным ВОЗ и ЮНЭЙДС, с января по июнь 2017 года в России был зафиксирован 14 631 случай смерти от СПИДа — это на 13,5% больше по сравнению с предыдущими шестью месяцами.

Вечером активисты берут меня с собой в гей-клуб. Я нервничаю, потому что все рассказывают мне о том, что в России невозможно найти место, которое было бы безопасным для геев. Я слышал истории о людях, на которых нападали и которых грабили в тот момент, когда те выходили из гей-клубов, и о бутылках с зажигательной смесью, которые летели в окна такого клуба в Санкт-Петербурге. Но, поскольку никто из пострадавших не хочет обращаться в полицию, никакой официальной статистики в этом вопросе не существует.

Демидова рассказывает мне, что однажды в клубе ее изнасиловал незнакомец, который, как она полагает, что-то подмешал в ее коктейль. Я спрашиваю, обратилась ли она в полицию, но в ответ она только усмехается: «Вы шутите? Если бы я пошла в полицию, надо мной только посмеялись бы, и никто не стал бы ничего делать. Однажды меня арестовали, и я провела несколько часов в полицейском участке, выслушав множество оскорблений в адрес трансгендеров. Полиция ненавидит таких, как я».

Ее история не выходит у меня из головы все то время, которое мы проводим в стильном Mono Bar и в многолюдном клубе «Центральная станция». Внутри они выглядят точно так же, как множество европейских гей-клубов, разница лишь в том, что они скрыты от всеобщих глаз, как будто это какой-то грязный секрет. Снаружи эти здания не украшают радужные флаги, и, чтобы попасть вовнутрь, нужно протий через тяжелые двери без каких-либо знаков и табличек и через досмотр, как в аэропортах. В результате мне довольно трудно расслабиться. Я понятия не имею, какой именно опасности я подвергаюсь, но я решаю не оставаться там надолго.

На следующий день я беру интервью у Писемского. Он создал свою организацию «Феникс ПЛЮС» в 2006 году, чтобы оказывать помощь мужчинам-гомосексуалистам, вступавшим в сексуальный контакт с ВИЧ-положительными мужчинами, организовывая группы поддержки, распространяя буклеты с информацией об антиретровирусной терапии и размещая информацию на сайте, ставшем самым первым сайтом о ВИЧ в России. Эта организация пользуется поддержкой Фонда Элтона Джона против СПИДа, у которого нет возможности работать в России. «Любая непосредственная деятельность этого фонда будет интерпретирована как попытка разрушить наши собственные институты, — объясняет Писемский. — В России ВИЧ рассматривается как болезнь, пришедшая с Запада».

Один из приоритетов «Феникс ПЛЮС» — это распространение наборов для самодиагностики среди мужчин, которые боятся обращаться в клиники. В течение всего дня я сопровождаю членов этой группы, которые раздают эти наборы. Я отправляюсь вместе с ними в одну из немногих аптек, пожелавших принять участие в этой программе, и там наш переводчик показывает мне, насколько легко можно получить такой набор. Затем мы идем в парк Чайнатауна, где мужчины обычно выбирают себе партнеров для секса, чтобы сразу же отправиться с ними на квартиру. На улице холодно и пасмурно, и мужчины, к которым активисты подходят, не хотят обсуждать методы диагностики ВИЧ. Это место производит жуткое впечатление — это настоящий позор.

Затем мы идем в «Воду» — гей-сауну, где мужчины регулярно встречаются ради секса. Мне «Вода» кажется похожей на обычные западные сауны: там есть парная, сауна и джакузи, а также целый лабиринт отдельных комнаток. Но есть одно отличие: в отличие от большинства саун на Западе на входе вам не выдают презервативы и лубрикант. Я вообще их нигде не вижу.

Я сопровождаю Илью, 21-летнего активиста «Феникс ПЛЮС», который обходит барную зону, пытаясь разговаривать с мужчинами и предлагая им наборы для самодиагностики ВИЧ. Он мастерски умеет справляться с их сопротивлением, но меня шокирует то, что очень многие из них сразу же отказываются от набора для диагностики, утверждая, что ВИЧ не существует и что все это — результат заговора западных фармацевтических компаний».

Чтобы выяснить, откуда столько мифов вокруг ВИЧ, я беседую с Борисом Конаковым, 29-летним бывшим журналистом, родившимся в Западной Сибири. Он открыто заявил о своей сексуальной ориентации и положительном ВИЧ-статусе в 2016 году, во Всемирный день борьбы со СПИДом. С тех пор он не может найти работу.

По его словам, в России нет прессы для геев, в ведущих СМИ работает крайне мало людей нетрадиционной ориентации, а введенный в 2013 году закон о гей-пропаганде запрещает журналистам каким-либо образом «продвигать» гомосексуальность.

«Нам нужны друзья среди журналистов, чтобы продвигать наши материалы, — говорит он, — но все боятся писать о геях и связанных с ними вопросах. Проблема заключается в том, что в этом законе настолько расплывчатые формулировки, что обвинения могут предъявить только за то, что вы распространяете информацию. Этот закон призван обеспечить полное молчание в этом вопросе».

Из-за этого, по мнению Конакова, эпидемия ВИЧ среди мужчин-геев остается невидимой. Его слова напоминают мне о том, о чем Писемский говорил мне несколько часов назад: «Чтобы остановить эпидемию в России, доктора говорят, нам нужны лекарства, лечение и презервативы, но, с моей точки зрение, это не главное. Мы сможем остановить эпидемию только тогда, когда мы избавимся от клейма позора на людях нетрадиционной ориентации».

К концу моей поездки я понял, насколько все просто. У нас уже есть инструменты для того, чтобы искоренить ВИЧ, однако они полностью теряют свою силу перед лицом нравственных предрассудков. Если мы сможем искоренить гомофобию, мы сможем искоренить ВИЧ среди мужчин-геев. Если мы сможем избавиться от клейма позора на ВИЧ-положительных людях, у нас появится шанс полностью уничтожить этот вирус. Мне остается только надеяться, что однажды Россия услышит этот мой призыв.

inosmi.ru

Только в последние десятилетия стали известными такие понятия, как гомосексуализм и лесбиянство. Речь идет о любви между людьми одного пола, хотя в природе принято считать, что сексуальная и платоническая любовь может быть исключительно между женщиной и мужчиной. Данное мнение приводит людей к гомофобии, которая является в некоторых случаях диагнозом. С ней необходимо бороться и выявлять причины появления.

В мире существует принцип равенства. Все люди, независимо от расы, национальности, возраста и пола равны между собой как в правах, так и в обязанностях. Это позволило людям нетрадиционной ориентации выйти из-под подполья и заявить о своей любви к лицам своего пола. Естественным образом это вызвало негативную реакцию в обществе, где принята гетеросексуальная любовь.

С каждым годом гомофобия приобретает различные формы. Нет единого примера, который бы показывал, что человек является гомофобом. Лишь по определенным признакам можно распознать такого человека, у которого может быть выражена та или иная степень данного качества.

Что такое гомофобия?

Чтобы определить, гомофобом ли является человек, следует четко понимать данное понятие. Что такое гомофобия? Это явная внешняя неприязнь ко всему, что связано с гомосексуальностью. Различные страхи и комплексы одолевают человека, который на внешнем уровне агрессивно относится к лесбиянкам и геям. Психологи же это отмечают как страх перед наличием в самом индивиде склонности к гомосексуальности.

Кажется, что гомофоб яростно ненавидит или боится людей нетрадиционной ориентации. На самом деле ненависть присутствует, поскольку за ней кроется страх собственной принадлежности к гомосексуалистам. Гомофоб не боится тех, к кому проявляет неприязнь, однако открыто их ненавидит.

Данное явление может проявляться по-разному:

  • Родители не принимают того факта, что их ребенок является гомосексуалистом. Например, они начинают закрывать его в доме и запрещать общаться с друзьями. Могут отправить на лечение в психиатрическую лечебницу, поскольку считают, что таким образом могут сделать своего ребенка «нормальным».
  • Мужчины агрессивно на словах или поступках проявляют себя в отношении гомосексуалистов. Они провоцируют драки с геями. Причем в то же время они могут поощрять лесбийскую любовь между женщинами. В обратной форме некоторые женщины проявляют себя, когда принимают геев и ненавидят лесбиянок.
  • Человек пренебрегает общением с людьми нетрадиционной ориентации. Он не опровергает желания других людей, однако не желают иметь ничего общего с геями или лесбиянками.
  • Человек негативно отзывается о людях, которые предпочитают гомосексуальную любовь. Он не устраивает драк, однако не приемлет нетрадиционную форму любви.
  • Страх к гомосексуальным людям проявляется лишь в тот момент, когда человек остается один на один с представителем нетрадиционной ориентации. У него возникает боязнь перед тем, чтобы вступить с ним в половой акт. В некоторой степени человек не исключает того, что интим может произойти, и это его пугает, что еще больше разжигает его гомофобию.

    Гомофобия в психологии

    Термин гомофобии в психологии появился в 1972 году и определился психиатром Джорджем Вайнбергом. Гомофобия используется в официальных документах и социологических институтах наряду с другими понятиями:

    Многие полагают, что гомофобия представляет собой агрессивное отношение людей к гомосексуалистам. Однако это не совсем верное понятие. Гомофобия является негативным отношением не к лицам нетрадиционной ориентации, а к их атрибутике, культуре, манерам. Первопричиной выступает страх перед тем, что у самого человека есть наклонности гомосексуального характера. Таким образом, гомофобия – это фобия перед гомосексуализмом.

    Вторым ошибочным мнением является то, что гомофоб является скрытым гомосексуалистом. На самом деле гомофоб боится обнаружить в себе гомосексуальные предпочтения, хотя может быть абсолютно традиционной ориентации.

    Термин претерпевал немало изменений:

  • Изначально он обозначал неприязнь к мужскому полу, боязнь мужчин.
  • В психиатрии термин обозначает однообразие, монотонность.
  • Предшествующим понятием была гомосексофобия, а их общим «предком» был термин гомоэротофобия.
  • Гомофоб-натурал проявляет страх в отношении общения с гомосексуалистами. Гомофоб-гомосексуал проявляет нелюбовь, непринятие самого себя.

    Хадсон и Риккетс в 1980 году расширяют данное понятие до чувств отвращения, страха, дискомфорта, гнева и тревоги, которые возникают у людей в отношении лесбиянок и геев.

    Психологи осторожно дают диагноз «гомофобия» в отношении людей, которые проявляют негативное отношение к гомосексуалам. Дело в том, что не каждый, кто не принимает гомосексуальной природы, является гомофобом. С тех пор как в социум вошло данное понятие, к нему стали относить всех, кто каким-либо образом проявлял свое несогласие с нетрадиционной формой любви.

    Следует разделять гомофобию и гомонегативизм:

  • При гомонегативизме люди не испытывают никаких эмоций в отношении геев и лесбиянок. Они здраво рассуждают о любой природе любви, выражая свое личное отношение к чему-либо.
  • При гомофобии человек именно боится, тревожится, беспокоится, когда речь заходит о гомосексуальности. Его рассудительность затуманивается фобическими проявлениями.

Среди мужчин гомофобов встречается больше, чем среди женщин. Есть люди, которые являются традиционными гомофобами, то есть боятся выявить у себя признаки гомосексуального поведения. Есть гомосексуальные гомофобы, которые просто не принимают и пытаются скрыть свои гомосексуальные предпочтения, испытывая при этом чувство вины, тревогу, угрызение совести.

Относить гомофобов к латентным гомосексуалистам неправильно, поскольку они явно не желают быть теми, против кого выступают.

Диагноз гомофобия

Диагноз гомофобия выносится на основании совокупности факторов, которые указывают на то, что у человека есть явно негативные эмоции (гнев, страх, отвращение) в отношении гомосексуалистов и их однополой любви, интимных контактов.

Гомофобия не является психиатрическим диагнозом, который требует лечения. Это не является психическим расстройством. В большей степени под гомофобией идет речь об избегании, предрассудках, притеснении, дискриминации, боязни, актах насилия в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендерных людей.

Если человек не испытывает ярких эмоций негативного характера в отношении лиц нетрадиционной ориентации, однако выражает свое отрицательное мнение в их адрес, то лучше использовать термин гомонегативист. Данная личность не «за» и не «против» гомосексуалов. Просто она больше склонна к традиционным формам любви, нежели однополым.

Причины гомофобии

Почему психологи обратили свое внимание на такое явление, как гомофобия, которая не считается клиническим отклонением в психике? Дело заключается в том, как начинают вести себя люди в отношении секс меньшинств. И здесь уже становятся важными причины гомофобии.

Явными признаками негативного поведения при гомофобии являются:

  • Акты насилия.
  • Оскорбления.
  • Дискриминация.
  • Ущемление прав и свобод секс меньшинств.
  • Ограничение и непредоставление гомосексуалистам должностей и занятий наряду с лицами традиционной ориентации.
  • Проведение митингов и шествий.
  • Подобное поведение людей, которые, как при любом охватывающем страхе, начинают различными способами избавлять себя от присутствия объекта своего страха, заставляет психологов задуматься над тем, какие причины толкают людей на такие проявления.

    Самым распространенным мнением является то, что гомофобия является следствием общепринятых норм «Как должно быть?». Считается, что любовь женщин и мужчин должна быть направлена друг на друга, а не в адрес себе подобных. Только в любви между мужчиной и женщиной могут появляться дети. Таким образом, все, что отходит от законов природы, является ненормальным.

    Второй причиной гомофобии является синдром ксенофобии – боязнь перед теми, кто выделяется на общем фоне. Некоторые люди не принимают тех, кто выделяется из общей массы, то есть является неизведанным, непонятным, соответственно, опасным.

    Третьей причиной является религия, которая считает гомосексуализм греховным занятием. На уровне социума гомосексуальная любовь нарушает нормы морали и разрушает устои общества.

    Борьба с гомофобией

    Гомосексуалисты отстаивают свои права, начиная вести борьбу с гомофобией. Она заключается в том, чтобы на уровне всей планеты проводились парады и митинги во имя лесбиянок и геев. 17 мая 1990 года был отмечен первый день. В 2003 году Народный день против гомофобии был организован Луи-Жорж Тэном. Уже в 2008 году данный день был признан днем гомосексуалистов.

    Предпосылками того, что секс меньшинства начали вести борьбу против собственного притеснения, являются:

  • Ограничения, оскорбления и различные виды притеснения тех, кто является гомосексуалистом.
  • Заключение людей под стражу только по причине их сексуальной ориентации.
  • Многочисленные убийства, которые происходят на почве ненависти к гомосексуалистам.
  • Ярко выраженный гомонегативизм.
  • Целями борьбы с гомофобией являются:

    1. Поддержание людей в равенстве прав.
    2. Противостояние лицам, которые позволяют себе физически, морально, символически насильственными способами притеснять людей другой ориентации.
    3. Проявление солидарности с лицами нетрадиционной ориентации.
    4. Проведение мероприятий по защите прав секс меньшинств.

    Все эти мероприятия лишь набирают свою силу. Пока еще общество не готово принять тот факт, что немалая часть из них будет способствовать пропаганде нетрадиционной любви. Поэтому проблема гомофобии еще долгое время будет существовать.

    В проявлениях гомофобии страдает не только человек, на которого направлено насилие, но и тот, кто сам является гомофобом. Данная проблема является психологической, когда человек не может принять права окружающих или позволить себе оставаться собой. Чтобы прийти к положительному итогу, рекомендуется обратиться к специалистам, например, на сайте психотерапевтической помощи psymedcare.ru за консультацией.

    Гомофоб страдает не меньше, чем его противник – гомосексуалист. Он изнуряет себя страхами и тревогой. Особенно опасной становится ситуация, когда речь идет о близких людях, например, между отцом и сыном, где один является гомосексуалистом, а другой – гомофобом.

    Нередко гомофобия приводит к смертельному исходу, где продолжительность жизни сокращается у жертвы. При этом убийца угнетает себя мыслями о том, что он сделал.

    Гомофобия не избавляет от проблемы, а лишь усиливает ее, поскольку насилием и враждой ситуацию не изменить. Прогноз при отсутствии решения остается неутешительным.

    psymedcare.ru