Грипп психические расстройства

Грипп ( гриппозные энцефалиты описаны в разделе III, главе 3 «Психические расстройства при инфекционно-органических заболеваниях» ). Психические нарушения при гриппе возникают на высоте инфекции в лихорадочном или постфебрильном периоде. В продроме психозов отмечаются астенические расстройства, адинамия, расстройства сна (бессонница ночью и сонливость днем), а также явления дереализации, страхи с неприятными ощущениями в области сердца.

Острые психотические состояния проявляются картинами острого делирия, эпилептиформным, а также тревожно-тоскливым возбуждением с бредом самообвинения, греховности, реже идеями преследования. Эти состояния отличаются присутствием астенических расстройств, в первую очередь повышенной истощаемости и вегетативных нарушений. Реже наблюдаются гипоманиакальные состояния с оживлением, стремлением к деятельности. Необходимо подчеркнуть, что психозы возникают обычно в периоды эпидемий и крайне редки при спорадических случаях заболевания. У тяжело и длительно болеющих на более отдаленных этапах заболевания в клинической картине преобладают изменения интеллектуальной деятельности: нарушаются внимание и способность сосредоточиваться. Эти расстройства возможны и в период реконвалесценции.

Вирусные пневмонии. Для вирусных пневмоний наиболее характерны делириозные и онирические состояния, а также протрагированные симптоматические психозы в виде затяжных депрессий с ажитацией, тревогой, бредом инсценировки, ложными узнаваниями, вербальными иллюзиями и галлюцинаторно-бредовыми явлениями.

Туберкулез. У больных туберкулезом, как правило, наблюдаются те или иные астенические расстройства: выраженная раздражительная слабость, слезливость, беспомощность. Больным с далеко зашедшим (фиброзно-кавернозным) туберкулезом легких свойствен повышенный фон настроения с эйфорическим оттенком, беспечностью, легкостью суждений, иногда, напротив, мнительность и фиксация на проявлениях болезни. Психозы редки, среди них чаще встречаются маниакальные, реже — галлюцинаторно-бредовые состояния. Присоединение эпилептиформных припадков дает повод заподозрить возникновение туберкул в головном мозге. Существует мнение, что психозы при туберкулезе связаны не с самим заболеванием, а с применением противотуберкулезных средств.

Бруцеллез. В начальных стадиях болезни наблюдается стойкая астения с гиперестезией и аффективной лабильностью. Для острых стадий бруцеллеза характерны острые психозы: делириозные, аментивные или сумеречные расстройства сознания, а также эпилептиформное возбуждение. В подострой или хронической стадии возникают протрагированные психозы — депрессии и мании. Нередко развиваются психопатоподобные изменения личности или выраженный психоорганический синдром.

Малярия. Психические нарушения при малярии встречаются нечасто, однако тяжелое заболевание могут сопровождать коматозные состояния, делирий, сумеречное помрачение сознания или. эпилептиформные пароксизмы. Этим расстройствам предшествуют астенические явления, вялость, снижение аппетита, головные боли.

В случаях прививочной малярии повышение температуры нередко сопровождается сонливостью, заторможенностью, у отдельных больных беспокойством и страхом.

Инфекционный гепатит. При инфекционном гепатите психические расстройства весьма разнообразны. В одних случаях наблюдается депрессия с раздражительностью и адинамией, в других — повышенная чувствительность и эмоциональная лабильность, в третьих — раздражительность, доходящая до злобности. Наблюдаются и психопатоподобные состояния с истерическими расстройствами. Выраженный психоорганический синдром встречается только в случаях токсической энцефалопатии при тяжелом течении сывороточного гепатита.

Послеродовые (пуэрперальные) психозы. Наиболее часто наблюдаются делирий, вербальный галлюциноз, депрессии с тревогой и мании со спутанностью; раньше характерными считались состояния аменции. Послеродовые психозы могут быть симптоматическими (в связи с послеродовыми септическими процессами) и эндогенными (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз), спровоцированными беременностью и родами. Дифференциальная диагностика сопряжена с большими трудностями, так как психозы различного генеза имеют сходную клиническую картину. Однако делириозные эпизоды и развитие кататонических расстройств только на высоте аментивного состояния могут свидетельствовать о симптоматическом психозе, а развитие аменции вслед за кататоническим возбуждением более свойственно шизофрении. Если психоз возникает в неосложненном послеродовом периоде, диагноз симптоматического психоза сомнителен.

Грипп психические расстройства

Симптоматические психозы, обусловленные гриппом, наблюдаются главным образом при эпидемии, С конца XIX века и по настоящее время был ряд тяжелых пандемий гриппа — в 1889—1890, 1918—1919 («испанка»), 1957, 1959, 1961 и 1965 гг. Наибольшее число гриппозных психозов у детей мы наблюдали в пандемии 1957 и 1959 гг. (азиатский грипп). В течение последних десятилетий токсические формы гриппа стали отмечаться значительно реже. Этим можно объяснить и уменьшение гриппозных психозов.

Психические расстройства в связи с гриппом могут развиться как на высоте инфекции, в лихорадочном периоде, так и в постфебрильном периоде, через 2—7 дней и даже через 2 недели после падения температуры. Постинфекционные гриппозные психозы бывают значительно чаще, Из наблюдавшихся нами 14 больных лишь у трех психические расстройства были на высоте гриппа.

Особенности клинической картины при каждом из этих двух вариантов гриппозных психозов иллюстрируют следующие две истории болезни,

Коля, 16 лет. Психические расстройства возникли на высоте гриппа, который протекал с плохим самочувствием, температурой 38—39°, ознобом. На 3-й день на фоне помраченного сознания возникло двигательное возбуждение; больной разорвал скатерть, выбежал полуодетым на улицу. Временами не узнавал мать. На следующий день был еще больше возбужден: пел, плясал, говорил, что вокруг него ходят, карабкаются по стене какие-то странные люди. Окружающих не узнавал. Был направлен в психиатрическую больницу. По анамнестическим данным, рос тихим, послушным ребенком. В 7-летнем возрасте перенес брюшной тиф в тяжелой форме с мозговыми явлениями; стал более раздражительным и легко истощаемым. В школу пошел с 7 лет. Учился старательно, но успевал плохо, С 5-го класса в связи с затруднениями в учебе оставил школу.

В соматическом состоянии отмечаются отсталость в росте, несколько пониженное питание. Внутренние органы без отклонений от нормы. В крови лимфоцитов, моноцитоз, эозинофилия. РОЭ 15 мм в час. В неврологическом состоянии: анизокория (5>Д), световая реакция несколько ослаблена. Отстает левый угол рта, тремор вытянутых пальцев. Коленные рефлексы повышены, больше слева. Глазное дно нормальное. На рентгенограмме черепа отклонений от нормы не выявлено. Давление спинномозговой жидкости повышено. Состав ликвора не изменен.

Психическое состояние: оглушен, заторможен, вял. Восприятие окружающего неотчетливое. Ответы со значительным опозданием, односложные. Резкая истощаемость. При всяком затруднении начинает плакать. Не переносит шума. Временами двигательно беспокоен, тревожен, стремится куда-то бежать. Через 3 дня состояние переменилось: громко плакал, уверял, что завтра должен умереть, умолял спасти. Эти явления также продолжались 3 дня, затем мальчик стал спокойнее, правильно ориентировался в окружающем, но периодически у него возникало кратковременное (на 1—2 дня) гипоманиакальное состояние с двигательной расторможенностью. После 10-дневного пребывания в больнице снова подъем температуры до 38° с ознобом, рвотой, брадикардией. Сознание вновь нарушилось; в окружающем не ориентирован, то пел, то плакал. Этот приступ продолжался около суток, затем больной опять стал спокойным, приветливым, ласковым. После месячного пребывания в больнице выписан в хорошем состоянии. Диагноз: инфекционный психоз (грипп).

Лена, 15 лет. Психотические проявления возникли через 2 недели после перенесенного гриппа, который продолжался 3 дня с температурой 39°. После падения температуры девочка жаловалась на слабость, головные боли, повышенную сонливость, однако приступила к школьным занятиям. Спустя 2 недели нарушения сна обострились: повышенная сонливость чередовалась с бессонницей. Настроение было подавленным. Много плакала, чего-то боялась. Высказывала идеи отношения и преследования. Убежала из дому, стремилась совершить суицидальную попытку, в связи с чем была направлена в клинику.

Семейный анамнез не отягощен. Девочка развивалась нормально, была веселой, спокойной, отлично училась. Соматическое состояние при поступлении: внутренние органы без отклонений от нормы, в крови лимфоцитов (45 %). В неврологическом состоянии выраженная вегетативная дистония (потливость, акроцианоз, тахикардия). Состав ликвора без патологических отклонений. Внутричерепное давление повышено.

Психическое состояние: депрессивна, плохое настроение появляется без причины («сама не знаю, чего хочу, все кажется плохим, места себе не нахожу»). Плохое настроение сопровождается неприятными ощущениями в области сердца. Наряду с расстройством настроения отмечаются периоды, когда видит черных мужчин, людей с кинжалами. Изредка головокружение с кратковременными обмороками. Эти явления продолжались около месяца, затем в течение 2 недель была утомляема, слабодушна. Выписана в состоянии полного выздоровления. Диагноз: симптоматический постгриппозный психоз.

В клинической картине заболевания у этих 2 больных есть существенные различия. У первого больного психоз развился в остром периоде инфекции. Ведущим синдромом в клинической картине было расстройство сознания со зрительными галлюцинациями. У второй больной при постгриппозном психозе ведущим в клинической картине были аффективные расстройства: страхи, депрессивные состояния. На депрессивном фоне возникали и приступы измененного сознания со зрительными галлюцинациями.

Клинические наблюдения дают основание сделать вывод, что психопатологические симптомы в течении симптоматических психозов при гриппе развиваются с определенной последовательностью. Первыми симптомами, предшествующими развитию психозов, являются головные боли, анорексия, брадикардия, общая слабость, повышенная утомляемость, резкая адинамия, неспособность к физическому усилию, расстройства сна (бессонница ночью и сонливость днем). В этом же начальном периоде иногда наряду с сонливостью отмечаются сенсорные расстройства: нарушения синтеза восприятий окружающего, состояния дереализации. К ранним признакам гриппозного психоза относятся и приступы страха, сопровождающиеся болезненными ощущениями в области сердца, расстройствами настроения с депрессивной окраской. Почти у всех больных, даже у маленьких детей, ухудшалось самочувствие, возникали тоскливость, немотивированное чувство страха. Депрессия в ряде случаев сопровождается сенестопатия-ми, вегетативными расстройствами (чувство давления в груди, сжимание сердца, ощущение жара, озноба и т. д.).

В последующем и на высоте болезни часто отмечается состояние тоскливого возбуждения: больные не находят себе места, высказывают бред самообвинения, греховности, реже идеи преследования. Нередко эти приступы депрессий непродолжительны, настроение у больных меняется в течение дня и даже часа. Постоянным же остается астения, повышенная истощаемость. Выраженные гипоманиакальные состояния наблюдаются реже: больные оживлены, непомерно деятельны. На более позднем этапе в клинической картине гриппозного психоза нарушается и интеллектуальная деятельность — падает способность сосредоточить внимание. Важно отметить, что интеллектуальные расстройства обычно более длительны, чем эмоциональные и наблюдаются также в периоде улучшения.

В клинической картине обращают на себя внимание вегетативные расстройства: сердцебиение, повышенная потливость, изменение дермографизма, лабильность вазомоторных реакций. В. Я. Деянов наблюдал у этих больных изменение сердечно-сосудистых рефлексов, усиление симптома Ашнера или извращение его, удлинение периода болевой адаптации. Выраженные патологические симптомы со стороны центральной нервной системы обычно отсутствуют. Имеются лишь указания на затруднение и неустойчивость конвергенции, асимметрию лицевого нерва, разницу коленных рефлексов. В спинномозговой жидкости обычно не обнаруживается существенных изменений, лишь в отдельных случаях выявляются увеличенное количество белка и положительные белковые реакции. Цитоз в ликворе в пределах нормы. Давление лик-вора, как правило, повышено.

Особые формы нервно-психических расстройств при токсическом гриппе наблюдались у детей младшего возраста.

Приводим описание клинической картины такой формы, изучавшейся О, А. Аранович. Заболевание начиналось остро, иногда внезапно среди полного здоровья, с повышения температуры до 38,5—40°, возникновения резкой головной боли, часто сопровождающейся головокружением. У некоторых детей появлялись озноб, боли в животе. У преобладающего большинства больных быстро развивалось сопорозное состояние, нередко отмечались непроизвольное мочеиспускание, дефекация. Иногда сопорозное состояние сменялось двигательным возбуждением. Детей трудно было удержать в постели, они стремительно куда-то бежали с протянутыми руками, во что-то всматривались, вскрикивали. В отдельных случаях отмечалось состояние оглушенности: дети не отвечали на вопросы, не выполняли требований.

Приблизительно к концу вторых суток состояние обычно улучшалось. Больные неожиданно как бы «просыпались», недоумевающе осматривали окружающую обстановку, узнавали родителей, просили пить, есть, становились опрятными. Однако они оставались несколько оглушенными на протяжении еще 3—4 дней: при достаточной ориентировке в окружающем часто не могли назвать число, день, даже приблизительно не могли определить время дня, были вялыми, малоподвижными, не проявляли ни к чему интереса, оставались безразличными даже к приходу родителей. Настроение было пониженным, на глазах часто появлялись слезы. Отмечалась повышенная чувствительность к шуму, у некоторых — сонливость, у других — бессонница. Имела место почти полная амнезия переживаний острого периода. У всех детей обнаруживались нарушения памяти. К концу первой недели они хорошо рассказывали о своей жизни до заболевания, но ни один ребенок не мог восстановить заученные правила грамматики, рассказать прочитанную книгу. С трудом выполняли арифметические действия. На 8—10-й день заболевания забытый материал постепенно восстанавливался в памяти. Работоспособность оставалась сниженной. Больные были легко истощаемы, раздражительны. В большинстве случаев изменялось их поведение: ранее спокойные, прилежные, с отличным поведением, дети становились суетливыми, непослушными.

В неврологическом статусе отмечалась лишь легкая асимметрия в иннервации лицевой мускулатуры и анизорефлексия. В отдельных случаях в остром периоде заболевания были менингеальные симптомы (ригидность мышц затылка, симптомы Кернига, Брудзинского), потливость, стойкий красный разлитой дермографизм. Спинномозговая жидкость была прозрачной, давление ее было умеренно повышенным. Все белковые реакции оказывались отрицательными, увеличения цитоза не было. На глазном дне отклонений от нормы не выявлялось. В соматическом статусе (особенно в начале заболевания) отмечались резкая бледность,. в отдельных случаях с цианотичным оттенком, в крови — лейкоцитоз, нерезко выраженный нейтрофильный сдвиг влево, моноцитоз, РОЭ до 35 мм в час. Эти изменения крови исчезали к концу острого периода. У 2 больных была положительная реакция на вирус штаммов гриппа А и В (по реакции гемагглютинации и по накоплению антител в крови).

Течение и исход гриппозных психозов обычно благоприятные. При кратковременном заболевании больных в клинику, как правило, не направляют и поэтому их не учитывают. Больные с описанными психозами обычно выписывались в удовлетворительном состоянии на 20—22-й день болезни. Отмечались случаи ремиттирующего течения с короткими приступами длительностью от 2 дней до 2 недель и светлыми промежутками от 2 недель до месяца. Это приступообразное течение чаще имело место у детей с остаточными явлениями после перенесенных инфекций, травм головы, церебро-эндокринной недостаточностью.

Для понимания патогенеза гриппозных психозов необходимо учитывать, что при всем многообразии психических расстройств имеется два основных ряда закономерно повторяющихся синдромов: 1) нарушения сна и бодрствования и 2) аффективные расстройства с явлениями выраженной эмоциональной гиперестезии. К первой группе относятся бессонница, сонливость, извращение ритма сна, эпизодические онейроидные и делириозные расстройства сознания, ко второй — состояния депрессии и дистимии, тоскливого возбуждения, приступы безотчетного страха, сопровождающиеся болями в области сердца и рядом других болезненных ощущений. Эти явления также часто имеются при наличии промежуточных состояний между сном и бодрствованием.

Для суждения о морфологической характеристике субстрата нет достаточных данных. Однако динамичность и обратимость психических расстройств, отсутствие выраженных неврологических симптомов говорят против грубого деструктивного процесса и позволяют предположить большую роль сосудистых и ликвородинамических расстройств в патогенезе заболевания. Доказательством наличия расстройств циркуляции спинномозговой жидкости могут служить повышение внутричерепного давления, отмечавшееся у большой части больных, и гипертензионный характер головных болей (их приступообразность, сопровождение головокружениями и психосенсорными расстройствами).

Приведенные данные о патогенезе гриппозных психозов следует расценивать лишь как предположение, нуждающееся в дальнейшей проверке. По материалам клиники, полученным при изучении более тяжело протекающих и затяжных гриппозных психозов, установлено, что в подобных случаях речь идет не о симптоматическом психозе, а о своеобразном органическом болезненном процессе, локализованном в нервной системе.

При детских инфекциях выраженные формы симптоматических психозов в последние годы встречаются очень редко. Корь и скарлатина протекают легко, и лишь при тщательном клиническом наблюдении можно нередко выявить выраженные психические отклонения. Т. П. Симеон отмечала в продромальном периоде кори эмоциональные расстройства: подавленность, нарушение сна. В стадии высыпания нередко наблюдается делириозное расстройство сознания с устрашающими галлюцинациями. В ста« дай болезни, следующей за высыпанием, возникает состояние выраженной астении, а также обнаруживаются нестойкие неврологические симптомы (отсутствие или снижение кожных рефлексов, гипотония мышц конечностей, тремор рук и головы), иногда эпизодические судорожные припадки. Все эти явления преходящие. Но изредка при снижении температуры появляются неврологические и психические симптомы коревого энцефалита.

При скарлатине чаще наблюдаются только отдельные делириозные эпизоды (как правило, в ночное время). При тяжело протекающих септических формах описаны и выраженные состояния делирия с двигательным возбуждением. Картина психических нарушении зависит от стадии болезни: в инициальном периоде отмечаются лишь кратковременные состояния возбуждения, в дальнейшем преобладают явления оглушенности. Н. Н. Боднянская наблюдала состояние возбуждения лишь в первый день болезни. В последующие дни оно сменялось угнетением, сонливостью. Психические расстройства, наступающие после длительного, иногда двухнедельного лихорадочного периода (нередко связанного с осложнением отитом), часто проявляются в форме аментивных состояний со зрительными галлюцинациями.

При дифтерии психические расстройства еще более редки. В литературе описаны лишь кратковременные состояния возбуждения с делириозными переживаниями, явлениями менингизма, продолжавшимися несколько часов или дней. Редкость психических осложнений объясняется тем, что дифтерийный токсин более избирательно действует на периферическую нервную систему, преимущественно на двигательные отделы (параличи мягкого неба, расстройства аккомодации).

Психические нарушения при кишечных инфекциях у детей изучались А. В. Иоффе. У детей, заболевших брюшным тифом, повышению температуры предшествовали недомогание, вялость, плаксивость, расстройство сна, головная боль, ухудшение аппетита. В начальном периоде заболевания был резко выражен астенический синдром. У детей раннего возраста уже с первых дней болезни нарастали слабость, вялость, сопровождающиеся раздражительностью, капризностью. У больных детей дошкольного и школьного возраста проявления общей физической слабости были еще более выражены, сочетались с уменьшением и замедленностью движений, повышенной утомляемостью. У больных преимущественно старшего возраста в психическом состоянии преобладали подавленное настроение, повышенная плаксивость, некоторые испытывали чувство выраженной тревоги и тоски.

На высоте заболевания у больных с более легким течением брюшного тифа психические нарушения ограничивались симптомами астении, адинамии, бессонницей, устрашающими гипнагогическими галлюцинациями, тревогой, страхом. У детей дошкольного возраста нередко возникал избирательный мутизм. Относительно реже отмечались сенсорные расстройства, большей частью в виде нарушения восприятия собственного тела: «распухла голова», «ноги стали короткими». При более высокой температуре развивались делириозные и пределириозные состояния со зрительными галлюцинациями устрашающего характера (звери, черти, пауки, великаны), тревогой, страхом, двигательным беспокойством в пределах постели. У детей школьного возраста отмечались и онейроидные состояния.

Психические нарушения имели место также при кишечной инфекции сальмонеллезной этиологии, обусловленной употреблением в пищу продуктов, зараженных Salmonella typhimurium. Сальмонеллезная инфекция у детей протекала гораздо тяжелее, чем у взрослых, и чаще приводила к осложнениям со стороны нервно-психической сферы.

В начальном периоде заболевания у большинства детей отмечались нарастающая слабость, вялость, сонливость, заторможенность, затем преобладали эмоциональная возбудимость и элементы двигательного беспокойства. На высоте интоксикации у большинства больных отмечались признаки оглушенности с нарушением ориентировки в окружающем. При тяжелых состояниях оглушенность быстро переходила в сопорозное, а при наиболее тяжелых формах—в коматозное состояние. У старших детей чаще имел место абортивный делирий. У некоторых больных были гипнагогические галлюцинации и сенсорные расстройства. В отличие от клинической картины брюшного тифа, при сальмонеллезе, как правило, отмечались быстрое возникновение и большая острота нервно-психических расстройств. Чаще встречались глубокая степень оглушенности, судороги, менингеальные явления (особенно у детей младшего возраста). Но, по катамнестическим данным, психические и неврологические нарушения, возникшие в остром периоде заболевания, были нестойкими и полностью редуцировались.

Наиболее характерной для постинфекционного периода при различных по этиологии заболеваниях является астения — синдром раздражительной слабости, проявляющийся в гиперестезии, пугливости, тревожности, легкой возбудимости. Наблюдаются также утомляемость, неспособность к какому-либо напряжению, неустойчивость внимания и быстрая истощаемость, снижение памяти. Настроение отличается лабильностью и депрессивной окраской (монотонные причитания, плаксивость без выраженной тоскливости). Отмечаются вялость, апатичность, адинамия.

Таким образом, клинические наблюдения над детьми, страдающими инфекционными психозами, подтверждают, что одной из закономерностей, определяющих клиническую картину болезни, являются не только качество патогенного фактора, но и степень интенсивности и остроты его воздействия.

Чем более интенсивно, бурно действует вредоносный фактор, чем острее начало инфекционного психоза, тем меньше отражены в его картине клинические особенности, типичные для данной этиологии. Независимо от того, вызван ли психоз малярией, гриппом, брюшным тифом и т. д., в клинической картине доминирует ряд сходных психопатологических проявлений: симптомы помраченного сознания, нарушения восприятия, особые эмоциональные расстройства, всегда отличающиеся неустойчивостью. Характерны также быстрая истощаемость и замедленность интеллектуальных процессов.

Даже при одной и той же инфекции, например при малярии, в зависимости от интенсивности и степени остроты начала могут возникнуть разные по своим проявлениям инфекционные психозы. При остром начале приступа малярии психотические состояния возникают на фоне помраченного сознания и выраженных эмоциональных и сенсорных расстройств. При малярии с затяжным течением психические нарушения развиваются очень медленно и в клинической картине преобладают астено-апатические состояния с депрессивной окраской, а также ипохондрические и бредовые синдромы.

Важно подчеркнуть, что и само возникновение инфекционного (или постинфекционного) психоза зависит не только от этиологического фактора, но и от функционального состояния больного в момент заболевания. Как было подчеркнуто в одной из предыдущих лекций, при наличии у ребенка соматического истощения и гипоавитаминоза инфекция протекает тяжелее и психотические состояния возникают чаще. Большое значение в возникновении психоза имеет и преморбидная недостаточность (церебральная или эндокринная).

Не приходится доказывать, что в развитии инфекционного психоза и формировании его клинических проявлений большую роль играют особенности возрастной реактивности. Дети в возрасте до 5 лет более чувствительны к токсическим воздействиям, под влиянием которых у них часто наступают судорожные состояния, гиперкинезы, оглушенность, более легко, чем у старших детей, переходящие в сопорозное и коматозное состояния. Выраженная продуктивная психопатологическая симптоматика у них бывают редко. Отмечаются состояния двигательного возбуждения или двигательной заторможенности, рудиментарные делириозные состояния, иллюзии. Чаще же наблюдаются пределириозные состояния, проявляющиеся в повышенной впечатлительности, гиперестезии, капризности, пониженной выносливости к внешним раздражителям и в приступах страха.

Также и в постинфекционном периоде в клинической картине наряду с астенией можно отметить следующие особенности, типичные для детского возраста: а) психопатоподобные изменения поведения: спокойные и послушные дети делаются упрямыми, грубыми, двигательно расторможенными, драчливыми; б) пуэрильные явления — детскость в поведении, не соответствующая возрасту (изменение речи, «сюсюканье», капризы и т. п.), истерические реакции, в возникновении которых большое значение имеют не только беспомощность и астеничность ребенка в этот период, но и атмосфера тепличности, которой его окружают родители; в) наклонность к страхам, часто появляющимся ночью, иногда в связи с обманом восприятия (иллюзии и галлюцинации), нередко с неприятными соматическими ощущениями; г) сумеречные состояния, в переживаниях которых нередко отражаются перенесенные в прошлом психические травмы (вследствие чего они часто неправильно трактуются как психогенные реакции); д) амнестический симптомокомплекс, который у детей выражен нерезко, хотя отдельные элементы его (снижение памяти на текущие события и недостаточная ретенция воспринятого) отмечаются у большинства больных. Корсаковский симптомокомплекс (потеря памяти на текущие события при сохранности памяти на давно прошедшие) в детском возрасте встречается реже, чем у подростков. У детей преддошкольного возраста под влиянием тяжелой инфекции может произойти задержка дальнейшего физического и психического развития.

Терапия инфекционного и постинфекционного психоза сводится прежде всего к воздействию на основное заболевание: покой, постельный режим, тщательное соматическое наблюдение, медикаментозное лечение. В остром периоде инфекционного и постинфекционного психоза следует применять различные антибиотики в зависимости от характера инфекции (пенициллин, стрептомицин, биомицин, синтомицин и др.). В острой стадии основная задача состоит в снятии интоксикации или отека мозга. Для этой цели применяют дегидратирующие средства — сульфат магния в виде внутримышечных инъекций, диакарб внутрь, новурит, фуросемид, маннитол. Наиболее активным является маннитол (синонимы Mannigen, Mannit, Osmosal), который вводят внутривенно для снижения внутричерепного давления и уменьшения отека мозга. Для укрепления сосудистой стенки показано внутривенное введение 5 %-ной аскорбиновой кислоты с 40 %-ным раствором глюкозы.

При судорожных состояниях эффективны фенобарбитал, хлоралгидрат в клизмах. Для снижения температуры применяют литические смеси, состоящие из 4 %-ного амидопирина (пирамидон), 2,5 %-ного пипольфена (дипразин), 2,5 %-ного аминазина (хлорпромазин) и 0,5 %-ного новокаина, внутримышечно, 2—3 раза в сутки. Для борьбы с токсикозом применяют также капельное введение жидкости, переливание плазмы, кокарбоксилазу. Состояния возбуждения купируются различными успокаивающими средствами (левомепромазин, меллерил, реже аминазин). При резком истощении в периоды падения температуры следует применять тонизирующие анаболические средства (витамины Blf В12, BIS, метандростенолон). Из гидротерапевтических средств при состояниях возбуждения хорошо действуют длительные тепловые ванны, влажные укутывания (не более получаса).

При выборе методов психофармакологической терапии психозов, обусловленных гриппозной инфекцией, необходимо учесть, что в клинической картине этих психозов часто преобладают расстройства настроения с депрессивной окраской. При лечении таких больных применяют антидепрессанты и транквилизаторы. Эффективно лечение триптизолом, который оказывает тимолептическое действие: больные становятся менее тревожными, у них повышается настроение. У некоторых больных с двигательным беспокойством и тревожной ажитацией амитриптилин (триптизол) также оказывает эффект.

При наличии приступов страха следует применять и транквилизаторы. Показаниями к их назначению являются повышенная эмоциональная возбудимость больных, постоянна я тревога. Наиболее адекватен для лечения таких больных мепротан (мепробамат). Этот препарат в таблетках по 0,2 г применяют 2—3 раза в день в дозе, соответствующей возрасту больного.

При остром начале гриппозного психоза у больных на фоне помраченного сознания иногда отмечается психомоторное возбуждение. Эти состояния обычно купируются введением аминазина.

Психофармакологические препараты показаны также для лечения неврозоподобных и психопатоподобных состояний, которые бывают в резидуальном периоде, после перенесенной инфекции. При неврозоподобных проявлениях применяют мепротан, триоксазин, при психомоторной расторможенности — тиоридазин (сонапакс) в дозах, соответствующих возрасту.

Результаты изучения клиники и патогенеза психических нарушений, наблюдающихся при различных инфекциях, должны быть использованы также для решения вопросов профилактики этих расстройств. Так как при ряде инфекций (грипп, малярия и др.) отмечается некоторая избирательность поражения сосудистой и ликворной систем головного мозга, необходимо при затяжных формах инфекционных заболеваний одновременно с лечением антибиотиками проводить и дегидратационную терапию.

Дети, перенесшие затяжные инфекционные психозы в более длительных и тяжелых формах, должны находиться на учете районного психоневролога минимум в течение первого года после психоза. Большое значение для предотвращения психических нарушений и эпилептических припадков в отдаленном периоде имеет своевременно проведенная дегидратационная терапия.

Вопрос о психических нарушениях при детских инфекциях должен занять большое место в санитарно-просветительной работе детского психиатра. В лекциях, предназначенных педиатрам, детский психиатр должен осветить особенности психических нарушений при той или другой инфекции у детей. Эти знания могут быть использованы для установления дополнительных диагностических и прогностических критериев. В лекциях школьным врачам, педагогам и родителям в центре внимания следует поставить вопрос о лечении и профилактике постинфекционной астении у ребенка или подростка. Своевременная терапия этих состояний является важным мероприятием в предупреждении различных невротических и неврозоподобных проявлений. Необходимо наладить правильный режим, дозировку часов занятий и отдыха. В противном случае ребенок попадает в трудную для него жизненную ситуацию: в связи с постинфекционной астенией (повышенная утомляемость, истощаемость, ухудшение памяти) снижается его успеваемость в школе. Ребенок подвергается порицанию со стороны педагогов и родителей. Возникают невротические расстройства, которые в свою очередь являются дополнительным фактором снижения успеваемости. В то же время при своевременном распознавании и лечении состояния постинфекционной астении легко обратимы.

www.psychiatry.ru