Инфляция великой депрессии

Великая депрессия

Великая депрессия является, безусловно, самым известным экономическим бедствием западного мира в XX веке. Так называют период, начавшийся в 1929 году кризисом фондового рынка в США. Окончание Великой депрессии относят к разным моментам – встречаются интервалы 1929-1932, 1929-1936 и 1929-1939 гг. В тысячах книг и сотнях тысяч статей экономическая политика американского президента Франклина Рузвельта, который в первый раз победил на президентских выборах в 1932 году, используется как хрестоматийный пример успешного государственного вмешательства, исправившего «дефекты свободного рынка».

Широкая известность словосочетания «Великая депрессия» объясняется многими обстоятельствами. Играет свою роль то, что мировая депрессия начала свое шествие по странам и континентам с экономики Соединенных Штатов – страны, бывшей символом свободного мира вообще и свободной рыночной экономики в частности. Сказалась и необычайная глубина экономического спада, масштаб безработицы, количество разорившихся компаний и банков. Наконец, всем запомнилась невиданная в истории длительность экономического застоя, который не был преодолен до начала второй мировой войны. Так или иначе, в общественном восприятии Великая депрессия вышла за пределы собственно экономического явления, превратившись в один из символов XX века.

Чтобы понять, чем была Великая депрессия, мы должны найти ответы на следующие вопросы:

• Почему спад был таким глубоким, а фаза депрессии такой длительной?

• Какую роль в этих событиях сыграли механизмы свободного рынка, а какую – государственное регулирование?

• Почему Великая депрессия стала символом успеха государственных программ?

Но прежде чем приступить к обсуждению этих вопросов, напомним, как протекает обычная, «не великая» депрессия.

Похожие главы из других книг

Великая депрессия

Великая депрессия Великая депрессия является, безусловно, самым известным экономическим бедствием западного мира в XX веке. Так называют период, начавшийся в 1929 году кризисом фондового рынка в США. Окончание Великой депрессии относят к разным моментам – встречаются

Что такое обычная депрессия?

Что такое обычная депрессия? Депрессия в экономике представляет собой одну из фаз экономического цикла. Экономическим циклом называется чередование, повторение однотипных состояний экономики, называемых фазами цикла. Экономический цикл часто называют также «деловой

Глава 13 Великая экономическая депрессия для бедных и богатых Хорас Маккой, Эрскин Колдуэлл, Джон Стейнбек и Сомерсет Моэм

Глава 13 Великая экономическая депрессия для бедных и богатых Хорас Маккой, Эрскин Колдуэлл, Джон Стейнбек и Сомерсет Моэм 29октября 1929 года – в день, который окрестили «черным вторником», – начался обвал на рынке акций в США. Это стало началом Великой депрессии. Рынок и

«Худшая депрессия в истории»

«Худшая депрессия в истории» Паническая скупка золота в 1893 году привела к сокращению банковского кредитования по всей Америке, что обусловило худшую экономическую депрессию в американской истории до того времени. Согласно закону, держатели американских бумажных денег

Глава 6 Новый курс, Великая Депрессия: на сцену выходят Рокфеллеры

Глава 6 Новый курс, Великая Депрессия: на сцену выходят Рокфеллеры «Разве это не обычное воровство? Не так ли, господин президент?» – Сенатор Томас Гор Франклину Д. Рузвельту на решение президента в 1933 году об отмене погашения задолженности в

Рецессия или депрессия

Рецессия или депрессия Вопреки расхожей точке зрения рецессии — это не два квартала отрицательного роста реального ВВП или ухудшение различных экономических индикаторов; рецессия – это ликвидация ошибок, вызванных предшествующей мягкой денежной политикой. Иными

1. Депрессия, а не кризис

1. Депрессия, а не кризис Сейчас каждый второй ответ на связанные с кризисом вопросы – неважно, какие именно – содержит относительно внятное и более-менее обоснованное указание на конкретные сроки его завершения и возобновления уверенного экономического роста.Так вот,

4. Депрессия в России: всерьез и надолго

4. Депрессия в России: всерьез и надолго Прекращение возвращения в Россию в виде внешних кредитов российских же денег, выведенных Кудриным, Игнатьевым и другими либеральными реформаторами из страны, стало первым витком сжатия спроса. Правительство и Банк России

Перманентная рецессия. Она же депрессия

Перманентная рецессия. Она же депрессия Подъем в 2002 году, достигнутый такой дорогой ценой, будет недолгим.Как свидетельствует динамика различных индикаторов, имеющих большое прогнозное значение, и в частности динамика индекса производственной активности (см. выше

«Ревущие двадцатые» и Великая депрессия 1929 г.

«Ревущие двадцатые» и Великая депрессия 1929 г. Годы, последовавшие за Первой мировой войной, характеризовались огромной кредитной экспансией, начавшейся в США. Этот водоворот кредитной экспансии, вращавшейся вокруг программ стабилизации ценности денежной единицы,

Великая депрессия Великая депрессия 1929 года до сих пор остается в памяти американского народа. Все, что сегодня правительство США делает для спасения экономики, основывается на желании избежать повторения событий тех лет. • В 1929 году произошло поистине глобальное

7.6. Процветание и депрессия

7.6. Процветание и депрессия Получилось так, что Клиринговая корпорация Товарной биржи была основана в период межвоенного процветания. В середине 1920-х годов американская экономика росла примерно на 7 % в год, а в 1926 году уровень безработицы составлял менее 2 %.По мнению

Великая депрессия: самый главный урок для всех современных инвесторов

Великая депрессия: самый главный урок для всех современных инвесторов За исключением гражданской войны, ни одно другое событие в истории США не оказало на американцев более сильного воздействия, чем Великая депрессия 30?х годов XX в.: она навсегда изменила национальный

Препятствия, обходные маневры и депрессия

Препятствия, обходные маневры и депрессия Несмотря на уверенность в себе, следующие несколько лет не слишком-то соответствовали моим ожиданиям. Пока я пускался в разные коммерческие предприятия, жить мне приходилось с матерью. Каждый месяц было что-то новое: витамины,

Послеродовая депрессия: это нормально

Послеродовая депрессия: это нормально Человек устроен так, что он может отдохнуть от работы лишь одним способом – взявшись за другую. Анатоль Франс (1844–1924), французский писатель У меня куча денег, времени девать некуда… почему же я хандрю?Вопрос в точку, как и ответ на

econ.wikireading.ru

Уничтожение продовольствия во время Великой депрессии 1930-х в США

Одним из направлений по выходу из кризиса было повышение цен на продовольствие.

Тяжелее всех во время Великой депрессии 1930-х пострадали мелкие фермеры, поскольку цены на продовольствие сильно упали и сделали их труд нерентабельным. Причин этому было несколько:

1.Заградительные пошлины от стран, которые раньше покупали с/х продукцию США, что резко сократило рынок сбыта (примерно на 30%).

2.Засуха в Великих равнинах, лишившая скота корма (его пришлось забивать и продавать за бесценок).

3.Падение внутреннего спроса из-за кризиса перепроизводства, охватившего всю страну.

4.Монопольная власть крупных капиталистов, владельцев перерабатывающих заводов, которая позволяла держать им низкие закупочные цены.

В 1933 году Рузвельтом был подписан акт о программе помощи фермерам (Agricultural Adjustment Act). По логике правительства, сельское хозяйство можно было спасти повысив цены на его продукцию. Причиной же низких цен считался ее переизбыток. Поэтому было принято решение о выплаты субсидий фермерам за сокращение своего хозяйства, что привело к уничтожению части урожая и скота.

Продовольствие уничтожало и само государство, выкупаю его у фермеров. Излишки продовольствия сжигались, обращались в нетоварные несъедобные отбросы или закапывались в землю, пашни запахивались.

О том, насколько данные меры помогли выходу из кризиса трудно судить. Об этом до сих пор идут споры. С одно стороны рыночный механизм должен был сам обеспечить снижение производства с/х продукции и смену фермерами вида деятельности и без вмешательства правительства, с другой — за счет жестких мер доходы фермеров действительно выросли.

Отметим только, что эта политика была весьма непопулярна у бедной населения, большая часть которого голодала и не понимала, как можно давать погибнуть еде, когда их детям нечего есть.

Отрывок из романа Дж. Стейнбека «Гроздья гнева» (1939):

«. Это преступление, которому нет имени. Это горе, которое не измерить никакими слезами. Это поражение, которое повергает в прах все наши успехи. Плодородная земля, прямые ряды деревьев, крепкие стволы и сочные фрукты. А дети, умирающие от пеллагры, должны умереть, потому что апельсины не приносят прибыли. И следователи должны выдавать справки: смерть в результате недоедания, потому что пища должна гнить, потому что её гноят намеренно.

Люди приходят с сетями вылавливать картофель из реки, но охрана гонит их прочь; они приезжают в дребезжащих автомобилях за выброшенными апельсинами, но керосин уже сделал свое дело. И они стоят в оцепенении и смотрят на проплывающий мимо картофель, слышат визг свиней, которых режут и засыпают известью в канавах, смотрят на апельсинные горы, по которым съезжают вниз оползни зловонной жижи; и в глазах людей поражение; в глазах голодных зреет гнев. «

popecon.ru

Уроки Великой депрессии: как политики по всему миру уничтожают наши свободы

В следующем году исполнится 100 лет с начала Первой мировой войны и 85 лет с начала Великой депрессии. Первая мировая война, если не считать упадок Римской империи, была величайшим несчастьем во всей истории человечества. Великая депрессия не случилась бы, если не было войны, а последствия этого упадка экономики были ужасающими. Не было бы Депрессии, не пришли бы к власти нацисты. Не было бы нацистов, не было бы и Второй мировой войны. Сегодня экономическое наследие этих двух катастроф угрожает нашему будущему. Объясню почему.

Важнейшей причиной огромного увеличения продолжительности жизни и материальных достижений XIX века был успех и пример Великобритании, где было больше свободы, чем в любой другой великой державе (справедливости ради надо сказать, что Ла-Манш защищал Британию от угрозы нападения, вынуждавшей континентальные державы тратить огромные суммы на постоянные армии и вводить для этого тяжелейшие налоги). Кроме того, в стране существовала сильная и длительная традиция верховенства закона, особенно в том, что касается прав собственности. В результате Великобритания стала центром инноваций. Изобретатели и предприниматели постоянно экспериментировали, пытаясь создать новое, что в результате способствовало расцвету Промышленной революции. За несколько веков до появления паровой машины Англия сумела совершить технический прорыв в текстильной промышленности, строительстве кораблей и в других сферах человеческой деятельности. Например, объем сельскохозяйственного производства у английского фермера превышал в три раза объем производства его французского современника.

Начиная с 1694 года, когда был основан Английский банк, Британия также вырвалась вперед на пути создания финансовых институтов, инструментов и практик, стимулировавших экономический прогресс. Таким образом Лондон получил возможность финансировать дорогостоящие войны XVIII века, не вводя при этом невыносимых налогов и не доводя страну до финансового краха, подобного тому, который породил Французскую революцию. Краеугольным камнем этой политики было принятое в 1717 году решение установить твердую цену фунта относительно золота, что превратило фунт стерлингов в мировую валюту, а Лондон – в финансовый центр мира, который инвестировал в зарубежные земли. США получили огромную пользу от притока британских капиталов и в конечном итоге превзошли свою бывшую метрополию по уровню свободы, размаху предпринимательской деятельности и индивидуальных достижений.

Такой потрясающий успех стал примером для подражания. В конце XIX века другие страны тоже привязали свои валюты к золоту, кроме того, благодаря примеру Британии все считали, что сделать такую привязку успешно можно при условии ограничения правительственных расходов, сохранения низких налогов и сбалансированного бюджета. Для эпохи так называемого классического золотого стандарта – начиная с 1870-х и до 1914-го – была характерна такая финансовая осторожность правительств, которой не было ни до, ни после. Несмотря на то что у европейских государств были большие вооруженные силы, доля денег, тратившихся на них относительно общей величины экономики, была поразительно мала. Например, за несколько лет до Первой мировой войны в ответ на разрастание армий враждебных ей Франции и России Германия решила увеличить свою. И хотя на бумаге в Германии существовала всеобщая воинская повинность, но на самом деле в мирное время меньше половины молодых людей действительно служили в армии. Германия ограничивала процесс увеличения армии из-за неписаных ограничений, накладывавшихся золотым стандартом.

Потребности, возникшие в годы Первой мировой войны, уничтожили все эти бюджетные и налоговые запреты. После войны политики так никогда и не потеряли полностью свою привязанность к отравляющей огромной власти, полученной ими во время войны, и не забыли о том, как легко правительство смогло получить доступ к финансовым активам страны с помощью налоговой системы, инфляции и контроля над капиталами.

Депрессия уничтожила все еще сохранявшиеся ограничения, так как Кейнс и другие с успехом пропагандировали новый меркантилизм – средневековую идеологию, в которой правительствам предоставлялась возможность душить развитие экономики, регулируя ее во имя возрастания богатства нации. Меркантилизм был неудачным выбором, что очень ярко продемонстрировала разница между такими государствами, как Голландия, Британия и недавно к тому времени образовавшиеся США, отправившими на свалку все ограничения, не дававшие развиваться экономике, и теми странами, которые продолжали за них держаться. Но, как это бывает в фильмах ужасов, зверь снова выполз из болот. Неомеркантилисты заманчиво обещали, что если правительство станет манипулировать расходами и выпуском денег, используя достижения науки, то в развитии экономики будет обеспечен сбалансированный и постоянный рост при наличии полной занятости. Они предупреждали, что свободные рынки по природе своей нестабильны, и приводили в пример Депрессию. При этом просто игнорировался тот факт, что как раз правительства вызывали каждую крупную экономическую катастрофу, включая и Великую депрессию. Эти новые чародеи утверждали, что траты стимулируют рост, а вовсе не приводят к изъятию ресурсов из частного сектора, тем самым нанося ущерб инвестициям и экономическому росту. Политикам понравилась эта мысль. Их инстинктивная дурная склонность к выгребанию отовсюду денег, нужных для покупки голосов и власти, теперь выглядела просто добродетелью и двигателем прогресса.

В США размеры правительства разрастались в течение более чем восьми десятилетий. Если бы не Рональд Рейган и его стимулирование предложения в экономике в сочетании с разумной и жесткой внешней политикой, то 1980-е и 1990-е не превратились бы в эпоху большого экономического бума или в эру поразительных технологических прорывов, скорее всего, эти годы, как и нынешнее время, прошли бы под знаком дискомфорта и застоя.

В работе Дэвида Малпасса обстоятельно разъясняется, как бесконтрольная власть правительства постепенно ведет к обнищанию, в то время как привилегированное меньшинство обогащается. Нам наносят вред повышающиеся налоги и неограниченное расширение регулирующих экономику органов, дающее бюрократам беспрецедентную власть над отдельными людьми. Если и надо вывести формулу деструктивного политического воздействия, уничтожающего все новые и новые свободы, то она перед нами.

www.forbes.ru

Американский опыт выхода из Великой депрессии: уроки истории для современности Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Нуреев Рустем Махмутович

В статье исследуются причины экономического кризиса 1929 г. и опыт выхода США из Великой депрессии , анализируется « Новый курс » Ф. Д. Рузвельта как первый опыт комплексного макроэкономического регулирования рыночного хозяйства , показывается его роль в процессе становления смешанной экономики и создания предпосылок устойчивого роста.

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Нуреев Рустем Махмутович,

AMERICAN EXPERIENCE OUT OF THE GREAT DEPRESSION:HISTORY LESSONS FOR THE PRESENT

The article investigates the causes of the economic crisis of 1929 and the experience of the U.S. withdrawal from the Great Depression , examines the «New Deal» of F.D. Roosevelt as the first experience of complex macro-economic regulation of the market economy , showing its role in the process of becoming a mixed economy , creating conditions for sustainable growth.

Текст научной работы на тему «Американский опыт выхода из Великой депрессии: уроки истории для современности»

новый курс — революционная реформа

Американский опыт выхода из великой депрессии: уроки истории для современности

РУСТЕМ МАХМУТОВИЧ НУРЕЕВ

доктор экономических наук, профессор, Финансовый университет при Правительстве РФ, Национальный исследовательский университет — Высшая школа экономики E-mail: [email protected]

Аннотация. В статье исследуются причины экономического кризиса 1929 г. и опыт выхода США из Великой депрессии, анализируется «Новый курс» Ф. Д. Рузвельта как первый опыт комплексного макроэкономического регулирования рыночного хозяйства, показывается его роль в процессе становления смешанной экономики и создания предпосылок устойчивого роста.

ключевые слова: Великая депрессия, инфляция, безработица, Новый курс, регулирование рыночного хозяйства, смешанная экономика.

American experience out of the Great Depression: History lessons for the present

rustem makhmutovich nureev

PhD in Economics, Professor, Head of the Chair «Macroeconomics» Financial University, Head of the Chair of Economic Analysis Organizations and Markets of High School of Economy

abstract. The article investigates the causes of the economic crisis of 1929 and the experience of the U.S. withdrawal from the Great Depression, examines the «New Deal» of F.D. Roosevelt as the first experience of complex macro-economic regulation of the market economy, showing its role in the process of becoming a mixed economy, creating conditions for sustainable growth.

Keywords: The Great Depression, inflation, unemployment, «New Deal», regulation of the market economy, mixed economy.

1. Экономический кризис 1929 г. и его причины

В 1926-1928 гг. экономика США была на подъеме. Национальный доход возрос с 32 млрд долл. в 1913 г. до 89,7 млрд долл. в 1927 г., или в 2,8 раза (в сопоставимых ценах — в 1,7 раза). Повышалась рентабельность производства, увеличивались дивиденды, а в результате росли и курсы акций.

Быстро расширялся рынок ценных бумаг. В 20-е г. стоимость выпущенных ценных бумаг составила 50 млрд долл. Однако вырученные деньги в меньшей мере шли на развитие производства, в большей — на покупку других ценных бумаг. Половина эмитированных ценных бумаг при этом ничем не была обеспечена.

Инвесторы предпочитали вкладывать деньги не в производство, а в ценные бумаги, приобретая их на вторичном рынке (деньги на вторичном рынке ценных бумаг перемещаются от одного портфельного инвестора к другому и не направляются в производственную сферу). Для покупки ценных бумаг они брали кредиты в банках, которые использовали в качестве кредитных ресурсов, кроме собственных средств, денежные вклады граждан, временно свободные средства компаний, кредиты Федеральной резервной системы (далее — ФРС). Росту объемов кредитования портфельных инвесторов способствовали низкие проценты, взимаемые банками. Учетная ставка, на которую ориентировались банки, устанавливая свои проценты, была самой низкой среди развитых стран — 3,5-4%

Real GNP • Nominal GNP

Рис. 1. номинальный и реальный внП сША (в ценах 1929 г.)

Источник [3, Series F1 and F5]

в 1926-1927 гг. (в Великобритании — 4,5-5%, Германии — 5-8%, во Франции — 5-7,5%). Да и сами коммерческие банки все больше увлекались куплей-продажей ценных бумаг, которая давала им больший доход, чем кредитование хозяйства.

Эмитенты, владельцы ценных бумаг, охотно продавали их в кредит (маржевые сделки). 40% всех инвесторов покупали акции в кредит под незначительное маржевое обеспечение. В результате произошел инвестиционный «перегрев». Федеральная резервная система не догадалась вовремя «поставить плотины» на пути растущих финансовых потоков вторичного рынка ценных бумаг, направить деньги в производственную сферу.

Обескровленные и потерявшие заказы предприятия начали свертывать производство; курсы акций, резко оторвавшиеся от номинала, стали падать. Коммерческие банки потребовали возврата ссуд, и владельцы ценных бумаг стали продавать их, чтобы погасить кредит. Поскольку покупателей не было, падение курсов приняло лавинообразный характер. 24 октября 1929 г. на Нью-Йоркской фондовой бирже произошел резкий спад курсов акций. В этот день было продано 12,8 млн акций, и затем в течение четырех последовательных торговых сессий цена многих популярных акций упала на 100 пунктов и ниже. Если 1 октября 1929 г. общая

стоимость ценных бумаг составляла 87 млрд долл., то 1 ноября она составляла уже 55 млрд.

Владельцы акций не смогли возвратить кредит, следовательно, предприятия потеряли свои деньги на банковских счетах, а граждане — сбережения в банках. Разорились 32 тыс. частных компаний. В период 1929 по 1932 г. прекратили существование 5760 банков (т. е. пятая часть всех банков США) с общей суммой депозитов более чем 3,5 млрд долл. Сокращение спроса обусловило падение цен (за 1929-1933 гг. суммарное снижение составило около 25%), при этом цены на инвестиционные товары и товары длительного пользования упали в меньшей степени, чем на товары кратковременного пользования.

Объем ВНП в текущих ценах за 1929-1933 гг. снизился почти в 1,9 раза, причем производство инвестиционных товаров и товаров длительного пользования уменьшилось более значительно, чем продукции кратковременного пользования (рис. 1).

Экономический кризис проявился в первую очередь в резком падении промышленного производства. В 1930 г. оно составляло 80,7% по сравнению с 1929 г., в 1931 г. — 68,1%, а в 1932 г. всего лишь 53,8%. Спад капиталовложений был большим, чем спад ВНП. Предприятия резко уменьшили капиталовложения, так как упал спрос на их

Рис. 2. Уровень безработицы в США (1919-1939)

Источник [3, Series D86]

продукцию, простаивали производственные мощности, не было денег.

Число полностью безработных достигло в 1933 г. 12,8 млн человек, или 25% общей численности занятых (рис. 2). После лишения имущества и выселения невнесшие квартирную плату сотни тысяч трудящихся превратились в нищих и бездомных бродяг. Многие оказались перед реальной угрозой голодной смерти. Только в Нью-Йорке в 1931 г. было зарегистрировано около 2000 случаев голодной смерти. Великую депрессию можно по праву назвать одним из самых необъяснимых событий в истории США. Традиционно о Великой депрессии говорят как о подтверждении негативного воздействия нерегулируемой капиталистической системы. И только сильное государство благосостояния, серьезное экономическое регулирование и различные государственные интервенции могут спасти капитализм от самого себя.

Во время Великой депрессии государственная интервенция в экономику была сильна как никогда прежде. Была специально создана ФРС для предотвращения депрессий и связанных с ними проблем (например, банковские паники). Но, как мы увидим позже, далеко не всегда политика ФРС была разумной, и даже, согласно некоторым

версиям, можно сказать, что эта неудачная политика и спровоцировала и усугубила Великую депрессию.

С середины 1928 до августа 1929 г. ФРС проводило политику высоких процентных ставок и снижения монетарного роста в ответ на «перегрев» рынка ценных бумаг. Монетарная политика оставалась сдерживающей в течение депрессии, а такие, например, события, как банкротство крупных банков, воспринимались как неизбежные издержки в процессе «выздоровления» экономики.

О том, что же и в какой степени повлияло на столь серьезный кризис, историки спорят до сих пор. Многие из них, хотя и по разным причинам, склоняются к тому, что виною всему была проводимая монетарная политика.

Правда, историки ссылаются также и на неэкономические факторы, тем не менее создавшие предпосылки для кризиса. К этим факторам относят изменившуюся к 1920-м гг. мировую структуру кредитования займов (когда объем выданных США кредитов значительно превысил объем долгов США), сильные колебания на рынке сельского хозяйства, окончание массовой иммиграции.

Существовало также мнение, что перепроизводство и недостаточное потребление стали причиной Великой депрессии. Однако, если

посмотреть на показатели, масштабы падения потребления (10%) не могли сами по себе явиться причиной такого серьезного кризиса.

Еще одна версия распространения Великой депрессии, выдвинутая Милтоном Фридманом (Friedman) и Анной Шварц (Schwartz) [4], вращается вокруг такого явления, как банковские паники, вызванные изменениями различных монетарных факторов. По их мнению, если бы все банки в ответ на массовое изъятие денег ответили отказом производить выплаты, цены депозитов не упали бы, не оказались бы большинство банков финансово несостоятельными, и Великую депрессию удалось бы избежать. Правда, есть определенная непоследовательность в рассмотрении Шварц и Фридманом банковского кризиса 1930-х гг. С одной стороны, они утверждают, что на тот момент экономика США была крайне нестабильна, и практически любое незначительное негативное происшествие, влияющее на состояние экономики, могло послужить причиной Великой депрессии. С другой стороны, защищая позицию необходимости ограничения выплат банками, они говорили, что экономика достаточно стабильна, и ограничение выплат приведет к незначительному падению цен депозитов.

Другой механизм воздействия банковского кризиса на развитие Великой депрессии был рассмотрен Беном Бернанке [5]. Он утверждал, что банковские паники отразились на экономике посредством рационирования кредитов. То есть кредиты стали дороже, их стало труднее получить, что нанесло массовый урон не столько крупным компаниям, сколько частным предпринимателям, которые составляли значительную долю коммерческого сектора.

До сих пор идет спор о том, как же именно повлияли провалы банков на Великую депрессию. Присутствие их негативного воздействия неоспоримо, вот только в какой степени, и являлся ли банковский кризис определяющим Великую депрессию фактором?

Не следует оставлять без внимания и падение цен на рынке сельского хозяйства. В результате перепроизводства 1920-х гг. цены на сельскохозяйственную продукцию и ресурсы сильно упали. Накапливающиеся запасы сильно превышали рыночный спрос. Издержки содержания этих запасов в сочетании с ограниченным кредитованием привели к разорению многих фермеров и поставщиков ресурсов. Правда, в США за счет низких цен

на ресурсы оставались в выигрыше другие отрасли и экономика в целом. Но преимущества были краткосрочными из-за последовавшего вскоре общего снижения цен. И снова падение цен на ресурсы стало одним из многих факторов, определяющих и усугубляющих Великую депрессию.

То, как повлияла общая дефляция на усугубление кризиса, можно объяснить с помощью эффекта Манделла [6]. При существующей дефляции ожидания формируются в сторону еще большего снижения цен, за счет чего падают текущее потребление и спрос на кредитование (так как позже, когда цены упадут, придется расплачиваться более «дорогими деньгами»). В результате реальные процентные ставки оказываются выше номинальных. Так как в США, после первых симптомов серьезного кризиса, общество посчитало, что падение цен будет продолжаться, и снижало потребление и спрос на кредиты, дефляция оказалась дестабилизирующей и привела к усугублению кризиса.

В тот период США не были одиноки в экономическом кризисе. Некоторые европейские страны (Великобритания, Германия, Австрия) испытывали серьезные экономические трудности в связи с падением стоимости своих национальных валют. По мере того как национальные валюты обесценивались, эти страны отказывались от золотого стандарта. После того как девальвировался фунт стерлингов, инвесторы посчитали, что следующим в очереди стоит американский доллар, и устремились продавать имеющиеся у них доллары. Тем не менее правительство США не поддалось на международное давление и решило не допустить падения стоимости доллара. В качестве защитной политики ФРС повысила ставки процента и ускорила сокращение денежной массы. Это привело к еще большей недоступности кредитов и падению производства. Считается, что именно эти действия привели к интенсификации депрессии и не дали шанса восстановить экономику с меньшими потерями, когда это еще было возможно.

Именно на эту точку зрения мне и хотелось бы обратить внимание. Воздействие проводимой монетарной политики подробно рассматривается в статье «Did Monetary Forces Cause the Great Depression? A Bayesian VAR Analysis for the U. S. Economy» [7]. Статья эта примечательна тем, что авторы, используя экономические показатели времен Великой депрессии, попытались оценить прогнозы динамики изменения экономики до

Рис. 3. Логика взаимодействия длинных волн Кондратьева с ритмом Кузнеца (по Б. Берри)

и после проведения сдерживающей политики государством.

К тому же есть альтернативное объяснение возникновения и развития Великой депрессии. Так, Питер Темин [8] утверждал, что снижение активности на рынке жилья привело к депрессии. Анализируя активность на рынке жилья в совокупности с показателями инвестиционной активности в ведущих отраслях промышленности с помощью разработанной модели временных рядов, модель выдала практически точный прогноз спада, который произошел на самом деле. То есть депрессия достаточно четко прогнозируется через спад в терминах «реальных» показателей финансовой активности. А если добавить в данный прогноз монетарные показатели, то способность модели к прогнозированию резко ухудшается, и прогнозируемое менее точно отражает произошедшее в действительности. Каждая из введенных авторами статьи финансовых переменных скорее «размывала» факты, нежели подтверждала или проясняла что-либо. Более того, в отличие от монетарных показателей, «реальные» показатели финансовой активности правильно указывали в прогнозах поворотные точки динамики депрессии.

Правда, нельзя полностью полагаться на объяснение Великой депрессии динамикой «реальных» показателей. Несмотря на то что прогноз с использованием этих переменных правильно указал, что стремительная рецессия начинается в середине 1929 г., предполагается, что все дальнейшие события были лишь продолжением этого спада. То есть не объясняется динамика распространения рецессии. Поэтому и спад финансовой и инвестиционной активности нельзя назвать ключевым фактором возникновения и распространения Великой депрессии.

Хотя П. Темин достаточно обоснованно аргументирует преувеличение значимости влияния монетарных параметров на распространение Великой депрессии, его собственное объяснение также не лишено изъянов. Поэтому мне бы хотелось еще раз обратиться к одной из самых распространенных версий возникновения Великой депрессии, а именно к версии о значимости монетарных показателей, выдвинутой Фридманом и Шварц. Их книга «Монетарная история Соединенных Штатов, 1876-1960» (Monetary History of the United States, 1876-1960) оказала огромное влияние на образ мыслей многих экономистов XX в. относительно

Рис. 4. совмещенная динамика циклов Модельского, кондратьева с ритмом кузнеца

монетарной теории и политики. Главной мыслью их книги является то, что деньги имеют значение («money matters») и оказывают влияние на экономику в любом случае. Как нам известно сегодня, они утверждали, что бремя Великой депрессии могло быть значительно облегчено путем своевременной и удачной монетарной политики. Эта точка зрения являлась противовесом кейнсиан-ской. Кейнсианцы отводили монетарным параметрам экономики второстепенную роль, как и многие историки, ища объяснение Великой депрессии в других причинах. Однако М. Фридман и А. Шварц [4] сами говорили, что ошибочно утверждать, будто лишь неудачная монетарная политика привела к Великой депрессии. Скорее, они указывают, как многие факторы по-своему усугубляли положение и на фондовом рынке, и на рынке товаров и услуг, и на международной арене. Они обращают внимание на большое количество косвенных фаткоров: волатильность доллара после гражданской войны, нестабильность золотого стандарта, влияние краткосрочных колебаний цен на долгосрочные тренды экономического роста. Именно такой взгляд на Великую депрессию представляется наиболее правильным.

Как показали прогнозы, нельзя возложить вину за провоцирование Великой депрессии на один или два фактора. Как и многие экономические процессы, стремление к краху было относительно

длительным, начиная с Гражданской войны в США. И вряд ли можно противопоставить одну точку зрения другой. Скорее, все версии, все факторы складываются в пирамиду как негативные события, которые накапливались постепенно. А затем один из кирпичиков пирамиды выпал или осыпался, увлекая за собой остальные и приводя к краху пирамиды.

2. великая депрессия в свете больших циклов конъюнктуры н. кондратьева и ритма с. кузнеца

Еще в 30-е гг. С. Кузнец сформулировал теорию лидирующего сектора, инвестиции в основной капитал которого дают импульс к экономическому развитию.

С. Кузнец выделил 2 основных лидирующих сектора: первичный (к которому он отнес добывающую отрасль и сельское хозяйство) и вторичный (включающий промышленное производство). Каждый из них создает предпосылки для развития другого. Если цены на продукцию первичного сектора находятся на относительно низком уровне, это способствует развитию вторичного сектора, и наоборот. То есть происходит своего рода кластеризация отраслей, которая, по мнению С. Кузнеца, носит 30-летний период (см. рис. 3). Таким образом, 2 ритма С. Кузнеца соответствуют одной длинной волне Кондратьева. Справедливость

этого подхода подтвердили исследования У. Ростоу, Дж. Форрестора, Б. Берри, С. Соломоу.

Совпадение фаз оживления обоих циклов приводит к рефляционному оживлению (см. рис. 3) — в этот период происходит активное внедрение новых видов техники и новых технологий. Спад ритма Кузнеца в условиях продолжающегося повышения длинной волны приводит к стагфляции. Если на понижающей стадии длинной волны начинается подъем второго ритма Кузнеца, наступает дефляционный спад; если спад ритма Кузнеца совпадает с понижающей волной большого цикла конъюнктуры, наступает глубокий кризис, напоминающий Великую депрессию 30-х гг. в США.

Наложение этих циклов приводит к искажению длинноволновой динамики. К тому же в условиях догоняющего развития происходит ускорение технологических изменений. Догоняющие страны заимствуют технические новшества у передовых. В результате происходит уплотнение и наложение циклов Кузнеца на волны Кондратьева (см. рис. 4).

Ситуация, типичная для XX в., изображена на рис. 4, где к ритмам Кузнеца и длинным волнам Кондратьева добавлены большие циклы Модель-ского, продолжительностью от 90 до 122 лет. Американский историк Дж. Модельский связывает эти циклы с периодами глобальных мировых войн и эпохой господства той или иной геополитической силы [11]. Наложение циклов стало одной из причин углубления Великой депрессии.

3. Судьба золотого стандарта

Великая депрессия начиналась как обычный спад в экономике, и невозможно было представить, что она окажется такой обширной и «долгоиграющей». Эта рецессия была конвертирована в Великую депрессию из-за неумелой дефляционной экономической политики. Экономисты 1930-х гг. не предотвратили депрессию, а наоборот, усилили ее. Центральные банки считали, что политика поддержания золотого стандарта со временем восстановит занятость, а попытки увеличить занятость напрямую провалятся. Спад в производстве, снижение цен и потеря сбережений по мере банкротства банков были именно тем итогом, от которого, как считалось, золотой стандарт убережет. Отказавшись играть по правилам золотого стандарта, власти обрекали себя на «злоупотребление» кредитами. Это стерилизовало международные потоки золота и предотвратило регулирование цен и издержек.

Вера в стабильность Ограничения

Рис. 5. Золотой стандарт и его последствия

Почему людям было так тяжело отказаться от менталитета золотого стандарта? Дело в том, что викторианские и эдвардианские ценности (такие как бережливость, надежность, стабильность и космополитизм) считались необходимыми атрибутами монетарной системы. Золото было нравственно, принципиально и цивилизованно, а бумажные деньги считались полной противоположностью — чем-то вульгарным.

Первая мировая война была шоком для экономики всего мира, включая эдвардианское общество. Золотой стандарт позволял людям и финансам легко передвигаться из одной страны в другую, гарантируя экономическую стабильность и цивилизованный обмен. Золотой стандарт обладал силой благодаря как реальным, так и символическим причинам. Он символизировал менталитет и окраску поведения интеллектуальных и экономических элит. По Кейнсу, он был интегралом появления «инвестирующего класса», который считал сбережения и обязанностью, и удовольствием. Сбережения и инвестиции поощрялись стабильностью денежных ценностей, так как золотой стандарт выступал гарантом стабильных цен и ограничивал финансовую свободу государства (рис. 5), что ограждало людей от опасности понижения реальной ценности финансового актива. Стабильность обменного курса поощряла интернациональные инвестиции: с 1880 по 1913 г. Великобритания и Франция инвестировали треть своих сбережений за границу, тем самым подогревая экспансию мировой экономики.

Страны с золотым стандартом не могут осуществлять девальвацию своей валюты и позволять спросу на экспорт определять обменный курс, не могут увеличивать денежную массу, что вызвало бы рост выпуска и цен, которые, в свою очередь,

Основные шаги Федеральной Резервной Системы, октябрь 1929 — март 1933

Дата Операции на открытом рынке Ставка дисконтирования Критические события

октябрь 1929 Покупка $120 млн 6% V 2% в Нью-Йорке 5% V 3-3 /% в других городах Обвал фондового рынка

ноябрь 1929 -декабрь 1930 Покупка $440 млн — Первый банковский кризис

январь 1931 -август 1931 Покупка $130 млн 2-3 /% V 1 / -3% Второй банковский кризис

октябрь 1931— ноябрь 1931 — повышение 1 / — 3% V 3 / — 4% Великобритания покидает золотой стандарт

январь 1932 — август 1932 Покупка $1110 млн 4-3 /% V 3 / — 2 / Нет кризиса (Глас-Стигальский акт)

март 1933 — повышение 2 / V 3 / Последний банковский кризис (конец)

Источник [12 р. 69-70]

увеличили бы экспорт (так как домашние товары стали относительно дешевле заграничных, и в итоге обменный курс упал бы). Чтобы справиться с дефицитом торгового баланса и потерей золота, государство могло только проводить дефляционную политику путем ограничения кредитов, для того чтобы понизить внутренние цены до уровня, при котором интернациональный баланс был бы восстановлен. Понижение цен было возможно через понижение одного из важнейших элементов издержек производства — заработной платы. Профсоюзы не были уверены в том, что стоит соглашаться на жертвы сегодня взамен на выгоды в будущем. Они участвовали в войне и хотели получить компенсацию немедленно. Нежелание профсоюзов согласиться с урезкой зарплат привело к трансформации восстановленного золотого стандарта из гаранта стабильности в передатчика Великой депрессии.

Милтон Фридман и Анна Шварц в своей работе «Денежная история США» говорили о «банковском кризисе». Если бы банки ответили на образовавшуюся панику сокращением выплат, то никакой депрессии не произошло бы. Именно такие действия предотвратили набеги на банки и обеспечили быстрое восстановление в 1893 и 1907 гг.

Питер Темин утверждает, что М. Фридманом и А. Шварц была выбрана непоследовательная позиция. С одной стороны, они говорят о том, что экономика была настолько нестабильна, что любой толчок мог привести к депрессии. С другой, утверждают, что экономика стабильна настолько,

что ограничение выплат депозитов привело бы лишь к маленькому колебанию их цен. Те, кто ожидал снижения их стоимости, стали бы продавать, и наоборот, т. е. действовал бы обычный рыночный механизм, как в предыдущих 1893 и 1907 гг. К тому же они говорят, что крах банков в декабре 1930 г. снизил предложение денег за счет необходимых банкам дополнительных резервов и спроса людей на валюту, в результате чего сократились сбережения. Если бы было именно так, денежное ограничение должно было бы повлиять на доход через финансовые рынки. Даже если усиление депрессии привело к снижению спроса на деньги и ставки процента, мы все равно должны были бы заметить рост ставки процента в период банковского кризиса, чего не отмечалось в начале 1931 г.

В своей статье «Предсказание Депрессии: Гарвард против Йеля» А. Домингез, А. Файер и И. Шапиро показывают, что и современные методы временных рядов не позволили бы предсказать сильное сокращение выпуска после краха. Для общественности и бизнес-кругов 1920-х гг. Гарвард и Йель были основными источниками экономического анализа и прогнозирования.

Гарвардская экономическая служба (HES) выпускала ежемесячные отчеты о текущем и ожидаемом в будущем состоянии экономики, основанные на трех индексах общего состояния бизнеса, отражающих спекуляцию, бизнес и деньги. В 1929 г. индексы показали надвигающийся спад экономической активности, но в тот момент в бизнесе

Стоимость контрактов в мировой торговле, январь 1929 г.- март 1933 г.: совокупный объем импорта 75 стран (ежемесячные объемы, исчисленные в старых

золотых долларах, млн)

Период 1929 1930 1931 1932 1933

Январь 2997,7 2738,9 1838,9 1206,0 992,4

Февраль 2630,3 2454,6 1700,5 1186,7 944,0

Март 2814,8 2563,9 1889,1 1230,4 1056,9

Апрель 3039,1 2449,9 1796,4 1212,8 —

Май 2967,6 2447,0 1764,3 1150,5 —

Июнь 2791,0 2325,7 1732,3 1144,7 —

Июль 2813,9 2189,5 1679,6 993,7 —

Август 2818,5 2137,7 1585,9 1004,6 —

Сентябрь 2773,9 2164,8 1572,1 1029,6 —

Октябрь 2966,8 2300,8 1556,3 1090,4 —

Ноябрь 2888,8 2051,3 1470,0 1093,3 —

Декабрь 2793,9 2095,9 1426,9 1121,2 —

Среднее 2858,0 2326,7 1667,7 1122,0 —

Источник [13], Р. 170. По данным [14], Р 51

не было замечено никаких опасных симптомов. К тому же пессимистические предположения сами могли оказать негативное влияние на бизнес и экономическую активность. Поэтому ежемесячный доклад был опубликован без них.

Другим уважаемым источником экономической информации был Ирвинг Фишер, работавший в Йеле с 1891 по 1947 г. Он являлся конкурентом НЕБ, так как тоже выпускал периодические доклады и очень критиковал систему индексов Гарварда. Он делал выводы об экономической ситуации согласно своему идеальному индексу цен товаров и индексу потребительской силы доллара. Однако, несмотря на различия в инструментах, прогнозы обеих научных школ были слишком оптимистичны в 1929-1931 гг. и одинаково далеки от истинного положения дел. Вот, например, что говорил Фишер в 1930 г.: очевидно, что разница между нынешним, довольно мягким спадом в бизнесе, и тяжелой депрессией 1920-1921 гг. такая же большая, как между громом и торнадо. После краха на фондовой бирже и те, и другие прогнозировали лишь временное снижение процентных ставок, повышение цен товаров и скорое выздоровление экономики. Даже проверка

полученных Гарвардом и Йелем результатов современными статистическими методами вариаций и построением временных рядов подтвердила, что в имевшихся данных о состоянии экономики действительно нельзя было разглядеть приближавшейся депрессии.

Экономический кризис 1929-1933 гг. был ускорен Федеральной резервной системой США (табл. 1). Операции на открытом рынке в октябре 1929 г. не только не способствовали ослаблению кризиса, а привели к обвалу фондового рынка. С ноября 1929 по декабрь 1930 г. разразился первый, а с января по август 1931 г. второй банковский кризис. Он оказался настолько силен, что осенью 1931 г. Великобритания была вынуждена отказаться от золотого стандарта (табл. 2).

После краха на бирже цены на материалы и сельскохозяйственную продукцию резко пошли вниз. Причиной являлись большие излишние запасы, накопленные из-за расширения производства во время Первой мировой войны. При снижении цен у одной части населения доходы снижались, а у другой на столько же росли, но при этом ее траты росли непропорционально. Поэтому общий уровень трат упал.

Рис 6. Спираль контрактов в мировой торговле, январь 1929 — март 1933

Источник по данным табл. 2

Все это привело к резкому снижению объемов мировой торговли. Совокупный объем импорта 75 стран упал с 2997,7 млн долларов в январе 1929 г. до 944 млн в феврале 1933 г., что привело к резкому закручиванию спирали контрактов (рис. 6).

Существуют два эффекта дефляции: статический и динамический. Статический, или эффект Кейнса,— на то же номинальное количество денег можно потребить больше товаров, следовательно, реальные денежные запасы растут. Снижение совокупного спроса (табл. 3) влияет больше на цены, чем на производство: дефляция заменяет депрессию. Динамический, или эффект Манделла, — если ожидается дальнейшая дефляция, агенты приостанавливают сделки, чтобы заключить их потом по более низким ценам, не хотят занимать по текущей ставке, так как возвращать придется в более «дорогих» долларах (то же количество при более низких ценах). Реальная ставка процента превышает номинальную, и дефляция становится причиной депрессии. Когда экономика не восстановилась быстро к 1931 г., ожидания начали меняться, второй эффект перекрыл первый, и дефляция дестабилизировала экономику.

4. «Новый курс» Ф. Д. Рузвельта -первый опыт комплексного макроэкономического регулирования рыночного хозяйства

В чем же заключалась политика Рузвельта по преодолению депрессии?

По его словам, цель политики — не достижение искусственной стабильности на рынке иностранных валют; более важным фактором экономической ситуации нации является ее благополучие, а не цена ее валюты. Правительство наделялось правом регулировать заработную плату, цены, продолжительность рабочего времени, процесс конкуренции в промышленности. Была введена минимальная заработная плата, установлена максимальная продолжительность рабочего дня, действовали «кодексы честной конкуренции».

Правительственные органы приняли и реализовали ряд программ-заказов (на накапливаемые

Франклин Делано Рузвельт (1882-1945)

Влияние политики Федеральной резервной системы на совокупный спрос (мл

Таблица 3 рд долл)

Год Государственные расходы (в текущих ценах) Налоги (в текущих ценах) Текущий дефицит (-) или профицит (+) бюджета Фактические расходы Фактические налоги на занятых Бюджет занятости (дефицит (-) или профицит (+)) Бюджет занятости (в % от ВНП)

1929 1,4 2,6 1,2 2,5 3,4 0,9 -0,6

1930 1,5 1,8 0,3 2,9 3,0 -0,1 +0,1

1931 1,8 -0,3 -2,1 3,4 0,3 -3,1 +2,1

1932 1,6 0,1 -1,5 3,2 1,5 -1,7 +1

1933 2,5 1,2 -1,3 5,2 4,7 -0,5 +0,3

1934 4,6 1,8 -2,8 8,4 5,6 -2,8 +1,6

1935 4,6 2,1 -2,5 8,3 5,5 -2,8 +1,6

1936 5,4 2,0 -3,4 9,3 5,4 -3,9 +2,1

1937 5,1 4,9 -0,2 8,8 10,2 1,4 -0,7

1938 5,9 3,9 -2,0 10,6 9,4 -1,2 +0,6

1939 5,8 3,6 -2,2 10,2 8,5 -1,7 +0,8

Составлено по [16], P. 864-65, табл. 1

и приобретаемые государством стратегические материалы, сырье, оборудование). Поставки оплачивались из федерального бюджета. Федеральное правительство организовало общественные работы, затратив в 1933-1939 гг. на их финансирование более 12 млрд долл. Была принята и реализована федеральная программа чрезвычайной помощи. Объем финансирования программы составил 1 млрд долл., из них 500 млн передано штатам непосредственно, а остальная часть предоставлялась с условием, что на каждый доллар федеральных средств правительства штатов и местные органы власти выделяют на меры по снижению безработицы еще 3 долл. Осуществлены организация, государственная поддержка и стимулирование жилищного и дорожного строительства, лесонасаждений, гидромелиорации, обустройства национальных парков. В частности, в 1933 г. создана Ссудная корпорация владельцев жилья, эмитирующая облигации для обеспечения рефинансирования закладных, а в 1938 г. Федеральная национальная ипотечная ассоциация [15].

В марте 1933 г. по решению президента Ф. Рузвельта были закрыты коммерческие банки и за две недели проведена их ревизия. 1/3 банков ликвидирована. Образованная реконструктивная финансовая корпорация взяла на себя функции многих разорившихся банков. Устойчивые банки получили разрешение продолжать операции, неустойчивые

ставились под контроль государственных уполномоченных. Коммерческие банки получили право лишь принимать у акционерной компании депозиты и давать ей кредиты.

Что касается функций инвестиционного института (проведение операций по купле-продаже ценных бумаг), то выполнять их могли лишь специализированные инвестиционные организации (инвестиционные компании, инвестиционные банки, фонды). Однако преодолеть инвестиционный спад в 1930-е г. так и не удалось (табл. 4).

Созданный Федеральный комитет страхования вкладов (FDIC) позволял банкам-участникам застраховать вклады своих клиентов, что давало возможность (с определенными ограничениями по объему индивидуального вклада) вернуть клиентам их депозиты в случае банкротства банка. Плюсом было увеличение уверенности в банковской системе, приводящее к уменьшению вероятности ее краха ввиду «набегов» на банки в периоды паники. Однако у этой реформы имелись и негативные стороны, в частности неэффективность решений менеджмента банков из-за асимметричной информации (moral hazard).

Для повышения цен на некоторые виды сельскохозяйственной продукции приняты меры к сокращению ее производства (в целях компенсации ущерба фермерам предоставлялись субсидии, источником которых стали налоги

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

cyberleninka.ru