Инволюционные истерия

Психические болезни: Истерический синдром (истерия)

Последняя модификация: 10.08.2014 г

Истерический синдром

Истерический синдром чаще всего возникает в экстремальных или конфликтных ситуациях; включает обратимые по своей природе нарушения, отличающиеся разнообразием симптомов и их сочетаний и нередко имитирующие проявления различных неврологических и соматических заболеваний (парезы, параличи, гиперкинезы, алгии, анестезии, слепота, глухота, спазмы, обмороки, припадки, яркие образные видения, расстройства сознания и др.). Отличительной чертой истерической симптоматики является театральность, демонстративность проявлений. Их возникновение нередко сопровождается бурным, обычно неадекватным силе психогенного раздражителя выражением чувств и чрезмерной аффектацией — истерическим припадком, который длится от нескольких минут до нескольких часов и характеризуется разнообразными двигательными проявлениями, иногда выгибанием всего тела с опорой на затылок и пятки («истерическая дуга»), криками и рыданиями, вегетативными расстройствами и помрачением сознания.

В отличие от эпилептического припадка при истерических пароксизмах не наблюдается внезапного падения (больные опускаются постепенно), сохранены реакции зрачков на свет, а также ресничные и роговичные рефлексы, обычно не бывает прикуса языка и непроизвольного мочеиспускания. Истерические симптомы могут сочетаться с другими невротическими проявлениями – фобиями, навязчивостями, сенестопатически-ипохондрическими и аффективными расстройствами. Истерическая симптоматика чаще всего наблюдается при психогениях (реактивные психозы, неврозы), но может возникать и при других заболеваниях (шизофрения, инволюционные психозы и др.).

Истерические состояния проявляются либо преимущественно психотическими расстройствами (см. Реактивные психозы), либо главным образом нарушениями в неврологической и соматической сферах (см. Неврозы).

К типичным истерическим симптомам относятся следующие: психогенная рвота, часто сочетающаяся со спазмом пилорического отдела желудка, что внешне протекает как картина острого живота; истерический метеоризм с явлениями ложной беременности; сердцебиения, тягостные болевые ощущения в области сердца, имитирующие приступ стенокардии или инфаркт миокарда; спазмы в горле, сопровождающиеся одышкой и чувством нехватки воздуха, напоминающие проявления бронхиальной астмы (псевдоастматические приступы). Формирование истерических расстройств, имитирующих физическое страдание, нередко идет по пути воспроизведения (по механизму подражания или отождествления) симптомов болезни, которые можно было наблюдать в течение длительного периода времени у конкретного больного (обычно недавно умершего, чаще всего близкого родственника).

humanus.site3k.ru

Медицинские термины . 2000 .

Смотреть что такое «истерия» в других словарях:

истерия — Психическое расстройство, при котором мотивы, как будто бы не известные больному, вызывают сужение поля сознания или нарушения моторной или сенсорной функции. Этим нарушениям больной может придавать психологическую и символическую ценность. Могут … Большая психологическая энциклопедия

ИСТЕРИЯ — ИСТЕРИЯ. Содержание: Этиология. 800 Патогенез. 802 Симптоматология. 805 Диагноз и прогноз . 814 Лечение . 815 Истерия (от греч. hystera матка), заболевание,… … Большая медицинская энциклопедия

ИСТЕРИЯ — (от греч. hystera матка). Нервное страдание, преимущественно у женщин, характеризирующееся помимо нервных расстройств различными анормальностями психической сферы, быстрой возбудимостью, странными поступками, безволием и т. п. Словарь иностранных … Словарь иностранных слов русского языка

истерия — и, ж. hystérie f. <гр. hystera матка. Нервное заболевание, выражающееся в припадках, повышенной раздражительности, судорожном смехе со слезами. БАС 1. Гистерия мешалась с душевным огрубением. Бобор. Солидн. добродетели 100. Истерия есть… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

Истерия — Истерия ♦ Hystérie Невроз, заставляющий страдающего им человека замы каться в избранной им внешней манере поведения, превращающий его в своего рода пленника собственного поверхностного представления о себе. Неправильно думать, что истерии в… … Философский словарь Спонвиля

истерия — кликушество, истеричность, невроз Словарь русских синонимов. истерия кликушество (неодобр.) Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 … Словарь синонимов

ИСТЕРИЯ — (от греческого hystera матка; считалось, что истерия следствие болезни матки), психические расстройства (невроз, психопатия), проявляющиеся демонстративными эмоциями, стремлением привлечь к себе внимание, внушаемостью, функциональными… … Современная энциклопедия

ИСТЕРИЯ — (от греч. hystera матка; считалось что истерия следствие болезни матки), заболевание из группы психогений: проявляется демонстративными эмоциональными реакциями (слезы, смех, крики), судорогами, преходящими параличами, потерей чувствительности,… … Большой Энциклопедический словарь

Истерия — (от греческого hystera матка; считалось, что истерия следствие болезни матки), психические расстройства (невроз, психопатия), проявляющиеся демонстративными эмоциями, стремлением привлечь к себе внимание, внушаемостью, функциональными… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

Истерия — патохарактерологическое нарушение, связанное с чрезмерной склонностью к внушению и самовнушению, а также слабостью сознательного контроля за поведением . При истерии наблюдается явно демонстративное поведение: при слабой интенсивности переживаний … Психологический словарь

ИСТЕРИЯ — ИСТЕРИЯ, истерии, мн. нет (от греч. hystera матка, женский половой орган) (мед.). Нервное заболевание, сопровождающееся развитием повышенной впечатлительности, болезненной раздражительности и иногда выражающееся в судорожных припадках со слезами … Толковый словарь Ушакова

dic.academic.ru

ИНВОЛЮЦИОННЫЕ ПСИХОЗЫ

Содержание:

Найдено 3 определения термина ИНВОЛЮЦИОННЫЕ ПСИХОЗЫ

Инволюционные (пресенильные) психозы

Различают две клинические формы таких психозов: инволюционная депрессия и инволюционный параноид.

Психоз инволюционный

ИНВОЛЮЦИОННЫЕ ПСИХОЗЫ

Этиология инволюционных психозов неясна: предрасполагающими моментами к возникновению инволюционных психозов могут служить соматические заболевания, тяжелые психогении и др. Ряд психиатров отрицает самостоятельность инволюционных пси-хозов и относит их к депрессивным фазам маниакально-депрессивного психоза или же к шизофрении.

Инволюционная меланхолия. Заболевание возникает после непродолжительного продромального периода с головными болями, недомоганием, слабостью, пониженным фоном настроения, чувством неопределенной тревоги. Внезапно больные становятся резко возбужденными, тревожными, мечутся, не находят себе места, сжимают руки, повторяют одни и те же слова, отказываются от пищи, не спят. Больные обвиняют себя в совершении тех или иных поступков. Нередко они ссылаются на провинность, действительно совершенную ими в прошлом, но теперь имеющую в их сознании особое, гиперболизированное значение. В дальнейшем бред самообвинения приобретает характер громадности (синдром Котара): больной считает себя самым большим грешником и преступником на земле, во всей вселенной. Нередко такой же громадности достигают бред ущерба и ипохондрический бред. Нигилистический бред обычно также приобретает характер громадности, распространяющийся как на самого больного, так и на окружающее (самого больного не существует, нет земли, все-ленной, мира и т. п.).

У большинства больных бред самообвинения сочетается с бре-дом обвинения. Это, как правило, бред за совершенное . Возникает симптом ложного узнавания личности в форме положительного и отрицательного двойника. Резко усиливается тревога больных при перемене места. В дальнейшем состояние их становится все более монотонным; они однообразно суетливы, аффект более однообразен, жалобы высказываются в одних и тех же выражениях. В некоторых случаях состояние больных характеризуется не тревожной ажитацией, а моторной и интеллектуальной заторможенностью.

Инволюционные параноиды. Характерно развитие на фоне лабильного настроения бреда обыденных (житейских) отношений, бреда ущерба, отравления, ограбления, ревности, иногда любовного бреда.

Инициальный период проявляется Тревожно-подозрительным отношением к родным, снижением активности больных. Далее у больных возникает бред отравления, ограбления или ревности. У одного больного может наблюдаться сочетание различных видов бреда. Больные не пытаются проверить правильность своих подозрений, но принимают меры, ограждая свое имущество от мнимых притязаний. Они уверяют, что соседи по квартире или знакомые хотят нанести им тот или иной материальный ущерб, отравить, лишить квартиры, опорочить их в глазах окружающих. Больные утверждают, что их муж или жена изменяет с соседкой или соседом и т. д. С целью изоляции и самозащиты больные обращаются в судебные инстанции, милицию и т. д. Иногда больные бывают подавлены, чаще же находятся в приподнятом настроении, активны, уверены, что смогут отвести все козни врагов. В зависимости от степени систематизации инволюционные параноиды подразделяют на более или менее систематизированные формы.

Инволюционная истерия. Описание этой формы инволюционных психозов принадлежит Т. А. Гейеру и О. Бумке. Инволюционная истерия возникает у женщин в возрасте 45-55 лет, у которых ранее не наблюдалось каких-либо истерических расстройств. Заболевание начинается с инициального периода с плохим сном, головными болями, раздражительностью, рассеянностью, подавленностью. Далее на фоне крайне лабильного настроения возникают разнообразные истерические расстройства. Они выражаются в появлении истерических параличей, парезов, припадков с плачем, рыданиями, общим тремором, иногда с судорогами, а также в резко выраженной ипохондричности с преувеличением тяжести своего состояния. Перечисленные истерические расстройства возникают или же усиливаются (если они наблюдаются постоянно) после неприятностей, причем имеется явное несоответствие между незначигельностью психотравмирующего момента и выраженностью истерических расстройств.

Злокачественная меланхолия (болезнь Крепелина) встречается довольно редко. Принадлежность ее к инволюционным психозам оспаривается.

После непродолжительного инициального периода с подавленностью, тревогой, головными болями, расстройствами сна возникает резчайшее возбуждение с растерянностью, тревогой, нарастающим истощением. Возбуждение неослабевающее, однообразное, с бессмысленным криком, стремлением к нанесению себе увечий, отказом от пищи. Возбуждение может прерываться периодами беспомощности с прострацией и адинамией. Помрачение сознания при инволюционной меланхолии носит онейроидный характер. Заболевание заканчивается смертью от тяжелейшего истощения или интеркуррентного заболевания.

От инволюционных психозов следует отличать так называемую позднюю шизофрению, при которой имеется явное преобладание бредовых расстройств над эффективными, а также явления психического автоматизма. Нередко окончательный диагноз возможен на основании обнаружения изменений личности в периоде реконвалесценции или после полного исчезновения психотических расстройств.

Чрезвычайно труден в ряде случаев дифференциальный Диагноз инволюционных психозов от шизофрении: важно решить, не идет ли речь об экзацербации вяло текущего процесса, возникшей в инволюционном возрасте. Определение свойственных шизофрении изменений личности и здесь играет решающую роль. Инволюционную меланхолию нередко приходится дифференцировать от сосудистых психозов, однако при последних наблюдаются лабильность и изменчивость клинической картины (в том числе и аффективных расстройств), а также стойкие астенические проявления, слезливость, возникновение кратковременных эпизодов расстроенного сознания.

Патологоанатомическое исследование не показывает чего либо характерного, о возникновении инволюционных психозов большая роль принадлежит возрастному нарушению деятельности эндокринных желез. Предрасполагающими факторами к возникновению инволюционных психозов являются психогенные моменты, а также различные соматические заболевания. испытуемому должны быть применены меры медицинского характера. В этих случаях судебное дело прекращается.

Большие трудности представляет вопрос о дееспособности больных, страдающих пресенильным психозом. Если изменения психической деятельности не достигают степени психоза и больной сохраняет сознание болезни, правильную оценку окружающих событий, то его признают дееспособным. Больные, находящиеся в психотическом состоянии, признаются недееспособными.

vocabulary.ru

Инволюционные истерия

Васильева прокомментировала проект о возвращении студентов из-за рубежа
2018.04.25
Министр образования и науки РФ Ольга Васильева назвала непроверенной информацию о проекте Россотрудничества по возвращению в страну российских студентов, проходящих обучение в странах с недружественной по отношению к России политикой. Эта информация непроверенная. Я думаю, это чья-то идея», — сказала .

Студенты должны получать оценку не за купленные знания, заявил Медведев
2018.04.25
Услуги по написанию работ для студентов и аспирантов мешают объективно судить об уровне подготовки молодых специалистов, аспиранты должны получать оценку за свои, а не за купленные знания, заявил премьер-министр России Дмитрий Медведев на заседании правительства в четверг, где планируется рассмотреть .

ИНВОЛЮЦИОННАЯ ИСТЕРИЯ

На правах рукописи

Поляковская Татьяна Павловна

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук

Работа выполнена в ГОУ ВПО Первый Московский Государственный Медицинский Университет им. И.М. Сеченова Минздравсоцразвития России

Научный руководитель:
Доктор медицинских наук, профессор Этери Брониславовна Дуб-ницкая

Официальные оппоненты:
Доктор медицинских наук, профессор Марина Аркадьевна Кинкулькина
Кандидат медицинских наук Владимир Сергеевич Шешенин

Ведущая организация: ГОУ ВПО Российский Государственный Медицин-ский Университет Росздрава

Защита состоится «___» ____________ 2011 года в __ часов на заседании диссертационного совета Д. 208.040.07 в ГОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздравсоцразвития России (119991, Москва, улица Трубецкая, д.8, стр. 2).

С диссертацией можно ознакомиться в центральной научной медицинской библиотеке ГОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздравсоцразвития России (117998, Москва, Нахимовский проспект,49)

Автореферат разослан «___»_______________ 2011 года

Ученый секретарь
Диссертационного Совета
доктор медицинских наук, профессор Игорь Владимирович Да-мулин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. Актуальность проблемы инволюционной исте-рии вытекает из анализа эпидемиологических данных, свидетельствующих о высокой распространенности психических расстройств этого круга. Эмоциональные и поведенческие нарушения в климактерическом периоде встречаются у 16-30% женщин (Сметник В.П., 2006; Wassertheil-Smoller S., 2004; Stewart D.E., 2005; Woods N.F et al., 2008). Риск развития психических расстройств повышается в 2-3 раза при ранней (от 40 до 45 лет) и в 6 раз — преждевременной (до 40 лет) менопаузе (Klein P. et al., 1999). При формировании климактерического синдрома аффективные расстройства выявляются в среднем у 33-78% (Schnatz P.F. et al., 2005; Kaufert P.A. et al., 2008; Avis N.E., 2003); расстройства тревожно-фобического спектра — у 15 — 21% женщин (Ballinger C.B., 1990; Smoller J.W.et al., 2003). Значение показателя частоты расстройств личности достигает среди этого контингента 33% (Stewart D.E., 2005). При этом подчеркивается тенденция к формированию ипохондрических проявлений с высокой обращаемостью в учреждения общемедицинской сети (Helson R. et al.,2005; Smoller J.W., 2006; Kafanelis B.V. et al., 2009; Soares C.N., 2010), что обеспечивает женщинам инволюционного возраста место наиболее активных потребителей ресурсов здравоохранения. Выступая в коморбидной связи с соматической патологией, указанные психопатологические образования ухудшают клинической прогноз, социальную адаптацию, качество жизни больных (Шаповалов Д.Л., 2009; De Lorenzi D.R., 2006; Bankowski B. J., 2006; Smoller J.W., 2007; Karacam Z.2007; Smith-DiJulio K., 2008; Utian W.H., 2008; Valadares A.L., 2008; Welton A. J., 2009; Avis N.E, 2009). Соответственно, проблема инволюционной истерии первостепенно значима не только для психиатров, но и для врачей других специальностей (неврологов, эндокринологов, гинекологов, терапевтов, кардиологов).
Таким образом, своевременное распознавание, правильная клиническая оценка и разработка научно обоснованных подходов к терапии состояний, объединяемых понятием «инволюционная истерия», остается одной из ключевых задач медицинской науки и практики. Однако, несмотря на большое число публикаций, ряд аспектов проблемы остается недостаточно изученным. В частности, требуют решения вопросы, связанные с психопатологической характеристикой и типологической дифференциацией состояний круга инволюционной истерии. Нуждается в разработке типология таких состояний, позволяющая определить основные тенденции их динамики и прогноза. Существует потребность в научно обоснованных программах, предназначенных для этого контингента и направленных на оптимизацию лечебно-реабилитационного процесса.
Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является клиническое изучение психопатологической структуры и динамики состояний с картиной инволюционной истерии.
Соответственно в работе решались следующие задачи:
— психопатологическая квалификация расстройств, объединяемых в рамках инволюционной истерии;
— типологическая дифференциация изученных состояний;
— оценка конституциональной предиспозиции;
— выделение триггерных факторов, провоцирующих и поддерживающих психопатологические проявления;
— определение предикторов прогноза;
— разработка лечебных рекомендаций.
Научная новизна. Впервые сформулированы четкие критерии, позволяющие представить психопатологическую квалификацию синдрома инволюционной истерии. На этой основе разработана клиническая систематика, позволяющая подразделить изученные состояния на два типа: соматизированную истерию и истероидную дисфорию. Впервые определены предпочтительные для каждого их выделенных типов характеристики конституциональной предиспозиции к развитию инволюционной истерии и триггерных воздействий, провоцирующих манифестацию психических расстройств. Представлен анализ основных тенденций динамики, с учетом которых определен прогноз изученных состояний. Впервые разработаны дифференцированные методики терапии инволюционной истерии в соответствии с типологическими различиями.
Практическая значимость работы. Результаты исследования способствуют решению клинических задач, возникающих при психопатологической квалификации и определении прогноза инволюционной истерии. Представленная в работе информация создает предпосылки для выбора адекватной помощи изученному контингенту. На основе полученных данных разработаны конкретные рекомендации по терапии с применением психофармакологических средств последних генераций и реабилитационные методики, позволяющие оптимизировать лечебный процесс.
Внедрение результатов. Разработанные методы диагностики и тера-пии инволюционной истерии внедрены в практику психиатрической клинической больницы № 12 г. Москвы, городской поликлиники № 171 г. Москвы, психоневрологического диспансера № 1 г. Москвы.
Положения, выносимые на защиту
1. Психопатологическая структура синдрома инволюционной истерии, формирующегося при участии факторов репродуктивного старения (обменно-эндокринные нарушения, функциональная и/или органическая сердечно-сосудистая патология), а также психогенных триггеров, включает следующие составляющие: сочетанные соматически-психопатологические (психосоматические) проявления с преобладанием конверсионной симптоматики; расстройства депрессивного спектра; патохарактерологические проявления.
2. Изученные состояния психопатологически гетерогенны и дифференцируются на два типа: I – соматизиованная истерия и II – истероидная дисфория. Выделенные типы инволюционной истерии различаются не только по особенностям клинической картины, но и по таким характеристикам, как предпочтительная конституциональная предиспозиция, ответ на воздействие триггерных факторов, что и определяет различия динамики и исходов.
3. Выбор терапевтической тактики проводится с учетом типологиче-ской дифференциации инволюционной истерии

Апробация работы. Основные положения диссертации доложены на:
• клинической конференции молодых ученых ФППОВ ММА им. И. М. Сеченова «Актуальные вопросы клинической медицины» (Москва, 2003);
• Всероссийской школе молодых ученых в области психического здоровья «Современные аспекты клинической психиатрии и психофармакотерапии» (Москва, 2003);
• клинической конференции молодых ученых ФППОВ ММА им. И.М. Сеченова «Актуальные вопросы клинической медицины» (Москва, 2004);
• XIV Съезде психиатров России (Москва, 2005);
• VIII Международном конгрессе Европейской коллегии нейропсихо-фармакологии (8-th European College of Neuropsychopharmacology (ECNP) Regional Meeting) (Москва, 2005);
• конференции молодых ученых Научного Центра Психического Здоровья РАМН памяти А.В. Снежневского (Москва, 2010);
• Всероссийской школе молодых ученых в области психического здоровья «Актуальные вопросы психопатологии и клиники психических заболеваний» (Москва — Кострома, 2010);
• XV Съезде психиатров России (Москва, 2010)
• конференции кафедры психиатрии и психосоматики ФППОВ ГОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова 09.12.2010г.

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 7 научных работ, из них 2 работы опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК.

Объем и структура диссертации. Диссертационная работа изложена на 167 страницах (138 — основной текст, 29 — указатель литературы) и состоит из введения, пяти глав (обзора литературы, характеристики материала и методов исследования и трех разделов, посвященных вопросам типологической дифференциации; оценке изученных состояний в аспекте конституционального предрасположения, а также триггерных воздействий и динамики; в отдельной главе обоснованы подходы и методики терапии), заключения и выводов. Диссертация иллюстрирована 3 таблицами, 10 рисунками и 2 клиническими наблюдениями (данные катамнеза уточняют их исходы, что позволяет проследить динамику изученных состояний). Библиографический ука-затель содержит ссылки на 317 источников (109 отечественных и 208 зару-бежных).
ХАРАКТЕРИСТИКА МАТЕРИАЛА
И МЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЯ
Материал исследования составили 85 пациенток, обследованных ста-ционарно (46 наблюдений) или амбулаторно (39 наблюдений) на клиниче-ских базах кафедры психиатрии и психосоматики ФППОВ (заведующий кафедрой – академик РАМН, проф. А.Б. Смулевич) ГОУ ВПО Московская Медицинская Академия им. И.М. Сеченова Росздрава за период с 2003 по 2005г.
Критерии включения:
I. Соответствие наблюдаемого расстройства картине инволюционной истерии:
— манифестация в климактерическом (по критериям IMS — International Menopause Society, 1999) возрасте — 40 — 60 лет;
— признаки функциональной и/или органической соматической патологии, связанной с инволюцией;
— соматизированные психопатологические нарушения
(полиморфные коэнестезиопатические феномены — алгопатии, конвер-сии, телесные фантазии) в структуре синдрома;
— истерический характер жалоб и поведения (демонстративность, манипулятивность);
— признаки гипотимии немеланхолического уровня и/или дисфории;
— астенический симптомокомплекс
II. Продолжительность расстройства ≥ 6 месяцев
III. Информированное согласие пациента на участие в исследовании.
Критерии исключения: признаки манифестного психоза или другой психической патологии, исключающие возможность обследования (делирий, деменция, умственная отсталость), а также психические и поведенческие нарушения вследствие употребления психоактивных веществ; тяжелое соматическое заболевание в стадии декомпенсации.
По признаку нозологической принадлежности изученные состояния распределены следующим образом: расстройство личности (РЛ) — 62 (73%), циклотимия — 9 (10,5 %), вялотекущая шизофрения — 14 (16,5%).
Материал исследования отличает гендерная однородность (все боль-ные — женщины), что объясняется дефицитом информации об инволюционной истерии у мужчин, отсутствием окончательного определения понятия «мужской климакс» или «андропауза» (Кулаков В.И. и соавт., 2006; Adamopoulos D.A. 1998; Harman S.M. 2001), а также возможности проведения необходимых в подобных случаях лабораторных тестов. Соответственно, 6 мужчин были исключены из настоящего исследования на его предварительном этапе.
Возраст пациенток на момент обследования распределяется в диапа-зоне от 41 до 62 лет; в среднем — 49,1 ± 5.22 лет. При этом манифестация проявлений инволюционной истерии в 83, 5 % случаев приходится на 40-49 лет, т.е. на пре — и перименопаузальный периоды.
Продолжительность инволюционной истерии в изученной выборке составляет от полугода до 12 лет; в среднем — 6,41 ± 5,81 лет, что позволяет проследить динамику расстройства на достаточном для прогностического суждения отрезке времени. Несмотря на длительное существование проявлений инволюционной истерии, выраженной дезадаптации у больных изученной выборки не регистрируется. Большинство (63,7 %) продолжает работать, сохраняет стабильный брачный статус (72,5 %). Из 8 инвалидов (9,4%) лишь в одном наблюдении речь идет о II группе инвалидности по психическому заболеванию. Большая часть пациенток — 62 (73 %) — впервые попали в поле зрения психиатра, из них 39 (46%) наблюдались амбулаторно. Из 46 (54 %) больных, получавших стационарное лечение, лишь 23 (27 %) были госпитализированы повторно.
Сходство клинических проявлений инволюционной истерии с нарушениями, выявляемыми при соматической патологии, а также реальный риск ее развития определили необходимость сомато-неврологического обследования больных. Все они консультировались терапевтом, неврологом, офтальмологом, гинекологом. При этом использовались современные параклинические методы (лабораторные, электрокардиографический, электроэнцефалографический, магнитно-резонансная и компьютерная томография). При необходимости квалифицированными кардиологами на базе клиники кардиологии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова (руководитель – д.м.н., профессор А.Л. Сыркин) проводились дополнительные параклинические обследования (ЭХО-кардиография, суточное мониторирование ЭКГ по Холтеру, суточное мониторирование артериального давления, функциональные нагрузочные пробы — тредмил-тест, велоэргометрия).
При формализованной оценке ответа на проводимое лечение использовались следующие психометрические инструменты: Шкала общего клинического впечатления (CGI), Визуальная аналоговая шкала интенсивности телесных cенсаций (VAS-S), Шкала Гамильтона (НDRS-21), шкала «Простой менопаузальный индекс» (SMI), «Шкала оценки побочных эффектов» (UKU). Статистическая обработка данных проведена при помощи пакета программ Statistica 6.0. Использовались данные описательной статистики: средние значения стандартного отклонения; оценка значимости различий проводилась при помощи критерия χ2 (Пирсона-Фишера) и метода частотных таблиц (различия считали достоверными при р<0,05).

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Клиническое изучение инволюционной истерии позволило квалифи-цировать расстройство на синдромальном уровне. Картина инволюционной истерии определяется комплексом психопатологических расстройств, включающим истерически окрашенные соматизированные нарушения (конверсии, психалгии, телесные фантазии), ассоциированные с патохарактерологическими проявлениями (склонность к преувеличениям, драматизации, «эмансипации от действительности»), а также легкими /умеренно выраженными расстройствами депрессивного спектра. В структуре инволюционной истерии психопатологические проявления коморбидны свойственной репродуктивному старению функциональной и/или органической соматической патологии.
В качестве соматогенных триггеров, провоцирующих и поддерживающих психопатологические проявления инволюционной истерии, наиболее значимыми оказались гормонально-зависимые гинекологические заболевания (миома матки, эндометриоз, киста яичника), для лечения которых более чем у трети (34,1%) пациенток потребовалась экстирпация матки с придатками или гистерэктомия без придатков. Кроме того, дебют или обострение инволюционной истерии были ассоциированы с сердечно-сосудистой патологией (гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца), особенностью которой является не только относительно благоприятное течение (I и II стадии гипертонической болезни, стенокардия напряжения 2 функционального класса), но и непосредственная связь с психотравмирующими воздействиями (психогенная провокация гипертонических кризов, эмоциогенные приступы стенокардии).
Следует отметить, что в 24,7% наблюдений зарегистрированы обменные нарушения (метаболический синдром), рассматриваемые в качестве факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний (Hansen S., 2003; Mussolino M.E.,2006; Kaplan R.C. et al. 2008; Phillips G.B et al., 2007): ожирение по абдоминальному типу, сахарный диабет 2 типа, гиперлипидемия. Почти у трети пациенток (28,2%) обнаружена патология щитовидной железы, что характерно для инволюции (Мельниченко Г.А., Беркетова Т.Ю., 2006; Vanderpump C. et al., 2009; Costante G. et al., 2004; Valencia M.H. et al., 2008).
Не менее значимый вклад в развитие инволюционной истерии вносит психическая травма. Согласно данным о распределении больных в соответствии с дифференциацией стрессогенных событий по признаку их субъективной психологической значимости (личностный смысл по О.Л. Головизниной, 2004; M.A. Newman, 1990; C. Picard, 2000), в изученной выборке преобладают (62 %) психические травмы, воспринимаемые как «угроза». Больные уязвимы к ситуациям, сопряженным с риском потери материального благосостояния — 26%, собственного здоровья — 18%, социального положения — 9,7%, здоровья близких -7,5%. Психотравмирующие факторы, обозначенные как «отвержение» и «утрата» сопоставимы по частоте — 21,5 % и 17,2% соответственно, причем одно и то же событие (например, супружеская измена или развод) может в субъективном восприятии больной приобретать значение либо оскорбления, нанесенного обидчиком, либо утраты объекта привязанно-сти.
Картина инволюционной истерии, несмотря на общие характеристики, рассматриваемые в большинстве публикаций, обнаруживает клиническую гетерогенность. На этом основании в настоящем исследовании выделены два типа изученных состояний, обозначенные как соматизированная истерия (I тип) и истероидная дис-фория (II тип).
I тип — соматизированная истерия (55 наблюдений). Клиническая картина соматизированной истерии (Иванов С.В., 2002) определяется следующими проявлениями. Доминирует полиморфная конверсионная симптоматика (психалгии, дизестезии, включая топографически ограниченные нарушения чувствительности, астазия-абазия, globus hystericus, тремор, телесные фантазии), амплифицирующая (усиливающая) проявления коморбидной соматической патологии.
Так, при наличии реального соматического заболевания (например, гипертонической болезни), подъемы АД сопряжены с функциональными симптомами (ощущение головокружения и шаткости походки, дрожь в те-ле, «ком в горле», онемение рук и ног по ампутацилнному типу, не связан-ные с физической нагрузкой полиморфные кардиалгии, включая прокалывающие («словно вонзили нож»), сжимающие, стреляющие боли за грудиной, в левой половине грудной клетки, в левой подлопаточной области).
Пациенткам свойственна тревога о здоровье (health anxiety — Abramowitz J.S., Braddock A.E., 2008) с формированием «истерических панических атак» (Колосова О.А., 2000) или «конверсионных кризов» (Вейн А.М., 2000) — атипичных панических атак, при которых избегающего поведения не формируется. Такие кризы, протекающие с кратковременными проявлениями вегетативной и конверсионной симптоматики, в зависимости от «выбора органа» нередко имитируют различные виды ургентной патологии (инфаркт миокарда, инсульт, почечная колика, приступ бронхиальной астмы, «острый живот») и обходятся самостоятельно без нарушения функций органов и систем.
При этом тревожные пароксизмы предваряют становление стойких органоневротических нарушения по типу кардионевроза или гипервентиляционного синдрома. Органоневротическая симптоматика сочетается с истерическими фобиями ипохондрического содержания (красочные, изменчивые по фабуле нозофобии с образными представлениями сцен телесной катастрофы, агонии, похорон).
Истеро-ипохондрический симптомокомплекс включает астенические проявления, представленные как гиперпатиями (непереносимость внешних раздражителей – яркого света, громких звуков и пр.) и общей психической гипералгезией, так и гипостеническими проявлениями (повышенная утомляемость, слабость, вялость, снижение работоспособности). Утрированные жалобы на «невыносимую» усталость, «полную прострацию» сопровождаются массивной конверсионной и соматоформной симптоматикой («конверсионная астения» по Л.В.Соколовской, 1991).
Таким образом, в клинической картине при рассматриваемом типе инволюционной истерии выявляются облигатные свойства психопатологических образований, реализующихся в сфере телесного самосознания. В современной литературе эти феномены обозначаются синонимами: «соматизированное расстройство невротического регистра» (Смулевич А.Б., 2010), «мультисоматоформное расстройство» (Jackson J.L., Kroenke K., 2008), «мультисистемный соматоформный синдром» (Hurwitz A., 2009).
В конституциональном складе пациенток, отнесенных к соматизиро-ванной истерии в большей части случаев (62 %), гистрионные черты сочетаются с высокой активностью и приподнятым настроением (гипертимные, «оживленные» истерики по T.Millon, 1996). Личностный склад остальных (38 %) оценен как истеро-ипохондрический (по А.Б. Смулевичу, 2009). В качестве акцентуации, отражающей подверженность к формированию ипохондрических проявлений, выступает вегетативная стигматизация (Kretschmer E.,1928), проявлявшаяся до манифестации инволюционной истерии кратковременными соматизированными реакция-ми.
Предпочтительные триггеры при соматизированной истерии — стрессогенные события, субъективно воспринимаемые как «угроза» (75 %).
Первый тип инволюционной истерии характеризуется тенденций к хронификации. По мере формирования невротического (истеро-ипохондрического) развития происходит постепенное амальгамирование телесных сенсаций с характерологическими девиациями. Персонификация симптоматики истерической ипохондрии проявляется заострением черт, присущих «угнетенным мазохистам» (оppressed masochists) (Смулевич А.Б., 2009; Волель Б.А., 2010; Millon Th., 1996). Доминируют сетования больных на невнимание и черствость окружающих, не отвечающих благодарностью на самопожертвование, потребность «вымогать заботу» с признаками условной желательности болезни и принятия роли «страдальца».

II тип — истероидная дисфория (30 набл.) Клиническая картина истероидной дисфории (Leibowitz M., Кlein D., 1979) определяется гипотимией с истерическими чертами. Депрессивные жалобы излагаются с театральным пафосом («невыносимое отчаяние», «душевная мука»), эмоциональной гиперэкспрессией (демонстративные рыдания, заламывания рук). Выявляется манипулятивное поведение вплоть до суицидального шантажа, а также вспышки озлобленности, агрессии, чередующиеся с приступами слабости. Содержательный комплекс депрессии (сознание оскорбленного самолюбия, неспособности пережить измену мужа, смириться с «непростительным предательством»), свойственный «реакциям разочарования» (Reich W., 1933), неотделим от диссоциативного симптомокомплекса (кататимно заряженных, насыщенных фантазией образных представлений, отражающих «ключевое переживание»).
Конституциональная предиспозиция при истеро-дисфорическом типе изученных состояний определяется чертами «слепо преданных» («devoted») (Смулевич А.Б., 2009). Стремление «посвятить» себя из-браннику становится в этих случаях приоритетной жизненной установкой, а результатом «самоотверженного служения» — успехи «второй половины», за которые полагается вознаграждение. При этом за фасадом самопожертвования скрывается эгоцентризм, стремление добиться материальных благ с помощью манипуляций («маркетинговая ориен-тация» по E.Fromm, 1947).
В отличие от соматизированной истерии, проявления истероидной дисфории в большей части случаев манифестируют вслед за стрессогенными событиями, субъективно воспринимаемыми как «отвер-жение» (67 %).
Несмотря на «инволюционные» размышления об утрате женственно-сти, грядущей старости, беспомощности, одиночестве, свойственная боль-ным с соматизированной истерией ипохондрическая озабоченность не выявляется. Для истероидной дисфории, напротив, характерно демонстративно-пренебрежительное отношение к проблемам собственного здоровья вплоть до «прекрасного равнодушия» («la belle indefferance» J.E Breuer., S.Freud,1895). Пациентки проявляют антиипохондрические свойства — недооценивают тяжесть сопутствующих соматических заболеваний, без учета возможных последствий (например, при гигантской 23-недельной миоме матки) отказываются от предлагаемого обследования и лечения («невротический отказ» — Vaillant G.E., 1980; «пассивное избегание» — Abramowitz J.S. et al., 2008).
Таким образом, соматопсихическая акцентуация при истероидной дисфории определяется свойствами абберантной ипохондрии (Смулевич А.Б. 2010, Волель Б.А., 2010) с «отрицанием» (Vaillant G.E., 1980) телесного неблагополучия.
Возникновение и развитие истеро-дисфорических состояний в боль-шинстве случаев подчиняется механизму реактивной лабильности, по которому реализуются обострения в 77 % наблюдений. При этом, несмотря на возможность длительного (от 6 месяцев до 2 лет) существова-ния, динамика психопатологических образований при этом типе соответствует зависимостям, характерным для психогенно провоцированных депрессивных фаз (эпизодов) с постепенной редукцией психопатологических проявлений. У остальных пациенток (23 %) регистрируются подверженные обратному развитию стертые аутохтонные депрессии с циркадианным ритмом, обусловленным хронобиологическими механизмами.
Терапия инволюционной истерии проводится на основе общих принципов, сформулированных в трудах психиатров отечественной школы (Смулевич А.Б., Морозова М.А., 1999; Мосолов С.Н., 2002, 2007; Смулевич А.Б., Сыркин А.Л., 2005; Александровский Ю.А., 2009; Незнанов Н.Г., Иванов М.В., 2009). В качестве основного метода лечения рассматривается психофармакотерапия, дополняемая психотерапевтическими и другими реабилитационными воздействиями. Назначение психотропных средств проводится с учетом рекомендаций, разработанных для общемедицинской сети (Смулевич А.Б., 2003). Используются препараты «первого ряда», обладающие минимальной выраженностью нежелательных нейротропных и/или соматотропных эффектов, взаимодействий с соматотропными препаратами, не вызывающие явлений поведенческой токсичности, безопасные при передозировке, простые в использовании.
В то же время выбор конкретной терапевтической тактики осуществляется с учетом разработанного в настоящем исследовании подхода, позволившего обосновать дифференцированные показания к терапии в зависимости от типа инволюционной истерии.
При соматизированной истерии (I тип — n = 55) предпочтительны атипичные антипсихотики (кветиапин 50-450 мг/сут), обладающие аффинитетом к психосоматическим расстройствам. Антипсихотики применяются в сочетании с тимоаналептиками (серотонинергические, препараты двойного действия), эффективными в отношении психических и соматовегетативных нарушений, связанных с климактерием. При недостаточной эффективности лечения присоединяются назначаемые короткими курсами транквилизаторы (производные бензодиазепина).
Средняя длительность курсовой психофармакотерапии, проводимой в стационаре, составила 4,5±1,2 недели. Во всех случаях лечение было про-должено в амбулаторных условиях. Длительность поддерживающей терапии — от 2 месяцев до 2 лет. В 46 % случаев соматизированной истерии достаточным оказалось воздействие в объеме поддерживающей/корригирующей терапии, проводимой в экстра-муральных условиях.
Эффективность лечения оценивалась клинически при наблюдении состояния больных в динамике и к концу 4-ой недели терапии – с помощью психометрических шкал. На клиническом уровне отмечена существенная редукция истеро-ипохондрических проявлений; доля респондеров (выраженное и умеренное улучшение в оценке по CGI-I) составила 65,5 %; минимальный эффект или полное отсутствие положительного ответа на терапию — 25,5% и 9%. С учетом резистентности ипохондрических состояний к терапии значения приведенных показателей соответствует высокому положительному лечебному эффекту.
Психофармакотерапия при соматизированной истерии сочетается с когнитивно-бихевиоральной психотерапией, направленной на развитие адаптивных копинг-стратегий (реатрибуция со снижением угрожающего смысла соматизированной симптоматики, формированием убежденности в отсутствии опасной для жизни телесной болезни).
При истероидной дисфории (II тип — n = 55) предпочтительно использование тимоаналептиков. Психофармакотерапия в 60% случаев включала два этапа. Интенсивная терапия проводилась исключительно в стационарных условиях с парентеральным применением полициклических антидепрессантов. Оптимальный эффект достигался при внутривенном капельном введении тимоаналептиков (мапротилин 25-150 мг/сут, имипрамин 25-150 мг/сут, кломипрамин 25-150 мг/сут) в сочетании с бензодиазепинами (диазепам 10-20 мг/сут). Курс такой терапии включал 5 — 15 внутривенных инфузий, а его длительность составила в среднем 3 недели. На этапе поддерживающей терапии (продолжительностью от 2-х до 6-ти месяцев; в среднем — 4,2 ± 2,2 мес) использовались тимоаналептики современных генераций (СИОЗС, препараты двойного действия) в сочетании с низкими дозами антипсихотиков (перициазин 3-10 мг/сут, хлорпротиксен 10-50 мг/сут, кветиапин 50- 150 мг/сут).
Эффективность лечения по шкалам оценивалась к концу 4-ой недели терапии. Положительный эффект терапии зарегистрирован в 73,3% случаев. Выраженное и существенное улучшение в оценке по CGI-I (12 и 10 набл. соответственно) сопровождалось не только редукцией истеро-депрессивной симптоматики, но и достаточно быстрым восстановлением прежнего уровня социального функционирования с возвращением к привычной (в том числе и профессиональной) деятельности.
Психотерапия при истероидной дисфории направлена на построение конструктивной психологической защиты и поведенческих стратегий (в частности, самоконтроль и ответственность), позволяющих справляться с эмоциональными конфликтами и стрессом путем адекватной оценки реаль-ной ситуации и отказа от манипуляций.
ВЫВОДЫ
Клиническое исследование инволюционной истерии позволило установить следующее.
1. Психопатологическая структура синдрома инволюционной истерии, формирующегося при облигатном участии факторов репродуктивного старения (обменно-эндокринные нарушения, функциональная и/или органическая сердечно-сосудистая патология), включает следующие составляющие: сочетанные соматически-психопатологические (психосоматические) проявления с преобладанием конверсионной симптоматики; расстройства депрессивного спектра; патохарактерологические проявления.
2. На основе психопатологической гетерогенности изученные состоя-ния дифференцируются на два типа: I – соматизированная истерия, II – истероидная дисфория.
2.1. Клиническая картина соматизированной истерии определяется психопатологическими образованиями, реализующимися в сфере телесного самосознания. Доминирует полиморфная конверсионная симптоматика, усиливающая проявления коморбидной соматической патологии. Тревога о здоровье сопровождается «конверсионными кризами» (атипичные панические атаки), органоневротическими нарушениями, фобиями ипохондрического содержания.
2.2. Клиническая картина истероидной дисфории определяется гипотимией c признаками истерической драматизации, манипулятивным поведением и дисфорическими вспышками. Содержание депрессии, свойственное «реакциям разочарования» (осознание оскорбленного самолюбия, представления об утрате женской привлекательности, неспособности удержать мужа и пр.), неотделимо от диссоциативного симптомокомплекса (кататимно заряженные, насыщенные фантазией образные представления), отражающего «ключевое переживание» (разрыв с объектом привязанности).
3. Для каждого из выделенных типов инволюционной истерии харак-терны предпочтительные особенности конституциональной предиспозиции и связи c воздействием триггерных факторов.
3.1 При соматизированной истерии склад личности большинства больных (62 %) определяется сочетанием гистрионных черт с высокой активностью и приподнятым настроением (гипертимные, «оживленные» истерики), в остальных случаях (38%) речь идет об истеро-ипохондрической конституции. В качестве акцентуации, отражающей подверженность к ипохондрии, выступает вегетативная стигматизация, до начала инволюции проявлявшаяся кратковременными соматизированными реакциями. Предпочтительные триггеры (75%) — стрессогенные события, субъективно воспринимаемые как «угроза» собственному здоровью и/или материальному благополучию.
3.2 Конституциональная предиспозиция при истероидной дисфории определяется чертами «слепо преданных». Соматопсихическая акцентуация соответствует аберрантной ипохондрии с «отрицанием» телесного неблагополучия. Провоцирующие факторы (67 %) — стрессогенные события, субъективно воспринимаемые как «отвержение» (развод, измена супруга)
4. Изученные состояния дифференцируются по тенденциям ди-намики, определяющим прогноз.
4.1 Для соматизированной истерии характерна тенденция к хрониче-скому течению с формированием невротического (истеро-ипохондрического) развития. По мере такой динамики происходит постепенная персонификация соматизированной симптоматики с характерологическими девиациями, приобретающими черты «угнетенных мазохистов».
4.2 Истероидная дисфория протекает с обострениями, реализующимися по механизму реактивной лабильности. Динамика истероидной дисфории, несмотря на возможность затяжного течения, соответствует зависимостям, характерным для психогенно провоцированных депрессивных эпизодов, завершающихся редукцией психопатологических проявлений.
5. Основной метод лечения инволюционной истерии – психофармакотерапия дополняется психотерапевтическими воздействиями. При этом выбор конкретной терапевтической тактики определяется в соответствии с типологической принадлежностью наблюдаемого расстройства.
5.1 При соматизированной истерии (I тип — n = 55) предпочтительны обладающие аффинитетом к психосоматическим расстройствам атипичные антипсихотики (кветиапин) в сочетании с тимоаналептиками (серотонинергические, препараты двойного действия), эффективными в отношении психических и соматовегетативных нарушений, связанных с климактерием. Когнитивно-бихевиоральные психотерапевтические воздействия направлены на снижение угрожающего смысла соматизированной симптоматики.
5.3. При истероидной дисфории (II тип) психофармакотерапия при необходимости проводится в два этапа: интенсивные воздействия с применением антидепрессантов полициклического ряда; поддерживающее лечение тимоаналептиками современных генераций. Психотерапевтические поведенческие методики направлены на способность справляться с эмоциональными конфликтами и стрессом путем адекватной оценки реальной ситуации и отказа от манипуляций.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
1. При диагностической и прогностической оценке инволюционной истерии целесообразно учитывать ее типологическую систематику. Соматизированная истерия (I тип) характеризуется тенденцией к хронификации с формированием истеро-ипохондрического развития. Динамика истероидной дисфории (II тип) соответствует стереотипу развития психогенно провоцированных депрессивных эпизодов с постепенной редукцией психопатологических проявлений.
2. Основной метод лечения инволюционной истерии – психофармакотерапия дополняется психотерапевтическими методиками. При этом терапия дифференцируется в зависимости от типа расстройства. При соматизированной истерии препаратами выбора являются обладающие аффинитетом к психосоматической патологии атипичные антипсихотики (сероквель) в сочетании тимоаналептиками (серотонинергические, препарты двойного действия), эффективными в отношении психических и соматовегетативных нарушений, связанных с климактерием. При истероидной дисфории лечение проводится в два этапа: интенсивная терапия антидепрессантами полициклического ряда с переходом на поддерживающую терапию тимоаналептиками современных генераций. Дополнительно используются когнитивно-бихевиоральные воздействия, направленные при I типе инволюционной истерии на снижение угрожающего смысла соматизированной симптоматики, при II типе — на способность справляться с конфликтами и стрессом путем адекватной оценки реальных событий и отказа от манипуляций.

CПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ
1. Яньшина Т.П. Инволюционная истерия в рамках динамики расстройств личности // Материалы клинической конференции молодых ученых ФППОВ ММА им. И. М. Сеченова «Актуальные вопросы клинической медицины». – М., 2004. – С. 165-169.
2. Волель Б.А., Яньшина Т.П. Инволюционная истерия в рамках динамики расстройств личности // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. — 2005.-Т.105.-№ 8.- С.18-23
3. Ianshina T. Menopausal hysterical depression as a form of pathological development of personality disorder // The Journal of the European College of Neuropsychopharmacology. — 2005. – Vol.15, Suppl. 2.- Р.121
4. Батурин К.А., Яньшина Т.П., Терентьева М.А., Троснова А.П., Добровольский А.В., Львов А.Н. Соматические проявления при инволюционной истерии // Материалы XIV съезда психиатров России. 15-18 ноября 2005 г. — М., 2005.- С.231
5. Батурин К.А., Яньшина Т.П., Терентьева М.А., Троснова А.П., Добровольский А.В., Львов А.Н. Соматические проявления при инволюционной истерии // Психические расстройства в общей медицине. — 2006.-№ 1.- С.23-27
6. Поляковская Т.П. К типологической дифференциации инволюционной истерии // Избранные материалы Всероссийской школы молодых ученых в области психического здоровья «Актуальные вопросы психопатологии и клиники психических заболеваний». — Москва-Кострома, 2010. – С.102-107
7. Поляковская Т.П. К типологической дифференциации инволюционной истерии // Материалы XV съезда психиатров России. 9-12 ноября 2010 г. — М., 2010.- С. 175

www.ceninauku.ru