Ипохондрия психотерапия

Ипохондрия: болен или здоров?

Ипохондрия (ипохондрическое расстройство, ипохондрический синдром) — патология, для которой характерна утрированная озабоченность своим здоровьем и стойкая убежденность в наличии серьезного заболевания, несмотря на объективное отсутствие данной патологии.

От 3 до 14% всех пациентов, посещающих врачей различного профиля, страдают ипохондрическим расстройством.

В некоторых случаях сами пациенты настолько убеждены в наличии у себя заболевания, что способны убедить в этом даже врачей. Такое состояние получило название синдром Мюнхгаузена.

Ипохондрия может быть как отдельным заболеванием, выделенным МКБ-10 в подрубрику ипохондрическое расстройство, так и наблюдаться в структуре шизофрении, шизотипического расстройства.

Данный синдром может возникать и в рамках депрессивного расстройства (ипохондрическая депрессия). Негативные переживания, тяжелое психоэмоциональное состояние при этом отражается на соматическом состоянии человека.

Причины ипохондрии еще окончательно не изучены. Ученые предлагают следующие объяснения возникновению ипохондрии:

  • существует некоторая наследственная предрасположенность к развитию ипохондрии;
  • определенная роль в формировании данного психического расстройство отводится нарушению восприятия стимулов со стороны внутренних органов, вследствие чего обыкновенные стимулы интерпретируются как патологические;
  • непосредственным фактором, который запускает развитие ипохондрии, являются психотравмирующие события или тяжелое соматическое заболевание;
  • еще один значимый в развитии ипохондрического расстройства фактор — подражание ипохондрической модели поведения, которую ребенок увидел у взрослых и на личном опыте убедился в получении повышенного внимания, привилегий или снятие обязанностей благодаря болезни.
  • Чаще всего возникновение и сохранение симптомов заболевания имеет тесную взаимосвязь с трудностями, конфликтами, неприятными жизненными ситуациями, однако сам пациент отрицает психологическую обусловленность имеющегося у него заболевания.

    Портрет ипохондрика

    Людей с болезнью ипохондрия отличает эгоцентричность, слабая заинтересованность нуждами окружающих, они считают себя обиженными, нелюбимыми окружающими, покинутыми.

    Страдающий ипохондрией убежден в наличии у себя тяжелого заболевания. Чтобы его диагностировать, он посещает разнообразнейших врачей. Часто нормальные ощущения трактуются человеком как болезненные, он их расценивает как симптомов серьезной патологии.

    После того, как врачи проводят всевозможные обследования, но не обнаруживают никаких данных, подтверждающих тот диагноз, который ипохондрик уже сам себе выставил, он начинает приводить все новые и новые аргументы, рассказывать о всевозможных «ощущаемых» симптомах.

    Человек может регулярно посещать врачей различных специальностей, требовать повторных консультаций, просить про дополнительные (абсолютно ненужные) обследования, писать в различные инстанции письма, жаловаться на врачей, и даже угрожать им, если те отказываются идти у него на поводу.

    Симптомы болезни

    Ипохондрическое расстройство — заболевание, отвечающее соответствующим критериям международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) и кодируемое как F45.2.

    Основные признаки ипохондрического расстройства:

    • упорное убеждение в том, что имеется не более 2 физических заболеваний, которое сохраняется в течение как минимум полугода;
    • постоянная озабоченность предполагаемой деформацией или уродством;
    • безосновательные вариабельные жалобы со стороны внутренних органов;
    • обыкновенные ощущения интерпретируются человеком как доказательства патологического процесса;
    • самостоятельное формулирование диагноза — человек сам, на основании своих мнимых симптомов, выставляет себе диагноз, хотя он полностью противоречит общепринятым критериям;
    • упорное отрицание заверений врачей в том, что отсутствуют какие-либо объективные подтверждения наличия данного заболевания; даже если человек и успокоится, перестанет спорить с врачами, то это будет лишь кратковременно, спустя некоторое время он снова примется искать подтверждения своей болезни;
    • сниженное настроение;
    • выставить ипохондрическое расстройство можно только после того, как будут исключены шизофрения, шизотипическое расстройство, расстройства настроения (в том числе биполярное аффективное расстройство).

    psi-doctor.ru

    Ипохондрия психотерапия

    Hilary M. C. Warwick

    Cognitive therapy in the treatment of hypochondriasis

    Hilary M.C. Warwick работает старшим преподавателем в St. George’s Hospital Medical School. В ее исследовательские интересы входит изучение ипохондрии и обсессивно-компульсивного расстройства; сотрудник факультета последипломной подготовки по когнитивно-бихевиоральной терапии.

    Адрес для корреспонденции: Hilary M. C. Warwick, St. George’s Hospital Medical School, Cranmer Terrace, London SW17 0RE, Great Britain.

    Термин “ипохондрия” впервые был введен в практику более 2000 лет тому назад для описания соматического заболевания, поражающего ипохондриум?. Впоследствии он использовался для определения различных соматических заболеваний, вплоть до XVII столетия, когда некоторые разновидности меланхолии были обозначены как ипохондрия. С тех пор термин “ипохондрия” стали использовать при многих психических расстройствах, например, при одной из форм шизофрении, невротической тревоге, а также симуляции (Kellner, 1986).

    Сейчас ситуация прояснилась, так как в настоящее время ипохондрией принято называть ложную убежденность человека в наличии у него заболевания. Тем не менее вопрос о том, лежит ли эта убежденность в основе ипохондрического состояния, все еще открыт для обсуждения. Результаты внушающего доверия исследования пациентов с ипохондрической убежденностью, проведенного Kenyon (Kenyon,1964), свидетельствуют о том, что ипохондрия всегда вторична по отношению к основному, обычно аффективному, психическому расстройству. Также было высказано предположение, что ипохондрические расстройства при явном отсутствии аффективных симптомов обусловлены “маскированной депрессией”. В результате проведенных в дальнейшем исследований было выделено первичное расстройство с главным симптомом – ложной озабоченностью здоровьем, – по отношению к которому аффективные симптомы вторичны (Bianchi, 1971).

    Первичная ипохондрия включена как в МКБ-10 (World Health Organization, 1992), так и в DSM-IV (American Psychiatric Association, 1994).

    Согласно МКБ-10 для точной диагностики ипохондрии необходимо подтверждение следующих двух условий:

    а) Непоколебимая убежденность в наличии по меньшей мере одного тяжелого соматического заболевания, обусловливающего один или несколько симптомов, которая не исчезает даже после проведения многократных анализов и исследований, не подтверждающих наличие соответствующего соматического заболевания, либо постоянная озабоченность предполагаемым дефектом или физическим недостатком.

    б) Упорный отказ согласиться с доводами и заверениями нескольких врачей разных специальностей в том, что в основе имеющихся симптомов нет никакого соматического заболевания или аномалии.

    Предыдущий опыт лечения

    Ни соматическая медицина, ни традиционная психиатрия пока не могут успешно помогать людям, страдающим ипохондрией. Она долгое время считалась трудноизлечимым расстройством, для которого не существует эффективного метода лечения; лучшее, что можно было предложить – это поддерживающая психотерапия. Поскольку считалось, что ипохондрия всегда вторична по отношению к другому психическому расстройству, концепция маскированной депрессии использовалась для обоснования назначения антидепрессантов, несмотря на отсутствие первичного аффективного расстройства. Этот подход не дал положительных результатов в лечении ипохондрии (Kellner et al.,1993).

    В некоторых недавно проведенных исследованиях изредка применялся флуоксетин, который давал многообещающие результаты, однако его эффективность еще должна быть подтверждена (Fallon et al., 1996). При изучении серии случаев ипохондрии (без контрольной группы) с использованием бихевиоральной терапии получены обнадеживающие результаты (Warwick & Marks, 1988).

    Бихевиоральная терапия зарекомендовала себя успешным методом для долгосрочного лечения обсессивно-компульсивного расстройства, а совсем недавно была доказана эффективность когнитивно-бихевиоральной терапии (КБТ) в лечении панического расстройства. Поскольку эти состояния имеют феноменологическое сходство с ипохондрией, в лечении данного расстройства была испытана когнитивно–бихевиоральная терапия. Salkovskis и Warwick (1986) сообщили о двух случаях успешного лечения ипохондрии с использованием КБТ и продолжили развернутое описание схемы развития ипохондрии с точки зрения когнитивно-бихевиоральной теории (Salkovskis, 1989; Warwick & Salkovskis, 1990: описано ниже). Это исчерпывающее описание процессов, участвующих в развитии расстройства, включая этиологические и поддерживающие факторы.

    Схема развития ипохондрии с точки зрения когнитивно-бихевиоральной теории

    Главным признаком первичной ипохондрии является постоянно сохраняющаяся тенденция искаженно интерпретировать безобидные соматические симптомы как доказательство соматического заболевания. Общепринятые объяснения безвредности подобных ощущений игнорируются. Когда у пациента возникают соматические симптомы, появляются непроизвольные мысли об их отрицательном значении. Например, головная боль немедленно оценивается как проявление опухоли мозга, а более распространенные причины, такие как напряженное состояние и похмелье, игнорируются. Переживаются яркие картины заболевания и его последствий. Страх вызывают в основном заболевания с тяжелыми последствиями, например рак или рассеянный склероз, которые редко заканчиваются скоропостижной смертью, что позволяет отличать ипохондрию от панического расстройства. Индивиды могут бояться одного заболевания, нескольких одновременно или последовательного ряда заболеваний на протяжении ипохондрии, которая имеет хроническое волнообразное течение. Множество симптомов могут интерпретироваться неправильно: симптомы неопасных болезней, например простудных заболеваний; анатомические отклонения, являющиеся вариантом нормы: например различия между правой и левой частями тела; незначительные телесные ощущения, например боли; ятрогенные симптомы. Несмотря на то, что причиной тревоги о здоровье чаще всего служат соматические симптомы, к подобным результатам может также приводить информация о болезнях, например, в средствах массовой информации. В конце 80-х годов общественное обсуждение СПИДа привело к многочисленным случаям излишней тревоги, связанной с этим заболеванием.

    В соответствии с когнитивной теорией Beck (Beck et al., 1985) предполагается, что мысли и образы, имеющие отношение к какому-либо типу угрозы, связаны с тревогой. При ипохондрии отрицательные мысли и образы касаются угрозы для здоровья, которые и приводят к возникновению тревоги. Интенсивность подобной тревоги о здоровье меняется: она может быть незначительной, если человека что-либо отвлекает, однако может достигать и степени панического приступа в том случае, если возникают симптомы и человек размышляет об их последствиях. Уровень тревоги о здоровье в каждом конкретном случае зависит от ряда факторов: степени уверенности пациента в наличии у него тяжелого заболевания и в наличии успешного метода лечения, а также от оценки пациентом вероятного исхода заболевания и влияния лечения как на него, так и на других больных. Типичные когнитивные ошибки могут многократно выявляться в образе мышления лиц, страдающих ипохондрией: чаще всего это поспешные выводы и “катастрофизация”, т. е. ощущение безнадежности своего состояния . После появления тревоги о здоровье ее поддерживают несколько факторов, среди которых различные формы избегающего поведения – наиболее часто встречающиеся и значимые. К ним относятся : избегание, проверки и поиск заверений.

    Формы избегающего поведения при тревоге о здоровье

    Проверка состояния организма

    Человек постоянно проверяет “пораженный” участок тела, пытаясь найти изменения, которые могли бы подтвердить его опасения. Он также может продолжать проверку тела для того, чтобы найти подтверждение наличия соматического заболевания. Индивид, опасающийся рака, при болях в животе регулярно пальпирует свой живот в поисках опухолей, часто взвешиваться, ожидая первых признаков уменьшения массы тела и ухудшения общего состояния здоровья. Феноменологически подобны проверки могут также наблюдаться при обсессивно-компульсивном расстройстве: пациент считает до четырех при каждом шаге по лестнице, “иначе у него может развиться ужасная болезнь”.

    Непосредственные проверки также могут усиливать беспокойство; например, частая пальпация одного и того же места замедляет выздоровление и вызывает страх заболевания раком кожи.

    По сравнению с проверками состояния тела избегание – менее существенный признак, однако лица, страдающие ипохондрией, склонны избегать ситуаций и деятельности, усугубляющих, по их мнению, болезнь, которой они боятся; например, человек, испытывающий страх заболевания сердца, избегает каких бы то ни было усилий.

    Диагноз ипохондрии зависит от неэффективности применения медицинского вмешательства, – наиболее часто используемого в медицине психотерапевтического воздействия, – заверения. Поиск заверений является одним из наиболее ярких признаков ипохондрии и проявляется в виде исключительных усилий, прилагаемых больными в поиске заверений в том, что у них нет никакого заболевания. Могут использоваться многочисленные источники заверений: чтение популярных периодических изданий, посвященных здоровью, и телефонные звонки в линию здоровья, частые вопросы родственникам относительно того, как они расценивают состояние здоровья индивида, многократные консультации у врачей соматического профиля, повторные исследования, анализы, а также применение нетрадиционных методов лечения, например гомеопатии или рефлексотерапии. Нередко заверения требуются довольно часто. Некоторые психиатры возражают против мнения, что заверения усугубляют ипохондрию, и предлагают давать их регулярно. Однако Salkovskis и Warwick (1986) полагают, что поиск заверений и их предоставление действуют как операнты аналогично ритуалам при обсессивно-компульсивном расстройстве, поддерживая таким образом патологическое состояние (Warwick, 1992). Формы избегающего поведения могут быть настолько разнообразными, что будут охватывать практически всю деятельность индивида, удерживая его самого, семью и медицинские службы в постоянном напряжении.

    Несколько когнитивных факторов также поддерживают тревогу о здоровье.

    Когнитивные признаки тревоги о здоровье

    Одной из ярких характеристик лиц, страдающих ипохондрией, является их поглощенность своими ипохондрическими волнениями. Содержание разговоров и мыслей полностью подчиняется теме здоровья и заболевания, что вызывает огромное напряжение у самого индивида, а также у его друзей, родственников и тех, кто принимает участие в процессе лечения.

    Концентрация внимания на телесных ощущениях

    Больные, которые страдают ипохондрией, проводят довольно много времени, сосредоточивая внимание на своем организме, остро реагируя на любые ощущения, особенно в области, которая их более всего волнует.

    Индивиды избирательно воспринимают информацию о здоровье и о болезни, особенно ту, которая, по их мнению, подтверждает их опасения.

    Поддерживающие физиологические факторы

    Вегетативные симптомы тревоги, например одышка или сердцебиение, неправильно интерпретируются как дополнительное доказательство наличия соматического заболевания.

    Поддерживающие аффективные симптомы

    Убежденность в наличии серьезного заболевания зачастую приводит к появлению вторичных депрессивных симптомов. Больные в основном понимают, что их плохое настроение вызвано тревогой о здоровье, которая предшествует депрессивной симптоматике.

    Подобные изменения в поведенческой, когнитивной, соматической и аффективной сферах поддерживают тревожность, которая в свою очередь приводит к появлению у больного все большего количества негативных мыслей, и таким образом завершает порочный круг (рис.1).

    Главный вопрос заключается в том, почему лица, страдающие ипохондрией, упорно интерпретируют безобидные симптомы ложно. Высказывается предположение, что это обусловлено патологически измененными основными убеждениями и вытекающими из них предположениями, установками и правилами. Такие искаженные представления о болезни и здоровье могут быть вызваны перенесенным заболеванием либо наблюдением за течением болезни у родственников или друзей. Приведем примеры таких искаженных представлений о значении симптомов: “Соматические симптомы всегда являются признаком соматического заболевания”; о восприимчивости к болезни – “Я похожа на свою мать, которая умерла от рака, значит, и у меня будет то же самое”; о лечебных учреждениях – “Откуда врачу знать, что все в порядке, ведь он не сделал никаких анализов”. Искаженные представления также могут иметь форму общего вывода: “Со мной случится что-то плохое”.

    Под воздействием провоцирующих факторов (например, появление соматических симптомов) эти убеждения активизируются и приводят к ложной интерпретации и непроизвольным негативным мыслям.

    www.psyobsor.org

    Ипохондрия — это расстройство, выражающееся в озабоченности и повышенной фиксации внимания к своему физическому здоровью. Еще издавна состояние человека, которое проявлялось в беспокойстве предполагаемой возможности заболеть, древние греки назвали ипохондрия. В обычном понимании это слово обозначает уныние, а также тоскливое отношение к жизни. Как избавиться от данного заболевания и по сей день волнует многих.

    Медицина термин ипохондрия относит к диагнозам. Его ставят тем пациентам, которые не отпускают навязчивые идеи относительно наличия у себя неизлечимого тяжелого заболевания. Этот термин относят к особенностям личности или симптому психических нарушений. Чистая ипохондрия характеризуется восприятием личных ощущений, как неприятных и ненормальных. При этом ипохондрик ошибочно «знает» какое именно у него заболевание, однако степень его убеждённости зачастую постоянно изменяется из-за мнительности, присущей данному состоянию.

    Согласно МКБ-10 современная психиатрия и психология считает ипохондрию психическим расстройством, которое относят к соматоформному типу. Это значит, что оно обратимое и психосоматическое. Ипохондрические опасения относятся зачастую к сердцу, половым органам, желудочно-кишечному тракту и головному мозгу. Под влиянием психических процессов происходят сбои работы организма. К развитию ипохондрии склонны личности, имеющие тревожность, депрессивность, мнительность.

    Ипохондрия причины

    Из-за того, что расстройство выступает в разнообразии своих проявлений и не представляет отдельную психическую болезнь, то точной причины ипохондрии до сих пор не выявлено. Психотерапевты относят ипохондрические мысли к признакам таких процессов, как искаженное восприятие корой головного мозга импульсов, идущих от внутренних органов.

    Ипохондрия и ее причины — это нарушения в работе коры головного мозга, проявления бредовых расстройств, изменения в работе вегетативно-сосудистой системы, которая отвечает за автономную работу органов.

    Ипохондрики ярко, а также эмоционально описывают все свои признаки заболеваний (тяжелые болезни печени и почек, онкология, инфекции), но на самом деле их не обнаруживается.

    Зачастую ипохондрия присуща эмоциональным личностям, которые легко внушаемы, а также поддаются влиянию СМИ (средств массовой информации).

    Ипохондрики — это зачастую пожилые люди или подростки с нестабильной психикой, которые легко восприимчивы к негативной и лишней информации. Ипохондрических личностей знают все врачи стационаров и поликлиник, они годами принимают участие в различных обследованиях. Данное расстройство поражает в равной степени и мужчин и женщин. Данному состоянию отдельно подвержены студенты мединститутов. Как только обучение заканчивается, признаки ипохондрии из учебников отступают.

    Ипохондрические личности очень начитаны, следят за медицинскими новинками и медицинскими программами, посещают все медицинские сайты. Большинство жалоб пациентов завышено и чрезмерно по количеству, сами же проявления расстройства контролироваться не могут. Этим отличается ипохондрия от обычной тревоги и мнительности за свое здоровье.

    Отдельные исследователи объясняют причины клинической картины ипохондрии с чувством раздражения, злости, депрессивными переживаниями, стремлением к зависимости и низкой самооценкой. Другие считают, что таким людям присуща повышенная болевая чувствительность, что провоцирует ошибочную интерпретацию болезненных ощущений. Иногда поведение больного рассматривается, как способ получения социальной поддержки.

    Данное состояние может возникнуть у болеющего человека с детства или после перенесения тяжелой операции, то есть, когда пациент был на грани смерти и жизни. Не последнюю роль отводят влиянию родительского воспитания. Это происходит, когда родители уделяют большое внимание самочувствию ребенка. После такого отношения ребенок тоже начинает относиться к себе внимательно, однако, более патологически. Не последнюю роль играют сильные стрессы, депрессивные состояния, фобии.

    Ипохондрии зачастую подвержены люди, имеющие психоз, невроз, бредовые идеи, проблемы в интимной жизни и общении. А факторы, развивающие ипохондрию это общедоступность медицинской информации, сенсационные передачи о новых заболеваниях, навязчивая реклама медицинских препаратов.

    Ипохондрия симптомы

    Скрытый ипохондрик в течение жизни может проявиться в любом человеке. У каждого в жизни бывают сбои в организме, связанные со здоровьем. Однако истинными ипохондриками овладевает болезненная мания. Уверенность в наличии серьезного заболевания сопровождается озабоченностью, а также страхом. Все попытки по разубеждению человека тщетны и не дают результатов по снятию тревоги и страха. Излишняя озабоченность сопровождается параллельно сердцебиением, потоотделением, проверкой ежеминутного дыхания, а любое отклонение подтверждает заболевание. Медицинские данные диагностических исследований в форме отрицательных результатов также не могут разубедить пациента. Больной, если и признает отсутствие болезни, однако не перестает ходить по врачам.

    Отмечают 3 условные формы заболевания: навязчивую, бредовую, сверхценную.

    Навязчивая форма ипохондрии симптомы : склонность к тревожности и мнительности, опасения за здоровье, постоянный анализ всех процессов в теле (контроль за своими ощущениями: кольнуло, заболело, как сходил в туалет). При усилении симптоматики придумывание себе страшного диагноза. При отсутствии симптомов больной прислушивается к себе, начинает паниковать и предполагать, что это означает еще более худший вариант. Приступ ипохондрии у больного при навязчивой форме возникает сразу после просмотра медицинских реклам, а также после двусмысленной фразы врача.

    Сверхценная форма ипохондрии симптомы : имеются общие характерные психические и поведенческие реакции, характеризующиеся эмоциональным реагированием на проявления физического дефекта или дискомфорта. Даже незначительные нарушения в здоровье (насморк), расценивается как очень тяжелое. Ипохондрик прилагает неимоверные усилия, чтоб его здоровье стало идеальное. Для этого он использует различные диеты, принимает медикаменты, закаляется, употребляет биодобавки, витамины. Больные считают, что их лечение неправильное или их вовсе не хотят лечить и по этой причине спорят с врачами. Этот вид ипохондрии в будущем способен стать сигналом приближающейся шизофрении или психопатии.

    Бредовая форма ипохондрии симптомы : уверенность в присутствии именно неизлечимых болезней, попытки разубедить больного не воспринимаются и трактуются так: на мне врачи давно поставили крест. Бредовая форма нуждается в безотлагательном лечении, поскольку бывают попытки суицида, встречается бред, депрессии и галлюцинации. Это тяжелейший вид ипохондрии.

    Ипохондрия диагностика

    Изначально следует исключить реальные проблемы, связанные со здоровьем. Для этого осуществляется стандартный набор исследований: все возможные анализы крови и мочи, кала, а также УЗИ внутренних органов, а исходя уже из жалоб дополнительные исследования. Исключив все проблемы с состоянием здоровья, рекомендуется обращаться к психиатру или психотерапевту. Однако за помощью обращаются не ипохондрики, а их друзья и родственники.

    Ипохондрия лечение

    Заболевание возникает постепенно, поэтому за короткий промежуток времени не исчезает. Ипохондриками занимаются только психотерапевты, а также врачи-психиатры. Само же лечение ипохондрии зависит от ее вида. В лечении показана коррекция нарушений в головном мозге, а также налаживание верных, физиологически связей между вегетативным отделом и корой головного мозга.

    Как лечить ипохондрию? Подход к ипохондрическим личностям в лечении затруднителен тем, что все свои страдания «физиологическими заболеваниями», они изо всех сил стараются подкрепить, усилить. Поэтому основа лечения включает работу психотерапевта в комплексе с помощью друзей и семьи.

    Что ускорит выздоровление? Прежде всего, следует принять это состояние, осознать, что вы ипохондрик. Относиться к себе с уважением, даже имея по этой причине страхи. Важно при возникновении первых симптомов научиться переключаться на свое хобби, позитивный образ, формулы самовнушения. Тревожные мысли устраняйте методом остановки мысли. Самые эффективные переключатели это внешние, поскольку ипохондрик — это наблюдательный человек, поэтому стоит смещать акценты на внешний мир, отвлекаясь на природу, других людей, животных. Если вам страшно – идите на свой страх. Только так вы его разрушите. Убирайте ограничения, которые годами выстроены в вашем уме. Не можете справиться сами — обратитесь к психологу или психотерапевту.

    Если ипохондрия отмечается в комплексе с невротическими расстройствами, то к терапии подключают нейролептики и транквилизаторы, чтобы снять проявления невроза.

    Ипохондрия депрессивного характера лечится антидепрессантами (Тразодон 150-300 мг/сут, Амитриптилин 150-300 мг/сут, Сертралин 50-100 мг/сут), а также анксиолитическими препаратами (транквилизаторами) — Диазепам 5-15 мг/сут.

    Навязчивые состояния лечатся антидепрессантами (Флуоксетином 20-80 мг/сут или Кломипрамином 50-100 мг/сут).

    Приступ ипохондрии и шизофрения лечится мощнейшими нейролептиками, часто предлагается стационарное лечение, а весь процесс берется на контроль психиатром. Использование народной медицины оказывает влияние, как «плацебо».

    Борьба с ипохондрией включает отказ от просмотра реклам, а также передач о медицине и посещение медицинских сайтов.

    psihomed.com

    Психосоматические состояния. Неврозы органов. Психоанализ и психотерапия ипохондрии

    Здесь мы приводим клинический случай ипохондрического пациента с которым был проведен психоаналитический курс лечения ипохондрии.

    Игорь страдал от мучительных ипохондрических страхов и болей уже шесть месяцев, когда он начал два раза в неделю проходить курс психотерапии. С тех пор он начал жаловаться на адскую жизнь:

    «У меня такое впечатление, что мой конец близок, и я полностью сойду с ума. Вот уже шесть месяцев я не понимаю, что происходит. Все началось внезапно. У меня случаются потери памяти, появились проблемы со зрением. Я испытываю невыносимые боли в животе. Я решил, что у меня рак».

    И Игорь изложил многочисленные подробности о своих «физических проблемах», о врачах, у которых он консультировался, и многочисленных осмотрах, которым его подвергали с целью узнать «правду» о его состоянии.

    Иногда у него создавалось впечатление, что врачи отказывались говорить ему, что им известно. В этой истории, сосредоточенной на невыносимом характере его болей и непосредственной угрозе наступления кошмара, Игорь уже не мог больше думать ни о чем другом. Данная навязчивая идея была предназначена для того, чтобы исключить любую мысль, которая могла бы напомнить о многочисленных потерях, которые он испытал за последнее время.

    Во-первых, у него произошел разрыв со своей подругой, с которой он случайно познакомился в одном кафе полтора года назад. У него сохранились воспоминания об этой исключительно сильной любовной связи, которую ему не приходилось испытывать раньше: «Это была женщина, к которой тянет», — и хотя он испытал огромное удовлетворение, в то же время он начал испытывать страх перед ее эротическими потребностями, особенно когда она заняла активную позицию во время их сексуальных взаимоотношений.

    Вследствие пассивности он столкнулся с гомосексуальностью, которая поставила под сомнение все его идентификации. Сила страха со всей жестокостью привела его к попытке самоубийства при помощи избыточной дозы лекарства, из-за чего его положили в больницу. Получив поддержку в ходе лечения, он сохранил исключительно положительные воспоминания об этих нескольких днях: «Я никогда не чувствовал себя так хорошо, у меня больше не было страхов и болей». Находясь под защитой от этой женщины, он снова стал ощущать свою целостность и защищенность от охватившего его страха перед кастрацией, который в последний период их отношений проявлялся в болевых ощущениях во время полового акта.

    После попытки самоубийства подруга бросила его. В этой ситуации он вновь стал ощущать физическую боль, в основном в области живота, спины и головы. Все это началось за шесть месяцев до начала курса психоанализа. В начале лечения он постоянно думал о ней и мечтал о ее возвращении. Подобные ипохондрические страхи возникли у него не впервые. В конце концов, разрыв с подругой вновь актуализировал относительно недавнюю потерю жены, умершей от рака за два года до этого. После ее смерти у него появился сильный страх заболеть раком. Он внезапно «выздоровел» после консультации в одной специализированной больнице и начала новой связи с другой женщиной. Аналогичным образом у него произошло впечатляющее выздоровление от ипохондрических страхов после начала прохождения курса психотерапии.

    После нескольких очень тяжелых лет, отмеченных болезнью и смертью его жены, которым предшествовало его увольнение с работы, Игорь почувствовал, что у него начинается новая жизнь. Первый ипохондрический эпизод можно было бы считать результатом объединения ситуаций, которые имели травматическое значение, и периода психической реорганизации, поскольку Игорю уже было почти пятьдесят лет. Примечательно, что он выглядел при этом лет на пятнадцать старше, так как его борода и волосы были совершенно седыми, и он ощущал это. Данный факт способствовал появлению у него чувства неадекватности перед лицом аффективных и профессиональных требований жизни.

    Магическая ремиссия ипохондрических симптомов, тем не менее, продолжалась недолго. При повторном обретении пассивности (на этот раз в психотерапевтических отношениях) Игорь вновь прибегнул к ипохондрическому самонаблюдению и провел многие сеансы в жалобах на телесные боли, связанные, в частности, с тем, что он назвал «дизентерией». Он приписывал происхождение болей в животе главным образом мнимому сифилису отца, который «заразил» его, и паразитозу, который он подцепил во время военной службы, потому что пил воду в источниках, «зараженных арабами».

    Это привело его к поиску врачей, которые способствовали бы избавлению от этих болей, — врачей, которых он сначала идеализировал и которые потом никогда не могли удовлетворить его. Этот поиск породил трансфсрентное отношение с психотерапевтом, как показал его сон: «Я держал в руке стакан пива, я был вместе с вами и дул на пену. Я сказал: «Осторожно. пена пачкает»». Этот сон является предупреждением о заражении, сгущающим гетеросексуальные и гомосексуальные объекты с эрогенными генитальными, уретральными и анальными зонами (пена — сперма, пиво — мочеиспускание; грязь, которая пачкает; напиток, который отравляет его). Он также говорит об активном движении, преобразующем его пассивность в отношениях с аналитиком, и о своем страхе этого. Все сны для Игоря остаются предостережениями, и в игре слов, включенной в явное содержание его сна, можно увидеть дополнительное дистанцирование от грозящей при этом опасности.

    По причине его привычного возврата к магическому мышлению и садомазохистским влечениям проработка снов имела для него меньшее значение, чем их психическая функция: осознание того, что его сны представляют собой реализацию личного желания и воображения, а не признак реальной ситуации, которая воспроизводила бы ситуацию сна. Точно так же страх заболеть повлек за собой убежденность в том, что он на самом деле болен, и это вызывало у него еще больший страх, но в то же время охраняло его от любых неожиданностей, которые могли бы поглотить его, как это получилось с событиями его жизни. Ипохондрическое решение, каким бы болезненным оно ни было, отражает также интерпретацию мира, близкую к паранойе, при которой систематизация обеспечивает контроль над собственным Я и остальными.

    В связи с этим не удивительно, что его бешеные поиски врачей — специалистов и медицинских знаний в книгах способствовали возникновению у него ощущения, что он стал самым лучшим врачом и его никто не понимает. Благодаря работе своего мышления в психотерапии, Игорь снова обрел психическое пространство, позволившее ему создать новые связи с важными моментами своей истории: смерть его отца, также умершего от рака, по отношению к которому он иногда испытывал восхищение и разочарование; смерть матери, которая всегда переживалась им как «женщина, к которой тянет» и о которой у него практически не осталось хороших воспоминаний; воспоминания детства, омраченные банкротством отца вследствие начала войны (случившимся еще до его рождения), способствующие появлению ощущения, что он является нежеланным ребенком; воспоминания о том, как к нему никто не подходил в младенчестве, когда он кричал, и его утешал старший брат, — все это, по его мнению, подтверждало отсутствие его матери и ее недостаточный уход за ним.

    Именно эта работа позволила ему вновь открыть в ходе психотерапии историческую сверхдетерминированность его болей в животе. Возобновление симптомов по причине его опоздания на сеанс привело его к тому, что он связал свой актуальный страх с детским страхом разрыва с матерью перед началом посещения школы. Страх за свое опоздание и телесное наказание привел к возникновению у него «бурления в животе». История Игоря отмечена также депрессией, начавшейся у него еще в раннем детстве, но обнаружить которую в ходе лечения оказалось возможным лишь после проработки его страхов перед преследованием, переживающихся, прежде всего, в отношении врачей — «отцов» и лишь потом ассоциировавшихся с недостаточно ухаживавшей за ним матерью.

    Свидетельством этого послужил один короткий случай, который произошел во время одного сеанса: не придя на предыдущий сеанс вследствие перехода на новое время, Игорь пришел на этот сеанс с опозданием на четверть часа. Как обычно, он принялся жаловаться на боли в животе и заметил, что смог прийти сегодня, только приняв успокоительное: «Я по-прежнему болен паразитозом, амебиаз; эти вещи имеют греческие названия, которые невозможно запомнить; от этого у меня болит живот; мне надоел доктор X., он не Бог». Его психоаналитик заметил ему: «Таким образом, он является паразитом; вы ожидаете от него, что он даст вам все, а он лишь забирает у вас много денег». Удивленный двойным смыслом слова «паразит», Игорь подчеркнул, что он думал об этом лишь в медицинском смысле, однако это привело его к мысли, что он сам является паразитом для социального страхования: «Вы скажете мне, что я живу за их счет».

    Игорь жил на пенсию по инвалидности, и он часто упрекал себя за то, что использует эти деньга в иных целях, чем «подкармливание врачей», а также за то, что получает бесплатное лечение в психоаналитическом центре. Его психоаналитик вмешался, чтобы показать ему, что он не позволяет себе тратить эти деньги на свои удовольствия и пользоваться бесплатной психотерапией. Возможность получить ее снова заставила его обратиться к мысли о том, что он несколько отличался от нежеланного ребенка, поскольку рос завистливым и жадным. Страх быть паразитом часто вызывал до этого страх лишиться всего («социальное страхование лишит меня средств к существованию») и «смерти в нищете».

    Подобная фантазия о материальных лишениях сопровождалась ипохондрическим страхом лишиться собственного тела. Поэтому не удивительно, что в ходе этого сеанса он снова давал ассоциации, связанные с его болями: «Несмотря на то, что я имею на это право, я всегда испытываю эти боли, сейчас у меня боли в спине, как будто по мне ползает краб, вперед, назад, неважно». Аналитик ответил ему: «Я ни в коем случае не хочу опровергнуть существование ваших болей, однако очень важно понять смысл, который вы в них вкладываете. Очевидно, существует что-то, разрушающее вас изнутри, например гнев или зависть».

    На это Игорь воскликнул: «На самом деле я хотел быть таким, как весь остальной мир». Когда же его психолог заметил ему, что «весь мир — это звучит очень абстрактно», Игорь с живостью среагировал на это и сказал: «Я хотел бы быть таким, как вы: вы не согнуты пополам, как я». Можно заметить, что в этом случае депрессивная составляющая его ипохондрии привела, как и при меланхолии, к инкорпорации потерянного объекта. Краб, который разрушал его изнутри, был, конечно же, связан с раком, а также со всеми смертями, которые получали в нем подпитку. Упоминание о сне в конце того же самого сеанса подтверждает это: «Мне приснился сон после прошлого сеанса, в котором я рассказывал вам об арабах, которые хотели украсть все имущество из моей квартиры. Там были три вороны, поедавшие гнилое мясо».

    Гнилое мясо представляет собой страдающее тело, пораженное физической боль, а также идентификацию с покойной матерь, «красивое тело» которой на самом деле является отталкивающим образом разрушающего себя трупа. Три вороны являются ссылкой, как на молодых арабов, так и на троих детей семьи, представленных в виде жадных и завистливых малышей. Кроме того, он не мог вынести криков ворон, которые кружили вокруг его дома, — крики, похожие на крики ребенка, которые уже давно были невыносимы для него. В процессе проработки данного депрессивного ядра, использование проекции для отрицания создало возможности для дистанцирования в случае, если им овладеет меланхолия: «Вы скажете, что я тоже паразит», — или его слова, сказанные по другому поводу: «Вы еще подумаете, что я испытываю боли, потому что вы уезжаете отдыхать, однако . »

    С этой точки зрения, ипохондрическое решение занимает промежуточное место между паранойей и меланхолией, и его невозможно сопоставить с какой-либо из этих моделей, как это представляет интерпретация ипохондрии М. Кляйн. Кляйнианская гипотеза о существовании объектного отношения с самого рождения ведет к пониманию ипохондрии как результата расщепления объекта и его проекции в тело — механизма, который также имеет место при психосоматическом заболевании и истерической конверсии. Именно с этим связаны затруднения в определении специфического характера ипохондрического решения. Непосредственная интерпретация в смысле бессознательных фантазий чревата недооценкой роли предсознательного и психической функции, что мы уже подчеркивали при обсуждении лечения Игоря.

    С этой точки зрения, мы можем предложить гипотезу об ипохондрии переноса, которую, по нашему мнению, подтверждает ход лечения ипоходрии у Игоря. Под защитой жалоб по поводу телесных болей в начале практически каждого сеанса в течение всего процесса его лечения он смог открыть для себя всю историю сгущения влечений и лучшую жизнь, которую он всегда рекламировал. Таким образом, он смог вступить в конфронтацию с психической болью, которую отрицала телесная боль, и заменить поиск нарциссических идеализированных объектов на объектные инвестиции. Парадоксально, но в тот момент, когда Игорь подумывал о завершении курса психотерапии, он увидел следующий сон: «Он был со своим аналитиком, который сказал ему, что больше ничего не сможет для него сделать».

    Игорь мог решиться открыто размышлять об этой сепарации, лишь при условии, сохранения своих болей. Очевидно, что функция ипохондрии у данного пациента заключалась в избегании возможного повторного инвестирования своего тела, а не тела, испорченного вследствие траура. Психическая переоценка своего тела, в данном случае, коррелирует с настоящей работой ипохондрии благодаря посредничеству трансферентного объекта, признанного в своей завершенности.

    Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

    psystatus.ru