Истерический характер

1. Истерический характер

1. Истерический характер

В исследовании дифференциации типов характера мы исходим из предпосылки, что по своей основной функции характер в любой форме представляет собой ограждение панцирем от раздражителей внешнего мира и внутренних вытесненных влечений, но что внешняя форма, в которой преподносит себя этот панцирь, предопределена исторически. Мы попытались также указать некоторые условия дифференциации типов характера. Возможно, самым важным среди них, наряду с характером воспитателей, является момент в развитии, когда решающие фрустрации затрагивают аппарат влечений. Между внешним проявлением характера, его внутренним механизмом и специфической историей возникновения должны, следовательно, существовать определенные связи.

Истерический характер, какими бы сложными зачастую ни были присущие ему патологические симптомы и реакции, представляет собой наиболее простой, наиболее очевидный тип характерной броневой защиты. Если отрешиться от различий внутри этого типа, если собрать вместе все, что является общим, то самой выраженной его особенностью у обоих полов оказывается демонстративное сексуальное поведение в сочетании со специфической телесной подвижностью, которая носит отчетливый оттенок сексуальности. Связь женской истерии с сексуальностью известна давно. Скрытое или неприкрытое кокетство походки, взгляда, речи выдает, прежде всего у женщин, истерический тип характера. У мужчин наряду с этим на передний план выступают мягкость и чрезмерная вежливость, а также женственное выражение лица и женственные манеры. В первой части мы подробно представили такой случай.

Указанные черты связаны с более или менее выраженной тревожностью, которая проявляется особенно тогда, когда благодаря сексуальным манерам желанная цель оказывается близка; в таком случае истерический характер, как правило, отступает назад или занимает пассивную, боязливую позицию. Насколько интенсивна истерическая игра вначале, настолько обширна пассивность потом. Тем не менее в сексуальном переживании при этом имеется еще одна вариация: повышенная ажитация, например, при половом акте без соответствующего сексуального переживания. При анализе эта повышенная ажитация оказывается выражением сильнейшего страха, который преодолевается активностью.

У человека с истерическим характером выражение лица и походка никогда не бывают жесткими, тяжелыми, гнетущими, как у компульсивного характера, и никогда не бывают высокомерными, самоуверенными, как у фаллически-нарциссического. У описываемого типа движения мягкие, более или менее плавные (не путать с эластичными), сексуально провоцирующие. О легкой возбудимости можно догадаться уже по всему внешнему виду, и она противоположна сдержанности, скажем, компульсивного характера.

Если сочетающиеся с кокетством робость и боязливость, а также физическая подвижность во внешних проявлениях бросаются в глаза, то другие специфические черты истерического характера скрыты. К ним относятся непостоянство реакций, т. е. склонность к неожиданным и непреднамеренным изменениям поведения, большая внушаемость, которая никогда не существует сама по себе, а всегда сочетается с выраженной наклонностью к реакциям разочарования. Насколько быстро – в отличие от компульсивного характера – истерический характер можно убедить даже в самом невероятном, настолько же быстро он отказывается от своей веры, если ее место занимают другие столь же легко приобретенные убеждения. За прежней зависимостью обычно следует ее противоположность: быстрое обесценивание и беспричинная дискредитация. Внушаемостью истерического характера объясняется его выраженная предрасположенность к пассивному гипнозу, а также к фантазированию. Эта внушаемость тесно связана с чрезвычайной способностью сексуально привязываться, свойственной детскому характеру. Склонность к фантазированию может легко усиливаться вплоть до псевдологии, когда воображаемые события пересказываются и воспринимаются как реально пережитые.

Насколько истерический характер находит яркое выражение в телесных характеристиках, настолько он склонен также к изображению психических конфликтов в телесных симптомах. Это легко объяснить исходя из структуры либидо.

Истерический характер специфически отличается фиксацией на генитальной ступени детского развития, которое определяется инцестуозной привязанностью. Из этой фиксации истерический характер получает как свою сильную генитальную агрессию, так и свою тревожность. Генитальные инцестуозные представления хотя и вытеснены, однако сохраняют свой катексис в полном объеме и не замещены, как у компульсивного характера, догенитальными стремлениями. У истерического характера определенную роль – причем всегда – играют догенитальные, оральные, анальные и уретральные стремления; они являются формами представления генитальности или по меньшей мере с этими формами слиты. Рот всегда означает у истерика также и женские гениталии, равно как и задний проход, тогда как, скажем, при меланхолии эти зоны выполняют свою первоначальную догенитальную функцию. Истерический характер, по выражению Ференци, генитализирует все; в других формах неврозов генитальность замещается догенитальными механизмами, или, наоборот, как при истерии, роль гениталий могут играть грудь, рот или анус. В другом месте я это назвал затоплением генитального либидо догенитальным. Поскольку вследствие генитального страха, действующего наряду с генитальной фиксацией и сдерживающего генитальную функцию, у истерического характера всегда существует тяжелое сексуальное расстройство, и к тому же сильнейшее воздействие оказывает застой непереработанного генитального либидо, его сексуальная подвижность должна быть такой же интенсивной, как и склонность к реакциям страха. В отличие от компульсивного характера истерический характер перегружен непереработанным сексуальным напряжением.

Это подводит нас к вопросу о природе его броневой защиты. Она значительно менее прочна и гораздо лабильнее, чем, скажем, у компульсивного характера. У истерика в самой простой форме панцирь образуется как боязливая защита Я от генитальных инцестуозных стремлений. Это довольно странно, однако нельзя отрицать, что у выраженного истерического характера даже генитальная сексуальность служит защите от нее: чем тревожнее общая установка, тем сильнее проявляется сексуальная ажитация. Смысл этой функции обычно является следующим: истерическому характеру свойственны сильные и неудовлетворенные генитальные импульсы, заторможенные генитальной тревожностью; вследствие этого он постоянно ощущает себя в опасности, которая соответствует его инфантильным тревожным представлениям; первоначальное генитальное стремление используется теперь для того, чтобы прощупать, так сказать, источники угрозы, величину и близость грозящих опасностей. Стало быть, если истерическая женщина преподносит себя как весьма сексуальную, то было бы ошибкой предполагать, что это является настоящей сексуальной готовностью; напротив, при первой же попытке использовать кажущуюся готовность убеждаешься, что у данного типа поведение тотчас превращается в противоположность, что вместо сексуальной ажитации возникает страх или защита в какой-либо иной форме вплоть до моторного бегства. Таким образом, истерический характер хочет своим сексуальным поведением прежде всего выяснить, угрожает ли ему опасность, и если да, то откуда она может прийти. Это особенно проявляется в реакции переноса во время аналитического лечения. Истерический характер никогда не осознает значения своего сексуального поведения, он бурно отказывается принять его к сведению, возмущается «подобными подозрениями», короче говоря, вскоре становится ясно: то, что здесь производит впечатление сексуального стремления, в сущности является сексуальностью на службе защиты. Только тогда, когда удается ее разоблачить и аналитически разложить детский генитальный страх, генитальное стремление к объекту проявляется в своей первоначальной функции; одновременно с этим данный человек теряет и свою чрезмерную сексуальную подвижность.

То, что в этом сексуальном поведении осуществляются и другие, вторичные, побуждения, например примитивный нарцизм, желание властвовать и произвести впечатление, большого значения здесь не имеет.

Если у истерического характера обнаруживаются иные, а не генитальные, механизмы или замещающие их образования, то они уже не принадлежат специфически к этому типу. Часто, например, встречаются депрессивные механизмы. Аналитически можно установить, что в процессе лечения генитально-инцестуозная фиксация отчасти была устранена или замещена регрессией к оральным механизмам. Особую склонность истерика к оральной регрессии можно объяснить сексуальным застоем в этой зоне, а также тем, что рот в значении генитального органа привлекает к себе много либидо при «смещении кверху». При этом, разумеется, должны также активироваться меланхолические реакции, относящиеся к первоначальной оральной фиксации. Таким образом, можно сказать, что истерический характер проявляется в чистом виде, когда он ажитирован, нервозен и оживлен, но он обнаруживает другие, уже не специфические для себя механизмы, когда депрессивен, замкнут в себе, аутичен. Тем не менее можно говорить об истерической депрессии, противоположной меланхолической. Различие заключается в количестве генитального либидо и отношении к объекту, которое связано с оральными установками. На одном полюсе развивается чистая меланхолия, на другом, где преобладает генитальность, – чистая истерия.

Остается еще подчеркнуть, что истерический характер обнаруживает незначительную склонность к сублимации и интеллектуальной деятельности и даже в своих характерных реактивных образованиях далеко отстает от других форм невротического характера. Это опять-таки связано с тем, что либидо у истерика и не стремится к сексуальному удовлетворению, которое могло бы ослабить его гиперсексуальность, и не связывает в достаточной мере сексуальную энергию: отчасти оно отводится в телесные иннервации, отчасти превращается в страх или тревожность. Из механизмов влечений истерического характера имеют тенденцию выводить мнимую противоположность сексуальности и социальных достижений. При этом упускают из виду, что значительное нарушение сублимации возникает как раз из-за сдерживания сексуальности при несвязанной генитальности и что только восстановление способности получать удовлетворение позволяет проявиться социальным интересам и освобождает путь к достижениям в социальной сфере.

С точки зрения профилактики неврозов и сексуальной экономики становится важным вопрос, почему истерический характер не может, как это происходит у других характеров с догенитальными стремлениями, каким-либо образом трансформировать свой генитальный застой. Он не создает из генитального либидо ни реактивного образования, ни какой-либо сублимации; более того, даже ограждение характерным панцирем не происходит упорядоченно Если сопоставить этот факт с другими качествами генитального либидо, то получается вывод, что полностью развитые генитальные возбуждения плохо подходят для целей, не связанных с непосредственным удовлетворением, и что их торможение также значительно препятствует сублимации других либидинозных энергий, поскольку она придает им слишком много энергии. Можно усомниться в том, что объяснение заключается в особом качестве генитальности; скорее следует предположить, что главную роль играет количество либидо при возбуждении генитальной зоны. В физиологическом отношении генитальный аппарат – самый сильный; в отличие от всех остальных аппаратов парциальных влечений он наделен способностью к оргазмическому отводу, он жизненно важен в либидинозно-экономическом смысле, так что мы можем предположить, что происходящие из него импульсы имеют гораздо большее сходство с побуждениями, вызванными чувством голода, с точки зрения неуступчивости и неотвратимости, чем те, которые происходят из других эрогенных зон. Возможно, это прискорбно для иных этических воззрений, но этого нельзя изменить, и можно также объяснить сопротивление этим фактам: их признание ниспровергло бы эти воззрения.

Истерический характер

Оральный и мазохистский характер можно рассматривать, как структуры со слабым Я. В них движение энергетического маятника, которое создает основу Я-восприятия, ограничено и он не закреплен в мозговом и генитальном функционировании. Эти типы характера можно назвать импульсивными, в противоположность типам характера, в которых преобладает блокировка аффекта. Кроме того, поскольку количество продуцируемой энергии в целом превышает способность к разрядке в работе или в сексе, оба этих типа часто испытывают приступы тревоги. Но есть другой тип характера, который отличается малой тревожностью, более или менее выраженным аффективным блоком и Я-структурой, закрепленной в установившейся генитальной функции.

Хотя концепция истерического характера была разработана в психоанализе позже, с истерией и ее симптомами работал еще Фрейд, и именно они привели его к созданию психоаналитического метода.

Проанализируем психологию и биологию этой структуры.

Фенихел описывает проблему следующим образом: «Рассматривая механизмы истерии следует иметь в виду, что ее особенности отражают конфликты между интенсивным страхом сексуальности и не менее интенсивным, но подавленным сексуальным влечением». К этому надо добавить ряд особенностей, которые встречаются не только в случаях истерии, но и у других типов. «Истерический характер — это личность, склонная сексуализировать все несексуальные отношения, ей свойственна суггестивность, иррациональные эмоциональные вспышки, хаотичное, драматизированное и театрализованное поведение и даже обман, вплоть до экстремальной формы — истерических фантазий».

В анализ характера на психоаналитическом уровне, в понимание природы этого феномена, большой вклад внес Райх. Вот что он говорит об истерическом характере: «Самая выраженная его особенность — это явно сексуальное поведение в сочетании со специфически телесной подвижностью, которая носит отчетливый оттенок сексуальности. Связь женской истерии с сексуальностью известна давно. Женщин с такой структурой характера легко заметить по скрытому или неприкрытому кокетству походки, взгляда и речи». Основу этого характера «составляет фиксация на генитальной фазе инфантильного развития с ее инцестуозной привязанностью. Райх классически интерпретировал это чрезмерное развитое сексуальное поведение: „Истерическому характеру свойственно сильное и неудовлетворенное сексуальное стремление, которое сдерживается генитальной тревожностью; он чувствует постоянное присутствие опасности, которая соответствует его инфантильным страхам. Изначальное инфантильное сексуальное стремление позже утилизируется, чтобы почувствовать, как и прежде, природу и величину грозящих опасностей“.

Но есть одна тонкость. Поведение истерического характера, описано на основе исследований, проведенных много десятилетий тому назад. Кроме того, европейская культура во многих отношениях отличается от американской. Кокетство, флирт, обольщение для американцев нетипично. Истерия в том виде, в каком ее знал Фрейд, когда исследовал ее механизм, сегодня встречается редко. Значительные перемены в сексуальной морали изменили внешние проявления этого типа. То есть ту структуру характера, которая была хорошо изучена в культуре, породившей психоанализ, в нынешней практике можно встретить нечасто. Речь идет о компульсивном типе. Но если внешние особенности истерической структуры характера стали менее явными, то структура либидо, в сущности, осталась прежней. По этому поводу Отто Фенихел заметил: «Классическая истерия связана с защитным механизмом вытеснения, которое предполагало просто на просто запрет на всякое обсуждение влечения к объекту… Изменения в неврозах отражают изменившуюся мораль». Чем отличается истерический тип характера от орального или мазохистского характера? У последних конфликт между сексуальным влечением и сексуальным страхом гораздо сильнее, мазохист, например, может временами впадать в состояние паники. При истерическом характере сексуальные влечения подавлены, то есть в значительной степени бессознательны. Желания мазохиста вполне осознанны, но сдержаны и подавлены; то есть он не осознает, что сам сдерживает сексуальные чувства. Мазохистское сжимание, скручивание и проталкивание, направленные на то, чтобы добиться разрядки, не воспринимаются им как способ преодолеть сопротивление. Он удивится, если ему указать на зажатость; человек с истерическим характером удивится, если ему указать на сексуальный смысл его действий.

Мазохист приходит к терапевту потому, что хочет стать свободным; он идентифицируется со своими побуждениями. Женщина с истерическим характером обращается за помощью, потому что что-то вышло из-под контроля. Она хочет восстановить этот контроль.

Истерический характер — это генитальная структура, а оральный и мазохистский характеры — догенитальные. Поскольку генитальная функция установлена достаточно прочно, организм обладает взрослой организацией энергии. Энергетический маятник, движение которого представляет собой принцип реальности и создает основу Я-восприятия, «заякорен» в обоих концах тела: мозге и гениталиях. И пока сохраняются эти «два якоря», организм способен регулировать баланс между количеством выработанной и количеством разряженной энергии. И пока истерический характер поддерживает этот баланс, он способен избежать тревожности, сохранять контроль и контактировать с реальностью.

Два фактора нарушают баланс между продуцированием энергии и ее разрядкой. Если поток энергии увеличивается, а разрядка остается прежней, возникает тревожность. Так часто случается с молодыми девушками в начале подросткового возраста. То же самое происходит и в процессе аналитической терапии, когда высвобождение подавленных эффектов увеличивает продуцирование энергии прежде, чем достигнуто изменение в способности к разрядке. Так бывает, когда уровень эмоциональной заряженности достигает очень высокой точки, например, в начале любовных отношений, когда немедленная разрядка невозможна. Это нормальная любовная тревожность; она может стать патологической, если вызывает у пациента конфликт с репрессивными силами. Проблема истерии относится к такому процессу. С другой стороны, любое заметное снижение разрядки энергии без соответствующего изменения ее количества вызывает тревожность.

Еще Фрейд, обсуждая неврозы страха, подчеркивал, что недостаточное удовлетворение при половом акте, включая прерванный коитус, всегда порождает тревожность. Точно так же любая помеха в нормальной половой жизни, когда нет возможности для разрядки меняющихся количеств энергии, может стать причиной тяжелой соматической тревожности.

Проблема истерии и истерических приступов связана с первым состоянием. Внезапное резкое возрастание количества продуцируемой энергии, вызванное высвобождением вытесненного аффекта, проявляется в усилении тревожности. Эта тревожность превращается в соматический симптом и конфликт переходит на психический уровень. Истерический приступ — это психический дубликат попытки подавить состояние сильной тревожности. Именно это имел в виду Фрейд, утверждая, что «все становится ясным, если предположить, что невроз страха в действительности есть соматический дубликат истерии». Это специфическое условие относится, однако, только к данному типу характера. Тревожность — это обычное переживание при мазохизме, но оно скорее приводит к возбуждению и разрядке или же заканчивается стагнацией мазохистского болота. У орального характера тревожность влечет за собой уход. Ни в одной из этих структур ситуация не становится эксплозивной. Плавность энергетических процессов, отсутствие «якорей» и ригидности предохраняют от развития взрывоопасной ситуации.

Приступ истерии — это эксплозивный феномен. Внезапно возникающий избыток энергии может захлестнуть Я в, так называемой, истерической вспышке, или же эта энергия может перетечь в ту или иную часть тела и изолироваться, продуцируя истерическую телесную симптоматику. Иммобилизация может проявиться в поразительной картине истерического паралича. Если энергию невозможно эффективно связать, возникают непроизвольные движения (клонусы, тики и т.д.). Эксплозивность ситуации зависит от накопления силы внутри закрытой, ригидной системы, или резервуара. Именно ригидность и составляет неотъемлемую природу истерической структуры характера. Это непросто специфическое напряжение или спастичность, присущие оральной или мазохистской структуре; ригидность истерического характера охватывает все телесные процессы, сковывая организм словно панцирем. Таким образом, истерический характер — это не только ригидный тип, но и панцирный тип структуры.

Понятие панциря ввел Райх, описывая состояние, при котором тревожность «сковывает человека, действуя как защитный механизм, который преследует определенную практическую цель, с одной стороны, защищая от стимулов внешнего мира, а с другой — от внутренних либидозных стремлений». Это наводит на мысль о рыцарских доспехах, выполнявших функцию защиты от определенных внешних сил. Хотя мы и используем термин «панцирь характера» как синоним сопротивления характера, не следует путать панцирь с характером как таковым. Каждый невротик пытается защищаться с помощью панциря от опасностей и угроз внешнего и внутреннего мира. В действительности оральный и мазохистский характеры добиваются успеха лишь отчасти. И тот, и другой подвержены приступам тревожности и развивают иные механизмы, чтобы с ней справиться. Оральный характер уходит от реальности в фантазии или в депрессию; мазохист ретируется и отсиживается в уединении.

Это — беспанцирные типы, и поэтому они очень чувствительны к своему окружению. Способностью образовывать панцирь обладают только структуры характера, основанные на генитальной функции.

Уже Райх доказал, что у панциря характера есть соматический дубликат — мышечный панцирь, выполняющий на биоэнергетическом уровне ту же функцию, которую панцирь характера выполняет на психологическом. Несмотря на то, что соотношение между количеством выработанной и количеством разряженной энергии у разных людей разное, в каждом случае истерического характера оно является относительно постоянным. Тех, кто относится к этому типу, можно назвать «отрегулированными». Опасность этой структуры состоит в сильных бессознательных побуждениях разбить панцирь, освободиться от ограничений, ощутить полноту жизни. Многие женщины такого склада будут бессознательно искать ситуации, которые приведут их к возбуждению и повысят внутреннюю заряженность организма. Таково биоэнергетическое объяснение флирта. В подобных обстоятельствах сильная тревожность может вызвать типичную истерическую реакцию.

Если в результате соответствующего раннего опыта структура содержит выраженные черты оральности или мазохизма, развивающаяся в конечном счете ригидность может оказаться достаточно сильной, чтобы компенсировать лежащую за ней слабость.

Ригидность, с которой сталкиваются в аналитической работе, весьма разнообразна. В отличии от спастичности оральной и мазохистской структур, процесс образования панциря начинается с поверхностной мускулатуры. Однако при определенных условиях, в случае значительной фрустрации и неблагоприятной жизненной ситуации, организм становится более ригидным, менее гибким, и процесс может двинуться в глубь. Поскольку утрата пластичности приводит к хрупкости, распространение процесса «заморозки» в глубь, может коснуться своими ледяными пальцами сердцевины организма. Если происходит постоянное ослабление импульсов, организм и в самом деле умирает.

Такова природа истерической структуры характера.

Психоаналитики связывают истерический характер с генитальным конфликтом, возникающим из-за неразрешенной эдиповой ситуации. У всех женщин с истерическим характером на сексуальность влияет бессознательная установка, проистекающая из эдиповой ситуации. Такая установка выражается в амбивалентном отношении к сексуальному объекту, и благодаря анализу мажно увидеть, что за этим стоит отношение девочки к отцу.

Не обсуждая истоков эдиповой ситуации, мы принимаем ее существование как факт нашей культуры. Для девочки первым сексуальным объектом является ее отец. В эдиповой ситуации многое зависит от реальной роли отца в детстве и подростковом возрасте девочки. Его суровая авторитарность может вызвать у девушки сильный страх перед мужчинами. В таком случае не только сдерживается генитальное желание, но и в результате фрустрации блокируется и подавляется злость.

Основу истерического характера составляет амбивалентное отношение к мужчине. С одной стороны, желание заблокировано страхом, который уходит корнями в изначально отвергнутую отцом детскую сексуальность; с другой — злость сдерживается подавленным желанием, или говоря проще: желание заблокировано злостью, а злость заблокирована подавленным желанием. Ригидность возникает из-за подавления этих противоположных побуждений. Одно из них воздействует на переднюю, а другое на заднюю части тела, создает ригидный панцирь истерического характера.

Как же ведет себя истерический характер в этой ситуации. Подавленное желание препятствует непосредственному сближению с мужчиной. Явно сексуальные жесты, включая специфическую подвижность бедер и взгляд, служат, хотя и бессознательно, тому, чтобы спровоцировать мужчину на агрессивное сексуальное поведение. Структура характера обычного мужчины вполне годится для этой роли. Воспроизводится типичный паттерн преследования, который как правило, приводит женщину к подчиненному положению, причем он от начала и до конца отображает ее бессознательное намерение. Иногда внешнее сопротивление преодолевается силой. Но не всякое преследование оканчивается покорностью женщины. Бывает, что загнанная в угол, она превращается в сущую ведьму и выражает свою ярость с бешенством мегеры.

В чем психологический смысл такого поведения?

Покорность женщины не является актом любви. Если любовь проникает в сексуальные отношения, то смывается клеймо невроза, которым они отмечены. Поскольку покорность является бессознательным намерением, она служит тому, чтобы переложить ответственность за половой акт на мужчину. Под внешней покорностью скрывается агрессивная установка, которая ведет к сексуальной разрядке. Преследование со стороны мужчины помогает смягчить страдание от нарциссической обиды, связанной с отцовским отвержением сексуальности дочери. Если эти приставания увенчались успехом, то в дальнейшем это служит мести за изначальную обиду со стороны мужского пола. Подобно тому, как мужчина невротик может считать свои действия завоеванием, истеричная женщина точно также расценивает свое поведение. Сексуальная покорность восстанавливает эдиповы отношения, но уже удовлетворительные для женщины.

Пока сохраняется равновесие между выработкой и разрядкой энергии, истерический характер функционирует без симптомов. Но если это равновесие поддерживается на уровне, отличном от того, где возможно полноценное существование, жизнь становится серой и бессмысленной. Низкий уровень продуцирования и разрядки энергии близок к состоянию смерти.

Человек не всегда осознает, что он функционирует на пониженном энергетическом уровне, но он постоянно испытывает скуку, неудовлетворенность, жизнь кажется ему однообразной. Судя по тому, с какой энергией люди ищут возбуждения в той или иной форме, можно сделать вывод, что их повседневная жизнь весьма уныла. Все это известно. Но это важно потому, что становится понятным, почему баланс, о котором говорилось выше, в лучшем случае является ненадежным. Истерический характер постоянно стремится нарушить его, чтобы получить больше энергии и испытать более глубокие чувства. Это как раз то желание и потребность, которые приводят к флирту, поиску любовных приключений, внебрачным отношениям.

Истерическому характеру не так уж трудно повысить уровень выработки энергии; все, что усиливает возбуждение, повышает и количество энергии. Наиболее распространенный способ — через новые любовные связи. Но возникает другая проблема: как разрядить дополнительную энергию. Генитальные напряжения не устраняются во вспышке возрастающего возбуждения. Правда, возросшее возбуждение, вызванное новизной опыта и ощущением победы в новой любовной связи, выражается и повышением сексуального заряда, жизненных сил и чувстве радости. Но поскольку способность к разрядке не соответствует увеличению заряженности, количество энергии должно вернуться к прежнему уровню. Возбуждение пропадает, количество вырабатываемой энергии уменьшается, ощущение новизны любовной связи исчезает, и приходится искать новую.

Для сохранения статус-кво задействованы мощные силы. Пациентке недостаточно осознать проблему. Во-первых, выработка энергии должна подняться на более высокий уровень, а во-вторых, женщине необходимо терпеть и разряжать ее возросшее количество. Поскольку оно превышает способность к разрядке, возникает тревожность. Таким образом, когда любовные чувства сердца приведены в движение в сексуальном импульсе, можно ожидать, что возникающая в результате тревожность может убить сексуальное желание, не допустить сексуальной разрядки или восстановить женщину против мужчины.

Подобные наблюдения учат нас, что в наше время истерическая женщина боится не столько генитальности, сколько глубоких, сердечных, любовных чувств. Это сексуальность, ограниченная гениталиями и не затрагивающая организм целиком. Обнаруживается расщепление между любовными, неживыми чувствами и генитальностью. Истерические женщины в наше время идентифицированы со своими генитальными стремлениями в отличие от истерических женщин, живших в начале века, которые нормальное генитальное стремление отвергали. В то время они были романтичными мечтательницами. В обоих случаях идентификация касается только одного аспекта сексуальности: либо покорной генитальности, либо романтической любви. Невроз заключается в антагонизме двух аспектов одного побуждения.

Если попытаться достичь сердцевины истерического характера, чтобы мобилизовать глубокие чувства любви, можно натолкнуться на самую решительную защиту. Анализ экспрессии свидетельствует о гордости и решительности. Многие женщины истерического склада обладают этими чертами и эта решительность и гордость являются ключевым моментом характера. Эти качества не свойственны людям с оральной и мазохистской структурой характера. Кто-то может сказать, что отсутствие гордости говорит о дефекте в характере. Разумеется, существует естественная гордость, но гордость истерического характера застывшая, негибкая и непреклонная. Это ригидная гордость количественно соотносится со склонностью к истерической симптоматике.

psy.wikireading.ru