Как отличить истерию

Истерия и возможные симптомы ее проявления

Еще в 1910 году известный отечественный психиатр С А. Суханов писал: «Нередко многим из нас приходится использовать термины «истерия», «истеричка», «истерика» и разные производные слова от них, но не всегда употребляющие эти выражения могут отдать себе отчет, что же именно надо подразумевать под данными названиями».

Виды заболевания

Психиатры различают истерический невроз и истерическую психопатию. Обычно под истерическим неврозом понимают психогенное (конфликтогенное) заболевание, проявляющееся истерическими припадками, функциональными (т. е. не обусловленными нарушениями структур организма) расстройствами: афонией (исчезновением голоса), астазией-абазией (невозможностью ходить и стоять) и другими.

Истерический невроз тесно связан с особенностями характера больного. В подавляющем большинстве случаев для его развития необходим истерический характер.

Немецким психиатром Карлом Леонгардом и ленинградским ученым профессором А. Е. Личко было отмечено, что не только истерическим, но и другими неврозами чаще болеют люди с заостренными чертами характера. Они были названы акцентуированными личностями. Значительно реже неврозы возникают у гармоничного в характерологическомском отношении человека.

Какие же черты характера наиболее полно отражают истерическую личность?

Во-первых, это эгоизм и эгоцентризм, которые проявляют себя в завышенных требованиях истерика к окружающим при резко заниженных в отношении себя. Они могут проявляться желанием обвинять во всех своих бедах и ошибках окружающих, не замечая или явно принижая собственную вину. Например наблюдавшейся нами пациентке были свойственны следующие болезненные реакции.

Однажды, выходя из трамвая, она споткнулась, неосторожно ступив на тротуар. Муж больной, находившийся рядом с ней, постарался подхватить ее помочь предупредить ушиб. Совершенно неожиданно для окружающих и супруга она стала без тени смущения кричать на мужа: «И когда ты, негодяй, научишься подавать мне руку при выходе из транспорта!» Окончилась эта сцена драматически — муж получил пощечину.

Этот случай ярко иллюстрирует характерное истерическое поведение. Обвинение в происшедшем окружающих истерик (или истеричка) использует для того, чтобы защитить себя, причем подобное поведение наблюдается даже тогда, когда вина истерика налицо (как и приведенном наблюдении).

Другими характерными чертами истерической личности являются крайняя впечатлительность и инфантилизм. Всякое впечатление, иногда кажущееся безразличным для другого человека, вызывает в истерическом индивидууме излишнюю эмоциональную окраску. То оно расстроит его неожиданно для окружающих, то вызовет в нем утрированную радость и излишнее веселье. И такой субъект производит впечатление деланности, утрированности, неестественности и театральности. Резкая смена настроения, «запредельных» эмоций также типична для истерической личности. Этим истерик похож на ребенка — он любит быть в центре внимания, негодует, когда этим вниманием его обходят.

Ему нравится, что другие удивляются его способностям, говорят о нем. Мотивами истерического реагирования часто бывает потребность в признании. Удивительным является то, что для истерической личности практически не имеет значения, отрицательно к ней относятся или положительно. Наиболее тягостно и невыносимо для подобных людей безразличие к собственной персоне.

Сущность истерического типа реагирования сводится к аномальной способности к вытеснению психических переживаний. Смысл процесса вытеснения ярко иллюстрирован немецким философом Фридрихом Ницше в книге «По ту сторону добра и зла».

Представляя механизм вытеснения, он пишет: «Я сделал это — говорит мне память. Я не мог этого сделать — говорит мне гордость, остающаяся в этом споре неумолимой. И вот приходит момент, когда память, наконец, уступает». Истерики, таким образом, могут совсем «забыть» о том, что не желают знать, они способны лгать, вообще не осознавая, что лгут. Вытесняться может даже физическая боль и физиологические рефлексы.

Причины и симптомы данного расстройства

Исследование истерии показало, что она возникает после конфликтных ситуаций, в которых человек, претендующий на особое положение, особую роль, сталкивается с непреодолимой преградой на своем пути. При этом затрагиваются наиболее ценные стороны жизни истерической личности — невозможность быть в центре внимания, лишение ее роли лидера, неудовлетворенная потребность в признании.

Истерический невроз развивается и в случаях, когда окружающими не выполняются требования истерической личности. Приходилось видеть, как приступы истерии начинались у девушки всякий раз, как мать отказывала ей в покупке необходимой, по мнению девушки, вещи. Попытка убедить дочь в том, что покупка сопряжена с материальными трудностями или в том, что подобная вещь у дочери имеется, приводили лишь к учащению и утяжелению припадков.

Характерным симптомом истерического невроза считается так называемое «бегство в болезнь». В подобных случаях любая, даже самая незначительная конфликтная ситуация приводит к жалобам на боли во всем теле, слабость, невозможность работать и прочее. Больные склонны преувеличивать свои болезненные расстройства. Таким способом реализуется насущная потребность истерический личности в привлечении внимания к собственной персоне. «Бегство в болезнь» способствует мнимому разрешению конфликта.

Типичен способ привлечения к себе внимания больных с истерическим неврозом — требование к родным, близким или сослуживцам постоянно находиться рядом с ними, желание непременно вызвать сочувствие к своей болезни, демонстрирование симптомов заболевания, отсутствие намерений скрыть болезненные проявления.

Больной с истерическим неврозом склонен и в своей болезни видеть вину окружающих. Часто такой человек использует выражения типа: «Это вы меня довели до заболевания», «Хотите меня в гроб свести» и т. д. Истерический невроз у детей начинается, как правило, после психотравмы или конфликтной обстановки и выражается в качестве расстройств двигательной, чувствительной и психической сфер.

Расстройство двигательной сферы выражается следующими симптомами: неспособностью стоять и идти, параличами, чаще нижних конечностей, мимической мускулатуры. Отмечаются следующие симптомы: спазмы (в горле, спазмы живота и мочевого пузыря), приступы судорог, тошнота, рвота, кашель. Истерические симптомы: блефароспазм заикание. Главный метод лечения истерии у детей — обнаружение конфликтной ситуации и выведение из неё ребёнка.

Истерия может иногда возникать и у лиц, не имеющих истерических черт характера.

Так, в психиатрическую больницу поступила женщина, у которой после смерти дочери отнялись ноги. Признаков поражения мозга не выявилось. По характеру до происшествия женщина была спокойной, уравновешенной, сдержанной. Ее дочь на протяжении многих лет страдала пороком сердца. Кардиологи, наблюдавшие девочку, однажды сказали матери, что ожидать благоприятного исхода ее заболевания не приходится. Мать, не поверив им вначале, прочла массу медицинской литературы, прежде чем убедилась в обоснованности их предположения. Горю не было предела, особенно тогда, когда родители обсуждали будущее дочери, неразрешимые сложности, которые могут возникнуть в ее жизни в связи с болезнью. Смерть дочери произошла на глазах у матери. «Когда я увидела, что автомобиль сбил дочь, я захотела побежать, но ноги отказали, и потеряла сознание»,— рассказала она впоследствии о трагическом событии. Функция ног еще длительное время была нарушенной, и больная оказалась прикованной к постели.

Симптомы истерии никогда не появляются у человека, находящегося в одиночестве. Они порождены общепринятым сочувствующим отношением общества к болезням вообще и больным в частности.

Известный психиатр К. Леонгард писал: «В реальной жизни демонстративные (истерические) личности имеют немалый успех, ибо они бы давно отучились от своих «манер», если бы каждый видел этих хитрецов насквозь».

Аудитория, зрители и слушатели являются обязательным атрибутом развития истерических симптомов. Ведь у Робинзона Крузо (как шутят психиатры) «истерик» быть не могло, если учесть, что остров, на который он попал, был необитаемым.

Истерические симптомы могли возникнуть у него только после встречи с Пятницей. Пятница мог олицетворять собой аудиторию, хотя и малочисленную, но необходимую для истерии. Однако истерические симптомы — не симуляция, как это может показаться. Они порождены болезненным состоянием, не приносящим, конечно же, пользы больному, но об этом позже.

nevrozov.ru

Симптомы, причины и способы лечения истерического невроза

Истерия (или истерический невроз) является одной из форм общего невроза. При этом разнообразие симптомов просто поражает воображение – и судорожные приступы, и потеря слуха и зрения, расстройство чувствительности и двигательные нарушения, и целый ряд других. При этом больной стремится демонстрировать свою истерику окружающим, дать понять насколько ему плохо, так сказать «работает на публику».

Шарко, основоположник французской школы называл истерию «великой симулянткой». Он заметил, что невроз истерический способен симулировать (копировать) многие органические заболевания нервной системы. Так все-таки, болен ли такой человек, или просто пытается манипулировать окружающими?

Причины появления заболевания

Как правило, истерический невроз (истерия) действительно возникает у людей определенного типа (и у мужчин, и у женщин). Им свойственен эгоцентризм, демонстративное поведение, перепады настроения, высокая эмоциональная возбудимость. Но самое главное – эти люди обладают очень высокой внушаемостью и самовнушаемостью. Именно поэтому, даже если заболевание и начиналось с целью манипуляции окружающими, то, как результат, больной действительно ощущает целый ряд болезненных симптомов. Со временем эта реакция закрепляется на уровне нервной системы.

Так что, как и любой невроз, истерический невроз является заболеванием, которое надо лечить.

Женская истерия встречается намного чаще, чем мужская, поскольку психика у женщин в целом более эмоционально лабильна, неустойчива.

Причиной возникновения истерии считается возникновение в жизни человека психотравмирующих ситуаций как длительных, так и ситуационных.

Симптоматика

Итак, истерический невроз (истерия), может иметь самую разнообразную симптоматику:

  • Речевые нарушения. К ним относятся утрата способности говорить (мутизм), истерическая афония (звучность голоса снижается), заикание, «скандирование по слогам» (истерическое скандирование). При этом кашель у больного остается звучным.
  • Нарушения зрения и слуха. Может возникать слепота как на один, так и на оба глаза, сужение полей зрения. Истерическая глухота встречается довольно часто, как правило, на одно ухо.
  • Нарушения чувствительности. Сюда относятся истерические боли, анестезия, гиперестезия, гипестезия. То есть больной может вообще не ощущать какую-то часть тела, или наоборот испытывать чрезмерную чувствительность. Головная боль обычно ощущается локально, на небольшом участке головы.
  • Двигательные нарушения. Обычно проявляются параличами (парезами) мышц, как правило, конечностей, контрактурами, больной не может выполнять сложные движения. Может возникать психогенная невозможность стоять и ходить.
  • Расстройства внутренних органов. Может возникнуть ощущение «кома в горле», невозможности глотать, снижение аппетита, психогенная рвота или отрыжка, зевота, боли в сердце, изменения сердцебиения, и.т.д.
  • Психические нарушения проявляются в симптомах, характерных для этого психотипа (постоянное стремление быть в центре внимания, эгоцентризм, капризы, склонность к драматизации, театральность и инфантильность поведения).
  • Течение приступа

    Чаще всего, приступ начинается с истерических пароксизмов. Они развиваются вследствие возникновения психически травмирующей для больного ситуации (конфликт на работе, ссора в семье). Также истерия может возникнуть на фоне чрезмерной опеки и заботы окружающих по отношению к состоянию здоровья больного (помните, что такие больные очень мнительны и склонны к самовнушению, чаще это проявляется у женщин).

    Первые признаки приступа возникают как реакция на душевные волнения, и выражены болями в области сердца, ощущением нехватки воздуха, «комом в горле». Больной падает, у него возникают судороги. Лицо может краснеть или бледнеть, больной может рвать на себе одежду, кричать, плакать и смеяться одновременно. Больной о приступе помнит, то есть сознание сохранено, хотя бы частично.

    Истерия, симптомы которой проявляются как реакция именно на травмирующие внешние обстоятельства, никогда не проявляется припадками во сне. Действия больного выглядят «театральными», демонстративными. Человек может царапать себя, швырять различные предметы, и.т.д.

    Истерический невроз у детей

    Истерия или истерический невроз у детей, как правило, возникает как результат дисгармоничного воспитания в семье. При этом особенности нервной системы ребенка (его психотип), конечно, имеют значение. Хотя подвергнуться этому заболеванию может и совершенно здоровый ребенок, не имеющий никаких проблем с психикой.

    С одной стороны, предпосылкой может послужить такой тип дисгармоничного воспитания, при котором в семье совершенно отсутствует система запретов и ограничений для ребенка (это чаще характерно для женщин пожилого возраста, бабушек). В этом случае ребенок становится истерично требовательным, настаивает на удовлетворении любых своих прихотей, а в случае отказа – проявляется истерический припадок. В другом случае, истерика ребенка может служить способом привлечения к себе внимания взрослых (если в обычном режиме взрослые не проявляют достаточного внимания к потребностям ребенка).

    Также к истерическим приступам может привести и такой тип дисгармоничного воспитания, когда запретов и ограничений слишком много, и ребенок совершенно лишен возможности самостоятельного выбора в любых вопросах. В этом случае ребенок не в состоянии «соответствовать» слишком высокой планке, которую задают родители, и тоже испытывает сильный стресс.

    Лечение истерии у детей проводится амбулаторно, используются методы психотерапии, а в случае крайней необходимости – транквилизаторы. Конечно же, необходима параллельная работа психолога с родителями, ориентированная на выработку более гармоничной воспитательной модели.

    Сложность лечения этого заболевания связана с тем, что больному весьма трудно отказаться от демонстративных проявлений болезни «на зрителя».

    Психотерапевт при работе с пациентом стремится выявить травмирующий фактор, а затем помогает больному устранить его (путем убеждения или внушения). Важно обеспечить максимально раннее купирование истерических симптомов, пока они еще не успели прочно закрепиться в психике. Вдвойне актуально это для женщин – у них эти симптомы закрепляются довольно быстро. Специалист может использовать гипнотерапию, наркопсихотерапию, опосредованную психотерапию.

    Параллельно с психотерапией проводят общеукрепляющее лечение. При повышенной возбудимости назначают препараты брома или валерианы, иногда – транквилизаторы. При стойкой бессоннице может применяться снотворное. Лечение истерии также бывает весьма результативным при применении трудотерапии.

    Членам семьи такого больного важно помнить, что ни в коем случае не стоит фиксировать внимание больного на симптомах болезни.

    indepress.ru

    Истерический невроз – клинические проявления и методы лечения

    Истерический невроз — это проявление внутреннего дискомфорта, который сопряжен с патологическим перенесением душевного конфликта на соматическую основу. Истерия является формой нарушения психики, которая обусловливается желанием привлечь к себе внимание. Обычно истерические расстройства наблюдаются у людей с неустойчивой психикой. Чаще всего они эмоционально неуравновешенны, всякое изменение ситуации порождает у таких людей бурную реакцию.

    Как проявляется истерия?

    Зачастую вид невроза истерия возникает вследствие неблагоприятной ситуации, которая травмирует психику человека длительное время. Например, реакция на бытовой, рабочий или семейный конфликт, иногда при обстоятельствах, когда присутствует реальная опасность для жизни.

    Для истерического невроза характерны следующие симптомы:

  • афония;
  • истерические припадки;
  • нарушение координации;
  • нарушение чувствительности;
  • парез или паралич;
  • расстройство функций внутренних органов;
  • судороги;
  • тремор пальцев.
  • Симптомы истерии проявляются очень интенсивно при условии внимания других людей, демонстративность — обязательное условие проявления заболевания. Жалобы больного и проявления болезни не базируются на органических отклонениях. Симптомы психического нарушения так же неожиданно заканчиваются, как и возникли.

    Истерический невроз отличается пестротой и многообразностью. Отмечаются двигательные патологии: тремор пальцев, проблемы с координацией, утрата голоса (афония). Очень часто наблюдаются мышечные тики, а также судороги.

    Стоит отметить, что все симптомы обостряются во время медицинского осмотра.

    Больной жалуется на болезненные ощущения во внутренних органах, обычно это ЖКТ или сердце. Тошнота, боли в животе и в области сердца, затрудненное дыхание, замирание и учащенное сердцебиение зачастую надуманны, нарушений в данных органах практически нет. Больной может рассказывать о жжении или зуде кожи, для подтверждения демонстрируя неврологу расчесы.

    Очень часто больные говорят о головокружении или головной боли, связывая это с патологией в мозге. Больной ярко сообщает о жалобах, излишне демонстрируя их доказательства. Со стороны кажется, что он получает наслаждение от большого количества своих недугов.

    Симптомы удивляют своей целесообразностью, возникает непосредственно тот признак, который удобен и выгоден для пациента. Интересно, что такие симптомы истерии, как слепота, глухота, онемение, паралич, то есть признаки, ограничивающие возможность пользоваться жизненными благами, встречаются редко. Под воздействием внушения могут проявиться не только симптомы истерии, но и явления сумасшествия, сверхценные идеи.

    При обнаружении признаков истерического невроза следует обратиться к неврологу или психотерапевту. Своевременное медикаментозное лечение и психотерапия дает возможность купировать симптомы истерии до момента их укрепления, что играет существенную роль для профилактики их хронического течения.

    Методы лечения

    Лечение состоит из психотерапии, медикаментозных препаратов и общеукрепляющих процедур.

    Основным методом лечения истерического невроза является психотерапия. В первую очередь следует определить психотравмирующий фактор и постараться если не избавиться от него, то хоть помочь пациенту найти правильный выход из ситуации. Далее, можно использовать метод косвенного внушения, применять физиопроцедуры и витаминотерапию.

    Лечение истерии немного осложняется тем, что больному трудно избавиться от прилюдных проявлений заболевания, потому как при помощи подобных поступков он неосознанно достигает удовлетворения собственных потребностей.

    Существенное значение имеет то, на чем основывается терапевтическое лечение. В некоторых случаях имеет хороший эффект переведение внимания пациента на небольшое, неистерического происхождения заболевание, а также настойчивое игнорирование истерического проявления. Пациент сосредотачивается на другом заболевании, и лечение проходит намного успешнее.

    Иногда применяется внушение под гипнозом.

    Использование репрессивных методов лечения пациентов с истерией недопустимы, потому что они еще больше «уходят» в свое заболевание.

    Медикаментозное лечение обычно сводится к общеукрепляющим препаратам. При излишнем возбуждении и тревожности больному назначают лекарства с валерианой, бромом, транквилизаторы. Если пациент страдает от бессонницы, тогда дают снотворное на ночь.

    В домашних условиях можно проводить лечение народными средствами, которые способствуют успокоению нервной системы (валериана, пустырник).

    Более продолжительное, а в некоторых случаях и постоянное лечение требуется пациентам с симптомами истерии, которые зародились в детском возрасте.

    Возникновение истерии у детей

    Истерический невроз у детей развивается в результате неправильного воспитания и зачастую в тех семьях, где родители страдают нарушениями психики либо алкоголизмом.

    До 5 лет истерия у детей сопровождается рудиментарными моторными (падения с криком, слезами, раскидыванием конечностей, ударами об пол), и аффект-респираторными приступами, возникающими в результате обиды, недовольства из-за отказа исполнить желание ребенка или наказания. Иногда наблюдаются истерические сенсорные нарушения.

    Лечением истерического невроза занимается невролог и психотерапевт. Методов избавления от детского невроза несколько:

    • психотерапия (игровая терапия, сказкотерапия);
    • гомеопатия;
    • медикаментозное лечение.

    Однако необходимо помнить, что любое лечение не даст никакого эффекта, если не изменить жизнь ребенка, в ней должны присутствовать смех, радость и счастье. При негативных эмоциях (страх, агрессия) развиваются отрицательные стрессы, а при позитивных (смех и радость) формируются положительные стрессы. Смех – это механизм стирания лишних стереотипов. Жизнь детей должна быть наполнена радостью, и чем больше ее будет, тем здоровее и счастливее будет ребенок.

    Видео: причины и способы лечения истерического невроза

    Если видео не загрузилось, попробуйте обновить страницу (нажать клавишу F5 на клавиатуре), это может помочь.
    myvsd.ru

    Распознавание эпилептического припадка

    Существует целый ряд пароксизмальных синдромов, которые могут иметь отдаленное сходство с эпилептическим припадком. Когда врач непосредственно наблюдает припадок, лишь редко может возникнуть в этом отношении диагностическое сомнение. Но непосредственно наблюдать эпилептический припадок приходится не часто. Гораздо чаще приходится судить о характере припадка на основании рассказа о нем или самого больного или его окружающих, и тогда такие сомнения нередко могут возникнуть.

    Ниже приводится перечень пароксизмальных состояний, которые могут несколько напоминать припадок эпилепсии и которые всегда необходимо иметь в виду при этом распознавании.

    Истерия. Судорожные припадки при истерии наблюдаются в настоящее время среди наших больных значительно реже, чем это имело место раньше, что, конечно, явилось результатом как проникновения передовой социалистической культуры в самые широкие слои нашего населения, так и результатом более правильного взгляда врачей на сущность и причины истерии. Тем не менее еще и сейчас изредка приходится видеть большие судорожные припадки истерической природы.

    Еще не так давно дифференцирование истерических припадков от припадков эпилепсии представляла немалые трудности и служила поводом для большого числа специальных исследований. Ныне едва ли у сколько-нибудь опытного врача может возникнуть сомнение о характере наблюдаемого припадка — слишком много между припадками того и другого рода имеется отличий, объясняемых тем, что в одном случае судороги представляют собой автоматический разряд нервной энергии, разыгрывающийся в двигательном анализаторе, а в другом случае — результат сложного душевного конфликта у человека с выраженной неуравновешенностью сигнальных систем. Отсюда происходят и все различия.

    Эпилептический припадок, как мы видели выше, может иногда развиться в связи с психическим переживанием, таким как неожиданность, испуг и т. п., но по большей части возникает неожиданно и «спонтанно». Истерический припадок представляет собой аффективную реакцию, — больной реагирует так на значительно более сложные жизненные переживания — обиду на кого-нибудь, досаду на окружающих, какую-нибудь жизненную неудачу, огорчение и т. п.

    При эпилептическом припадке сознание утеряно полностью, и никакой контакт с больным невозможен. При истерическом припадке какой-то контакт с больным все же может быть осуществлен, и когда такой больной бьется в судорогах, он начинает биться сильнее, если его пробуют удерживать. Если во время судорожного припадка больной нанес себе тяжелое повреждение, это непременно был припадок эпилепсии.

    Судороги при эпилепсии невыразительны и бессмысленны так же, как невыразителен и бессмыслен крик, нередко испускаемый больным в первый момент припадка. Судороги при истерии более координированы и выразительны. Это — не сокращения определенных мышц, а определенные действия. Вместо немодулированного эпилептического крика больной истерией во время припадка выразительно плачет, всхлипывает или стонет.

    Зрачки в течение эпилептического припадка теряют световую реакцию, которая сохраняется при истерическом припадке. Угасания сухожильных рефлексов и появления патологических рефлексов при истерии не наблюдается. Прикусывание языка всегда говорит за эпилепсию. Помочиться под себя во время припадка может, конечно, и больной истерией, но это бывает чрезвычайно редко.

    Истерические припадки по сравнению с припадками эпилепсии более длительны. Они также более полиморфны по сравнению с эпилептическими припадками, протекающими гораздо более стереотипно.

    По-разному ведут себя больные и по окончании припадка. В то время как больной эпилепсией приходит в себя после потери сознания большею частью не сразу, а еще некоторое время не в состоянии правильно ориентироваться в окружающем и испытывает общую разбитость и головную боль, больной истерией, очнувшись после припадка, сразу приходит в свое нормальное состояние, а иногда чувствует даже некоторое успокоение или облегчение после происшедшего нервного разряда.

    Можно при этой дифференциальной диагностике учитывать и то, что истерические припадки никогда не делаются в состоянии сна и никогда не происходят, если больной находится в полном одиночестве.

    Не раз указывалось, что строго патогномоничных отдельных симптомов для отличия друг от друга этих припадков, по-видимому, не существует и что такая диагностика всегда должна строиться на комплексной оценке. Последнее справедливо, хотя следует иметь в виду, что еще недавно имевшее место приписывание истерическому припадку таких явно органических симптомов, как, например, потери световых реакций зрачков и т. п., основывалось, по-видимому, на том, что в это время многие, тогда еще не известные варианты эпилептического припадка сходили за истерию.

    В спорных случаях обнаружение вне припадков характерных изменений биотоков мозга способствует разрешению вопроса.

    Если, таким образом, отличить судорожный припадок эпилепсии от судорожного припадка истерии по большей части не представляет труда, то положение существенно меняется, когда мы имеем перед собой некоторые менее обычные варианты эпилептического припадка, и особенно проявления мезэнцефальной, диэнцефальной или мезодиэнцефальной эпилепсии.

    При припадках этого рода больные находятся обычно в ясном сознании. Со страхом замечают они у себя ряд очень неприятных и тяжело переживаемых симптомов, вроде одышки, сердцебиения, озноба, похолодания конечностей, поноса и болезненных судорог в разных частях тела. Они обычно дают на все эти симптомы естественную эмотивную реакцию, нередко при этом плачут, мечутся, не могут найти себе места и просят им помочь. Все это на неопытного врача легко может произвести впечатление истерии. Однако при более внимательной оценке мы и в отношении этих припадков в состоянии заметить, что они принципиально отличаются от эмотивных разрядов при истерии. Тонические судороги при мезэнцефальных кризах ничего не выражают, а вегетативные симптомы при диэнцефальных кризах далеко заходят за пределы вегетативной симптоматики эмоций. Кроме того, как мезо, так и диэнцефальные припадки совершенно лишены того элемента как бы нарочитой наигранности, от которого полностью не свободно ни одно проявление истерического невроза.

    Иногда бывает более трудно отличить состояние эпилептического автоматизма от несколько сходных симптомов при истерии. Такое затруднение может явиться в тех (редких) случаях, когда действия, совершаемые в течение эпилептического автоматизма, являются не просто непоследовательно нелепыми, а складывающимися в более оформленное поведение. Так, одна из наших больных эпилепсией во время таких состояний всегда стремилась обнимать и целовать соседних больных. Очевидно, здесь автоматическое поведение больной диктовалось имевшимися у нее старыми временными связями, и это производило первое впечатление переживания какого-то сложного душевного конфликта. Диагностика таких сложных состояний автоматизма возможна лишь комплексная, при учете всех остальных особенностей болезни и ее течения.

    Еще недавно имевшие место трудности в диагностике между эпилепсией и истерией приводили к тому, что пытались обосновать представление о какой-то сборной или переходной форме, которую называли «истеро-эпилепсией». Современное выяснение принципиально совершенно различных механизмов, лежащих в основе той и другой болезни, делают, конечно, неправомочным представление о такого рода переходных формах и диагноз «истеро-эпилепсия» не должен никогда ставиться. С другой стороны, не так редко могут существовать комбинации, сочетания обеих болезней у одного и того же лица. Именно больные эпилепсией, особенно если припадок протекает у них при сохраненном сознании, могут давать и истерические припадки, являющиеся как бы психогенной имитацией их основных припадков. Такого рода сочетания не раз отмечались при диэнцефальных и мезодиэнцефальных припадках. Однако отличить настоящие припадки от их истерической имитации обычно не составляло особого труда. Выяснение основного истерического фона высшей нервной деятельности этих больных, а также наличие у них других проявлений внушаемости и истерии облегчает этот диагноз.

    Обморок. Из других пароксизмальных нарушений сознания, которые могут послужить поводом для смешения с эпилепсией, следует указать на общий вазомоторный обморок (syncope). Необходимо помнить следующие его особенности: при обмороке больной теряет сознание не сразу, а постепенно, причем до потери сознания ему в течение некоторого времени делается «дурно», темнеет перед глазами, он испытывает головокружение, общую слабость, тошноту; во время обморока лицо больного резко бледнеет, пульс делается слабонапряженным; никаких судорог, ни прикуса языка, ни непроизвольного мочеиспускания в течение обморока не бывает. Приходит в себя больной после вазомоторного обморока также не сразу, а постепенно. Часто, когда лежавший после обморока больной приподымает голову, ему снова делается плохо, в глазах темнеет, и он снова должен лечь на некоторое время, так как в горизонтальном положении еще остающаяся анемия мозга не достигает такой степени.

    Обмороки часто провоцируются дурным воздухом (накуренное, непроветренное помещение), а также страхом, сопряженным с болью, как при различных медицинских процедурах (подкожные инъекции, экстракции зуба и пр.). Вид крови у впечатлительных людей провоцирует иногда дурноту и может привести к обмороку.

    Всеми этими чертами вазомоторный обморок резко отличается от нарушений сознания эпилептического происхождения.

    Так е точно могут иногда быть приняты за эпилептические разряды короткие приступы гипертонической болезни, так называемые «церебральные сосудистые кризы». После головокружения или короткой потери сознания могут оставаться слабо выраженные симптомы выпадения, в виде, например, временных нарушений речи или временных парезов и т. п. А так как такого рода приступы могут в отдельных случаях повторяться, это, естественно, может навести врача на мысль о припадках фокальной эпилепсии. Отличаются состояния эти от эпилептических припадков, помимо наличия значительной артериальной гипертонии, еще и стойкостью межприпадочных остаточных симптомов.

    Припадки потери сознания, иногда с судорогами, развивающиеся на почве анемии мозга при синдроме Адамс-Стокса, отличаются от эпилепсии по наличию при них резкого нарушения средечно-сосудистой деятельности (брадикардия, преходящее мерцание желудочков на почве атриовентрикулярной блокады).

    Некоторое сходство с эпилептическим припадком могут иметь далее различные вариации так называемой интенционной судороги, или синдрома Рюльфа. Это — своеобразные, короткие судорожные разряды, провоцируемые неподготовленным активным движением. Такие больные должны поэтому очень осторожно и постепенно начинать всякое новое движение, особенно после предшествовавшей фазы покоя. При этом сам судорожный припадок может носить то более кортикальный, то более субкортикальный характер. В первом случае судорога, начавшись с мышечной группы, вступившей в деятельное состояние, распространяется затем по соседним сегментам, следуя смежности корковых полей и напоминая в этом отношении судорогу джексоновского типа. Во втором случае судорога распространяется сразу более диффузно, напоминая моторику при атетозе и отличаясь от атетоза только тем, что процесс протекает здесь в виде отдельных пароксизмов, связанных с активной иннервацией.

    Сознание при интенционной судороге в отличие от эпилептического припадка никогда не нарушается. Своеобразным отличием является и то, что интенционная судорога обычно очень мало беспокоит больных, которые, приспособившись к своему дефекту, часто отлично справляются с требованиями обыденной жизни.

    Патофизиологическая основа этого своеобразного синдрома существенно отличается от механизма эпилептического разряда. Именно здесь наряду с повышенной возбудимостью двигательного анализатора на первый план явно выступает недостаточность концентрации возбудительного процесса. У этих больных очень медленно происходит процесс окружения работающих отделов двигательного анализатора отрицательной индукцией, и им требуется какое-то время, чтобы очаг возбуждения в коре полушарий хорошо отграничился и чтобы возбуждение из этого очага не распространилось на смежные отделы. Следует сказать, что диагностика с эпилепсией может в этих случаях представлять известные трудности, тем более, что в отдельных случаях интенционная судорога может комбинироваться, например, с эпилептическими припадками, имевшими место в детстве.

    В отдельных случаях поводом для возможного смешения с судорожным эпилептическим припадком могут быть развивающиеся у тяжелых органических больных состояния ранней контрактуры, если они протекают в виде отдельных коротких приступов. Такие короткие судорожные пароксизмы могут довольно близко напоминать описанные выше припадки мезэнцефальной эпилепсии. Принципиальным различием между этими состояниями может служить то, что такая судорога является по существу спонтанно возникающим защитно- рефлекторным спазмом и что при ней всегда можно обнаружить массивно развитый синдром защитных рефлексов, что ни в какой мере не свойственно судорогам эпилептической природы.

    Отдельного упоминания заслуживает так называемая дистония усилия. Этот синдром, еще недостаточно полно изученный в настоящее время, состоит в непродолжительных, но очень массивных судорожных установках типа торсионной дистонии, наступающих при каждой попытке больного сделать какое-нибудь движение, причем здесь уже совершенно не требуется, как это имело место при интенционной судороге, чтобы движение это было экстренным, или неподготовленным. Например, больной хочет поднять руку, а вместо этого происходит тоническая сгибательная судорога мышц туловища и т. п.

    Синдром этот описан при экстрапирамидных двигательных расстройствах. Внезапное развитие такого распространенного тонического спазма может несколько напоминать тонические варианты эпилептического припадка, но более пристальное изучение этого гиперкинеза сразу вскрывает его связь с активной иннервацией и, стало быть, совершенно иной механизм происхождения.

    Точно так же и другие пароксизмально возникающие судороги при экстрапирамидных синдромах следует строго отличать от эпилепсии. Сюда относятся многочисленные виды пароксизмальных гиперкинезов, возникающих в хронической фазе эпидемического энцефалита, из которых чаще всего встречается так называемая «судорога взора». Это — характерные «насильственные движения», об отличии которых от эпилепсии мы говорили выше, обсуждая проблему так называемой «подкорковой» или «стриарной» эпилепсии. Так называемый «лицевой параспазм», развивающийся обычно на фоне или мозгового артериосклероза, или на фоне перенесенного энцефалита, точно так же не имеет с эпилепсией ничего общего, хотя он и может проявляться в виде отдельных судорожных пароксизмов, отделенных друг от друга относительно светлыми промежутками. Распространенные явления так называемой «парадоксальной кинезии» (появления и исчезновения спазмов в специальных условиях моторики), часто встречающиеся при лицевом параспазме, легко позволяют
    отличить эти формы гиперкинезов от эпилептиформных состояний. Более подробно состояния эти описаны в разделе «Местные судороги».

    Легко отличить от фокальных форм эпилепсии и так называемый лицевой гемиспазм, хотя в последнее время и были сделаны попытки объединить эти заболевания. Впрочем, эти попытки (подробнее об этом см. в соответствующем разделе) строились, по-видимому, на том, что в основу их были положены не вполне чистые случаи лицевого гемиспазма. Чистые же случаи этого синдрома имеют явно иное, не эпилептическое происхождение: они отличаются строго выдержанной локальностью периферического типа, после каждого судорожного разряда не оставляют парезов, не обнаруживают характерных изменений биотоков мозга и не поддаются антиэпилептической терапии.

    Ночные эпилептические припадки, особенно у детей, дают иногда повод для смешения сночными энурезами. Помочь в распознавании этих синдромов может то обстоятельство, что если ребенок, страдающий энурезом, помочился ночью в постель, он утром просыпается совершенно здоровым, чувствуя иногда только естественную неловкость от случившегося. Наоборот, после происшедшего во сне эпилептического припадка больной просыпается утром разбитым и с головной болью.

    Точно так же следует различать приступы обычного невротического снохождения от приступов эпилептического автоматизма, о чем говорилось выше.

    Очень большое сходство могут иметь приступы так называемой статической эпилепсии с приступами катаплексии, тем более, что мы часто не наблюдаем их непосредственно, а только знаем о них по рассказу самих больных или их окружающих.

    Для отличия друг от друга этих припадков важно помнить, что приступы катаплексии обычно непосредственно провоцируются какой-либо (чаще приятной) эмоцией, а также что больные, страдающие катаплексией, как постоянное правило, обнаруживают одновременно и эпизодические засыпания в виде характерных приступов нарколепсии. Кроме того, приступ статической эпилепсии длится большей частью короче, чем приступ катаплексии.

    Отличить приступы эпилептического сна от нарколептических приступов обычно не представляет затруднений : приступы эпилептического сна гораздо более длительны, самый же сон при этом значительно более глубок.

    В тех случаях, когда эпилептический припадок начинается с вестибулярной ауры, причем такая аура может появляться и изолированно, естественно, возникает подчас очень трудный вопрос об отличии этих состояний от приступов меньеровского головокружения. Диагностика часто может быть здесь лишь комплексной, с учетом других признаков эпилепсии. Одним из диагностических признаков, по-видимому, может служить и то, что головокружение при эпилептической вестибулярной ауре не зависит от того или другого положения головы и не сопровождается столь сильной вегетативной реперкуссией, как при ангионевротических вестибулярных кризах.

    От приступа мигрени эпилептический припадок отличается по столь большому количеству признаков, что, казалось бы, здесь не должны возникать диагностические затруднения. Тем не менее в ряде наблюдений оказывается, что некоторые проявления так называемой ассоциированной мигрени могут близко походить на эпилептические ауры.

    Подать повод для смешения могут, например, предприпадочные гемипарестезии или скотомы при мигрени. Одним из хороших дифференциально-диагностических признаков может служить различная быстрота генерализации симптома при этих состояниях: мигренозный очаговый симптом распространяется по коре значительно медленнее. Так, указывалось, что мигренозные парестезии, начавшиеся, например, в руке, требуют десятков минут для того, чтобы распространиться по всей половине тела, в то время как аналогичный синдром при джексоновской эпилепсии развивается гораздо скорее. Хорошо известна также медленность, с которой мигренозная мерцательная скотома распространяется по полю зрения.

    В отдельных случаях могут все же возникать определенные диагностические затруднения. Так, Киссел, Арну и Гартман описали недавно наблюдение над одной девушкой, у которой во время месячных появлялись то приступы мигрени, то припадки эпилепсии, причем как тем, так и другим предшествовала одинаковая зрительная аура. Замечательно, что такая же аура могла наблюдаться у нее и в изолированном виде. По этому поводу можно также вспомнить наблюдение Шавани, в котором чередовались приступы офтальмической мигрени и эпилепсии со зрительной аурой.

    Все эти отдельные элементы сходства между обеими болезнями объясняются, вероятно, тем, что хотя ближайший механизм появления той и другой болезни нам и остается неизвестным, тем не менее между ними, очевидно, существует некоторое патогенетическое родство. Это видно хотя бы из частоты вторичных случаев мигрени в семьях, из которых происходят больные эпилепсией, а также из относительно большой частоты сочетания у одного и того же лица эпилепсии и мигреней. Родство обеих болезней подтверждается и фармакологически. Так, выяснилось, что при наличии мигрени достаточно самой небольшой дозы кардиазола, чтобы вызвать эпилептический припадок.

    Наконец, следует иметь в виду, что могут подать повод для диагностических ошибок и приступы особого состояния сознания. Именно, несколько сходные состояния могут наблюдаться при неврозах. Это — кратковременные и обычно совершенно одинаковые нарушения сознания, наступающие иногда у страдающих неврозами, каждый раз под влиянием какой-нибудь стереотипной внешней причины. К таким причинам относятся различные ситуации, требующие или очень сильной концентрации внимания, или очень быстрого перехода внимания с одного на другое. Такова, например, необходимость экстренно переключить внимание в каком-нибудь новом направлении, иногда в условиях снижения тонуса коры, или необходимость фиксировать внимание одновременно в нескольких направлениях, или просто наличие отрицательной эмоции. Больные говорят в таких случаях об «оцепенении», или о «торможении», «замираниях мысли», «удаленности» и т. п., т. е. употребляют определения, очень близкие к тем, как больные эпилепсией описывают свои особые состояния. Вероятно, в основе этих состояний лежит патологическая иррадиация по коре тормозного процесса вследствие слабости внутреннего торможения.

    Эти недостаточно еще изученные состояния часто ошибочно сходят за проявление эпилепсии. Отличаются же они от эпилепсии по ряду весьма существенных признаков.

    Так, состояния эти всегда развиваются с явным поводом, заключающим в себе типичную неврозогенную ситуацию, а именно: перенапряжение нервных процессов или их подвижности. Далее, больные эти не проявляют иных признаков эпилепсии, но обнаруживают постоянно ряд других неврастенических симптомов. Не удается обнаружить у них и характерных для эпилепсии изменений биотоков мозга. Не помогает им и антиэпилептическое лечение, терапия же, направленная на борьбу с неврозом, часто приносит им существенное облегчение.

    Об этих «особых состояниях» невротической природы всегда следует, таким образом, помнить, чтобы избежать необоснованной гипердиагностики эпилепсии.

    profmedik.ru