Какаду стресс

Какаду — очень интересный вид попугаев. Существует до двух десятков подвидов. Самый популярный окрас — белый и серый, хотя встречаются другие. Характерным признаком является гребень на голове. Какаду относятся к крупных попугаев, высота их может достигать 60 см., вес более 1 кг. Живут они долго, до 40-100 лет. Родиной какаду является Австралия и Индонезийские острова. В естественных условиях держатся большими стаями по несколько сотен особей, вместе питаются общипывая листья и кору в поисках семян. Некоторые виды питаются также ящерицами и змеями.

Стаю какаду слышно издалека благодаря сильным звукам которые они издают. Если стая собирает на земле корм, несколько особей остаются на деревьях как сторожа. В случае опасности они поднимают громкий крик предупреждая других.

Также, желательно давать вашему другу необходимое количество животного белка: яйца, сыр. Искусственные витамины давайте только во время линьки и выкармливании птенцов. Обеспечьте попугая достаточным количеством чистой воды, ее надо менять ежедневно. На дне клетки или вольера должен быть слой песка или
Какаду — социальные и обществе попугая, отличаются высоким интеллектом. Это как большой плюс, так и недостаток если вы хотите содержать их в клетках.

Если нет возможности часто выпускать какаду полетать, то лучше не покупайте. Когда этот вид попугаевых чем-то недоволен, имеет стресс, то может выщипывать на себе перья, громко кричать. Это может стать большой проблемой. Чтобы побороть ее на шею птицы надевают специальные воротнички которые не позволяют себя ощипывать, опрыскивают перья жгучим спреем, и др.

В естественных условиях какаду выводят потомство в дуплах деревьев. Самка сносит преимущественно 2-3 яйца, и насиживает поочередно с самцом 30 дней. Вылупливаются маленькие попугайчики голыми и слепыми. Обрастают перьями до трех месяцев. В искусственных условиях выводить этот вид попугаев трудно, это для опытных владельцев птиц имеющих необходимые условия. Как и в большинстве попугаев, желательно чтобы пару они себе выбрали сами. Надо повесить в вольере искусственное гнездо. Именно в вольере, потому что в клетке выводить потомство таких крупных попугаев проблематично.

Какаду имеет очень прочный клюв и прутья в клетке должны иметь необходимую прочность. Поскольку это немаленький попугай, клетка должна быть просторной, птица должна иметь достаточно пространства для того чтобы расправить крылья. Лучше, конечно, это удерживать такую птицу в вольерах: комнатных или уличных. Вольер должен иметь достаточно большие размеры — 4м * 1.5м * 2м. Хорошо, когда прутья в клетке размещены горизонтально а не вертикально. Так попугайчику легче лазить помогая себе клювом.

Желательно чтобы жердочки в клетке были изготовленые из дерева а не из пластмассы. Когда жердочки или игрушки изготовлены из природных материалов, это помогает стачивать когти и клюв попугая. Клетку нельзя ставить: на кухне и в ванной, на протяжении, в комнатах где редко бывают люди. Не нужно ставить клетку по середине комнаты, желательно чтобы клетка стояла у стены, так попугаю спокойнее. Какаду в естественных условиях условиях любят искупаться в воде, поэтому обеспечьте к ней доступ в доме. Можно попробовать опрыскать птичку из пульверизатора.

Какаду не для начинающих. Поскольку это особенно умный вид попугаев, то они требуют к себе соответствующего отношения. Имеют сильный клюв которым могут наказать обидчикам, например кота или собаку. Помните об этом когда у вас маленькие дети. Такие крупные птицы могут наносить сильные удары или укусы. Покупать желательно молодых попугаев и тех родившиеся в неволе. В противном случае возможны проблемы с адаптацией птицы. Поскольку продолжительность жизни какаду сравнима с человеческой, подумайте, сможете ли вы обеспечить его необходимым свободным местом, вниманием и развлечениями. Они могут казалось бы без причины громко кричать, это соседям может не понравиться.

Если вам понравилась статья, то поделитесь пожалуйста с друзьями

www.papuga.in.ua

Этот брошенный какаду был так расстроен, что повыдергивал все свои перья

Попугаи это хрупкие, эмоционально ранимые животные, и какаду по имени Хобби тому не исключение. Дело в том, что владельцы какаду относились к нему соответственно его имени, т.е. как к забавному времяпрепровождению, когда скучно. Когда спасатели из Tallgrass Parrot Sanctuary нашли пропахнущую сигаретным дымом Хобби в куче мусора, она была полностью без перьев.

Ухаживая за собой, попугаи могут выдернуть несколько перьев, но если они находятся в депрессии, то эта их черта может перейти все границы

Это и случилось с Хобби. Из-за сильного стресса попугай выдернул из своего тела все перья, до которых только смог дотянуться

Первым делом новые опекуны устроили какаду теплую ванну, осмотрели всего с ног до головы и накормили свежими клубникой и бананами

Затем они дали ей новое имя — Хави, «поскольку ни одно живое существо не может быть чьим-то хобби»

После месяца, проведенного в приюте, Хави стала чувствовать себя гораздо лучше. Она стал более уверенной в себе и любит всё исследовать

We have decided to change Hobby’s name to Javi, (pronounced «Ha vee») since no living being should be someone’s hobby. She is becoming more confident and loves to explore as long as I’m close by.If anyone would like to donate for Javi’s care as well as the others here in our care you can do so at our website www.tallgrassparrot.org

Posted by Tallgrass Parrot Sanctuary, Inc on 11 октября 2015 г.

Неизвестно, отрастут ли когда-нибудь перья Хави, это сможет показать только время. А пока питомник собирается сшить попугаю несколько теплых свитеров, чтобы тот не замерз зимой.

4tololo.ru

Какаду стресс

  • Лучшие сверху
  • Первые сверху
  • Актуальные сверху

180 комментариев

Да прям новый персонаж для HMM 3

увидел ник и в голову пришло «Obderator»

Да сударь приунылъ

Вспомнилась старая шутка.

Один кот может обоссать всё в доме, кроме самого себя.

Два кота могут обоссать в доме абсолютно всё.

Это я о чем. Ему друга надо подсадить, чтобы с головой помог.

Зато каков результат! два лысых попугая!

Хм. Навязчивые мысли о гомосексуализме даже там, где на него намека нет. Я бы на твоём месте насторожился.

Если он сам, то почему тогда станок бритвенный рядом лежит?

так тут и не написано что «он сам», просто написано что «может» )

Это больше похоже на чесалку, вроде фурминатора

у него депрессия ведь.

Я буду звать тебя Бульйончик.

Легендарный Лунный Скульптор?

А разве он не Супчиком своего питомца назвал? )

Он всех своих куриц назвал в честь разных блюд. Например курицу которую он подарил Союн, назвал Наполовину жареный наполовину вареный.

На половину жареная на половину со специями же)

Кто читал все тома ответьте, он жахнет Союн или нет?

ну хоть немного продвинулись отношения?

ответ ты уже знаешь

Ну так и ранобе не про отношения. И вообще он больше деньги ценит, чем какие-то там отношения и девушки. К нему там известная пианистка клинья подбивает, а ему хоть бы хны)

да и авторы не любят отношения развивать

сколько сейчас всего томов?

Больше 40 это точно.

по рецепту врача!

Не совсем корректное описание в посте.

Вот что говорят на сайте одной из ветеринарных клиник:

Причины самоощипа у попугая

Принято считать, что выщипывание перьев — исключительно проблема поведения, вследствие неправильного содержания, а так же скуки и приступов агрессии.

Однако, при вскрытии птиц, погибших от самоощипа, обнаруживали:

аспергиллёз (поражение плесневыми грибами)

жировую дистрофию внутренних органов

Поэтому возникло мнение о возможной связи между проблемами в поведении птицы и данными заболеваниями. Но ещё продолжается спор, являются ли эти проблемы со здоровьем прямой причиной выщипывания перьев у попугая, или всё же причина скрыта нарушении правил содержания птицы и её душевной фрустрации (расстройство психического состояния).

m.pikabu.ru

Самые первые впечатления были, конечно, по фотографиям. “Ну, что вы! – сказал Роман по телефону, — на фотографиях она не очень получилась. На самом деле, она еще красивее. Вы приезжайте посмотрите”. Мы приехали и посмотрели. Она и в самом деле была еще красивее. Даже по сравнению с белым какаду. Даже по сравнению с розовым.

Розового какаду нам предложили погладить. Это, конечно, тоже произвело впечатление. Огромная (в два-три раза больше нашей) спокойная птица. Произвело впечатление также и то, что нашу птицу нам гладить не предлагали.

А еще Роман сказал, что она пахнет нарциссом.

Точнее вечер. Пока доехали, наступил вечер. Всю дорогу мы волновались за нее: как она перенесет такой длинный переезд, как переживет расставание с прежним хозяином, как воспримет новое место жительства. Такой стресс, такой стресс!

Птица и в самом деле первые пятнадцать минут волновалась. Потом поела из наших рук зерен граната. Потом на кусок банана я переманил ее из маленькой (дорожной) клетки в большую. А в большой клетке она поела орехов, разбросала кусочки фруктов и стала прыгать на жердочке и радоваться жизни. Мне бы такие нервы! Я бы, может быть, тоже прожил триста лет.

Ночь, правда, прошла беспокойно. Ходила она что ли по клетке? Всю ночь грохотало.

Если не ошибаюсь, птица около года прожила у Романа, а до этого у нее был по крайней мере еще один хозяин. Так что речь шла не о приручении, а лишь о привыкании. Сидящая в клетке птица вела себя достаточно дружелюбно (что не помешало ей, не теряя дружелюбия, укусить по одному разу до крови жену и меня), и в конце недели мы решили попробовать ее выпустить.

Из письма другу: “…На наш взгляд, птица достаточно быстро осваивалась, и в субботу мы решили первый раз выпустить ее из клетки. Вспоминая пугливого волнистого попугайчика, мы страшно переживали, как наша бедная беззащитная птичка перенесет этот новый стресс. Птица действительно первое время нервничала (бегала по потолку клетки), но через некоторое время освоилась.

Роман уверял нас, что какаду — они как танки (и в смысле здоровья, и в смысле нервной системы). Мы получили возможность понаблюдать танк в действии. Выбравшись из клетки птица выбрала самую высокую точку в комнате: люстру. Полетела и уселась на ней. Люстра ей страшно понравилась. Птица весело кричала, раскачивалась как на качелях и грызла кронштейны. На люстре попугаям не место. Васю (волнистого попугайчика – А.С.) можно было бы согнать громким криком или резким взмахом руки. Большая птица на такие вещи не велась. Я встал на табуретку и попытался согнать ее руками. Мне дали понять, что еще немного и меня укусят. Учитывая, что в первый день попугай прокусил Лиле ноготь, а во второй — мне палец до крови (причем, в моем случае я даже не уверен, что это было проявлением агрессии) я решил не трогать птицу руками.

Вася не любил, когда на него брызгали из пульвелизатора. Большая птица не моргнула даже глазом.

В конце концов я решился страшно напугать бандитку и неожиданно включил свет в люстре. Потом выключил. Потом опять включил. Потом резко выключил-включил несколько раз подряд. Я, кажется, уже упоминал о танке?

Где-то мы читали, что провинившегося попугая можно шлепнуть сложенной газетой, но наверное я был недостаточно быстрым. Птица каждый раз успевала в нее вцепиться.

Наконец, мы вспомнили, что еще попугаям положено бояться глазастых игрушек. У Вадюши есть несколько героев «Улицы Сезам». Трудно было бы подобрать более глазастых существ. Надо сказать, что с одной игрушкой Дуся (рабочее название птицы) приготовилась биться насмерть. Но совместного наступления Элмо и Зелибобы она не выдержала и улетела на книжный шкаф, где тут же принялась грызть пластиковый горшок с цветами. На нас она, похоже, не обиделась.

Скромные герои «Улицы Сезам» теперь живут на люстре.”

В течение дня мы трижды выпускали птицу Дусю погулять и к вечеру нагулялись до полного изнеможения. Птица же ни капли не устала и не утратила ни ровного веселого настроения, ни отменного аппетита.

Мы ведь как рассуждали: раз попугаи так хорошо умеют лазить, – значит, они должны плохо летать. Особенно большие (живший у нас до этого волнистый попугай летать как раз умел). Рассказы владельцев жако, чьи питомцы предпочитали перемещаться пешком, это как будто подтверждали. И мы с нетерпением ждали, когда наш попугай какаду освоится и начнет ходить вместе с нами по квартире. А попугай какаду летала с клетки на книжный шкаф через всю комнату и обратно, а по примыкающему к клетке дивану ходила, только если какое-нибудь лакомство предложишь или шейку погладить пообещаешь. “Это она еще не освоилась”, — думали мы. Приставляли к дивану наклонную доску и пытались заманить птицу на ковер орехами и семечками. Птица осваивалась. Совершала все более длинные беспосадочные перелеты по комнате, наматывала круги, иногда резко изменяя направление в горизонтальной, в вертикальной или в горизонтальной и вертикальной плоскости одновременно. Налетается, сядет на клетку, разинет клюв и, довольная, дышит как собака громко, часто. На ковер по наклонной доске она тоже иногда спускалась, но только по делу. Спустится, возьмет предлагаемые семечки или орехи, а есть их летит на клетку или шкаф. (Если ест на шкафу, то все очистки потом обязательно сбросит вниз. Сама аккуратность.)

Нет, ну не тупые же мы, в конце концов. Догадались через некоторое время, что летать Дуся умеет. Но вот вопрос, а когда же она по квартире то будет за нами ходить? Ведь это только ее комната у нас достаточно большая. Во всех остальных помещениях крупной птице особо и повернуться негде. Вот, например, коридор. Узкий и темный. В кухню поворачивает под прямым углом. Волнистый попугай и тот в свое время далеко не всегда вписывался в этот поворот.

Крупная птица очень интересовалась коридором. Подойдет по шкафу к выходу из комнаты и внимательно смотрит нам вслед. “Вот начнешь ходить – будем брать тебя с собой на кухню”, – объяснял я ей. Я еще плохо знал нашу птицу.

Как-то вечером, находясь в кухне, я услышал звон и грохот. Иван-царевич, услышав аналогичный шум, сразу понял, что “это его лягушонка в коробчонке едет”. Я тоже догадался, кого сейчас увижу. И не ошибся: в блеске и славе с хлопаньем крыльев и потоками воздуха она влетела в нашу крошечную кухню. Что будет дальше, я тоже догадывался. Я уже ясно видел, как охваченная паникой птица бьется о стены, натыкается на мелкие и крупные принадлежности быта, роняет их на пол, падает на пол сама, снова взлетает и снова бьется о стены, натыкается на предметы обихода и снова падает… Повторяю, я еще очень плохо знал нашу птицу.

Ни на что она не наткнулась. Никуда не упала. Ударами крыльев смахнула на пол совсем немного. Хотя и страшно напуганная в панику не впала и, быстро сориентировавшись, села на край холодильника. Я осторожно подошел. Она осторожно перебралась мне на плечо и позволила отнести себя в комнату, где тут же перелетела на клетку.

Люди после таких встрясок принимают лекарство или пьют водку. Дусе я предложил половинку грецкого ореха. Подействовало очень хорошо. Лучше лекарства. Лучше водки. Через пару минут Дуся доела орех и снова начала летать, играть и безобразничать. И снова повторю, мне бы такие нервы!

С тех пор прошло несколько месяцев, в течение которых мы узнали, что наш попугай какаду способен совершать практически любые повороты и виражи, может зависать в нужном месте в воздухе, может остановиться, повернуться на 180 градусов и отправиться в противоположном направлении, обладает молниеносной реакцией и мгновенно ориентируется даже в незнакомом помещении. И, наконец, мы поняли: какаду не ходят, они – летают! Ну, не тупые же мы, в самом деле.

Бог с ней, с ходьбой! В конце концов, мы можем и сами возить Дусю по квартире на своем плече. (Как пираты.) Надо только уговорить ее зайти к нам на плечо. Но уговорить то как раз и не получалось. День за днем мы демонстрировали ей плечи, стучали по ним, придвигали поближе, звали и заманивали. Дуся с интересом наблюдала, как мы корчим из себя идиотов, явно получала от этого удовольствие, но на плечо не шла. Притворялась тупой, делала вид, что не понимает, зачем вообще у людей могут быть плечи и, как выяснилось впоследствии, бессовестно врала. Просто девушка еще была не готова. Мы должны были, как часто говорят девушки, “лучше узнать друг друга”.

Что мы и делали во время кормежки, полетов, прогулок по дивану, купания. (Из письма другу: “В прошедшие выходные обнаружили у нашей Дуси третий способ проявления удовольствия. Первый, это когда кто-то входит в комнату и начинает с ней разговаривать. От радости птица кивает головой и прыгает на жердочке. (Прыгает так, что пару раз уже с нее навернулась.)

Второй, это когда говоришь ей: «Иди, шейку поглажу!» Она идет подставляет шею и, пока гладишь, даже, кажется, не дышит.

Так вот третий. Положено при низкой влажности птиц хотя бы обрызгивать из пульвелизатора. Сначала, пока я брызгал, она просто сидела, а потом начала (как бы это изобразить на бумаге?), начала медленно делать «Вау!» Разворачивала крылья, раскрывала хохол и медленно-медленно поворачивалась, наклонялась и тащилась, тащилась. ”)

Примерно через месяц нам удалось заманить Дусю огрызком от яблока к себе на плечо. Всю неделю по вечерам мы чем-нибудь приманивали птицу и потом катали ее на себе по комнате. В коридор она выходить боялась, видимо, сохранила неприятные воспоминания о полете.

А в субботу, опять в субботу, состоялся контакт. Дуся сама прилетела и села мне на плечо. И мы с ней прошли по квартире, побывали в коридоре, во второй комнате, в ванной, на кухне, а потом даже вместе помыли полы. С тех пор мы поняли, что имел в виду Роман, когда писал, что какаду очень добрые и ласковые со своими хозяевами. И теперь каждый вечер, когда кто-нибудь из нас возвращается домой, Дуся скорее летит к нему на плечо, радуется, вытягивает шею, осторожно берет за ухо и тихо щелкает в него языком.

Жертвы и разрушения

То, о чем всегда хотят узнать, но стесняются спросить люди, никогда не державшие дома птиц, это как обстоит у этих птиц дело с отправлением естественных потребностей. Другими словами, на кого и как часто птицы гадят.

Из письма другу: “Как правило, птицы действительно делают это где и когда приспичит. Но вот Дуся, чем бы она там ни была занята на шкафу или на диване, в нужные моменты прилетает или забирается на клетку и нужду справляет только там. Тут, правда, есть одно, но очень существенное исключение: если она сидит у тебя на плече, то ни за какими надобностями она уже никуда не пойдет, все сделает, не отходя от кассы. Утешает одно. Вася в основном сидел у нас на голове. А Дуся все-таки предпочитает плечо. Большое ей за это человеческое спасибо.”

Жить с этим можно. В конце концов, попугай во время еды производит примерно в десять раз больше мусора, чем во время обратного процесса. Или в сто, если клетка открыта, а попугай в хорошем настроении. Наша Дуся, кстати, всегда в хорошем настроении, поэтому практически каждый вечер мусор в ее комнате приходится собирать пылесосом. А на кухне каждый вечер подметать. Потому что Дуся, сидя у меня на плече, ужинает вместе с нами, и те объедки, которые не попали мне за шиворот, конечно же, падают на пол. Птица она у нас, как я уже говорил, очень аккуратная и, поев, обязательно тщательно вытирает клюв. Об меня.

Клюв. Он производит впечатление на всех, кто его видел. При первом знакомстве нам продемонстрировали, с какой легкостью он прокусывает до крови. Первая кровь оказалась и последней. Во время налаживания контакта птица, бывало, в азарте кусала нас, чем-то слишком увлеченная, но уже не так сильно и никогда не позволяла себе этого в минуты полного самоконтроля. Сейчас, когда контакт установлен, Дуся, как было уже сказано выше, добрая и ласковая. Своих она не кусает. Что бы ни случилось. Как бы ни разошлась. Здесь, правда, тоже есть одно исключение. Я позволяю Дусе грызть мои футболки, что она с удовольствием и делает. Иногда сквозь футболку нечаянно кусает и меня. Иногда больно.

Не могу сказать, чтобы в обычной жизни я отличался особо примечательной внешностью. Но вот видели бы вы меня вечером на кухне в футболке, прогрызенной во многих местах, об которую несколько раз вытерли клюв, на которую пару раз справили большую и малую нужду, — уж я бы произвел на вас впечатление! И Соломон во всей славе своей не одевался так.

Если меня и футболки по какой-то причине под рукой нет, погрызть можно и что-нибудь другое. Не то, чтобы Дуся делала это часто и злостно, но с ее то клювом! С ее то клювом она вгрызается в мягкие породы дерева с той же легкостью и удовольствием, что я в огурец. С ее клювом достается и твердым породам дерева. С ее клювом, говорю я, нет-нет, да и откусишь что-нибудь то здесь, то там. Особенно, конечно, приятно, если откусывать это ей строго-настрого запретили. (Из письма другу: “Помнишь, я писал, что наша птица очень плохо понимает слово «нельзя». Я был неправ. Слово то она как раз понимает прекрасно (даже головой кивает, когда на нее ругаешься). И вот сделать то что нельзя — это еще один кайф. Четвертый.

В основном, нельзя конечно что-нибудь погрызть. И Дуся пытается утащить с Вадюшиного стола ручки, линейки, ластики, а лучше всего, карандаши. В основном, мы конечно пытаемся это все отобрать, и тут птица проявляет удивительную силу и ловкость, уворачиваясь, крутя и размахивая клювом с добычей. Иногда мы таки разрешаем ей оставить себе карандаш. В эти минуты птица живет полной жизнью.

А недавно за ужином (а Дуся, дожидаясь зеленого чая сидит у меня на плече, орет в ухо и грызет иногда футболку, а иногда скозь нее и меня) птица утащила со стола нож. Знаешь, такой хороший тяжелый нож из кованной стали. Очень острый. С ножом в клюве она уселась у меня на плече и тут же проявила удивительную силу и ловкость, уворачиваясь, крутя и размахивая клювом с добычей. ”)

В конференции часто пишут о том, каким ужасным криком может кричать дикий не прирученный жако. Я не знаю, как кричит жако. Я не слышал. Но “спокойный” крик малого желтощекого какаду зимой при закрытых окнах слышен, по крайней мере, в 50 метрах от дома. Дусин голос сам по себе достаточно резкий и достаточно громкий вместе дает сочетание, способное, кажется, резать стекло и керамику. И это, напомню, ее спокойный, тихий крик. Есть и громкий. Как бы объяснить, на что он похож? Вот если бы у меня был хвост, а мне бы этот хвост прищемили дверью, а я бы при этом еще и охрип, то, будь в моих легких побольше силы, я бы, наверное, примерно так и закричал. К счастью, Дуся кричит нечасто. “Спокойным” голосом чего-нибудь просит или кого-нибудь зовет. Иногда, сидя на плече одного из членов семьи, зовет из другой комнаты другого. Если в этот момент, она сидела на вашем плече, в ухе потом некоторое время звенит. “Громким” голосом она, похоже, выражает полноту жизни. В ухе от этого крика не звенит. С непривычки только кровь в жилах стынет.

Вот, кажется, и весь ущерб, наносимый отдельным какаду отдельно взятой семье и ее дому. Как ни трудно поверить в это людям, никогда не державшим у себя птиц, ущерб этот с лихвой окупается. Он окупается.

Из рекомендованной Романом зерновой смеси Дуся первым делом съедает арахис, затем семечки, затем кукурузу. Иногда ест ломтик банана или яблока. Но если ей удается отобрать у нас огрызок или целое яблоко (с крупным яблоком в клюве она может не только забраться ко мне на плечо, но даже пролететь небольшое расстояние), то все это крошится и разбрасывается в разные стороны с одной единственной целью: извлечь и съесть несколько семечек. С большим удовольствием наша птица ест гранатовые зерна, но сочную оболочку она аккуратно снимает и выбрасывает, а питается оставшимися зернышками. Больше всего, кажется, она любит грецкие орехи.

За семейным ужином Дуся, если представляется такая возможность, ест картошку, гречневую кашу, семечки из огурцов, тушеные кабачки. Готова засовывать голову и пить из наших чашек любые напитки, но больше всего любит зеленый чай. Хороший китайский зеленый чай (“Чай, кофе и другие

колониальные товары”, Камергерский переулок, дом 3). Дуся и сам чай с удовольствием пьет, и оставшуюся на дне чашки травку ест.

(Более позднее примечание. Сейчас уже можно точно сказать, что Дуся предпочитает напитку именно саму травку и очень ее любит. Под настроение может съесть 2-3 чайных ложки. В зеленом чае, как известно, очень много витаминов.)

Волнистый попугай Вася, который жил у нас раньше, с ногами лез в любую тарелку, что бы в ней ни лежало. Дуся негодные ей в пищу продукты полностью игнорирует. Правда, был один случай. Взалкала наша птица. Захотелось ей горячих пельменей. Уж как мы ее уговаривали, уж как мы ей объясняли, что попугаи это не едят. Вотще! Дайте и все тут! В конце концов, мы, конечно, сдались и позволили Дусе схватить пельмень. Она у нас не разговаривает, но с помощью мимики и жестов может передать любые эмоции, выразить практически любую мысль. Уж не знаю, какого вкуса, она ожидала от пельменя, но, надкусив его, всем своим существом очень четко выразила: “Oh, shit!” Уронила пельмень на стол, потерянно побрела прочь, потом, все еще пребывая в состоянии шока, вернулась отнесла и положила его обратно в тарелку.

Наша Дуся – сангвиник. Наша Дуся – танк. Словно маленький ребенок она всегда в отличном настроении, ее так и распирает от избытка энергии. Но маленькие дети, даже самые живые и стойкие, иногда устают, огорчаются, обижаются и капризничают. Дуся не устает. Никогда не грустит. Не огорчается, не обижается, не капризничает, не раздражается, не злится. Крайне редко проявляет нетерпение, а задумчивой бывает только иногда в дневные часы, когда происходит положенный спад активности. Тогда и только тогда она тихо сидит на жердочке на одной лапе с открытыми глазами, но как будто дремлет. Вторую лапу она либо поджимает, либо задумчиво чешет ею в затылке. В остальное время наша Дуся – сангвиник, наша Дуся – танк.

Настойчивость в достижении цели у нее поразительная. Если, допустим, Дусе захотелось попить чаю, вы можете бесконечно объяснять ей, что чай еще очень горячий, переставлять чашку, закрывать ее руками, не пускать к чашке Дусю – все будет тщетно. Если птица захотела выпить чаю – она будет пить чай. А если ей покажется, что было бы очень прикольно позасовывать голову мне за пазуху, – она будет засовывать голову мне за пазуху. И будет, и будет, и будет. И будет засовывать голову мне за пазуху. Пройдет пять минут, десять, пятнадцать, а она все с тем же воодушевлением будет предаваться все тому же занятию. И будет, и будет, и будет, пока в голову ей не придет новая идея, к осуществлению которой птица приступит все с тем напором и энергией.

Иногда энергия перехлестывает через край и Дуся учиняет дебош. Как правило, на кухне. Ложки, вилки, салфетки, крышечку от чайника, фрукты, ножи, прочую утварь раскидывает в разные стороны, подтаскивает к краю стола, сбрасывает вниз и, раскрыв хохол, смотрит, как это все падает, слушает, как гремит. Все, что сделано из дерева или пластика, норовит погрызть, причем погрызть норовит несколько предметов сразу. На предупреждающие окрики оборачивается, энергично кивает и продолжает грызть, опрокидывать и разбрасывать. И только когда выйдешь из себя, встанешь во весь рост и – бессмысленный и беспощадный – заорешь на нее дурным голосом, вот тут она все поймет, улетит в свою комнату и будет там сидеть тише воды и ниже травы. Секунд двадцать. А на двадцать первой секунде коза-дереза вернется и начнет все сначала.

Впрочем, насчет полного роста и дурного голоса это я приврал немного. Так, действительно, бывало раньше. Сейчас достаточно просто рассердиться – Дуся сразу почувствует и улетит. А вот пока ты по-настоящему не рассердишься не помогут никакие театральные эффекты. Можно кричать, размахивать руками и разными предметами – вотще. Станиславский в перьях не верит. Действует только подлинное чувство.

Еще одну, нет, две черты хотелось бы упомянуть: привязанность и деликатность. Привязанность. При всей своей независимости, самостоятельности и крутости Дуся, это самодостаточное существо, прекрасно может обходиться без общения. Может, но не хочет. Пока мы дома – она всегда с нами: в кухне, в комнатах, в ванной (потребовалось несколько месяцев, чтобы она осознала, что в туалет ее не берут). Есть, кричать, играть, дремать, даже шкодить Дуся предпочитает в нашем обществе и желательно у кого-нибудь на плече. Роман сравнивает какаду с собаками. За всех какаду не скажу, не знаю. Но наша птица прыгает от радости при виде хозяев, приходит и просит, чтобы ее погладили, временами бросается кусать наших (воображаемых) обидчиков и готова часами мусолить мне ухо, уютно сидя на плече.

Теперь деликатность. В выходной день, каким бы ярким и солнечным ни было утро, как громко бы ни пели за окном птицы, сколько бы мы ни спали, никогда, слышите, никогда Дуся не начнет кричать, шуметь, даже шуршать, пока кто-нибудь из нас не проснется. И за это ей еще одно большое человеческое спасибо.

Мало того, что Дуся не говорит, она, похоже, и не собирается. Она вообще не стремится копировать звуки, она и к звукам-то равнодушна.

Волнистый попугай Вася отзывался у нас на любое звяканье, бряканье, любой шум. Чирикал под музыку. Телевизор готов был смотреть часами. А уж стоило за окном запеть птичкам, как он, даже в клетке накрытой темной материей, начинал подпевать им со всей своей попугайской дури.

Дуся не такая. Посторонние звуки ее не возбуждают. К телевизору она равнодушна. На пение птиц за окном никакого внимания не обращает. В этом, кстати, мы видим большой плюс. Если бы Дуся ранним летним утром вздумала бы птицам подпевать, уж и не знаю, как бы можно было ее угомонить.

Наш попугай какаду и звуков издает немного. Помимо двух вышеперечисленных криков есть еще скрип, шипение, “кудахтанье”, “мяуканье” — и это, кажется, все.

Но при всем при этом Дуся с нами общается! Язык тела у нее удивительно выразительный.

Свойственное попугаям стремление подражать птица тоже реализует в основном с помощью мимики и жестов. Дуся пьет из чашки, ест из тарелки, из ложки (нет-нет, я не говорил “из тарелки ложкой”, по отдельности: либо из тарелки, либо из ложки, ложку, правда, держит самостоятельно). Смеется вместе со всеми: раскрывает хохол, трясется (как бы от смеха), издает похожие булькающие звуки.

У Дуси стальные нервы. Она не боится темноты и огня. Ее не пугают громкие звуки. Работающий рядом пылесос оставляет равнодушным, а под феном она с удовольствием сушится после купания в прохладные дни. Играя, ее можно с головой накрыть какой-нибудь тряпкой, из-под которой она выберется, сохраняя полную невозмутимость. Ее все-таки могут напугать большие игрушки или незнакомые мужчины, но и в этом случае Дуся не отступает: она раскрывает хохол, шипит и кусает игрушки за нос. А вот поставьте в коридоре в уголке какую-нибудь незнакомую коробку (допустим, из-под торта) и птица перестанет летать через коридор. Может шарахнуться при виде новой табуретки. Во время уборки мы сняли полки, на которых она обычно сидит, и поставили их при входе в кухню. Даже на нашем плече Дуся отказывалась войти на кухню. Это странно, но иногда даже удобно. Такой страшный для птицы предмет мы кладем на те вещи, которые грызть не положено. Действует. Но только на время. Дуся обязательно будет преодолевать свой страх: пролетать все ближе к страшному предмету, зависать над ним, садиться на него, беспощадно его грызть. Исключение есть и здесь: Дуся прожила у нас почти год, но по-прежнему приходит в ужас при одном виде гладильной доски.

А вот еще странность. Достаточно мне, сев на диван, сцепить пальцы рук на затылке, как Дуся, бросает все дела, летит, садится сверху и начинает по мне топать. Походит-походит, поднимет ногу и топ-топ-топ. Еще походит и снова топает. И снова. И снова. Сколько хватает терпения сидеть (когти острые, рукам больно), столько она будет хлопотать. Расцепишь руки – вернется к своим делам. Снова сцепишь – снова летит и снова топ-топ-топ. Гнездо она что ли из моих пальцев строит?

Ко всем посторонним Дуся относится настороженно. Но вот зашла к нам в гости одна знакомая. При виде ее Дуся начала радостно прыгать на жердочке, а когда открыли клетку – тут же уселась у нее на плече. Зашла наша знакомая через пару недель – и снова стала для Дуси посторонней, к которой нужно относиться настороженно.

Уезжая в отпуск на неделю, мы очень волновались, как Дуся перенесет разлуку. Правда, каждый вечер ее навещал и даже выпускал погулять мой отец (тоже не чужой для нее человек). И все-таки мы волновались. Волновались зря. В наше отсутствие Дуся вела себя очень спокойно. Через неделю встретила нас с самым невозмутимым видом. Как ни в чем не бывало, вылезла из клетки, села ко мне на плечо и поехала на кухню заваривать и пить зеленый чай и есть оставшуюся на дне чашки травку.

Судя по конференции, многие, ну, или, по крайней мере, некоторые владельцы попугаев спорят относительно пола своей птицы и не могут прийти к единому мнению. Сомнений относительно Дусиного пола не возникает. Юный возраст, кстати, тоже легко угадывается.

В конференции были вопросы о клетке. В двух словах:

Открывается и сбоку и сверху. Сверху устанавливается своя жердочка (на фотографиях видно) и птице очень удобно на нее садиться.

Клетка на колесиках.

При необходимости ее можно разобрать.

    Летом клетка не проходит на балкон (зимой, впрочем, тоже не проходит).

Клетка не проходит и в дверь ванной.

По причине указанной выше, мы не поливаем Дусю из душа, а обрызгиваем из пульвелизатора. Свой плюс в этом тоже есть: птица купается только, когда сама этого хочет. Хочет она, как правило, 1-2 раза в неделю и купается с огромным удовольствием: разводит крылья, повисает вниз головой (см. фото), вообще всячески выеживается. Просит брызгать на нее до тех пор, пока не станет полностью мокрой. К нашему удивлению, даже в таком виде она очень прилично летает. Если в комнате холодно, с не меньшим удовольствием сушится под феном.

На пол в своей комнате она все-таки иногда спускается. Ходит с видом “деловой колбасы” или с увлечением возит клювом по ковру (шагает вперед, а клюв как бы едет). Мы различаем у нее три вида аллюра: шаг, движение вприрыжку и прыжки на двух ногах. Иногда одно переходит в другое.

www.my-hobi.ru