Катасонова елена депрессия

Мангалекторий

Теория для практики

Опубликовано

Японская комикс-культура: на пути к покорению мира [часть 2]

Что касается нашей страны, то из арсенала японской массовой культуры представлено практически все, что хотя бы в той или иной степени популярно в мире. Первым официально изданным в России был манга «Ранма 1/2». На данный момент в нашей стране существуют всего два легальных и несколько нелегальных издательств по выпуску этой продукции, однако нет на нее и большого спроса, который в значительной степени перекрывается растущей популярностью анимэ. Те же, кто проявляет интерес к этому виду искусства, удовлетворяют его через Интернет, через сеть «отаку». Читать далее →

Японская комикс-культура: на пути к покорению мира [часть 1]

Новое восприятие Японии и ее культуры в ХХI в. формируется во многом феноменом последних двух десятилетий – комикс-культурой: мультипликационными фильмами (анимэ) и популярными комиксами (манга). Сегодня со всей уверенностью можно констатировать, что этот феномен стал главным каналом влияния на значительное число проектов в культурной сфере многих стран мира. Он определяет основной вектор развития интеграционных художественных процессов и формирует действительно новое восприятие мира с учетом «восточного фактора». Читать далее →

ЯПОНИЯ: ПОП-ДИПЛОМАТИЯ И ПОП-КУЛЬТУРА

Япония меняется буквально на глазах. Бесспорный экономический гигант, абсолютный мировой лидер в области новейших технологий, автомобилестроения и в других областях — этот недавний образ Японии сегодня требует значительной корректировки. Затянувшаяся на десятилетия экономическая депрессия 90-х годов XX в., растущая конкуренция на мировых рынках со стороны стремительно развивающихся государств Азии (в первую очередь, Южной Кореи, Китая), а также другие факторы в значительной степени пошатнули ее мировые экономические позиции. Однако в своем стремлении сохранить за собой лавры лидера и по-прежнему активно влиять на мировые процессы Япония в XXI в. кардинальным образом меняет свои международные ориентиры, все более решительно стремясь обрести мировое признание на поприще массовой культуры. Читать далее →

Страна комиксов

Японию часто называют страной комиксов, поскольку комиксы читают все — от мала до велика, читают везде — в метро, электричках, кафе и на работе, читают всегда — в любое время суток. Манга — это искусство и развлечение, это умственный и эмоциональный труд и в то же самое время отдых от повседневных проблем. В этой связи возникает вполне закономерный вопрос о том, что происходит сегодня в мире современных японских комиксов-манга? Каковы их форматы, жанры, стили? Постараемся вкратце ответить на эти вопросы. Читать далее →

Музыка для анимэ

Сегодня влияние анимэ простирается далеко за рамки этого вида визуального искусства, подчиняя себе и многие другие направления массовой культуры, в том числе и музыкальное, диктуя продюсерам свои коммерческие законы, композиторам — новые художественные идеи и новые направления творческих поисков, а исполнителям — последние актуальные тенденции сегодняшнего дня.

Музыка для анимэ, а также видео- и компьютерных игр в наши дни чуть ли не самый востребованный в Японии популярный музыкальный жанр, который японцы открыли для себя благодаря сериалу «Гиперпространственная крепость Макросс» и его песне «Где ты, наша любовь?» недавно ушедшего из жизни композитора и актера Като Кадзухико, ставшей, по существу, первым японским музыкальным шлягером. Читать далее →

mangalectory.ru

Чему России полезно поучиться у Японии

Елена Леонидовна, несмотря на то, что мы будем обсуждать Японию, свой первый вопрос я хочу задать о России. Сегодня наша страна намерена вновь активно использовать «мягкую силу». Что потенциально мы можем задействовать на этом поприще?

Елена Катасонова: Действительно, в феврале 2013 года термин «мягкая сила» впервые обрел свое юридическое оформление в новой редакции концепции внешней политики России. И это, возможно, поможет вновь привлечь должное внимание к проблемам культурной и общественной дипломатии в нашей стране.

Ведь еще остались люди, которые долгое время работали на этом поле, имеют контакты и знания, и их опыт грех не использовать. К сожалению, в 1991 году многие общественные и культурные контакты с Японией были прерваны. Все общества дружбы оказались в кризисной ситуации, которая к настоящему времени уже отчасти наладилась, стабилизировалась. Но главной и трудноразрешимой проблемой остается достаточно почтенный возраст членов этих организаций, который на сегодняшний день, возможно, уже превышает 80 лет. А молодежь не приходит.

Сегодня явно наметился переход к локальным профессиональным контактам, создаются общества по интересам. К примеру, мои японские друзья активно занялись изучением Рихарда Зорге и создали Японо-российский центр исторических исследований. Удивительно, но мы, россияне, куда меньше знаем о нем, чем сами японцы. Например, о том, что Зорге был талантливым геополитиком и экономистом. И они активно изучают его научное наследие. Группа эта уже работает лет пятнадцать, переводит книги, статьи. Их симпозиумы проходили в Японии, России, Монголии, Германии, Китае. И, думается, подобные новые частные инициативы следует всесторонне поддерживать и поощрять.

И все-таки нам нужно использовать традиционную культуру или искать новые формы?

Елена Катасонова: К сожалению, для привлечения современной молодежи нам мало, что предложить. Поэтому, конечно, мы должны быть в активном поиске. Но наша поп-культура находится на достаточно низком уровне, хотя гастроли, скажем, в Японии таких коллективов, как «Тату», «Мумий Тролль» вызвали теплый прием у местной молодежи. Даже появились целые группы фанатов этих музыкальных исполнителей. Но это — лишь отдельные примеры, и то весьма редкие. По большей части, ничего кроме фольклорного искусства и классики, пока предложить нечего.

Как мне кажется, часто наши внешние проблемы наталкиваются на внутренние. К сожалению, в России пока нет до конца продуманной и хорошо выстроенной молодежной политики, не создано надлежащих образцов молодежной культуры. В том числе поэтому наши подростки так увлечены японской культурой. Трудно использовать «мягкую силу» только вовне, если она не опирается на что-то истинное в своей стране.

Нужно признать, Советский Союз умел использовать «мягкую силу»?

rg.ru

«Бабий век. » — повесть, изданная не только в России. Переведённая на многие языки, она оказалась близкой читателям разных стран: героиня повести всей своей жизнью опровергает известную русскую поговорку.

Повесть «Ах, кабы на цвет. » издаётся в книге впервые.

«Бабий век. » — повесть, изданная не только в России. Переведённая на многие языки, она оказалась близкой читателям разных стран: героиня повести всей своей жизнью опровергает… Развернуть

`Всего превыше — верен будь себе. Тогда, как вслед за днем приходит ночь, ты и другим вовеки не изменишь`. Это сказал Шекспир. Не изменяй себе, не предавай любовь, иначе до конца своих дней будешь жалеть горько и безнадежно… Читайте новый роман

`Всего превыше — верен будь себе. Тогда, как вслед за днем приходит ночь, ты и другим вовеки не изменишь`. Это сказал Шекспир. Не изменяй себе, не предавай любовь, иначе до конца… Развернуть

Новая книга Елены Катасоновой состоит из романа, повести и двух рассказов. Все произведения объединены общей темой: поиск своего места в жизни. «Кому нужна Синяя птица» — роман о любви, столкновении разных образов мышления: творческого и потребительского. Повесть «Бабий век — сорок лет» продолжает тему «Птицы», повествуя о сложной жизни современной женщины-горожанки. Идея рассказов «Сказки Андерсена» и «Зверь по имени Брем»: «Мы живы, пока нам есть кого любить и о ком заботиться».

Новая книга Елены Катасоновой состоит из романа, повести и двух рассказов. Все произведения объединены общей темой: поиск своего места в жизни. «Кому нужна Синяя птица» — роман о… Развернуть

Новая книга Елены Катасоновой — это история любви одаренной виолончелистки и поэта, любви, способной преобразить жизнь человека и наполнить ее новым смыслом. История о том, как пробуждается неподдельное, прекрасное чувство, которое на протяжении столетий воспевали поэты…

Новая книга Елены Катасоновой — это история любви одаренной виолончелистки и поэта, любви, способной преобразить жизнь человека и наполнить ее новым смыслом. История о том, как… Развернуть

Нет, даже на заводе, где не один год работала Натка, так никогда не выражались — во всяком случае, при женщинах, которых все чаще называют дамами. Здесь выражения никто не выбирал. Впрочем, и юные леди от джентльменов своих не очень отставали.

Нет, даже на заводе, где не один год работала Натка, так никогда не выражались — во всяком случае, при женщинах, которых все чаще называют дамами. Здесь выражения никто не… Развернуть

Любовь Олега и Риты родилась в те тревожные дни, когда плечом к плечу они стояли у Белого дома в Москве в августе девяносто первого года. Какими они были тогда счастливыми, гордо уверенными в себе! Но грянул год девяносто второй, и как же все изменилось. Чудовищное, немыслимое расслоение общества потрясало и унижало: они, мозг страны, оказались чуть ли не на самом дне. Наконец Рита принимает единственное, как ей кажется, правильное решение.
«Алгоритм счастья», как и все произведения Елены Катасоновой, — это история любви, с ее радостями и муками, сложностями и проблемами. В книгах писательницы — одного из признанных мастеров русского любовного романа — живут, любят, радуются и страдают разные люди, и истории рассказаны разные. Но всегда любовь, даже несчастная («Ах, кабы на цветы — да не морозы. «), видится автору величайшей ценностью в жизни, делающей ее наполненной и прекрасной.

Любовь Олега и Риты родилась в те тревожные дни, когда плечом к плечу они стояли у Белого дома в Москве в августе девяносто первого года. Какими они были тогда счастливыми, гордо… Развернуть

www.livelib.ru

Катасонова елена депрессия

Парикмахер-стилист, мастер международного класса по макияжу, преподаватель, технолог нескольких профессиональных косметических компаний
Лидерская программа «Рассвет», 2009 год.

Доброго дня. Меня зовут Елена Катасонова, я парикмахер — стилист, мастер международного класса по макияжу, преподаватель, технолог нескольких профессиональных косметических компаний. Пишу свое письмо с младенцем на руках, ибо считаю своим долгом поделится с окружающими тем, чем для меня в жизни стали тренинги личностного роста, а именно МТЦ. Постараюсь кратко.
Свой Основной и Продвинутый курсы я проходила в далеком 2008 году. На тот момент я только приехала из города Воронежа, жила на съемной квартире, работала много, но не получала того, что хотелось. Мы расстались со своим парнем, который остался в Воронеже, я была в депрессии и не знала, что делать и как жить дальше, я не видела нужной дороги. Позвала меня коллега, которая после тренингов преобразилась удивительным образом. Я пошла, я хотела изменений в своей серой жизни. И я их получила. После всего нескольких дней я поняла, что мне по жизни нужен только тот молодой человек, что я хочу с ним строить свою дальнейшую жизнь, и я приступила к возобновлению наших отношений ( на тот момент мы не общались уже более полугода), Роман Тихонов, тренер, дал мне инструменты. Я восстановила с нуля наши отношения, а когда мой мужчина прошел свои ОК и ПК , то он предложил руку и сердце, и мы поженились. Сейчас у нас уже трое замечательных малышей, надеюсь, что будут еще.:))
Свою Лидерскую программу я проходила с 2008 по 2009 год, да, долго, но результативно. За это время я свой заработок подняла в несколько раз. С нуля выучила французский язык ( об этом мечтала с детства), восстановила отношения со многими людьми в своей жизни. Купила квартиру в Москве. Приобрела много новых друзей и хороших знакомых. А главное , поняла, как важна семья в жизни любой женщины. Отдельно хочу написать о своей маме. Она очень болела, готовилась к нескольким операциям и ждала смерти — да, да, именно так. После тренингов у нее появились крылья и смысл жизни. Здоровье ее улучшилось, ей отменили операции и сняли Группу инвалидности. Она вышла на работу, стала за собой следить и лучше выглядеть. Да, именно так. С ней произошли настоящие чудеса, о которых можно только мечтать.
У меня много друзей, родственников и знакомых окончили Основной и Продвинутый курсы. Все остались довольны, у многих были хорошие результаты. Поэтому я и пишу это письмо, дабы поблагодарить Романа и Наталью Тихоновых и всю команду Московского Тренингового Центра. Спасибо за ваш труд и за то, что вы открываете для людей новые горизонты! Удачи, успеха и процветания.

Подпишитесь на рассылку

Оставьте заявку и наш менеджер
перезвонит Вам в течении 10 минут

www.mtcentr.ru

Елена Катасонова — Концерт для виолончели с оркестром

Елена Катасонова — Концерт для виолончели с оркестром краткое содержание

Концерт для виолончели с оркестром читать онлайн бесплатно

Концерт для виолончели с оркестром

Новая книга Елены Катасоновой — это история любви одаренной виолончелистки и поэта, любви, способной преобразить жизнь человека и наполнить ее новым смыслом История о том, как пробуждается неподдельное, прекрасное чувство, которое на протяжении столетий воспевали поэты.

Санаторий «Ласточка», невысокий, уютный, с белыми балконами и колоннами, стоял на склонах горы Машук, возвышаясь над городом, ласково и спокойно глядя на него сверху вниз. Из его окон хорошо был виден весь Пятигорск — радостный, праздничный южный город. Он лежал внизу, раскинувшись широко и свободно. Огоньки домов и домишек весело перемигивались друг с другом, трамвай, делая круг, звонко оповещал о своем прибытии. Ему вторил едва уловимый, чуть дрожащий в прозрачном воздухе серебряный звон — оттуда, с горы Машук, где стонала на вершине под ветром знаменитая Эолова арфа, восстановленная не так давно и теперь звучавшая снова — как прежде, давным-давно, когда здесь жил, любил, ненавидел, страдал и встал под дуло дуэльного пистолета загадочный, непостижимый, сумрачный русский гений, преемник Пушкина, гордость России.

Чуткий слух Рабигуль напряженно ловил этот стон, доставлявший странное наслаждение и не менее странную боль. Дзынь-динь. Дзынь-дон. А-а-а. Словно тихий и бесконечный погребальный звон.

Она стояла на балконе и смотрела то вниз, на бегущие огоньки трамвая, то влево, на смутно белевшие в сгущавшихся сумерках цветущие яблони, а то поднимала голову к небу, ожидая появления первой звезды, место которой уже заприметила. Потом перегнулась через перила, чтобы полюбоваться арфой, но в фиолетовой полутьме разглядела лишь вершину горы; тонкие контуры арфы тонули в вечернем тумане, медленно сползавшем в долину. «Печальный Демон, дух изгнанья. » Господи, какие слова! Здесь он летал, восстав против самого Бога, тоскуя, страдая, стремясь к несбыточному. И так же, как он, тосковал его мятежный творец.

Как он мог так глубоко чувствовать жизнь, в его-то юные годы? Так понимать ее трагизм, безысходность? Должно быть, здесь, у подножья гор, не ко времени рано мужал его дух. Ссылка дерзкого поручика на Кавказ сослужила человечеству неплохую службу.

Рабигуль поежилась от вечерней прохлады, подняла воротник легкого бежевого плаща. Зябко. Но в комнату идти не хотелось: девочки резались в карты, смеялись, подшучивая друг над другом, а ей опять было грустно. «И скучно и грустно, и некому руку подать. » В прошлом веке такое ощущение жизни говорило о тонко чувствующей натуре, в нынешнем — о нервной депрессии. Как раз это случилось с ней после Алжира. А ведь было там хорошо, было чудесно! Розовые восходы, стремительные закаты, когда солнце в считанные минуты скатывается в море и оно становится золотым, багровым, покрывается серым пеплом. А потом оттуда, из моря, встает луна, и оно волнуется, серебрится, словно чешуя огромной сказочной рыбы.

— Ты моя фантазерка, — снисходительно улыбался Алик в ответ на восторги жены.

Правда, они редко сидели вот так, вдвоем, на плоской крыше просторного дома, где жили советские специалисты-нефтяники. Чаще Алик пропадал в пустыне, на разработках, и Рабигуль смотрела на закаты одна, стараясь не вслушиваться в болтовню торгпредши, то и дело забегавшей в гости, по поводу цен на базаре и бесконечных болезней детей. Она знала: все скоро уйдут, и она, в тишине и гармонии с миром, досмотрит прощальные всполохи красок, а потом на темном небе зажгутся огромные сияющие звезды — здесь, в Алжире, они вспыхивают разом, словно кто-то высыпал их из мешка, — и, запрокинув голову на спинку шезлонга, можно любоваться этим таинством бесконечно.

Звезды мерцают, горят, небо — мощная симфония звуков. Музыка рвется из души, как из силков птица, и Рабигуль, повинуясь ей, покорно встает и идет к себе, к виолончели. Плотно закрыв окна, чтобы не раздражать взрослых и не мешать спать детям, она осторожно вынимает из футляра виолончель, привычно подкручивает колки, натирает канифолью конский волос смычка, бережно протирает инструмент бархатной тряпочкой, садится поудобнее, поставив виолончель между коленями, и, прикрыв глаза, затаив дыхание, касается смычком струн. Она никогда не знает заранее, что будет играть, просто трогает струны, и виолончель ведет ее дальше сама.

И звучит бессмертная классика, и вплетается в нее нечто новое, восточное, услышанное здесь, по радио и на улицах, в кофейнях и барах, а иногда не слышанное нигде, возникшее только что. Тогда Рабигуль откладывает смычок в сторону, берет лежащие наготове листки и, словно боясь спугнуть что-то в себе, записывает все, что проснулось в сердце, таилось в нем до поры и вот ожило, зазвучало. И таких листков становится больше и больше.

К отъезду собственной музыки набралось уже на целый концерт, но ведь надо ее еще показать — дирижерам, музыкантам и композиторам. Пусть скажут, что это — настоящее или нет? А вдруг — ничего, так, ерунда?

— Послушай, пожалуйста, — сказала она однажды Алику.

Он как раз приехал домой из пустыни. Отмылся, отужинал и сидел с газетой в пижаме и тапочках, покачиваясь в глубоком кресле-качалке. Вообще-то он собирался смотреть телевизор, очередной боевик про неуловимого Бонда. Фильмы эти считались антисоветскими, хотя злодеями в основном были китайцы — но может, из солидарности с братским народом? — и потому вся колония впивалась в них с особенной страстью. Впрочем, время еще было: пятнадцать минут плюс реклама.

— Давай! — постарался сказать он даже с энтузиазмом.

Поглядывая в ноты, волнуясь, Рабигуль заиграла нечто странное, дисгармоничное, однако же завораживающее. «Восток и пустыня», — подумал Алик и, прищурившись, посмотрел на жену. Тоненькая, смуглая, с непроницаемым восточным лицом, она склонилась над своей драгоценной виолончелью как над ребенком. Длинные ресницы прикрывали огромные, едва заметно поднятые к вискам глаза. Густые иссиня-черные волосы были забраны в «конский хвост».

Да, за такой стоило и побегать, как бегал он. Вся колония ахнула, когда она здесь появилась.

— У Алика-то жена — красавица!

— Как, она еще и музыкантша?

. Рабигуль опустила смычок, нежно коснулась ладонью струн. Они были теплыми, живыми еще от музыки.

— Ну как? — робко спросила она.

Алик молчал. Рабигуль застенчиво улыбнулась — иногда молчание высшая похвала — и подняла на мужа глаза. Какое-то время, прижав руку к заболевшему вдруг сердцу, она молча рассматривала невзрачного человечка, уснувшего в кресле под ее музыку. Да как он посмел! «Замухрышка!» — с ненавистью подумала она. Вот он перед ней — ее нелюбимый муж. Все в нем среднее: рост не маленький, но и не высокий, волосы, как и закрытые сейчас глаза, неопределенного цвета. «Убью», — устало подумала Рабигуль, и тут же ей стало стыдно. Он много работал, жил несколько дней в бунгало, трясся много часов в джипе. И зачем ему на самом деле виолончель?

libking.ru