Классическая истерия

Классическая истерия

Истерия — одна из наиболее сложных форм психических расстройств; ее этиопатогенез, механизмы, симптомы, течение и лечение выдвигают много нерешенных проблем и спорных вопросов теоретического и практического характера. Большинство авторов подчеркивают также серьезные диагностические трудности, связанные с выявлением истерических симптомокомплексов [Abse, 1950, 1966; Harlfinger, 1974;, Langen, 1974; Mester, 1974], особенно в таких разделах медицины, как неврология [Hemprich, 1974; Prusinski, 1974], внутренние болезни [Hahn, 1974; Jezewska, Frckowiak, 1961], гинекология [Frick, 1974], офтальмология [Abramowicz, 1957; Kozakiewicz, Anisimowicz, 1965], ларингология [Bystrzanowska, 1969; Szlezak, 1972a, 1972b] и т. д. Решение некоторых важных проблем затрудняют имеющиеся разногласия по основной терминологии, в частности, в отношении столь фундаментальных понятий, как.«истерический невроз», «истерическая реакция» или «истерический психоз». Например, классификация, предложенная Американским психиатрическим обществом, не выделяет понятия истерического психоза; а лишь истерический невроз конверсивного или диссоциативного типа, а принятая в Польше Международная классификация заболеваний, травм и причин смерти включает как истерический невроз (конверсивные симптомы), так и истерический психоз (диссоциативные симптомы), причисляемый к реактивным психозам. Расхождения классификационных схем, дефиниций истерии и клинических форм истерических синдромов объясняются не только различием взглядов на сущность и генез истерических расстройств, но и разнородностью концепций невроза [Fortuna, 1977; Obuchowska, 1976] и реактивных синдромов [Uszkiewiczowa, 1966]. В литературе по этой теме слишком много места уделяется терминологическим рассуждениям, не имеющим никакой эвристической ценности и потому не дающим возможности решить проблемы, касающиеся истерии. Ведь терминология является отражением определенных теоретических основ, т. е. играет не более чем второстепенную роль во всех попытках образования однородного понятийного аппарата.

В отдельных главах 3-го раздела детально обсуждались теоретические аспекты истерии с точки зрения классического психоанализа, неопсихоанализа, антропологической психиатрии, павловской теории, теории коммуникации и бихевиоризма. Однако до сих пор не освещена позиция авторов, которые истерические расстройства связывают с органическими изменениями центральной нервной системы, сводя возникающие таким образом патофизиологические механизмы либо к торможению корковых центров, либо к возбуждению подкорковых центров. Мнение об органической обусловленности истерии высказал еще в 1907 г. Sollier [Lisfranc, 1966]. Он считал, что повреждение коры наступает в результате длительного спазма мозговых сосудов. Основываясь на аналогии между некоторыми истерическими симптомами и экстрапирамидными гиперкинезами, Marinesco, Nicolesco, Jordanesco [Brim, 1954] расценивали их как результат повреждения ядер основания мозга, вследствие чего, как полагают Bing (1954) и Boschi [Stein, Slowicki, 1959], растормаживаются филогенетически более старые двигательные автоматизмы. Идентичный механизм описан Кречмером (1958, 1974]. По мнению Vogt, Buscaino [Uszkiewiczowa, 1966], возбуждение подкорковых центров связано с повреждением стриопаллидарной системы. Rodovici и несколько раньше Van Bogaert [Lisfranc, 1966] выдвинули гипотезу о том, что истерические расстройства являются последствиями энцефалита, который вызывает разрыв связей между корой и областью полосатого тела. Хотя концепция органического генеза истерии и отвергнута современной психиатрией, некоторые авторы все еще считают, что в истерических расстройствах, особенно в реактивных синдромах, органический фон играет важную роль, а морфологические изменения не находят только из-за несовершенства диагностической техники. Тем не менее сейчас господствует всеобщее мнение, что истерия — психогенно обусловленное, функциональное расстройство [Jarosz, Cwynar, 1976].

www.psychiatry.ru

Психологический словарь

Истерия (hysteria) 1. Медицинский диагностический термин для обозначения а) заболеваний, характеризуемых наличием физических симптомов; б) отсутствия физических признаков или других доказательств физической патологии; и в) поведения, допускающего, что симптомы выполняют некоторую психологическую функцию. Понятие истерии пришло от древних греков, применявших этот термин исключительно к женщинам, заболевания которых объяснялись нарушением работы матки (hysteron). В соответствии с одной из теорий матка является подвижным органом, способным перемещаться по телу и давить на другие органы; в соответствии с другой, половое воздержание ведет к «голоданию матки» или к задержанию неиспользованной жизненной энергии, которая выходит из матки и приводит к нарушению работы других органов. Одним из итогов психоанализа стала отмена маточных теорий происхождения истерии при сохранении идеи о том, что она каким-то образом связана с сексуальностью. Об истории медицинской концепции можно прочесть у Veith (1965). 2. Классическая теория различает две формы истерии: конверсионную истерию, которая соответствует традиционному медицинскому представлению, и истерию тревоги, которая сейчас более широко известна как фобия. Истерия занимает важное место в истории психоанализа, начавшегося с опубликования в 1895 г. работы Фрейда и Брейера «Исследования истерии», в которой истерические симптомы объяснялись как следствие вытесненных воспоминаний (см. Вытеснение) и конверсии фантазий в физические симптомы.

Хотя обе эти концепции продолжают жить в психоаналитической теории, ни один из современных аналитиков не решится утверждать, что они дают адекватное объяснение истерии. Wisdom (1961) привлек внимание к любопытному факту, что Фрейд никогда не давал точной формулировки своих взглядов на истерию, так что крайне трудно узнать, какова же классическая теория истерии. Существует, однако, общая тенденция считать, что согласно ей истерическая точка фиксации приходится на эдипову фазу (см. Эдипов комплекс) и что ее характерными защитными механизмами являются вытеснение и диссоциация. Мелани Кляйн также хранит молчание по поводу истерии, и единственным из объект-теоретиков, кто этим интересовался, был Fairbairn (1953), который назвал один из своих защитных приемов «истерическим» и который полагал, что истоки истерии лежат в шизоидной позиции (см. Параноидно-шизоидная позиция). Согласно Veith (1965), истерия представляет собой почти вымершее заболевание, которое возникает только среди «необразованных из низших социальных слоев», на которых не оказало влияние распространение психоаналитических идей. (Психоаналитики, занятые частной практикой, тем не менее хорошо знакомы с истерическими явлениями.)

Райкрофт Ч. «Критический словарь психоанализа». Пер. с англ. Л. В. Топоровой, С. В. Воронина и И. Н. Гвоздева под редакцией канд. философ. наук С. М. Черкасова.— СПб.; Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 1995.

Психолог по Skype

www.psychol-ok.ru

Заболевание обычно возникает в позднем детском, подростковом или молодом возрасте и, однажды начавшись, протекает с обострениями в виде различных симптомов; частота обострений снижается в зрелом возрасте. Учеба в школе и дальнейшая общественная деятельность, работа и семейная жизнь периодически затрудняются вследствие интенсивных головных болей, симулируемых судорожных припадков, напоминающих состояние транса, параличей, неукротимой рвоты, абдоминальных кризов, лихорадки неясного происхождения, слепоты, задержки мочеиспускания, афонии и причудливой неустойчивости при ходьбе.

Типичный пример — молодая женщина, поступающая в отделение неотложной помощи с полной амнезией на события прошлого и даже дезориентацией в собственной личности. Большинство случаев так называемой «множественной личности» также относится к классической истерии. Нередко симптомы истерии копируют проявления недавней болезни у кого-либо из членов семьи или друзей. Многие симптомы истерии концентрируются вокруг сексуальных проблем: утверждения (часто необоснованные) о сексуальном насилии в детстве, тяжелая дисменорея, фригидность, диспареуния и рвота во время беременности. Нередко некоторые из этих симптомов выявляются при неврологическом обследовании у здоровых лиц с повышенной внушаемостью.

Важным признаком истерии является то, что пациент явно не осознает природу своего заболевания. Больной ведет себя так, будто находится под гипнозом. Действительно, большинство истериков отличаются крайней степенью внушаемости. По-прежнему остается дискуссионным вопрос о том, можно ли выделить сознательные и бессознательные мотивы истерии.

Другие синдромы включают истерические боли (в области живота, спины, атипичные в области лица и конечностей), трансы, фуги и псевдоприпадки, параличи (моноплегию, гемиплегию, параплегию), тремор и задержку мочеиспускания. К проявлениям истерии, выходящим за рамки неврологических симптомов, относятся неясная гипертермия, ложные язвы и дерматиты, повторные госпитализации и хирургические вмешательства по поводу неясных симптомов, преимущественно абдоминальных, а также чрезмерное употребление лекарственных средств, назначаемых врачами.

Как отмечалось выше, истерические симптомы могут развиваться у мужчин, когда они пытаются избежать юридической ответственности или призыва в армию либо получить материальное обеспечение по инвалидности, ветеранскую пенсию или компенсацию по поводу травмы. Пока подобные факторы не установлены, диагноз истерии у мужчин требует особой осторожности (хотя, например, при социопатии по необъяснимым причинам иногда может возникать истерия). Симптомы могут во многом напоминать проявления истерии у женщин, однако, как правило, течение заболевания характеризуется моносимптомностью, например жалобы только на «припадки» или хроническую боль в области поясницы, шеи, головы или руки.

Для обоих типов истерии дифференциальный диагноз включает несколько неврологических и соматических заболеваний. Повторные эпизоды таких болезней в анамнезе способствуют уточнению диагноза, однако пациенты часто забывают перенесенные заболевания и госпитализации в прошлом. Чаще диагноз устанавливается методом «несоответствия» — отсутствие типичных неврологических признаков, характерных для истинной параплегии, гемиплегии или эпилептического припадка. Другие признаки истерического паралича включают непостоянство («летучесть») степени пареза, слабость мышц туловища или контралатеральной конечности, одновременное сокращение мышц агонистов и антагонистов. Однако такой метод может привести к ошибочному заключению, если врач не имеет достаточного опыта работы с неврологической и соматической патологией. Третий критерий — несоответствие симптомов лабораторным показателям, например нормальные параметры ЭЭГ во время судорожного припадка или нормальные скорость оседания эритроцитов и количество лейкоцитов крови в случае выраженной лихорадки.

Много дискуссий велось по вопросу об этиологии. В случаях классической женской истерии установлена высокая частота истерических расстройств у родственников женского пола (20 % у лиц первой степени родства) и повышение частоты социопатии у родственников мужского пола. Эти данные позволяют, предположительно, считать женскую истерию эквивалентом мужской социопатии, причем этиология обоих этих расстройств пока ясна не полностью.

Терапия имеет два направления: коррекция основных невротических расстройств и купирование новых симптомов. Возможности воздействия на невротические расстройства ограничены, не доказана эффективность длительной психотерапии. Однако острая симптоматика в период обострения почти всегда купируется в результате убеждения пациента в том, что он поправится и что у него наблюдается (при поддержке физиотерапевта) с каждым часом и каждым днем неуклонное восстановление утраченных функций. Обычно не возникает необходимости в гипнозе или внушении на фоне введения амитала или лоразепама, хотя они часто эффективны. При выраженных симптомах тревоги показаны анксиолитики и антидепрессанты. Рациональные объяснения природы заболевания как нервного расстройства или невроза либо как симптомов, «вызванных только воображением», не имеют успеха. Компенсаторная истерия наиболее эффективно купируется после установления тяжести перенесенной травмы, четкого определения прогноза, ускорения завершения судебного процесса и назначения простых лечебных мероприятий.

medicalplanet.su

Содержание:

Найдено 26 определений термина ИСТЕРИЯ

«Мне кажется, что самая частая форма невроза у экстравертного типа есть истерия. Классические случаи истерии всегда отличаются преувеличенным отношением к лицам окружающей среды; другой характерной особенностью этой болезни является прямо-таки подражательная приноровленность к обстоятельствам. Основная черта истерического существа — это постоянная тенденция делать себя интересным и вызывать впечатление у окружающих. Следствием этого является вошедшая в поговорку внушаемость истеричных и их восприимчивость к влияниям, идущим от других. Несомненная экстраверсия проявляется также и в сообщительности истеричных, доходящей подчас до сообщения чисто фантастических содержаний, откуда и возник упрек в истерической лжи. Вначале истерический «характер» есть лишь преувеличение нормальной установки; но в дальнейшем он осложняется привходящими со стороны бессознательного реакциями, имеющими характер компенсаций, которые, в противовес преувеличенной экстраверсии, принуждают психическую энергию при помощи телесных расстройств к интроверсии. Благодаря реакции бессознательного создается другая категория симптомов, имеющих более интровертный характер. Сюда относится прежде всего болезненно повышенная деятельность фантазии» (ПТ, пар. 566).

1. Медицинский диагностический термин для обозначения

а) заболеваний, характеризуемых наличием физических СИМПТОМОВ;

б) отсутствия физических ПРИЗНАКОВ или других доказательств физической патологии; и

в) поведения, допускающего, что симптомы выполняют некоторую психологическую функцию.

Понятие истерии пришло от древних греков, применявших этот термин исключительно к женщинам, заболевания которых объяснялись нарушением работы МАТКИ (HYSTERON). В соответствии с одной из теорий матка является подвижным органом, способным перемещаться по телу и давить на другие органы; в соответствии с другой, половое воздержание ведет к «голоданию матки» или к задержанию неиспользованной жизненной энергии, которая выходит из матки и приводит к нарушению работы других органов. Одним из итогов психоанализа стала отмена маточных теорий происхождения истерии при сохранении идеи о том, что она каким-то образом связана с СЕКСУАЛЬНОСТЬЮ. Об истории медицинской концепции можно прочесть у Veith (1965).

2. КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ различает две формы истерии: конверсионную истерию (см.), которая соответствует традиционному медицинскому представлению, и ИСТЕРИЮ ТРЕВОГИ (см.), которая сейчас более широко известна как ФОБИЯ. Истерия занимает важное место в истории ПСИХОАНАЛИЗА, начавшегося с опубликования в 1895 г. работы Фрейда и Брейера «Исследования истерии», в которой истерические симптомы объяснялись как следствие вытесненных воспоминаний (см. ВЫТЕСНЕНИЕ) и КОНВЕРСИИ фантазий в физические симптомы.

Хотя обе эти концепции продолжают жить в психоаналитической теории, ни один из современных аналитиков не решится утверждать, что они дают адекватное объяснение истерии. Wisdom (1961) привлек внимание к любопытному факту, что Фрейд никогда не давал точной формулировки своих взглядов на истерию, так что крайне трудно узнать, какова же классическая теория истерии. Существует, однако, общая тенденция считать, что согласно ей истерическая ТОЧКА ФИКСАЦИИ приходится на эдипову фазу (см. ЭДИПОВ КОМПЛЕКС) и что ее характерными ЗАЩИТНЫМИ механизмами являются ВЫТЕСНЕНИЕ и ДИССОЦИАЦИЯ. Мелани Клейн также хранит молчание по поводу истерии, и единственным из объект-теоретиков, кто этим интересовался, был Fairbairn (1953), который назвал один из своих защитных ПРИЕМОВ «истерическим» и который полагал, что истоки истерии лежат в ШИЗОИДНОЙ позиции (см. ПАРАНОИД НО-ШИЗОИДНАЯ ПОЗИЦИЯ). Согласно Veith (1965), истерия представляет собой почти вымершее заболевание, которое возникает только среди «необразованных из низших социальных слоев», на которых не оказало влияние распространение психоаналитических идей. (Психоаналитики, занятые частной практикой, тем не менее хорошо знакомы с истерическими явлениями.)

Класс неврозов, известный со времен Гиппократа и относимый в античные времена к болезням мотки (hysteron). В конце XIX столетия Жане и Шарко обратили к истерии внимание медиков. Под влиянием Шарко Фрейд совместно с Брейером начал исследовать психические механизмы истерии. В ходе исследований он открыл бессознательную фантазию, конфликт, вытеснение/ идентификацию и перенос, чем ознаменовалось возникновение психоанализа. Истерические симптомы объяснялись Фрейдом как результат вытесненных сексуальных воспоминаний и фантазий, обратившихся телесными симптомами.

Психоневрозы Фрейд разделял на две категории — истерический невроз и невроз навязчивости. Он отличал их от невроза страха, считая, что физиологической основой последнего является неудачная сексуальная практика, психоневрозы же он считал психическими по природе и связанными с ранними детскими конфликтами. Фрейд различал также два вида истерии — конверсионную истерию и истерию страха. В обоих случаях главной чертой является защита от эдипова конфликта посредством вытеснения. При конверсионной истерии больной пытается справиться с психическим конфликтом, обращая его в телесные симптомы или посредством диссоциации; при истерии страха Я не преодолевает страх вопреки обсессивным и, прежде всего, фобическим механизмам.

В настоящее время истерию страха принято обозначать как фобический невроз или смешанный психоневроз.

Конверсионная истерия характеризуется: 1) телесными симптомами, изменчивыми по природе и связанными с психическими функциями и значениями, а не с анатомическими и физиологическими нарушениями;

2) внешним эмоциональным безразличием (la belle indifference- ‘прекрасное равнодушие’) к приписываемой серьезности симптомов; 3) эпизодическими психическими состояниями (самостоятельными или сочетающимися с перечисленной выше симптоматикой), известными как истерические припадки. Последние включают диссоциацию определенных психических функций, не нарушающими сферу сознания или исключающими возможность нормального осознания, что приводит к таким расстройствам, как раздвоение личности, сомнамбулизм, общая амнезия и т.п. Нередко истерические припадки выражаются в сложных фантастических историях, которые могут быть проанализированы так же, как элементы сновидений; оба феномена — продукты искажений, проистекающих из механизмов, в которых задействован первичный процесс.

Телесные симптомы конверсионной истерии могут включать моторные, сенсорные или висцеральные феномены: анестезию, боль, паралич, тремор, глухоту, слепоту, рвоту, икоту и т.п. Они соответствуют ложным представлениям о болезни, а не анатомофизиологической реальности. Вместе с тем- и вопреки аффективной реакции, неадекватной кажущейся серьезности симптома, — истерические пациенты убеждены, что симптомы соответствуют реальному телесному заболеванию.

Появление истерических симптомов связано с пробуждением конфликтов, относящихся к эдипову периоду психосексуольного развития. Основную опасность представляет желание объекта инцестуозной любви. Кроме того, как показал еще Фрейд, для определенных типов истерии немалое значение имеют догенитальные, в частности, оральные конфликты. Основными формами защиты выступают вытеснение, регрессия и идентификация, приводящие к диссоциированной телесной и аффективной симптоматике, которая действует как искаженный заместитель и компромисс по отношению к изначальному детскому сексуальному удовлетворению.

Таким образом, симптомы представляют выражение на ‘языке тела’ специфических бессознательных фантазий, возникших в качестве компромисса при конфликтах между провоцирующими тревогу инстинктивными желаниями и защитой от этих желаний. Синдромы индивидуальны, и анализ показывает, что они исторически обусловлены специфическими вытесненными прошлыми переживаниями. Выбор симптома (включая пораженный орган или область тела) преимущественно основан на содержании бессознательной фантазии, эротогенности области, ранних идентификаций и возможностей органа в символизации задействованных сил. Эти симптомы являются прекрасным примером ‘возвращения вытесненного’ — в них реактивируются кок инстинктивное желание, так и защита от него. В недуге или депривации, связанной с симптомом, выражается Мазохистское наказание за частичное удовлетворение запретных фантазий.

Эдиповы конфликты могут также влиять на формирование истерического характера. Люди с такой структурой характера театрально демонстративны, кокетливы, лабильны в настроениях, склонны к отыгрыванию эдиповых фантазий, но при этом боятся сексуальности и сдержаны в действиях.

Психоанализ — предпочтительный метод лечения истерии; прогноз успешности лечения — от хорошего до самого благоприятного.

Фрейд и Брейер в ранних трудах использовали термины ‘защитная истерия», ‘ретенционная истерия’ и ‘гипноидная истерия’; в настоящее время они вышли из употребления и считаются архаичными.

ИСТЕРИЯ (МКБ 300.1)

Истерические формы неврозов весьма разнообразны и нередко маскируются под различные заболевания. Особенно часты двигательные расстройства, параличи, нарушения координации движений, расстройства болевой чувствительности, сенсорики (слепота и глухота истерическая, и пр.), заикание, различные расстройства речи (от беззвучия до полной немоты) и пр. Нередко выявляется «условная желательность» симптомов, кои вовлекаются больным в решение ситуации, связанной с конфликтом невротическим. Истерические неврозы чаще возникают у лиц демонстративных, с большой внушаемостью, самовнушаемостью (-> характер: акцентуация; психопатия).

Категория. Форма психопатии.

Специфика. Обусловлена чрезмерной склонностью к внушению и самовнушению, а также слабостью сознательного контроля за поведением. При истерии наблюдается явно демонстративное поведение: при слабой интенсивности переживаний их внешнее выражение имеет чрезмерное утрирование (крики, плач, обмороки), что ориентировано на привлечение к себе внимания других людей.

Проблемы с общей классификацией, подобно этой, с таким массивом признаков встречаются очень часто. Отсутствие полного понимания расстройства может, вполне возможно, быть следствием того, что здесь вообще речь идет не о каком-то одном расстройстве. По всей вероятности, здесь мы имеем ряд вариантов неадаптивного поведения, каждый из которых более или менее независим от других расстройств с истерическим синдромом, существующим только в мыслях диагноста. В самом современном издании Руководства по диагностике и статистике нет специфического определения истерии, но приводятся три в принципе различные категории расстройств, которые определяются как: конверсионное расстройство, диссоциативное расстройство и искусственное расстройство. Вместе эти три расстройства охватывают все классические симптомы. Гипотетический тип личности сейчас называется истероидной личностью (греческие корни все еще просматриваются), и острая психотическая форма определяется как краткий реактивный психоз. См. эти термины.

Истерия возникает чаще всего при ослаблении или отсутствии личностного контроля, но сильном выражении эмоций и чувств. Существует мнение, что истерия – это бессознательный способ привлечь к себе внимание окружающих. Ее симптомы – бурные, «необузданные» реакции, припадки, расстройства речи, склонность к прямолинейности, проявления эгоцентризма и др.

Представления об истерии уходят своими корнями в далекую древность, а этимологическое значение термина «истерия» восходит к греческому слову «матка». В Средние века истерия ассоциировалась с одержимостью бесом, а в ХVI веке появились суждения, в соответствии с которыми это заболевание связывалось с патологией мозга. Тем не менее на протяжении многих столетий среди части врачей поддерживалось мнение, что истерия свойственна только женщинам. Отголоски этого мнения сохранились вплоть до ХIХ века, когда некоторые врачи соотносили истерию с особой болезнью матки, которая лечилась посредством удаления клитора или использования валерьянки, сдерживающей движения «блуждающей матки».

Значительный вклад в понимание истерии внес французский невропатолог Ж. Шарко (1825–1893), практическая деятельность которого в знаменитой больнице Салпетриер принесла ему всемирную славу. Он не только исследовал различные проявления истерии, включая параличи и боли в области тазобедренного сустава, но и продемонстрировал искусство того, как посредством гипноза можно вызывать истерические симптомы (потеря чувствительности, дрожь, параличи), которые совпадают с симптомами спонтанной истерии. Театрализованные представления, устраиваемые «великим Шарко» в Салпетриере, когда при помощи гипнотического воздействия он исцелял истерические параличи и припадки, открывали путь к новому пониманию психогенного происхождения истерии. Ему удалось также показать, что многие болезни, которым ранее приписывались неврологические причины, являются психическими по своей природе. Кроме того, Ж. Шарко продемонстрировал случаи мужской истерии, тем самым отвергнув ранее расхожие представления об истерии как специфическом женском заболевании.

Исследовательская и терапевтическая деятельность Ж. Шарко произвела значительное впечатление на З. Фрейда, проходившего шестимесячную стажировку в Салпетриере в 1885–1886 годах. Наибольшее впечатление на него произвели исследования случаев истерии у мужчин и демонстрация путем гипноза возможностей вызывать истерические параличи и устранять истерические симптомы. По возвращении из Парижа в Вену в обществе врачей З. Фрейд сделал доклад «Об истерии у мужчин», в котором изложил результаты того, что увидел и чему научился у Ж. Шарко. Его доклад не вызвал энтузиазма у венских врачей, а австрийский психиатр Т. Мейнерт (1833–1892), у которого ранее З. Фрейд изучал гистологию нервной системы, предложил ему продемонстрировать симптомологию мужской истерии, представив на рассмотрение врачей случай, подтверждающий взгляды Ж. Шарко. Старшие врачи, в отделении которых он находил подобные случаи, не разрешали З. Фрейду осуществлять клиническое наблюдение. Когда ему все же удалось найти за пределами государственных клиник случай классической полуанестезии у одного мужчины и продемонстрировать его в обществе врачей, то он был разочарован тем, что венские врачи не проявили дальнейшего интереса ни к этому случаю, ни к нему самому. Вспоминая об этом эпизоде в своей «Автобиографии» (1925), он писал: «Впечатление, что крупные авторитеты отклонили мои новинки, оставалось непоколебимым; я со своей мужской истерией и возможностью вызывать истерические параличи внушением оказался в оппозиции».

На протяжении 1892–1895 годов З. Фрейд уделял пристальное внимание изучению истерии. Намеченная им у Ж. Шарко во время стажировки в Париже программа сопоставления органических и психических оснований истерии получила свое отражение в его публикации «Некоторые соображения по поводу сравнительного изучения двигательных парезов – органических и истерических». В 1893 году вышла в свет написанная им совместно с Й. Брейером (1842–1925) статья «Психические механизмы истерических феноменов», где наряду с освещением других вопросов рассматривалась проблема «неотреагированной истерии». В этой же статье был изложен катартический метод лечения истерии, заключавшийся в том, что «отдельные истерические симптомы сразу же исчезали и больше не возвращались, если удавалось полностью восстановить в памяти событие, послужившее причиной этих симптомов». В 1894 году он опубликовал работу «Защитные невропсихозы», в которой провел различие между «гипноидной истерией», «неотреагированной истерией» и «истерией защиты», а также высказал мысль о том, что при истерии преобладают неприемлемые для личности сексуальные помыслы.

В написанной совместно с Й. Брейером работе «Исследования истерии» (1895) З. Фрейд внес уточнение в свое предшествующее понимание истерии: он подчеркнул то обстоятельство, что хотя истерия является самым старым заболеванием среди тех, которые относят к неврозам, тем не менее «не годится «штемпелевать» невроз как истерический только потому, что в его симптомах обнаруживаются некоторые признаки истерии». Исходя из этого, З. Фрейд начал изучать этиологию и психические механизмы всех неврозов, а вопрос об оправданности диагноза истерии поставил в зависимость от результатов исследования. Выделив такие заболевания, как неврастения, невроз навязчивости, невроз тревоги, он высказал мысль, согласно которой встречающиеся обычно неврозы представляются смешанными и чистые случаи истерии являются редкими. Тем не менее при исследовании истерии следует, на его взгляд, иметь в виду следующее: истерию вряд ли возможно рассматривать вне связи с сексуальностью; она представляет собой, как правило, лишь один аспект сложного невротического случая; истерия «может быть найдена и лечена как изолированный невроз, по-видимому, только в пограничном случае»; очищенную от всех примесей истерию можно рассматривать в качестве самостоятельного феномена с теоретической точки зрения, но не в отношении терапии, так как при терапии «речь идет о практических целях, об устранении всего состояния страдания», в то время как истерия чаще всего встречается в качестве компонента смешанного невроза.

С точки зрения З. Фрейда, «истерия возникает благодаря вытеснению невыносимого представления по мотиву отпора». Вытесненное представление не исчезает, оно остается как слабый след воспоминания. Оторванный от этого воспоминания аффект способствует конверсии возбуждения. Благодаря своему вытеснению представление становится патогенным, порождает болезненные симптомы. Возникает то, что З. Фрейд назвал «истерией отпора», отличающейся от «гипноидной истерии», не связанной с сопротивлением и характерной для случая Анны О., с которым имел дело Й. Брейер в 1880–1882 годах и на основе которого был введен катартический метод терапии. Говоря о различии между «истерией отпора» и «гипноидной истерией», З. Фрейд признавался в том, что в своей терапевтической деятельности ему не приходилось сталкиваться с истинной «гипноидной истерией» и что во многих случаях гипноидное состояние проявлялось в качестве психического образования, ранее отщепившегося благодаря сопротивлению. Он не мог избавиться от ощущения, «что гипноидная истерия и истерия отпора сближаются где-то в области своих корней и что при этом первичным является отпор».

В процессе дальнейшей исследовательской и терапевтической деятельности З. Фрейд отказался от гипноза как «мистического средства», стал использовать метод свободных ассоциаций, сосредоточил свое внимание на явлениях вытеснения и сопротивления. Собственно говоря, именно на идее сопротивления основывалось его психоаналитическое понимание психических процессов при истерии. Тем самым был осуществлен переход от катартического метода лечения к психоанализу.

В начале 1896 года З. Фрейд ввел в научный оборот термин «психоанализ», а несколько месяцев спустя сначала выступил перед венским обществом психиатров и неврологов с сообщением на тему «Этиология истерии», а затем опубликовал статью «К вопросу об этиологии истерии». Приступая к построению общей теории истерии, он подчеркнул важность своего открытия, в соответствии с которым «в основе каждого случая истерии могут быть обнаружены одно или несколько переживаний примитивного сексуального опыта, относящихся к первым годам детства, переживаний, которые могут быть воспроизведены путем аналитической работы».

С момента возникновения психоанализа и по мере его развития З. Фрейд неоднократно обращался к проблеме истерии. В работе «Анализ фобии пятилетнего мальчика» (1909) он провел различие между фобией и истерией. Для связанной с тревожным состоянием фобии он дал название «истерии страха», ранее предложенного им австрийскому психоаналитику В. Штекелю (1868–1940), который взялся за описание невротического состояния страха и использовал этот термин в одной из своих работ, опубликованной в 1908 году. Говоря о психических механизмах фобии и истерии, З. Фрейд отметил одно важное, на его взгляд, различие между ними. В отличие от истерии при фобии освобожденное (благодаря вытеснению) от патогенного материала либидо не переходит из сферы психики на телесную организацию, а остается свободной в форме страха. Эта «истерия страха» может сочетаться с «конверсионной истерией», имеющей телесные симптомы, то есть с тем, что он назвал «истерической конверсией», когда аффект душевного процесса направляется в иное русло, нежели психический процесс. И если ранее З. Фрейд предпочитал говорить о смешанных неврозах, то в работе о маленьком Гансе он заметил, что «существуют как чистые случаи конверсионной истерии без всякого страха, так и случаи чистой истерии страха, выражающиеся в ощущениях страха и фобиях без примеси конверсии». При этом он полагал, что истерия страха является наиболее частым психоневротическим заболеванием, проявляющимся на ранних этапах жизни человека и относящимся к «неврозам периода детства».

Исследование истериков и других невротиков привело З. Фрейда к убеждению, что хотя путем вытеснения они устраняют из сознания и памяти несовместимые с этическими и эстетическими взглядами личности желания, тем не менее эти желания продолжают существовать и ждут первой возможности сделаться активными. Как только появляется такая возможность, вытесненные бессознательные желания посылают в сознание искаженного заместителя, замещающее представление которого выступает в качестве симптома. Тем самым вместо кратковременного конфликта, смягченного вытеснением, наступает «бесконечное страдание». Средствами психоанализа можно вскрыть пути, по которым произошло замещение. Если удается преодолеть сопротивление страдающего истерией больного, то можно достичь того, чтобы симптом был переведен в вытесненную идею. Затем, преодолевая другие виды сопротивления больного и создавая благоприятные условия для воспроизведения оживших и вновь возникших у него переживаний путем установления эмоциональной связи с аналитиком (перенос), достигается то, что «психический конфликт, которого хотел избежать больной, получает под руководством врача лучший выход, чем он получил с помощью вытеснения». Как подчеркивал З. Фрейд в своей работе «Конструкции в анализе» (1937), целью аналитической работы является приведение больного в такое состояние, которое бы позволило ему упразднить вытеснение своего более раннего развития, чтобы заместить его реакциями, более соответствующими состоянию «психической зрелости».

При жизни З. Фрейда некоторые врачи упрекали основателя психоанализа в том, что его теория истерии была чисто психологической и поэтому неспособной разрешить серьезные патологические проблемы. В ответ на эти упреки он замечал, что «чисто психологической является лишь терапевтическая техника». Что касается психоаналитической теории истерии, то она не оставляет без внимания органические основания психических заболеваний, хотя и не ищет их в патолого-анатомических изменениях. Не случайно эта теория придает такое большое значение сексуальной функции, в которой З. Фрейд усматривал «фундамент истерии, как и вообще всех неврозов».

vocabulary.ru