Комаровский о синдроме дауна

Сообщение andro » Вт июн 19, 2012 12:35

Добрый день Евгений Олегович.

У нас родился мальчик с трисомия 21 (Синдром Дауна), 22.04.2012.
Мы уже привыкли.
Теперь пришла проблема с прививками — надо — не надо.
С удовольствием посмотрели (в записи) Вашу передачу о прививках.
Подскажите, надо ли (мы думаем — надо) и если надо, то какие все — не все.
В роддоме сделали прививку от Гепатита В, но раньше, до прививки он переболел гепатитом.

Очень много мнений по поводу нашего диагноза.

Заранее благодарен.
С уважением Андрей.

Сообщение Поккля » Вт июн 19, 2012 16:11

andro, Евгений Олегович не консультирует на форуме, к сожалению. Вам можно попытаться попасть напрямую в Клиником, вы же из Харькова.

А на форуме могу вам предложить дождаться комментария Вячеслава Александровича, врача-педиатра, и посетить ветку, где общаются родители и другие родственники детишек с синдромом Дауна http://www.komarovskiy.net/forum/viewto . 102#541102

Сообщение NatKa » Вт июн 19, 2012 20:32

мое личное мнение — надо, нередко у малышей с синдромом Дауна слабое сердечко, и другие системы организма, поэтому серьезные болячки (от которых как раз прививают — коклюш, дифтерия, гепатит в. ) очень нежелательны.

Поддерживаю.
Думаю, вам нужны качественные вакцины, низкореактогенные.

Добавлено спустя 1 минуту 12 секунд:

Сообщение andro » Ср июн 20, 2012 09:29

Добрый день ВСЕМ.

Да Вы правы — желтуха новорожденных.

Вот именно слабое сердечко, еще и с дырочкой — как оно выдержит нагрузки на него. Может дать немного подрасти и окрепнуть. Но мы с женой не доктора и кто мог бы дать нормальную профконсультацию.
Я не имею ввиду только ДА или только НЕТ — именно консультацию.

Спасибо ВСЕМ кто ответит.

Сообщение Вячеслав Александрович » Пт июн 29, 2012 13:57

с какой прививки начинать вакцинацию, если ребенок с трисомией

Сообщение Ольга П-на » Вт мар 19, 2013 16:57

www.komarovskiy.net

Синдром Дауна – приговор или надежда?

Синдром Дауна — самая распространенная генетическая аномалия, вызванная трисомией по 21 паре хромосом. По статистике, примерно 1 ребенок из 700 появляется на свет с синдромом Дауна. Это соотношение одинаково в разных странах, климатических зонах, социальных слоях. Оно не зависит от образа жизни родителей, их здоровья, вредных привычек, питания, достатка, образования, цвета кожи или национальности. Вероятность рождения такого ребенка увеличивается с возрастом матери, но так как более молодые матери рожают чаще, то среди родителей детей с синдромом Дауна в равной степени представлены все возрастные категории.

Этот синдром был описан Джоном Лангдоном Дауном в 1866 году как умственная отсталость, сочетающаяся с рядом характерных внешних признаков. А в 1959 году Жером Лежен выявил его генетическую природу.

К 1964 году стали известны три основных типа хромосомных нарушений при синдроме Дауна:

1. Стандартная трисомия (94%) — утроение 21 хромосомы присутствует во всех клетках и возникает в результате нарушения процесса мейоза.
2. Мозаичная форма (2%) вызывается нарушениями процесса митоза в одной из клеток на стадии бластулы или гаструлы, утроение 21 хромосомы присутствует только в дериватах этой клетки. При этих формах родители имеют нормальный генотип.
3. Транслокационная форма (4%) — плечо одной 21 хромосомы прикреплено к другой хромосоме и при мейозе отходит в образовавшуюся клетку вместе с ней. Перед рождением следующего ребенка родителям необходимо пройти генетическое обследование.

Предположительный диагноз, как правило, ставится сразу после рождения ребенка по ряду внешних признаков: «плоское» лицо (90%), брахицефалия (81%), кожная складка на шее у новорожденных (81%), антимонголоидный разрез глаз (80%), эпикант (80%), гиперподвижность суставов (80%), мышечная гипотония (80%), короткие конечности (70%), аркообразное небо (58%) и т. д. Поперечная ладонная складка, считающаяся универсальным признаком синдрома Дауна, встречается в 45% случаев, а пятна Брушфильда (пигментные пятна по краю радужки) в 19% случаев. Обычно у новорожденного с синдромом Дауна присутствует часть известных признаков, иногда некоторые признаки встречается и у обычных детей. Окончательный диагноз ставится после получения результатов анализа на кариотип.

Синдром Дауна часто сопровождается соматическими заболеваниями.

Многие дети часто рождаются с признаками морфофункциональной незрелости. Врожденные пороки сердца встречаются в 40–60% случаев. Частым нарушением является апноэ во сне (до 50%), возникающее из-за особенностей строения носоглотки, и обструкция ротоглотки корнем языка. Приобретенные формы гипотиреоза могут составлять до 35% и требуют особого внимания, так клинические признаки гипотиреоза маскируются проявлениями синдрома Дауна. Патология опорно-двигательного аппарата (в т. ч. мышечная гипотония и гиперэластичность связок) присутствует практически у всех детей. Офтальмологические проблемы встречаются в 45%, снижение слуха в 38–78%, аномалии желудочно-кишечного тракта в 12% случаев.

Развивающаяся пренатальная диагностика позволяет все лучше диагностировать синдром Дауна и становится более доступной для женщин в России. Однако этот метод не помогает решить вопрос о том, готова ли семья воспитывать ребенка с синдромом Дауна, а лишь переносит его на период до рождения ребенка. В наш Центр обращается все больше семей, в которых родители знали о синдроме Дауна до рождения ребенка и приняли решение сохранить беременность.

В течение многих лет синдром Дауна считался медицинской проблемой, что отражает его старое название «болезнь Дауна», а так как эта хромосомная аномалия не может быть излечена, то таких пациентов, как правило, с рождения помещали в интернаты, где за ними осуществлялся общий уход. Сопутствующие заболевания также считались частью синдрома и нередко оставались без лечения. Находящиеся в таких условиях дети с синдромом Дауна демонстрировали низкий уровень психофизического развития при средней продолжительности жизни около 10 лет.

Ситуация начала изменяться около 50 лет назад. На фоне гуманизации общества в развитых странах было признано, что условия содержания людей в закрытых учреждениях не удовлетворительны, их права часто нарушаются, а длительное пребывание в стационарных условиях оказывает неблагоприятное воздействие на их состояние. Кроме того, содержание людей с интеллектуальными нарушениями в стационарах требовало неоправданных финансовых затрат. В то же время психологические и педагогические исследования показали важность эмоциональной привязанности к взрослому и стимулирующей окружающей среды для развития ребенка. Родители пациентов с особенностями развития также выступали за право их детей жить дома и получать всю необходимую им помощь по месту жительства. Эти требования нашли широкую поддержку у врачей-педиатров. Все это привело к началу процесса деинституализации, т.е. расформированию системы интернатов и созданию служб помощи на местах. Эти изменения нашли свое отражение в документах ООН, определяющих права детей с нарушениями развития на жизнь в семье, получение образования и интеграцию в общество.

В России основная масса детей с синдромом Дауна продолжала находиться в государственных учреждениях и только около 10% детей воспитывались дома. Отношение к людям с синдромом Дауна стало изменяться с начала 90-х годов. Большую роль в этом сыграли родительские ассоциации и общественные организации. В 1997 году в Москве был создан благотворительный фонд, целью которого является улучшение качества жизни детей с синдромом Дауна в России. В 1998 году на базе этой организации был открыт Центр ранней помощи, оказывающий бесплатную психолого-педагогическую помощь детям от рождения до 8 лет. До этого времени семьям, воспитывающим своего ребенка дома, было трудно найти профессиональную поддержку, и уровень развития таких детей не исследовался. Все обследования уровня развития детей с синдромом Дауна проводились в интернатах, где для многих детей фактор депривации, т. е. отсутствия родительской любви и заботы, оказывается едва ли не ведущим в генезе их нарушений. С другой стороны, развитие системы помощи детям, живущим в семье, позволило добиваться хороших результатов в их реабилитации и изменило представление об их возможностях. Данные, приведенные ниже, заимствованы из иностранной литературы и подтверждены опытом работы Центра ранней помощи (табл.).

Таким образом, дети с синдромом Дауна проходят те же этапы развития, что и обычные дети, и при специальном обучении, хотя и несколько позже, осваивают те же навыки.

На сегодняшний день более 1000 семей из Москвы и регионов России получают информационную поддержку, с ними регулярно занимаются и оказывают консультативную помощь. Подобные программы получают все более широкое распространение в нашей стране и странах ближнего зарубежья.

В основе современного подхода к обучению детей с синдромом Дауна лежит семейно-центрированная модель ранней помощи, включающая психолого-педагогическую поддержку родителей и ориентированная на помощь родителям в воспитании их детей. Большое внимание уделяется развитию детей раннего возраста (от 0 до 3 лет), профилактике вторичных нарушений, возникающих из-за сопутствующих заболеваний или неравномерности развития ребенка. С первых недель в сфере внимания педагогов находится взаимодействие родителей с ребенком, моторное развитие, познавательные процессы, развитие коммуникации. С 1,5 лет дети начинают посещать групповые занятия, направленные на социализацию и подготовку к детскому саду. К 3 годам дети, как правило, поступают в детские сады, продолжая при этом получать дополнительные специальные занятия. Все больше детских садов организуют интегративные группы, где дети с синдромом Дауна находятся вместе с обычными сверстниками, и отмечают их положительное влияние друг на друга. К 8 годам дети поступают в школы, подобранные в соответствии с уровнем их развития. Основная масса детей учится в специализированных школах, однако есть отдельные примеры обучения детей с синдромом Дауна в общеобразовательных школах.

Безусловно, только межведомственное взаимодействие, включающее органы здравоохранения, социальной защиты и образования, позволяет комплексно решать проблемы ребенка с нарушениями развития и его семьи.

С 2002 г. ведется активная работа, направленная на профилактику социального сиротства детей с синдромом Дауна, а также на изменение отношения к данной категории детей в профессиональной медицинской среде и в общественном сознании.

Основными компонентами программы являются:

1. Предоставление врачам родильных домов современных знаний об особенностях развития детей с синдромом Дауна, живущих в семье, возможностях педагогической помощи таким детям, тактике сообщения диагноза. Информация о программе и печатные материалы о синдроме Дауна бесплатно передаются в родовспомогательные учреждения.
2. Оказание специалистами кризисной психологической помощи и социальной поддержки родителям, находящимся на стадии принятия решения о судьбе ребенка.
3. Включение семьи в службу ранней помощи буквально с первых дней жизни ребенка, психолого-педагогическое сопровождение в дошкольный период и при поступлении в школу.

Результатом реализации данной программы является устойчивое увеличение числа детей с синдромом Дауна, воспитывающихся в семьях. Так, в 2002 году в Москве в семьях оставалось примерно 15% детей, также как в среднем по России, а через 4 года работы программы — в 2006 году — 50% детей.

Поговорим об этом проекте более подробно.

Многие родители помнят те слова, которые они услышали в родильном доме, долгие годы. Поскольку синдром Дауна определяется сразу после рождения ребенка, родители узнают диагноз до того, как сформируются их отношения с ребенком, а часто даже раньше, чем они его в первый раз увидят. То, каким образом сообщается о диагнозе, во многом влияет на дальнейшее формирование детско-родительских отношений и принятие ребенка, даже если ребенок остается в семье.

Сообщение о синдроме Дауна разрушает образ того ребенка, о котором родители мечтали в течение беременности, их планы и представления о себе, как о родителях. Значимость этой утраты определяет интенсивность и продолжительность переживаний. Этот процесс имеет несколько фаз и, в конечном итоге, направлен на реорганизацию жизни в соответствии с новой ситуацией.

Первая фаза (шок) может быть описана словами: «Этого не может быть, это не со мной». Она может длиться от нескольких минут до нескольких дней. Затем наступает фаза реакции, которая проявляется в чувстве гнева, конфликтности, недоверчивости, поисках «виноватого». Эти чувства часто обрушиваются на тех, кто оказался рядом, сообщил о диагнозе. Важно понимать, что подобное поведение является нормальным проявлением этого этапа переживания горя, и постараться эмоционально поддержать родителей. Эта фаза может длиться от нескольких дней до нескольких недель.

На следующем этапе начинается адаптивная фаза. Родители постепенно принимают факт синдрома Дауна у их ребенка, у них заметно снижается тревога, они начинают думать о насущных нуждах. Эта фаза может длиться до года. После этого наступает фаза ориентирования или реорганизации, когда семья осваивает роль родителей необычного ребенка, конструктивно подходит к решению своих проблем, ищет помощи у соответствующих служб, строит планы на будущее, завязывает новые отношения.

К сожалению, родители обычно должны принять решение о судьбе ребенка, пока он находится в родильном доме, т. е. в течение первых нескольких дней после его рождения. В это время они находятся в шоковой или реактивной фазе, и в таком состоянии практически невозможно принять взвешенное решение. Возможность отложить выбор дает им необходимое время для адаптации. В Центре ранней помощи зарегистрировано около 30 случаев, когда родители забирали ребенка домой через несколько дней или месяцев после отказа.

Врач в родильном доме, сообщающий о диагнозе, тоже находится в стрессе, вызванном несоответствием новорожденного его ожиданиям, необходимостью сообщать неприятную новость, предполагаемой реакцией и т. д. Кроме того, он оказывается тем единственным человеком, к которому родители могут обратиться, и ему приходится отвечать на вопрос: «Что это значит?», представляя педагогическую информацию о развитии и социализации ребенка, а также оказывать психологическую поддержку матери, отвечая на вопрос: «Что же теперь делать?».

Не имея достаточной психологической подготовки, врачи нередко действуют за счет своих душевных сил, «примеряя ситуацию на себя». Часто врачу трудно определить границы своей ответственности, и он, искренне желая помочь родителям, советует им отказаться от ребенка, исходя из собственных представлений и своего психологического ресурса. При этом получается, что врач советует отказаться от чужого ему ребенка, а родителям приходится отказываться от своего.

Реакция матери, растерянность, слезы, агрессивное поведение также вызывают желание помочь ей, и часто ей назначают препараты, снижающие интенсивность проявлений горя, но замедляющие его переживание.

Понимание границ своих возможностей и ответственности, возможность пригласить психолога, педагога или представителя родительской ассоциации облегчают врачам стоящую перед ними задачу.

Остановимся подробнее на том, что важно сделать в родильном доме:

* поздравить родителей с рождением ребенка, перечислить обычные в таких случаях позитивные вещи: пол, рост, вес и т. д.;
* рассказать о его проблемах, плане обследования и необходимых медицинских мероприятиях;
* приносить ребенка матери, стараться сохранить грудное вскармливание, поскольку это крайне важно для здоровья ребенка, улучшения его контакта с матерью и развития речи в дальнейшем;
* предоставить родителям общие сведения о синдроме Дауна, избегая прогнозов, так как развитие новорожденного ребенка предсказать невозможно;
* поддерживать любое решение родителей о дальнейшей судьбе ребенка;
* агитировать родителей принять то или иное решение не допустимо, так как мы не понимаем в полной мере обстоятельств жизни этой конкретной семьи и не можем разделить с ними ответственности за совместно принятое решение;
* доброжелательно расспрашивая родителей об их решении, мы возвращаем их к их чувствам, обстоятельствам жизни и их собственной мотивации и ответственности. Это приводит к тому, что они принимают более естественное решение — не отказываться от ребенка и в дальнейшем занимают более активную родительскую позицию;
* дать время для принятия решения о судьбе ребенка, поскольку состояние родителей после сообщения диагноза часто не позволяет им сделать обоснованный выбор. Организовать при необходимости встречу с другими членами семьи или психологом;
* дать информацию об организациях, где семья может получать поддержку в дальнейшем. Если у ребенка остаются медицинские проблемы, он должен быть направлен в медицинское учреждение, если проблемы развития — в учреждение психологического или педагогического профиля. Это могут быть педагогические службы, родительские группы взаимной поддержки, социальные службы и т. д. Лучшим вариантом, безусловно, является служба ранней помощи, поскольку семейно-центрированная модель ранней помощи дает возможность родителям получить психологическую поддержку, обращаясь по поводу развития ребенка.

Начало работы с семьей на этапе родильного дома, включение семьи в службу ранней помощи, с последующим переходом ребенка в детский сад, школу и проекты занятости для взрослых, обеспечивает развитие, обучение и социализацию детей, а также дает возможность их родителям работать и вести обычный образ жизни.

Автор: Медведева Т. П., Центр ранней помощи «Даунсайд Ап», Москва

lib.komarovskiy.net

Комаровский о синдроме дауна

Сообщение Kalipso » Ср дек 21, 2011 20:30

Может это потому, что на ранних сроках часто смотрят вагинально, а это, согласитесь, малоприятно

Добавлено спустя 5 минут:

Сообщение Millka » Ср дек 21, 2011 23:58

Сообщение София Петухова » Чт дек 22, 2011 10:57

Спасибо всем за комментарии, даже за неуместную критику)))
Еще раз повторяю, что страхов и фобий у меня нет))) И провоцировать НА ЧТО могу я вас?? Может, конечно, я не там ищу ответ на свой вопрос, потому что хочу услышать как можно больше мнений и сделать свой вывод и решение. конечно, мне хотелось бы услышать мнения компетентных в этих вопросах людей!
Вот один, например, я услышала — о том что ультразвук ребенок не слышит _ЭТО РЕАЛЬНОЕ ОПРОВЕРЖЕНИЕ и я с ним соглашаюсь.
Вопрос как раз «о чем».
И, я не скрою, что одной из моих целей — чтобы люди — мамы, возможно как и я, задумались о важных вещах в начинающейся жизни своего ребенка.
По поводу «статей о воздействии УЗИ, которые пишут люди ничего в этом не понимающие». на этом же сайте нашла статью Комаровского о моем вопросе.
http://lib.komarovskiy.net/o-polze-i-vr . nosti.html
А теперь скажите, что статьи пишут люди ничего не понимающие в исследованиях .
учитывая еще то, что у нас такие исследования не проводятся, а проводятся только там где на это есть деньги, в США и другие зарубежные страны -ПОЭТОМУ естественно, что наши врачи действительно ничего не знают о воздействии УЗИ на плод ОСОБЕННО — я подчеркиваю- на сроке до 12 недель (после уже не так).
Наука действительно прогрессирует, и помимо приборов, появляются и новые лекарства , но вот (как например анальгин) только спустя много лет выяснилось, что его нельзя пить)))) и его сняли с производства. а всё почему? потому что не было нормально проведено исследований сначала. подопытными стали ничего не знающие люди ВОТ ЧТО ПЕЧАЛЬНО. понимаете?
Да, у нас такое время, что мы не можем доверять «специалистам» и приходится самому везде разбираться и быть ХОТЯ бы осведомленным в интересующих нас вопросах, никто тебе правды не расскажет.
Я не хочу ИДЕАЛЬНО))) я тоже смотрю реально на происходящее)) потому что у нас тоже не идеальное здоровье, но уменьшить этот риск, сделать всё от меня зависящее- это мой прямой долг перед будущим ребенком еще до его появления.
И кстати, уважаемая оптимистка, в той статье, что вы привели, там тоже сказано, что УЗИ не стоит делать до 12 недель . почему ж лучше не делать, если это вообще не опасно.
И опять же. Я ТОЛЬКО ГОВОРЮ ПРО ВРЕД УЗИ НА СРОКЕ ДО 12 НЕДЕЛь, когда начинает формироваться плод. А синдром Дауна ничем не лечится, если вы знаете. на поздних сроках оно все же необходимо. вот!

[color=green][size=9]Добавлено спустя 3 минуты:[/size][/color]

[quote=»МаМаша»]Значит Вы еще готовы ответить на такие вопросы: Вы готовы воспитывать ребенка с Синдромом Дауна? С другими серьезными аномалиями? Готовы будете к его смерти в родах, в раннем возрасте, или спустя время? [/quote]

Как мы живем с синдромом Дауна

Здравствуйте, Евгений Олегович!

Подумала, что вам, возможно, будет интересно, как мы живем с синдромом Дауна и не залечиваем ребенка. А может, и еще кому-то пригодится наш опыт)).

У нас есть старший сын, его мы выгуливали в любую погоду, ходил часто без шапки (но с соплями), болел раз в два года.

Поэтому, когда родился Тимур, мы решили, что раз ребенок с ослабленным иммунитетом, то надо вдвойне строже подойти к вопросу здоровья.

1) Начали со стандартного набора прививок. У нас есть все по возрасту. Плюс гемофильная и пневмо. Даунята склонны к отиту, поэтому и гемофильную, и пневмо мы сделали по плану с АКДС.

2) У даунят узкие носовые/ушные ходы, поэтому важно, чтобы сопли не засыхали и слизь не застаивалась. У нас увлажнители в комнатах и регулируемые батареи, так что это немного спасает в отапливаемые периоды.

Каждое утро мы купаем Тимурку. Каждый день он просыпается с соплями, и единственный способ прочистить нос — активно купаться с нырками и прочими шалостями.

Всю дорогу в сад он отчихивает то, что накупал утром)). Зато в саду все нормально.

Вечером тоже купание, чтобы ночь проспать спокойно. Рот у него все время открыт из-за языка, тут мы ничего не можем поделать, но с носом вот так работаем)).

3) У даунят плохая кожа, поэтому весь зимний период и в ветреные дни мы мажемся кремом «от непогоды» — это происходит как раз после утреннего купания. Немного спасает ситуацию. Вечером — «Бепантен» на щеки и под нос.

4) У Тимурки всегда был гипотонус, поэтому я почти все время держала его на полу, чтобы он сам пытался шевелиться. Даже на улицу выносила специальный коврик, и он лежал не в коляске, а на коврике на животе. Тренировался, так сказать))).

5) Всем своим детям вместе с резиновыми сапогами я покупаю резиновые штаны и куртки. Мы, наверное, единственные, кто гуляет в дождь.

Не могу сказать, что мы гуляем каждый день. Когда погода особо мерзкая, мы можем просидеть дома в выходной, но это все родительская лень (что тоже должно присутствовать, дабы родители не убились на почве родительства))).

6) Всякие занятия и прочие родительские активности таки нужны. Я нашла хорошие занятия, и мы на них ходили с 1,5 года. Это была в первую очередь социализация. Тимур очень осторожный, поэтому мне хотелось, чтобы он привыкал к другим детям. Я сама поступила на режиссерские курсы и ходила на занятия вместе с ним. Заметила, что у Тимурки были прям скачки в развитии после наших поездок.

Ездила на метро, чтобы можно было всю дорогу с ним разговаривать (в машине ребенок только затылок мамы видит). Шило в попе обнаружилось именно там))).

7) Массажи. Даунятам не рекомендованы массажи из-за слабых связок и подвижных суставов, но нам настоятельно рекомендовали массаж все врачи в нашей поликлинике. Поэтому мы сначала почитали, а потом не стали его делать))).

Что рекомендовано, так это родительский массаж, то есть всякие поглаживания и прочие нежности. Это у нас Тимурыч получает сполна. Вообще, если присмотреться, то тот, кто с ним рядом сидит, обязательно его «наглаживает». Это уже в привычку вошло. Размять ножку, погладить ладошку.

Особое место в нашей жизни занимает логопедический массаж: даем Тиму сухари жевать, так он тренирует речь.

8) Бассейн. Ходили в бассейн, когда он был совсем маленький, а сейчас я договорилась, чтоб он и в саду ходил. Он, конечно, ужасно халявит и плавает буйком, но все равно это очень полезно. Координация — это действительно слабое место у детей с ДС.

9) Тимур до 1,2 года был на ГВ, потом у него полезли зубы, и я сказала: «Все, друг, гудбай!». Бутылку с жидкой кашей он выпивал на ночь и перед дневным сном. А так пюрешки, но в основном он ел из моей тарелки. Не брезговал и папиным стейком, чем нас бесконечно удивлял))).

10) Даунята склонны к полноте, поэтому стараемся булками не кормить. Из десертов дети любят мороженое. Соки тоже не даем (их в садах много фабричных), дома пьют воду. А фрукты просто грызут.

Вообще мы, как родители ребенка с синдромом Дауна, должны быть и врачами, и тренерами, и учителями. Хорошо, что есть протоколы заграничные, а иначе мы бы безвылазно сидели на антибиотиках и ходили бы по дому в шерстяных носочках. К сожалению, каждый врач имеет свое мнение, часто гомеопатию прописывают. Мы ходим в поликлинику только за справкой или на медосмотры. А шапка у нас обязательна только летом. Так — капюшон или вообще ничего. Сначала люди пугались, но теперь все привыкли. Даже в саду Тимур гуляет без шапки))).

Родители особенных детей часто выходят из роддома глубоко травмированными отношением окружающих. На них легко надавить, застыдить. Такие родители всего боятся вдвойне. Поддержка квалифицированная медицинская оказывается им крайне редко. У нас 2/3 даунят непривитые, зато раз в три месяца посещают массаж(((.

Меня как-то моя мама спросила: «Ты действительно уверена, что именно так надо?» Я говорю: «Конечно нет. Откуда мне знать. Но я много читаю и стараюсь делать так, как надо».

Я ни в чем не уверена, но, по крайней мере, я знаю, что делаю все, что могу.

А вы, Евгений Олегович, этой уверенностью нас питаете. Это действительно бесценно.

letters.komarovskiy.net

Доктор Комаровский объяснил, почему нельзя кричать на детей

Каждый ребенок своим поведением заставляет родителей раздражаться, а порой даже и выводит из себя. Тогда мы пытаемся успокоить чад своим криком. Но это плохой способ. Известный украинский врач-педиатр Евгений Комаровский объяснил, почему нельзя кричать на маленьких детей и какие последствия могут быть в будущем.

На своей странице в Facebook медик в инфографике доступно показал, что будет с ребенком, который постоянно слышит в свой адрес родительские крики.

В чем опасность таких проявлений эмоций

Первое, на что врач обращает внимание, это то, что крик убивает самоуверенность ребенка. Если вы часто сравниваете с кем-то, дети со временем почувствуют себя малозначимыми.

Не менее серьезной проблемой чеиз-за криков, врач называет агрессию. Если 4-5-летние дети живут в атмосфере скандалов, то со временем становятся нервными и начнут проявлять агрессию по отношению к сверстникам.

Кроме того постоянный крик вызывает страх и проблемы с концентрацией внимания. Запуганные дети часто не могут самостоятельно решать свои проблемы и конфликтные ситуации.

Эмоциональное насилие также приводит к проблемам в обучении, такие дети не могут сконцентрироваться.

Как сдержать свой гнев

Комаровский дал несколько советов, как заставить держать себя в руках и быть объективными по отношению к детям.

Задумайтесь над тем, сколько вы кричите на ребенка, а сколько хвалите. Подумайте о психике детей и о последствиях своих действий, которые могут проявиться в будущем.

Вы — пример для ребенка, который во взрослой жизниберет пример с модели семьи. А какую модель отношений вы показываете потомкам?

Отношения в семье часто могут приводить к выбросу эмоций. Поэтому старайтесь избегать стрессовых ситуаций, и по крайней мере не выливайте свою боль на ребенка.

Если же вы в очередной раз не удержались и накричали, первое, что стоит сделать — попросите прощения.

Покажите ребенку, что вы его любите и цените. Дети должны знать, что ошибаться — это нормально. Ведь на ошибках учатся.

Старайтесь всегда поощряйте ребенка делать что-то самостоятельно. И как бы он ни делал, покажите, что ваш ребенок — это ваша гордость.

Доктор Комаровский объяснил, как следует реагировать на истерику ребенка

Как ранее сообщал портал «Знай.ua», Евгений Комаровский дал несколько советов, как защитить себя и ребенка от вирусов.

m.znaj.ua