Кто болеет ипохондрией

Кто такой ипохондрик?

Забота о состоянии своего организма – норма для любого человека. И вполне объяснимо, что каждый из нас, заметив симптомы недомогания, обращается за медицинской помощью. Почему же тогда еще во времена Гиппократа медики выделяли из рядов пациентов тех, кто чрезмерно беспокоился о своем здоровье? Желание обследоваться вновь и вновь они описывали как отдельное заболевание и дали ему название – ипохондрия.

Современная медицина в соответствии с Международной классификацией болезней (МКБ-10), разработанной ВОЗ, относит ипохондрию к разряду психогенных психических расстройств соматоформного типа. В этом определении уже кроется часть ответа на вопрос, кто такой ипохондрик. Соматоформное расстройство психики характеризуются умением скрывать симптоматику психогенных заболеваний за отдельными симптомами различных соматических болезней, которые по органическим проявлениям не складываются в клиническую картину ни одной известной медицине патологии. Некоторая тревожность относительно своего здоровья присуща большинству людей, если они ответственно относятся к себе и близким. Но для этого большинства достаточно пройти обследование, чтобы откинуть мнимый самодиагноз и с облегчением окунуться в привычную жизнь.

Ипохондрик постоянно находится под прессом навязчивой идеи о наличии у него неизлечимой тяжкой болезни, которую якобы не могут выявить врачи. Если результаты проведенного осмотра и обследования отклоняют его подозрения, ипохондрик либо обвиняет медиков в некомпетентности и обращается к другим специалистам, либо находит у себя симптомы другого смертельного заболевания.

Когда человеку кажется, что он болен всеми болезнями, постоянное стрессовое состояние действительно вызывает сбои в работе сердца, сосудов, половых органов, желудочно-кишечного тракта, мозгового кровообращения, которые убеждают ипохондрика в наличии у него тяжелого недуга. Круг замыкается, а поскольку такой больной убежден, что его заболевание носит соматический характер, он упорно продолжает посещать любых специалистов, кроме тех, кто способен установить правильный диагноз и назначить эффективное лечение – психотерапевта или психиатра.

Почему люди болеют ипохондрией

Заболевание не имеет ограничений по возрасту или половой принадлежности – от ипохондрии могут страдать дети и старики, женщины и мужчины. Женщины подвержены этой болезни в большей степени, дети – в меньшей. Но эта статистика не совсем верно отражает действительное положение, поскольку ведется на основании обращений за помощью к психиатрам и психотерапевтам. Мужчины более предвзято относятся к посещению этих специалистов, дети не могут внятно объяснить свое состояние, а значительная часть ипохондриков посещает специалистов по общим заболеваниям, продолжая страдать от психического расстройства, — их количество неизвестно.

Окончательная причина возникновения ипохондрии не выяснена, но определены эндогенные и экзогенные факторы, провоцирующие заболевание, основные из которых: психический склад личности – повышенная мнительность, чувствительность, эмоциональность, внушаемость, нестабильность психики в подростковом и пожилом возрасте;

  • особенности воспитания и среды пребывания: отсутствие внимания родителей и окружающих или его переизбыток;
  • особенности межличностных отношений на работе или в семье: необходимость сдерживать агрессию, терпеть несправедливое отношение родственников, коллег или руководства;
  • нежелание или невозможность принять реальные (не обязательно негативные) изменения в жизни: возраст, выход на пенсию, замужество дочери, потерю близкого человека, переезд, повышение по работе, перевод в другой детский сад или школу и т.п.;
  • заниженная самооценка, стремление к зависимости;
  • перенесенное тяжелое заболевание.
  • Стремление привлечь внимание окружающих через имитацию болезни присуще даже самым маленьким. Если потакать малышу в желании заболевать, когда ему необходимо внимание, не видеть реальную причину таких манипуляций окружающими, уловка перерастет в привычку. Но если в детском возрасте она срабатывает, поскольку вокруг – любящие родители, бабушки и дедушки, то в процессе взросления ребенок столкнется с непониманием сверстников, учителей, коллег по работе, руководителей. Стрессовые ситуации будут учащаться и утяжеляться, депрессия расти, ипохондрический синдром – укореняться.

    При любой этиологии психика больного неправильно интерпретирует ощущения, которые поступают от внутренних органов, в результате чего человеку начинает казаться, что он сражен страшным недугом.

    Необычайно легкий доступ к информации на медицинскую тему в сети интернет, печатных и электронных СМИ если и не увеличивает количество ипохондриков, то предоставляет им неограниченные возможности расширять свои «знания» о различных заболеваниях.

    Старательный поиск и внимательное изучение информации о болезнях – тоже симптом ипохондрии.

    Симптоматика

    Большинство ипохондриков знают этиологию и патогенез «своего» заболевания не хуже профильного врача. Именно поэтому специалисту по общим заболеваниям так сложно переубедить пациента, страдающего ипохондрией. Имея поверхностную информацию о принципах постановки диагноза, требующих цельной клинической картины, в том числе – и органических проявлений, больной считает, что для диагностики достаточно нескольких явных симптомов.

    Даже когда врач с помощью результатов анализов и аппаратного обследования сможет на время переубедить ипохондрика, он вернется вновь, поскольку на этот раз ему кажется, что болен неизвестной болезнью.

    При этом человек испытывает реальные мучительные страдания психического и физического плана, которые в совокупности и представляют ипохондрический синдром:

  • постоянная тревога о состоянии здоровья, анализ всех происходящих в организме процессов;
  • чрезмерные, завышенные, ярко описанные симптомы мнимой болезни, которая при обследовании не обнаруживается;
  • частая смена жалоб и симптомов, с переключением на другие болезни, в том числе – на «неизвестную»;
  • маниакальная уверенность в наличии тяжелого заболевания, которую не устраняют даже отличные результаты обследования;
  • усложнение и утяжеление симптоматики ложного самодиагноза;
  • физические проявления по причине постоянного стресса: повышенная потливость, аритмии, нарушение дыхания и глотания, головная боль и другие боли различной локализации.
  • Это симптомы навязчивой (невротической) формы ипохондрии, по наличию которых опытный психотерапевт или психиатр уже сможет диагностировать заболевание.

    Более тяжёлая ипохондрическая симптоматика встречается в рамках сверхценной и бредовой ипохондрии на фоне малопрогредиентной и манифестных форм шизофрении, а также в рамках патохарактерологического развития расстройства личности (психопатии).

    Ипохондрия – это не капризы, не эксцентричность и не слабохарактерность, а серьезная болезнь, которую не преодолеть волевым усилием.

    Налогоплательщики Европы и Америки уже давно это поняли: по данным ВОЗ, 4-6% людей, регулярно вызывающих «скорую помощь», – ипохондрики. Желая уменьшить расходы здравоохранения, в развитых странах создают добровольные команды по уходу за этими больными, а волонтеров учат, как успокоить ипохондрика. Как помочь ипохондрику справиться со своим недугом Самый верный ответ на вопрос, как помочь человеку с ипохондрией – уговорить страдающего этим заболеванием посетить психотерапевта. Это сложно, но тем, кому больно видеть страдания близкого человека, способны справиться с этим заданием. Участие друзей и родственников облегчает и процесс лечения у специалиста, который может их привлечь к семейной или групповой психотерапии. Постоянное общение с близкими людьми отвлекает больного от зацикленности на мнимой болезни. Приветствуется также наблюдение медиков, представителей социальных служб, которые вовремя заметят рецидив и сообщат лечащему психотерапевту. Лечение ипохондрии в «Неопси»

    В Центре здоровья психики «Неопси» знают, как помочь человеку с ипохондрическим синдромом. Врачи-психиатры Центра с успехом учат пациентов с этим диагнозом, правильно управлять своей жизнью. Только специалист сможет в правильной форме открыть пациенту глаза на реально существующие, а не выдуманные проблемы, сохранить его здоровье (в том числе – оградив от приема огромного количества ненужных медикаментов), а часто – и жизнь. На первой стадии лечения психотерапевт стремится, чтобы пациент признал: «Я по любому симптому считаю, что неизлечимо болен, именно в этом мое заболевание, мне необходима помощь».

    Психиатры Центра умеют строить с пациентом особые отношения, основанные на откровенности и честности. Это оправдывается взаимным доверием, что помогает в процессе лечения справляться с очередным приступом, а в результате – окончательно избавляться от ипохондрического синдрома. В Центре применяют различные методы психофармакотерапии ипохондрических состояний в комплексе с психотерапевтической работой.

    В зависимости от индивидуальности симптоматики и предпочтений самого больного используется: индивидуальная, групповая или семейная терапия. Техника, которая применяется в работе сводится к нескольким направлениям, которые на наш взгляд являются наиболее эффективными. Это

    • когнитивно-поведенческая;
    • суггестивная;
    • рациональнальная;
    • экзистенциальная;
    • гипнотерапия;
    • аутотренинг.
    • Методика психотерапевтического воздействия всегда выбирается индивидуально, в зависимости от тяжести заболевания и особенностей пациента. При более тяжелых формах ипохондрии могут назначаться медикаментозные средства: антидепрессанты, антипсихотические препараты, транквилизаторы и др.Обращайтесь за помощью к специалистам Центра здоровья психики «Неопси» вовремя – и ваше здоровье и качество жизни будут восстановлены.

      Записывайтесь на консультацию по указанному телефонному номеру или воспользуйтесь сервисами обратной связи и записи на прием.

      www.neopsy.ru

      Я — ипохондрик

      23 марта 2016 в 14:29

      андрей смирный

      Часто врачи жалуются на то, что современные люди плохо заботятся о своём здоровье. И действительно, многие из нас не пойдут на приём лишний раз: государственные больницы и поликлиники оставляют желать лучшего, а какой-нибудь насморк или кашель можно вылечить и самостоятельно. Но есть и обратные ситуации: когда люди слишком сильно переживают из-за своего здоровья, таких называют ипохондриками. Они — частые клиенты врачей, подозревающие у себя наличие многих смертельных заболеваний. Иногда ипохондрики даже не догадываются, что их расстройство связано скорее с психологическими проблемами и поддаётся терапии. Один из таких озабоченных своим здоровьем людей рассказал The Village о страхе смерти и борьбе с ним.

      Как всё началось

      Времена, когда шутки про рак мозга казались мне смешными, резко закончились летом, в год окончания университета. Мне было 22, я в самый последний момент дописывала диплом, много работала и оправлялась от неудачного романа. Помню, что спать хотелось так сильно, что перед работой я сушила голову лёжа, досыпая в процессе. Последнюю точку в дипломе я поставила за день до защиты во время перерыва на работе, а затем побежала через всю Москву показывать текст оппоненту. В общем, времена были напряжённые. За пару месяцев до этого я наконец съехала из университетской общаги в маленькую и довольно убогую однушку на окраине Москвы — очень хотелось побыть одной. Это было плохим решением.

      Одним жарким июньским днём я вернулась с работы пораньше, чтобы продолжить свои дипломные мучения. Помню, как купила в магазине варёную сгущёнку и ела её прямо из банки перед компьютером. И в какой-то момент мне вдруг стало нечем дышать, поэтому я подошла к окну и решила осмотреть своё горло в зеркале. Мне показалось, что оно опухло. «Это отёк Квинке, я сейчас умру», — в панике подумала я, после чего дышать стало ещё сложнее. Я держалась за горло. Казалось, что с каждой секундой оно становится всё больше. Не зная, что делать, я решила обратиться за помощью к соседям — тогда это показалось мне единственно разумным решением. Я позвонила в квартиру за коричневой дверью, обитой дешёвым кожзамом, возле которой всегда стояло больше десятка пар обуви. Кажется, до этого я никогда не видела соседей, зато слышала лай их огромной собаки. Надо сказать, я до ужаса боюсь собак, но страх меня не остановил, и я нажала на кнопку звонка.

      Дверь открыла маленькая молодая женщина, рядом с ней стоял ребёнок лет пяти. Я немедленно рассказала им, что умираю и что мне нужно вызвать скорую помощь и вколоть антигистаминный препарат. Женщина сориентировалась на редкость быстро и позвонила в скорую, после чего сказала мне, что у неё есть средство от аллергии в ампулах. Укол сделали прямо на кухне, стоя.

      Скорая приехала минут через пятнадцать. Неспешные равнодушные врачи осмотрели меня, измерили давление, проверили прописку и, к моему удивлению, сообщили, что со мной всё в порядке — никакого отёка Квинке у меня нет. Для моего спокойствия сотрудники скорой предложили отвезти меня в приёмный покой, и я согласилась. Там меня осмотрели ещё пять или семь специалистов, в том числе забавный лысый лор. Все как один сказали: «Девушка, с вами всё в порядке, идите домой».

      В тот вечер ко мне приехала подруга, и я, истощённая, провалилась в глубокий сон. Этот нервный невесёлый эпизод стал началом моей ипохондрии, но сам по себе закончился довольно комично. Через день после случившегося я решила отблагодарить соседку за «спасение»: купила в магазине большой кремовый торт и снова позвонила в ту самую дверь. Её открыла та самая милая молодая женщина — я вручила ей торт и довольно сумбурно выразила свою благодарность. К моему удивлению, на этом наш светский разговор не закончился: соседка сказала, что у неё тоже есть для меня подарок. Она ушла в одну из комнат и вернулась с тоненькой брошюрой, на которой был изображён воодушевлённый бородатый мужчина с распахнутыми руками под заголовком «Свидетели Иеговы: Кто они? Во что они верят?».

      Время от времени, когда я была дома одна, мне становилось тяжело дышать. Тогда я звонила маме, которая всеми силами старалась меня успокоить

      Что было дальше

      То лето прошло для меня относительно спокойно, если не считать того, что я регулярно осматривала своё горло в зеркале. Время от времени, когда я была дома одна, мне становилось тяжело дышать. Тогда я звонила маме, которая всеми силами старалась меня успокоить. В какой-то момент стало казаться, что ком в горле стоит постоянно — было сложно глотать и дышать, но желание постучаться к соседям — свидетелям Иеговы напрочь отпало. Это непреходящее ощущение отправило меня в первое длинное путешествие по врачебным кабинетам. Хирург, невропатолог, дважды лор, который осматривал моё горло не менее пристально, чем я сама. В конце концов один из врачей отправил меня к гастроэнтерологу: он сказал, что ощущение комка в горле может быть связано с проблемами с желудком. После мучительной гастроскопии мне выписали горсть таблеток — как оказалось, бурные студенческие вечеринки не прошли даром. Несколько месяцев после этого приступы меня не беспокоили, и казалось, что причина неприятных ощущений наконец найдена.

      К осени жизнь наладилась: я провела две недели на море и переехала в квартиру ближе к центру, диплом был позади, я меньше работала и больше каталась на велосипеде. Но однажды приступы удушья вернулись: чаще всего они происходили в людных местах (метро и торговых центрах), но случались и дома, когда я была одна. В какой-то момент я поняла, что при определённом ходе мысли приступов удаётся избежать. Например, часто я думала: если со мной что-то случится в людном месте, шансы, что меня спасут, выше, а значит, на людях я в безопасности. Однако дома, понятное дело, найдут уже бездыханное тело. Как ни странно, эти мрачные мысли помогали не впадать в панику моментально.

      Однажды я рассказала о своём состоянии другу. Обычно ответом на мой рассказ были весьма стандартные слова сочувствия и поддержки, но Лёша воспринял его с неожиданным пониманием. Оказалось, пару лет назад он пережил нечто похожее. Первый приступ произошёл в командировке за границей: он почувствовал себя так плохо, что обратился ко врачу со словами «It seems I’m dying». Расспросив о симптомах, милая женщина в белом халате дала ему леденцы от кашля, чем разрушила представление о превосходстве европейской медицины над отечественной. В Москве Лёше довольно быстро объяснили, что с ним. Страх, тревога, навязчивые мысли о болезнях, сильное сердцебиение, дыхательные расстройства — всё это симптомы тревожного невроза. Обычно к нему приводит перенапряжение и стресс. По всей видимости, это и был мой случай.

      С моим другом по несчастью мы вели довольно долгую переписку в Google Talk. Некоторые его слова я даже скопировала из чата, распечатала и носила с собой — кажется, тот смятый и изрядно потёртый лист формата А4 пролежал в моём кармане целый год. «То, что с тобой творится, — это не нечто страшное и непонятное. Это конкретное расстройство, которое даже в самом тяжёлом виде не приводит к чудовищным последствиям. Всё это описано и изучено, и это пройдёт. Просто нет случая в медицине, когда бы это не проходило, — писал мне Лёша. — Кроме того, так называемое тревожное расстройство не имеет никакого отношения к психическим заболеваниям. То есть ты, возможно, будешь лезть на стенку от паники, но это не грозит потерей личности, это не начало шизофрении. Это просто идиотское поведение твоего организма, которое не имеет никакого отношения к тебе. Ты должна к этому относиться как к очень неприятному, но внешнему фактору». Самодеятельной психотерапии в чате и смятой бумажки в кармане той осенью мне хватило: ощущение удушья появлялось всё реже, и я научилась его контролировать.

      Однажды я посетила за день двух терапевтов: с утра потому, что почувствовала слабость, а вечером потому, что у меня заболел живот, — как мне показалось, от слишком сильных витаминов, которые мне выписали с утра

      Как всё вернулось

      Тревожность снова стала беспокоить меня три года спустя. Помню, как начала читать историю жены журналиста Романа Супера, которая заболела раком, и не смогла закончить — стало страшно. Раньше эта болезнь казалась мне далёкой, она случалась с какими-то незнакомыми людьми из другой жизни. А тут вот оно, страшное, рядом. Помню, в этой истории больше всего меня задело то, что врачи не смогли сразу поставить диагноз: Юля начала кашлять и нащупала маленькую шишку над левой ключицей, ей выписали антибиотики, но они не помогали. И только один врач оказался дотошным и решил исключить рак. «Значит, если со мной что-то случится, мне ещё и не сразу смогут поставить диагноз?» — с ужасом думала я.

      Через несколько месяцев я почувствовала себя плохо и пошла к нашему офисному врачу за таблеткой. Стандартная процедура: мне измерили температуру, и электронный градусник показал 35. Померили ещё раз — без изменений. Раньше, когда я начинала чувствовать себя плохо и измеряла температуру, она часто была ниже 36. Но меня это не беспокоило — списывала всё на плохой иммунитет. Вроде как организм не повышает температуру, потому что не борется. На этот раз я немного заволновалась и написала об этом в Facebook. Комментарии только подогрели мою паранойю: добрые друзья-знакомые писали, что низкая температура может быть признаком серьёзных заболеваний и что мне нужно срочно вызвать скорую, а то станет поздно. И правда, что может быть лучше, чем напугать ипохондрика быстрой неминуемой кончиной? Обычный ртутный градусник дома тоже показал 35, поэтому я действительно позвонила в скорую.

      На этот раз ко мне приехали весёлые мужчины в синих костюмах. Я нервно улыбалась, немного стесняясь того, что отвлекла их от, возможно, более серьёзных случаев. Снова измерили температуру, уже градусниками из скорой — 36. Врачи посмеялись, сказали, что я буду жить, и списали всё на неполадки приборов. На следующий день тревожность никуда не пропала, и я решила сходить к терапевту. В то время у меня была рабочая страховка в сети платных медицинских клиник. Идеальные условия для ипохондрика: можно ходить по врачам столько, сколько найдётся свободного времени.

      В конце дня меня приняла женщина средних лет — как мне показалось, не слишком заинтересованная в решении моей проблемы. Измерили температуру электронным градусником — 35. Врач немного озадачилась и, кажется, отвлеклась от своих планов на вечер. Градусник переставили под другую руку — 35. После этого терапевт решила, что нужно использовать два измерителя одновременно — результат был неизменным. Затем она достала обычный ртутный градусник, но и он показал то же самое. После этого врач сделала худшее, что можно было сделать для человека с тревожным расстройством: со словами «Даже не знаю, что с вами не так» она назначила мне с десяток анализов и новых обследований. Оставалось около двух недель до моего долгого отпуска на другом континенте, и я в ужасе отправилась в очередное путешествие по врачебным кабинетам.

      Каждый день я ходила на приём к тому или иному врачу. Однажды я посетила за день двух терапевтов: с утра потому, что почувствовала слабость, а вечером потому, что у меня заболел живот, — как мне показалось, от слишком сильных витаминов, которые мне выписали с утра. Помню удивлённый взгляд доктора, который увидел в электронной системе, что это мой второй визит за несколько часов. К счастью, с результатами всех обследований я попала уже к другому специалисту — спокойной несимпатичной девушке лет 30-ти. Тогда мне показалось, что именно такие врачи внушают доверие: возникает ощущение, что тебя осматривает лучшая студентка курса из мединститута. Она удивилась интенсивности моего общения со всем медицинским сообществом клиники и сказала, что пониженная температура — это вариант нормы. «Некоторые даже считают, что люди с такой особенностью дольше живут — они лучше сохраняются», — успокоила меня врач.

      Спокойная жизнь продлилась недолго — ровно до того момента, пока я не посмотрела эпизод сериала Girls, в котором героиня Ханна обсуждает с гинекологом тест на ВИЧ. «Боже, я же никогда его не сдавала», — с ужасом подумала я. Мысль о том, что я могу быть больна, преследовала меня. Я тут же вычитала туманные симптомы этого страшного заболевания в интернете, начала вспоминать, что довольно часто болею, у меня и слабость бывает, и вот ещё и температура пониженная, всё сходится! Буквально через два дня я пошла сдавать кровь. Встала пораньше, чтобы успеть зайти перед работой в ближайшую лабораторию. Помню, как по спине побежал холодок, когда я увидела документ о том, что в случае положительного результата ВИЧ-инфицированного ставят на учёт — уже нельзя будет остаться один на один со своей болезнью, придётся иметь дело с государством.

      О чём я только не думала, пока ждала результатов: дни мои сочтены, нормальной жизни теперь не будет, какая безответственность; наверное, я и парня своего заразила, я уже никогда не смогу родить ребёнка. Дровишек в костёр моей паранойи подбросила знакомая, которая рассказала про своего ВИЧ-позитивного друга: он почти случайно сдал тест из-за увеличенных лимфоузлов, а теперь регулярно ездит в центр СПИДа за лекарствами. Страшное опять оказалось рядом. Письмо с результатами анализов я открывала дрожащими руками. Результат был отрицательным.

      К этому моменту в перерывах между приступами страха заболеть я всегда с юмором признавала: я — ипохондрик. С одной из подруг мы часто шутили на эту тему: каждый раз, когда она мне звонила, я была или на пути ко врачу, или у врача, или возвращалась из поликлиники, или планировала очередной визит туда, поэтому мы никак не могли встретиться. Помню, до абсурда. Однажды я ехала на самокате, упала и повредила руку. Поехала в больницу, где меня осмотрели и установили, что перелома нет. Однако я заработала ссадину, и на всякий случай мне сделали укол от столбняка. Вечером мы с коллегами решили выпить пива. После нескольких глотков я начала думать: а вдруг пиво несовместимо с препаратом, который мне вкололи? А вдруг у меня сейчас будет анафилактический шок? Тут же начало казаться, что мне трудно дышать, но, к счастью, к тому моменту я уже научилась справляться с этим ощущением. Тем не менее я позвонила маме-медику, чтобы узнать, противопоказан ли алкоголь после прививки от столбняка. Параллельно начала гуглить и наткнулась на сайт про прививки: одна его посетительница рассказывала, как её ребёнка укусила собака, и, чтобы понять, бешеная она или нет, женщина взяла животное к себе домой. «Ну хоть до такого абсурда пока не дошло», — подумала я. Все эти мысли проносились в голове, пока коллеги весело пили пиво. Я нервно рассказала им смешную историю про бешеную собаку и поделилась своими тревогами, отставив пиво в сторону. Один из них с хохотом сказал: «Да нет у тебя столбняка! Я ещё понимаю, если бы ты упала с самоката прямо на шприц в Люберцах, но ведь этого не произошло!»

      Думая о том, что я стремительно двигаюсь к состоянию человека, который может привести потенциально бешеную собаку домой, я наконец позвонила психологу. К тому моменту у меня не было частых приступов паники, я не чувствовала, что задыхаюсь в метро или торговых центрах, и больше не вызывала скорую помощь без повода. Но видеться с врачами чаще, чем с друзьями, было неприятно. А периодически искать у себя симптомы смертельных заболеваний — страшно. Я понимала, что есть проблема и её надо решить.

      Чтобы более-менее прийти в себя, хватило пары консультаций у психолога. В процессе разговора мы пришли к выводу, что мне не хватает внимания и, всякий раз обращаясь ко врачу, я подсознательно его ищу. Не знаю, насколько правильно этот вывод отражает ситуацию, но после осознания этого факта мне полегчало. Всё как будто встало на свои места: есть проблема, и есть причина этой проблемы, осознать её — очень важно. Не могу сказать, что мне удалось избавиться от ипохондрии. Скорее всего, терапии было недостаточно и к ней ещё придётся вернуться. Страх заболеть чем-то страшным и неизлечимым иногда преследует меня и сейчас, хотя это уже не паника. Я не бегаю по врачам столь же активно, могу себя контролировать и, главное, осознаю проблему.

      Характерный пример: по совету подруги я начала читать роман, у главного героя которого диагностируют меланому, при этом в книге подробно описываются симптомы болезни. Я начала осматривать свои родинки — кажется, с ними что-то не так! Провожу бессонную ночь. Делюсь мыслями с другом Лёшей: «Почему у героя не обнаружили рак простаты? Тогда я спала бы спокойно!» В ответ Лёша рассказывает, как однажды нашёл у себя на руке какое-то пятнышко и тут же вспомнил, что при некоторых видах рака на теле постоянно появляются новые родинки. Его подруга-врач посоветовала обвести родинки маркером и понаблюдать, не увеличиваются ли они в размерах. Таким образом она хотела наглядно показать, что всё в порядке, но его первая мысль была такой: «Чёрт, значит, всё серьёзно, это точно рак!» Близкие до сих пор говорят Лёше: «Если вдруг заболела голова, обведи маркером, посмотри, не увеличивается ли в размерах».

      Видеться с врачами чаще, чем с друзьями, было неприятно. А периодически искать у себя симптомы смертельных заболеваний — страшно

      www.the-village.ru

      Ипохондрия. Болезнь постоянного страха

      Ипохондрики — клад для фармацевтической промышленности: это для них выпускаются многочисленные БАДы из акульих хрящей, пояса из шерсти среднеазиатских баранов и тому подобное. Проблемы ипохондрии мы попросили прокомментировать Анатолия Болеславовича Смулевича, доктора медицинских наук, профессора, академика РАМН.

      Ипохондрики — клад для фармацевтической промышленности: это для них выпускаются многочисленные БАДы из акульих хрящей, пояса из шерсти среднеазиатских баранов и тому подобное.

      Проблемы ипохондрии мы попросили прокомментировать Анатолия Болеславовича СМУЛЕВИЧА, доктора медицинских наук, профессора, академика РАМН.

      — Что это за болезнь — ипохондрия?

      — Ипохондрия имеет разные проявления. Самое банальное: когда человек здоров, но боится разных болезней. Этот страх способен породить физические симптомы, имитирующие болезнь. Есть обратный полюс — ипохондрия здоровья. Вы наверняка видели бегунов на улице, купание «моржей» в проруби. Это соматотоники, которые готовы все сделать, чтобы ощутить себя суперменом. Иногда в погоне за здоровьем человек дает себе предельные нагрузки и в результате только ухудшает свое состояние.

      Бывает такой вид ипохондрии, когда человек очень сконцентрирован на заболевании, из-за которого, в общем-то, большого шума и поднимать не стоит. Он тщательно фиксирует все симптомы, любые проявления болезни. Допустим, у него легкая стенокардия, а он щупает пульс, пройдя сто шагов, смотрит, как у него изменилось то да это. Самостоятельно изучает аннотации лекарств, очень пунктуален в приеме таблеток, даже дает советы врачу на приеме.

      Еще один вариант: когда человек проходит обследование, считая, что он болен каким-то тяжелым заболеванием вроде рака, и полагает, не получив подтверждения своим опасениям, что врачи специально от него скрывают диагноз, требует повторного обследования. Бывают и такие, которые полагают, что больны неизвестным науке заболеванием.

      — Какие люди предрасположены к ипохондрии?

      — Это люди тревожно-мнительные, нерешительные, с элементами демонстративности в поведении, истерическими чертами.

      — В каких случаях ипохондрику надо обращаться к психиатру?

      — Далеко не всегда. Представьте себе, что человек перенес инфаркт и очень сконцентрирован на этом, огорчен. Я думаю, что опытный кардиолог сможет его вывести из этого состояния и без психиатра. Но если у больного после инфаркта развилась депрессия, он считает, что никогда не поправится, «помирает», то можно обратиться к специалисту-психологу. Нетяжелые случаи могут вылечить врачи общей практики, невропатологи. Когда же дело доходит до серьезных расстройств вроде тяжелой анорексии, без психиатра не обойтись.

      — Нервная анорексия у девушек — тоже ипохондрия?

      — Это несколько иное, но в широком смысле да, тоже. Мол, у меня плохая фигура — надо худеть! А дальше начинается активное голодание, принимают слабительные, но результат не удовлетворяет, и становится уже невмоготу. Плюют на диеты и опустошают холодильник. В результате рвота, нарушение обмена веществ и проч.

      — Можно ли проводить профилактику ипохондрии?

      — Конечно. Например, в случае с похуданием нужно объяснить человеку возможные последствия. Если перенесено тяжелое заболевание, то необходимо объяснить, что в данный момент больному уже ничего не угрожает. Использование небольших доз транквилизатора по предписанию врача также облегчает ситуацию. Есть такое понятие, как «нозогенная реакция», то есть реакция на болезнь. Допустим, депрессия после инфаркта — здесь психотерапия практически может излечить человека.

      Не страдать!

      О лечении ипохондрии мы попросили рассказать психолога Сергея Валентиновича АНТОНОВСКОГО.

      ЛЕЧЕНИЕ ипохондрии — долгий и длительный процесс. Хотя бывают и парадоксы. В больнице уже три месяца находился инженер К. с тяжелым ипохондрическим синдромом. За весь период его состояние только ухудшалось. Если вначале он ныл и жаловался на боли в голове и говорил, что это рак мозга, то спустя месяц он неподвижно сидел и смотрел в одну точку. Ни психотерапия, ни прием антидепрессантов не вызывали практически никаких изменений. Заставить его что-то сделать было практически невозможно, даже приходилось заставлять его ходить на обед. Во время «банного дня» медсестра случайно налила в ванну слишком горячую воду, куда он и сел. С криками и соответствующими нелитературными выражениями он вылетел из ванной и стал носиться по коридору. Когда он успокоился и его осмотрели, серьезных ожогов не было, но главное — ипохондрия прошла! Он стал нормально общаться, со смехом вспоминал о своей «раковой опухоли мозга». Через две недели его выписали.

      Такие случаи — редкость. Лечение ипохондрии требует времени, внимательного отношения всего персонала медицинского учреждения. Ипохондрику, уверенному в какой-либо болезни, строго-настрого запрещается читать любую медицинскую литературу, сестрам и врачам — общаться на медицинские темы с пациентом. У меня наблюдался Игорь М. — молодой человек, который работал лаборантом на химическом производстве. Он обратился к врачу с жалобой на зудящую сыпь. Обследование показало, что Игорь полностью здоров. Врач предположил, что сыпь вызвана лейкоцитами, которые атакуют постороннее вещество в крови, попавшее туда в результате его работы на химическом производстве. Игорь услышал слово «лейкоциты», связал его с лейкемией и убедил себя, что он болен. Частые медицинские осмотры, волнение родителей, постоянные заверения о том, что он здоров, еще больше укрепляли Игоря в мысли о лейкемии. Он впал в депрессию, постоянно расчесывал свою сыпь и постоянно думал о предстоящей смерти. Пришлось запретить ему чтение любой медицинской литературы, с этажа, на котором он жил, убрали все санпросветительские плакаты, родственникам, медсестрам и врачам было запрещено с ним говорить о болезни. Из его комнаты убрали зеркало. Через какое-то время, когда он отвлекся от своей болезни, сыпь стала проходить, появился интерес к жизни. Все окончательно прошло спустя 4 недели после начала лечения.

      Человеку свойственно периодически испытывать чувство дискомфорта в желудке, небольшие боли в каком-либо из органов. Множество болевых симптомов связано с ситуацией — например, сидячий образ жизни провоцирует боли в спине и позвоночнике. Это совершенно нормально. Люди, склонные к ипохондрии, испугавшись этих проявлений, сосредотачиваются на них, тем самым многократно усиливая. Они как бы стремятся специально страдать. Часто это бывает из-за неосознанного желания привлечь к себе внимание. Но могут быть и совсем другие факторы. Оптимисты никогда не бывают ипохондриками, поэтому главный совет — не надо страдать, и никакая ипохондрия вам не грозит.

      Если кто-то из ваших родственников и знакомых склонен к ипохондрии, то необходима определенная тактика поведения, чтобы предотвратить развитие болезни.

      Не надо стремиться во что бы то ни стало переубеждать человека в отсутствии у него болезни. Отнеситесь к его словам внимательно, выслушайте его, дайте ему понять, что поняли его переживания. и все. Ни советов, ни переубеждений — ничего. Во всем остальном общение должно протекать как обычно. Это должно стать правилом для всех членов семьи. Ипохондрик, не находя подтверждения своих страхов у окружающих, легче откажется от идеи выдуманной болезни.

      Старайтесь контролировать, какие журналы читает и какие передачи смотрит ипохондрик. Желательно, чтобы среди них не было медицинских. Уберите медицинскую литературу подальше.

      Старайтесь, чтобы ипохондрик больше общался, гулял, занимался нетяжелыми видами спорта.

      СОВЕТ: она боится холода

      Народная медицина предлагает немало рецептов лечения ипохондрии. Мы попросили выбрать наиболее действенные врача-психотерапевта Александру Шамильевну ЮДИНУ:

      — Из всех рецептов народной медицины, мне кажется, что только два можно использовать в преодолении ипохондрии. Первый — это обливание холодной водой, которое обладает не только закаливающим действием, но и мощным психотерапевтическим воздействием. Такая процедура позволяет отвлечься от психосоматических симптомов.

      Второй — добавление в пищу аниса. Он способен улучшить мозговое кровообращение подобно тмину или укропу, кроме того, он улучшает настроение, позволяет снять страх и неуверенность в себе при меланхолии, депрессии и мнительности. Лучше всего применять анис в виде чая или настоя.

      Склонны ли вы к ипохондрии?

      Ответив на вопросы теста, вы сможете определить вашу склонность к ипохондрии. Отмечайте наиболее подходящий ответ «галочкой», старайтесь делать это быстро и не задумываясь.

      1. Вы боитесь внезапной смерти? Да Нет

      2. Вы часто чувствуете себя уставшим и беспомощным? Да Нет

      3. Вы доверяете мнению врачей? Нет Да

      4. Вы считаете, что у вас нормальное здоровье? Нет Да

      5. Мысль о том, что вы могли бы заболеть смертельной болезнью, возникает у вас чаще, чем 2 раза в месяц? Да Нет

      6. Вам неприятно говорить о болезнях? Нет Да

      7. Вы прочитали много медицинской литературы, не имеющей отношения к вашей профессии? Да Нет

      Посчитайте количество «галочек» в первом и втором столбцах.

      Если все «галочки» во втором столбце — все отлично! Ипохондрия вам не грозит.

      До 3 «галочек» в первом столбце — у вас не слишком выражена склонность к ипохондрии.

      От 3 до 5 «галочек» в первом столбце — вы склонны к ипохондрии, подумайте, может, вам следует проконсультироваться у психолога или невропатолога.

      Больше 5 «галочек» в первом столбце — вы ипохондрик! Вздохните спокойно, вы наконец-то нашли то заболевание, которым действительно больны, другое искать не надо. Обратитесь к опытному психотерапевту или психиатру, он вам поможет найти самих себя и побороть собственные страхи.

      www.aif.ru