Личность при аутизме

SmartPsyholog Умная психология

Нарушение эмоционально – волевой сферы является ведущим признаком раннего детского аутизма и может проявиться в скором времени после рождения. Так, в 100 % наблюдений при аутизме резко отстает в своем формировании – комплекс оживления. Это проявляется в отсутствии фиксации взгляда на лице человека, улыбки и ответных эмоциональных реакций в виде смеха, речевой и двигательной активности на проявление внимания со стороны взрослого. По мере роста ребенка слабость эмоциональных контактов с близкими взрослыми продолжает нарастать. Дети не просятся на руки, находясь на руках, не принимают определенные позы, не прижимаются, остаются вялыми и пассивными. Они могут испытывать даже страх перед одним из родителей, могут ударить, кусаться, делать все на зло.

У этих детей отсутствует характерное желание понравиться взрослым, заслужить похвалу. Слова «мама и папа» появляются позже других и могут не соотноситься с родителями. Все вышеуказанные симптомы являются проявлением одного из первичных патогенных факторов аутизма. А именно снижение порога эмоционального дискомфорта в контактах с миром. У аутичного ребенка крайне низкая выносливость в общении с миром. Он быстро устает даже от приятного общения. Склонен к фиксации на неприятных впечатлениях, к формированию страхов:

— типичные для детского возраста вообще (страх потерять мать, а также ситуационно обусловленные страхи после пережитого испуга);

— обусловленные повышенной сенсорной и эмоциональной чувствительностью детей (страх бытовых и природных шумов, чужих людей, незнакомых мест);

— неадекватные, бредоподобные, т.е. не имеющие под собой реального основания.

Страхи занимают одно из ведущих мест формирования аутичного поведения. При налаживании контакта обнаруживается, что многие обычные предметы и явления, а так же некоторые люди вызывают у ребенка постоянное чувство страха. Это может сохраняться иногда годами, и даже носит характер ритуалов. Малейшие перемены в виде перестановки мебели, режима дня вызывают бурные эмоциональные реакции. Это явление получило название «феномен тождества».

Говоря об особенностях поведения при РДА разной степени тяжести, О.С.Никольская характеризует детей 1 – ой группы как не допускающих до себя переживаний страха, реагирующих уходом на любое воздействие большой интенсивности. В отличие от них дети 2 – ой группы практически постоянно пребывают в состоянии страха. Это отражается в их внешнем облике и в поведении: движения их напряжены, застывшая мимика лица, внезапный крик.

Часть локальных страхов может быть спровоцирована отдельными признаками ситуации или предмета, которые слишком интенсивны для ребенка по своим сенсорным характеристикам. Также локальные страхи могут вызываться некой опасностью. Особенностью этих страхов является их жесткая фиксация – они остаются актуальными на протяжении многих лет и конкретная причина страхов определяется далеко не всегда. У детей 3 – ей группы причины страхов определяются достаточно легко, они как бы лежат на поверхности. Такой ребенок постоянно говорит о них, включает их в свои вербальные фантазии. При этом ребенок застревает не только на каких – то страшных образах, но и на отдельных аффективных деталях, проскальзывающих в тексте. Дети 4 – ой группы пугливы, тормозимы, неуверенны в себе. Для них характерна генерализированная тревога, особенно возрастающая в новых ситуациях, при необходимости выхода за рамки привычных стереотипных форм контакта, при повышении по отношении к ним уровня требований окружающих.

www.smartpsyholog.ru

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ И ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВОЛЕВОЙ СФЕРЫ

Это проявляется в отсутствии фиксации взгляда на лице человека, улыбки и ответных эмоциональных реакций в виде смеха, речевой и двигательной активности на проявления внимания со стороны взрослого. По мере роста
ребенка слабость эмоциональных контактов с близкими взрослыми продолжает нарастать. Дети не просятся на руки, находясь на руках у матери, не принимают соответствующей позы, не прижимаются, остаются вялыми и пассивными. Обычно ребенок отличает родителей от других взрослых, но большой привязанности не выражает. Они могут испытывать даже страх перед одним из родителей, могут ударить или укусить, делают все назло. У этих детей отсутствует характерное для данного возраста желание понравиться взрослым, заслужить похвалу и одобрение. Слова «мама» и «папа» появляются позже других и могут не соотноситься с родителями. Все вышеназванные симптомы являются проявлениями одного из первичных патогенных факторов аутизма, а именно снижения порога эмоционального дискомфорта в контактах с миром. У ребенка с РДА крайне низкая выносливость в общении с миром. Он быстро устает даже от приятного общения, склонен к фиксации на неприятных впечатлениях, к формированию страхов. К. С. Лебединская и О. С. Никольская выделяют три группы страхов:

  1. типичные для детского возраста вообще (страх потерять мать, в также ситуационно обусловленные страхи после пережитого испуга);
  2. обусловленные повышенной сенсорной и эмоциональной чувствительностью детей (страх бытовых и природных шумов, чужих людей, незнакомых мест);
  3. неадекватные, бредоподобные, т.е. не имеющие под собой реального основания.

Страхи занимают одно из ведущих мест в формировании аутистического поведения этих детей. При налаживании контакта обнаруживается, что многие обычные предметы и явления (определенные игрушки, бытовые предметы, шум воды, ветра и т.п.), а также некоторые люди вызывают у ребенка постоянное чувство страха. Чувство страха, сохраняющееся иногда годами, определяет стремление

детей к сохранению привычной окружающей обстановки, продуцированию ими различных защитных движений и действий, носящих характер ритуалов. Малейшие перемены в виде перестановки мебели, режима дня вызывают бурные эмоциональные реакции. Это явление получило название «феномен тождества».
Говоря об особенностях поведения при РДА разной степени тяжести, О. С. Никольская характеризует детей I -и группы как не допускающих до себя переживаний страха, реагирующих уходом на любое воздействие большой интенсивности. В отличие от них дети 2-й группы практически постоянно пребывают в состоянии страха. Это отражается в их внешнем облике и поведении: движения их напряжены, застывшая мимика лица, внезапный крик. Часть локальных страхов может быть спровоцирована отдельными признаками ситуации или предмета, которые слишком интенсивны для ребенка по своим сенсорным характеристикам. Также локальные страхи могут вызываться некоей опасностью. Особенностью этих страхов является их жесткая фиксация — они остаются актуальными на протяжении многих лет и конкретная причина страхов определяется далеко не всегда. У детей 3-й группы причины страхов определяются достаточно легко, они как бы лежат на поверхности. Такой ребенок постоянно говорит о них, включает их в свои вербальные фантазии. Тенденция к овладению опасной ситуацией часто проявляется у таких детей в фиксации отрицательных переживаний из собственного опыта, читаемых ими книг, прежде всего сказок. При этом ребенок застревает не только на каких-то страшных образах, но и на отдельных аффективных деталях, проскальзывающих в тексте. Дети 4-й группы пугливы, тормозимы, неуверенны в себе. Для них характерна генерализированная тревога, особенно возрастающая в новых ситуациях, при необходимости выхода за рамки привычных стереотипных форм контакта, при повышении по отношению к ним уровня требований окружающих. Наиболее характерными являются страхи, которые вырастают из боязни отрицательной эмоциональной оценки окружающими, прежде всего близкими. Такой ребенок боится сделать что-то не так, оказаться «плохим», не оправдать ожиданий мамы.
Наряду с вышеизложенным у детей с РДА наблюдается нарушение чувства самосохранения с элементами самоагрессии. Они могут неожиданно выбежать на проезжую часть, у них отсутствует «чувство края», плохо закрепляется опыт опасного контакта с острым и горячим.

У всех без исключения детей отсутствует тяга к сверстникам и детскому коллективу. При контакте с детьми у них обычно наблюдается пассивное игнорирование или активное отвержение общения, отсутствие отклика на имя. В своих социальных взаимодействиях ребенок крайне избирателен. Постоянная погруженность во внутренние переживания, отгороженность аутичного ребенка от внешнего мира затрудняют развитие его личности. У такого ребенка крайне ограничен опыт эмоционального взаимодействия с другими людьми, он не умеет сопереживать, заражаться настроением окружающих его людей. Все это не способствует формированию у детей адекватных нравственных ориентиров, в частности понятий «хорошо» и «плохо» применительно к ситуации общения.
ОСОБЕННОСТИДЕЯТЕЛЬНОСТИ Активные формы познания начинают отчетливо проявляться у нормально развивающихся детей со второго полугодия первого года жизни. Именно с этого времени особенности детей с РДА становятся наиболее заметны, при этом одни из них проявляют общую вялость и бездеятельность, а другие повышенную активность: их привлекают сенсорно воспринимаемые свойства предметов (звук, цвет, движение), манипуляции с ними имеют стереотипно повторяющийся характер. Дети, схватывая попадающиеся им предметы, не пытаются изучить их путем ощупывания, разглядывания и т.п. Действия, направленные на овладение специфическими общественно выработанными способами употребления предметов, их не привлекают. В связи с этим действия по самообслуживанию формируются у них медленно и, даже будучи сформированными, могут вызывать у детей протест при попытке стимулирования их использования.
Игра
Для детей при РДА с раннего возраста характерно игнорирование игрушки. Дети рассматривают новые игрушки без какого-либо стремления к манипуляции с ними, либо манипулируют избирательно, только одной. Наибольшее удовольствие получают при манипулировании с неигровыми предметами, дающими сенсорный эффект (тактильный, зрительный, обонятельный). Игра у таких детей некоммуникативная, дети играют в одиночку, в обособленном месте. Присутствие других детей игнорируется, в редких случаях ребенок может продемонстрировать результаты своей игры. Ролевая игра неустойчива, может прерываться беспорядочными действиями, импульсивной сменой роли, которая тоже не получает своего развития (В.В.Лебединский, А.С. Спиваковская, О.Л.Раменская). Игра насыщена аутодиалогами (разговором с самим собой). Могут встречаться игры-фантазии, когда ребенок перевоплощается в других людей, животных, предметы. В спонтанной игре ребенок с РДА, несмотря на застревание на одних и тех же сюжетах и большом количестве просто манипулятивных действий с предметами,

способен действовать целенаправленно и заинтересованно. Манипулятивные игры у детей данной категории сохраняются и в более старшем возрасте.
Учебная деятельность
Любая произвольная деятельность в соответствии с поставленной целью плохо регулирует поведение детей. Им трудно отвлечься от непосредственных впечатлений, от положительной и отрицательной «валентности» предметов, т.е. от того, что составляет для ребенка их привлекательность или делает их неприятными. Кроме того, аутистические установки и страхи ребенка с РДА — вторая причина, препятствующая формированию учебной деятельности
во всех ее неотъемлемых компонентах. В зависимости от тяжести нарушения ребенок с РДА может обучаться как по программе индивидуального обучения, так и по программе массовой школы. В школе по прежнему сохраняется изолированность от коллектива, эти дети не умеют общаться, не имеют друзей. Для них характерны колебания настроения, наличие новых, уже связанных со школой страхов. Школьная деятельность вызывает большие затруднения, учителя отмечают пассивность и невнимательность на уроках. Дома дети выполняют задания только под контролем родителей, быстро наступает пресыщение, утрачивается интерес к предмету. В школьном возрасте для этих детей характерно усиление стремления к «творчеству». Они пишут стихи, рассказы, сочиняют истории, героями которых они являются. Появляется избирательная привязанность к тем взрослым, которые их слушают и не мешают фантазированию. Часто это бывают случайные, малознакомые люди. Но по- прежнему отсутствует потребность в активной совместной жизни со взрослыми, в продуктивном общении с ними. Учеба в школе не складывается в ведущую учебную деятельность. В любом случае требуется специальная коррекционная работа по формированию учебного поведения аутичного ребенка, развитию своего рода «стереотипа обучения»[74].

knigi.link

Формирование личности при детском аутизме

Как подчеркивает С. С. Мнухин, столь тяжелые нарушения, как шизофрения и детский аутизм, бесспорно, не могут быть объяснены только патологией личности родителей, отсутствием контактов между родителями и детьми, распадом семьи и т. п.. Вместе с тем, существует возможность реакций и личностных развитии в сторону ограничения, свертывания общения, шизоидизации личности. В последнее время расстройствам этого типа уделяется возрастающее внимание.

Мы наблюдали 78 детей (45 мальчиков и 33 девочки) в возрасте 3-16 лет с расстройствами невротического круга, у которых в клинической картине отчетливо прослеживались нарушения общения, замкнутость, предпочтение игр и занятий в одиночестве, непереносимость чужого взгляда, настороженное отношение к новому, склонность к фантазированию при ограничении практической деятельности, недостаточная гибкость и снижение адаптивных возможностей. Указанные особенности наблюдались в структуре различных невротических синдромов: астенического- 16, обсессивного — 15, истерического — 11, депрессивного — 4, фобического — 17 и элективного мутизма- 15 больных.

Используя термин « расстройства невротического круга », мы имеем в виду закономерную этапность психогенного развития личности, в частности у детей.

Наиболее демонстративные нарушения общения развиваются при психогенном мутизме, литературные данные о котором недавно обобщены М. И. Буяновым, Л. А. Каганской и Е. И. Кириченко. Если у старших детей его отличие от шизофрении и детского аутизма довольно отчетливо, то у детей младшего возраста могут возникать тем большие трудности диагностики, чем младше ребенок.

Марина 3,5 лет. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Старшему брату 11 лет, здоров. Родилась от 2-й, нормально протекавшей беременности. Роды срочные, с обвитием пуповины и легкой асфиксией. Грудное вскармливание до 9 мес. Поведение на 1-м году и раннее психомоторное развитие соответствуют представлениям о норме.

До года не болела. В последующем перенесла пневмонию , болезнь Боткина, простудные заболевания. В 2 года 7 месяцев была госпитализирована в связи с остеомиелитом нижней челюсти и образованием свища — ежедневно в течение 2 месяцев ее брали в операционную или перевязочную. В этот период перестала разговаривать со всеми, кроме родителей.

До 3 лет воспитывалась дома. Она в семье «самая маленькая», на отношения к ней накладывали отпечаток памятная всем госпитализация и тяжелая реакция девочки на нее. Все волновались за нее и ее здоровье, занимали и развлекали ее. Мать более требовательна, лидер в семье. Отец — мягкий, добрый, немногословный человек. Он чаще других удовлетворяет капризы дочери, а она привязана к нему больше других.

С родителями откровенна. Спокойна, уравновешена, синтонна, исполнительна, ловка, умеет себя защитить. В 3 года начала посещать детский сад с круглосуточным режимом, бывая дома трижды в неделю. Привыкала трудно. Хорошо общалась с детьми и совершенно не общалась с воспитателями, молча выполняла их распоряжения. На приемах — неуверенна, опускает голову, избегает взгляда в глаза, молчит.

После 20 сеансов гипнотерапии в группе начала шепотом отвечать на вопросы, отвечать воспитателю в детском саду. В последующем поступила в школу, где успешно занимается, не испытывая трудностей в общении .

Непосредственной причиной элективного мутизма явилась длительная психотравмирующая ситуация. Однако «выбор симптома» связан не только с самой причиной (чужие взрослые как источник боли и страха), но и с особенностями воспитания, характерологической близостью к отцу. Избирательность нарушений общения при сохранной способности к общению отличает состояние от детского аутизма . В других случаях сходные нарушения развиваются исподволь, без видимых психотравмирующих причин,

Лиза Л,, 4,5 года. Родители имеют высшее образование, оба работают, к рождению девочки им было по 37 лет. Старшему сыну 20 лет, здоров. Сведений об отягощенной психическими заболеваниями наследственности не получено. Мать при обследовании по опроснику Айзенка — потенциальный экстраверт, потенциально нейротична, откровенна и критична; по опроснику Н. Имедадзе — уровень тревожности ниже медианы. Отец потенциальный интроверт, нормостеник, откровенен й критичен, уровень тревожности ниже медианы. В детстве был малообщителен, не отпускал от себя мать, до 12 лет сосал палец.

Родилась от 2-й беременности, на 2-м и 8-м месяце которой мать госпитализировалась в связи с угрожающим выкидышем. Роды срочные, физиологические. Масса тела при рождении — 3400 г. Первый крик — после похлопывания.

Грудное вскармливание до года. У матери была гипергалактия. Была спокойна, но не шла на руки ни к кому, кроме матери. В 5 месяцев отец попробовал сменить ей пеленку — «был страшный крик», не узнавала подбежавшую мать, не могла успокоиться в течение нескольких часов. С 7 месяцев и до периода наблюдения — не засыпает без матери. В 3 месяца «выплюнула соску» и начала сосать палец.

В возрасте 2 лет — длительные запоры , которые объясняли спазмом кишечника и желчных путей. В 4,5 года перенесла грипп , осложнившийся двусторонним отитом.

В 3 месяца начала криком проситься на горшок. Первые слова — в 8 месяцев, к 1,5 годам — хорошая фразовая речь. Могла заявить в этом возрасте: «Я огорчаюсь. я кокетничаю». Самостоятельно пошла в год.

Воспитывается родителями и бабушкой, проявляющими очень много внимания, стремящимися все сделать «за нее», сверх оберегающими ее и относящимися к любому ее поступку, как к поведению взрослого человека, не различая в них возрастных особенностей и видя в каждом шаге больше, чем может в него вложить ребенок.

Девочка ловка и подвижна, обладает хорошей памятью, внимательна к окружающему. Много рисует и демонстрирует рисунки. Любит наряжаться, правиться, быть в центре внимания, плохо переносит чужой успех. Ласкова только с родными. У нее «слишком много игрушек», но в куклы играет мало — любит мяч, качели, горки. Много фантазирует: «У нее множество подруг, они ей звонят, рожают по 9 детей» и проч. Всегда, сколько помнят родители, боялась чужих людей. «Среди чужих людей она, как в лесу,- говорит мать,- не замечает их. Но если к ней обратиться, например, мальчик в театре протянул ей конфету, аж лезет по мне от страха». Матери трудно понять — она не хочет или боится играть с детьми. Может отказаться от игры, заявив: «Они все разбрасывают, а я устану собирать». Если все-таки играет, то ее все слушаются, так как «взрослые речь и тон ошеломляют детей». Характер девочки вполне отразился в сказанной ею в 2 года фразе: «На берегу прекрасной реки лежала прекрасная девушка (взгляд на себя — она готовилась спать), укрытая одеялом». Многократные попытки не только отдать ее в детский сад, но и заговорить с ней об этом вызывают бурный протест.

В период наблюдения и психотерапии: с врачом в контакт не вступает — смотрит на него, кокетливо наклонив голову, отворачивается и разговаривает с матерью, не сходя с ее рук и буквально вися на ней. Не создает при этом впечатления страха. Принесла свои рисунки: красным либо зеленым карандашом изображены дома со множеством окон и лестницей сбоку. Не здоровается и не прощается с чужими людьми — по этому поводу всегда много разговоров в доме, попыток «уломать ее» и т. д. Радуется, когда другим плохо. Куклы, если она ими играет, ведут себя плохо и наказываются ею. Параллельно с первыми улучшениями общения изменился «ритуал» сосания пальца — начала одновременно с сосанием другой рукой гладить живот, «глаза при этом, как у ошалевшей обезьяны» — говорит мать. Вскоре перешла к прямой мастурбации , не прекращая сосания пальца. Вновь появились запоры. Постепенно стала более общительна, перестала грубо помыкать детьми, начала здороваться и прощаться — «появилась возможность сходить с ней в гости, не стесняясь ее фокусов». После периода неустойчивого состояния, когда то ухудшала общение и меньше онанировала, то, наоборот, вышла на уровень относительно устойчивого общения, уменьшила интенсивность онанизма, смогла пойти в детский сад, где хорошо вписалась в общий режим .

Это наблюдение ярко демонстрирует особенности ограничений речевого общения в структуре истероидного характера. Генез последнего связан со сложным сплавом врожденных черт характера и закрепляющего, развивающего эти черты семейного воспитания. Молчание у девочки является инструментом эгоцентрически ориентированного общения, при помощи которого она добивается большего, чем могла бы добиться словами, — она, по существу, порабощает окружающих и в любой ситуации обеспечивает себе положение центра внимания, удовлетворяя свою нарцисстическую потребность.

Существует мнение, что в подростковом возрасте при элективном мутизме возможно развитие личности в сторону психотического аутизма. Мы не имели возможности наблюдать такое развитие. Случаи же элективного мутизма как проявление шизофрении, во-первых, не обязательно связаны с подростковым возрастом; во-вторых, быстро принимают вычурные формы либо утрачивают характер элективности.

Условиями, облегчающими возникновение нарушений общения, могут служить соматические (особенно косметические и ограничивающие свободу поведения) нарушения, проблемный характер общения в пубертатном возрасте с присущими ему максимализмом, ценностной переориентацией, переформированием телесного и психического «я».

Виталий П., 14 лет. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Отец — инженер, спокойный, рассудительный, энергичный, «сделавший сам себя» человек. Мать — рабочая, общительная, добрая, обидчивая, мнительная, живущая домашними заботами и благополучием семьи. Младшей сестре 7 лет, здорова.

Беременность 1-я, с токсикозом I и II половины. Роды срочные, затяжные, с механической стимуляцией. Грудное вскармливание до 10 мес. Поведение в раннем возрасте и раннее психомоторное развитие — без особенностей. В год начал посещать ясли. Был общителен, адекватно играл, к 7 годам читал и писал. В школу пошел охотно, имел друзей, хорошо учился.

В 3 года перенес пневмонию, тогда же выявлен хронический тонзиллит ; В 12 лет обнаружено снижение остроты зрения, вынудившее его носить очки. В 13 лет удалены миндалины.

Семья занимает комнату в коммунальной квартире. Живут дружно. Отец — рассудительный, ответственный и несколько категоричный лидер семьи .

Страница 1 — 1 из 3
Начало | Пред. | 1 2 3 | След. | Конец

www.blackpantera.ru

Говорят, в советские времена существовала закрытая инструкция Минздрава СССР. Она запрещала выдавать родителям новорожденных с явными физическими или умственными отклонениями. Им предлагалось подписать бумагу об отказе от ребенка. В худшем случае врачи говорили, что он умер при родах. Причем тогда не разделяли олигофренов и аутистов. У таких детей не было будущего или возможности оказаться полезными обществу. Сколько потенциальных гениев потеряла наша страна за все время существования инструкции, остается только гадать

АУТИЗМ — БОЛЕЗНЬ ХХI ВЕКА?

Н аш мир тихой сапой охватывает эпидемия аутизма — болезни «людей дождя». Для нее не существует ни расовых, ни этнических, ни социальных границ. По данным Министерства образования США, за последнее десятилетие минувшего века прирост больных аутизмом в этой стране составил 273 процента. И если в 1992/93 учебном году в Америке обучались 15,5 тысячи детей, страдающих аутизмом, то в 1997/98 году их число выросло до 42,5 тысячи. А вот общемировые цифры: из 10 000 новорожденных 15 — 20 — аутисты. Два года назад называли цифру 4 из 10 000; тогда их было два с половиной миллиона. Кстати, в России взрослых аутистов нет. На Западе их стараются адаптировать к окружающему миру, помочь всевозможными социальными программами. В США государство, без учета денег от благотворительных фондов, выделяет около 30 тысяч долларов в год на каждого (!) аутичного ребенка. Но пока это мало помогает. 70% больных не имеют друзей, а 95% никогда не женились и не выходили замуж. Устроиться на работу могут только 20 — 30% «людей дождя». И это при том что их число постоянно и неуклонно растет. На сегодняшний день аутизм встречается чаще, чем слепота и глухота, вместе взятые.

Более того, аутизм уже называют самой распространенной среди хакеров болезнью. Авторитетный исследователь заболевания американка Темпль Грэндин, страдающая одной из редких форм аутизма — синдромом Аспергера, вообще указывает на прямую связь между аутизмом и распространением компьютеров. К тому же романтический ореол — обаятельные, несколько неуклюжие гении, — созданный вокруг аутистов киношниками (фильмы «Человек дождя», «Меркурий в опасности»), затмевает то, что перед нами эпидемия серьезной болезни. А болезнь необходимо лечить.

«Синдром раннего детского аутизма» (от латинского слова autos — сам, погружение в себя) — это понятие вошло в обиход благодаря американскому детскому психиатру Лео Каннеру, наблюдавшему в своей клинике в далеком 1943 году одиннадцать сходных случаев неизвестной болезни. В дальнейшем ее исследованиями занимались такие известные ученые, как австриец Г. Аспергер или наш соотечественник С. Мнухин. Были выявлены основные черты и критерии заболевания.

Оказывается, аутизмом в четыре раза чаще страдают мальчики, чем девочки. Болезнь воздействует как на психические функции вроде речи или интеллекта, так и на восприятие мира. Так, больные зачастую не имеют собственного мнения и не понимают общего смысла происходящих вокруг событий. Симптомы аутизма проявляются уже в первый год жизни. Ребенок не играет, не улыбается, никак не реагирует на собственную мать, а когда к двум-трем годам начинает говорить, то переставляет местоимения или использует штампы. Затем болезнь прогрессирует следующим образом: ребенок не стремится к контактам с окружающими, не может или не хочет разделять людей, животных и неодушевленные предметы, слабо реагирует на происходящее эмоционально, подвержен неофобии — боязни всего нового, однообразно ведет себя, например постоянно постукивая или тряся руками. Привлечь его внимание очень и очень сложно.

. Профессиональный психолог Марина Кузьмина рассказывает о том, как ей попался маленький аутичный пациент. Долгое время он вообще никак не реагировал на любые попытки войти с ним в контакт. Сидел, будто НЛО, и что-то рисовал на бумаге. Хорошо, что психолог догадалась обратить внимание на эти рисунки. Все его неровные черточки и мазки складывались в очертания бобров. Этих животных мальчик любил больше всего на свете. Он прочел про них все, что только нашел дома, и готов был часами рассматривать их в иллюстрированных книжках. И вот маленький аутист и профессиональный психолог стали рисовать бобров вместе.

Аутичные дети, а потом и взрослые, очень впечатлительны и руководствуются в своих редких контактах с окружающим миром целой системой страхов. Эти страхи впоследствии перерастают в запреты и самоограничения. То есть человек может бояться работающего телевизора или луча света на полу. Поэтому те самые однообразные движения, характерные для больных, являются аутостимуляцией, компенсирующей нервное напряжение.

Выделяют четыре группы аутизма. Первая является самой тяжелой. Она характеризуется полной отрешенностью человека от происходящего. К сожалению, вероятность того, что он выйдет из своего «заколдованного» состояния, мизерно мала. Вторая группа включает в себя тех, кто активно отвергает происходящее. В речи такие больные любят использовать штампы типа: «Здравствуйте! Как дела? У меня все хорошо», здороваясь с любым знакомым или незнакомым человеком. Проявляют способности только в том, что нравится делать. Для них характерен избыточный консерватизм.

. Трехлетний Артем любит конструктор. Он может часами собирать из него пирамиды. Разноцветные. Из красных, зеленых, синих, розовых кусочков. Причем он собирает абсолютно идентичные пирамиды. И не ошибается ни на кубик. Когда Артем занимается своим любимым делом, весь остальной мир перестает для него существовать. Еще он любит компьютер и цифры на экране, которые так похожи на его игрушечные пирамиды. Зато очень не любит, когда его отвлекают от конструирования на еду, сон или поход к врачу. Кажется, Артем может собирать свои фигуры всю оставшуюся жизнь.

Третья группа объединяет людей, способных воспринимать окружающий мир, но погруженных в собственные интересы. Они абсолютно не приспособлены к жизни, не интересуются мнением или потребностями окружающих. Годами могут увлекаться одними и теми же действиями или родом деятельности. А вот чем именно, вы можете никогда и не узнать.

. Мама одного аутиста, который в свои девять лет ни разу ничего не сказал, отвела его к специалистам. «А вы знаете, — сказали ей, — что ваш сын умеет читать?» Женщина была просто в шоке — она ведь столько раз пыталась заставить его что-нибудь написать или сказать хотя бы одно слово. А специалисты просто попросили мальчика разложить карточки со словами в правильном порядке. Ребенок с задачей справился просто мгновенно.

Наконец, четвертая группа аутистов наиболее приближена к обычным людям. Больные кажутся несколько заторможенными, живо реагируя только на определенные образы или ситуации. Ранимы и беззащитны. Дети обычно сильно зависимы от взрослых. В стереотипах руководствуются понятием «правильности». До мелочей законопослушны.

Наука указывает на несколько причин появления и развития болезни. В основном это врожденные биологические факторы типа мозговой дисфункции или диспропорции (недоразвитие определенных долей мозга в сочетании с гиперразвитием других его областей), хромосомных аномалий и обменных нарушений. Бытует мнение, что в распространении аутизма виновата обычная вакцинация. Так, основатель частного исследовательского института аутизма в Сан-Диего психолог Бернард Римланд уверен, что особенно опасны в смысле появления болезни комбинированные вакцины вроде КСК (от кори, свинки и ветрянки).

А вот координатор подразделения нейробиологии и генетики аутизма в Национальном институте США детского здоровья и развития человека Мэри Бристол-Пауэр называет среди возможных причин заболеваемости пестициды и загрязнители окружающей среды.

Нельзя не учитывать и психические факторы. Ученые давно ввели в обиход «теорию эмоциональной холодности родителей» — актуальную для нашего компьютеризированного общества версию происхождения болезни. Может, во всем действительно виновато недостаточно насыщенное аффективно-эмоциональное общение матери и ребенка?

Но, скорее всего, у аутизма исключительно генетическая база. Недавно ученые обнаружили ответственную за болезнь мутацию, локализованную в гене HOXA-1, который регулирует раннее развитие мозга.

Почему же аутизм, становящийся все более и более распространенным, почти не вызывает серьезной реакции в обществе? Просто многие сразу вспоминают аутиста Баббитта из «Человека дождя», который помнил, кто в каком году выиграл матч на первенство НБА, мог высчитать в уме квадратный корень четырехзначного числа и знал наизусть весь телефонный справочник. Исследователи подтверждают: умственный коэффициент аутичных детей зачастую превышает 70 баллов по стобалльной шкале. Таких детей обычно интересуют лишь три сферы деятельности: рисование, музыка, конструирование. Таким образом, целых 10% аутистов обладают выдающимися способностями, тогда как среди обычных людей этот показатель меньше 1%. С другой стороны, если одни аутисты легко справляются со сложнейшими математическими вычислениями, могут по памяти воспроизвести услышанную мелодию и с точностью до мельчайших нюансов скопировать Рембрандта, то другие, которых около 50%, по своему умственному развитию приближаются к олигофренам. Причины подобного разделения, а также необычных способностей оставшихся 50% науке неизвестны. Сами аутисты утверждают, что как бы «видят» ответ. Множество цифр и букв в их мозгу складываются в нужные суммы или слова. Ученые пытаются объяснить это высокой скоростью химических реакций в голове больных.

Джоэл Смит, исполнительный директор Autism Services Association, к примеру, считает, что при аутизме характерна резкая неравномерность развития. «Умственная отсталость, — говорит он, — обычно характеризуется равномерным, но только очень низким уровнем развития личности. А при аутизме какие-то способности проявляются на исключительно высоком уровне, а другие, наоборот, остаются на очень низком».

Кроме этого, у аутистов много других очень эксцентричных черт. Например, они ненавидят беспорядок и приводят все окружающее в некую стабильную, а еще лучше — в замкнутую систему. Кстати, именно эта маниакальная страсть к порядку так роднит их с компьютерами. Большинство аутистов обладают способностью к программированию и могут, к примеру, за несколько дней освоить любой компьютерный язык только по исходным кодам приложений. Недаром, по неофициальным данным, в известной всему миру компании «Майкрософт» число аутистов среди сотрудников составляет от 5 до 20%.

Между прочим, аутисты рождались и в прежние времена. Ученые считают ими таких известных исторических личностей, как Альберт Эйнштейн, Агата Кристи, Моцарт и даже наш любимый Александр Сергеевич. К тому же именно о «людях дождя» говорят многочисленные легенды про заколдованных детей. Помните «Снежную королеву» Андерсена? После поцелуя Снежной королевы мальчик Кай забыл всех своих близких и больше всего на свете полюбил сидеть один в холоде и складывать льдинки. Чем не аутист, спрашивается? «Я определенно существо не коллективное», — косвенно подтверждает точность легенды гениальный программист и известный аутист Петер Леви. То есть таким людям, как он, не нужны ни родные, ни друзья, ни любимые. Им не нужен вообще никто.

Есть в Интернете знаменитый сайт аутиста Линдсея Викса. Он пытается рассказать обычным людям о внутреннем мире подобных ему. О дружбе Викс пишет, что не понимает ее значения. Он не знает, как это — сходиться с людьми. Что должно измениться в его жизни с появлением друга и как точно определить, есть ли у него друг или нет. «Поэтому я не вижу в ней, дружбе, особого смысла», — заключает он.

Так что выводы определенно двойственны. С одной стороны, если выделенный некоторыми американскими учеными «ген гениальности» не может не идти рядом с «геном шизофрении», то пусть будет так. На Западе уже давно стало престижным воспитывать будущих гениев-аутистов и потом всячески помогать им приспособиться к окружающей действительности. Так, один из подверженных этому заболеванию детей воспитывается в семье известного киноактера Сильвестра Сталлоне.

Но с другой стороны, скорость распространения болезни грозит миру настоящей эпидемией. А ведь причины ее до сих пор окончательно не ясны. И кто знает, не уступят ли скоро СПИД с раком свои почетные первые места новой пандемии. И не назовут ли болезнью XXI века поначалу такой безобидный и даже в чем-то чрезвычайно полезный, романтизированный Голливудом аутизм?

В материале использованы фотографии: East NEWS, Fotobank

www.kommersant.ru