Лз арутюнян заикание

3. СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ЗАИКАНИЯ НА ОСНОВЕ СИНХРОНИЗАЦИИ РЕЧИ С ДВИЖЕНИЯМИ ПАЛЬЦЕВ ВЕДУЩЕЙ РУКИ

Здесь излагается одна из наиболее важных составных частей разработанной нами методики, составляющей ее отличительную особенность и основное ядро. Речь идет о привлечении к акту речи «второго артикуляторного аппарата человека» пальцев ведущей руки.

Поскольку исходным пунктом речевых и психических нарушений при заикании являются речевые судороги, сумев предотвратить их, мы в значительной степени устраняем и вторичные невротические наслоения.

Если исходить из гипотезы, что главной причиной возникновения речевых судорог при заикании является нарушение внутренней синхронизации речевого цикла, то естественно предположить, что с помощью внешней синхронизации можно преодолеть этот дефект. В самом деле, при использовании внешних датчиков ритма, таких, как звуковые и тактильные метрономы, речь заикающихся значительно улучшается. Однако применение подобной техники формирует равнометричную роботную речь, лишенную эмоциональной окраски и мало пригодную для общения. К тому же эффект улучшения речи быстро пропадает при отказе от этих устройств. Интересным примером улучшения речи заикающихся при внешней синхронизации является сопряженная речь. Здесь мы имеем дело уже не с равнометричной, а с нормальной, интонационно окрашенной речью, но при этом трудно пролонгировать полученный эффект и перенести навык бессудорожной речи в естественные условия.

Синхронизация речи с движениями пальцев ведущей руки позволяет преодолеть недостатки обоих названных способов. По мнению М.М.Кольцовой (61), изучающей двигательную активность и развитие мозга ребенка, движение кистей и пальцев рук настолько филогенетически и онтогенетически связаны с движениями голосового аппарата, что есть все основания рассматривать их как орган речи, аналогичный артикуляторному аппарату. Отсюда ясно, насколько важна и естественна корреляция речи с движениями пальцев рук.

Движения руки при лечении заикания использовались и другими авторами. Например, Н.И.Жинкин рекомендовал применять жесты для раскрепощения и отвлечения от акта речи. Движения ладоней в тех же целях предлагались А.И. Богомоловой, выработка рече-ручного рефлекса А.Г.Шембель и С.С. Ляпидевским (33,111).

pedlib.ru

Обсуждения

Методики избавления от заикания

103 сообщения

Выбирай-любой. =))). К выбоу методики относитесь очень критично, напоминаю-что самые зарекомендовавшие себя-это методика ЛЗ Арутюнян , а так же советую, очень советую хорошо изучить метод Снежко.

Снежко Р.А- методик обучения Новой речи. Речи с нуля. http://seminarsnegko.narod.ru/zaikanie.html

Знаменитый BreathMaker, поколечивший речь не одного десятка человек http://dictor.ru/wbmd.htm

Лечение заикания с помощью компьютерных программ и электронных устройств MAF — DAF — Метроном http://www.stuttering.ru/node/49

Иванкин Алексей Андреевич (г.Воронеж, пос. Лиски) http://liskinet.ru/ivankin.html

настрой Сытина-скачать: Мысли, творящие здоровую нервную систему

Отпишусь вкратце по некоторым методам:

1. Арутюнян — тут и так все давным-давно понятно. Отмечу лишь, что у Арутюнян тоже нет ступора, но речь абсолютно аномальна и нечеловечна. По видео арутюняновских зомби, которое выложено у них в группе, это наглядно видно. То, что они публично выступают с такой речью, насилуя слух окружающих людей — это просто вершина неадекватности. По одному этому видео наглядно видно какими неадекватными становятся люди после прохождения лечения по методу Арутюнян. Просто физически и морально покалеченные люди. И НИ ОДНОГО НОРМАЛЬНОГО.
Кстати, кто-нить мне объяснит почему Арутюнян выбрала именно пальцы ведущей руки, почему бы не говорить в такт движения ноги или в такт сжатия ануса (тем более это будет происходить незаметно для окружающих)?:)))

2. Забалуев. Одно его заявление (на его официальном сайте) «Я сам вылечил заикание только благодаря этой методике» говорит о том, что он вообще не понимает, что же он такое вылечил. Да и как можно вылечить то, что не является болезнью? Это самообман. Коим он занимается постоянно и втягивает в это других невинных людей. Никакой крик и никакая сайентология никому еще не помогали избавиться от заикания. И никогда не помогут. Ибо не имеют к нему никакого отношения.

3. Стрельникова. Скажу лишь, что тот, кто будет работать с дыханием для улучшения речи. ТОТ ПОЛУЧИТ ТОЛЬКО ЕЕ УХУДШЕНИЕ. Ибо разовьет ступор подвдоха. Который очень коварен и от которого потом очень сложно избавиться. ДЫХАНИЕ НИКАК НЕ СВЯЗАНО С РЕЧЬЮ.

4. Breathmaker. Ну это вообще самая-самая шарлатанская игрушка всех времен и народов. Творит полных калек на речь и голову без шанса на восстановление.

5. Лечение заикания с помощью компьютерных программ и электронных устройств MAF — DAF — Метроном. Эти подобно Бризмейкеру жестко нарушают последовательность трех речевых процессов. Результаты естественно тоже плачевные.

6. Иванкин. Ну это вообще садист со стажем. Он и язык заикам вправляет и диафрагму их насилует неестественными упражнениями и еще куча всего. Результаты такого лечения очень и очень плачевные.

m.vk.com

Извлечения из книги Л.З.Арутюнян «Как лечить заикание»

Описание: Общие вопросы по тематике сайта.
Модераторы: Inkognito, Skif

С любезного разрешения Лилии Зиновьевны, «выкладываю» первую главу из ее книги «Как лечить заикание» (1993г.).

1.НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ

В настоящее время, благодаря многочисленным исследованиям, сложились определенные взгляды на природу речевых нарушений и источники возникновения заикания. Однако, несмотря на существование разнообразных гипотез, до сих пор еще нет целостного представления о данном дефекте и законченной теории, которая могла бы объяснить его причины и центральные механизмы.

Касаясь функции речи, еще академик А.Ухтомский указывал, что «нормальная речь человека представляет собой результат работы многих пространственно разграниченных образований мозга. При сложной функциональной структуре этого центрального механизма особое значение имеет согласованная работа всех компонентов системы по временному фактору»/103/. А.Лурия также подчеркивал значение такой временной согласованности, нарушение которой может привести к различным дефектам речи /68,69/.
Н. Жинкин, отмечал, что при заикании нарушается саморегулировка системы речи /55,56/. Аналогичные взгляды высказывались и другими учеными (36,46,87,4,3)

В русле этих представлений мы выдвинули гипотезу, что основой возникновения речевых неплавностей при заикании является нарушение внутренней синхронизации естественного речевого цикла , которое может быть вызвано искажениями в передаче или обработке сигналов обратной связи.

В пользу предлагаемой гипотезы свидетельствуют также многочисленные случаи улучшения речи людей, страдающих заиканием, при использовании внешней синхронизации (звуковые или тактильные метрономы, сопряженная речь и т.д. (71,95)
Примечательно, что обеззвученная, «губная» речь у самых тяжелых заикающихся также свободна от судорог.

Приведенные данные дают основание считать, что возникновение речевых судорог на детальном (физиологическом) уровне обусловлено нарушениями в слуховом канале обратной связи. Однако это положение нельзя воспринимать слишком прямолинейно. Существуют ситуации, когда у заикающихся не возникают спазматические задержки; многие из них практически не заикаются, когда говорят в одиночестве, вне акта коммуникации. Можно предположить, что нарушения в слуховом канале обратной связи происходят на фоне определенного эмоционального состояния. [color=red]Тем не менее сам факт выделения подобного «дефектного» канала является принципиальным, так как заставляет нас при коррекции заикания обращаться к другим — «сохранным» анализаторам и каналам обратной связи. [/color]В частности,[/color] нами предложен и апробирован на практике метод коррекции заикания, основанный на синхронизации речи с движениями пальцев ведущей руки, диктующими ритмико-интонационный рисунок фразы. Этот способ позволяет получить естественную, интонационно окрашенную речь практически у всех заикающихся .

Принципиально важно понять механизм фиксации дефекта. Раньше мы связывали его преимущественно с формированием памяти о первом речевом спазме, зафиксированном одномоментно на фоне сильного эмоционального стресса, или постепенно, на фоне отстающего речевого онтогенеза /7/.

Однако если исходить из такого предположения, то трудно найти ответ на целый ряд вопросов. Почему многие заикающиеся говорят плавно, когда остаются одни? Почему при проведении сеанса гипноза речь нормализуется не у всех? С чем связаны столь значительные изменения тяжести моторных проявлений в зависимости от ситуации?
Можно предположить, что в долговременную память записывается фоновая активность центральной нервной системы функциональное состояние (ФС), соответствующее эмоциональной напряженности или стрессу в момент возникновения речевой неплавности. Именно ФС, будучи извлеченным из долговременной памяти при коммуникации, вызывает нарушение саморегулировки системы речи и, как следствие, новую речевую неплавность.

Степень системного нарушения работы мозга, с одной стороны, и уровень изменения ФС с другой, определяют тяжесть моторных проявлений заикания в момент его возникновения. В дальнейшем на изменение ФС могут влиять различные экзогенные и эндогенные факторы (болен, торопится, возникли волнующие обстоятельства и т.д.), от чего в значительной степени зависит выраженность заикания в каждый момент для данного индивидуума.

Когда возникает фиксация на дефекте, эмоциогенным становится сам акт речи. Уже одна мысль о необходимости говорить изменяет ФС, а с ним и саму речь. Со временем у каждого заикающегося складывается своя иерархия коммуникативных трудностей и в конечном счете он как бы сам конструирует конкретные проявления своего дефекта.
Уместно в этой связи вспомнить слова П.К.Анохина: «Извлечение прошлого опыта из памяти происходит по той же нейрохимической трассе, по которой этот опыт был зафиксирован в момент его приобретения» /20/.

Сказанное позволяет понять многие парадоксальные черты заикания, лишает его ореола «загадочной болезни». Становится ясным, например, почему школьник, свободно говорящий на перемене, тяжело заикается на уроке, а человек, только что не испытывавший затруднений при разговоре с приятелем, не может сказать без запинок двух слов в ответ прохожему. И напротив, почему заикание, возникшее, скажем, на выходе из безречья, слабо зависит от внешних обстоятельств, хотя и усугубляется при появлении эмоционального напряжения.

Обсудим теперь, важное для нас понятие «функционального состояния». Мы уже говорили, что любая деятельность человека, в том числе речевая, проходит на фоне функционального состояния (ФС), отражающего фоновую активность центральной нервной системы.

Известно, что эмоциональное напряжение, возникающее в связи с теми или иными обстоятельствами, изменяет ФС и тем самым оказывает влияние на деятельность человека.
Э.Л.Носенко /80/ выделяет три группы реакций, характерных для состояния эмоциональной напряженности :
1. возникновение тревожности (беспокойства, подавленности, страха, отчаяния);
2. изменение моторноповеденческих реакций (появление тремора рук, мускульного напряжения и т.п.);
3. изменение в характере протекания мыслительных процессов и в организации интеллектуальной деятельности (ухудшение памяти, снижение пластичности мышления, работоспособности, рост количества ошибок).

В наибольшей степени страдают сложные действия: проявляется неспособность к воспроизведению слабо тренированных навыков и, наоборот, склонность переходить к закрепленным в прежней практике стереотипам. Характерно отсутствие гибкости поведения.
При состоянии эмоциональной напряженности имеет место изменение биоэлектрической активности мозга и физиологических показателей организма (частоты сердечных сокращений, частоты и глубины дыхательных движений, АД и т.д.) /92/.

Приведем еще наблюдения Э.Л.Носенко /80/ о влиянии эмоциональной напряженности на речь нормально говорящих людей. Замечено, что она приобретает аффектированную окраску, независимо от степени значимости темы для говорящих. Такая речь отличается отсутствием соотнесённости семиотических процессов (мыслей и чувств), своеобразным рассогласованием плана выражения и плана информативно-смыслового содержания высказывания.

В силу типичных затруднений в формировании мыслей и выборе слов сравнительно короткие отрезки речи чередуются с длинными паузами, снижается общий темп речи. Латентный период реакции на реплику собеседника заметно сокращается у лиц возбудимого типа и возрастает у лиц тормозного типа. Резко увеличивается количество слов паразитов, заменителей молчания, появляется множество ошибок синтаксического согласования языковых единиц парафазий. Неустойчивость возникающего намерения ведет к большому числу логически не завершенных фраз. Усиливается смазанность произношения и учащаются ошибки антиципационного происхождения. Нарушается речевая плавность на самом низком, актуально не осознаваемом уровне моторной реализации высказываний. На уровне слога появляются повторы типа заикания в среднем 815 на каждые 100 слов.

Многие из перечисленных нарушений постоянно имеют место у заикающихся, усугубляясь тем, что у них любой акт коммуникации вызывает эмоциональное напряжение. Значимость речевого акта при этом нередко бывает более высокой, чем значимость ситуации. Постепенно состояние эмоциональной напряженности (и соответствующее ему ФС) в процессе общения приобретает хронический, а следовательно, патологический характер.
На основании сказанного можно считать, что у заикающихся при коммуникации патологически изменяется функциональное состояние и что само заикание во многом есть затянувшийся дистресс.

Таким образом, заикание это не только речевые судороги, а гораздо более глубокое явление, захватывающее ряд функциональных систем организма и существенно искажающее их работу. Речевые судороги служат лишь исходным моментом этого дефекта. Постепенно заикание обрастает невротическими комплексами, которые, в свою очередь, утяжеляют речевые нарушения, образуя порочный круг. Оно не сводится к простой арифметической сумме речевых (моторных) и психических (личностных) нарушений, а представляет собой качественно новый феномен. В соответствии с концепцией Н.П. Бехтеревой, его можно охарактеризовать как устойчивое патологическое состояние (УПС).

Вне зависимости от того, как мы объясняем себе центральный механизм появления речевых судорог с момента фиксации дефекта, заикание живёт уже своей собственной жизнью: «Приспособление индивидуума к существованию с его изменившимися внутренними условиями происходит не путем восполнения поражённых звеньев из резерва мозга, а за счет формирования нового гомеостаза, нового устойчивого состояния, обеспечивающего оптимально возможную в условиях болезни адаптацию к среде. Оно формируется при перестройке активности очень многих систем и структур мозга, в том числе исходно не пораженных» /24/.

Представление о заикании как устойчивом патологическом состоянии изменило наше отношение к методам лечения, к рецидивам заикания и его прогнозу. Как отмечает Н.П.Бехтерева, «условнокомпенсаторные реакции мобилизуются соответствующей матрицей долговременной памяти при любой попытке изменить это состояние» /24/. Отсюда и сложность преодоления УПС.

Со временем происходит «включение дополнительных систем и структур формирование вторичного устойчивого патологического состояния, еще более далекого от нормы»/24/. Можно предположить, что вторичное УПС складывается в результате постоянного гиперактивного подключения лимбических структур к акту вербальной коммуникации. Именно поэтому сами заикающиеся воспринимают свой дефект в основном не как судорожные проявления, а как состояние постоянной тревоги во время речи (тяжесть произнесения слов, стеснение в груди и т.п.). Возможно, по той же причине они чаще всего используют во время общения верхний голосовой регистр. По нашему мнению, с момента активного подключения лимбических структур к речи заикание становится трудно обратимым.

Речевые судороги и обусловленные ими психологические изменения у заикающихся, сформированные в течение долгих лет жизни, ведут себя как целостная система, которая стремится к самоподдержанию и самовосстановлению.

В 1913 г. Г.Д.Неткачев в своей книге «Новый психологический способ лечения заикания» представлял этот дефект в виде дерева, корни которого страхи и навязчивые мысли, а судороги это как бы ствол. Образное представление заикания в виде дерева кажется нам удачным. Однако само по себе дерево мы видим несколько иначе с более развитыми корнями, многими ветвями и обширной кроной.

Ростки заикания, на наш взгляд, первые речевые судороги. Они могут появляться сразу и мощно в случаях, когда их причина психотравма, или постепенно подкрадываться, если они развиваются на фоне отстающего речевого онтогенеза и неблагоприятных условий микросоциальной среды. Такое заикание еще легко обратимо.

Мы это неоднократно наблюдали в своей практической работе, это же подтверждает ряд авторов /21,22,42/. Отмечается, в частности, что на ранней стадии развития дефект более чем в 50% случаев проходит спонтанно.

Впоследствии речевые судороги становятся одним из мощных корней заикания. Второй корень появляется когда судороги начинают объединяться с чувством беспокойства, которое возникает вместе с актом речи. Такое состояние детьми долго не осознается и проявляется в виде возрастающих капризов, беспокойного сна, плохого настроения.* Это момент фиксации дефекта. Осознание факта заикания происходит в разном возрасте, иногда очень рано. Вместе с осознанием недуга появляется его третий корень желание скрыть дефект. Корни заикания рождают ствол страх речи, который, правда, не всегда коррелирует с тяжестью моторных проявлений.

Постепенно «страх как система образов боязливого самочувствия начинает составлять основу личности больного»/78/.

Однако вернемся к корням. Повторяясь в течение длительного времени, спазматические задержки продолжают свою разрушительную работу. Они ломают темп и ритм речи. Нарушается психологическое и синтагматическое паузирование. Как всегда при устойчивом патологическом состоянии, многие системы организма начинают работать на болезнь. Обездвиженность заикающихся, внутренняя закрепощенность ломают интонацию, из речи исчезает подтекст. Меняются поза, взгляд, возникает состояние физического напряжения во время речи. В течение многих лет заикания формируются своеобразные мышечные ощущения. Мышцы помнят и хранят тревогу, которая постоянно во время речи сопровождает заикающихся, хотя часто они сами ее не осознают. Эти внутренние ощущения убыстряют темп речи, рождают суетливость. Появившиеся уловки могут исказить грамматический строй речи. Речь разрушается настолько, что затрагивается даже ее минимальная единица синтез слога /55/. Все это ростки основного корня и боковые побеги дерева заикания. Плоды его патологическая личность со значительными вторичными психологическими наслоениями, ведущими к социальной и трудовой декомпенсации и мешающими ее гармоническому развитию (см приложение 6, рис. 2).

Переходя к вопросам лечения, остановимся на некоторых общих принципах, которые должны быть учтены в методике коррекции заикания.

1. Прежде всего необходимость комплексного подхода к лечению заикания. Под комплексностью мы понимаем не просто сочетание терапевтических, логопедических и психотерапевтических приемов, а одновременное воздействие на весь спектр нарушений, образующих в совокупности целостную структуру, стремящуюся к само поддержанию и само восстановлению. Нужно уничтожить все «дерево заикания», не оставив ни одной «ветки», ни одного «корешка» – отрубить, выражаясь словами Г.Д. Ухтомского, все «хвосты доминанты».

2. Отправляясь от концепции заикания как УПС, мы считаем, следуя рекомендациям Н.П. Бехтеревой, что в начале лечения необходим этап дестабилизации УПС.

3. Вместе с дестабилизацией должна вестись работа по формированию нового речевого стереотипа, необходим мощный отрыв от заикания. Здесь нужно найти правильную точку приложения сил. Такой точкой, по существу, центральным звеном в цепочке речевых и личностных нарушений представляется триада, которую образуют:
а) речевые судороги;
б) желание скрыть их, рождающее страх речи;
в) чувство постоянной тревоги в связи с актом речи.
Отрыв от заикания только тогда протекает успешно, когда мы действуем сразу по всем трем направлениям.

4. Полностью восстановить у заикающихся нарушенную коммуникативную функцию речи можно только в процессе нормального естественного общения. Из этого следует несколько неожиданный вывод, что главный этап лечения заикания начинается, когда больной после окончания интенсивного двухнедельного курса терапии уходит из логопедического кабинета (где он как бы работал на тренажере) в реальную жизнь. Наша же роль в данном случае сводится к тому, чтобы, опираясь на профессиональные знания, указать заикающимся дорогу, следуя которой можно надеяться на успех.

После отрыва от заикания, который продолжается несколько месяцев, мы сосредотачиваем усилия на укреплении нового устойчивого состояния, постоянной шлифовке речи, расширении функциональных тренировок, дальнейшей отработке элементов общения.

И только тогда, когда, новый речедвигательный навык автоматизирован а отношения с окружающими нормализованы, появляется новое устойчивое состояние, нормальное или близкое к норме, и можно считать, что заикание ушло навсегда .

stuttering.su

Форум о заикании

Stuttering — Независимый сайт о заикании

Методика Л.З. Арутюнян. Вопросы и ответы

Описание: Обсуждение различных методик лечения заикания.
Общение с представителями и авторами методик.
Модераторы: Inkognito, Skif

  • Перейти на страницу:

Ново, успокойся. Тебя никто не гробит тут. По большому счету, это методика для тех, кого гробит само заикание. Если тебе с ним жить комфортно — ноу проблем. А любой, кто идет лечиться — прекрасно знает, на что он идет. Слабаки на эту методику не ходят. А если люди потом винят себя — то это их собственный выбор. На меня, например, лишнюю вину никто не навесит. Однако, сильному человеку психологически гораздо комфортнее винить себя в неудаче, чем признать, что он в чем-то действительно бессилен и далеко не всё в его руках.

П.С. «Бессилен» — не значит, что будет бессилен всегда. Если человек чем-то занимается, силы (знания, навыки) прибавляются. «Трудное — это то, что можно сделать прямо сейчас. Невозможное — это то, что можно будет сделать через некоторое время» (не помню, кто сказал).

Кабан — не все так однозначно, но в большей мере — именно так. По-крайней мере я пришел к такому мнению несколько лет назад.
И из этого логически вывел, что за последние 2 тыс. лет человечество ни хрена не продвинулось в лечении заикания. И во времена Демосфена были целители, успешно лечившие заикание, а возможно и во времена фараонов и Междуречья.

Почитайте методики, которые использовал Демосфен (или то, что ему приписывают историки) — сейчас они по прежнему наиболее действенны.
Конечно модернизированы как-то, тюнинг нового времени подвешен, удобства всякие, но принцип-то тот же.
И так-же многое зависит от личности специалиста, его универсальности и понимания проблемы.

Резюме:
На мой взгляд сейчас не существует методики, которой можно научить по книжкам и практическим занятиям — и она будет вылечивать с гарантированным успехом любым примерным «выпускником» теории.

А значит все не очень хорошо с прогрессом в этой области.
[/quote]

Кабан, я думаю — это тупиковый путь

зачем идти в гору, если можно ее обойти?

истина где-то там (с)

текст доклада Л.З. Арутюнян

Во-первых, считаю, что нельзя рассматривать заикающихся как «психически не совсем здоровых людей».
За мою 56-летнюю практику я общалась с очень многими людьми, страдающими заиканием. Как правило, большинство из них удивляли жизненной стойкостью, высокой образованностью и тем, что вопреки тяжелому заиканию, они очень многого добивались в жизни. Конечно, в сравнении с нормально говорящими людьми, среди них больше невротиков. Заикание всегда укрупняет невротическую составляющую.
К счастью, как правило, невроз заикающихся – это не невроз развития, с которым встречаются клиницисты психиаторы, а невроз-реакция на жизнь с заиканием, который в процессе лечения может практически уйти. Поэтому не пугайте никого, пожалуйста. Не вредите всем и себе.

Лилия Зиновьевна! Меня волнует вопрос выбора руки. Вы на занятиях используете обе руки в процессе обучения? А как потом выбираете ведущую руку?
Я читала в теме «Вопросы и ответы» — там уже Вас спрашивали об этом. Но я не очень поняла. Я у себя так и не смогла определить ведущую руку.

И вот еще вопрос. Я была на группе, занимающейся по Вашей методике, но как гость. Со всеми вместе я говорила на медленной речи, задавала вопросы. Стала использовать и руку. Рука мне помогала. Но мне сказали, что пока руку лучше не использовать, т.к. можно закрепить неправильную речь.
И, действительно, вскоре после окончания курса я стала сбиваться с того темпа и ритма, на которм пытлась говорить с ребятами из группы (хотя и держу в голове, что надо говорить медленно и широко открывать рот, но не получается).
Рука мне могла бы помочь. Но я, конечно, согласна с логопедом, что этим можно навредить при дальнейших занятиях.
А можно ли найти какую-то альтернативу для облегчения речи до того времени, как я начну заниматься?
Заранее благодарю за ответ.

Я прошел курс лечения у Лилии Зиновьевны. Лечиться начал в феврале прошлого года. Сейчас речь уже почти нормальная, потихоньку выхожу на нормальную речь. Стаж заикания у меня был большой — около 20 лет. Могу сказать, что я был по обе стороны баррикад: с одной стороны, сам долго и довольно сильно заикался, с другой — прикоснулся к нормальной жизни, т.е. к жизни без заикания. Поэтому с одной стороны, я на своей шкуре испытал все тяготы заикания. А с другой — могу посмотреть на заикание со стороны. Надеюсь, вам будет интересно мое мнение о методике Арутюнян. Тем более, что это мнение основано на личном опыте.

На форуме были споры о том, что лечит личность логопеда: мол, только выдающаяся личность может вылечивать от заикания. Так ли это? Опишу по своему опыту процесс лечения у Лилии Зиновьевны. Вначале идет основной курс (около 10 дней). На нем Лилия Зиновьевна рассказывает о причинах заикания, так сказать о законах заикания, о законах нормальной речи, и учит правилам нормальной речи. Учит конкретным ДЕЙСТВИЯМ, которые нужно совершать. По своему опыту скажу: нас обучали именно конкретным ДЕЙСТВИЯМ, что нужно делать во время речи, т.е. как говорить. Никакого гипноза, никакого самовнушения, ничего такого «психологического» не было. Нам рассказали, что мы делали неправильно во время речи, и как надо делать правильно.

Мы потренировались с логопедом и затем стали ходить на вопросы. Убедившись, что мы усвоили все правильно, Лилия Зиновьевна отпустила нас домой. На этому основной курс закончился. После него мы регулярно звонили Лилии Зиновьевне, показывали ей свою речь в разных речевых ситуациях. Она говорила нам, какие у нас ошибки, мы их исправляли и шли дальше. Кроме того, регулярно проходили микрокурсы (по 2 дня). В течение пяти месяцев было около 6-7 микрокурсов. На них мы что-то корректировали (убыстряли темп, меняли движение руки и пр.).

Хочу обратить внимание вот на что. На встречах с Лилией Зиновьевной мы учились, как правильно говорить. Но дальше мы тренировались сами. Сами искали сложные речевые ситуации (выступали в школах, институтах, читали лекции — кто на что горазд) и тренировались там говорить. От Лилии Зиновьевны мы получали, естественно, моральную поддержку и указания на ошибки. Затем исправляли эти ошибки и работали дальше. Таким образом, мы лечились большей частью САМОСТОЯТЕЛЬНО. Всего добивались сами. Роль личности Лилии Зиновьевны была минимальна.

После окончания микрокурсов мы занимаемся самостоятельно. Раз в неделю звоним Лилии Зиновьевне, она исправляет наши ошибки, дает нам какие-то советы, и мы идем дальше сами.

Таким образом, основной вывод такой: роль Лилии Зиновьевны заключалась лишь в том, чтобы рассказать нам, как говорить правильно, а как неправильно, рассказать о том, какие у заикания механизмы, т.е. максимально нас просветить в этом вопросе. Ну и конечно какая-то моральная поддержка.

Лечит МЕТОДИКА. Лечат конкретные действия, которые совершают пациенты. Лечит именно методика, а не личность логопеда. Хотя личность логопеда, разумеется, очень важна. Для логопеда важно, в первую очередь, доскональное понимание всех тонкостей методики, способность обучить этому пациента и непоколебимая вера в излечимость заикания (разумеется, на вопрос что нужно логопеду, чтобы лечить по этой методике, лучше всего ответит сама Лилия Зиновьевна. Мое мнение здесь, скорее всего, неточное).

Еще раз повторяю, лечит методика, а не личность. Со стороны Лилии Зиновьевны я не получал никакого внушения или иного психологического воздействия. Она не дала мне веру в себя, она не дала мне речь. Веру в себя я приобрел своими речевыми победами, речь я приобрел конкретными действиями, которым меня обучила Лилия Зиновьевна.

Теперь поговорю о другом. О личности заикающихся. Лилия Зиновьевна в одном из ответов нелестно высказывалась о плохих чертах заикающихся. Как бывший заикающийся я имею полное право говорить о характере заикающихся. Т.е. говорить о самом себе, каким я был. И говорю вот что:

Заика по своей натуре (но бывают и исключения!) — хронический неудачник! Неудачник не потому, что судьба такая, а потому что у него образ мыслей неудачника. Заики обращают внимание только на плохое, хорошего для них не существует. Заики склонны жаловаться на жизнь. Заики плаксивы. Все свои неудачи они списывают на заикание (хотя, откровенно говоря, и с заиканием можно горы своротить по жизни! хотя и сложнее, чем без него. ). Заики по натуре нытики. Я сам был таким и знаю многих таких заик.

ЗАИКАНИЕ ЛЕЧИТСЯ. Это ясно однозначно! Об этом говорят не единичные случаи излечения, а те стабильные результаты, которые дает методика Лилии Зиновьевны.

ЗАИКАНИЕ ЛЕЧИТСЯ. Теперь нет оправдания заикающимся. Теперь нельзя называть их страдальцами. Теперь нельзя их жалеть: ВЕДЬ У НИХ ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЫЛЕЧИТЬСЯ!

ЗАИКАНИЕ ЛЕЧИТСЯ. Господа, если вы не верите в это, то какого черта вы посещаете этот сайт? Поныть и почесать языки?

Заикание действительно лечится. Я в этом убедился на собственном опыте. И другие в этом тоже убедились. Хотите вылечиться — идите и лечитесь. И нечего здесь обсуждать плюсы и минусы методики Арутюнян. Методика работает. Проверено.

Теперь поговорю о другом. Лилия Зиновьевна писала такую фразу, что здоровый человек обнаруживает для себя, что «Я ЗНАЮ, ЧТО НИЧЕГО НЕ ЗНАЮ. Я ЗНАЮ, ЧТО Я ТАКОЙ КАК ВСЕ, НЕ УМНЕЕ, НЕ ДОБРЕЕ, НЕ РАНИМЕЙ». Были разговоры о том, что это значит. Как бывший заикающийся имею право сказать следующее. Заикающийся ущемлен в речевом плане, не имеет возможность свободно выражать свои мысли. Вот и начинает выкручиваться: думает, что он не такой как все. Что он какой-то особенный. Я, например, думал, что я много понимаю в жизни, что как-то по-особенному чувствую людей, что я ранимее остальных, чутче чувствую негатив, идущий от окружающих. Все это чушь. Заикающийся — такой же человек, как и все другие люди. Ни хуже, ни лучше, способность к восприятию такая же, как и у остальных. Но понять это можно только тогда, когда вылечишься.

И еще. Был пост о том, что действительно ли муж Лилии Зиновьевны, Мигран Арутюнович, заикается. Я с ним много общался. Он не заикается.

Выскажу еще свое мнение о Лилие Зиновьевне. А конкретно о ее профессионализме. Она работает с заикающимися более полувека и знает о заикании гораздо больше, чем заикающиеся знают о нем. У заикающихся может быть мнение: ну кто может знать заикание лучше меня самого! Поверьте, Лилия Зиновьевна знает о нем лучше вас. Я убедился в этом на собственном опыте. Часто она рассказывала мне о моих переживаниях, о моих эмоциях и я ловил себя на мысли: «стоп! Ведь этого действительно так! Я это чувствовал, но не мог понять!» Лилия Зиновьевна рассказывала обо мне то, чего я сам о себе не знал. И была права! Поэтому можете не сомневаться: это действительно специалист, понимающий в заикании куда больше самих заикающихся.

Поговорю еще вот о чем. Когда человек вылечивается от заикания, он уходит от него. Его перестают волновать проблемы, волнующие заикающихся. Этим объясняется то, что на форуме так мало людей, которые вылечились от заикания (по методике Арутюнян или иной методике). Это плохо. Предлагаю открыть тему: «Вопросы к людям, вылечившимся от заикания». Те заикающиеся, которые хотят вылечиться от заикания, могут задавать свои вопросы о методике у тех, кто реально по ней вылечился. Я думаю, что ответы вылечившихся людей будут более правдивыми и реальными, чем бесконечные рассуждения о заикании между заикающимися. Постараюсь подключить к этой теме других своих друзей, вылечившихся от заикания.

И в заключение скажу, что я вовсе не хочу кого-то обидеть, сделать кому-то плохо. Заикающиеся сами себе делают плохо. Заикание действительно лечится. Буду рад, если мои рассуждения помогут кому-нибудь поверить в это.

Вот представь,упало у тебя зрение(не дай бог конечно)
есть врач с методикой-ты к нему.Он поднял твое зрение.
Ты на форум.
«Друзья! и . прочая»
У кого зрение плохое — все к врачу «такому-то!»Лечит плохое зрение он.

Я надеюсь внятно изложил дырку в твоих рассуждениях или нет,как считаешь?

www.stuttering.su