Начинающая шизофрения

Шизофрения

Шизофрения — это тяжелое психическое заболевание. Основные ее проявления: изменение личности, снижение активности, аутизм, бред, галлюцинации, аффективные расстройства, кататония и др. Течение преимущественно хроническое. Возникает чаще в молодом возрасте.

  • Расстройства мышления.
  • Проявление странностей и чудачеств.
  • Мания преследования.
  • Галлюцинации.
  • Потеря чувства реальности.
  • Бред.

Первые симптомы заболевания появляются за несколько месяцев или даже лет до начала заболевания. Нарушается способность к концентрации, к учебе и умственному труду, к общению с окружающими. Появляется бессонница, головные боли, нередко возникают проблемы сексуального характера. Человек постепенно отстраняется от окружающих, становится подозрительным, угрюмым. В последующем наступают стойкие изменения личности. Степень их выраженности зависит от формы, этапа течения болезни, темпа ее развития. Люди становятся равнодушными ко многому из того, что раньше их волновало и, напротив, повышенно чувствительны к пустякам. При прогрессировании заболевания нарушается восприятие, появляются слуховые, вкусовые, обонятельные, зрительные галлюцинации. Применяя современные методы лечения, приблизительно две трети больных выздоравливает, но возможны рецидивы.

Расстройства мышления

При шизофрении происходят расстройства мышления, проявляющиеся непоследовательностью, бессвязностью или незаконченностью мыслей. Позже больной начинает произносить бессмысленные слова или сочетания звуков.

Нарушения зрения

С прогрессированием заболевания нарушается и зрительное восприятие, часто меняется пространственное видение: больной не может правильно определять размеры различных вещей.

Колебания настроения

Для больных шизофренией характерны колебания настроения. С началом острой стадии заболевания больного обычно охватывает страх.

Бред и галлюцинации

Основные симптомы шизофрении — бред и галлюцинации. Больному кажется, что он слышит голоса и звуки. Многие больные страдают манией преследования. Некоторые пациенты совершенно не говорят и не двигаются.

Причины развития болезни

Предполагается, что болезнь передается по наследству, однако механизм наследования очень сложен. Возможно, болезнь предопределяют изменение нескольких генов и их взаимодействие между собой, поэтому выявить их до сих пор не удалось. Также допускают, что болезнь может иметь биологическое основание, большей частью связывая ее с нарушением обмена белка допамина. У взрослого человека болезнь может спровоцировать или обострить разрыв социальных связей (развод, потеря работы).

В период обострения больному могут помочь только психотропные лекарственные препараты. Пациента госпитализируют, назначают нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы. Нередко приходится принимать очень сильные лекарства в течение продолжительного времени. Для лечения применяются раз: личные методы психотерапии. Кроме того, необходимы реабилитационные меры. С улучшением состояния применяют поддерживающее лечение. К лечению нередко привлекают и членов семьи больного.

Проявления заболевания человек быстро замечает, но не каждый сам осмелится обратиться к врачу. Поэтому близкие, заметив странности в поведении, должны уговорить больного человека обратиться к врачу.

Врач обследует больного на наличие других заболеваний с подобными симптомами. В тяжелых случаях пациента сразу помещают в психиатрическую клинику. В больших городах имеются стационары, в которых больные лечатся днем, а вечером отправляются домой.

doktorland.ru

Первые признаки шизофрении

Это психическое заболевание имеет непрерывный или приступообразный характер и сопровождается определенными изменениями личности, расстройствами мышления, а также различными психотическими проявлениями.

Особенности заболевания

Шизофрения подразумевает целую группу психических расстройств. Учитывая образ мышления больного, его поведение и эмоциональное состояния, определяется вид заболевания. «Расщеплением души» — так в народе называют шизофрению — страдает более 1% населения всей планеты.

Долгие годы о природе этого заболевания ведется множество споров, наука до сих пор не может с уверенностью ответить на вопрос, в чем же заключается причина возникновения шизофрении. Но одно известно точно: сильные и регулярные стрессы, употребление наркотиков, повреждение мозга, наследственная предрасположенность могут способствовать появлению этого заболевания.

Признаки шизофрении условно можно разделить на две группы — позитивные и негативные. Первые – это наиболее заметные признаки, которые добавились вместе с возникновением этой болезни. К примеру, если у человека ранее не было галлюцинаций, а потом они начали появляться. Этот тип расстройства очень многообразный, он может создавать различные комбинации и приобретать всевозможные формы. Именно на эти признаки шизофрении в первую очередь обращают внимания окружающие люди, когда начинают осознавать, что с человеком не все в порядке.

В то же время негативные расстройствами можно назвать те, которые психическая болезнь «отщипнула» от здоровой психики. Общительный человек может становиться замкнутым, а эмоциональный – равнодушным.

К первым признакам шизофрении можно отнести так называемые псевдогаллюцинации — особый вид галлюцинаций, который встречается только при этом психическом заболевании. Больные шизофренией способны слышать голоса, ощущать запахи, которых нет на самом деле; видеть картинки, транслирующиеся в их голове; чувствовать, как к их телу прикасаются невидимые существа. Также они могут жаловаться на то, что в их тело кто-то вживил инородные предметы. Подчиняясь приказывающим голосам, больные шизофренией способны на нелепые поступки.

Еще один признак начинающей шизофрении — бред – ошибочные выводы, которые не имеют под собой реальной обоснования, противоречат действительности, а также не поддаются переубеждению либо коррекции. Но ни в коем случае нельзя путать бред с банальным заблуждением, религиозными убеждениями человека.

У больного шизофренией может наблюдаться бред, связанный с преследованиями. Ему кажется, будто за ним все время кто-то следит, на его телефоне установлено прослушивание, а каждое движение фиксируют невидимые видеокамеры. При этом больной может встречать своих преследователей на улице, замечать, как ему кажется, подозрительные автомобили. Часто шизофреников посещает и бред воздействия – когда кто-то при помощи гипноза влияет на его мысли, управляет действиями. Бред отравления заставляет больного шизофренией полагать, что люди хотят его отравить, к примеру, подсыпав ему в еду яд. Бред, связанный с инсценировкой происходящего, способен вызывать у больного ощущение, что окружающие люди, как в кинофильме, играют для него специальные роли. А бред величия заставляет больного шизофренией поверить в то, что он силой мысли способен двигать тяжелые предметы, останавливать автомобили, читать на расстоянии мысли прохожих.

Человека, страдающего шизофренией, часто посещают навязчивые страхи и мысли, которые оторваны от реальности, не понятны здоровым людям, порой вычурны и нелепы. При этом они могут проявляться без сопутствующего страха, сопротивления и тревоги. Зачастую шизофреники пытаются вовлечь в свои навязчивости окружающих, принуждая их произносить определенные слова и фразы, повторять какие-то движения.

Для шизофрении свойственно и эмоциональное снижение. У больных уменьшается количество и частота проявляемых эмоций, сужается число людей, ситуаций, способны спровоцировать те или иные эмоции. Постепенно больные шизофренией перестают интересоваться близкими людьми и их проблемами, у них наблюдается холодность и черствость в отношении к окружающим. В случае выраженной апатии, которая зачастую бывает уже при запущенной форме шизофрении, больного интересует только удовлетворение элементарных физиологических потребностей.

У каждого человека шизофрения протекает по-разному, но при этом у всех прослеживается определенная эпизодичность психотических приступов. Весь период заболевания условно делится периоды рецидива и ремиссии. В промежутках между ними больной шизофренией может казаться абсолютно здоровым человеком. Но со временем, когда шизофрения усугубляется, просветление сознания случается все реже.

Как следует реагировать на больного человека

Прежде всего, вам следует научиться контролировать свои эмоции, чтобы не показывать больному удивление от совершенных им поступков, сказанных слов. Помните: какую бы нелепость он не выкинул, никогда не смейтесь над ним.

Также не рекомендуется преуменьшать или не принимать эмоции и чувства больного в период обострения шизофрении, ведь в это время они кажутся ему более чем реальными. Не стоит подробно обсуждать с ним его галлюцинации и видения.

Когда больной испытывает сильные потрясения, когда ему страшно или он ощущает себя в опасности, постарайтесь помочь ему, позволив почувствовать себя защищенным.

Ни в коем случае не пытайтесь самостоятельно успокоить больного шизофренией. В некоторых случая, когда заболевание не так ярко выражено, вы можете пойти с ним на прогулку, послушать расслабляющую музыку. Но при тяжелой форме протекания шизофрении ему может понадобиться помощь врача, а иногда – и лечение при помощи специальных медикаментов.

woman-v.ru

Влияние психогенных факторов на дебют, клинику и течение шизофрении и шизоаффективных расстройств (обзор литературы).

Влияние психогенных факторов на дебют,

клинику и течение шизофрении и

Вопрос взаимоотношения психогенных факторов и эндогенных заболеваний изучался на протяжении всего развития психиатрии, но, несмотря на ряд многочисленных исследований, до сих пор остается дискутабельным. Можно выделить две позиции ученых в вопросе о влиянии психотравматических факторов на эндогенные заболевания. Крепелин, Майер-Гросс, Краузе, в своих работах указывают на незначительную зависимость процессуальных болезней от стрессовых ситуаций Другие авторы (К.Г. Юнг) напротив, предполагает значительную роль психогенных факторов в формировании шизофрении.

Исследования российских психиатров (Янушевский, Рохлин) в годы Великой Отечественной Войны показали, под влиянием военной обстановки эндогенные больные охотно вовлекались в труд, помогали по хозяйству, в результате чего наблюдалась их социальная реадаптация и даже случаи клинического выздоровления.

Данный вопрос изучен все еще недостаточно полно. Например, влияние хронического, исчисляемого многими годами стрессового фактора на клиническую картину и динамику уже начавшихся эндогенных заболеваний мало освещено в научной литературе. В то время как в литературе известные случаи, когда под влиянием психогений у части больных наблюдалось улучшение состояния.

В настоящем обзоре отражены представления различных исследователей о влиянии психогенных факторов на дебют, синдромогенез и прогноз шизофрении и шизоаффективных расстройств.

1. Влияние психогенных факторов на дебют и обострение

В начале прошлого столетия исследователи проблемы влияния психогений на шизофрению, предполагали существование особой реактивной лабильности, развивающейся на фоне процессуального заболевания. В 1929г J. Berze [24] предложил использовать термин «реактивная шизофрения» для обозначения многочисленных синдромов, возникающих у больных шизофренией в стрессовой ситуации.

Смулевич А.Б. [16, 17], изучая влияние психогенных факторов на дебют шизофрении, отмечал, что до заболевания шизофренией у больных возникали неоднократные реактивные состояния. Таким образом, у некоторых больных отмечались явления реактивной лабильности – готовности к возникновению психогенных реакций. Смулевич называет такую реактивную лабильность «нажитой», так как причиной повышенной чувствительности к воздействию психотравмирующих факторов являются не конституциональные особенности больного, а свойства процессуального заболевания.Исследования, проведенные Царук Т.П. [22], подтверждают мнение ряда исследователей о том, что течение приступообразной шизофрении более благоприятно (выраженная приступообразность течения процесса; преобладание в приступах аффективных расстройств; невыраженный дефект), если у больных в ходе заболевания отмечается реактивная лабильность.

На роль психогенных факторов в развитии шизофрении указывал еще Е.Блейлер [1], отмечая, что под воздействием стрессовых ситуаций у тюремных заключенных может развиться шизофрения. К.Юнг [23] так же указывал на ведущую роль психосоциальных факторов в генезе шизофрении.

Среди российских ученых, внесших вклад в изучение этой проблемы, Краснушкин Е.К. [9] утверждал, что острый психогенный фактор провоцирует кататоническую форму шизофрении. Снежневский А.В. [18] указывал, что в дебюте параноидной и кататонической форм шизофрении у больных под влиянием психотравмирующей ситуации может развиваться образный чувственно-конкретный бред, трудно отличимый от психогенного параноида.

В 60 – 70-х годах российскими психиатрами (Фелинская Н.И., Морозов Г.В., Герасимов С.В., Ильинский Ю.А., Ефремов ) изучались особенности формирования шизофрении под влиянием психотравмирующих ситуация в условиях судебно-психиатрической клиники.

Фелинская Н.И. [21] писала о возможности возникновения эндогенного заболевания после перенесенного затяжного реактивного состояния. Автор делает вывод, что в результате реактивного состояния изменяется «почва» и облегчаются условия для возникновения шизофренического процесса.

Герасимов С.В. [2] исследовал клинические особенности манифестного приступа или дебюта, развившихся под воздействием психогенных факторов. Приступы у больных развивались либо по типу галлюцинаторно-параноидных приступов с истерическими включениями, либо по типу ступорозных синдромов. У ряда больных в момент обострения отмечались кататонические расстройства, не наблюдавшиеся ранее.

Морозов Г.В. [13], изучая воздействие психогенного фактора на начало шизофрении, приходит к выводу, что психогенные дебюты шизофрении по своей психопатологической структуре отличаются от инициального периода шизофрении, протекавшего вне воздействия экзогенных факторов.

При этом клиническая картина психогенных дебютов зависела от времени воздействия психотравмирующей ситуации.

Если инициальный этап эндогенного процесса совпадал по времени с воздействием психогенного фактора, то психопатологическая картина, видоизменяясь, создавая своеобразный «психогенный фасад», тем не менее, была нестойкой, динамика ее не коррелировала с течением эндогенного заболевания. Так, если психотравмирующая ситуация первоначально отражалась в фабуле бредовых идей отношения, преследования, то в дальнейшем бредовые идеи носили политематический характер, аффективные колебания были аутохтонны и не зависели от психогенной ситуации.

Если же психотравмирующая ситуация предшествовала началу эндогенного процесса, клиническая картина формировалась по типу реактивных психозов. Шизофреническая симптоматика при этом носила фрагментарный, нестойкий характер. В дальнейшем в клинической картине на первый план выходила специфическая процессуальная симптоматика. Первоначальный синдром оказывался определенным этапом в течении шизофрении.

Нгуен Д.З. [15] изучая влияние экзогенных факторов (психогений, инфекций, интоксикаций) на дебют и обострение рекуррентной и приступообразно-прогредиентной шизофрении, сделал вывод о том, что больные с периодической шизофренией более чувствительны к экзогениям в начале процесса. При этом автор обнаружил, что если первому приступу предшествовала экзогения, то в дальнейшем частота приступов с экзогениями была выше.

Некоторые исследователи (Царук Т.П.[22], Смулевич Н.А.[16]) указывали на влияние возрастно-половых факторов на психогенно провоцированные состояния. Так, у больных в позднем возрасте повышается вероятность развития реактивных расстройств. Царук Т.П. было замечено, что частота развития реактивной симптоматики у женщин больных шизофренией, превышает таковую у мужчин.

Ефремовым В.С. [3] было установлено, что число случаев начала шизофренического процесса больше в ситуациях, где пациенты были подвержены стрессовым факторам, чем в контрольных группах.

В противовес данным, полученным Ефремовым В.С., согласно результатам исследований некоторых американских ученых (W.P.Horan, J.Ventura, K.H.Nuechterlein, K.L.Subotnik, S.S.Hwang, J. Mintz, [26]), в анамнезе у лиц, недавно заболевших шизофренией, было меньше психотравмирующих ситуаций, чем у здоровых людей.

M.R. Castine и соавт. [25] исследовал роль психогенных факторов (stressful life events) в дебюте и обострениях шизофрении и шизоаффективных расстройств. Психогении чаще были связаны с первым, вторым и третьим обострением психических заболеваний, чем с последующими.

2. Влияние психогенных факторов на эндогенные заболевания в период ремиссии

Представляют большой практический интерес реакции больных, находящихся в состоянии ремиссии, на психотравмирующие ситуации.

Влиянием психогенных факторов на течение приступообразно-прогредиентной шизофрении в период ремиссии в условиях судебно-психиатрической клиники занимались Ильинский Ю.А., Герасимов С.В. и другие исследователи.

Ильинский Ю.А. [7,8] отмечал возникновение аффективных расстройств, в которые входили непсихотические аффективные реакции, реактивные аффективные психозы, обострения и приступы шизофрении с преобладанием в клинической картине аффективных нарушений. Автор связывал неоднородность структуры психогенных аффективных расстройств с формой течения, степенью прогредиентности и глубиной постпроцессульного дефекта. Так, он пришел к выводу, что у больных малопрогредиентной формой приступообразно-прогредиентной шизофренией с непродолжительными психотическими приступами, психопатоподобной симптоматикой в стадии ремиссии и умеренно выраженным эмоционально-волевым дефектов в психотравмирующей ситуации возникают реактивные аффективные состояния (в основном депрессивного полюса).

У больных более прогредиентной формой шизофренией с очерченными приступами с неполными ремиссиями и нарушением социальной адаптации под воздействием психотравмирующей ситуации возникают обострения шизофрении или приступы шизофрении по типу фазно-аффективных состояний.

При этом в самом начале обострения шизофренического процесса возникают аффективные нарушения, в основном депрессивного характера. Затем проявляется галлюцинаторно-параноидная симптоматика с включением в фабулу лиц, проводящих расследование.

При приступах шизофрении у больных возникают типичные приступы шизофрении с выраженными аффективными нарушениями по типу фазно-аффективных состояний, в клинической картине появляется новая, не наблюдающаяся ранее психотическая симптоматика. Отсутствуют переживания, непосредственно связанные с совершенным правонарушением, что указывает на эндогенную природу клинических проявлений.

Герасимов С.В.[2] также изучал влияние психогенных факторов (судебное заключение) на клиническую картину параноидной шизофрении в период ремиссии. У большинства больных отмечался психопатоподобный дефект. Под влиянием психогенных факторов у больных отмечались рецидивы, протекающие с психогенными симптомами или без таковых или состоянии декомпенсации, также протекающие с психогенными симптомами или без таковых.

3. Влияние психогенных факторов на непрерывно-текущие формы шизофрении

Реакция на психогению находится в корреляции с типом течения, фазами заболевания и глубиной приобретенного дефекта. (Царук Т. П.[22], Нгуен Д.З. [15], Морозов С.В.[14]). Чем интенсивнее протекал процесс, чем выражение дефект психики больного, тем меньшее отражение в клинической картине и течении болезни получал психогенный фактор. Однако другие российские исследователи (МаксимовВ.И. [12], Ильина Н.А., Иконников Д.В [6]), изучая психогении у больных вялотекущей шизофренией с дефектом личности и большой давностью заболевания, обнаружили, что в этом случае психогении развиваются по типу «реакций отказа» — сложной психопатологической структуры, проявляющейся в депрессии, моторной заторможенности и других синдромах невротического регистра и заключающейся в стремлении «уйти от действительности» под действием психогенного фактора.

Сюняков Т.С. [20] изучал возникновение сдвоенных аффективных фаз у больных с вялотекущей шизофренией под де йствием психогенного фактора. Уровень социальной адаптации у больных вялотекущей шизофренией был выше, чем у больных посттравматическим стрессовым расстройством. Кроме того, одним из наиболее частых клинических проявлений приступов являлись психогенно провоцируемые мании, что также расходилось с данными литературы.

4. Влияние психогенных факторов на прогноз эндогенных заболеваний.

Ряд ученых (Морозов Г.В.[14], Герасимов С.В.[2]) склоняются к мнению, что при наличии психогении течение эндогенного заболевания в целом более злокачественно.

По данным Фелинской Н.И.[21], шизофрения, развившаяся психогенно, протекает по своим собственным закономерностям развития. При таком течении болезнь, минуя промежуточный этап, достигает конечных малокурабельных состояний (сложный кататонический, парафренный синдромы). Автор склоняется к мысли, что перенесенное реактивное состояние привело к таким нарушениям высшей нервной деятельности, которые обусловили возникновение поздних стадий заболевания.

M.R. Castine [25] пишет о более благоприятном прогнозе для больных шизофренией и аффективными расстройствами, перенесших до заболевания жизненно важные события (life events). Он отмечает, что у лиц, больных шизофренией, в анамнезе которых за один месяц до заболевания не было значимых событий, больше когнитивных нарушений и менее выражены адаптационные способности.

Изучение вопроса о влиянии психогенных факторов на прогноз эндогенных заболеваний связано с проблемой потребностно-мотивационной ориентировки больных шизофренией. Как известно, у этих больных происходит снижение мотивации деятельности, что связанно с характерной для шизофренического процесса дефицитарной симптоматикой (аутизм, эмоционально-волевое притупление). Существуют работы [11], в которых исследовалось влияние введения мотивирующих стимулов на течение заболевания. В результате этих исследований были замечены повышение активности, уровня регуляции и контроля деятельности у ряда больных. По мнению авторов работы (Критская В.П., Мелешко Т.К., Поляков Ю.Ф.), повторение частных мотиваций может в дальнейшем привести закреплению их в чертах характера: «Проблема такой трансформации ситуационных мотивов в личностные является одной из наиболее сложных и в то же время наиболее важной в коррекционной практике»[11]. В то же время известно, что в экстремальных ситуациях, для решения проблем, от человека требуется мобилизация всех его жизненных сил. Другими словами, проблемы, возникающие в стрессовой ситуации, являются важными мотивационными факторами.

Таким образом, при анализе оценки влияния психогенных факторов на эндогенные заболевания нами не было выявлено единой позиции авторов в этом вопросе.

Противоречивость результатов исследований можно объяснить несколькими факторами:

Неоднородностью практически в каждом данном исследовании изучаемых психогенных факторов: это либо психогении у лиц, совершивших уголовное правонарушение (судебно-следственная ситуация или ситуация отбывания наказания), либо индивидуально значимые события, само наличие или отсутствие которых может явиться следствием эндогенного заболевания;

во многих исследованиях не было проведено дальнейшее катамнестическое исследование;

в исследование были включены больные, на которых психотравмирующая ситуация повлияла негативно (манифестация или обострение);

большинством авторов при клиническом обследовании не были использованы стандартизированные шкалы.

Данный вопрос изучен все еще недостаточно полно. Например, влияние хронического, исчисляемого многими годами стрессового фактора на клиническую картину и динамику уже начавшихся эндогенных заболеваний мало освещено в научной литературе.

Наша страна представляет для этого исследования особый интерес. Азербайджан уже более 17 лет находится в состоянии войны. Еще Краснушкин Е.К. [9] отмечал, что «психогенный фактор войны отличается от психогенного фактора повседневной мирной обстановки как силой воздействия на отдельную психику, так и однородным психогенным воздействием одновременно на многих людей. Часто это не однократное, а многократное действие на одних и тех же лиц».

По статистическим данным [19] количество беженцев и вынужденных переселенцев в Азербайджане на 1999 год превышает 900000 человек. В соответствии со статистическими данными 1-2% всей популяции страдают шизофренией и шизоаффективными расстройствами. Это означает, что как минимум около 10000 беженцев являются процессуальными больными. С другой стороны, в Азербайджане более 17 лет сложилась такая ситуация, когда сильный по своему воздействию однотипный психогенный фактор — война, лишение крова, переселение в другие места, — с одной стороны, потерял свою остроту, с другой стороны, сохраняет актуальность, так как беженцы и вынужденные переселенцы находятся в ожидании благоприятного разрешения ситуации.

Несомненно эта затяжная психотравмирующая ситуация не может не влиять на течение эндогенных заболевания у вышеперечисленных лиц. В связи с этим решение вопроса взаимодействия двух параллельно протекающих затяжных процессов – эндогенного и психогенного представляет актуальность.

  1. Е.Блейлер. Руководство по психиатрии. Берлин, издательство Т-ва «Врач», 1920, с.415-417.
  2. Герасимов С.В. Влияние психогенных факторов на клиническую картину параноидной формы шизофрении в различных стадиях ее течения. Автореф. дис.

www.b17.ru

Шизофрения согласия

Недавно на территории так называемой Латвийской Республики прошли парламентские выборы. По их итогам образовалась коалиция партий, которая будет формировать правительство. Понятное дело, не обошлось без склок, интриг, манипуляций сознанием избирателя. Обычное дело. Необычна реакция одного обиженного этим процессом политического объединения и их сторонников.
Набрав 28 с лишним процентов голосов и получив 31 (из 100) депутатский мандат, политическое объединение «Центр Согласия» оказалось в оппозиции. Некоторые русскоязычные (русскими их назвать язык не поворачивается) СМИ и нахрапистые сторонники ЦС в социальных сетях начали протест. Под простым, казалось бы, лозунгом: «Нет – этнической дискриминации!» И с уточнением, что 260 000 тысяч человек проголосовало за «Центр Согласия». Мол, мы же победили, а нас не пускают в правительство. Непорядок!

Нилова победа
Давайте начнем с того, что никакой победы ЦС на выборах не одерживал. Побеждает та партия, которая набирает 51% голосов. Если этого нет, то партии образуют коалицию, чтобы получить большинство мандатов в парламенте. Да, результат ЦС оказался наилучшим. Но большинства нет. Умерьте, пожалуйста, пыл, фанаты Нилса Ушаковса.
Но дело даже не в этом. Все возможные союзники ЦС пролетели как фанера над Парижем. Со свистом. Это я о партии олигарха Шлесерса (Лещинского). Да и о партии ЗаПЧЕЛ, которая бы, несмотря ни на что, поддерживала бы своих заклятых конкурентов за русские голоса во многих вопросах. И если в 10-м Сейме согласня при своих 28 голосах могла рассчитывать еще на 8 штыков и сабель ЛПП/ЛЦ, то теперь у них всего 31 голос. Без каких либо резервов. С такой «победой» и поражений не надо.
О том, что на союз с ними пойдет партийная рать единственного пока оставшегося при делах олигарха (Лембергса), в ЦС пусть и не мечтают. Сам-то олигарх, может быть, и человек прогрессивных взглядов. Но остальные его партийные товарищи прекрасно понимают непреложный факт: любая латышская партия, начинающая сотрудничать с «русскими» (не говоря уже о русских), тут же лишается поддержки латышского избирателя. Пример попов Шлесерса и соцдемов Боярса более чем нагляден.

Неэтническая этническая
Далее, совершенно не понятно, о какой этнической дискриминации говорят согласосы? Позвольте, ведь руководство ЦС утверждало, что чуть ли не треть голосовавших за них – латыши. Те же русскоязычные газеты, которые сейчас называют отказ включать ЦС в число правящих партий этнической дискриминацией, еще недавно рассказывали о несметных толпах латышей, жаждущих отдать свой голос за Урбановича и Ушаковса. Неужели память коротка?
Конечно, реальность такова, что на самом деле в основном только русские и голосуют за ЦС. Да, если смотреть на национальность избирателя, то это самая что ни на есть русская этническая партия. И любой, кто удосужится внимательно изучить результаты выборов по избирательным участкам, придет к выводу, что успех у ЦС был там, где живут русские.
Но к чести ЦС надо сказать, что сами себя русской партией они никогда не называли. Более того, всячески это отрицали и отрицают. Поэтому остается пожелать русским, внушившим себе бог весть что о согласне, не обманываться. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь. В Латвии нет русской партии. Увы.

260 миллионов баксов голосов
Поражает и убогость активистов ЦС. В порыве страсти они написали, что за ЦС проголосовали «260 000 человек». Позвольте, но это же 260 миллионов! Создается такое впечатление, что создатели думали вовсе не о людях в тот момент, а об упущенных миллионах, в которых бы купались некоторые партийцы, допущенные до кормушки.
С другой стороны, а за образовавших коалицию проголосовали 490 тысяч человек. Большинство. Может, не в дискриминации все-таки дело, а в проигрыше, который согласня упорно не хочет признавать? И почему в таком случае, скажем, ЦС считает допустимым, например, дискриминацию 127 тысяч избирателей «Вису Латвияй», которую ЦС в правительстве видеть не хочет? Нет, с ними все понятно, мне они и сами далеко не симпатичны. Но раз ЦС избрало какую-то логику, то пусть ей следует до конца.
И самое главное, в Латвии до сих пор живут 350 тысяч «неграждан» (негров, элиенов, инопланетян). Как мне кажется, 350 гораздо больше 260. Но из-за этого, почему-то ЦС никого не призывает к массовым акциям протеста, к рассылкам писем и т.п. Что лишний раз доказывает нерусскость этого политического объединения. Им нужны только те, у кого право голоса. Остальные идут. лесом, получается.

Ригас сарги 2.0
Уверен, все потуги согласни пролезть в правительство будут пресечены. Прежде всего, за то, с какой легкостью они предают своих избирателей. Это и признание оккупации, и закрытие русских школ, и повышения языковых штрафов, и многое, многое другое. Такого расхождения между словами и делами ни одна латышская партия себе позволить не может. Да и вообще предателей никто не любит. Ни те, кого они предают, ни те, ради кого они предают. Хотя, повторюсь, русские сами себя обманули, посчитав ЦС своей партией.
В целом, будущее ЦС печально. Их смешные истеричные обещания стать злой и страшной оппозицией напоминают старую добрую шутку:
– Не буди во мне зверя!
– А я хомячков не боюсь.
Никакой борьбы они вести не будут с правящими партиями. Хотя бы по той причине, что очень не хочется Нилсу Ушаковсу терять свой пост бургомистра в Риге. А это очень возможно. Вот сидит умудренный годами и убеленный сединами вице-мэр Америкс и думу думает. Партия его проиграла парламентские выборы, шансов на ее реанимацию нет. Надо идти к победившим. А они в Рижской думе тоже представлены. И представьте, что они в обмен на разрыв с согласней радостно принимают его в свои объятия и дают Америксу пост градоначальника? А так как большинства у ЦС в Риге тоже нет, то.

russbalt.livejournal.com