Найти людей с таким же психическим расстройством

10 загадочных психических расстройств, на которые способен наш мозг

По статистике, каждый 4-й человек на Земле страдает тем или иным психическим либо поведенческим расстройством.

AdMe.ru решил рассмотреть самые необычные из них, чтобы еще раз доказать, насколько загадочен человеческий мозг.

Синдром Квазимодо

Синдром Квазимодо, или дисморфия, — очень опасное психическое расстройство, известное навязчивыми мыслями о сильно переоцененном или вовсе мнимом физическом дефекте. Больные постоянно смотрятся в зеркало, стараясь найти ракурс, в котором предполагаемый дефект не виден; отказываются фотографироваться, лишь бы не запечатлеть свой недостаток на снимке; чрезмерно ухаживают за внешностью; имеют проблемы с личной жизнью по причине именно этого дефекта; обладают низкой самооценкой; ощущают неловкость в обществе, подозревая, что другие замечают «дефект» и смеются над ним. Знакомо?

Абсурдность этого синдрома раскрывается в немой короткометражке «Contracuerpo».

Эротомания

Страдающие эротоманией убеждены, что кто-то в них влюблен, причем чаще всего тот, кто имеет гораздо более высокий социальный статус (например знаменитость). Больной верит, что его мнимый воздыхатель проявляет свое отношение к нему посредством особых знаков, тайных сигналов, телепатии и зашифрованных сообщений в СМИ. Преодолеть такое расстройство очень трудно: даже если предполагаемый влюбленный прямо говорит «нет», больной эротоманией пациент интерпретирует это как часть тайной стратегии, скрывающей их секретные отношения от общества.

Тема этого синдрома затрагивается в фильме «Иллюзия любви» (героиня Марион Котийяр).

Синдром Капгра

При этом синдроме больной верит, что кого-то из его близких или его самого заменил двойник. Пациент может утверждать, что плохие поступки, авторство которых приписывают ему, совершил не он, а его двойник, который в точности похож на него. Этим расстройством часто сопровождается шизофрения.

Художественный фильм «Двойник», снятый по мотивам одноименной повести Ф. М. Достоевского, раскрывает суть этого расстройства.

Синдром Фреголи

В этом случае больной считает ровно наоборот: под маской окружающих, незнакомых ему людей на самом деле скрывается кто-то из близких, кто постоянно гримируется и меняет свое обличие с целью преследования.
Синдром впервые описан в 1927 году: одна юная девушка считала, что ее преследуют два актера из театра, где она часто бывала, принимая вид людей, которых она знала или встречала.

Эта тема частично раскрывается в анимационном фильме «Аномализа».

Синдром Адели

Синдром Адели — это навязчивое состояние, при котором человек испытывает патологическую любовную привязанность. Врачи совсем недавно признали синдром психическим отклонением, всерьез угрожающим здоровью и жизни, приравняв его к игромании, алкоголизму и клептомании.

Симптомы болезни напоминают глубокую депрессию, но могут оказаться гораздо опаснее: преследование человека, самообман, иллюзорные надежды, добровольное приношение себя в жертву, игнорирование советов друзей и близких, безрассудные поступки и потеря интереса к другим темам и занятиям.

Про синдром и девушку, в честь которой болезнь получила название, можно посмотреть в фильме «История Адели Г.».

Криптомнезия

Криптомнезия — такой род нарушения памяти, когда человек не может вспомнить, когда было то или иное событие, во сне или наяву, написал ли он стихотворение или просто запомнил когда-то прочитанное. Иными словами, забывается источник той или иной информации, и человек не может определить, принадлежит идея ему или другому человеку.

При данном синдроме часто возникает явление «жамевю», противоположное «дежавю», когда внезапно наступает ощущение того, что хорошо знакомые место или человек кажутся совершенно неизвестными или необычными, как бы увиденными в первый раз.

На фото фрагмент из фильма «Наука сна».

Синдром Алисы в Стране чудес

При этом синдроме у больного меняется восприятие окружающих предметов и пространства: он может воспринимать их как существенно меньшего или большего размера либо осознавать, что они находятся далеко, но странным образом очень близко. Самый тяжелый случай — когда человек неправильно воспринимает собственное тело: не может понять его форму и размеры. При этом ни глаза, ни другие органы чувств у больных не бывают поврежденными, изменения касаются только психики.

Синдром навязчивых состояний

Или обсессивно-компульсивное расстройство — по-научному. У больных таким психическим расстройством появляются навязчивые тревожные мысли, которые невозможно прогнать из головы, или «ритуалы» — особые действия, которые, как кажется человеку, он вынужден выполнить. При этом человек прекрасно понимает абсурдность своих действий, но их невыполнение приводит к невероятной тревоге и в конечном счете постоянному соблюдению этих ритуалов.

Ярким примером человека, страдающего этим расстройством, является герой Леонардо Ди Каприо в фильме «Авиатор».

Парафренный синдром

Парафренный синдром представляет собой сочетание фантастического бреда и величия. Бредовые идеи больных постоянно сопровождаются псевдогаллюцинациями, наблюдаются «ложные воспоминания». Больные считают себя повелителями мира, приписывают себе бессмертие, божественное происхождение, утверждают, что написали под псевдонимами книги великих писателей, и тому подобное. Люди с таким диагнозом внешне становятся очень высокомерными и загадочными.

Расщепление личности

Расщепление личности — очень редкое психическое расстройство, при котором личность человека разделяется, и складывается впечатление, что в теле одного человека существует несколько разных личностей. Эти личности могут иметь разные пол, возраст, национальность, темперамент, умственные способности, мировоззрение и даже болезни. Причинами этого расстройства служат тяжелые эмоциональные травмы в детстве: в целях психологической защиты ребенок начинает воспринимать происходящее с ним так, будто это происходит с кем-то посторонним.

Самая поразительная история с расщеплением личности произошла в США в конце 1970-х. При аресте насильника Билли Миллигана выяснилось, что в его голове живут аж 24 личности. Прочитать об этой истории можно в книге Дэниела Киза.

Главный герой фильма «Сплит» также страдает подобным расстройством.

www.adme.ru

11 самых известных психических расстройств

Наверняка вас раздражает, что кто-то постоянно опаздывает, вечно что-то теряет или дело не по делу жалуется на собственную якобы ужасную внешность. Отнеситесь к ним с пониманием: возможно, они просто не способны это контролировать! Многие перечисленные признаки – симптомы психических расстройств, которые отнюдь не означают, что этот человек однажды сообщит вам о своем контакте с НЛО и предложит спасти Вселенную от рук заговорщиков. Предлагаем вам узнать побольше о мире персонального безумия. Но не увлекайтесь: диагнозы может ставить только врач!

Клиническая депрессия

Только не надо закрывать статью! Да, слово «депрессия» стало слишком модным, и им часто называют легкую осеннюю хандру, мрачное настроение или переживания, вызванные неприятным событием в жизни. На самом деле, это серьезное психическое расстройство, а не блажь инфантильных мальчиков и девочек. Депрессия поражает офисных работников, студентов, домохозяек, политиков, успешных бизнесменов. Никто не застрахован от приступа ангедонии –симптома депрессии, который певица Янка Дягилева окрестила «диагнозом отсутствия радости». Традиционно считается, что депрессию вызывает нехватка серотонина – одного из веществ, обеспечивающих связь между нейронами в мозге. Серотонин часто называют «гормоном счастья». Современные теории предполагают, что причиной депрессии является нарушение нейропластичности – способности человеческого мозга изменяться под действием опыта и восстанавливать поврежденные связи. Стресс нарушает связь между нервными клетками, поэтому ухудшается память и настроение.

Больной депрессией может не выглядеть мрачным и подавленным, видимых поводов для страданий у него тоже обычно нет. «Я закончу этот чертов проект, высплюсь как следует и запишусь на танцы, а то и вовсе прыгну с парашютом – у меня все под контролем, я нормальный!» – часто убеждают себя люди с депрессивным расстройством. Однако вытянуть себя из постели становится все сложнее с каждым утром, квартальный отчет вызывает желание выйти в окно, а доползти до душа – уже подвиг, какие тут танцы! Пустота, отсутствие радости, безразличие к жизни. Подавленное состояние может затянуться надолго. Если сложить все человеко-часы, которые человечество потеряло из-за депрессии в 2012 году, получится 75,6 млн лет.

Однако если вы вдруг обнаружили у себя вышеперечисленные симптомы, не спешите ставить себе диагноз – обнаружить депрессию способен лишь опытный психиатр, который пропишет антидепрессанты. Они восстановят уровень серотонина, но процесс лечения может оказаться не таким быстрым, как вы этого ждали.

Биполярное расстройство

Сегодня Вася пашет на работе как лошадь, крутит романы с несколькими девушками сразу, учит пятый язык, не забывает тягать штангу, посещает все окрестные тусовки, параллельно защищая кандидатскую и отдавая все деньги на спасение китов. Через пару месяцев Вася запирается в квартире, смотрит сериалы и не может заставить себя даже заварить пакет лапши быстрого приготовления – настолько он обессилен. Энергию ему как будто выдают неравномерными порциями: то густо, то пусто. Предсказать, когда Васе достанется нормальная порция радости, очень сложно: его «перепады настроения» трудно контролировать, и его может повергнуть в депрессию любая мелочь вроде потерявшихся ключей от дома.

Знакомьтесь, типичный «биполярник». Это расстройство раньше называли маниакально-депрессивным психозом. Не волнуйтесь, Вася не маньяк – просто термин неудачный. Считается, что биполярное расстройство передается по наследству, однако ученые предполагают, что дело еще и в наших неудовлетворенных желаниях, которые прорываются наружу и нарушают наш стахановский темп жизни. Биполярное расстройство считается болезнью творческих людей. Васе нужно регулярно посещать психотерапевта, начать нормально высыпаться и перестать так много пить на вечеринках – тогда ему будет чуть проще жить. Ну а если ничего не поможет, тогда придется восстанавливать баланс лекарствами – причем выводить Васю придется как из стадии депрессии, так и из стадии мании. Как говорится, все хорошо в меру.

Анорексия/булимия

Это Аня, и у нее «ана». Так любовно окрестили анорексию. Аня взвешивается несколько раз в сутки, презрительно смотрит на листик петрушки в тарелке, мысленно прикидывая, сколько в нем калорий. Кажется, что она вообще не ест. И это всерьез. По правде говоря, она ненавидит свое тело, оно кажется ей неуклюжим и громоздким.Она мечтает парить в воздухе на тоненьких ножках, и, отказываясь от обеда, благодарит себя за легкость в теле и презирает тех, кто в это время наворачивает вторую тарелку борща, закусывая белым хлебом.

Подруга «аны» – «мия», то есть булимия. Через несколько месяцев аскетичной жизни у тоненькой Ани рвет шаблон, и она набрасывается на еду, ненавидя себя за каждый съеденный кусочек. Когда Аня опустошает все содержимое холодильника, до нее доходит, что произошло непоправимое. Тогда она бежит в аптеку за слабительным или засовывает два пальца в рот, как ее учили в детстве. Эти отношения с едой напоминают головокружительный любовный роман: от него невозможно отказаться, так как жизнь кажется пустой.

Ученые так и не поняли, что с Аней. Одни считают, что Ане не хватает серотонина. Другие полагают, что у Ани отсутствуют механизмы насыщения. Но более достоверной выглядит гипотеза о психологических причинах. Скорее всего, на Аню повлияли стереотипы о красоте, и она чувствует себя неполноценной по сравнению со стройными длинноногими моделями с обложек глянцевых журналов. Также есть вероятность, что ей не хватало родительской заботы, или ее в детстве чрезмерно опекали – таким образом Аня компенсирует свои застарелые психологические травмы. В любом случае, пищевые расстройства – это серьезно. Они требуют вмешательства психоаналитика и врача-диетолога. Кстати, пищевые расстройства – это отнюдь не женская болезнь. Молодые люди тоже часто попадают в ловушку.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)

Лена опять опаздывает. Кое-как покидав в сумку ключи, телефон и зачем-то тетрадь по испанскому языку, который она забросила учить три года назад, Лена мчится к метро. У турникета она вспоминает, что забыла проездной. Приходится возвращаться. На работе ее ждет недовольный начальник, который ругает ее за очередное опоздание и за то, что она забыла позвонить трем важным клиентам. Выплеснув гнев, босс описывает Лене детали нового задания. Лена кивает головой, делает вид, что фиксирует каждое слово – на деле ее мысли разлетаются как свежий ветер, как бы девушка ни пыталась приструнить их. Несмотря на Ленины способности, ее не повысят в должности: ведь она вечно все забывает.

У Лены синдром дефицита внимания и гиперактивности. Традиционно СДВГ считается детской болезнью. Однако это расстройство проходит через всю жизнь человека. Оно не выключает его из реальности, но порядком досаждает ему и окружающим. Это расстройство противоречиво: четких критериев определения СДВГ нет, поэтому многие склонны думать, что гиперактивность – выдумка. Однако замечено, что у людей с СДВГ более тонкая кора в отделах мозга, которые отвечают за внимание и контроль. Помочь «рассеянным с улицы Бассейной» способна регулярная физическая нагрузка, а также кофеин и таблетки. Кроме того, гиперактивным людям упрощают жизнь всевозможные органайзеры и ежедневники (главное – не забывать в них писать).

Диссоциативное расстройство идентичности (ДРИ)

Это то самое расстройство, которое часто путают с шизофренией. Человек начинает осознавать, что в нем живут две личности. Постепенно вымышленная личность начинает захватывать реальную – и паренек начинает представляться именем киногероя или покойного дедушки. Исследователи ДРИ полагают, что оно обусловлено травмирующими событиями детства.

Пограничное расстройство личности (ПРЛ)

Такие люди не понимают полутонов. Совсем. У них либо черное, либо белое. То человек считает, что его близкие — само совершенство и их отношения – верх гармонии, то чувствует злость, досаду и неприязнь к этим людям. Он склонен идеализировать своих знакомых и требовать от них невозможного, а потом обрушивать на них ушат ненависти. Пограничное расстройство личности – это то состояние, когда человек неспособен понять даже себя. «Пограничники» неспособны управлять своим гневом и очень импульсивны. Люди с этим расстройством склонны к суициду.

Многие исследования показывают тесную связь риска развития ПРЛ с психологическими потрясениями в детстве, а также комплексом нарушений в структуре и биохимии мозга. Но это расстройство не пожизненное: пациенты за несколько лет добивались ремиссии.

Тревожные расстройства

Все мы чего-то боимся. Но вот Паше страхи реально мешают жить. Как обычно, утром он собирается в институт, застегивает рубашку – и внезапно представляет себе, что с ним в метро может произойти несчастный случай. Паша застывает как вкопанный, его ладони покрываются холодным потом. Недоделанный доклад заставляет его задуматься о грядущем отчислении. Пугающие мысли роятся в голове, и Паша понимает, что сегодня на улицу ему лучше не выходить. Но страх не отпускает парня и в стенах его комнаты: ледяная рука как будто хватает его за горло, заставляя задыхаться. Он не понимает, что является причиной его страха, и поэтому не может его осмыслить, а следовательно, справиться с ним.

Необоснованные страхи являются одним из признаков тревожного расстройства. Всевозможные фобии, панические атаки, страх перед неизвестно чем – одного поля ягоды. Принято считать, что страх является древним механизмом, который помогал нашим предкам избежать опасности. Часто этот тип расстройств ассоциируют с дисфункцией миндалевидного тела (амигдалы), которое отвечает за процессы, обусловленные реакцией на страх. Кроме того, считается, что повышенная тревожность связана с недостатком серотонина.

Обсессивно-компульсивное расстройство

Это Витя, и он всегда носит с собой салфетку. Правильно, для того, чтобы протереть дверные ручки, перед тем, как за них взяться. Он постоянно моет руки. Ему кажется, что вездесущие микробы угрожают его жизни. Он проверяет угол между тапочками и диваном, никогда не забывает удостовериться в том, что он выключил утюг, и постоянно сверяется с расписанием: мало ли что! Нет, он не аккуратист – среднестатистическому чистоплотному человеку достаточно помыть руки перед едой, после туалета, и если они испачканы. Помыть руки у Вити – навязчивая идея, которая будет высасывать из него соки весь день, если он этого не сделает. Своеобразный ритуал, заговор на удачный день.

Это еще одно тревожное расстройство, только называется сложно: обсессивно-компульсивное расстройство. Ученые предполагают, что оно сложилось из склонности наших предков к всевозможным «магическим» ритуалам, которым приписывалась способность изменять реальность. Тревога вскрывает подавленные за тысячелетия механизмы, и они начинают срабатывать совершенно непредсказуемым образом.

Посттравматическое стрессовое расстройство

Еще одна разновидность тревожных расстройств – посттравматическое стрессовое расстройство. У людей, переживших тяжелые события, возникают навязчивые воспоминания, которые неотступно следуют за ними и отравляют существование. Солдаты, вернувшиеся с войны, часто жалуются, что продолжают «воевать». У таких людей часто возникает чувство опустошенности, они теряют способность радоваться. Они часто избегают рассказов о том, что с ними произошло, предпочитая отгораживаться от этой ситуации. Существует понятие «частичная амнезия», когда человек не помнит деталей своего рокового прошлого.

В формировании ПТСР играют роль генетические факторы, окружение и склад личности. Кроме того, есть теория, что это психическое расстройство возникает из-за сбоя в работе гиппокампа – участка мозга, отвечающего за память.

Асоциальное расстройство

Игорь презирает общественные нормы. Он искренне не понимает, почему люди должны следовать навязанным им принципам, через которые так легко и выгодно преступить. Он притворяется «нормальным», но он чувствует, что не такой, как все. У Игоря нет чувства вины – да и почему он должен чувствовать себя виноватым? Поэтому он готов на все ради своей цели – но чтобы другие его не раскусили, ему приходится надевать маску обычного человека.

Это не злодей из фильма. Это социопат. Такие люди способны испытывать только сильные эмоции. Считается, что на развитие расстройства влияют и воспитание, и генетика. Считается, что антисоциальное расстройство неизлечимо – поэтому таких людей пытаются адаптировать к обществу.

Шизофрения

Человек внезапно забрасывает повседневные дела и все больше начинает размышлять об устройстве мира. Ему кажется, что в расположении тротуарной плитки скрыты тайные знаки. Он начинает искать и находить закономерности в том, как люди шагают по тротуару. Он чувствует, что постиг что-то важное, но не может объяснить этого окружающим – его объяснения кажутся другим спутанными и дикими. Человек все больше отдаляется от окружающих, а затем начинает слышать голоса. Когда его застают за общением с «невидимыми» друзьями и закономерно обращаются к специалистам, он искренне не понимает, что идет не так.

Бредовые идеи, галлюцинации, апатия – признаки шизофрении. Это не раздвоение личности, как мы привыкли думать – это ее распад. Считается, что развитию шизофрении способствует определенная комбинация генов, а также болезни, стрессы, алкоголь и наркотики. Все эти факторы накапливаются и в определенный момент сносят человеку мозг. Также в содействии шизофрении подозревают определенные вещества в мозге (нейромедиаторы), эволюционно обусловленную неравномерность нагрузки на полушария мозга (этому способствовало развитие речи) и способность мозга «проговаривать» то, что никогда не будет произнесено вслух (так возникают слуховые галлюцинации). Самая популярная теория шизофрении гласит, что расстройство вызвано сбоями в работе допаминовых рецепторов в разных участках мозга. Поэтому человек склонен концентрироваться на сверхидеях, но теряет самоконтроль и критическую оценку реальности.

futurist.ru

Люди с психическими расстройствами — каково отношение к ним со стороны общества и государства?

Главная тема этого выпуска:

Люди с психическими расстройствами — каково отношение к ним со стороны общества и государства?

Региональные новости — посвящены жизни неправительственных организаций Пятигорска и Саранска, а среди тем обзора мировой прессы — наркотики в школах Франции и репрессивные браки в Индии.

В рубрике «Гражданский практикум» прозвучит фрагмент одной не часто звучащей песни — ею мы и объявим тему следующей передачи, которая выйдет в эфир через две недели.

Каждый человек в какой-то ситуации может столкнуться с другим человеком, который страдает психическими расстройствами или заболеваниями. Традиционно принято думать, что таким людям место в «психушках», как называют на обыденном языке психиатрические лечебницы. Однако, в последнее время в разных странах распространяется такое отношение к больным, при котором они отнюдь не обязательно исключаются из общества и изолируются в специальных учреждениях и клиниках.

Рассказывает Джудит Клайн, сотрудница находящегося в Будапеште фонда «Открытое общество», Она руководит специальной программой, которая называется «Защита прав людей с психическими расстройствами».

Джудит Клайн: Знаете, когда мы говорим о регионе Центральной, Восточной Европы и бывшем Советском Союзе, то проблемы у этих стран в значительной мере общие. Люди с психическими и интеллектуальными расстройствами помещаются в одни и те же клиники. При этом сами эти лечебные учреждения представляют собой своего рода институты общества с массой громоздких и незыблемых правил и установок. И получается, что многие люди с расстройствами психики или интеллекта, попав в такие лечебницы, уже никогда оттуда не выходят, они там живут и умирают. Это тяжелое наследие коммунистического режима. Ведь, с точки зрения коммунистической идеологии — какая польза для общества от этих людей? Никакой, они ничего не могут произвести. И что с ними делать? Притвориться, что их нет. А как? Навсегда спрятать их в психлечебницы.

Владимир Ведрашко: Коммунистические режимы уже ушли в прошлое. И в психиатрии, судя по словам Джудит Клайн, положение начинает постепенно меняться.

Джудит Клайн: Неправительственные организации начинают предоставлять больным людям возможность выписаться из стационарных клиник или даже не попадать туда — просто оказывая им помощь в районе, где они живут, чтобы их семье не надо было никуда их отсылать. Шаги в этом направлении делаются, в частности, при содействии нашей программы помощи людям с психическими или интеллектуальными расстройствами. Это то, чего при прошлом режиме практически не существовало.

Владимир Ведрашко: Какая из стран преуспела более других в развитии негосударственной помощи больным?

Джудит Клайн: Хороший пример — Хорватия. Именно там осуществляется наиболее впечатляющая программа деинституционализации — то есть, отхода от системы крупных психлечебниц и специнтернатов. Хорватские неправительственные организации арендуют для больных квартиры в Загребе и других городах, предоставляют помощь сиделок взрослым и детям, специально обучают приемных родителей уходу за детьми и навыкам воспитания детей. И, конечно, все это стало возможным, потому что хорватское правительство взяло на себя часть ответственности за судьбу людей с интеллектуальными или психическими расстройствами и обеспечило программу существенной финансовой поддержкой.

Владимир Ведрашко: Такова гражданская практика в Хорватии. Рассказывала руководитель программы «Защита людей с психическими и интеллектуальными расстройствами», сотрудник фонда «Открытое общество» в Будапеште Джудит Клайн.

В России в настоящее время начинает разворачиваться деятельность по гуманизации психиатрии, этому помогают и набравшие немало опыта западные партнеры, и благотворительные фонды. Однако, в целом картина продолжает оставаться удручающей. Ее пытаются исправить, в частности, российские правозащитники. При этом они сталкиваются с немалыми проблемами. Говорит президент общественного объединения «Сутяжник» из Екатеринбурга — Сергей Беляев.

Сергей Беляев: Главная проблема — отсутствие специальной подготовки у большинства людей, которые начинают вести прием граждан. После того, как мы занялись этим вопросом всерьез, мы организовали специальную подготовку, то есть определенные тренинги для студентов и молодых юристов.

Второй вопрос: для того, чтобы решать проблемы этих людей, необходимо, чтобы в обществе были механизмы, было желание воспринимать и решать эти проблемы. А вот в обществе как раз их нет, ни традиции воспринимать их как нормальных людей, ни механизмов, которые реально защищают их права и право общественных организацией становиться на их сторону, помогать в решении каких-то текущих житейских проблем. И для того, чтобы решать их проблемы, нужны соответствующие полномочия. Часть этих людей — либо родственниками, либо больницами — уже лишены прав или ограничены в правах. Как известно, никто нам как юристам, как правозащитникам таких прав уже не предоставляет. И, конечно, традиция медицинских учреждений подобного характера остается такой, что они воспринимают этого человека, который к ним либо обратился, либо поступил, как человека другого сорта, с которым можно делать все, что угодно. Его начинают колоть, его начинают унижать.

Владимир Ведрашко: Что необходимо сделать для утверждения традиции более гуманного отношения к больным людям?

Сергей Беляев: Преодоление нищеты в принципе в обществе, когда большинство людей будут довольны своей жизнью, будет, безусловно, свидетельствовать и способствовать тому, что ко всем гражданам, имеющим какие бы то ни было отклонения, чем-то отличающимся от основной массы населения, будет отношение доброе, гуманное. С точки зрения государственной политики, надо понять следующее: если государство на сегодняшний день мало заботится о гражданах вообще, то о гражданах, возможности которых ограничены, оно заботится еще меньше. Нужны положительные примеры, когда на уровне хорошего юриста, на уровне хорошего бухгалтера, экономиста, бизнесмена, политика какого-то уровня — будут появляться люди с ограниченными возможностями, я не говорю о психике, а в принципе, и этот будет показывать как одним членам общества, так и другим образцы уважения к каждому человеку, к его идентичности, образцы равенства и взаимной терпимости. А на сегодняшний день, без подобной традиции, которую нужно, если не насаждать, то, во всяком случае, способствовать её развитию, наше общество не будет меняться.

Владимир Ведрашко: Весной 2003 года российская Независимая психиатрическая ассоциация и Московская Хельсинкская группа провели мониторинг состояния психиатрических лечебниц в России. Состояние оказалось — по словам правозащитников — катастрофическим.

Рассказывает исполнительный директор Независимой психиатрической ассоциации России Любовь Виноградова.

Любовь Виноградова: Дело в том, что треть психиатрических больниц страны — уже по своим качествам — должны быть просто закрыты, потому что это здания, изначально не предназначенные для психиатрических больниц. Кроме того, в них никогда не проводилось капитального ремонта и сейчас не выделяются деньги на какую-то реконструкцию. Они просто по своим чисто техническим параметрам не подходят для того, чтобы в них могли находиться люди, это порой опасно для жизни.

В больницах люди по-прежнему недоедают, это уже не настоящий голод, как был в конце 90-х годов, но это по-прежнему полуголодное существование. В больницах люди лишены возможности удовлетворять свои санитарно-гигиенические потребности. Например, выявилась острейшая нехватка умывальников и туалетов. В процессе мониторинга зафиксированы отделения, где один туалет приходится на 50 и даже на 70 человек. Как вы понимаете, в таких условиях существовать достаточно трудно. Причем иногда это были смешанные отделения, смешанное мужское и женское отделение, там один туалет на 70 человек. По-прежнему есть больницы, зафиксировано, где имеются двухъярусные койки, во многих больницах норма площади на одного пациента меньше трех квадратных метров на человека, есть больницы, где два с половиной квадратных метра и еще меньше.

Владимир Ведрашко: А как реализуется право больных на адекватную медицинскую помощь?

Любовь Виноградова: Больницы финансируются в среднем на 50-60, в лучшем случае 70% от того, что им необходимо. Это то, что фиксируют и принято уже законодательно на местном уровне. Потому что каждая больница составляет свою схему расходов, дальше ее утверждают местные власти. Все российские больницы финансируются из местных бюджетов. Те средства, когда они утверждены, должны быть отпущены больнице. Утверждаются всегда существенно меньше, чем больницы просят. Но даже из утвержденных средств больница получает во многих регионах совсем не все. Защищенными статьями является зарплата, с зарплатой сейчас задержек практически нет, и какие-то средства, которые отпускаются на лечение, тоже поступают, но они явно недостаточны по сравнению с тем, что необходимо.

Владимир Ведрашко: И все же сам факт проведения в прошлом году мониторинга, то есть, по сути, общественной проверки состояния психиатрии в стране — говорит о многом, и, прежде всего, о том, что в России есть возможности для общественного контроля и есть официальные учреждения, с которыми могут сотрудничать неправительственные организации.

Любовь Виноградова: Надо сказать, что Министерство здравоохранения, в частности, отдел социализированной помощи, в частности, его психиатрическая часть, главный психиатр России Борис Алексеевич Казаковцев, они с пониманием относились к этому проекту. Не только не препятствовали, но даже, наоборот, помогли обеспечить доступ представителю правозащитных организаций, которые проводили мониторинг, в психиатрические больницы. И за это им, конечно, большое спасибо. А местные власти по-разному отнеслись к этому. Потому что даже при наличии такого письма из Минздрава России правозащитникам пришлось в своих регионах еще и урегулировать эти проблемы с местными органами здравоохранения. Где-то это получилось достаточно быстро и просто, и у них не было никаких препятствий, а где-то это потребовало дополнительных усилий. Были регионы, где и вообще запретили проводить такой мониторинг.

Владимир Ведрашко: Проблемы и трудности пока преобладают. Говорит президент Независимой психиатрической ассоциации Юрий Савенко.

Юрий Савенко: В настоящее время процесс, который начался с 1995 года, реформы в психиатрии, как и во многом другом, с началом войны в Чечне пошли вспять. Особенно ярко это проявилось в нашей сфере — с 2001 года Центр судебной психиатрии имени Сербского перестал выполнять постановление судов о включении наших экспертов в свои комиссии. Теперь для того, чтобы стать участником судебно-психиатрической экспертизы, нужно иметь сертификат, который выдает центр Сербского. Он выдает его только государственным служащим, проработавшим не менее трех лет в экспертном учреждении. Таким образом, то естественное прежнее правило, когда любой психиатр мог быть определен судом в экспертную комиссию, перечеркнуто. Теперь мы лишены возможности проводить экспертизу. Более того, Министерство юстиции угрожает лишить нас государственной регистрации, если мы не вычеркнем из своего устава положение о праве на проведение экспертизы, хотя закон, который существует о государственной экспертной деятельности, вовсе не запрещает ее. Но толкование этого закона не в наших руках.

Владимир Ведрашко: Гражданская практика, нормы общественного отношения к людям, страдающим психическими и интеллектуальными заболеваниями и расстройствами, как явствует из слов моих собеседников, подвержены в настоящее время серьезным испытаниям. Мы завершаем обсуждение этой темы словами президента Независимой психиатрической ассоциации России Юрия Савенко.

Юрий Савенко: В тех условиях, в которых мы работаем — защита прав человека это дело каждодневных наших поступков.

Владимир Ведрашко: Информационная панорама «Гражданской практики».

Новости: В Саранске издана книга «ПАМЯТЬ — жертвы политических репрессий в Мордовии». Издание посвящено памяти репрессированных по политическим мотивам, а затем реабилитированных жителей республики. На презентации книги в прокуратуре Мордовии побывал корреспондент Радио Свобода Игорь Телин.

Игорь Телин: Два тома, всего более тысячи страниц, и около 15 тысяч человеческих судеб. Открывается книга обращением к читателю прокурора Мордовии Сергея Куденеева. Именно под его руководством и готовилась к изданию книга «Память».

Сергей Куденеев: Нельзя предать забвению страдания и муки невинных жертв политических репрессий. Нельзя во имя того, чтобы подобное больше никогда в истории нашей страны не повторялось.

Игорь Телин: Наиболее пострадавшей от репрессий категорией населения Мордовии было крестьянство, много представителей интеллигенции и значительно меньше рабочих. Впервые опубликованные в книге данные потрясают, признался вице-премьер правительства республики Валентин Конаков.

Валентин Конаков: Такого эмоционально-насыщенного издания, документа в своей жизни я не видел и, дай бог, чтобы в будущем не было надобности подобные новые книги выпускать.

Игорь Телин: По решению правительства Мордовии весь тираж книги памяти жертв политических репрессий будет распределен по библиотекам республики. Говорит заведующая отделом саранской областной библиотеки Галина Глушкова.

Галина Глушкова: Книгу спрашивают не только ученые, студенты, но и обыкновенные жители Саранска, приезжие.

Игорь Телин: В книгу памяти жертв политических репрессий вошли не только списки репрессированных жителей Мордовии, но и копии документов, допросов, приговоров суда и пресловутых «троек», копии нормативных и процессуальных документов тех времен, карта расположенных в республике Дубравлага и Темлага, фотографии людей.

Владимир Ведрашко: Юристы и правозащитники продолжают сообща работать над реформированием правовой системы в России. Из Пятигорска передает корреспондент Радио Свобода Лада Леденева.

Лада Леденева: 25 мая в Пятигорске завершилась двухдневная встреча-семинар юристов правозащитных организаций, практикующих адвокатов и органов государственной власти, инициированная общественной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцев «Вера. Надежда. Любовь». Собравшиеся за «круглым столом» обсудили статьи Уголовного, Административного и Гражданско-процессуального кодексов Российской Федерации, а также механизм обращения в Европейский суд по правам человека. Подобные семинары проходят здесь не впервые и, по мнению присутствовавших, приносят большую пользу. Говорит начальник юридического отдела аппарата уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Егор Горянинов.

Егор Горянинов: Несомненно, такие семинары нужны, они очень полезны. Во-первых, практическая польза — это очень важно. Например, в процессуальном законодательстве есть много противоречий и практика применения в разных регионах разная. А здесь мы получаем информацию, как бы единые взгляды, единые подходы на те или иные проблемы вырабатываются. Это одно. Второе: все-таки правозащитное движение у нас очень слабое. А за правозащитным движением, как формой общественного контроля, я полагаю, будущее. Потому что без общественного контроля бороться с коррупцией невозможно. Будет у нас сильный общественный контроль, у нас будет больше порядка. Я думаю, такие формы, такие семинары воспитывают людей, с этого надо начинать создавать гражданское общество.

Лада Леденева: Участники семинара обменялись опытом на конкретных судебных примерах и в итоге договорились о более тесном взаимодействии с государственными правовыми структурами.

Владимир Ведрашко: На очереди — Обзор мировой прессы

Немецкая «Вельт» пишет о российской компании «ЮКОС» и перспективах судебного разрешения нашумевшего дела.

«ЮКОСу грозит банкротство — арбитражный суд обязал его возместить государству 100 миллиардов рублей недоплаченных налогов. ЮКОС намерен обжаловать приговор. Московские аналитики говорят о том, действительно ли Кремль намерен разорить и поглотить компанию. Между тем, бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский сидит в тюрьме. Дело против него было возбуждено после того, как богатейший человек России отважился бросить вызов Путину. В российских судах у нас нет шансов добиться справедливости — считает один из сотрудников ЮКОСа, с которым разговаривал корреспондент газеты «Вельт».

Владимир Ведрашко: Французская «Либерасьон» пишет о проблеме распространения наркотиков в школах и наказании детей.

«15-летняя Эмма вместе с еще четырьмя учениками колледжа в городке Коломб была исключена из колледжа 8 апреля решением дисциплинарного совета. Причина? Распространение в школе наркотиков. «Да, мне доводилось выкурить косячок, но я не торговала», — утверждает Эмма. То же самое говорят и другие исключенные. Полиция проводит расследование. Родители исключенных возмущены тем, что их детей сначала выгнали из школы, а уже потом обратились в полицию. «Нельзя наказывать бездоказательно», — негодует мать Эммы. «Да, наши дети не ангелы, но им всего 15 лет, и они не преступники» — считает мать ее товарища по несчастью Ролана. Дирекция провела собственное расследование после полученного по электронной почте анонимного доноса. При этом изначально директор не хотела обращаться в полицию, чтобы не создавать чрезмерных проблем для школы», — пишет «Либерасьон».

Владимир Ведрашко: Индийская газета «Телеграф» публикует статью о проблемах равноправия женщин и традиционном браке.

«Споры вокруг того, может ли Соня Ганди, итальянка по происхождению, руководить Индией, дают повод обратить внимание на положение женщины в браке и обществе. Безусловно, как гражданка Индии, Соня Ганди должна иметь право на любой государственный пост. Вопрос в другом. Очевидно, что если бы у Индиры Ганди была дочь, и она вышла бы замуж за итальянца, то, наоборот, сама стала бы итальянской, и никогда и речи не шло бы о том, чтобы ее муж мог стать индийским политиком. «Женщина, которая приходит в дом — наша», — говорит старая индийская пословица. При этом социальный статус жены фактически зависит от ее новой семьи. Основа национальной идентичности — существующая патриархальная семья. Индуистские радикалы рьяно выступают даже против празднования дня святого Валентина — потому считают, что идея брака по любви может подорвать существующие традиции, открыть для молодых людей возможность найти кого-то из другой касты, или национальности, или даже партнера своего же пола. В 1984-м году верховный суд в Дели постановил, что права личности на равенство и свободу неприменимы внутри семьи. Проблема в том, что брак сам по себе является репрессивным институтом. Причем, какой это брак, по любви или по расчету, в сущности, не столь важно, так как влюбленность проходит, и все возвращается на круги своя. Да, людям надо размножаться, получать удовольствие от секса и формировать ячейки общества. Но почему единственной такой ячейкой должна быть патриархальная гетеросексуальная семья?» — этим вопросом заканчивает свою статью индийская журналистка».

Владимир Ведрашко: «Гражданский практикум»

На сей раз вместо ответов экспертов на один вопрос, что традиционно заявляет тему нашей следующей передачи, прозвучит песня, из которой вы и узнаете тему нашей следующей передачи. Здесь эффективно действует один закон неписанный —
Закон большого кукиша, дословно он гласит:
«Что тело, погруженное в дерьмо по саму лысину,
Должно лежать, не булькая, и денег не просить»

Но как мы бросились, не споря, прямо в рыночное море.
Мы хотим плыть на просторе — Эй, страна, руби концы,
А теперь — сидим на вантах. Делим гранты по талантам
Дети капитана Гранта, Джорджа Сороса птенцы.

Владимир Ведрашко: Как талантам прожить без грантов? Эту тему мы обсудим в следующей передаче «Гражданская практика».

www.svoboda.org