Научное исследование стресса

Исследование уровня стресса и копинг-стратегий в нормативном возрастном кризисе Текст научной статьи по специальности «Психология»

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Чипеева Надежда Александровна

Представлены результаты фрагмента исследования взаимосвязи уровня стресса , копинг-стратегий , черт личности и особенностей эмоционального интеллекта у людей, испытывающих нормативный кризис . В группах испытуемых, отличающихся по статусу эго-идентичности (автономный, диффузный и предрешенный), установлены различия по показателям стресса и выбора эмоционального копинга. Наибольший уровень общего стресса наблюдается у группы с диффузным статусом эго-идентичности. Корреляционный анализ демонстрирует взаимосвязь между диффузным статусом эго-идентичности (С) во-первых, с эмоциональным копингом, и, во-вторых, с общим уровнем стресса . Регрессионная модель развития стресса представляет зависимость этого показателя от статуса эго-идентичности и выбора направления копинга.

Похожие темы научных работ по психологии , автор научной работы — Чипеева Надежда Александровна,

STUDY OF THE STRESS LEVEL AND COPING-STRATEGIES IN NORMATIVE AGE CRISIS

The article deals with the results of studying the interrelation between stress level, coping-strategies , personality traits and features of emotional intelligence in individuals with normative life crisis. It was established that there are differences in stress rates and choice of emotional coping in the test groups with different ego identity status (autonomous, diffusive, predetermined). We observed the highest level of the general stress in the group of individuals with diffusive status of ego identity. Correlation analysis indicates an interrelation between the diffusive status of ego identity and emotional coping in the first place and general level of stress in the second place. The regression model of stress development presents the dependence of this rate on the ego identity status and the choice of coping direction.

Текст научной работы на тему «Исследование уровня стресса и копинг-стратегий в нормативном возрастном кризисе»

ББК Ю928ю3 + Ю928.31

ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ СТРЕССА И КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ В НОРМАТИВНОМ ВОЗРАСТНОМ КРИЗИСЕ

Южно-Уральский государственный университет, г. Челябинск

Представлены результаты фрагмента исследования взаимосвязи уровня стресса, ко-пинг-стратегий, черт личности и особенностей эмоционального интеллекта у людей, испытывающих нормативный кризис. В группах испытуемых, отличающихся по статусу эго-идентичности (автономный, диффузный и предрешенный), установлены различия по показателям стресса и выбора эмоционального копинга. Наибольший уровень общего стресса наблюдается у группы с диффузным статусом эго-идентичности. Корреляционный анализ демонстрирует взаимосвязь между диффузным статусом эго-идентичности (С) во-первых, с эмоциональным копингом, и, во-вторых, с общим уровнем стресса. Регрессионная модель развития стресса представляет зависимость этого показателя от статуса эго-идентичности и выбора направления копинга.

Ключевые слова: стресс, копинг-стратегии, нормативный кризис, черты личности, эмоциональный интеллект.

Введение. В современном обществе стресс является актуальной проблемой: быстро меняющийся темп жизни, политическая и экономическая нестабильность, перенаселенность мегаполисов и экологические проблемы являются потенциальными стрессорами для населения. Традиционно исследования стресса посвящены особенностям стимулов, вызывающих стресс, а также ответной реакции на них, проявляющейся различными негативными последствиями на психологическом и психофизиологическом уровнях. Ричард Лазарус определял стресс как взаимоотношения между человеком и средой, рассматриваемые как личностно значимые и превышающие либо не превышающие адаптационные ресурсы. Одни и те же стрессовые факторы могут вызвать у разных людей как адаптивную, так и неадаптивную реакцию, ведущую впоследствии к проявлению эустресса или дистресса. С одной стороны, такие различия могут быть обусловлены биологическими особенностями, например, функционированием нервной и эндокринной систем (Morris et al., 2012; Vaisvaser et al., 2013). С другой стороны, личностные качества (черты личности, способности, интеллект и т. п.), формируясь и развиваясь на фундаменте биологических особенностей организма и психики человека, могут находиться во взаимосвязанных и взаимовлияющих отношениях с адаптационными механизмами организма и психики к стрессу. Такими качествами могут

выступать личностные черты и эмоциональный интеллект. Так, в лонгитюдном исследовании обучающихся медицинским специальностям студентов была показана взаимосвязь фактора нейротизма и индикаторов стресса в наиболее сложный и напряженный период обучения, а в менее стрессогенный период обучения была выявлена взаимосвязь с фактором доброжелательности из шестнадцати-факторной модели личности. Кроме того, повышенный уровень тревожности оказался взаимосвязанным с эмоциональным контролем и эмоциональной сознательностью, повышенный уровень депрессии — с фактором экстраверсии/интроверсии (Ушо£Г ВаЬ! et а1., 2013). В исследовании большой когорты людей среднего возраста были рассмотрены взаимосвязи ключевых черт личности и показателей уровня секреции кортизола, а также сердечно-сосудистой реакции на острый психологический стресс. Респонденты с высокими показателями по фактору «нейротизм» имели менее выраженные показатели уровня кортизола и менее выраженное проявление сердечно-сосудистой реакции в ответ на стресс. Аналогичные данные получены и у участников с низкими показателями по факторам «согласие» и «открытость опыту». На основании этого был сделан вывод о том, что преобладание так называемых «негативных» черт личности связано с ограничением стресс-реактивности человека (ВШЬеу et а1., 2013).

Взаимосвязь черт личности, эмоциональной регуляции, удовлетворенности жизнью, с одной стороны, и сниженным уровнем стресса, с другой, была показана в исследовании Sak-1ойке а; а1. (2012).

Кризисы, переживаемые личностью, также являются стрессогенным фактором. Эта закономерность относится в равной мере как к ситуативным, так и к нормативным кризисам развития личности. Как известно, развитие личности в онтогенезе характеризуется непрерывностью, поочередным переходом от стабильных периодов к кризисным, которые, в свою очередь, знаменуют переход из одного возрастного периода в другой. С другой стороны, такие кризисные периоды характеризуются нестабильностью, сменой ценностных ориентиров, конфликтом между внутренним миром личности и внешними изменениями жизни, глубокой рефлексией (Солдатова, 2007). Следствием этих процессов может выступать снижение стрессоустойчивости, высокий уровень тревоги. Специфика кризисного периода соотносится с системой отношений личности, нормами и требованиями общества. Возрастные задачи каждого периода онтогенеза представляют собой проекцию идеальной формы развития. Разрыв между этой идеальной формой развития и реальной порождает внутренний конфликт кризиса. Социальные ожидания относительно выполнения задач развития и невозможность соответствовать им в определенные фазы кризиса могут спровоцировать повышение уровня стресса. В исследовании выборки женщин, проходящих лечение по поводу бесплодия, была показана взаимосвязь между повышенной тревожностью, стрессом и копинг-стратегией — избегание ^оигоипй, 2012). В другом исследовании показано, что социальная идентичность обладает буферным эффектом при стрессе, снижая нейроэндокринный ответ на него (Hausser е; а1., 2012).

Феномен стресса представляет собой сложное явление, проявляющееся как на биологическом, так и и психологическом уровнях. Стрессогенными факторами при этом могут выступать события внешней и внутренней жизни личности, кризисные периоды. Большую роль также играют сложности достижения возрастных задач в кризисные периоды. Черты личности, а также другие ее психологические характеристики, например, эмоциональный интеллект могут выступать в качестве пре-

дикторов уровня стресса и активности адаптационных механизмов копинг-стратегий.

Вместе с тем, отмечается очевидная недостаточность числа публикаций по теме установления связи между проявлениями и уровнем стресса, а также роли личностных особенностей, в том числе черт личности, эмоционального интеллекта, копинг-стратегий в нормативных кризисах, что требует дополнительных исследований в этой области.

Настоящая публикация описывает результаты исследования, направленного на изучение взаимосвязи уровня стресса, копинг-стратегий и эмоционального интеллекта в нормативном кризисе перехода к взрослости.

Описание выборки и методик

Выборка. Выборку составили 77 студентов и сотрудников Высшей медико-биологической школы и факультета психологии Социально-гуманитарного института Южно-Уральского государственного университета), в возрасте от 17 до 36 лет (М = 19,94; SD = 2,788).

• Тест структуры эго-идентичности (СЭИ-тест) Е.Л. Солдатовой, имеющий шесть шкал: «Ответственность за выбор» (ТС), «Самодостаточность» (СЭ), «Осознанность жизненного пути» (ОЖ), «Эмоциональная зрелость» (ЭЗ), «Принятие настоящего» (ПН), «Осознанность собственных ценностей» (ОЦ), «Соответствие себе» (СС).

• Пятифакторный личностный опросник «Большая пятерка» Р. МакКрае и П. Коста, представляющий собой набор из 75 пар оппо-зитных по своему значению стимульных выражений, характеризующих поведение человека. Результаты обследования определяются по пяти шкалам теста: «Экстраверсия», «Привязанность/обособленность», «Самоконтроль», «Эмоциональная неустойчивость», «Экспрессивность».

• Тест на эмоциональный интеллект Дж. Майера, П. Саловея, Д. Карузо «MSCEIT 2.0» в варианте адаптации Е.А. Сергиенко и И.И. Ветрова (2010), содержащий шкалы: «Идентификация эмоций», «Использование эмоций в решении проблем», «Понимание и анализ эмоций», «Сознательное управление эмоциями». Помимо шкальных показателей, в описываемом исследовании дополнительно

рассчитывались два домена — «Опытный» и «Стратегический», а также общий балл.

• Методика изучения копинг-поведения в стрессовых ситуациях Н. Эндлера и Д. Паркера (в адаптации Т.Л. Крюковой), позволяющая оценить выраженность проблемно-ориентированного копинга (шкала ПОК), эмоционально-ориентированного копинга (ЭОК) и копинга, ориентированного на избегание (КОИ). Кроме того, результаты исследования включают и дополнительные шкалы «Отвлечение», «Социальное отвлечение».

• Личностная шкала проявлений тревоги Дж. Тейлора (в адаптации Т.А. Немчина).

Статистический анализ тестовых данных проводился с помощью пакета программы SPSS 81:аИ8йс ver. 19.

Результаты исследования в виде описательных статистик по шкалам вышеприведенных методик представлены в табл. 1.

В табл. 2 представлен анализ выборки на нормальность распределения по критерию Колмогорова — Смирнова.

Результаты анализа демонстрируют, что распределение значений шкальных показателей не соответствует критериям нормального (гауссовского) распределения (кроме данных шкалы диффузный статус эго-идентичности (С) и шкалы стратегический домен Е1).

Сравнение статистических данных в группах испытуемых с разным статусом эго-идентичности было проведено с помощью критерия Н Краскела — Уоллиса. Предрешенный статус эго-идентичности (Ф) соответствует первой стадии нормативного кризиса, диффузный статус эго-идентичности (С) — ее апогею, а автономный статус эго-идентич-ности (А) — свидетельствует о фазе выхода из кризиса. Значения по показателям, не достигающих высоких значений, свидетельствуют о стабильном периоде — отсутствии переживания кризиса (Солдатова, 2007).

Значения описательных статистик по основным шкалам исследования

Шкалы Медиана SD Эксцесс Асимметрия Минимальные значения Максимальные значения

Автономный ст (А) 23 5,912 2,300 -0,772 0 36

Диффузный ст (С) 14,5 5,580 -0,012 -0,218 0 28

Предрешенный ст (Ф) 12 5,706 28,869 4,419 5 50

I Экстраверсия 50 10,042 -0,569 -0,064 28 71

II Привязанность 52 8,565 -0,735 0,170 35 71

III Самоконтроль 55 9,154 0,365 -0,281 26 75

IV Эмоциональная устойчивость 56 11,967 0,577 -0,789 17 74

V Экспрессивность 59 7,559 -0,381 -0,431 39 74

Идентификация эмоций 108,5 12,352 2,139 -1,427 61 121

Использование эмоций в решении проблем 101,5 13,582 0,030 -0,702 52 120

Понимание и анализ эмоций 105 13,524 2,727 -1,563 57 118

Сознательное управление эмоциями 102,5 15,865 0,398 -0,817 53 128

Опытный домен 106,5 13,905 0,703 -0,955 63 126

Стратегический домен 105 15,651 2,551 -1,571 47 121

Общий балл Е! 104,5 12,353 0,604 -1,036 67 121

Уровень стресса 19 8,931 -0,413 0,146 2 38

ПОК 56 7,741 0,656 -0,617 33 70

ЭОК 41 10,825 0,057 0,326 20 72

КОИ 49 7,439 0,664 -0,335 28 69

Отвлечение 24 3,659 0,746 -0,002 14 35

Социальное отвлечение 16 3,532 0,435 -0,453 6 23

Анализ нормальности распределения значений по шкалам психодиагностических методик (по критерию Колмогорова — Смирнова)

Шкалы Статистика Ъ Колмогорова — Смирнова р

Автономный ст (А) 0,871 р>0,05

Диффузный ст (С) 0,892 р=0.017

Предрешенный ст (Ф) 1,541 р>0,05

I Экстраверсия 0,537 р>0,05

II Привязанность 0,953 р>0,05

III Самоконтроль 0,611 р>0,05

IV Эмоциональная устойчивость 0,787 р>0,05

V Экспрессивность 0,933 р>0,05

Идентификация эмоций 1,258 р>0,05

Использование эмоций в решении проблем 0,974 р>0,05

Понимание и анализ эмоций 1,377 р=0,45

Сознательное управление эмоциями 1,005 р>0,05

Опытный домен 0,902 р>0,05

Стратегический домен 1,589 р=0,013

Общий балл Е! 1,315 р>0,05

Уровень стресса 0,545 р>0,05

Отвлечение 0,720 р>0,05

Социальное отвлечение 0,809 р>0,05

Были выявлены статистически значимые различия между группами с автономным (А), диффузным (С) и предрешенным (Ф) статусами эго-идентичности, с одной стороны, и группой, находящейся в стабильном периоде, с другой. Такие различия наблюдались в показателях по шкале уровня стресса и по шкале эмоционального копинга. Незначительная разница между рангами автономного статуса эго-идентичности (А) и предрешенного статуса эго-идентичности (Ф) рассматривается как следствие того, что основу выборки составили молодые люди, нормативный кризис у которых в этом периоде связан с переходом к

взрослости. Статус предрешенной эго-иден-тичности в этом кризисе может быть не связан с высоким уровнем стресса. Результаты статистики приведены в табл. 3.

Данные рангового корреляционного анализа (с расчетом коэффициента ранговой корреляции Ч. Спирмена) свидетельствуют о наличии отрицательной взаимосвязи между показателем автономного статуса эго-иден-тичности (А) и уровнем стресса (г= -0,496, р

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970

cyberleninka.ru