Отсутствие реакции на стресс

6 мифов о стрессе

Стресс превратился в настоящую современную страшилку – его обнаруживают повсюду, но не видят под собственным носом, его делают причиной всех болезней и бед человеческих, но, несмотря на тысячи и тысячи упражнений по релаксации, до сих пор не придумано достаточно эффективных способов справляться со стрессом. В мои намерения не входит вносить свою лепту в бессмысленную и беспощадную борьбу со стрессом. Я лишь хочу развенчать несколько устойчивых мифов, сложившихся вокруг стресса, чтобы у нас была возможность лучше понимать и распознавать эту естественную реакцию организма на изменения среды.

Миф 1: Реакции стресса одинаковы для всех.

Стресс – это в высокой степени индивидуальная реакция. То, что является стрессом для одного человека, может не являться стрессом для другого. Кроме того, у разных людей реакции стресса проявляются по-разному. Одни в ситуации стресса будут цепенеть и замыкаться в себе, другие – вести себя ажиатированно и вызывающе, третьи – изо всех сил стараться делать вид, что никакого стресса нет вовсе и т.д.

Миф 2: Стресс – это очень, очень плохо. Всегда.

Существует тенденция демонизировать реакцию стресса и считать, что если человеку удастся побороть/избавиться от стресса, он станет спокойный, довольным и счастливым. Но это не так. Реакцию стресса у человека можно сравнить с натяжением скрипичной струны: слишком сильно натянутая, она издаёт пронзительные звуки и вносит дисбаланс в музыкальный строй, но натянутая слишком слабо она делает музыку вялой и заунывной. Именно благодаря стрессу наша жизнь становится наполненной азартом, неожиданными вызовами, а значит и победами, и, в конечно итоге, смыслом. Даже чувство счастья связано со стрессом. Вопрос лишь в том, насколько эффективно нам удаётся выдерживать стресс и регулировать его интенсивность.

Миф 3: Стресс повсюду и мы ничего не можем с этим поделать.

Существует мнение, что ежели человек оказался охвачен стрессом, он становится неспособным управлять ни своими эмоциями, ни своими поступками, жизнь выходит из под-контроля и катится по наклонной. Это не так. Даже в ситуации острого стресса сохраняется возможность планировать, контролировать и направлять свои действия. Эффективное планирование в ситуации стресса (да и в любой ситуации) включает в себя чёткое представление о собственных приоритетах и решение проблем по мере их поступления от простого к сложному: то есть в первую очередь разбираться с текущими мелкими повседневными задачами и постепенно двигаться в сторону решения крупных комплексных задач. Однако, когда стресс действительно превышает ваш личный порог толерантности к стрессу, то способность расставлять приоритеты утрачивается – все проблемы кажутся одинаково значимыми и непреодолимыми.

Миф 4: Если кому-то удалось справиться со стрессом, его опыт будет работать и для других.

Мы все очень отличаемся друг от друга, у нас случаются разные ситуации, которые вызывают различные реакции. И если кому-то удаётся хорошо справляться со стрессом, то совсем необязательно, что его опыт будет полезен и ценен для других. Поэтому можно годами ходить на тренинги по управлению стрессам, читать книги, медитировать, делать различные упражнения, но так и не научиться выдерживать стресс. Возможно то, что вам действительно нужно – это тщательно изучить свой личный опыт, свои реакции стресса и найти свой собственный, уникальный способ выдерживать стресс.

Миф 5: Если нет симптомов, то нет и стресса.

Отсутствие симптомов стресса вовсе не означает отсутствие реакции стресса. В действительности, реакция стресса может протекать в замаскированной форме, например, в форме соматических проявлений таких, как сонливость, повышенная утомляемость или раздражительность, апатия, головные боли и т.д. В этом случае человек может пытаться улучшить своё состояние с помощью медикаментов, тогда как истинная причина недомогания остаётся скрытой.

Миф 6: Внимания заслуживают только серьёзные симптомы стресса

Любые, даже незначительные признаки стресса являются ценной информацией о реакции нашего организма и психики на изменения во внутреннем и внешнем мире. Контрпродуктивно игнорировать эту информацию, даже если она кажется несущественной или быстропроходящей, как например «сосание под ложечкой» или мигрень.

Подписаться и следить за новостями вконтакте

www.b17.ru

Психологические реакции на стресс

Стрессовые ситуации вызывают самые разнообразные эмоциональные реакции — от легкого возбуждения (если событие требует известного напряжения, но с ним можно справиться) до обычных эмоций тревожности, гнева, уныния и депрессии (см. табл. 14.2). Если стрессовая ситуация не прекращается, эмоции могут сменять одна другую в зависимости от успешности наших попыток преодолеть эту ситуацию. Давайте более внимательно рассмотрим наиболее распространенные эмоциональные реакции на стресс.

Таблица 14.2. Реакции на стресс

Гнев и агрессия

Апатия и депрессия

Повышение скорости метаболизма

Повышение кровяного давления

Выделение эндорфинов и АКТГ

Выделение повышенного количества сахара из печени

Наиболее обычной реакцией на стрессор является тревожность. Это неприятное переживание, обозначаемое такими словами, как «беспокойство», «опасение», «напряжение» и «страх», и ощущаемое всеми нами время от времени в разной степени. У людей, переживших события, которые вызывают у человека страдания сверх нормального уровня (например, стихийные бедствия, изнасилование, похищение), иногда развивается ряд связанных с тревожностью симптомов, известных как посттравматические стрессовые нарушения. К основным симптомам относятся: а) холодное безразличие по отношению к миру с отсутствием интереса к привычной деятельности и чувством отчуждения от других; б) периодическое оживление травмы в воспоминаниях и снах; в) нарушения сна, трудность сосредоточения и повышенное нервное напряжение. Некоторые также чувствуют вину за то, что они выжили, а другие нет.

Посттравматические стрессовые нарушения могут развиться сразу после бедствия или под действием слабого стресса, возникшего недели, месяцы и годы спустя. И длиться они могут долгое время.

В ходе исследования, проведенного с жертвами потопа 1972 года, разрушившего общину в местечке Буффало-Крик в Западной Вирджинии, было обнаружено, что вскоре после потопа у 63% выживших появились симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). Четырнадцать лет спустя симптомы ПТСР все еще наблюдались у 25% пострадавших (Green et al., 1992). Аналогично, при исследовании детей из штата Флорида, выживших после урагана «Эндрю» в 1992 году, было обнаружено, что около 20% детей страдали ПТСР через год после катастрофы ( La Greca et al., 1996).

Травмы, нанесенные людьми, такие как сексуальное или физическое нападение, террористическая акция или война, вызывают ПТСР с еще большей вероятностью, чем природные катастрофы, по крайней мере по двум причинам. Во-первых, такие травмы порывают нашу веру в положительность жизни и доброту людей, а когда эта вера подорвана, вероятность развития ПТСР выше (Janoff-Bulman, 1992). Во-вторых, несчастья, причиненные людьми, чаще обрушиваются на отдельных людей, чем на сообщества, а страдание в одиночку увеличивает риск развития ПТСР.

Исследование лиц, переживших холокост, показало, что почти половина из них все еще страдала от ПТСР сорок лет спустя (Kuch & Сох, 1992). Среди бывших узников концлагерей диагноз ПТСР встречался в три раза чаще, чем среди жертв, не прошедших через лагеря. Многие продолжают переживать травмы, связанные с преследованием в своих сновидениях, и боятся, что в их отсутствие с их супругами или детьми может случиться несчастье.

Исследование жертв изнасилования показывает, что около 95% посттравматических стрессовых симптомов являются достаточно острыми для постановки диагноза расстройства в течение первых двух недель после изнасилования (см. рис. 14.1). Около 50% жертв соответствуют критериям диагноза ПТСР через три месяца после изнасилования, а до 25% жертв страдают от ПТСР и спустя четыре-пять лет (Foa & Riggs, 1995; Resnick, Kilpatrick, Dansky & Sanders, 1993).

Рис. 14.1. Посттравматические симптомы при изнасиловании. Почти у всех женщин, которые были изнасилованы, наблюдаются достаточно выраженные симптомы посттравматического стрессового расстройства для постановки диагноза ПТСР в течение первой или второй недели после изнасилования. Процент женщин, у которых продолжают наблюдаться симптомы ПТСР, снижается в течение трех месяцев после изнасилования. Однако почти 50 процентам женщин все еще может быть поставлен диагноз ПТСР в течение трех месяцев после изнасилования (по: Foa & Riggs, 1995).

Диагноз посттравматического стрессового расстройства получил широкое распространение как диагностическая категория вследствие проблем, испытываемых ветеранами вьетнамской войны. Хотя стрессовые реакции на ужасы войны наблюдались и во время предыдущих войн (во время Первой мировой войны эти реакции носили название «осколочного шока», а во время Второй — «боевой усталости»), ветераны вьетнамской войны оказались особенно подверженными хроническим симптомам, описанным выше. Согласно статистическим исследованиям, 15% ветеранов вьетнамской войны страдали от посттравматического стрессового расстройства после демобилизации (Centers for Disease Control, 1988).

ПТСР нередко сопровождается злоупотреблением наркотиками, склонностью к насилию и проблемами в межличностных взаимоотношениях. В исследовании с участием 713 мужчин, служивших во Вьетнаме, 16% сообщали о проблемах, являющихся результатом тяжелых форм алкоголизма, в частности, о проблемах, связанных с учебой, работой или общением с друзьями. 16% по крайней мере один раз арестовывались, а 44% сообщали, что их до сих пор посещают воспоминания о войне, от которых они пытались избавиться (Yager, Laufer & Gallops, 1984). Солдаты, воевавшие во Вьетнаме, были еще совсем молодыми людьми (средний возраст составлял 19 лет), а условия военных действий были необычными: отсутствие ярко выраженной линии фронта, неожиданные атаки из труднопроходимых джунглей, трудности в различении между вьетнамцами, являвшимися врагами и союзниками, и отсутствие поддержки войны со стороны американской общественности. Многие ветераны вьетнамской войны по сей день повторно переживают в своих воспоминаниях и сновидениях произошедшие с ними травматические эпизоды. Как писал один ветеран: «Война закончилась для истории, но она так и не закончилась для меня» (Marbly, 1987, р. 193).

Солдаты и не участвовавшие в военных действиях участники недавних войн также страдают от ПТСР. Исследование с участием ветеранов войны в Персидском заливе 1991 года показало, что 13% из них страдало от ПТСР в следующем году после окончания войны (Sutker, Davis, Uddo & Ditta, 1995). Исследование, проведенное с беженцами из Боснии сразу после того, как они переселились в США, показало, что 65% из них страдали от ПТСР (Weine et al., 1995). Повторное исследование, проведенное год спустя, показало, что 44% беженцев все еще страдали от ПТСР (Weine et al, 1998).

Гнев и агрессия

Другая распространенная реакция на стрессовую ситуацию — это гнев, который может вести к агрессии. Как показали лабораторные исследования, некоторые животные ведут себя агрессивно в ответ на различные стрессоры, включая скученность, удары током и невозможность получить ожидавшееся пищевое вознаграждение. Если пару животных, находящихся в клетке, из которой они не могут убежать, раздражают током, они начинают драться при подаче тока и перестают, когда ток выключают.

Дети часто становятся злыми и проявляют агрессивное поведение, когда переживают фрустрацию. Как мы отмечали в главе 11, гипотеза фрустрации—агрессии предполагает, что когда усилия человека по достижению цели блокируются, возникает потребность в агрессии, которая мотивирует поведение к причинению вреда объекту или человеку, вызвавшему эту фрустрацию. Хотя исследование показало, что агрессия не является неизбежной реакцией на фрустрацию, она несомненно является одной из таких реакций. Когда один ребенок получает от матери игрушку, другой, скорее всего, набросится на него, чтобы отобрать. В конце 80-х годов некоторые взрослые, сильно фрустрированные бесконечными дорожными пробками на горячих автострадах Лос-Анджелеса, начинали стрелять друг в друга. К счастью, взрослые чаще выражают свою агрессию вербально, чем физически; они чаще обмениваются оскорблениями, чем тумаками.

Агрессия, направленная непосредственно на источник фрустрации, не всегда возможна и разумна. Иногда ее источник расплывчат и неосязаем. Человек не знает, на что наброситься, но чувствует злость и ищет объект для ее вымещения. Иногда индивид, ответственный за фрустрацию, обладает такой силой, что нападение на него будет небезопасно. Когда обстоятельства препятствуют прямому нападению на источник фрустрации, агрессия может смещаться: агрессивное действие может направляться на невинного человека или объект, а не на реальную причину фрустрации. Человек, которому сделали выговор на работе, может вылить на свою семью невыраженное чувство обиды. Студентка, разозлившаяся на своего профессора за несправедливую отметку, может устроить скандал своей соседке по комнате. Ребенок, фрустрированный школьными переживаниями, может прибегнуть к вандализму в отношении школьной собственности.

Апатия и депрессия

Хотя обычной реакцией на фрустрацию является активная агрессия, распространена и противоположная реакция отстраненности и апатии. Если стрессовые условия сохраняются и индивиду не удается преодолеть их, апатия может углубиться до депрессии.

Теория приобретенной беспомощности (Seligman, 1975) объясняет, как переживание неприятных, неконтролируемых событий может приводить к апатии и депрессии (см. также гл. 7). В ряде экспериментов показано, что собаки, помещенные в ящик-челнок (устройство с двумя отделениями, разделенными перегородкой), быстро научаются прыгать в другое отделение, чтобы избежать слабого удара током, подводимого к ногам через сетку на полу. Если за несколько секунд перед подачей тока загорается свет, собака научается полностью избегать удара током, прыгая по сигналу лампы в безопасное отделение. Однако если собака ранее побывала в другом ящике, где удары током были непредсказуемы и неизбежны, где никакие ее действия не прекращали действие электричества, то собаке было весьма трудно выучить реакцию избегания в новой ситуации, где она была бы подходящей. Животное просто сидело в ящике-челноке и терпело раздражение током, хотя оно могло прыгнуть в противоположное отделение и тем самым прекратить неудобство. Некоторые собаки так этому и не научались, даже если экспериментатор показывал им нужную процедуру, перенося их через барьер. Экспериментаторы заключили, что эти животные усвоили из предыдущего опыта, что они беспомощны, избежать шока не могут, и поэтому даже в новой ситуации отказывались пытаться это сделать. Эту приобретенную беспомощность животным было трудно преодолеть (Overmeier & Seligman, 1967).

У некоторых людей тоже развивается приобретенная беспомощность, характеризуемая апатией, отстраненностью и бездействием в ответ на неконтролируемые события. Однако не у всех. Первоначальную теорию приобретенной беспомощности пришлось изменить, чтобы принять в расчет тот факт, что одни люди становятся беспомощными вслед за неконтролируемыми событиями, а других вызов со стороны таких событий воодушевляет (Wortman & Brehm, 1975). Эта измененная теория будет рассмотрена ниже.

Тем не менее первоначальный вариант теории приобретенной беспомощности помогает понять, почему некоторые люди, встречаясь с трудностями, сдаются и оставляют все как есть. Например, со ссылкой на эту теорию объясняли, почему заключенные нацистских концлагерей не восставали чаще против своих захватчиков: они пришли к убеждению, что не в силах сделать что-либо со своим пленением, и поэтому не пытались сбежать. Женщины, вступившие в брак с мужем, который их часто избивает, не пытаются освободиться. Они часто говорят, что не в силах сделать что-либо с этой ситуацией, потому что боятся того, что сделают их мужья, если они попытаются уйти, или что у них нет экономической возможности содержать себя и своих детей.

Помимо эмоциональных реакций на стресс, которые мы только что обсудили, у людей при встрече с сильными стрессорами часто возникают существенные когнитивные нарушения. Им трудно сосредоточиться и логически выстроить свои мысли. Они становятся легко отвлекаемыми. В результате их способность решать задачи, особенно сложные, снижается.

Такое когнитивное нарушение может иметь две причины. Сильное эмоциональное возбуждение может интерферировать с обработкой информации в мозге. Поэтому чем большую тревожность, гнев или депрессию вызывает стресс, тем скорее возникнут когнитивные нарушения. Последние могут происходить также из-за отвлекающих мыслей, возникающих у нас в голове при встрече со стрессором. Мы обдумываем возможные причины действия, беспокоимся о последствиях наших действий и, возможно, ругаем себя за неспособность лучше справиться с ситуацией. Например, студенты в состоянии экзаменационной тревожности беспокоятся о возможной неудаче и о своей недостаточной способности справиться с экзаменом. Они могут быть настолько заняты этими негативными мыслями, что не выполняют указаний и не замечают или неверно понимают очевидную информацию, содержащуюся в вопросах. При нарастании тревожности им трудно вспомнить факты, которые они хорошо выучили.

Когнитивные нарушения во время стрессовых периодов часто заставляют людей жестко придерживаться определенной схемы поведения, поскольку они не могут принять к рассмотрению другие. Люди застревают в охваченном пламенем здании из-за того, что упорно пытаются открыть наружу двери, которые открываются вовнутрь; в панике они были не в состоянии обдумать другие возможные действия. Некоторые прибегают к старым детским схемам поведения, не подходящим к ситуации. Осторожный человек может стать еще осторожнее и совершенно отстраниться, тогда как агрессивный может потерять контроль и бездумно бросаться во все стороны.

docpsy.ru

Реакция на стресс

РЦРЗ (Республиканский центр развития здравоохранения МЗ РК)
Версия: Клинические протоколы МЗ РК — 2015

Общая информация

Краткое описание

Название протокола: Реакция на стресс

Реакция на стресс –расстройства, рассматриваемые как непосредственное следствие острого тяжелого стресса или продолжительного трaвмировaния. Стрессовые события или продолжительные неприятные обстоятельства являются первичным или преобладающим причинным фaктором и рaсстройство не могло бы возникнуть без их влияния. Иными словами, указанные расстройства рaссмaтривaются кaк изврaщенные приспособительные
реaкции нa тяжелый или продолжительный стресс, при этом они мешaют успешно спрaвиться со стрессом и, следовaтельно, ведут к проблемaм социaльного функционировaния. [1,8].

Код протокола:

Коды МКБ-10
F43.0 Реакция на острый стресс.
F43.8 Другие реакции на тяжелый стресс.
F43.9 Реакция на тяжелый стресс, неуточненная.
F44.0 Диссоциaтивнaя aмнезия.
F44.1 Диссоциaтивнaя фугa.
44.2 Диссоциaтивный ступор.
F44.3 Трaнс и одержимость.
F44.4 Диссоциaтивные двигaтельные рaсстройствa.
F44.5 Диссоциaтивные конвульсии.
F44.6 Диссоциaтивнaя aнестезия или потеря чувственного восприятия.
F44.7 Смешaнные диссоциaтивные [конверсионные] рaсстройствa.

Сокращения, используемые в протоколе:

Дата разработки протокола: 2015 год.

Категория пациентов: взрослые, дети, беременные.

Пользователи протокола: врачи-психиатры (детские психиатры, наркологи, психотерапевты), врачи ПМСП.

Оценка на степень доказательности приводимых рекомендаций.
Шкала уровня доказательности:

Классификация

Клиническая картина

Cимптомы, течение

Диагностические критерии [1,8-10]:

Жалобы и анамнез:

Жалобы: ухудшение самочувствия (перечисленные ниже симптомы), возникшие после воздействия стрессового фактора.

Анамнез:
· Информация о воздействии стрессового фактора.
· Появление симптомов непосредственно после воздействия стрессового фактора.
· Отражение характера стрессового воздействия в высказываниях пациентов и их родных.

Для диссоциативных расстройств:
Отсутствие в анамнезе физического расстройства, которое могло бы объяснить симптомы, характеризующие данное расстройство
Частные критерии – в соответствии с действующей классификацией.

Физикальное обследование: диагностически значимых изменений со стороны кожных покровов и внутренних органов (включая центральной и периферическую нервную систему) нет.

Диагностика

Диагностические исследования:

Основные (обязательные) диагностические обследования, проводимые на амбулаторном уровне:
· экспериментально-психологическое обследование.

Дополнительные диагностические обследования, проводимые на амбулаторном уровне:
· ОАК;
· ОАМ;
· биохимический анализ крови (печеночные пробы);
· ЭКГ – проводятся с целью мониторинга изменений соматического состояния на фоне основной терапии;
· ЭЭГ – при эпилептических и эпилептиформных пароксизмах

Минимальный перечень обследований, которые необходимо провести при направлении на плановую госпитализацию, согласно внутреннему регламенту стационара с учетом действующего приказа уполномоченного органа в области здравоохранения.

Основные (обязательные) диагностические обследования, проводимые в стационаре:
· ОАМ – не реже 1 раза в месяц;
· ОАК – не реже 1 раза в месяц;
· биохимический анализ крови (АЛТ, АСТ, билирубин (прямой и непрямой, уровень глюкозы в крови) – не реже 1 раза в месяц;
· ЭКГ – не реже 1 раза в месяц;
· ЭПО (для поступивших впервые в жизни или впервые в текущем году). ЭПО для иных категорий пациентов – по решению лечащего врача.

Дополнительные диагностические обследования, проводимые в стационаре:
· ЭЭГ – при эпилептических и эпилептиформных пароксизмах.

Инструментальное обследование: специфичных диагностических признаков нет.

Показания для консультации специалистов:
· консультация терапевта (педиатра) – исключение соматических заболеваний;
· консультация невропатолога – исключение текущих неврологических расстройств;
· консультация гинеколога (для женщин) – исключение гинекологических расстройств;
· консультации иных узких специалистов – сопутствующие соматические заболевания и\или патологические состояния.

Лабораторная диагностика

Дифференциальный диагноз

Дифференциальный диагноз [8-10]:

Цели лечения: достижение медикаментозной ремиссии, стабилизация состояния пациента.

Тактика лечения:
При оценке микросоциальных условий как удовлетворительных и\или нетяжелом уровне расстройства рекомендуется преимущественно амбулаторное лечение. В случае усложненной клинической картины (за счет коморбидных состояний) и\или неэффективности вмешательства на амбулаторном этапе решается вопрос о госпитализации.

Немедикаментозное лечение:
Комплаенс терапия, различные виды психотерапии, трудотерапия.
Режимы наблюдения (в зависимости от состояния пациента):
· общий режим наблюдения – круглосуточное наблюдение без ограничения передвижения в отделении.
· режим частичной госпитализации – возможность нахождения в отделении в дневное или ночное время с учетом необходимости его адаптации во внебольничных условиях.
· режим лечебных отпусков – возможность нахождения, по решению ВКК вне отделения от нескольких часов до нескольких суток, с целью постепенной адаптации к внебольничным условиям, решения бытовых и социальных вопросов, а также оценки достигнутого лечебного эффекта.
· усиленный режим наблюдения – круглосуточное наблюдение и ограничение передвижения за пределами отделения.
· строгий режим наблюдения – круглосуточное непрерывное наблюдение, постоянное сопровождение медицинским персоналом в отделении и за его пределами.

Медикаментозное лечение:
Основные ЛС (таблица 2 и 4):
Антидепрессанты – предназначены для купирования сопутствующих депрессивных проявлений. Выбрать нужно один из перечисленных препаратов группы СИОЗС или ИОЗСН (дулоксетин, сертралин, флуоксетин, флувоксамин, миртазапин, агомелатин, венлафаксин). В случае неэффективности указанных препаратов или в случае наличия тяжелых депрессивных нарушений рекомендуется применять амитриптилин.
Транквилизаторы – предназначены для устранения тревожных расстройств (диазепам, тофизопам, этифоксин, клоназепам, альпразолам)
Дополнительные медикаменты (таблица 3 и 5):
Нормотимические препараты – предназначены для стабилизации настроения, медикаментозного контроля нарушений биологических ритмов (карбамазепин, вальпроевая кислота, ламотриджин, топирамат).
Малые нейролептики – предназначены для коррекции поведенческих нарушений (хлопротиксен, тиоридазин, сульпирид)

Медикаментозное лечение, оказываемое на амбулаторном уровне:
Таблица 2 — Основные медикаменты [4-7,9,12-19]:
Рекомендуется монотерапия: одно из нижеперечисленных препаратов.

diseases.medelement.com

Реакции на тяжёлый стресс и нарушение адаптации

Реакции на тяжёлый стресс

Такие расстройства возникают в ответ на трудные обстоятельства в жизни ребенка, которые могут не быть внезапными или массовыми, но будут иметь длительную продолжительность. Именно поэтому в подобных ситуациях нет настолько усиленного воздействия на психику, которое помогло бы защитить ее от разрушения.

Для ребенка патогенной может оказаться лишь ситуация, угрожающая его инстинктивной жизни, к примеру, нехватка в питании или общении. В дошкольном возрасте такой ситуацией могут стать ссоры, развод родителей, потеря родного человека. С возрастом причиной таких состояний становятся конфликты, разочарования в себе, низкая самооценка. Также, причиной психогенных реакций у ребенка может стать неправильное воспитание, к примеру, постоянные запреты или отсутствие заботы и ласки от родителей.

В медицине существует термин «острая реакция на стресс», в основе которой лежит состояние высокой степени тяжести, при котором сразу не происходит видимых психических нарушений и длится оно от пары часов до нескольких дней. Таким стрессом может стать несчастный случай, преступление, катастрофа и т.д.

В подобных стрессовых ситуациях у ребенка возникает отсутствие ориентации, адекватной реакции, и в последствии, отстраненность или даже ступор. Но бывает и обратная реакция – различные реакции гнева, тревоги, отчаяния и психомоторное возбуждение. В таких случаях нередко проявляются вегетативные признаки паники: тахикардия, потливость, покраснения. Но в случае прекращения стрессовой ситуации, все симптомы быстро исчезают.

Когда ребенок остается в стрессовой обстановке без изменений, проявляется посттравматическое стрессовое расстройство. В таком состоянии ребенок постоянно переживает моменты стрессового события, может его повторно переживать во сне или в своих воспоминаниях, при этом могут наблюдаться вспышки страха и паники.

Симптомами такого расстройства может стать чувство оцепенелости и без эмоциональности. Такие дети становятся раздражительными, пугливыми, у них нарушается сон и концентрация.

В отличии от взрослых, дети постоянно страдают от повторяющихся воспоминаний, которые чаще всего возникают в спокойном состоянии. В подобных расстройствах существуют специфические симптомы, такие как:

  • инсценировка полученного стресса в играх, рисунках или рассказах;
  • высокая концентрация внимания к словам или символам, связанным с пережитой травмой;
  • утрата имеющихся навыков, психические и соматические расстройства.
  • Нарушение адаптации

    Такое расстройство возникает у ребенка при столкновении с трудностями, которые сыграли роль в образе жизни, к примеру: потеря родных, разлука, тяжелое соматическое заболевание. Симптомы дезадаптации проявляются в пределах месяца после полученного стресса и длятся около шести месяцев.

    К факторам, вызывающим нарушения адаптации, относятся:

  • шоковые психические травмы, которые, как правило, возникают внезапно и несут в себе угрозу жизни. Чем младше ребенок, тем больше внезапных ситуаций могут стать для него шоковыми ( появление незнакомого, гром, нападение собаки);
  • психотравмирующие ситуации, которые могут быть краткосрочными, но иметь большое влияние на психику ребенка (смерть одного из родителей, ссора с другом и т.д.)
  • постоянные психотравмирующие ситуации, которые затрагивают основные ценности ребенка (конфликты в семье, агрессивное воспитание, неуспеваемость).

Однотипных признаков расстройства адаптации не существует, однако можно увидеть изменение в поведении, склонность игнорировать любые стрессы. У ребенка проявляется чувство незащищенности. Особенно тяжелой ситуация складывается у дошкольников, которые еще не сформировали такое чувство. Зачастую такое явление связано с обстановкой в семье, когда у родителей присутствует невротичность или психопатия. Из-за ссор, агрессии, невозможности установить лояльные отношения в семье, ребенок теряет уверенность в собственной безопасности.

Для постановки диагноза дезадаптации, в первую очередь, специалисту необходимо изучить темперамент ребенка, его особенности как личности, исключить наличие психопатических или акцентуированных черт. Также, необходимо пройти диагностику для выявления возможного существования органической неполноценности ЦНС. Для полной картины следует оценить влияние окружающей среды – семьи, школы и т.д., изучить состояние семьи и ее культуру. При обследовании, специалист собирает данные о развитии ребенка: акселерация, ретардация, асинхрония, темпы полового созревания. Далее диагностируются все имеющиеся заболевания и оценивается роль перенесенных ранее заболеваний.

medilex.com.ua