Паранойя это психология

Что такое паранойя и как она проявляется?

Современному человеку приходится испытывать массу нагрузок, что может дать толчок развитию психических нарушений. Поэтому нужно знать, что такое паранойя, которая является одним из частых расстройств. Ее развитие происходит постепенно, и важно вовремя заметить симптомы, чтобы помощь было проще оказать.

Паранойя — что это такое?

Заболевание характеризуется появлением бредовых идей, которые постоянно занимают центральное положение в мыслях человека. Паранойя заставляет видеть во всем подтверждение своих предположений, ко всему относиться очень критически. Достучаться до человека в таком состоянии очень сложно, потому что он практически не воспринимает никаких доводов, направленных против его фантазий. Постепенно параноик все дальше уходит от реального мира, оставаясь существовать только в окружении собственного бреда.

Почему развивается паранойя?

Причины возникновения паранойи еще полностью не выяснены. Во время исследований было выяснено, что у таких пациентов нарушается белковые обменные процессы в головном мозге. Предпосылки этого нарушения неизвестны, высказываются версии и относительно генетической предрасположенности, и в пользу ситуационных факторов жизни. Большинство ученых склоняются ко второй версии, полагая, что такое паранойю спровоцирует быстрее, чем вероятность наследования.

Паранойя — психология

Возникновение психологических расстройств представляет большую загадку для науки, нет ни одного четкого сценария, который бы точно приводил к их появлению. Поэтому медицина может только выявить факторы риска, но при их отсутствии гарантий психического здоровья нет. Принято выделять следующие причины паранойи:

  • патологические изменения головного мозга;
  • травмы головы;
  • частые стрессы, депрессивные состояния;
  • неблагоприятная наследственность;
  • неврологические нарушения;
  • болезни Альцгеймера и Паркинсона;
  • продолжительное употребление лекарств, в большей мере кортикостероидов;
  • детские психологические травмы;
  • нарушения обмена веществ, влияющие на производство белков;
  • возрастные нарушения головного мозга;
  • алкогольная или наркотическая зависимость;
  • неудовлетворенность жизнью, изоляция;
  • неблагоприятные условия проживания.
  • Виды паранойи

    С таким расстройством человек может быть зациклен на разных вещах, по этой направленности и выделяют разные виды нарушений.

    1. Персекуторная паранойя. Характеризуется постоянным ощущением преследования. Нередко сопровождается бредом.
    2. Острая экспансивная. Человек начинает считать себя великим художником, гениальным мыслителем или просто всемогущим. Его мучит отсутствие признания со стороны общества, может появляться озлобленность.
    3. Алкогольная паранойя. Развивается на фоне злоупотребления спиртосодержащими напитками, является хроническим нарушением. Для состояния характерно ощущение преследования и сильной ревности.
    4. Ипохондрическая. Пациент убежден в наличии у него какого-либо заболевания, чаще серьезного или неизлечимого. У него появляются галлюцинации, характерны бред и состояние ступора.
    5. Вожделения. Проявляется эротическим или любовным бредом.
    6. Инволюционная паранойя. Страдают ей женщины перед климаксом, бред систематизирован. Расстройство начинается в острой форме, протекает продолжительное время.
    7. Сенситивная. Часто наблюдается после разных повреждений мозга, характеризуется повышенной ранимостью и чувствительностью. Больной склонен к созданию конфликтов.
    8. Паранойя борьбы. При таком расстройстве возникает чувство постоянного ущемления прав, поэтому человек неустанно сражается за них.
    9. Совести. Возрастает градус самокритичности, пациенты готовы изводить себя за любой незначительный проступок.

    Паранойя — признаки и симптомы

    Начало расстройства может быть малозаметным, особенно если человек уже находится в подавленном состоянии. Поэтому нужно знать, что такое паранойя и как она проявляется, чтобы суметь отличить развитие серьезного нарушения на самых ранних стадиях. Основные признаки паранойи:

  • галлюцинации (слуховые и зрительные);
  • сверхценные, навязчивые и бредовые идеи;
  • понижение критичности к собственной личности, уменьшение умственной активности;
  • мания величия;
  • высокая враждебность;
  • крайняя обидчивость, основой страдания могу стать незначительные поступки;
  • избыточная ревность.
  • Паранойя и шизофрения — отличия

    Два этих расстройства похожи симптоматически, некоторое время назад паранойю считали частным случаем шизофрении. Сейчас заболевания различают, но схожесть проявлений между паранойей и одним из типов шизофрении осталась. Поэтому разбираясь, что такое паранойя, требуется обращать внимание и на внешние проявления, и на механизмы их возникновения.

    Паранойя – заболевание, которое развивается на основе личностных характеристик. Бред появляется из-за внутреннего конфликта, человек считает себя недооцененным и не понимает, почему так происходит. У шизофреников система бреда менее логична, иногда и сами больные воспринимают свои идеи, как нерациональные. Происходит это из-за нарушения восприятия действительности, причиной чего становится смена ощущений и галлюцинации.

    Передаются ли по наследству шизофрения и паранойя?

    Психические заболевания трудно поддаются лечению, а еще есть риск передать их по наследству. Паранойя и шизофрения тоже относятся к серьезным расстройствам, поэтому страдающие ими люди с большим трудом заводят семьи. Не все ученые считают при таких нарушениях отказ от личной жизни оправданным, так как вина генов окончательно не доказана. Генная зависимость в отношении паранойи еще не подтверждена, хотя такие предположения высказываются. Только в половине случаев шизофрении прослеживается наследственность, в остальных вариантах она никакой роли не сыграла.

    Как довести человека до паранойи?

    Дать толчок развитию психического расстройства может тяжелое переживание или череда выматывающих событий. Такие происшествия могут быть специально подстроены для собственной выгоды, похожие случаи подробно описываются в судебной практике. Людей с уже существующими отклонениями доводят до очередного срыва, а затем пользуются их нестабильностью в своих целях.

    Психическое заболевание «паранойя» тоже может быть спровоцировано извне, но это трудновыполнимо. В теории, любого здорового человека можно выбить из колеи, заставив его сомневаться в собственной нормальности. Для этого необходимо знать его слабые места и оказывать на них систематическое давление, но такая информация доступна только самым близким. Время развития нарушения зависит от особенностей человека, но, в любом случае, потребуется время, поэтому для намеренного доведения до паранойи злоумышленникам придется серьезно постараться.

    Чем опасна паранойя?

    Начало нарушения может выглядеть безобидным, поэтому человек не всегда осознает необходимость обращения за помощью. Происходит это из-за того, что не все понимают, к чему может привести паранойя. По мере развития заболевания симптомы будут проявляться ярче: если раньше казалось, что кто-то идет следом, то вскоре ощущение слежки не будет покидать дома при отключении средств связи. На фоне этого расстройства могут развиваться и другие нарушения, в результате качество жизни не просто ухудшится, она станет невыносимой.

    Как избавиться от паранойи?

    Современная наука точно не знает, как лечить паранойю. Проверенные методы есть, но паранойя и мания преследования или алкогольная паранойя требуют разных подходов. Самопомощь в этом случае непродуктивна. В таком состоянии человек не может адекватно оценивать свои мысли и поступки, необходим профессиональный взгляд со стороны. Поэтому при симптомах паранойи нужно обращаться к специалисту, который проведет анализ и назначит сбалансированное лечение.

    Как бороться с паранойей — советы психолога

    Заболевание может быть устранено полностью после первого обращения, а может периодически возвращаться после ремиссии. Многое зависит от этапа обнаружения, на ранних стадиях велика вероятность успешного устранения. Паранойя лечится при помощи сеансов психотерапии, но дополнительно могут использоваться медикаменты для снижения остроты симптомов. Результаты зависят и от самого пациента, при установке доверительных отношений с врачом успех будет достигнут быстрее.

    Потребуется и самостоятельная работа, которую психологи настоятельно советуют не упускать из вида:

    • избегание стрессов и депрессий;
    • критичное отношение к своим идеям;
    • полноценный отдых;
    • отказ от вредных привычек;
    • регулярные физические нагрузки.

    womanadvice.ru

    Паранойя ( рядом, около, отклонение от чего-либо, + мыслить) — в настоящее время большинством отечественных психиатрических школ рассматривается в синдромологическом аспекте как паранойяльное симптомообразование в виде формирования систематизированного интерпретативного бреда в рамках различных психических нозологий (см. паранойяльный синдром). Впервые была выделена K. Kahlbaum (1863) в качестве самостоятельного психического заболевания с преимущественным расстройством рассудочной деятельности. В ряде западных психиатрических школ паранойя сохраняет свою нозологическую самостоятельность.

    Данное психическое расстройство характеризуется длительными периодами необоснованного недоверия к окружающим, а также повышенной восприимчивостью. Хотя данное расстройство не причисляют к психозам, люди, подверженные ему, зачастую имеют большие трудности во взаимоотношениях. Они, как правило, весьма критично относятся к другим, не принимая, однако, критики в свой адрес.

    Психическое нарушение, характеризующееся подозрительностью и хорошо обоснованной системой сверхценных идей, приобретающих при чрезмерной выраженности характер бреда. Эта система обычно не меняется; она была бы совершенно логична, если бы исходные патологические идеи были правильны. Поскольку деградация у больных паранойей чаще всего происходит лишь на конечных стадиях заболевания (им зачастую удается придать видимость реальности своему бредовому мышлению, вовлекаясь в судебные процессы или другие сутяжнические виды деятельности), они редко оказываются в психиатрических больницах. У больных паранойей нет вычурного поведения, эмоциональной нестабильности, гротескных галлюцинаций и необычных идей, отмечаемых при других психопатологических состояниях. Многие из них способны поддерживать, хотя бы поверхностно, экономическую и социальную адаптацию. Только когда их побуждения приходят в конфликт с общественным благополучием, становится очевидно, что необходима госпитализация. С другой стороны, встречаются случаи паранойи, когда больной выражает странные идеи: например, одна пациентка утверждала, что находится замужем за Богом.

    История изобилует параноиками. Выдвинуто несколько теорий, объясняющих механизм возникновения паранойи. Одна из них – теория З.Фрейда, предполагающая, что основой паранойи служит фиксация, или задержка, на определенной стадии сексуального развития ребенка. Речь идет о стадии гомоэротики – периоде, когда мальчики играют с мальчиками, а девочки – с девочками (примерно между 4 и 11 годами). Когда мальчик, у которого произошла фиксация на гомоэротической стадии, достигает свободы взрослого, над ним тяготеет неудовлетворенное влечение к маленьким мальчикам, и он вынужден либо вовлечься в гомосексуальную активность, либо, подчинившись социальному давлению, искать компенсацию в таких формах поведения, как алкоголизм или мужская агрессия. Данное поведение становится своего рода клоакой неосознанных стремлений к гомоэротическим контактам.

    Если в качестве компромисса возникает паранойя, то бред преследования оказывается проекцией внутреннего фантазийного желания: проблемы, связанные с гомосексуальностью, как бы содержатся не в самом человеке, а навязаны ему извне. Действительно, мужчин параноиков обычно «преследуют» мужчины или мужские организации, а паранойяльных женщин – лица женского пола. Сексуальная адаптация, в том числе брак, чаще всего отсутствует. У больных паранойей, которые вступают в брак, идя навстречу требованиям гетеросексуальности, отмечается плохая адаптация к семейной жизни или домашний разлад. Одержимый паранойей индивид, независимо от того, к какому социально-экономическому слою он принадлежит, навсегда посвящает себя агрессивности, борьбе с воображаемыми врагами и демонстрации подчеркнуто мужского поведения, граничащего с героизмом. Цикл никогда не приходит к концу: как только побежден один враг, появляется другой, еще более опасный.

    Паранойю следует отличать от других бредовых расстройств, называемых параноидными; они часто связаны с органической патологией (церебральным атеросклерозом, сенильными психозами) или же с функциональными психозами, в частности с шизофренией. Бред при параноидных расстройствах изменчив и не столь логически проработан, как при паранойе. Кроме того, его могут сопровождать галлюцинации, смены эмоциональных состояний и социально неприемлемое поведение.

    Лечение паранойи остается неудовлетворительным. Основная причина заключается в том, что больные паранойей редко обращаются за помощью. В результате исследование, основанное на наблюдении и лечении, оказывается невозможным. В настоящее время в медицине нет специфических способов лечения этих состояний.

    www.psychologos.ru

    Что такое паранойя?

    Параноидное расстройство личности – это состояние, которое характеризует чрезмерное недоверие и подозрительность к окружающим. Параноики редко доверяют людям и часто неверно воспринимают безобидные слова и поведение других, полагая что в них кроется злой умысел. Происхождение паранойи до сих пор остается невыясненным.

    Понятие личности предполагает глубоко укоренившиеся модели и манеру поведения, в которой человек воспринимает себя и окружающий мир. Личностные черты являются особенностями личности и необязательно являются патологическими, хотя некоторые модели поведения могут провоцировать проблемы в личных взаимоотношениях.

    При паранойе в психике человека на первый план выходят эмоционально окрашенные неверные установки о мире и окружающих. Поэтому у параноиков любые события вступают в ассоциативную связь с этими неверными установками. Вследствие того, что многое из происходящего в жизни больного воспринимается в связи с ложными установками, это провоцирует неверное, параноидальное поведение так называемый бред отношения.

    Болезнь паранойя обусловлена неадекватной тенденцией трактовать действия других людей, как сознательное унижение или угрозу. Расстройство может развиться еще в подростковом возрасте в результате чрезмерного недоверия и необоснованного подозрения к другим. Это дает постоянные поводы для неверной интерпретации намерений окружающих, как злонамеренных. Параноики, как правило, не способны признать свои чувства по отношению к другим как негативные и неверные, и поэтому часто теряют связь с реальностью.

    Параноик не доверяет людям, даже самым проверенным и надежным, потому что боится предательства и нечестной эксплуатации. Безобидные слова и действия других он способен за короткий срок извратить до неузнаваемости и устроить скандал из-за необоснованных обид.

    Причины паранойи

    Симптомы паранойи

    Лечение паранойи

    psyhologytoday.ru

    Содержание:

    Найдено 15 определений термина ПАРАНОЙЯ

    Согласно З. Фрейду, паранойя закономерно наступает вследствие попытки сопротивления слишком сильным гомосексуальным побуждениям.

    ПАРАНОЙЯ (МКБ 297.1)

    П. АЛКОГОЛЬНАЯ. Хронический бредовой психоз, развивающийся у больных алкоголизмом. В большинстве случаев — систематизированный бред ревности, иногда — связанные с ним идеи преследования. Этиопатогенез сложен — речь идет о психогенном параноическом бредообразовании на почве алкогольной энцефалопатии.

    П. БОРЬБЫ. Устаревший термин, соответствующий представлениям о параноическом развитии, протекающем с повышенной активностью и фанатизмом и направленном на защиту мнимо попираемых прав.

    П. ЖЕЛАНИЯ. Устаревший термин: применялся для обозначения систематизированного бреда помилования, изобретения или любовно-эротического (эротоманического).

    П. ИНВОЛЮЦИОННАЯ [Kleist К., 1912]. Психоз, характеризующийся преимущественно систематизированным бредом и возникающий у женщин в возрасте климакса, между 40 и 50 годами. Характерны острое начало и длительное стационарное течение психических расстройств. Отмечалась конституциональная природа заболевания (гипопараноическая конституция). В преморбиде — психопатические черты характера. К. Kleist относил П.и. к группе конституциональных аутохтонных психозов с непрогредиентным течением.

    П. ИПОХОНДРИЧЕСКАЯ. Систематизированный ипохондрический бред, обычно начинающийся со стадии сенестопатий, на фоне которых возникают бредовые интерпретации.

    П. ОСТРАЯ [Westphal С., 1876]. Острые психозы, протекающие с галлюцинаторно-бредовой, а также ступорозной симптоматикой. П.Б. Ганнушкин [1904] показал, что П.о. является сборным понятием, симптомо-комплексом, а не нозологической формой.

    П. ОСТРАЯ ЭКСПАНСИВНАЯ. Рассматривалась как вариант острой паранойи, в клинической картине которой преобладают мегаломанические бредовые идеи (изобретательства, величия, могущества или религиозного содержания).

    П. ПЕРСЕКУТОРНАЯ (лат. persecutor — преследователь). Систематизированный интерпретативный бред преследования.

    П. СЕНСИТИВНАЯ. См. Бред отношения сенситивный.

    П. СОВЕСТИ. Систематизированный бред виновности, самообвинения, характерный для депрессивных состояний.

    П. СУГГЕСТИВНО-БРЕДОВАЯ [Бехтерев В.М., 1910]. Вариант паранойи, характеризующийся преимущественным преобладанием в клинической картине описанного В.М. Бехтеревым в 1905 г. бреда гипнотического очарования.

    П. СУТЯЖНАЯ. Разновидность П. борьбы, при которой особой выраженности достигает сутяжное поведение.

    П. ХРОНИЧЕСКАЯ [Berger H., 1913]. Заболевание, характеризующееся паранойяльным бредом и возникающее в инволюционном возрасте. Несмотря на хроническое течение, не ведет к образованию слабоумия. Одно из названий инволюционной паранойи (ср.: Клейста инволюционная паранойя).

    F22.01 Паранойя

    В эту подрубрику включается также и «паранойяльное развитие личности».

    Стойкие формы бреда, связанные с манией величия, преследования, превращающиеся у индивида в навязчивую идею. При паранойе человек уходит от действительности в собственное мироощущение, понимание и объяснение. При этом он полностью верит в свои слова, не замечает противоречий, абсурдности, неадекватности.

    В психиатрии с давних времен под паранойей понималось расстройство разума. По мере развития психиатрических знаний к этому заболеванию сперва стали относиться все бредовые состояния, затем благодаря работам немецкого врача Э. Крапелина (1856–1926) произошло разграничение между паранойей и ранним слабоумием (шизофренией). В классическом психоанализе, с одной стороны, предпринимались попытки провести различие между паранойей и шизофренией, а с другой – усматривалась связь между параноидными и шизофреническими симптомами.

    В переписке с немецким врачом В. Флиссом (1858–1928) З. Фрейд рассматривал паранойю в качестве хронического заболевания. В своем послании от 24 января 1895 года он замечал, что «подобно истерии, неврозу навязчивости или галлюцинациям, хроническая паранойя в ее классической форме является патологическим способом защиты» и что цель паранойи состоит «в упразднении несовместимой с Я идеи путем проекции ее содержания во внешний мир». В одном из писем В. Флиссу (6 декабря 1896 года) он выделил три группы «сексуальных психоневрозов», к которым отнес истерию, навязчивый невроз и паранойю.

    В дальнейшем З. Фрейд неоднократно обращался к осмыслению природы и причин возникновения паранойи. В работе «Психоаналитические заметки об одном автобиографически описанном случае паранойи (dementia paranoides)» (1911) он рассмотрел механизм заболевания председателя судебной коллегии П. Шребера на материале его собственных воспоминаний, нашедших отражение в публикации Шребера «Достоинства мышления одного нервнобольного» (1903). В работе «О нарциссизме» (1914) З. Фрейд отнес паранойю к нарциссическому заболеванию, отличающемуся от невроза переноса. Различие между ними усматривалось им в том, что при паранойи освободившееся вследствие несостоятельности человека в жизненной борьбе либидо «не останавливается на объектах фантазии, а возвращается к Я». При этом он отнес к паранойи такие болезненные явления, как бред величия и бред наблюдения. З. Фрейд исходил из того, что, например, бред наблюдения не только «ясно проявляется в симптомологии параноидных заболеваний», но и встречается в изолированной форме или вплетается в картину невроза перенесения. Если неврозы переноса дают возможность проследить либидозные проявления влечений человека, то паранойя, по словам З. Фрейда, позволяет понять психологию Я.

    В таких работах, как «Сообщение об одном случае паранойи, противоречащем психоаналитической теории» (1915) и «О некоторых невротических механизмах при ревности, паранойе и гомосексуальности» (1922), З. Фрейд предпринял изучение отношений между паранойей и гомосексуальными наклонностями. Как он отметил в «Лекциях по введению в психоанализ» (1916/17), у каждого невротика удается доказать наличие гомосексуальных побуждений, а «одно заболевание, которое мы не считаем более возможным причислять к неврозам перенесения, паранойя, закономерно наступает вследствие попытки сопротивления слишком сильным гомосексуальным побуждениям».

    По мнению З. Фрейда, довольно часто заболевание паранойей возникает вследствие обиды, нанесенной Я, из-за невозможности получения удовлетворения в сфере созданного человеком идеала-Я, сублимировании и его разрушении. При парафрении иногда наблюдается полная перемена в области ранее созданных человеком идеалов.

    Устанавливая тесную связь между симптомами актуальных неврозов (неврастения, невроз страха, ипохондрия) и психоневрозов (истерия, невроз навязчивых состояний, невроз переноса), З. Фрейд выделял паранойю (и шизофрению) в качестве таких психических заболеваний, которым дал название «парафрения».

    В дальнейшем некоторые психоаналитики также обращались к проблеме паранойи. Так, М. Кляйн (1882–1960) выдвинула предположение, согласно которому первые три-четыре месяца жизни ребенка характеризуются его параноидно-шизоидной позицией, когда «хорошие» и «плохие» объекты, прежде всего грудь матери, не полностью отделены друг от друга в его психике, и у младенца возникает чувство, что «плохая» грудь будет атаковать, преследовать и пожирать его. На этой стадии развития ребенка, по ее мнению, «параноидно-шизоидная позиция доминирует», что ведет к образованию тревоги преследования и депрессивной тревоги. Оба вида тревоги не только являются существенными факторами в процессах фиксации и регрессии, но и влияют на ход психического развития ребенка.

    vocabulary.ru

    Психотические нарушения. Паранойя: симптомы и лечение

    Симптомы паранойи

    Понятие паранойи относится к спектру взаимосвязанных и перекрывающих друг друга психопатологических расстройств. Понятие паранойяльный не совсем корректно применяется также к группе таких феноменов, как страстное, безудержное стремление к социальной цели у внешне нормальных в остальном индивидов.

    Хотя подобная страсть может быть продуктивной и исчезать с достижением результата, иногда ее сложно отличить от патологического фанатизма. На другом конце спектра находится паранойяльная шизофрения.

    Паранойяльный характер или паранойяльную личность отличают ригидность, настойчивость, неадаптивные паттерны восприятия, коммуникации и мышления. Распространены такие черты, как чрезмерная чувствительность к пренебрежению и оскорблению, подозрительность, недоверчи­вость, патологическая ревность и мстительность.

    Кроме того, лица с таким диагнозом кажутся отчужденными, холодными, без чувство юмора. Они могут очень хорошо работать в одиночку, но обычно испытывают проблемы с авторитетами и ревностно отстаивают свою независимость. Они хорошо чувствуют мотивы других и структуру группы. От паранойи и паранойяльной шизофрении паранойяльный характер отличается паттернами мышления и поведения, относительной сохранностью функции проверки реальности, а также отсутствием галлюцинаций и систематизированного бреда.

    Паранойя — это психотический синдром, обычно возникающий в зрелом возрасте. Часто наблюдаются чувство ревности, сутяжничество, идеи преследования, изобретательства, отравления и т.д. Такие люди полагают, что случайные события имеют к ним какое-либо отношение (концепция центральности). Человек может страдать генерализированными бредовыми или ограниченными представлениями — например о том, что кто-то хочет навредить ему или кто-то имеет связь с его женой. Такие идеи не поддаются коррекции посредством проверки реальности.

    Нарушения поведения могут затрагивать только одну область, например работу или семью. Паранойя нередко развивается но основе паранойяльного характера. У больных паранойяльной шизофренией проявляются значительные расстройства в отношении к внешнему миру, основанные на нарушениях константности Самости и объектов, недостаточной организации психических репрезентантов (идентичности) и повреждении таких функций Я и Сверх-Я, кок мышление, суждение и проверка реальности. Все формы шизофрении включают в себя психотическую симптоматику.

    Продромальная фаза шизофрении характеризуется уходом в себя больного, после чего возникает острая фаза, сопровождающаяся бредом, галлюцинациями, нарушением мышления (разрыхлением ассоциативных связей) и дезорганизацией поведения.

    Вслед за острой фазой может наступить резидуальноя фаза, в которой симптомы ослабевают, однако сохраняются аффективная уплощенность и социальная дезадаптация. Как и при паранойе, лица с преморбидными шизоидными или паранойяльными расстройствами личности под влиянием интенсивного стресса и в результате декомпенсации регрессируют в острый психоз. Такое течение шизофрении соответствует представлениям Фрейда о фазах ухода и реституции при психозе.

    Параноидная форма шизофрении характеризуется галлюцинациями и бредом преследования, величия, ревности, ипохондрическим бредом. Депрессия, диффузная раздражительность и иногда агрессивность могут сопровождаться бредом воздействия (уверенностью больного в том, что его мысли контролируются извне или что он сам способен управлять другими). Ригидность параноидного характера может маскировать его значительную дезорганизацию.

    Общее функционирование индивида при параноидной шизофрении нарушается меньше, чем в других формах; аффективная уплощенность является не столь выроженной, и пациент иногда способен работать. Хотя Фрейд иногда использовал понятия паранойи и параноидной шизофрении как взаимозаменяемые, тем не менее он различал эти формы на основе:

    1) специфического психодинамического конфликта, связанного с вытесненными гомосексуальными желаниями;

    2) тенденции Я к регрессии и активизации паранойяльных защит.

    Психоанализ паранойи

    Идея о регрессии Я связывает его представления об этиологии шизофрении с его представлениями об этиологии психозов в целом, тогда как акцент но конфликте при паранойе относится к его «единой» теории, в которой утверждается, что паранойя, как и неврозы, является защитной реакцией (компромиссным образованием).

    В частности, и тут и там используются отрицание, реактивное образование и проекция. Кок было сформулировано в случае Шребера, конфликтное бессознательное желание («я люблю его») отрицается («я не люблю его — я его ненавижу»), но возвращается в сознание в виде проекции («он ненавидит меня и преследует»).

    Фрейд также считал, что в характерологическом отношении такие больные нарциссически озабочены проблемами силы, власти и избегания чувство стыда, из-за чего они особенно склонны к конфликтам, связанным с соперничеством с авторитетами. Бредовые представления о собственном величии также связаны с этими проблемами.

    Фрейд выдвинул положение о массивной регрессии к ранним стадиям развития (точкам фиксации), связанной с реактивацией детских конфликтов. При паранойе фиксация происходит но нарциссической стадии психосексуального развития и объектных отношений, то есть на более высоком уровне, чем у больных шизофренией, которые регрессируют к безобъектной или аутоэротической стадии.

    Шизофреническая регрессия, характеризующаяся тенденцией к отказу от объектов, сменяется фазой реституции, включающей в себя формирование бредовых идей; последние выражают собой патологический возврат к миру объектов.

    С разработкой структурной теории Фрейд стал делать больший акцент на факторах Я и Сверх-Я. Он считал, что отход Я от болезненно воспринимаемой внешней реальности, сопровождающийся экстернализацией отдельных аспектов Сверх-Я и Я-идеала, приводит к появлению у больного ощущений, что другие наблюдают за ним и критикуют. В патогенезе паранойи он также придавал большее значение агрессии.

    Постфрейдианцы сфокусировались но влиянии агрессии на развитие в раннем детском возрасте, на интернализированные объектные отношения и формирование Я. Исследовалось качество эмоционального катексиса образов Самости и объектов и их искажение вследствие конфликта. Это привело к выявлению патогенного воздействия патологических интроектов. Новые данные о влиянии агрессии и чувства стыда в ответ на нарциссическую травму получены при изучении психопатологии нарциссизма.

    Концепция сепарации-индивидуации позволила объяснить развитие и влияние конфликтов половой идентичности, предрасполагающих к появлению чувства уязвимости и первичной женственности у мужчин (например, страха Шребера превратиться в женщину), которые могут иметь доже большее значение, чем дериваты гомосексуального конфликта. Исследования в целом подтверждают, что гомосексуальный конфликт преобладает при параноидной шизофрении и что его часто можно одновременно обнаружить у нескольких членов семьи, страдающих параноидной шизофренией.

    Наконец, в результате исторического исследования было установлено, что отец Шребера проявлял садистские наклонности при воспитании детей. Это указывает на то, что бредовые представления Шребера содержали в себе зерно истины; в на­стоящее время считается, что подобное можно обнаружить в истории детства многих паранойяльных больных.

    Лечение и психотерапия паранойи

    Основное условие, с которым сталкивается психотерапевт параноидного пациента, это установление стабильного рабочего альянса. Установление таких отношений необходимо (а иногда и является решающим) для успешной терапевтической работы с любыми клиентами. Но они критически значимы при лечении паранойи, если иметь в виду трудности параноидных пациентов относительно доверия.

    Один из начинающих психотерапевтов на вопрос о его планах по поводу работы с очень параноидной женщиной, ответил: “Во-первых, я добьюсь ее доверия. Потом буду работать над развитием способности отстаивать собственную личность”. Это сомнительный план. Если параноидный пациент действительно доверяет психотерапевту, психотерапия уже закончена, и имеет место значительный успех. Однако коллега прав в некотором смысле: должно произойти определенное начальное принятие пациентом того, что психотерапевт благожелательно настроен и компетентен. И это потребует от психотерапевта не только достаточной терпеливости, но и определенной способности комфортно обсудить собственные негативные чувства и вынести некоторую степень ненависти и подозрения параноидного пациента, направленные на него.

    Неагрессивное принятие психотерапевтом мощной враждебности помогает пациенту чувствовать себя защищенным от возмездия, уменьшает страх разрушительной ненависти, а также демонстрирует, что те аспекты собственного “Я”, которые пациент воспринимал как зло, являются просто обычными человеческими качествами. Психотерапевтические процедуры в лечении паранойи существенно отличаются от “стандартной” психоаналитической практики. Общими целями являются цели понимания на глубинном уровне, доведение до осознания неизвестных аспектов собственного “Я” и способствование наибольшему возможному принятию человеческой природы.

    Но достигаются они по-разному. Например, классическая техника интерпретирование “с поверхности вглубь”, как правило, неприминима с параноидными пациентами, поскольку той озабоченности, которая у них проявляется, предшествовало множество радикальных трансформаций первоначальных чувств. Мужчина, страстно желающий поддержки другого мужчины, и бессознательно неправильно истолковывающий это томление как сексуальное желание, отрицает его, смещает и проецирует на кого-либо другого, переполняясь страхом, что его жена вступила в интимные отношения с его другом. Он не сможет правильно адресовать свой действительный интерес, если психотерапевт поощрит его к ассоциированию идеи о неверности жены.

    Такая же печальная участь может постигнуть и другое классическое правило психоанализа — “анализирование сопротивления раньше содержания”. Комментарии действий или установок, предпринятые с параноидным пациентом, только заставят его почувствовать себя предметом оценки или изучения, подобно лабораторной морской свинке. Анализ защитных реакций отрицания и проекции вызывают только более “архаическое” использование тех же защит. Традиционные аспекты психоаналитической техники – скорее исследование, чем ответы на вопросы, развитие аспектов поведения пациента, которые могут служить выражением бессознательных или умалчиваемых чувств, обращение внимания на ошибки и т.д. – были разработаны для того, чтобы увеличить доступ пациента к своему внутреннему материалу и поддержать его решимость говорить о нем более открыто.

    Однако, с параноидными пациентами такая практика дает эффект “бумеранга”. Если стандартные способы помочь пациенту раскрыться вызывают только дальнейшее развитие параноидного восприятия, как же можно помочь? Во-первых, следует актуализировать в пациенте чувство юмора. Большинство психотерапевтов выступало против шуток в лечении паранойи, чтобы пациент не чувствовал приставания и насмешки. Это предостережение способствует безопасности, но вовсе не исключает моделирования психотерапевтом самоироничного отношения, подшучивания над иррациональностью жизни, а также другие, не принижающие достоинство пациента формы остроумия. Юмор необходим в психотерапии – в особенности с параноидными пациентами – поскольку шутки являются своевременным способом осуществления безопасной разрядки агрессии. Ничто не дает большего облегчения и для пациента, и для психотерапевта, чем мимолетный луч света на фоне угрюмого покрова грозовых туч, окутывающих параноидную личность.

    Лучший способ предоставить место обоюдному удовольствию, полученному, от юмора, – посмеяться над собственными фобиями, претензиями и ошибками. Параноидные личности ничего не пропускают. Ни один из дефектов психотерапевта не защищен от их испытующего взгляда. Мой коллега утверждает, что обладает бесценным качеством для проведения психотерапии: умеет непревзойденно “зевать в нос”. Но, даже он не сможет провести «настоящего» параноидного пациента. Одна моя пациентка никогда не ошибалась, когда замечала мою зевоту – сколь бы неподвижным ни было мое лицо. Я реагировал на ее конфронтацию по данному поводу извинительным признанием, что она снова разоблачила меня, и сожалением, что совершенно не в состоянии скрыть в ее присутствии что-либо.

    Такой тип реакции продвинул нашу работу гораздо больше, чем мрачное, лишенное юмора выяснение ее фантазий в тот момент, когда подумала о моей зевоте. Естественно, нужно быть готовым принести извинения, если ваша остроумная шутка окажется ошибочной. Но решение о том, что работа с гиперчувствительными параноидными пациентами должна проводиться в атмосфере гнетущей серьезности, является без необходимости поспешным. Для параноидного индивида может оказаться очень полезной (особенно после установления надежного рабочего альянса, что само по себе может потребовать месяцев и лет работы) попытка сделать фантазии о всемогуществе доступными «Я» пацента с помощью толики разумного поддразнивания.

    Один пациент был убежден, что его самолет разобьется по пути в Европу. Он был поражен и успокоился после того, как я заметил: “Вы думаете, Бог настолько немилосерден, что пожертвует жизнями сотни других людей, просто чтобы добраться до Вас?” Другой подобный пример касается молодой женщины, у которой развились сильные параноидные страхи незадолго до ее предстоящей свадьбы. Свадьбу она бессознательно переживала как выдающийся успех. Это было во времена, когда “сумасшедший бомбометатель” устанавливал свое смертельное оружие в вагонах метро. Она была уверена, что погибнет от бомбы, и поэтому избегала метро. “Неужели Вы не боитесь “сумасшедшего бомбометателя?” – спросила она меня. И прежде чем я смог ответить ей, усмехнулась: “Конечно, нет, Вы ездите только на такси”. Я убедил ее, что пользуюсь метро и у меня есть очень хорошая причина не бояться его. Ведь я знаю, что “сумасшедший бомбометатель” хочет достать ее, а не меня”.

    Некоторые психотерапевты подчеркивают важное значение непрямого, “сохраняющего лицо” способа разделения инсайтов с параноидными пациентами, рекомендует следующую шутку как способ интерпретирования отрицательной стороны проекции: “Мужчина отправляется к соседу, чтобы позаимствовать газонокосилку, и думает о том, какой хороший у него друг, что способен на такие одолжения. Тем не менее, по мере приближения его начинают одолевать сомнения относительно займа. Возможно, сосед предпочтет не одалживать газонокосилку. За время пути сомнения приводят его в ярость, и когда друг появляется в дверях, мужчина выкрикивает: “Знаешь, что ты можешь сделать со своей проклятой газонокосилкой – засунь ее в ж. ”

    Юмор, особенно готовность пошутить над самим собой, возможно, полезен тем, что скорее покажется пациенту “реальностью”, чем исполнение психотерапевтом какой-либо роли и следование неизвестному плану игры. Истории параноидных личностей иногда настолько лишены аутентичности, что прямота и честность психотерапевта оказывается откровением о том, как люди могут относиться к окружающим. С некоторыми оговорками, приведенными ниже и касающимися соблюдения ясных ограничений, психотерапевт должен быть чрезвычайно предупредительными с параноидными пациентами. Это означает, что следует отвечать на их вопросы, а не избегать ответов и исследовать мысли, скрывающиеся за вопросом.

    Согласно моему опыту, когда явное содержание интереса параноидного человека с уважением учитывается, он готов охотно исследовать представленное в нем скрытое содержание. Часто лучшим ключом к разгадке первоначальных чувств, от которых защищается пациент, служат чувства и реакции самого психотерапевта; параноидную личность полезно представить как личность, чисто физически проецирующую неосознаваемые ей отношения на психотерапевтатерапевта. Таким образом, когда пациент находится в состоянии сильного безжалостного праведного гнева, а терапевт ощущает как результат угрозу и беспомощность, для пациента могут оказаться глубоким подтверждением слова: “Я знаю, насколько то, с чем вы имеете дело, злит вас, но я чувствую, что кроме этого гнева, вы также переживаете глубокие чувства страха и беспомощности”.

    Даже если это предположение и неверно, пациент слышит: терапевт хочет понять, что именно вывело его из состояния душевного равновесия. В-третьих, пациентам, страдающим от усиления параноидных реакций, можно помочь, проясняя то, что произошло в их недавнем прошлом и расстроило их. Такой “осадок” обычно включает в себя разделение (ребенок пошел в школу, уехал друг, родитель не ответил на письмо), неудачу, или – как это ни парадоксально – успех (неудачи унижают; успехи включают в себя вину всемогущества и страх наказания). Один из моих пациентов был склонен к произнесению длинных параноидных тирад, по ходу которых я мог понять, на что он так реагирует, только через 20—30 минут.

    Если я аккуратно избегаю конфронтации его параноидных действий и вместо этого интерпретирую, что он, возможно, недооценил, насколько его беспокоит то, о чем он мельком упомянул, его паранойя имеет тенденцию рассеиваться вообще без всякого анализа данного процесса. Обучение человека отмечать свое состояние возбуждения и находить вызвавший его “осадок” часто вообще предотвращает параноидный процесс. Обычно следует избегать прямой конфронтации содержания параноидной идеи. Параноидные пациенты остро восприимчивы к эмоциям и отношению к ним. Они запутываются на уровне интерпретации значения данных проявлений.

    Если их представления оспариваются, они, скорее, будут думать, что им говорят: “Ты псих, раз видишь то, что видишь”, а не: “Ты неправильно истолковал смысл этого явления”. Таким образом, соблазнительно предложить альтернативную интерпретацию, но если это делается с излишней готовностью, пациент будет чувствовать, как будто его отвергают, им пренебрегают и лишают его проницательного восприятия, что в свою очередь стимулирует параноидные мысли.

    Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

    psystatus.ru